«Окно на тот свет. Посланники потустороннего мира»

- 8 -

– Видишь, деревня Соляная? Там твоя жена родилась, имей в виду. Вовсе не в Тюмени, как в паспорте записано. Сколько, по-твоему, до этого места добираться, учитывая, что сегодня будний день? Часа четыре? Значит, у тебя есть четыре часа, чтобы спросить у меня про Ларису все, что хочешь. И подумать над тем, как ты будешь дальше жить. Сопьешься ли, как полный придурок, прости меня грешную, но по-другому не скажешь, или поможешь себе и моей дочери, раз так сильно любишь... Через четыре часа ты должен сказать мне, что решил. А сейчас давай потихоньку трогай, путь неблизкий...

Не соврала теща. Когда подъезжали к Соляной, я чувствовал себя разбитым, сбитым с толку, но... живым. И отчаянно пытался сообразить, как мне лучше всего теперь жить. Что нести с собой, а что оставить. И главное – как помочь Ларисе, я ведь так отчаянно этого хотел. Теща рассказала, что с самого рождения дочери знала – та умрет рано. В любом случае. Если согласится принять бабкин дар – «ведовство», – умрет легкой смертью. Если не согласится – умрет от болезни, мучаясь, и после отхода в мир иной нужно будет отыскать человека, который возьмет с собой ее ношу. А ноша «ни легка, ни тяжела», как объяснила мать моей жены. Ноша – поиски истины. Поиски светлого, доброго, настоящего. Поиски ответа на вопрос, откуда взялась у бабки сила проклясть свою внучку.

Что показали мне в Соляной, расскажу в свое время, когда дойдем до сути, ради чего я затеял писать книгу. Скажу только, что моя вторая жена, Вера, знала об этом, я ей выложил все без утайки, но она не испугалась и вышла за меня замуж. Нас связали неведомые узы, она была Ларисиной школьной подружкой... Оказалось, нам друг без друга дальше никак, вместе и дочку поднимаем, и Васька, сын, родился вскоре после женитьбы. Не секрет, что мы, люди, идем вместе по жизни не так просто, а по предначертанию свыше: соратники, сподвижники, единомышленники.

Вскоре после посещения Соляной я отправился в Сибирь, на поиск нитей, ведущих в центр лабиринта. Ниточки эти, оказывается, тянулись с того времени, когда мы жили неподалеку от Красноярска. Так я и начал заниматься исследованием неведомого, открытием невероятного, изучением странного и зачастую страшного, от которого стыла в жилах кровь, а разум отказывался воспринимать чуждую ему информацию.

«Видящие» и «невидящие»
- 8 -