«Благодарный Еродий (аист)»

- 8 -

Еродий. Да сколько же сказалось, столько и знаю, не больше.

Пишек, По крайней мере танцевать или играть на лютне…

Еродий. А Бог с вами! Я и на балалайке, не только на цимбалах, не умею.

Пишек. Ха-ха-ха! Ему лютня и цимбалы все одно. И сего-то не знает. Но, друг мой! Музыка - великое врачевание в скорби, утешение же в печали и забава в счастье. Да чего же он тебя научил? Скажи, пожалуй!

Еродий. Ничего.

Пишек. Умора, ей-ей! Уморил ты меня смехом… так, так-то у вас воспитывают?

Еродий. Так!.

Пишек. Может быть, достался тебе чинок?

Еродий. Нет!

Пишек. Может быть, деньги вам великие собрал или имение?

Еродий. Нет!

Пишек, Так что же? Рога вам золотые на голове вырастил, что ли?

Еродий. Разве и вырастил нам посеребряные крылья, ноги, попирающие головы змеев, нос, терзающий оных, Се наша и пища, и слава, и забава!

Пишек. Да у вас же крылья черные, по крайней мере смуглые.

Еродий. Черные ведь, но летают путем серебряным.

Пишек. Чего же либо научил вас, однако нельзя же так. Конечно, есть что-то, на сердце вам напечатанное. Родители суть Божий, дети же суть родительский список, изображение, копия. Как от яблони соки в ветви свои, так родительский дух и нрав переходит в детей, пока случатся и новокоренится.

- 8 -