«33 квадратных метра. Рэкет»

- 4 -

— Не боись, мать! — приговаривал он. — Хватит тебе и на шпильки, и на… ружье! Мне.

И на патроны… Кларе Захаровне. Ха-ха! Шучу пока.

Андрюша, поглядев на вырастающее на столе благосостояние, решил взять быка за рога:

— Пап, дай денег!

— А это еще с какого пуркуа? — папа был сторонником спартанского воспитания, а чтоб спартанцы детям деньги давали — таких фактов в истории не сохранилось. — Вот начнёшь сам зарабатывать, тогда бери, сколько унесешь!

— Ладно-ладно! — захныкал сынуля. — Выйдешь на пенсию, попросишь у меня денег…

Папа отложил сумку в сторону. Воспитывать сына он был готов с утра до вечера.

— А я твоей бабушке на пенсии, по-твоему, не помогаю?

— По-моему так не очень-то, — быстро вставила бабушка.

Папа повернулся к ней.

— А что ж вы, Клара Захаровна, до сих пор с голоду не померли, если вас не поят, не кормят?!

На это у бабушки всегда был готов ответ:

— Не дождетеся!

4

У каждого сынули, живущего с родителями на даче, обязательно есть свое укромное, скрытое от посторонних глаз место, где-нибудь в дальнем углу сада, в кустах у забора. Здесь можно уклоняться от сельхозработ, хранить разные нужные вещи, например, папины сигареты и журнал с тетеньками. Нет более удобного места для выстругивания оружия и боеприпасов, для второго завтрака шоколадом после первого, бабушкиного — бессмысленной гречневой кашей. Наконец, должно же быть у человека место, где он может просто подумать о нелегкой своей жизни!

Андрюша, обиженно сопя, прополз зеленым тоннелем в свою смородинную крепость. Здесь было очень уютно. Сквозь щели в заборе простреливалаясь вся тихая дачная улочка, а сквозь просветы в кустах смородины можно было контролировать передвижения противника по огороду. Вот если бы еще вкопать бревна и переплести их лианами, мечтал сынуля. Как у Робинзона Крузо. И чтобы они разрослись, превратились в сплошную стену джунглей с белоснежными и алыми цветами орхидей. Тогда бы его никто здесь не нашел! Не хотят давать денег — и не надо! Пусть папа сам теперь выкапывает свой бассейн и тромбует теннисный корт! А ему и здесь хорошо.

Андрюша не заметил, как его суровые мысли перешли в тихие всхлипывания. Что за дела, в самом деле! Как можно не давать человеку денег, когда они ему так нужны!

— Здорово, пацан!

- 4 -