«Лирика»

- 3 -
        С тупыми обрубками рук        Глядит из бинтов онемело        На детский глазастый испуг.        Кладут и кладут их рядами,        Сквозных от бескровья людей.        Прими этот облик страданья        Мальчишеской жизнью твоей.        Забудь про Светлова с Багрицким,        Постигнув значенье креста,        Романтику боя и риска        В себе задуши навсегда!        Душа, ты так трудно боролась…        И снова рвалась на вокзал,        Где поезда воинский голос        В далёкое зарево звал.        Не пряча от гневных сполохов        Сведённого болью лица,        Во всём открывалась эпоха        Нам — детям её — до конца.       …Те дни, как заветы, в нас живы.        И строгой не тронут души        Ни правды крикливой надрывы,        Ни пыл барабанящей лжи.

1963

" Далёкий день. Нам по шестнадцать лет "         Далёкий день. Нам по шестнадцать лет.        Я мокрую сирень ломаю с хрустом:        На парте ты должна найти букет        И в нём — стихи. Без имени, но с чувством.        В заглохшем парке чуткая листва        Наивно лепетала язычками        Земные, торопливые слова,        Обидно не разгаданные нами.        Я понимал затронутых ветвей        Упругое упрямство молодое,        Когда они в невинности своей        Отшатывались от моих ладоней.        Но май кусты порывисто примял,
- 3 -