«Осенняя женщина»

- 6 -

И закружились сабли в дикой пляске.

Земля была распластана щитом,

А рыжий лес звенел листвы кольчугой,

И князь, прощаясь с верною подругой,

В броне застыв на береге крутом,

Все забывал и помнил лишь о том:

Костер любви горит под листьев

вьюгой.

Была ладонь шершава и груба,

Когда ее девичьи руки жали.

Лишь жемчугами две слезы дрожали.

А князь шептал: «Прощай, моя судьба!

Упершись в небо, голосит труба,

И в бой зовут веков былых скрижали».

Любимая, я в облике твоем

Увидел то, что скрыла сказок синька:

Осенний лес, вдали твоя косынка.

И чистым полем в неба окоем

Несется витязь, сросшийся с конем.

Не забывай его, моя осинка.

Казанский эскиз

Небо басурманское белесо,

Азиатским зноем опален

Низкий берег, русские березы,

Кем-то приведенные в полон.

Полумесяц мусульманской веры

Вперил в Мекку раскаленный взгляд,

Западу из вотчин Едигера

Минареты стрелами грозят.

Было все: от ярмарки до драки,

От орды до царственных особ.

Таяло минувшее во мраке,

Уходило прошлое в песок.

Но ломилась от товаров пристань

И бурлак надсаживал плечо,

И ломился яростно на приступ

Матушки-Казани Пугачев.

И достались мне в двадцатом веке

Отголоском позадавних дней

Башня легендарной Сююмбеки

Да Коран прабабушки моей.

- 6 -