«Искусство войны: Древний мир и Средние века»

Harry Games

Владимир Андриенко Искусство войны: Древний мир и Средние века

Война – это великое дело для государства, это почва жизни и смерти, это путь существования и гибели.

Сунь-Цзы "Искусство войны"

1. Древний мир

Египет, хетты, Ассирия, кочевники киммерийцы, скифы и сарматы, империя Ахеменидов, греко-персидские войны, империя Александра Македонского, могучий Рим времен республики и времен империи, Рим против Китая

Часть 1 Древний Египет Глава 1 Начало армии: Древнее царство и Среднее царство

Начало цивилизации это Египет, Шумер, Китай, Индия. Именно там мы находим следы древних и величественных храмов и зданий, что свидетельствуют о высоком уровне развития древних народов, что оставили для нас эти материальные следы. Но в предлагаемой книге мы не станем говорить о загадках прошлого. Цель этого труда посмотреть только на развитие одного искусства – искусства войны. А о нем менее всего вспоминают, когда говорят о цивилизованности.

Итак, начнем с Древнего Египта.

В тот период (Древнее царство) когда древние египтяне возвели величественные пирамиды в Гизе – Великую, Большую и Малую – военное искусство было развито только на примитивном уровне.

Профессор Фолкнер, известный исследователь военной организации Древнего Египта, считает, что нечто вроде постоянной армии существовало в Египте еще во времена Первой династии. И фараоны Древнего царства вели войны, и этих войн было много. Тоже самое говорили и другие исследователи истории страны Кемет (так называли Древний Египет).

У фараонов Древнего царства постоянно существовало ядро армии, из телохранителей фараона, которые с началом боевых действий становились офицерами в набранном крестьянском ополчении.

Но понятия военной науки тогда не было. О тактике командующие армиями также имели самое смутное представление. Главнокомандующий просто вел свои полки туда, где находился противник. Армии сходились, и начиналась битва. Противники осыпали друг друга стрелами и вступали врукопашную схватку. Ни о каком плане в этих сражениях и говорить нечего. Таких планов вообще не было.

Также не было понятия и об искусстве владения холодным оружием. Удары мечами и дубинами наносились, как попало без всякого умения. И по этим причинам назвать такое войной или искусством войны не поворачивается язык.

В период Среднего царства положение в этой области не сильно изменилось. Но к этому времени армия стала более упорядоченным институтом. Армейские писари набирали рекрутов по определенным квотам для разных районов. Вероятно, большая часть набранных на военную службу "молодых мужчин", как их называли в египетских текстах, служила лишь определенное время, после чего солдат распускали по домам, но другая часть армии, так называемые "воины", состояла из настоящих профессионалов.

Хотя, Фолкнер говорит, что, возможно, "молодыми людьми" называли новобранцев, а "воины" были эквивалентны прошедшим первоначальную подготовку рядовым.

Упоминаются в текстах также "ударные части", которые, скорее всего, состояли из закаленных в боях ветеранов. Название "слуги фараона" носил элитный корпус, который состоял из молодых людей достаточно высокого происхождения, достойных участвовать в сражении рядом с самим царем. Это соединение следует отличать от отряда телохранителей, хотя, возможно, в корпусе были и телохранители. Во всяком случае, быть "слугой фараона" считалось весьма почетным.

Глава 2 Империя: Новое царство и Позднее царство

XV династия завоевателей Египта гиксосов многое дала стране Кемет именно в области развития военного искусства. Я без всякого страха могу ответственно заявить, что именно благодаря этому бедствию царство египетское сумело возродиться в новом блеске славы и могущества и стать империей.

Зависимые поначалу от гиксоских фараонов фиванские правители XVII династии Второго переходного периода начали большую войну против завоевателей и вывели страну на грань больших завоеваний. Ведь именно фараоны Секененра II, Камос и Яхмос своими походами и мужеством сбросили с Египта бремя гнета иноземцев.

Основной инструмент будущей империи – армия, начал формироваться у правителей XVII династии именно под влиянием гиксосов. И это им египтяне обязаны тем, что впоследствии у них была сильная и весьма боеспособная армия. Американский египтолог Эджертон писал:

"Огромное национальное усилие, приведшее к изгнанию гиксосов, дало египетским войскам толчок, который добросил их до северных границ Сирии".

Следовательно, завоевательный порыв Египетское государство получило именно тогда. Хотя советский исследователь Авдиев, автор знаменитой книги "Военная история Древнего Египта", утверждает обратное. Он считал, что египетское государство вело активную военно-завоевательную политику еще со времен Древнего царства.

"В её основе, – говорил Авдиев, – лежали определенные закономерности развития древнего рабовладельческого общества. Развитие рабовладельческого хозяйства постоянно требовало доставки в Египет различных видов сырья и рабочей силы. Потребность в медной руде заставила фараонов Древнего царства совершить ряд военных походов на Синайский полуостров. Погоня за золотом и рабами привела к завоеванию богатой Нубии".

Трудно не согласиться с Авдиевым в той части, что египтяне воевали и в период Древнего царства. Но разве можно сравнивать эти походы с походами фараонов Нового царства? Конечно, нет! Настоящие войны начались именно с изгнания гиксовов! Да и трудно назвать египетское государство рабовладельческим.

Гиксосы принесли в Египет боевую колесницу, что стала тогда царицей поля сражения. Удар колесниц – это таранный натиск, ломавший нестройные ряды плохо обученной египетской пехоты. Это искусство колесничих и меткость стрелков. Практически тоже самое, что танковые корпуса Гитлера при "блицкриге".

С применением танков генералы фюрера разработали совершенно новый вид стратегии ведения войны, что приносил поначалу отличные результаты. Создавались особые бронетанковые корпуса, в задачу которых входил прорыв линии обороны противника. Теми же танками в древности были колесницы. Колесничих сводили в отдельные отряды, и они наносили тот же таранный удар.

"При взгляде на колесницу, – сообщает нам Барбара Мертц, вслед за Фолкнером, – бросаются в глаза два колеса – очень большие, с четырьмя спицами на каждом и с кожаной шиной по деревянному ободу. Между колесами располагался корпус колесницы, выстланный полосками кожи и частично окруженный резными поручнями. Задняя часть колесницы обычно оставалась открытой. Колесницы выглядели легкими и хрупкими. Они часто опрокидывались, и для устойчивости ось относили как можно дальше назад, а палку, соединяющую хомут с основанием колесницы, изгибали".

Постепенно, египтяне сделали выводы из своего поражения и сами стали создавать отряды колесничих. Фараоны фиванской XVII династии лично стали садиться на них и возглавлять атаки этих "танков" древности.

Более того, сильно изменилось и само оружие. Появился составной лук из нескольких слоев твердого пружинящего дерева или перемежающихся слоев дерева и рога, склеенных вместе. Чтобы усилить мощь лука, в центре он был чуть вогнут в противоположном стрельбе направлении. Стрелы стали снабжаться медными и бронзовыми наконечниками, что существенно повысило их пробивную силу. Теперь такая стрела, выпущенная из такого лука, легко могла пронзить деревянный легкий щит пехотинца и поразить его.

Появились кинжалы, отлитые целиком, а это упрочило соединение лезвия и рукояти и позволило наносить удары сверху. Совершенствовались египетские мечи, и появилась сабля с сильно выгнутым лезвием, как у кривых турецких ятаганов. Начало развиваться и быстро совершенствоваться искусство фехтования.

В ответ на совершенствование оружия ближнего и дальнего боя в Египте появились защитные доспехи, что представляли собой полотняную или кожаную рубашку, с нашитыми металлическими накладками. Они отлично защищали от медных и бронзовых наконечников стрел. Также появился защитный шлем из твердой кожи. Кстати фараоны Египта так сроднились со шлемом, что он вскоре стал одной из корон для официальных церемоний. Развитие кожевного производства в период XVIII династии было связано именно с расцветом военного дела. Была создана большая армия, солдаты которой нуждались в колчанах для стрел, панцирях, обуви. Также кожа требовалась для обивки щитов, изготовления кожухов для колесниц и сбруи для коней.

Появились доспехи и для лошадей в виде тяжелых попон, чтобы уменьшить потери кавалерии от стрелковых подразделений. На кобыле, погребенной с чиновником царицы Хатшепсут Сенмутом, сохранилась такая попона из стеганой кожи, выстланная снизу полотном, чтобы у лошади не было потертостей.

"На стенах гробницы Рехмира, – писал Авдиев, – представлена целая маленькая мастерская кожевников. Судя по этим рисункам, в период династии кожевне производство, как и ряд других ремесленных производств, было уже значительно развито. Художник тщательно изобразил все основные процессы обработки кожи и изготовления различных кожаных изделий".

И именно нужды армии стимулировали развитие этого производства прежде всего. Страна при империи начинает работать на войну!

Во времена XVII, XVIII, XX династий египетская армия стала делиться на большие подразделения по 5000 человек. Каждое из подобных подразделений носило имя определенного божества. При Рамсесе II при Кадеше сражались корпуса Амона и Птаха. Каждый корпус делился на полки по 200-300 человек. Упоминается во времена XVIII и XX династий элитное подразделение "храбрецы фараона". Это своеобразный спецназ Нового царства. В основном "храбрецы" сражались на колесницах.

Понятно, что получив в свои руки такую армию и изгнав гиксовсов, фараоны не пожелали на этом остановиться. Теперь у них была настоящая армия и они сами стали агрессорами. А иначе и быть не могло. Время небольших походов и мелких "игрушечных" войн прошло. Начиная с фараона Яхмоса, того самого, что изгнал гиксосов, фараоны Нового царства стали воевать, расширяя границы Египта. Они быстро установили контроль над территориями Сирии и Палестины, победили могущественное государство Митанни и бросили вызов государству хеттов. Именно так и создавалась Египетская империя!

В период больших завоеваний появились многочисленные военные должности при штабах фараонов. У Тутмоса III был военный чиновник, что заведовал обеспечением царя жильем на ночлег во время похода (квартирмейстер), был ответственный за фураж для лошадей, ответственный за продовольствие (интендант), ответственный за связь между подразделениями.

Существует несколько дошедших до нас описаний сражений фараонов Нового царства и это позволяет сделать вывод, что такое понятие как тактика боя уже существовало, и существовало искусство полководца. Теперь командующим не назначали первого попавшегося чиновника, какого-нибудь хранителя "царских сандалий, для удовольствия своего владыки". Теперь в военном деле нужен был специалист. Талантливыми полководцами были и сами фараоны Яхмос, Тутмос III, Аменхотеп II, Cети I, Рамсес II, Мернептах, Рамсес III и другие. Они лично принимали на себя командование армиями Египта и вели своих солдат в бой.

В период XVIII династии служба в армии стала весьма популярна и многие мужчины выбирали для себя романтическую овеянную ореолом мужества и дальних походов профессию военного.

Но тактика боя и вооружение все больше и больше совершенствовались и это привело к появлению класса профессиональных солдат-наемников. И в армии фараонов стали постепенно появляться и наемные полки. Это было гораздо дороже, чем собирать ополчение, но зато эффективность такой армии была много выше. Это были воины различных племен – ливийцы, нубийцы, шерданы и другие. При Рамсесе II в Египте уже был иностранный легион. А армии позднего периода вообще состояли из одних наемников.

Также прямым доказательством усиленного развития военного дела в Египте в период Нового и Позднего царств стало появление военных фараонов – генералов армии, что захватили власть, опираясь на военную силу. Полководец Хоремхеб успешно служивший в армии фараона Эхнатона, после смерти своего повелителя и его приемников фараонов Тутанхамона и Эйе сам увенчал свое чело Двойной короной. Фараон Рамсес I также вышел из генералов. И подобное можно сказать о многих фараонах Позднего царства. Предводители военных отрядов почувствовали силу и поняли, что они могут влиять и на государственную политику. То есть практически ситуация была весьма схожей с той что сформировалась в Египте гораздо позже во времена мамлюкских султанов.

