«Прикованный Прометей»

- 5 -

Под копытом судьбы.

Этот зычный и ярый погасит он гнев.

Будет дружбы со мной и союза искать...

Поспешит, и навстречу я выйду.

ЭПИСОДИЙ ПЕРВЫЙ

Старшая Океанида

Открой нам все и научи подробнее,

Вину какую Зевс в тебе нашел? За что

Тебя казнит так горько и чудовищно?

Все расскажи нам! Иль рассказ так тягостен?

Прометей

Мучительно рассказывать, мучительно

И промолчать. И то и это стыд и боль.

Когда среди бессмертных распри ярые,

Раздор жестокий вспыхнул и усобицы,

Когда одни низвергнуть Крона жаждали

С престола, чтобы Зевс царил, другие же,

Напротив, бушевали, чтоб не правил Зевс,

В то время был хорошим я советчиком

Титанам древним, неба и земли сынам.

Но убедить не мог их. Лесть и хитрости

Они надменно презирали. Силою

Прямой добиться чаяли владычества;

Но мать моя, Фемида-Гея (много есть

Имен у ней одной), идущих дней пути

Предсказывала мне не раз. Учила мать,

Что не крутая сила и не мужество,

А хитрость власть созиждет в мире новую.

Титанам это все я объяснил. Они ж

Скупились даже взглядом подарить меня.

Путем вернейшим, лучшим, я почел тогда,

Соединившись с матерью, на сторону

Встать Зевса. Добровольным был союз для нас.

По замыслам моим свершилось то, что ночь

Погибельная Тартара на черном дне

Старинного похоронила Крона с верными

Приверженцами. Но за помощь сильную

Богов владыка яростными пытками

Мне отомстил, наградою чудовищной.

Ведь такова болезнь самодержавия:

Друзьям не верить, презирать союзников.

Вы спрашивали, почему постыдно так

Меня калечит. Ясный дам, прямой ответ.

Едва он на престоле сел родительском,

Распределять меж божествами начал он

Уделы, власти, почести: одним - одни,

Другим - другие. Про людское горькое

Забыл лишь племя. Выкорчевать с корнем род

Людской замыслил, чтобы новый вырастить.

Никто не заступился за несчастнейших.

Один лишь я отважился! И смертных спас!

И в ад они не рухнули, раздавлены.

За это в болях содрогаюсь яростных,

Их тошно видеть, а теперь - чудовищно!

Я к людям милосердным был, по сам зато

Не встретил милосердия. Безжалостно

Утихомирен. Взорам - страх, и Зевсу - стыд!

Старшая Океанида

- 5 -