«Окно на тот свет. Посланники потустороннего мира»

- 6 -

Для начала немного о себе. Женился я вскоре после окончания техникума по любви, да и Лара тогда беременной ходила. Работал электромонтером, электриком, строителем. Куда только нас по стране не заносило! Мы с женой легкие были на подъем: то под Смоленском поживем, то едем к ее родственникам в Сибирь, там быт налаживаем – хотелось все увидеть, все узнать. К тому же за Ларисой странная черта водилась: она не могла на одном месте дольше двух лет жить, заболевала, вот и приходилось снова раздавать-распродавать-дарить и с несколькими тюками-чемоданами подаваться за новым счастьем...

Жена происходила из семьи потомственных целителей, что сейчас ценится на вес золота, только в те времена ее родню не особо жаловали в родной деревне, и даже когда они разъехались по разным городам, молва словно хвост за ними таскала, будто и гадают они, и порчу наводят, и лягушек варят. Еще перед женитьбой нашептывали мне деревенские шлюшки, что невеста у меня ведьма и кобели к ней бегают по ночам.

«Господи, вот же дуры!» – тоскливо думал я тогда и слал их, как водится, крепко, далеко и надолго, а то и выгонял из своего дома к чертовой бабушке. Не верил тогда ни во что «этакое» – ни в домовых, ни в леших, ни в привидений, ни в черта лысого. Только не знал я, что моя милая всю жизнь несет тяжесть нереализованного дара по своему выбору... и мне придется отдавать этому свету то, что она задолжала Тому...

После смерти жены я почти на два месяца ушел в запой... Сил у меня хватало лишь выползти из дому до ближайшего магазина за водкой. Друзья сменяли в моем доме скорбный караул, но скоро и их силы стали иссякать. Последние две недели я пил один, по-черному, тупо уставясь в телевизор и ничего не видя. На работу плюнул, благо за прежние заслуги меня отправили сначала на больничный, а потом в отпуск, и даже с содержанием. Одичал, оброс бородой. А уж что в квартире творилось – лучше не рассказывать.

Дочку нашу, восьмилетнюю Олю, временно забрала к себе Ирина Юрьевна, моя теща. На мой взгляд, она вообще как-то легко отнеслась к смерти дочери, даже на похоронах не плакала, просто стояла и задумчиво смотрела в небо. На поминки не пришла, мои родители просто в ступор впали: как же так можно – единственная дочь все-таки! Тогда происходящее будто скользило мимо меня: поминки, девять дней, месяц, сорок дней... Но сейчас знаю точно, что именно благодаря Ирине Юрьевне я не превратился в законченного алкаша и не шатаюсь возле вокзала, выпрашивая папироску у отъезжающих.

- 6 -