Первый элитарный мамлюкский корпус в Египте возник во времена правления айюбидского султана ас-Салиха. Его основу составили половцы, плененные монголами и проданные в рабство. Из этих рабов и создали султаны Египта для себя гвардию. Само слово "мамлюк" переводиться как "раб", или дословно "принадлежащий". Поначалу они верно служили своим султанам, но затем почувствовав силу, и больше того, поняв что они единственная сила в стране – захватили власть. Начало мамлюкскому владычеству в Египте было положено в 1250 году когда мамлюкские эмиры убили Туран-шаха – последнего султана династии Аюбидов.

В Египте при XXI династии армия также набиралась из одних ливийских наемников, а сами египтяне тогда уже не почитали военную службу делом прибыльным.

Ливийские командиры, как и мамлюкские эмиры, постепенно заняли во многих городах Дельты видное положение. И ливийский князь Шешонк, "главный вождь машуашей" даже захватил в свои руки венец фараонов и стал основателем XXII династии и перенес столицу царства в город Па-Баст в Восточной Дельте.

Фараоны XXVI династии, что освободили Египет от недолгого владычества царей Ассирии, также нанимали наемников. Правда, теперь уже не ливийцев. Псамметих I привлекал греческих солдат, которых в городах Греции и в греческих колониях скопилось большое количество и они охотно предлагали свои услуги иноземным царям и князьям. Приемник Псамметиха I фараон Нехо II сделал попутку восстановления египетской империи, также опираясь на отряды греческих наемных солдат, которых он считал лучшими в мире. Греков тогда нанимали многие государи Древнего Востока. Так делали и цари могущественной персидской империи. Ведь ни для кого не секрет, что в рядах армии Дария III сражался отряд греков в 10 тысяч человек под командованием греческого военачальника Мемнона.

Также пользовались услугами наемников фараоны династии Птолемеев, что сумели возродить на время величие египетской империи.

Глава 3 Фараоны воители: Новое царство и Позднее царство

Война – это воликое дело для государства, это почва жизни и смерти, это путь существования и гибели. Это нужно понять.

Поэтому в онову её кладут пять явлений…

Первое – Путь, второе – Небо, третье – Земля, четвертое – Полководец, пятое – Закон.

Путь – это когда достигают того, что мысли народа одинаковы с мыслями правителя, когда народ готов вместе с ним умереть, готов вместе сним жить, когда он не знает ни страха, ни сомнений.

Небо – это всет и мрак, холод и жао, это порядок времени.

Земля – это далекое и близкое, неровное и ровное, штрокое и узкое, смерть и жизнь.

Полеководец – это ум, беспрситрастность, гуманность, мужество, строгость.

Закон – это воинский строй, командование и снабжение.

Нет полководца, который бы не слыхал об этих пяти явлениях, но поебждает тот, кто усвоил их; тот же, кто их не усовил не побеждает.

Сунь-Цзы

"Искусство войны"

Эти слова великого Сунь-Цзы четко дают понять что такое война и что такое победа в войне, вернее здесь есть все составляющие эьтой победы. И сейчас мы коснемся полководцев, что овладели искусством войны среди египтеских фараонов.

Тутмос III Великий (1490-1436 годы до н.э.)

Пятый фараон XVIII династии

Тутмос III, это фараон которого можно без всяких преувеличений назвать Великим. Он самый большой в египетской истории фараон-воитель и полководец.

О наружности Тутмоса III можно судить по его мумии и многочисленным изваяниям. Это был невысокий, коренастый человек, с низким лбом, большим ртом, полными губами и орлиным носом. Он был очень силен и страстно любил охоту. Именно этого фараона исторической традиции следовало назвать Великим. Он гораздо больше подходил к этому прозвищу чем Рамсес II.

Мирная политика предшественницы Тутмоса на троне Хатшепсут привела к тому, что сирийские царьки, годами не видя у своих стен египетского войска, стали проявлять независимость и дерзость по отношению к фараону и не признавали его более владыкой. Царь Кадеша, из гиксосской династии, в прошлом сюзерен всей Сирии-Палестины, подтолкнул князей городов Северной Палестины и Сирии к образованию большой коалиции под его началом против Египта.

Фараон решил восстановить египетское господство в этих областях и покарать ослушников. В 1469 году до н.э. Тутмос III собрал 20-тысячное войско и вторгся в Палестину.

Фараон дал сражение у крепости Мегидо. Тутмос III построил армию вогнутым фронтом с выдвинутыми вперед крыльями. Северное крыло египтян, оказавшись между флангом гиксосов и крепостью Мегидо, атаковало и опрокинуло неприятельский центр.

"Царь сам вел свою армию, мощный во главе её, подобный языку пламени, царь, работающий своим мечом. Он двинулся вперед, ни с кем не сравнимый, убивая врагов, уводя их князей живыми в плен, их колесницы, обитые золотом, вместе с их лошадьми".

Кадеш с остатками армии с поля боя бежал. После этого египтяне принялись грабить лагерь побежденных и упустили возможность ворваться в крепость на плечах противника. Им пришлось осадить Мегидо. Через 7 месяцев крепость капитулировала. Трофеями египтян стали 924 колесницы, 2238 лошадей и тысячи голов скота. После этого египтяне разрушили ещё несколько палестинских крепостей. Все 330 князей, захваченных в Мегидо, признали власть фараона. Однако для полного подавления восстания Тутмосу пришлось совершить ещё 15 походов в Палестину.

Победа Египта в битве при Мегидо была неслучайной. Она была достигнута благодаря лучшей организации и дисциплине армии Тутмоса Третьего. В войске фараона служили как египтяне, так и ливийские и нумидийские наёмники. Противостоявшее фараону палестинское войско состояло из отрядов князей, что плохо взаимодействовали между собой. Египетское войско делилось на подразделения в 6, 40, 60, 100, 400, и 600 воинов. Подразделения объединялись в отряды в 2, 3, и 10 тысяч человек. Обычно, армия состояла из 3 или 4 отрядов различной численности. При таком расчлененном боевом порядке можно было сравнительно легко и быстро совершать длительные марши и осуществлять сложные маневры.

Благодаря подробной надписи на стене Карнакского храма Амона мы знаем о всех событиях войны Тутмоса III в Палестине. Все походы нашли свое отражение на стенах храма: в 1461 году до н.э. египтяне взяли крепость Уарджей; в 1460 году до н.э. опустошили окрестности Каадеша; в 1459 году до н.э. пала Уллаза; в 1457 году до н.э. война перекинулась на территорию Митанни. Египтяне выбили митаннийских царей из Сирии. В это время в Митаннии начались внутренние смуты и государственная власть ослабла.

Однако, для продолжения успешной войны фараону нужен был флот. Большое количество кораблей из ливанского кедра было срочно построено в Финикии и на повозках доставлено к Евфрату. Но переправившись на другой берег, Тутмос III не нашел там митаннийцев. Они бежали. "Ни один из них не смел оглянуться, побежали дальше, как стадо степной дичи". Посадив войско на корабли, фараон двинулся вниз по реке, разрушая города и селения.

"Я зажег их, моё величество превратило их в развалины, – писал Тутмос. – Я забрал всех их людей, увезенных пленниками, их скот без числа, а также их вещи, я отобрал у них жито, я вырвал их ячмень, я вырубил все их рощи, все их плодовые деревья".

В 1455 году до н.э. произошла новая битва с царем Митании Парратарной у города Араны. Тутмос III лично вдохновлял воинов. Не выдержав натиска египтян, митаннийцы дрогнули побежали к городу, бросив коней и колесницы. Оплотом недовольных в Сирии остался только город Кадеш, взятый египтянами в 1448 году до н.э. С падением этой твердыни власть египтян распространилась по всей Сирии.

Войны Тутмоса III несмотря на их многочисленность не были обременительны для Египта. Они были победоносными и добыча окупала все затраты. Война кормила войну. В Египет рекой текли золото, скот, лошади, ткани, строительный лес, тысячи пленных.

Финикийские галеры, которых никогда ранее не видели в Египте, радовали взоры любопытной толпы в Фивах. С этих кораблей рабы таскали многочисленные тюки редких финикийских тканей, золотые и серебряные сосуды, украшения из резной слоновой кости, изящные колесницы, выложенные черным деревом и окованные золотом и серебром, выводили чудных лошадей для конюшен фараона. Такие сцены визири и чиновники фараона любили увековечивать в виде роскошных фресок на стенах своих гробниц, где их можно наблюдать до сих пор. Богатства стекались в столицу фараонов фантастические. Однажды в сокровищнице было взвешено около 8943 фунтов (4 056, 48 кг.) сплава золота и серебра, полученных в виде дани с покоренных народов!

Фараон щедро жертвовал храмам. В праздник Опет, самый большой годичный праздник Амона, Тутмос принес в дар богу три города, взятые им в Южном Ливане, не считая богатого собрания посуды из золота, серебра и драгоценных камней, из числа добычи взятой в Ретену. Более того, фараон чтобы обеспечить поступления для поддержания храма в тех роскошных рамках, отдал жрецам Амона не только три города, но и богатые земли в Верхнем и Нижнем Египте, снабдив их огромными стадами и множеством азиатских пленников. Таким образом, было положено начало выдающемуся положению жрецов Амона, их богатству и влиянию.

В 30-й год его правления, архитектор Пуемра воздвиг в Фивах юбилейные обелиски. На одном из них были начертаны гордые слова, в честь возвращения фараона из большого похода: "Тутмос, пересекший великую "Излучину Нахарины" (Евфрат) могущественно и победоносно, во главе своей армии".

К концу царствования Тутмоса III Египет достиг наивысшего могущества в своей истории. В этот период Египет был, без сомнения, самым мощным государством Древнего мира. Дани и изъявления покорности фараону слали нубийцы, ливийцы, сирийцы, цари Вавилонии, Ассирии, хетты, жители страны Пунт (на берегу Красного моря).

Аменхотеп II (1436-1412 годы до н.э.)

Шестой фараон XVIII династии

Приемником Тутмоса III стал его сын Аменхотеп II, правивший Египтом в 1436 – 1412 гг. до н.э. По складу души этот фараон был настоящим солдатом. По свидетельству древнеегипетских источников, царевич обладал необычайной силой и выносливостью. Его лук не мог натянуть никто из египетских воинов, и никто из иноземных наёмников. Если у Тутмоса III стрела, пробив медную мишень, выходила из неё на три ладони, то стрела Аменхотепа II прошибала медную мишень насквозь и падала на землю.

Когда царевичу исполнилось 18 лет, отец сделал его соправителем. Аменхотеп II продолжал завоевательную политику Тутмоса III. В 1431 году до н.э. он совершил свой первый поход в Палестину. Разгромив сирийцев у крепости Шамши-Адуму, фараон переправился через Оронт и дошел до берегов Евфрата – северной окраины своей державы. Властители городов один за другим выходили к нему навстречу с изъявлениями покорности. Во время этой войны не было больших сражений, но Аменхотеп имел много возможностей продемонстрировать свою удаль. Однажды в одиночку он отправился к непокоренному городу Хашабу, перебил 20 сирийцев и вернулся в свой лагерь невредимым, гоня за своей колесницей 16 пленников и 60 быков. В схватке у Катны он собственноручно зарубил секирой вражеского полководца.

Но Аменхотеп II не был добрым царем. Во время первого похода в Сирию, чтобы подавить мятеж князей, что отказались платить дань Египту, фараон огнем и мечом прошелся он по Палестине и Сирии. Захватив семерых мятежных князей, Аменхотеп доставил их в Фивы, повесив вниз головой на носу своего царского судна. Затем он лично проломил им головы и выставил тела шестерых на обозрение в своей столице. Труп седьмого был доставлен в Нубию и повешен на стенах Напаты в качестве урока нубийцам. Уроки оказались очень эффективными. Спеси у врагов фараона сильно поубавилось.

