«Шоколадная медаль»

- 187 -

Почему я все время кому-то что-то должен? — обречено подумал Олегов и подошел к старику. Тот беспокойно глянул на него. Олегов почтительно склонил голову, затем протянул руку и мягко, но уверено выдернул из рук старика документы, взял свой паспорт, вынул из него авиабилет с надписью «Ариана» и, выразительно глянув на старика, аккуратно порвал. Старик в бешенстве вытаращил глаза и, крадучись, оглянулся по сторонам, не видел ли кто.

Олегов повернулся кругом и медленно, переступая тюки и уступая дорогу почтенным мужам, направился к выходу. Впереди метрах в пятидесяти на автостоянке он увидел серебристую «Хонду» Маскуда, выждал еще минуту и, когда толпа провожающих зашевелилась, услышав объявление о вылете рейса, неторопливо направился в сторону чахлого скверика…

Отрешенно он глядел в сторону летного поля. Невдалеке, виновато сгорбившись, стояла худенькая фигурка, закутанная в белую ткань…

Маскуд задумчиво глядел, сидя в машине, на взлетающий «Боинг» и выруливающий следом «АН» . В руке Маскуд сжимал трубку радиотелефона…

На крыше президентского дворца озябший солдат равнодушно глянул на взлетевший самолет, поерзал на длинном зеленом ящике с ракетой «Стрела» и старательно стал выводить в журнале наблюдений: «Боинг — 747 «полет горизонтальный, северо-восток,АН-24, полет горизонтальный, северо-восток,«Отложив журнал, он снова принялся писать письмо маме…

С вершины одного из холмов за чертой города вдруг взмыла еле видная черточка зенитной ракеты и, чуть рыща по сторонам, устремилась к брюху «Ана» , игнорируя яркие искры-ловушки, которые тот испуганно отбрасывал…

Толпа вокруг аэровокзала ахнула, кто-то зачастил молитву, а какая-то женщина пронзительно завизжала, когда самолет дрогнул и тяжело пошел вниз, оставляя длинный след…

Маскуд бросил трубку радиотелефона в нишу, задумчиво кивнул головой и, печально улыбаясь, дал знак водителю: «Трогай!»

Олегов нервно хмыкнул, оглянулся по сторонам и неуверенно подошел к белой фигурке.

— Эй, Гулька, это ты, что ли?

— Я… — робко отозвалась девушка.

— Так ты что, знала, что самолет собьют?

— Что я могла сделать? — всхлипнула она.

Олегов озадаченно потер подбородок и коротенькие усы, которые Маскуд велел отпустить для маскировки и покрасить в черный цвет.

— Действительно, синица в руке…

— Что?

— Слушай, подружка, а что же ты мне сразу не сказала? Не предупредила?

- 187 -