«Девятный Спас»

- 1 -
Анатолий Брусникин Девятный Спас Часть первая Трижды да трижды восемь Глава 1 О цифирных тайнах

Начну на флейте стихи печальны

Зря на Россию чрез страны дальни,

Ибо все днесь мне ее доброты

Мыслить умом есть много охоты.

В. Тредиаковский

В конце семнадцатого века страна, именовавшаяся Московским царством, владела почти такой же огромной территорией, как сегодняшняя Россия, однако была в двадцать раз малолюднее. Население теснилось по берегам рек и вдоль немногочисленных проезжих шляхов, а всё остальное пространство занимали глухие леса и пустые степи.

Подданные этой обширной державы скудно ели, жили в невежестве и рано умирали. Зато умели довольствоваться малым и, не мудрствуя, верили в Вечную Жизнь, что не делало их земную жизнь образцом нравственности, но все же не давало опуститься до положения скотов, облегчало страдания и давало Надежду.

Здание их государства, не больно ладное, но сшитое крепко, из вековых брёвен, было лишено всякого удобства, пугало иноземцев суровостью некрашеных стен и безразличием к внешней красивости, а всё же в его приземистых пристройках, корявых подпорах, опасливо узких оконцах чувствовались и навык, и смысл; углы и связи надёжно держались на безгвоздевых скрепах, крыша почернела, да не прогнулась, и сиял над ней золотой купол, и сидела на перекладине креста белая птица Алконост.

Зла и добра на Руси, как тому положено от природы, было примерно поровну. Первое, следуя своим немудрящим инстинктам, насиловало и разрушало, то есть пришпоривало историю; второе терпело, исцеляло и любило, но народ, он же мiр, был ещё единым, ещё не поделился на две неравные половины, мыслившие, одевавшиеся и даже разговаривавшие по-разному. Богатые были богатыми, а бедные бедными, но это были всё те же русские люди, которые понимали друг друга без лишних речений, ибо их объединяло общее религиозное и национальное чувство.

Живое подтверждение этого естественного единства можно было наблюдать в последний вечер лета от сотворения мира семь тысяч сто девяносто седьмого во дворе подмосковной усадьбы помещика Лариона Никитина, где катались в пыли трое чумазых мальчишек: барский отпрыск Митька, поповский сын Алёшка и крестьянин Илейка.

- 1 -