В 1429 году Аменхотеп II совершил свой второй поход в Сирию, против мятежников округа Речену и вывел оттуда 90 тысяч пленников. После этого в стране установился мир. Надписи более о походах этого фараона не упоминают. Оставшиеся годы жизни фараон провел, как и подобает царю – высекая обелиски, строя храмы в Карнаке, выкапывая свою гробницу, развлекаясь с женщинами, охотясь, стреляя из лука по мишеням.

Лук Аменхотепа II был найден в его гробнице в Долине Царей, где была найдена его мумия, одна из немногих, которые долежали до нашего времени в своих первоначальных гробницах.

Рамсес II Великий (1290-1224 годы до н.э.)

Третий фараон XIX династии

Сети I не сумел полностью отобрать у хеттов и вернуть Египту все завоевания XVIII династии в Азии. Это решил сделать его сын и наследник Рамсес II. Военный план нового фараона был сходен с планом его великого предка Тутмоса III: он решил сначала овладеть берегом, чтобы использовать в качестве базы один из портов и располагать легким и быстрым сообщением с Египтом по воде.

Но начал свое правление Рамсес II с подавления мятежа в Нубии, а затем отбил нападение ливийцев. Не позже 1289 года до н.э. воевал с новым для египтян противником – шердани (сардарами – как их называли в Европе). Надписи сообщают, что это была битва на море, или в Нильской Дельте, причем воинственные шердани, были захвачены египтянами врасплох.

В 1285 году до н.э. фараон Рамсес II выступил против хеттов. Поход завершился грандиозной битвой у стен города Кадеш. 20-тысячная египетская армия столкнулась с 30-тысячной армией хеттов. Причем у царя хеттов Муваталли было около 6 тысяч всадников и 3500 боевых колесниц.

Рамсес полагал, что противник находиться далеко на севере, и с передовым отрядом двинулся к Кадешу, рассчитывая занять крепость до подхода хеттской армии. Но отряд попал в засаду, устроенную союзниками хеттов дарданянами (некоторые считают их легендарными троянцами гомеровского эпоса).

Фараон поверил подосланному лазутчику, утверждавшему, что хеттов у Кадеша нет. Строй неприятельских колесниц сумел прорвать строй египтян. Хетты практически добрались до ставки Рамсеса II. Хеттские колесницы были больше египетских и несли экипаж из 3 человек: возницы и двух стрелков.

Рамсес смело ринулся в битву и сражался в полном окружении. Согласно надписям фараон в один из моментов битвы оказался одни среди разъяренных хеттов.

"Не было со мной ни капитана, ни колесничего, ни солдата армии, ни щитоносца, моя пехота и колесницы растаяли перед ними, ни один из них не стал твердо, чтобы драться".

И тогда фараон обратился к богу Амону:

"Разве я делал что-нибудь без тебя, разве я не шел и не останавливался по твоему приказу? Почему твое сердце заботят эти азиаты, о Амон, такие порочные и не ведающие бога?"

И бог услышал своего любимого сына. Фараона спас отряд египтян, что двигался от морского побережья. Их колесницы внесли смятение в ряды хеттов, оказавшихся под двойным ударом.

Царь Муваталли ввел в бой ещё 1000 колесниц, и счастье снова склонилось на его сторону. Только с большим трудом фараону Рамсесу II удалось вырваться из окружения. На другой день битва возобновилась, но ни хетты, ни египтяне победы не добились. Было заключено перемирие. Рамсес обезопасил Палестину от хеттских вторжений. Муваталли сохранил контроль над Сирией.

Через три года война возобновилась. Египтяне захватили крепость Дебир в Северной Сирии, и Дапур в малоазиатских владениях хеттов. С помощью топоров египтяне сокрушали крепостные ворота, взбирались на стены, используя длинные лестницы. Наступающие войска были прикрыты передвижными навесами. Вообще, искусство штурма крепостей было довольно развито и армия была готова к этому нелегкому делу, что говорит о её отличной организации и железной дисциплине.

Война длилась 13 лет. Она была тяжелой и требовала расходов. Походы Рамсеса II уже не приносили той прибыли, что походы Тутмоса III. В 1269 году до н.э. был заключен мир, скрепленный браком фараона с дочерью царя хеттов Хаттусилиса III царевной Маатнефрура.

Текст мирного договора между великими царями сохранился на стенах карнакского храма и в Рамссеуме в Фивах. Договор был также записан аккадской клинописью. Таблички с аккадским вариантом были найдены при раскопках города Хаттусас. И в договоре сказано следующее:

"В 21 год царствования, 1-й месяц Всходов, 21 число, при Его Величестве царе Верхнего и Нижнего Египта Усермаатра-Сетепенра, сыне Ра, Рамсесе-Мериамоне, которому дана жизнь вечно, вековечно любимому Амоном-Ра-Хорахти, Птахом…Мут…Хонсу… сияющему на престоле Хора живых, подобно своему отцу Ра-Хорахти вечно, вековечно…

Договор, составленный правителем хеттов Хетесером (Хаттусили), могущественным сыном Мерсера (Мурсили), правителя хеттов могущественного, внуком (Супилулиумы правителя хеттов) могущественного, на дощечке из серебра для Усемаатра-Сетепенра, великого властителя Египта, могущественного сына Менмаатра (Сети I), великого властителя Египта, могущественного внука Менпехтира (Рамсеса I), великого властителя Египта, могущественного. Превосходный договор мира и братства, дающий мир…(вплоть до) вековечности…

Смотри, вступил Хетесер (Хаттусили), правитель хеттов, в договор с Усермаатра-Сетепенра, великим властителем Египта, начиная с сего дня, чтобы дать, чтобы был добрый мир и доброе братство между нами вековечно: он в братстве со мной, он в мире со мной, и я в братстве с ним, в мире вековечно…

Смотри, я, правитель хеттов, вместе с Рамсесом-Мериамоном, великим властителем Египта, (пребываю) в мире добром и братстве добром. Да будут дети детей правителя хеттов в братстве и мире с детьми детей Рамсеса-Мериамона, великого властителя Египта, причем они будут в нашем состоянии братства [мира. Да будет Египет] вместе со страной хеттов в мире и братстве, как мы, вековечно. И не случиться вражды между нами вековечно. И не нападет правитель хеттов на землю Египетскую вековечно, чтобы захватить что-нибудь в ней. И не нападет Усермааатра-Сетепенра, великий властитель Египта, на [страну хеттов, чтобы захватить что-нибудь] в ней, вековечно".

Полный текст договора говорит нам о том, что отношения между царствами полностью регламентировались до мельчайших деталей. А это показатель серьезности намерения двух великих царей заключить мир.

Главенство Египта в делах азиатских неизбежно повлекло за собой перенесение правительственного центра на Ниле из Фив в Дельту. Там на границах Египта и Палестины был выстроен целый город – новая столица фараонов – Пер-Рамсес. В этом городе хранились все государственные документы.

Вот, что сообщает о новом Граде Рамсеса один из царских писцов: "Прибыл я в Град Рамсеса, нашел его в хорошем состоянии. Он прекрасен, нет равного ему, он основан, как Фивы. О, столица, приятная жизнью! Её поле полно всем хорошим, вкусная пища там ежедневно; её воды полны рыбами, ее округи полны цветами и травой…Провизия и дары в ней ежедневно. Ликуют живущие в ней; в ней малые подобны великим. Давайте устроим праздники неба и времен года…"

Но, фараон никогда не забывал прежнего центра и оставил Фивы почетной и священной столицей государства и сам часто присутствовал на больших праздниках в этом городе. Более того, воюя на севере, он никогда не забывал о юге своей державы.

Мернептах (1224-1204 годы до н.э.)

Четвертый фараон XIX династии

В продолжение ближайших 60 лет после смерти Рамсеса II фараоны боролись исключительно только за сохранение империи, а не вели новых завоевательных войн. И это объяснялось тем, что в последние годы своего царствования Рамсес Великий превратился в старика и не мог по достоинству поддерживать славу Египта. Наследовал Рамсесу II его тринадцатый сын Мернепптах – тоже человек довольно пожилой, правивший страной в 1224 – 1204 гг. до н.э. Таким образом, один старик наследовал другому. Ничего не было сделано для отражения дерзких вторжений ливийцев и их западных морских союзников.

Смерть Рамсеса не вызвала никаких потрясений и беспорядков в азиатских владениях Египта. Мернептаху достались по наследству от отца Северная Сирия, часть Аморейской страны. Мир с хеттским царством оставался нерушимым. Но так продолжалось недолго.

В Передней Азии началось грандиозное перемещение племен, вызванное вторжением арийцев. В исторической традиции это были "народы моря". Они базировались на островах Средиземного моря и на побережье Южной Европы.

Подвижные морские народы пробирались вдоль берегов и искали возможности пограбить и найти место для поселений. Волна за волной они набегали и на границы Египетской империи. Египту приходилось занимать оборонительное положение. Дни победоносных походов безвозвратно уходили в прошлое. Теперь приходилось бороться за сохранение территориальной целостности страны, от которой алчные молодые народы так и норовили оторвать насколько лакомых кусочков.

В числе нападавших на Египет, сами египтяне называли народы акайваша (ахейцев?), турша (этрусков), луку (ликийцев?), шердани (сардов?) и шакарша (сицилийцев?). В союзе с ними выступили древние враги египтян – ливийцы. Фараон мобилизовал все войска, которые мог и выступил в поход, понимая опасность вторжения. Престарелый повелитель Египта накануне сражения увидел сон, в котором ему явился сам бог Птах и протянул ему меч, приказывая изгнать из сердца всякий страх. Это внушило войскам, что боги с ними, и они обещали египтянам победу.

Около замка фараона в Перира произошла решительная битва (окло 1219 года). Мернептах гнал врага до самой "Горы Рогов земли", как называли египтяне край плоскогорья на запад от Дельты. Около 8,5 тысяч врагов остались на поле боя, причем среди убитых были 6 сыновей ливийского царя, 9 тысяч сдалось в плен. Добыча египтян была огромна: около 9000 медных мечей и свыше 120 000 штук всевозможного оружия и амуниции. Затем армия с триумфом и перегруженная захваченной добычей вернулась в царскую резиденцию в Восточной Дельте.

Тепер в течение ряда лет можно было не опасаться вторжения ливийских племен. Об этом красноречиво говорит египетская надпись как всегда красивая, четкая и лакончная:

"Великая радость посетила Египет, слышно ликование в городах Тамери (Египта). В них говорят о победах одержанных Мернептахом над Техану: "Как прекрасен он, победоносный правитель! Как возвеличен царь в кругу богов! Как счастлив он, повелевающий владыка! Воссядь в благополучии и говори, иди шествуй далеко по путям, ибо нет страха в сердцах народа. Укрепления предоставлены самим себе, колодцы вновь открыты. Гонцы проходят под стенами крепостей в тени солнца, в то время как стража дремлет. Солдаты лежат и спят, а работники у границы находятся на полях, как они пожелают. Среди ночи не раздастся крика: "Стой! Вот кто-то идет с чужой речью!"

Но идиллическая картина не могла продолжаться очень долгое время. Положение на западе империи оставалось довольно сложным. Полчища техену-ливийцев продвигались внутрь Дельты из своих поселений на северном африканском побережье. Они достигали даже гелиопольского канала, а это прямая угроза ирригационным сооружениям, крайне важным для хозяйственной структуры Египта.

