«Доктор Ватсон о себе»

- 2 -

Для меня подобное условие было не обязательным, и в отношении Стеллы я остался при прежних намерениях.

С ней мы встречались почти ежедневно. Когда же она призналась, что читала мои записи о Холмсе и весьма счастлива, что познакомилась с их автором, я даже перестал чувствовать больную ногу. Признание моего скромного таланта означало, что у меня будет не только жена, но и друг, а может, даже и стенографистка.

Видимо, такт леди или какой другой такт не позволял ей пригласить меня в свой дом и представить родителям. Но я заметил, что она хотела познакомиться со знаменитым Холмсом. Когда я пригласил ее в нашу скромную квартирку на Бейкер-стрит, ее личико порозовело, как после переливания крови.

Мои приготовления к приему желанной гостьи Холмс встретил иронически, но все-таки убрал со стола пистолет, связку наручников и череп бандита-профессора Мориарти.

С чувством тихого восторга, близкого к чувству тихого помешательства, ввел я Стеллу на Бейкер-стрит. Она озиралась, как в музее. У меня екнуло сердце, когда девушка нежно гладила мой старый костыль, шкуру баскервильской собаки и носок с правой ноги Холмса, который она приняла за реликвию, а Холмс принимал за носовой платок. Мой взгляд, привыкший отдыхать на чучеле убийцы, стоявшем в углу с вылезшими из орбит глазами, теперь отдыхал на ее восторженном личике.

Но Холмс опаздывал, а это было совершенно не в его привычках. Видимо, случилось что-нибудь важное. И откашлявшись, я счел удобным предложить Стелле руку, сердце и часть состояния. Она зарделась, как газель. И положив ей руки на плечи, я привлек ее к себе дюймов на пять…

Но Стелла вдруг меня оттолкнула и загоготала голосом, каким смеются кэбмены после имбирного пива. Затем к моему ужасу, она приподняла платье, или, как выразились бы кэбмены, задрала его, достала откуда-то трубку и ловко набила табаком:

— Я же говорил, Ватсон, что нельзя жениться, не пытаясь разгадать женщину, хотя бы как банальное убийство, — грустно сказал Холмс, снимая парик.

- 2 -