«Удивительные приключения пана Дыли и его друзей, Чосека и Гонзасека»

- 4 -

Увидев все это, Гонзасек приблизился к пану Гымзе и прошептал ему на ухо: «Вы не хотите выслушать несчастного. Он говорит, что вот-вот пустит пузыри иного свойства и с другого совсем конца. Прекратите фокусы, иначе вас ославят на весь город! Вас исключат из клуба миллионеров и не будут больше знакомить с уловками, помогающими вам уклоняться от уплаты многих налогов!»

Пан Гымза был озадачен и отпустил бедного человека.

На воздушном шаре

Пан Гымза задумал сделать себе рекламу. Купил где-то воздушный шар и написал на нем: «Лучшие гостиничные номера — у пана Гымзы!»

Когда шар подняли в воздух над городской площадью, оказалось, что никто из людей прочесть надписи не может, и, стало быть, затея бесполезна. А стоила она, конечно, немалых денег.

Но изобретательный пан Гымза нашел выход. Он позвал пана Дылю, Чосека и Гонзасека:

— Друзья, я знаю, что вы безработные, и хочу помочь вам. Видели воздушный шар над площадью?.. Можете покататься, я не жадный… Я приделаю снизу небольшую корзину. Человеку, вроде меня, в корзине делать нечего, шар его не поднимет, а вы хлопцы некостистые, легкие, как куча хвороста, полезайте в корзину. Я дам вам мегафон. Будете кричать в него с высоты: «Лучшие гостиничные номера — у пана Гымзы! Кто не богат, но хочет комфорта, селитесь в гостинице пана Гымзы!» За день работы в корзине я заплачу каждому по рублю, если вы явитесь за деньгами в течение суток… Идет? По рукам?

Друзья молчали.

«Ну, конечно же, — рассуждал про себя Чосек, — мошенник заботится о себе, беднякам он платит копейки…»

«Рекламировать гостиницу прохвоста — недостойное занятие, — размышлял пан Дыля. — Какой «комфорт», когда в номерах полно клопов и тараканов, а из общей кухни постоянно несет дохлятиной. Кроме того Гымза подмешивает в пиво стиральный порошок — ради пены. А однажды сказал при всех: «У меня в корчме не подохнут, я не позволяю никому засиживаться, а если протянут ноги в другом месте, это меня не касается…»

«Нечистое дельце, — соображал Гонзасек. — Проторчать целый день в корзине черт знает на какой высоте? А дождь? А ветер? А если лопнет воздушный шар? Или оторвется?.. Лучше впроголодь, да на родной земле…»

— Не нравится мне ваше молчание, — нахмурился пан Гымза. — Близится зима, и вы, конечно же, опять прибежите ко мне просить чаю и хлеба, а может, и места в ночлежке для бездомных. Я добрый человек, но лишь тогда, когда втройне платят за мое добро.

- 4 -