«Пути Господни»

- 20 -

— Из Киргизии они или из Узбекистана, не знаю даже. Я не разбираюсь. Оттуда, в общем. Но русские. Там и родились. Из одного детдома. А когда СССР развалился, им там совсем житья не стало. Родни нет, своего угла тоже. Они уже женаты были да с Надей на руках. Вот и перебрались сюда. Лет пятнадцать назад. Земля тогда у нас копейки стоила. Павел дом срубил. Скотину завели, курей. Гражданство получили, Надю в школу устроили, в поселок. На автобусе каждый день ездила. Потом Колька родился. Озорной малец, весь крыжовник у меня перетаскал. Но я зла не держу, понимаю, что тяжко Наденьке сейчас.

«Поэтому и ворует», — подумал сценарист.

— А чем она занимается? В смысле живет на что?

— Так в поселке на почте работает. Да и потом, после истории этой ей в сельсовете помощь дали. Материальную. Но скотину продать пришлось. Не сдюжить. Коза одна осталась. Надя молоко продает в поселке. Денег все равно, конечно, не хватает, но она не жалуется. Ей бы, главное, Кольку поднять. Жениха-то у нее нет, одной тяжко. Да и откуда у нас женихи? Одни старики остались да дачники.

— Не видели, она дома сейчас?

— Так а где ж ей быть? Почта сегодня выходная. Если нет, на реку могла пойти… А не застанешь, ты мне сумку оставь. Не сумневайся, я передам.

— Хорошо. Спасибо. — Виталий выяснил все, что ему надо, и поспешил откланяться.

Есть шанс, что лаптоп еще у этой Нади.

- 20 -