«Чай»

- 1 -
Евгения Доброва Чай Грохольский переулок На брандмауэр соседнего доманацепили рекламу колготок.Наши со счетом ноль — двапроиграли княжеству Лихтенштейн.Дожили, мама. Я вышла из дома под вечер —была суббота —обедать с русским поэтом Петровым,влюбленным в еврейскую даму Шейн.Я вышла из домаи шла по Грохольскому переулку,любезно расчищенному таджиками,которым платят американцы.Кохиноры сосулекточило опасно и гулкоогромное лезвие в небе,оскверненном «Люфтганзой».И мне улыбалась,а может, кривилась, домовая арка.Таджики бросали лопатами снегпод огромные древние ели.Их держат янки, купившие несколько гау дирекции старого парка,основанного Петром в аптекарских целях.Файв-оклок в ресторане у парка —это заведено годами, —в час, когда солнце сажает на колфлагшток префектуры.Ростбиф — дрянь,но традиции требуют данисеребром, пушниной, пенькой,а лучше, кхе-кхе, натурой.Парк оцеплен с утра. Именитые гостив восторге от новых оранжерей.Это пальмы графьев Разумовских,на этой скамейке сиживал Пушкин.Эту пайн-три — внимание, плиз! —посадил сюда Питер де Грейт.Тойлет слева. Вон там, на углу,продают безделушки.Каппучино? американо? Спасибо, не надо.Мясо — дрянь, но нельзянарушить традиций.Показалась в просвете аллеиделегация нью-Фердинанда,а за старой петровской соснойпритаился убийца.

2005

Хорошие манеры
- 1 -