«Разговорчики в строю №2»

- 5 -

На корабле за него взялся командир — наш великий воспитатель, ибо замполит сразу понял, взглянув в голубые глаза лейтенанта, что тот — скрытая, но явная угроза для его перевода в политуправление. В ответ на задушевные беседы в командирской каюте проказник начал создавать «Комитет защиты прав личного состава», пропадая весь рабочий день в низах и квася с матросами. Кто финансировал? А фонд защиты мира и финансировал, отказавшись от его годовых пожертвований! Пьянка шла — Сорос отдыхает: дежурные по кораблю теперь спускались в низы только с пистолетом в руках.

Командир терпел неделю, потом вызвал «председателя комитета» и предложил джентльменское соглашение: «Я тебя впредь в упор не вижу, гад! Сиди в каюте и не высовывайся, а то за борт выкину!». Лейтенант приказ «понял»…

Он прочно сел в каюте, выходя из нее только в ночное время. Мы не видели его месяц и были счастливы! Но через месяц о нем вспомнил начальник политотдела, прибывший лично проверить результаты перевоспитания заблудшего и заодно узнать, не желает ли лейтенант написать рапорт о своем увольнении в запас. Ха, надо ему это было?! Надо, но не сейчас, так как ждал «косарь» момента, когда о нем узнает весь Флот и скажет голосом КомФлота: «Па-а-ашел он на… запад!».

— Тук-тук… бум-бум… бам-бам-бам, — затряслась дверь каюты от ударов кулаков «настоящего коммуниста», вопящего: «Та-арищ литина-ант! Открыть дверь!»

Замок щелкнул, дверь открылась и кулак начпо… застыл в воздухе — на него голубыми всепрощающими глазами смотрели два Христа: один с иконы в углу каюты, другой лично… во плоти! Сама каюта была переоборудована в алтарь, служил за которым лейтенант — Сын… Отца… нашего Главного… Он по-прежнему был одет в наглаженную форму офицера Флота, но имел вьющиеся волосы до плеч, изрядную бороденку и крест на груди поверх галстука. Комсомольский значок покоился на своем обычном месте. И главное! Глаза, пронзительные всепрощающие глаза!

— Вы что? — промямлил главный коммунист. — Вы зачем?

В ответ донеслось: «Слова, которые говорю Я вам — суть дух и жизнь! Уже не я живу, но живет во мне Бог наш».

— А почему носки красные? — начал сходить с ума начпо.

— Смирись в своей гордыне! — ответил «Святой». — Ибо сам ты одет в неуставные ботинки!

И хлопнул дверью перед носом капраза. Начпо сдуло, но его визг обогнал тело.

- 5 -