«Лиса в курятнике»

- 9 -

— Господа! — взывал Дольникер к профессору, заламывая руки. — Но подумайте и о стране!

— Быстрейшее выздоровление Амица Дольникера — это и есть максимальная польза для страны.

Это заявление нашло отклик в сердце ослабевшего государственного деятеля. Дольникер сдержал свои чувства и приподнялся в постели:

— Товарищи! Я готов!

— Браво! — зааплодировал профессор, но Геула тут же заставила его умолкнуть:

— Прекратите, профессор! Дольникер только говорит. Он не может жить без собраний, журналистов, радио…

— Да будет вам известно, госпожа, — закричал Дольникер, — что я уеду инкогнито в такую заброшенную деревню, где не будут даже знать, кто я! Если такая у нас вообще существует.

— Такого места нет, — сказал Зеев, — лучше поедем-ка в Швейцарию на пару месяцев.

— Это невозможно из принципа, — заявил политик, — я дал обет никогда не покидать Страну Израиля, разве только в силу правительственной миссии.

— Это можно уладить, — пробормотал Зеев, но тут в дверь позвонили. Геула открыла дверь и известила:

— Шолтхайм из продовольственного концерна

«Тнува»! Теперь! В одиннадцать ночи!

* * *

- 9 -