«Возвращение Чорба. Стихи»

- 7 -
в живой душе искусно вызывая     все то, что умерло во мне.Но только с ней поникну в сумрак сладкий     и дивно задрожит она,тройным ударом мраморной перчатки     вдруг будет дверь потрясена.И вспомнится испанское сказанье,     и тяжко из загробных странсмертельное любви воспоминанье     войдет, как белый великан.Оно сожмет, тожественно, без слова,     мне сердце дланью ледяной,и пламенные пропасти былого     вдруг распахнутся предо мной.Но, не поняв, что сердцу нежеланна,     что сердце темное мертво,доверчиво лепечет Донна Анна,     не видя гостя моего.1924La Bonne Lorraine[2] Жгли англичане, жгли мою подругу,на площади в Руане жгли ее.Палач мне продал черную кольчугу,клювастый шлем и мертвое копье.Ты здесь со мной, железная святая,и мир с тех пор стал холоден и прост:косая тень и лестница витая,и в бархат ночи вбиты гвозди звезд.Моя свеча над ржавою резьбоюдрожит и каплет воском на ремни.Мы, воины, летали за тобою,в твои цвета окрашивая дни.Но опускала ночь свое забрало,и, молча выскользнув из лат мужских,ты, белая и слабая, сгоралав объятьях верных рыцарей твоих.1924Берлин Годовщина В те дни, дай Бог, от краю и до краюгражданская повеет благодать:все сбудется, о чем за чашкой чаюмы на чужбине любим погадать.И вот последний человек на свете,кто будет помнить наши времена,
- 7 -