О ливийских племенах мы знаем, что они были предками берберских племен Северной Африки. Греки называли их ливийцами, египтяне "набу". На крайнем западе жили машауаши, или по Геродоту макси. Эти племена нельзя было назвать варварами, ибо они были искусны в военном деле и отлично вооружены.

В будущем здесь могло организоваться могущественное военное государство и фараоны это видели. А теперь эти племена были ещё усилены народами моря.

Да Мернептах разгромил их в сражении, но разве это была окончательная победа? Молодые и сильные народы, бродящие подобно молодому вину, легко оправились от него. Поэтому фараон укреплял Гелиополь и Мемфис, зная, что они когда-нибудь вернуться. Сгорбленный летами фараон Мернептах спас империю только от первого натиска надвигавшейся бури.

После десяти лет царствования Мернептах скончался в 1215 году до н.э. (хотя некоторое источники дают нам иную дату его смерти 1204 год до н.э.) и был погребен в Фиванской долине, в том же месте, где и его предки.

Птолемей Лаг

Первый фараон XXXI династии

Основатель 31-й династии Птолемей Лаг, друг и соратник Александра Македонского, происходил из знатного рада Лагов, известного в Македонии. Вначале был телохранителем Александра, но потом выдвинулся благодаря личной храбрости и уму. Командовал крупными войсковыми соединениями. После раскрытия "заговора пажей" стал одним из ближайших к царю людей.

После смерти Александра, на совещании диадохов, Птолемей Лаг высказал мнение, что нельзя отдавать государство в слабые руки. Поэтому он выступил против всех наследников Александра III – его брата Арридея, сына Геракла или того ребенка, которого только должна была родить Роксана, жена царя. Вместо этого он предложил выбрать царя из диадохов.

При распределении сатрапий Птолемей получил Египет. В помощники ему дали Клеомена, которому ещё Александр доверил строительство Александрии. (Юстин: 13; 2; 4). Переправившись в Египет Птолемей первым делом избавился от Клеомена, так как тот служил его врагам. Умелым и справедливым управлением Птолемей вскоре сумел привлечь к себе египтян, так что они в последующих войнах ни разу ему не изменили.

В 323 году до н.э. Птолемей Лаг присоединил к своей сатрапии Киренаиду. В том же году он заключил союз с Антигоном и Кратером против Пердики. Чрезмерное усиление последнего пугало Птолемея I.

В 322 году до н.э. в Египет было доставлено тело Александра. Птолемей с помпой похоронил его в Мемфисе, хотя царь завещал похоронить его в оазисе Амона.

Между тем враг Птолемея Пердика с войском подошел к Нилу и стал лагерем у Пелусия. Пердика был груб, жесток и расположение солдат было на стороне Птолемея. Многие бежали в стан к египетскому сатрапу. Пердика решил начать штурм. Но все его усилия оказались тщетными. Птолемей собственноручно дрался с захватчиками на стенах крепости Верблюжья Спина.

Исчерпав силы в бесплодных штурмах, Пердика решил начать переправу через Нил. Но во время, когда войско переходило вброд через широкую реку, уровень воды вдруг резко поднялся. Множество македонцев утонуло, было убито египтянами или съедено крокодилами. Погибло 2000 человек. В стане Пердики поднялся мятеж, и он был убит. Угроза Египту была снята.

Птолемей отрядил своего полководца Никанора в Сирию и Финикию, которые тот завоевал в короткие сроки. Согласно Флавию, в это время Птолемей хитростью взял Иерусалим. Многих иудеев переселили в Египет. Птолемей даже стал привлекать их в свою армию наравне с македонцами (Флавий; 12,1).

Войны диадохов за наследство Александра продолжались ещё долго. Птолемей, последовав примеру Антигона и Деметрия, провозгласил себя царем Египта.

В жестокой борьбе он отстоял Египет от посягательств других диадохов, проявил себя талантливым полководцем и правителем. Народ, жрецы, чиновники признали за Птолемеем и его потомками право на власть в стране.

В подражание Александру Птолемей имел несколько жен. Ещё в первые годы своего правления он женился на Эвридике, дочери Антипатра. Уже имея от неё детей, он влюбился в служанку царицы Беренику. От неё и был рожден Птолемей II (Павсаний: 1;6).

Птолемей ещё при жизни передал ему власть. Это был пример взаимного уважения и почитания отца и сына. Птолемей I предав сыну корону, стал в ряды царских приближенных, говоря, что быть отцом царя лучше, чем владеть самому любым царством (Юстин: 16;2).

Часть 2 Империя хеттов Глава 1 Великие цари-завоеватели

Говоря о военном искусстве нельзя не упомянуть государство Хеттов. О нем уже кратко упоминалось в разделе посвященном Древнему Египту, но стоит более подробно посмотреть на хеттскую армию и её организацию.

При царе Мурсили хетты совершили блистательные походы против гиксосов – правителей Египта, разграбив их главный город Халпу. Следующим знаменитым походом Мурсили был поход против Вавилонии, когда вступив в союз с хурритским государством Митанни, Мурсили захватывает Вавилон. Подвергнув город большому разграблению, хетты с победой возвращаются домой.

В правление преемника Мурсили царя Телепина в стране принимается новое законодательство, по которому наследником престола мог быть только прямой потомок царя, т. е. трон переходил от отца к сыну, при этом большую власть в стране приобретал совет (тулия), состоящий из родственников царя и высших сановников. Этот совет имел право наложить вето на ряд царских указов, причем, если царь продолжал упорствовать, он мог за это поплатиться головой. Таким образом, царская власть у хеттов, в отличие от остальных древних народов, была ограниченной.

Кроме того, нужно отметить, что у хеттов большую свободу действия имела царица, что было крайне не характерно для восточных стран, где роль женщины была ограниченной. У хеттов же царица имела право вести даже политическую переписку и участвовать в переговорах. По смерти Телепина страна ввергается в полосу смут, из которой выходит лишь при Суппилулиуме. Вступив на трон, новый правитель наводит порядок в стране и уже через несколько лет приступает к завоевательной политике, превратившей государство хеттов в империю. Под ударами Суппилулиума было сокрушено одно из мощных государств тогдашнего мира – Митанни, которое стало провинцией хеттской империи, затем были сокрушены сирийские и финикийские цари. В результате этих походов границы хеттского государства подошли к Египту.

Наследник Суппилулиума, его сын Мурсили II, хотел продолжить дело отца и окончательно покорить Египет. В течение последующих двадцати лет шла война. Преемник Мурсили Второго – Хаттусилис III заключает с Египтом мирный договор, скрепленный браком Рамзеса Второго и дочери Хаттусилиса, положив конец более чем столетней хеттско-египетской войне.

Глава 2 Боевая колесница – источник побед хеттских царей

В чем же была сила империи хеттов? Конечно в армии, что добывала победы и превратила хеттское царство в могущественное государственное образование. Исследователь О. Генри, большой специалист по хеттскому вопросу довольно хорошо пояснил причины побед хеттских царей.

Сила хеттской империи основывалась на быстро развившемся новом оружии – легкой колеснице, запряженной конями. Она появилась в Западной Азии вскоре после 1600 года. до н. э. Конечно, сама по себе, боевая колесница не была новостью.

Такое оружие было у шумеров. Там было два типа колесниц – двухколесные и четырехколесные. Но колеса этих колесниц были сплошными и потому сами колесницы были тяжелыми, и запрягали в них диких ослов.

По этой причине шумеры всегда полагались главным образом на свои пехотные фаланги и никогда не делали колесницы главным оружие победы.

"Легкая конная колесница на колесах со спицами принадлежит эпохе, – писал Генри, – которая последовала за падением амореев; она почти одновременно появляется в касситском Вавилоне, в Египте XVII династии и в новом царстве Митанни на севере. Она произвела революцию в характере ведения войны: отныне быстрота стала решающим фактором в битве".

Хеттская империя при Суппилулиуме активно шла по пути больших завоеваний. Хеттское войско этого периода хорошо изображено на египетских рельефах, описывающих великую битву при Кадеше. Из этих рельефов ясно, что хеттские колесницы не уступали никаким другим.

"Хеттская колесница по конструкции мало отличается от египетской, – говорит Генри. – У обеих колеса имеют по шесть спиц. Но в то время как египетская колесница несла двух человек – возницу и бойца, – хеттская кажется несколько более тяжелой и несет команду из трех человек, что позволяет разделить функции нападения и защиты. Орудия нападения – копье и лук; щит – или прямоугольный, или похож по форме на широкий двусторонний топор, поставленный вертикально. Более многочисленная команда хеттской колесницы должна была давать численное преимущество в ближнем бою, который завязывался после начальной атаки".

Следовательно, как и у египтян, колесницы были ударной силой хеттской армии. Доказательством этому служат следующие факты из военной стратегии хеттов.

Хеттские цари всегда захватывали и побеждали врага в открытом поле. Там было, где развернуть колесницы. И именно в открытом поле колесницы могли быть использованы с максимальной эффективностью.

Глава 3 Вооружение хеттского воина

С самого начала хочу упомянуть о наличии у хеттов вспомогательных войск. Хотя это были только зачатки таких подразделений и в более совершенном виде их можно наблюдать только у ассирийцев.

"Иногда, для внезапных, стремительных атак, использовались "суту" – вспомогательные войска, вооруженные луками и стрелами. Читая о строительстве укреплений, мы узнаём о существовании саперов. Обоз, как показывают египетские рельефы, состоял из тяжелых четырехколесных повозок, запряженных волами, и из тяжело навьюченных ослов".

А обоз весьма важен особенно для продолжительных походов и перемещений армии на большие расстояния. Что до саперов, (я бы назвал их войсками по обслуживанию осадных орудий) то я бы подверг сомнению слова Генри. Хотя зачатки таких войск, в принципе, у хеттов быть могли. Но для ведения осадных работ необходима была железная дисциплина в войсках. Осада и штурм городов тяжелейшее военное искусство, что было дано не каждому войску. И мне сомнительно чтобы хетты в совершенстве владели этой технологией. Хотя и об осадном умении хеттов есть скудные упоминания. Известно, что они захватили город Каркемиш, который сдался царю Суппилулиуме после восьмидневной осады. Хотя, вполне очевидно, что Каркемиш пал не после штурма, а сдался сам на милость победителя. А вот в отчете об осаде хеттами города Уршу, говориться о таране и о "горе" (вале на который стаскивались осадные орудия).

Но обозы обозами, а самым главным в деле войны по-прежнему оставалась это пехота. Не смотря на то что ударные части как хеттской так и египетской армий состояли из колесниц, пехотинцы были основой армии. Время кавалерии еще не пришло.

И давайте посмотрим, как был вооружен и как сражался хеттский пехотинец. Здесь есть в исторической литературе множество несоответствий. Ведь в изображениях на египетских рельефах и хеттских памятниках есть различия. Египтяне изображают хеттских воинов в длинных платьях с короткими рукавами. А на анатолийских памятниках хеттские воины одеты уже в короткие до колен туники! Как это объяснить?

Если пойти по простому пути, то логика подскажет нам весьма легкий ответ. Ведь солдаты африканского корпуса Роммеля также одевались, сосем не так как солдаты вермахта действовавшие в Европе. И это никого не удивляет, не так ли? А если предположить, что и хеттские воины в египетских походах имели иную одежду? Такие предположения, кстати, высказывались и называли эту одежду (что мы видим на египетских памятниках) тропической униформой хеттской армии, предназначенной для жарких равнин Сирии.

На косяке Царских Ворот в хеттской столице также есть рельеф изображающий воина. И этот воин изображен в короткой юбке и шлеме с коротким мечом и топором. Юбка эта представляет собой просто кусок ткани, обернутой вокруг бедер. Верхний её конец косо обрезан спереди и украшен горизонтальными полосами с чередующимися косыми линиями и спиралями. Шлем имеет наушники и султан, а сзади – назатыльник, прикрывающий затылок и шею наподобие косицы.

