«Возвращение Чорба. Стихи»

- 5 -
журналах, отпечатанных вслепуюнерусскими наборщиками, тьмустатей, стихов, чувствительных романово том, как Русь была нам дорога,как жил Петров, как странствовал Иванови как любил покорный ваш слуга.Но подписи моей он не отметит:забыто все. И, Муза, не беда.Давай блуждать, давай глазеть, как дети,на проносящиеся поезда,на всякий блеск, на всякое движенье,предоставляя выспренным глупцамбранить наш век, пенять на сновиденье,единый раз дарованное нам.1926 Сирень Ночь в саду, послушная волненью,нарастающему в тишине,потянулась, дрогнула сиренью,серой и пушистой при луне.Смешанная с жимолостью темной,всколыхнулась молодость моя.И скользнула, при луне огромной,белизной решетчатой скамья.И опять на листья без дыханьяпали грозди смутной чередой.Безымянное воспоминанье,не засни, откройся мне, постой.Но едва пришедшая в движеньеночь моя, туманна и светла,как в стеклянной двери отраженье,повернулась плавно и ушла.1928 Паломник

Ю. И. Айхенвальду

Хозяин звезд, и ветра зычного,     и вьющихся дорог,бог-виноградарь, бог коричневый,     смеющийся мой бог,позволь зарю в стакан мой выдавить,     чтобы небесный хмельпонес, умчал меня за тридевять     синеющих земель.Я возвращусь в усадьбу отчую     средь клеверных полей;дом обойду, зерном попотчую     знакомых голубей.Дни медленные, деревенские…     Ложится жаркий светна скатерть и под стулья венские     решеткой на паркет.Там в доме с радужной верандою,     с березой у дверей,в халате старом проваландаю     остаток жизни сей.Но часто, ночью, гул бессонницы     нахлынет на постель,тряхнет, замрет и снова тронется,     как поезд сквозь метель.И я тогда услышу: вспомни-ка     рыдающий вагони счастье странного паломника,     чья Мекка там, где он.Он рад бывал, скитаясь по миру,     озерам под луной,вокзалам громовым и номеру     в гостинице ночной.О, как потянет вдруг на яркую     чужбину, в дальний путь,как тяжело к окну прошаркаю,     как захочу вернутьвсе то дрожащее, весеннее,     что плакало во мне,и — всякой яви совершеннее —     сон о родной стране.1927 Сновиденье Будильнику на утро задаю     урок, и в сумрак отпускаю,как шар воздушный, комнату мою,     и облегченно в сон вступаю.Меня берет — уже во сне самом —     как бы вторичная дремота.Туманный стол. Сидящих за столом     не вижу. Все мы ждем кого-то.Фонарь карманный кто-то из гостей     на дверь, как пистолет, наводит.И, ростом выше и лицом светлей,     убитый друг со смехом входит.Я говорю без удивленья с ним,
- 5 -