«Шоколадная медаль»

- 183 -

Он вспомнил, как Эдик, старшина разведроты, экзаменовал Найденова в знании английского языка, а тот все недоумевал, чего это прапорщик привязался. Эдик потом по секрету спросил у Олегова, надежный ли парень Найденов, можно ли его взять с собой в качестве переводчика в публичный дом. Олегов посоветовал взять, но Эдик сам отказывался от затеи, до него дошел слух, что в Кабуле свирепствует трудноизлечимый гонконгский триппер.

— И все вот так, — со злостью сказал лейтенант, допил свой стакан и обратился к своим коллегам по перу. — Ладно, мужики, вы мне за три дня много чего рассказали, но мне нужен негатив. Иначе меня в Ташкенте, когда вернусь из командировки, не поймут.

Компания примолкла, обернулся даже мужик в штатском, которого Олегов не сразу заметил. Тот все это время пытался рисовать портрет старшего лейтенанта, тот спал на стуле, уронив голову на баян, лежащий на коленях. На картине старлей с баяном не спал, а задумчиво глядел вдаль.

— А нету негатива, у нас все классно, — зевнув, ответил толстенький капитан.

— Тогда я пойду и найду сам. Да вы и сами кое-чего по пьяни наболтали, — злорадно сказал темноглазый лейтенант.

— Ты ведь на боевые собираешься с полтинником? — как бы между прочим спросил Забельский.

— Да при чем тут это?

— А ведь по одному ходить нельзя. Тебе сопровождающих дадут, человека два.

— Ну и что?

- 183 -