Рукоять меча хеттского воина сделана в форме полумесяца, а лезвие обладает легким изгибом. Кончик ножен резко изогнут, а боевому топору придана форма человеческой руки.

Очень схоже это изображение воина с бронзовой фигурой неизвестного происхождения, что также изображает хеттского воина. Юбка на этом изображении почти такая же, торс воина обнажен, голова когда-то была увенчана шлемом. Топор и меч, у него сходные с теми, которыми вооружен воин на рисунке на воротах.

И еще одно подтверждение тому, что именно таково было вооружение хеттского воина, дала археология. Похожие топоры были также обнаружены в персидской провинции Луристан.

Хетты же в долгополых одеждах на египетских скульптурах вооружены, напротив, длинными копьями. Это оружие известно также по анатолийским памятникам, но главным образом по тем, которые относятся к позднехеттскому периоду, последовавшему за падением хеттской империи.

Армия хеттов, сражавшаяся с египтянами при Кадеше, представляла собой очень крупную силу, какую когда-либо удавалось собрать хеттским царям. Для этого величайшего из всех походов царь Муваталли призвал воинские контингенты от всех возможных союзников и вассалов.

Так что одежда воинов хеттского царя могла существенно разниться. А скорее всего, что при Кадеше были сборные части и там могли быть воины, что были изображены на египетских памятниках.

Если подвести итоги разговора об армиях и победах египтян и хеттов после рассмотрения двух частей посвященных Древнему миру, можно отметить, что в этот период военное искусство еще не достигло тех высот, на которые оно поднялось при Кире Великом и Александре Македонском. Военное искусство только развивалось. Впереди было освоение техники верховой езды и создание кавалерии как легкой, так и тяжелой. Впереди было появление тяжелой пехоты и развитие пехотной тактики. Впереди было создание вспомогательных войск и совершенствование осадного искусства.

Часть 3 Кочевники и их тактика конного боя – появление кавалерии Киммерйцы, скифы, сарматы Глава 1 Народ "гиммиру" (киммерийцев) и скифы Тактика легкой конницы

Сведения о племенах киммерийцев есть в "Одиссее" Гомера, в "Истории" Геродота, в ассирийской клинописи (VIII-VII веков до н.э.), у географа Старбона. Хотя археологических памятников они оставили совсем не много.

Но упомянуть о них стоит, хоть киммерицы и не создали великой империи. Есть сведения, что именно они первыми освоили технику верховой езды и первыми создали конное войско! И произошло это приблизительно за 1500 лет до н.э. Иными словами киммерийцы стояли у самых истоков создания кавалерии!

До киммерийцев лошадей использовали только для колесниц. А появление кавалерии сначала легкой, а затем и тяжелой, привело к тому, что военное искусство сделало громадный шаг вперед. И широкое применение кавалерии продолжалось до середины XX века нашей эры!

Эти племена жили в степях Северного Причерноморья и Крыма до прихода туда скифов в VIII веке до н.э. Границы их расселения – северные берега Черного моря от устья Дуная на Кишинев, Киев, Харьков. Затем эти племена появляются в Малой Азии, а к VI веку до н.э. исчезают с исторической сцены.

На смену киммерийцам в Северное Причерноморье приходят племена других кочевников. Это были многочисленные и могущественные скифы. Подробное описание их быта, обычаев, легенд и нравов есть у Геродота в его "Истории". Хотя у этого историка древности сказки и легенды часто переплетаются с реальными историческими фактами, и порой возникает подозрение, что сам Геродот мало, где успел побывать в своей жизни, а писал со слов греческих купцов, что по роду своей деятельности много путешествовали. А если так, то можно ли доверять Гердоту? Купцы не историки и за объективность информации не отвечали. Они просто разносили по миру истории, услышанные в других странах.

Западные скифы, вели оседлый образ жизни и занимались земледелием. Восточные же скифы были кочевниками. Они имели прекрасное конное войско и царили в степях Северного причерноморья до прихода туда племен сарматов.

Их всадники были легкоконными и имели на вооружении лук, стрелы, легкие копья и мечи. По Геродоту, главными среди восточных скифов были скифы – царские, что кочевали к востоку до Дона. Геродот говорит нам об их безумной смелости и жестокости. Слава и честь царского скифа добывались доблестью в битвах, и позор всегда грозил малодушному. Геродот рассказывает массовых убийствах пленных при погребении царей, о насилиях и грабежах, что чинили скифы.

Но Геродод "пел" со слов греческих купцов, которые посетив греческие колонии на Свернем берегу Понта Эвксинского (Чёрного моря), наслушались там "страшилок" о страшных скифских варварах, что и понятия не имеют о цивилизации. И их можно понять. Колонисты тщательно охраняли свою торговлю со скифами. Им было выгодно, чтобы купцы вели свои торговые операции только через греческих колонистов. И все барыши от такой торговли доставались жителям Херсонеса, Пантикапея, Ольвии и других эллинских колоний. Вот они и пугали приезжих.

А на деле подтверждений жестокости скифов нет. Археология отрицает это утверждение Геродота, ибо в царских курганах скифов археологи не нашли множества скелетов убиенных жертв, что должны были быть там, если верить "отцу истории". Значит, он попросту соврал.

Скифы индо-европейцы и об этом говорит их физический тип и их язык. Физический тип скифов мы можем наблюдать по их изображениям на предметах промышленной и художественной техники греческого искусства, изготовлявшихся греками для скифов и находимых в скифских курганах.

О могуществе скифских племен говорят факты. Великий персидский царь Кир II Ахеменид был убит в войне со скифским племенем массагетов. Великий персидский царь Дарий I не сумел покорить Скифии и потерпел поражение от скифского царя по имени Иданфирс.

Легенда гласит, что Иданфирс послал Дарию птицу, мышь, лягушку и колчан стрел, что означало: "Говорю вам, персы, что, только прыгнув в воду, подобно.лягушкам, спрятавшись под землей, как мыши, или улетев на небо, подобно птицам, вы сможете избежать смерти от стрел моих!"

Причины такого могущества скрываются в кочевом образе жизни, громадных просторах, и отсутствии опорных пунктов городского типа. А попробуйте покорить страну, в которой нет городов, и население то и дело перемещается с места на место?

Отсюда и боевая тактика скифов. Их легкие конники неожиданно и стремительно налетали на врага, осыпали их стрелами и так же стремительно уходили в степи. Вражеские воины бесцельно бродили по просторам степей и не могли найти противника, который не желал вступать в открытое большое сражение. И в конце-концов враги покидали негостеприимные скифские просторы измученные бесконечными переходами, постоянными атаками, жаждой и голодом.

Это была так называемая тактика изматывания. Впоследствии именно она легла в основу партизанской войны. Вспомните, как воевали с Наполеоном в Испании и в России. Победоносного французского императора довели до отчаяния выходки партизан. А те занимались тем, что мешали нормальному снабжению армии и перерезали коммуникациями.

И малая война (партизанская) давала то, чего не могли дать большие сражения, в которых Наполеон был сильнее. Скифская тактика нападения на врага небольшими отрядами также причиняла сильному врагу большие неприятности. Хотя на большую битву с Дарием Иданфирс не отважился.

В первой половине IV века до н.э. могущественному скифскому царю Атею удалось сосредоточить в своих руках громадную власть над многочисленными племенами и образовать на западных границах Великой Скифии в Северной Причерноморье большое государство.

Страбон так писал об этом:

"Атей, воевавший с Филиппом, сыном Аминты, кажется, господствовал над большинством здешних варваров".

Атей считал ржание коня самой лучшей музыкой и говорил врагам своим: "Не стремитесь попрать своими ногами земли моей, чтобы не пришлось вам видеть, как кони мои будут пить воду из рек твоей страны!"

Столицей этого государственного образования было поселение у города Каменка-Днепровская и села Большая Знаменка в Запорожской области Украины – Каменкое городище.

Могущество скифского государства царя Атея основательно ослабил македонский царь Филипп, отец Александра Македонского. Разорвав временный союз с Македонией в связи с нежеланием содержать македонскую армию, скифский царь Атей с войском, разбив македонских союзников гетов, захватил почти всю дельту Дуная.

В результате кровопролитнейшего сражения объединенного скифского войска и македонской армии в 339 году до н. э. царь Атей был убит, а его войска разбиты.

Поражение скифов македонцами было первым ударом по независимости Великой Скифии. За первым ударом последовали другие: с запада вторгались геты, с востока двинулись самые опасные враги скифов сарматы, они перешли реку Танаис (Дон) и начали планомерный захват скифских земель. Численность врагов и их ожесточение росли, скифские рати редели в беспрерывных войнах.

Скифия все более слабела и потеряла большую часть своей территории и силилась укрепиться на последнем клочке земли – Таврическом полуострове. Но здесь скифы совершили большую ошибку. Они повели себя как господа, а не добрые соседи, и хотели навязать свою волю и земледельческим родственным племенам и эллинским городам колониям. А не в их положении можно было так себя вести.

Греки не пожелали мириться с великодержавными замашками скифских царей и князей и стали искать против них союзников. И нашли мощного покровителя в лице понтийского царя.

Понтийское царство из маленького государства в Малой Азии при Митридате VI Евпаторе превратилось в могущественную империю, соперницу Великого Рима. И понтийцы поддержали греческих колонистов в Крыму против скифов своими войсками.

Таким образом, Скифия оказалась окруженной врагами. И вот в наиболее критический период судьба подарила Скифии последнего из великих царей Скилура. Это он основал ряд крепостей на подступах к эллинскому городу-государству Херсонесу. Это были крепости Хаб, Палакий, Неаполь. Последний город он сделал своей столицей и он стал известен в истории под названием Неаполя-Скифского.

Неаполь стал последней столицей Скифии. Скилур понимал, что на западе скифам делать нечего. Там и так было полно племен и народов, что дрались за место под солнцем. Скифы не смогли бы поглотить эти народы или вытеснить их. Они уже были для этого слишком слабыми.

Итак, к началу II века до н. э. скифские племена находились в низовьях Днепра и северной степной части Крымского полуострова, образовав здесь при царе Скилуре и его сыне Палаке новое государственное образование. Население нового скифского государства осело на землю и в большинстве занималось земледелием и разведением крупного рогатого скота. Скифы начали строить каменные дома, используя знания античных греков. В 290 до н. э. скифами созданы укрепления по всему Перекопскому перешейку. Началась скифская ассимиляция таврских племен, античные источники стали называть население Крымского полуострова "тавроскифами" или "скифотаврами", которые впоследствии смешались с античными греками и сармато-аланами.

Изменилась и тактика войны скифов. Времена когда в их распоряжении были громадные просторы и многотысячные конные отряды кочевали по степи прошли. Тактика изматывания противника и постоянные переходы с места на место более не работала. Необозримых просторов более не было. Да и греки и их понтийские покровители воевали по иному. Пешая фаланга городских ополченцев и железная тяжелая пехота "несгибаемых" царя Митридата успешно воевали против скифских толп. Царь Скифии Палак, сын великого Скилура, потерпел сокрушительное поражение от полководца Митридата Диофанта и вынужден был подписать унизительный для себя мир. Он стал данником понтийского царя.

И это заставило его пересмотреть тактику войны. Легкая конница мало была пригодна для борьбы с фалангой. И потому скифский царь стал создавать отряды катафрактариев – тяжелой конницы, закованной в железо. Именно конная железная "кувалда" могла дробить и прорвать строй сплоченных гоплитов – тяжелых пехотинцев. Но об этом мы станем говорить впоследствии в разделах посвященных грекам и персам.

