«Застольные беседы»

- 7 -
Давали на столе отдельном; молча Вкушая пищу, те друзья и мне Уста сковали, чтобы не казалось, Что гость я пира и беседы их. Так и вина усладу равномерно Всем из отдельных черпали кратеров. (Ифигения в Тавриде, 951 сл.) Даже венки, которые были на участниках трапезы, следовало по ее окончании надеть на кувшины, из которых каждый пил, но не посвящать их, по обычаю, в храм, поскольку они побывали с убийцей под одной кровлей. Предание об Оресте — попытка этнологического объяснения Праздника Кувшинов (Χόες), в частности тех его особенностей, которые присущи ему как празднику Поминовения. Ср. у Еврипида: И слышу я: злосчастие мое Причиной стало местного обряда, — Поныне в силе там закон, чтоб чтил Народ Паллады «Кружек» торжество. (Там же, 957 сл.) («Кружками» здесь переведено греч. χόες). ">[8], молча есть и пить в законодательном собрании
- 7 -