«999-й штрафбат. Смертники восточного фронта»

- 3 -

Повернувшись на каблуках, офицер исчез, поскрипывая начищенными до блеска сапогами. Ни «до свидания», ни «сударыни». Вот так всегда и бывает, стоит назвать фамилию Дойчман, и все вокруг каменеют. Она уселась на неудобную скамейку в коридоре и стала ждать. Лишь полчаса спустя открылась тяжелая створка и Юлия увидела молодую секретаршу.

— Фрау Дойчман?

— Да, — вставая, ответила Юлия.

— Герр генерал просит вас.

Когда Юлия вошла в просторный кабинет, генерал, поднявшись из–за стола, сделав ровно три шага, внезапно остановился, словно механическая кукла, у которой вдруг кончился завод, и кивнул:

— Фрау Дойчман?

— Да, герр генерал.

— Вы подавали ходатайство о помиловании вашего мужа?

— Да.

— На каком основании?

На мгновение Юлии почудилось, что скрипучий голос генерала до ужаса напоминает скрип сапог встретившего ее лейтенанта.

— Он… — запинаясь, стала отвечать она, — …его арест — недоразумение. А потом его осудили и отправили в штрафной батальон. И… я… я не знаю, где он сейчас и что с ним.

— Это не недоразумение, — проворчал генерал.

— Но…

— Прошу простить, что вынужден перебить вас, — с легким поклоном ответил генерал: как–никак старая прусская выправка, еще когда он был в юнкерах, крепко–накрепко вдолбили, что, мол, с дамами будь вежлив всегда и везде, — традиция, ничего не попишешь.

- 3 -