Однако, несмотря на все реформы скифских царей, что были после царя Плака, возродить величие Скифской державы уже было невозможно. И Скифия просуществовала до III века н.э. только благодаря тому, что принимала протектораты и изъявляла покорность сильным империям Понтийскому царству, а затем Риму.

Глава 2 Сарматы Тяжелая конница катафрактов

Сарматы это также как и скифы неоднородное племя, что состояло из множества племен помельче. В сарматский союз племен входили и роксоланы, и языги, и аланы, и аорсы, и сираки, и другие племена. Согласно легенде, которая изложена в "Истории" Геродота сарматы произошли от амазонок, женщин воительниц, что вступили в брак со скифскими юношами.

Но это не так. Сарматы всегда были скифам враждебны и в какие-либо союзы с ними начали вступать только после смерти Скилура. Истоки же геродотовой легенды лежат в исключительном положении женщины у сарматских племен.

Женщины этого племени были как мужчины воинами. Они принимали участие в войнах в качестве конных стрелков из лука. Но зачастую они вступали и в рукопашные схватки с врагом и отлично рубились длинными сарматскими мечами. Сарматская девушка не могла выйти замуж и иметь детей до того времени пока не прольет кровь врага. Отсюда и сравнение с легендарными амазонками. Сохранилось предание о царице Амаге, жене сарматского вождя Медоссака. Она с отрядом в 120 всадников сумела прорваться в скифскую ставку и убила царя, а власть вручила сыну убитого, но приказала ему править справедливо и всегда помнить о смерти своего отца.

Именно сарматы начали создавать тяжеловооруженную кавалерию в Северном Причерноморье, а скифы только переняли у них это новшество. На иллюстрации вы можете видеть как выглядел тяжеловооруженный сарматский всадник. Этот воин был закован с ног до головы в металлические кольчужные доспехи (наборные катафракты). Его коня также надежно прикрывали доспехи и это обеспечивало таранный удар сплоченной конной массы таких всадников.

Более того, оружие сарматов – длинный обоюдоострый меч – было намного лучше и удобнее в кавалерийской схватке, чем скифский короткий меч-акинак, или тяжелый боевой топор. Кстати, многие исследователи считают, что именно в этом мече и был сокрыт секрет сарматских побед над скифами. Совершенство оружия обеспечило им победу.

Тогда кавалерия мало какой страны могла похватать совершенным вооружением. Ведь длинное копье могло стать эффективным оружием конного боя, только при наличии упора в виде стремян. Только в этом случае оно превращалось в пику. Но стремян тогда еще не знали. Да что там стремян, седлом и то пользовались редко. В основном коня покрывали попоной и так ездили (как это видно на иллюстрации). А представьте себе неустойчивость всадника при этом! Ни копье, ни топор, ни короткий меч для ближнего боя здесь не подойдут.

А вот длинный меч, что отлично подходил для конного боя, но делать такие мечи могли далеко не все! Римляне традиционно изготавливали короткие мечи, весьма удобные для пехоты, но совершенно непригодные для кавалерии. Сарматские же кузнецы обладали технологиями изготовления такого оружия.

При помощи сарматов парфянам удалось возродить Иран и создать отличную тяжелую конницу, которой боялись даже римляне! Ведь покорить Парфию им так и не удалось.

Впоследствии племя аланов среди сарматских племен стало доминирующим. К III веку н.э. аланы подчинили себе роксоланов, языгов, аорсов и название сарматы постепенно исчезает и заменяется названием аланы. Это племя проживало на громадной территории от Дуная до Арала в течение долгого времени. И только в конце IV века они были разгромлены гуннами.

После этого часть аланских племен ушла на Запад. И это они вместе с вандалами создали на территории Северной Африки варварское королевство.

Другая часть аланского племени, после разгрома от гуннов, укрепилась на Северном Кавказе. В VI веке они приняли христианство византийского толка и вписались в православный мир.

Часть 4 Ассирия – кровавый восход и быстрый закат Глава 1 Краткие сведения по истории

Ассирия интересует нас поскольку при её последнем возвышении и превращении на короткий срок в могущественную империю там были усовершенствованы военное дело и введены новые реформы, что оказали большое влияние на развитие военного искусства.

Итак, в начале XX века до н.э. некто Ашшур I основал новую династию. Во время её правления время город Ашшур стал крупным торговым центром Верхней Месопотамии. Но о мировом значении тогда конечно говорить не приходилось.

В конце XIX века до н. э. Шамши-Ададу I удалось создать царство, не уступавшее по могуществу Вавилонии. Но после смерти этого царя его сыновья Ишме-Даган I и Ясмах-Ададу (последний правил в Мари) потерпели поражение от царя Вавилонии Хаммурапи и в 1757 году до н. э. и должны были признать его власть. Таким образом, возвышение Ассирии оказалось совсем недолгим, после чего она в продолжении нескольких столетий играла роль второстепенной державы. Все это время Ашшур оставался небольшим аккадским островом среди хурритского мира и был типичным городом-государством, управлявшимся ишшиаккумом.

Когда в Верхней Месопотамии возникло хурритское государство Митанни, Ашшур признал власть ее царей, которые держали своего "посланца" (суккаллу) в городском совете. Только после ослабления Митаннийской державы в конце XV века до н. э. Ассирия переживает новую эпоху подъема. Ишшиакум (титул правителя) Ашшурбелнишешу восстанавливает городские стены. Его внук Ашшурубаллит I принял официальный титул "царя Ассирии". Их преемники вели трудные и успешные войны с Митанни и Вавилонией. При царях Шульмануашареде I и Тикульти-Нинурте I Ассирия стала самой могущественной державой в Передней Азии. Но и на этот раз возвышение ее продолжалось не более ста лет. Уже при сыновьях Тикульти-Нинурты начались смуты и упадок царской власти.

Вновь Ассирия набрала силу после восшествия на престол Тукультиапал-Эшарры I. Впрочем, его преемники не смогли удержать власть в стране. Сразу после смерти Тукультиапал-Эшарры престол захватил Ашаредапал-Эцур. После долгой борьбы его сверг брат Ашшурбелкала. За этим переворотом последовали другие неурядицы. В то время, пока длилась усобица, страна тяжело страдала от нападения арамейских племен. Источники сообщают о бедствиях, которыми сопровождалось их нашествие: кочевники вырезали все взрослое население, продавали в рабство детей, утоняли лошадей и забирали зерно.

Лишь со второй половины Х веке до н. э. ассирийский престол вновь перешел к энергичным царям, сумевшим поднять международный престиж своей державы. Ададнерари II и его сын Тукульти-Нинурта II начали завоевание областей к северу от истоков Тигра до истоков Аракса и вели войны с горными племенами наири и урарту. Эта политика продолжалась при Ашшурнасирапале II, Шульмануашареде III, Шамши-Ададе V и Ададнерари III. Затем страна на несколько десятилетий погрузилась во внутренние смуты. В это время междоусобных войн, которые вели сыновья Ададнерари III, международное значение Ассирии упало.

Глава 2 Военные реформы царя Тиглатпаласара III

Покончить с мятежами удалось только царю Тукультиапал-Эшарре III более известному в литературе как Тиглатпаласар III. Он и его преемники Шульмануашаред V, Шаррумкен II, Синаххе-Эриба, Ашшураххеиддина и Ашшурбаниапал сделали Ассирию самой могущественной державой Ближнего Востока.

В это время начинает быстро формироваться и работать ассирийская военная машина. Начался период больших завоеваний. Использование железа и изготовление из него оружия сделало ассирийскую армию непобедимой на полях сражений.

Ассирийцы прославились страшной жестокостью к поверженным врагам. Поэтому многие города узнав о том, что творят эти солдаты предпочитали сдаваться им без боя и заплатить дань при одном приближении ассирийского войска.

Ассирийская держава быстро разрослась. Страной надо было управлять и держать ее в повиновении. Для этого нужны были большая армия и большой административный аппарат. Реформатором в этой области выступил царь Тиглатпаласар III.

Он был военачальником этот государь и именно поэтому главные его реформы касались военного дела. Тиглатпаласар III создал в Ассирии "царский полк". Это была огромная регулярная армия, в которую стали брать не только ассирийцев, но представителей покоренных народов. Путем жестокой дисциплины и многочисленных наказаний из них создали послушные воле своего царя полки.

При Тиглатпаласаре III в ассирийской армии было 120 тысяч человек! Ничего подобного тогда не было даже в Египте! Но дело касалось не только численности. Ассирийцы ввели в военное дело ряд новшеств, неведомых Древнему миру.

Что же это были за новшества? Помимо колесниц они создали кавалерийские полки, переняв полезное умение верховой езды у кочевников. Можно даже сказать, что Тиглатпаласар III был создателем кавалерии как рода войск в том регионе!

Ассирийцы создали военную разведку и стали собирать сведения о противнике. Они позаботились о создании вспомогательных частей, необходимых в любом походе. Это были армейские оружейники, что чинили и заново делали оружие; инженерные части, что помогали армии наводить мосты и вести осаду крепостей.

Ассирийская осадная технология достигла такого совершенства, что города-крепости, которые в прежние века выдерживали длительные осады, ассирийцы брали за 20 дней! А искусство осады – это самое сложное из военных искусств того времени!

Ассирийцы насыпали осадные стены, по высоте равные стенам осаждаемых крепостей, оставляли город без воды, отводя в сторону реки, или затапливали его, строя или разрушая плотины. А для всех этих работ были нужны инженерные войска, и Тиглатпаласар III стал их создателем! Также были построены тараны для стен и подвижные башни, с которых воины могли прыгать прямо на стены осаждаемого города.

В этом и была стратегия победы и громадное значение ассирийского военного искусства для общего развития искусства войны древнего мира. В течение века Ассирия не знала поражений. Это государство сокрушило Израиль и Дамаск, нанесло смертельный удар государству Урарту. Также чувствительные удары от Ассирии получило Мидийское царство и Вавилония.

Военные настроения среди ассирийцев была на подъеме и завоевательные походы неслыханно обогатили страну. Рабы тогда были столь дешевы, что воины ими расплачивались за обед или стакан вина в кабаке.

Глава 3 Падение ассирийской империи: причины быстрого упадка

Но затем начался быстрый закат ассирийского могущества. Великий царь Ашшурбаниапал совершил множество военных экспедиций. Он перенес столицу Ассирии в город Ниневию, где была основана знаменитая библиотека, позднее названная вавилонской. Сам этот царь изображался не в традиционном ассирийском стиле как воин, поражающий врагов, но как царь-строитель. При нем в Ниневии был воздвигнут красивейший дворец. И этот царь был весьма образован. Он, например, знал в совершенстве язык шумеров, тогда уже забытый. Но внутренние смуты и бунты уже воссю терзали страну. К тому же была сильна угроза кочевых вторжений. Сначала это были киммерийцы, а затем грозные племена скифов.

Сразу после смерти царя Ашшурбаниапала в 627 году до н. э. вспыхнуло восстание в Вавилоне, причем горожане призвали к себе на помощь халдейского князя Набуаплууцура. Новый ассирийский царь Ашшурэтельилана и его военачальник Синшумулишар повели против него упорную войну. Тем временем от Ассирии отпали ее западные провинции. Фараон Псамметих захватил Ашдод, а иудейский царь Иошия – Северную Палестину.

В конце 626 году до н. э. Набуаплууцур был провозглашен царем Вавилонии. Он заключил союз с царем Мидии и арабами, после чего они с трех сторон стали теснить ассирийцев.

В 616 году до н. э. Набуаплууцур разгромил их при Каблини. В 615 году до н. э. вавилоняне осадили Ашшур. Правивший, тогда в Ассирии Синшаришкун сумел отстоять древнюю столицу, но в 614 году до н. э. Ашшур все-таки захватил царь Мидии Киаксар. Город был разграблен и разрушен, большая часть его населения – вырезана.

