«Река огненная»

- 4 -
Harry Games

Как же можно такого Бога любить? Как можно иметь веру в того, кого мы ненавидим? Вера в своей глубинной сущности это продукт любви, поэтому справедливо было бы желать, чтобы тот, кто угрожает нам, вовсе не существовал, особенно если эта угроза относится к вечности. Даже если появляется возможность избежать вечного гнева этого всемогущего, но злого Судьи (через смерть Его Сына), для нас было бы намного лучше, если бы этот Судья не существовал. Это было неизбежное логическое заключение в уме и сердце Западных народов, потому что с таким жестоким Богом отвратителен даже вечный рай.

Таким образом был рожден атеизм, и именно Запад — место его рождения. Атеизм был неизвестен восточному христианству, пока западное богословие не проникло и в него [2]. Атеизм есть прямое следствие западного богословия. Атеизм — отрицание и отречение от злого Бога [3]. Люди стали атеистами, чтобы, закрыв глаза или подобно страусу спрятав голову, спастись от Него. Атеизм, братья, — отрицание католического и протестантского Бога. Атеизм не есть наш настоящий враг. Наш настоящий враг — фальсифицированное и искаженное «христианство».

III

Западные богословы нередко говорят о «благом Боге» (например, во Франции эпитет «добрый» почти всегда употребляется по отношению к Богу). Однако Западная Европа и Америка никогда не были убеждены, что такой благой Бог действительно существует. Напротив, они называли Бога благим в том же смысле, в каком древние греки называли благословением, например, бич и проклятие оспы, чтобы заклясть и изгнать ее. В этом же смысле Черное море было названо «гостеприимным морем», хотя на самом деле оно слыло ужасным и вероломным.

В глубине души Бог воспринимался людьми Запада как злой Судья, Который никогда не забывает даже малейшего оскорбления, причиненного Ему людьми нарушением Его законов. Эта юридическая концепция Бога, эта совершенно извращенная интерпретация божественной справедливости является ничем иным, как перенесением человеческих страстей в сферу богословия. Это было возвращение к древне-языческому процессу очеловечивания Бога и обожествления человека.

Люди, если их не воспринимают всерьез, приходят в раздражение и гнев, они расценивают это как унижение, избавиться от которого можно только местью, через преступление или дуэль. Так выражалось порочное понимание справедливости, преобладавшее в умах так называемого «христианского» общества.

- 4 -