«Розетка для суслика»

- 2 -

Вы когда–нибудь ездили торговать в Польшу?В те времена, когда СССР развалился на кусочки. Развалился на разные по форме, но одинаково голодные территориальные образования.

Унылая долгая поездка. Злящая неподвижность ног, обутых в узкие ботинки и зажатых между сумками с товаром. В какой–то момент тебя озаряет, что на этих дорогах нет шансов не стать дураком. Попадаешь в извечный российский круг: дураки — потому что дороги, дороги — потому что дураки —и выбраться из него под силу только Господу. Такому себе Господу–внедорожнику, способному разорвать реальность и растянуть ботинки. Кстати, возможно поэтому Иисус ходил босой? Ведь растянуть ботинки намного сложнее, чем изменить реальность?

Скука. Мелки тесно набились в сумки, символизируя собой былое единство народа некогда великой страны. В западном мире так выглядят шоколадные батончики — радостная упаковка, игривая картинка… Всё у буржуев тривиально — слащаво. Но было в суровых российских мелках что–то загадочное и манящее. Главная загадка — почему их так хорошо покупали? Молодежь хиппового вида, какие–то странные бомжи… Зачем бомжу мелок от таракана? Что они где им будет мазать? Кстати, тараканы не дохли от этих шедевров советской химической промышленности. На это, как бы, намекали неторопливые особи, поселявшиеся в сумках с товаром.

Я осторожно коснулся мелка языком. Первые секунды химического ожога сменились теплым коньячным привкусом. Пропитанные ароматом дубовой бочки автобусные кресла, дубоватые лица «челноков»(так называли торговцев, возивших товар за границу и из–за границы в конце 20 начале 21–го века — примечание редакции), всё наполнилось глубочайшим смыслом. После мелка теплая минералка показалась на вкус хорошим коньяком.

Рутинная панорама за окном автобуса сменилась странными видениями. Сначала на обочине мелькнула женщина в военной форме с листом картона, на котором было выведено корявыми буковками «Старшая Сестра следит за тобой!» После стали появляться коньячные бочки. Первые бочонки не имели надписей, но, постепенно, на дубовых округлостях вспыхивали надписи «Ди», «Дима», «Димоген» и, наконец, замелькало устоявшееся«Диоген».

- 2 -