В 612 году до н. э. объединенное войско вавилонян и мидийцев после трехмесячной осады захватило ассирийскую столицу Ниневию. Этот прекрасный город был также обращен в груду развалин, его жители – погибли. Царь Синшаришкун, как гласит предание, сжег себя в своем дворце вместе со всеми сокровищами.

А в 609 году до н.э. вавилоняне окончательно добили ассирийцев и история этого государства завершилась.

В чем же били причины быстрого и такого сокрушительного падения? Ответ довольно прост. Ассирия вела войну ради самой войны. Они так увлеклись своими военными предприятиями и упивались свои величием и могуществом, что просмотрели, какие силы зреют вокруг.

Ведь Ассирия оказалась в окружении целого моря враждебных ей народов! И она была слишком мала, для того чтобы в этом море выплыть и не утонуть, не раствориться. Конечно, многие мне возразят, что и Македония была маленькой страной, а Александр Великий дошел до самой Индии! Но Александру помогал в его движении на Восток весь греческий мир, и он быстро приспосабливался к новым условиям. Он не разрушал местных культов и уважал чужих богов и чужие обычаи. Больше того, разгромив Персидскую империю, он сам перенял их обычаи и короновался "царем царей" как персидский деспот, но не как царь свободных македонцев и греков. Он не делал ненависть и разрушение целью своей внешней политики.

Жестокие ассирийцы не сумели тогда понять, что принуждение и страх хороши только в некоторых случаях, а иногда стоит применять и политику "пряника". Более того, они просмотрели как усилились многие соседние государства и посеянные ими зерна ненависти проросли им же самим на горе.

Часть 5 Империя Ахеменидов

В древности тот, кто хорошо сражался, прежде всего делал себя непобедимым и в таком состоянии выжидал, когда можно будет победить противника.

Непобедимость заключена в себе самом, возможность победы заключена в противнике.

Поэтому тот, кто хорошо сражается, может сделать себя непобедимым, но не может заставить противника обязательно дать себя победить.

Поэтому сказано: "Победу знать можно, сделать же её нельзя".

Сунь-Цзы "Искусство войны"

Эти слова Сунь-Цзы можно отнести к Великому Киру, настоящему царю царей, победителю, искусному полководцу, и действительно великому государю.

Глава 1 Триумф Ахеменидов Кир II Великий "Царь стан, царь царей"

История полна парадоксов. Стоит только посмотреть на карту Древнего Востока и это станет ясно всякому. Египетское царство, Нововавилонское царство, могущественное Мидийское царство занимали на ней громадные территории. Казалось бы, кто мог покорить этих колосов и их царей у которых были тысячи отличных воинов. Разве что такие же могущественные народы пришедшие издалека.

Но в том то и дело, что на этот раз, издалека никто не приходил. Новый колос вырос из маленького карлика, из лилипута.

Где-то на задворках мидийского царства небольшим пятном виднеются зависимые от царей Мидии земли под названием Аншан и Персида. И именно отсюда из этих маленьких областей стала расползаться по Востоку империя Ахеменидов! Все это произошло быстро и, главное, неожиданно.

Сын вождя персов Камбиса I именем Куруш II (Кир II) до 40 летнего возраста был таким же мелким князьком, как и его отец и ничего не предвещало ему величия. Он мирно сидел в своей столице Пасаргадах до 553 года до н.э.

История Кира с тех пор обросла многочисленными легендами в которых есть множество версий о его происхождении. Согласно одной из них, Кир был сыном Камбиса и Манданы. А эта самая Мандана была дочерью самого великого Мидийцского царя Астиага. Следовательно, он был претендентом на корону царства Мидийского.

Астиаг в период своего могущества видел сон, что из чрева дочери его Манданы выросло дерево и его ветви покрыли всю Азию. Толкователи снов и маги пояснили царю, что от дочери его родиться великий властелин, что отберет у него корону. Астиаг испугался и отдал Мандану в жены не знатному мидянину, но представителю более низкого племени персов Камбису. Перс, по его мнению, не мог претендовать на роль великого властителя. Так Астиаг задумал обмануть судьбу, но на деле оказалось, что он шёл ей на встречу.

Но все это легенды и я не стану далее их пересказывать. Дело не в этом. Кир действительно в 553 году до н.э. выступил против своего деда Астиага и сумел быстро завладеть его царством. Так племя персов стало господствующим в Мидии и пророчество, виденное Астиагом во сне, сбылось.

Вскоре после захвата Мидии на царя Кира напали коалиции Вавилона, Египта, Лидии и Спарты. Но в этой войне удача снова стала на сторону Кира II. В 546 году до н.э. Кир захватил Сарды столицу Лидийского царства и Лидия стала одной из провинций его империи. Затем добровольно власть персидского царя признал царь Киликии.

В 539 году до н.э. Кир захватил Вавилон, и Нововавилонское царство было ликвидировано и также стало частью персидской империи. А с 538 года до н.э. Кир стал гордо именовать себя "Царь Вавилона, и царь стран".

На очереди был Египет, но в 530 году великий воин Кир II погиб во время войны со скифским племенем массагетов. И Египет завоевал уже его сын Камбис II.

Глава 2 Ударная сила Ахеменидов

В течение двух столетий (VI-IV веков до н.э.) огромное государство Ахеменидов доминировало на Ближнем Востоке и в Восточном Средиземноморье. Существование этой мировой державы полностью зависело от армии, которая выступала важнейшим инструментом персидской политики. Именно в армии сокрыт секрет фантастических побед повелителя маленького плени персов.

Ударной силой армии Ахеменидов была конница. И посему я могу сказать, что этот период характеризовался господством кавалерии на полях сражений. Хотя вспомогательная пехота также использовалась.

В отличие от уже рассмотренной нами египетской империи и в отличие от царства хеттов конница у персов выступила на первый план, хотя пока не на долго, и роль пехоты не стоит совсем сбрасывать со счетов. Я уже говорил о роли боевых колесниц во времена походов Тутмоса III или Рамсеса II и не собираюсь это теперь отрицать. Но основную часть войска, как у египтян, так и хеттов, по-прежнему составляли пехотинцы. Я также говорил о коннице скифов и сарматов, но они не создали мировой империи. У персов же кавалерия это особенный боевой инструмент и именно Кир II и его приемники усовершенствовали его настолько, что впоследствии в течение веков роль легкой кавалерии было трудно недооценивать.

Но обо всем по порядку.

Самой элитной частью кавалерии Ахеменидов был корпус царских гвардейцев, что "выстраивались впереди самого царя". Этот отряд упоминается в битве при Кунаксе, что произошла 401 году до н.э. Тогда в составе этого подразделения было 6 000 всадников. В этом подразделении служили только представители персидского племени.

Остальная часть конницы (армейской, а не элитной гвардейской) состояла из представителей других народов персидской империи. Здесь служили и мидяне, и арамеи, и ассирийцы, и вавилоняне, и финикийцы, и лидийцы и многие другие.

Армейские части империи Ахеменидов делились на гарнизонные войска, что подчинялись царю, и провинциальные – войска сатрапий – куда входили военные колонисты.

В тактическом отношении персы использовали в основном легкую конницу – конных лучников и метателей дротиков. Собственно тяжелая кавалерия появляется в империи Ахеменидов много позже в ходе военных преобразований Артаксеркса I, когда тот готовился к войне с Грецией. Значит, тактика Кира II Великого на тяжелую конницу не опиралась. Да и что такое тяжелая кавалерия? Если представить себе конного рыцаря средних веков, то сразу же видно, что в сомкнутом строю, они представляли собой грозную силу. Но это в средние века. Во времена Кира все было не так.

Тяжелая конница – это всадники, закованные с доспехи. В поздней Греции и Византии их называли катафрактариями, из-за того, что они были одеты в стальные кольчуги катафракты.

Удар сплоченной массы катафрактов был подобен молоту и мог рассечь строй вражеской пехоты. Но оружие тяжелого всадника древнего мира было крайне несовершенно. Они использовали метательные короткие копья, но взять с собой большой запас таких дротиков было нельзя. Один воин мог иметь при себе до 5 дротиков. А когда он их выкидывал, то сражаться тяжелому коннику приходилось при помощи секиры или меча. Длинное копье или пику (отличное оружие для всадника) тогда использовать не могли. Копья могли служить пиками лишь при наличии хорошего упора для ног конника в виде стремян. Но тогда они были еще неизвестны. Деревянные седла хоть и были, но еще не имели высоких лук. Многие же всадники тогда ездили вообще без седел, пользуясь только широкими попонами. И именно поэтому эффективность кавалериста была в ближнем бою, была совсем не той, что в средние века. Ибо, выкидав дротики, воин панцирной кавалерии имел весьма неудобное оружие для боя. Тяжелая секира была плоха для кавалерийской схватки. Короткий меч, как у скифских конников, также не годился для нормального удара. Это отличное оружие для ближнего пешего боя, но никак не конного. Длинный меч был лучше, но для его использования, также необходимы были стремена для хорошего замаха.

Посему кавалерия тогда была в основном легкой. Но её эффективность в бою была весьма высока. Кочевые народы, воины которых с раннего детства приучались к седлу, были отличными наездниками и отличными стрелками.

Нападение таких многочисленных легкоконных отрядов на малоподвижные и нестройные пехотные полки (до появления совершенной греческой фаланги) всегда приносили победу кавалерии. Кавалеристы осыпали ряды пехоты тучей стрел и тем расстраивали их ряды.

Ударной силой также выступали боевые колесницы – эти танки древности.

"Исходя из описания Ксенофонта, мы можем представить себе конструкцию серпоносной колесницы рубежа V-IV вв. до н. э. – говорит А.К.Нефедкин в своей монографии "Происходжение и история серпоносных колесниц". – Квадрига имела большие колеса, вертящиеся вокруг оси, длина которой должна быть примерно равной ширине упряжки из четырех коней. К каждому концу оси было прикреплено по одному горизонтальному серпу длиной около 90 см. Эти два серпа являлись основным оружием колесницы. Еще два вертикальных серпа находились под осью, у обеих сторон пола кабины. В высоком деревянном кузове из досок стоял возница, одетый в чешуйчатую броню с длинными рукавами и высоким воротом, голову его защищал шлем. Других воинов в кузове не было. Из оружия колесничий, очевидно, имел лишь меч. Кони некоторых упряжек прикрывались бронзовыми налобниками, месяцевидными нагрудниками и пластинчатыми защитными попонам".

Как видно и кавалерия играла важную роль в победах Кира Великого и боевые колесницы у него были довольно таки грозные. Это совсем не то что мы видели ранее в Египте.

Глава 3 Отряды пехоты "бессмертных"

Но не стоит думать, что если победы Киру II принесла кавалерия, то у персов не было пехоты. Была! Постоянная армия пехотинцев империи Ахеменидов состояла из отрядов так называемых "бессмертных".

Они формировались по принципу рекрутского набора, куда входили призванные в армию крестьяне-общинники, для постоянной службы. В основном это были лучники, необходимые для стрелкового удара по противнику. Но подготовка стрелка из лука требует очень много времени, в отличие от гоплитов, которых в сущности нечему обучать. И Ксенофонт и Геродот говорят о том, что персы обучались стрельбе из лука с детства, и обучались годами.

Также в рядах бессмертных были легкие пехотинцы вооруженные легкими копьями мечами и щитами. Их умение драться также шлифовалось годами. Боевой опыт солдата, прослужившего не один год, значил весьма много в рукопашной схватке. Кроме того, постоянным развлечением их, обучающим рукопашному бою, была охота, что также способствовала формированию боевых навыков.

Вооружение персидской пехоты состояло из короткого копья, "скифского" или сегментовидного лука, футляра со стрелами, акинака (короткого меча). Также воины имели также маленький щит, крепящийся на левой руке. Копье примерно 1,8 метра, которое персы в бою держали одной или двумя руками, со средних размеров железным наконечником. Оно было снабжено железным штырем для втыкания в землю во время стрельбы из лука.

"Скифский" лук – чрезвычайно широко распространенное в это время в Азии оружие, характерными отличиями которого являются выгнутая в сторону стрелка рукоять, и небольшие "рога", резко отогнутые вперед. Часто луки были ассиметричными, как правило с более длинной верхней половиной. По конструкции он был сложносоставным, из деревянных частей. Верхний рог мог изготавливаться отдельно из рога, кости или бронзы. Дальность боя такого лука достигала 500 метров, следовательно, на расстоянии 200-300 метров средний стрелок вполне пробивал доспех противника.

Глава 4 Надел колесницы, надел коня, надел лука

Персидские цари сразу стали формировать класс военных поселенцев, решив таким образом создать верную себе армию. Так они путем переселений одних народов на чуждые им земли создавали в провинциях отряды, что были готовы выполнить любой приказ. Например, среди воинов, пожалованных земельными наделами в Вавилонии были арамеи, индийцы, лидийцы, сирийцы, армяне, финикийцы.

Земли воинам выдавались следующим образом:

"Надел коня" – получал воин и мог пользоваться доходами с него и трудом зависимых земледельцев, при условии службы по призыву в случае военных действий. Он должен был сесть на лошадь и в полном вооружении прибыть на место сбора. То есть с надела коня выставлялся конный воин. Такой надел был приблизительно равен 70 акрам.

"Надел лука" – получал воин, что по приказу царя выступал в поход в качестве пешего лучника. Это надел был вдвое меньше надела коня.

"Надел колесницы" – получал воин, сражающийся на колеснице. Колесничие были частью армейской элиты и главной ударной силой персидской армии. Это надел был наиболее богатым и большим пожалованием.

Смотр и учения этой армии проводились ежегодно с цель постоянного поддержания боеготовности. Войска тогда сливались в большие лагеря и проводились маневры. Такой же сбор проводился если армия выступала в поход.

Но эта, на первый взгляд стройная система поселенцев, таила в себе множество недостатков. С чем же они связаны?

Во-первых, с постепенным дробление наделов. К примеру, у воина всадника есть пять сыновей между которыми он делили свои земли. И ко времени царствования Дария II у держателя конного надела остались только одна десятая или одна пятнадцатая первоначального надела, что был пожалован его предку Киром Великим. Но закон о выставлении всадника с надела продолжал действовать. С одного надела – одного всадника. И никто не думал, что этот надел уменьшился во много раз.

Во-вторых, многие держатели наделов коня расслабились и посылали вместо себя в войско слугу. Вот слова Ксенофонта по этому поводу: "Нынче знатные люди делают всадниками и ставят на жалование всяких привратников, пекарей, поваров, виночерпиев, банщиков, слуг…" Сами же воины становились дармоедами и преставали заниматься военным делом.

В-третьих, многие держатели наделов разорялись и под разными предлогами продавали свои наделы, хотя по закону эта собственность не могла отчуждаться. И тем самым они ослабляли боеспособность армии.

В-четвертых: многие особо богатые поместья получали иммунитет от царя и становились свободными от службы царю. В Вавилонии это были имения персидской знати и царевичей Ахеменидов. В Египте это были знатные воины из рода Аршама, Варохов и других. Эти знатные персы держали собственные дворы, благо далеко от царя, и собственные военные отряды в 100-200 человек.

Все это привело впоследствии к ослаблению военного потенциала персидской империи и её гибели. И это еще одно доказательство, что империя созданная Киром Великим была империей военной.

Глава 5 Тактика конного боя в империи Ахеменидов

Но пришло время посмотреть на тактику боя, что привела персов к победе. Их ударным отрядом были колесницы. Особенно колесницы тяжелые и серпоносные (т.е. снабженные серпами, что косили вражеских коней и пехоту).

Они шли впереди и наносили первый таранный удар. За ними в прорубленные бреши в войсковых порядках противника устремлялись всадники и углубляли разрывы. Пешие лучники и пелтасы засыпали врага стрелами и камнями перед массированной кавалерийской атакой.

Ксенофонт в своей знаменитой "Киропедии" (жизнеописании Кира, царя царей) сказал устами своего героя Кира Великого:

"Когда мы устремимся на врагов… тут же ринется Абрадат вперёд со своими колесницами… а вам (пехоте и коннице) надо следовать за ним, держась как можно ближе к колесницам. Действуя так, мы обрушимся на врагов в самый разгар их замешательства".

Следовательно, новая тактика персов состояла в том, чтобы при помощи "танков древности" колесниц сломать или расстроить ряды противника, особенно вражеской пехоты, образовать бреши для конницы и пехотинцев. Затем бреши расширялись при помощи конной атаки. И уже после этого в бой вступали пелтасы (метатели камней из пращи).

С появлением при Артаксерксе I панцирной кавалерии тактика боя немного видоизменилась. Это было ответом, на совершенствование вооружения и тактики пеших воинов в Греции. Отряды тяжелой конницы могли расколоть греческий строй тяжелых гоплитов, прикрытых большими щитами и выставившими вперед ряды длинных копий – сарис.

Однако, хочу особо отметить, что легкая кавалерия использовалась в больших количествах по-прежнему. Атака конных латников должна была рассеять элитные войска противника, и, по возможности, захватить полководца. А далее работала легкая кавалерия.

Тяжелая конница персов строилась колонной, которую греки в своих документах именовали "квадратным строем". В то время как легкая кавалерия всегда работала развернутой лавой. Спрашивается, зачем нужна колона?

А ответ прост. Колона это "молот"! И этот "молот", как я уже говорил, наносил таранный удар и дробил войска противника. Порыв и натиск такого тарана были страшны.

Но, исчерпав наступательный порыв, этот "квадрат" стравился весьма уязвим. Да и повернуть такой строй было невозможно в случае непредвиденной ситуации. Такое, например, случилось во время сражения Диофанта Синопейца, полководца понтийского царя Митридата Евпатора, с войсками двух царей Скифского Палака и Роксоланского Тасия.

Вот как описывает этот бой Виталий Полупуднев в своей книге "Упонта Эвсксинского":

"Серая громада катафрактариев (тяжелых всадников) с грохотом пришла в стремительное движение. Окаменевшая от холода земля дрогнула. Греки не без внутреннего трепета услышали грозно-знакомые громоподобные звуки. Тысячи некованых копыт грянули о землю, лес копий склонился вперед. Это было внушительно, и могуче, но напоминало скорее лавину из камней и снега, внезапно сорвавшуюся с горной кручи и управляемую лишь законом собственной тяжести, но не разумом человека". (Цит. по книге Виталия Полупуднев "У Понта Эвскинского" Том 1 "Великая Скифия". М.: Советский писатель. 1991. – С.550)

Но позади небольшого отряда воинов, который эта масса легко опрокинула, был глубокий овраг. Диофант специально заманил конницу врагов в эту ловушку.

"Перехитрили – ахнул Раданфир (воевода царя Скифии Палака), с ужасом увидев, что его конь уже висит над глубоким провалом.

Хотел повернуться в седле и криком предупредить задних, но не успел. Да и нельзя было теперь задержать общую катастрофу. Взбесившиеся лошади мчались во весь карьер, охваченные стадным чувством. Сами витязи находились во власти своих коней, кроме того, их слепили снег и земля, летевшая из под копыт.

Последнее, что мелькнуло в сознании Раданфира, были слова Палака, сказанные им с чувством самодовольства еще пред пробной атакой катафрактариев "Я заменил беспорядочную развернутую лаву нашей конницы глубоким ее построением в колону. Только в таком строю можно пронзить фалангу выученной, тяжеловооруженной и хорошо защищенной пехоты Митридата! А, пронзив, уничтожить её по частям!"

Действительно удар панцирной кавалерии был бы губительным для сплоченной пехоты, как бы ни была она вооружена и защищена. Но хитрый полугрек (Диофант) сделал свои выводы из недавнего нападения Раданфира. Он учел мощь катафрактариев и принял меры, чтобы нацелить в ложном направлении острие соединенного скифо-роксоланского войска". (Цит. по книге Виталия Полупуднев "У Понта Эвскинского" Том 1 "Великая Скифия". М.: Советский писатель. 1991. – С.554)

Вот вам и недостаток такого строя. Такая масса тяжелой кавалерии обладала ударной силой, но была неповоротлива и неуправляема.

Тяжелая кавалерия Ахеменидов укомплектовывалась огромными, напоминавшими слонов, но быстрыми лошадьми нисейской породы (самая ценная порода древности). В легкую конницу шли более подвижные кони из восточно-иранских провинций.

Глава 6 Удар серпоносной колесницы: шаг к победе?

Сейчас непросто пояснить человеку живущему в XXI веке, что такое колесница. Афинский историк Ксенофонт (430-355 годы до н.э.) в своей "Киропедии" рассказал о том, как Кир Великий готовился к войне с ассирийцами.

Ксенофонт утверждает, что именно Кир II приказал переоборудовать свои колесницы на серпоносные. Тяжелая колесницы и без того была достаточно грозным оружием, но со смертоносными серпами стала вдвое опаснее. Представьте себе шок вражеских воинов, на глазах у которых ноги и тела их товарищей разлетались в разные стороны.

Историк Ариан (95-175 годы) в своем трактате "Тактическое искусство" также приписывает это изобретение Киру Великому. Хотя с этим можно поспорить. Серпоносная колесница сильно отличалась от простых колесниц, ибо именно она использовалась исключительно для лобовой атаки, поражения пехотного строя неприятеля и сильного психологического эффекта.

В течение V века до н.э. постоянным противником персов были греки. Они создали тяжеловооруженную фалангу, что стала непреодолимым препятствием для легкой кавалерии конных лучников и метателей дротиков. Нужен был инструмент, который сможет дробить фалангу. Я уже говорил выше о тяжелой кавалерии катафрактов, но этот инструмент был не единственным.

Серпоносная колесница также подходила для атаки на сомкнутый строй греческих гоплитов. Она разбивала сплоченный строй фаланги, а это и было главным её преимуществом. В то время у греков практически отсутствовали метатели и стрелки, способные отразить атаку колесниц. Но так должно было быть в идеале. На деле зачастую выходило по иному.

В битве при Кунаксе между армиями Кира Младшего и его братом Артаксерском II серпоносные колесницы были использованы, и свидетельства об этом сражении, вошли в письменные источники.

Артаксеркс выставил пред своими боевыми порядками колесничих. Они должны были сломать строй греческих наемных гоплитов Кира. Но по описанию Ксенфонта это им мало помогло. Греки двинулись в атаку и своим бесстрашием обратили войска Артаксеркса в бегство. И в этот момент ударили колесничие, с намерением спасти положение. Их удар был направлен на левый фланг фаланги греков.

Но наемные гоплиты были люди совсем не робкого десятка и стали ударять копьями о щиты с намерением напугать лошадей. Колесничие сами устрашились этих звуков и, видя общее отступление армии царя, стали бросать свои квадриги. Обезумевшие от страха кони стали метаться и крушить и вражеские и свои позиции. Но греческие гоплиты организованно расступались пред ними и пропускали сквозь свои ряды. При этом пострадал только один воин!

Это говорит о несовершенстве этого вида оружия при сражении с пешей фалангой профессионалов. Тяжелая конница работала много эффективнее в этом случае.

Но я не хочу сказать, что так было всегда. Бой при Даскелионе (395 г. до н. э.) между отрядом спартанского царя Агесилая и конницей сатрапа Геллеспонтийской Фригии Фарнабаза привел совершенно к иному результату! Персидский отряд, состоящий примерно из 400 всадников и двух серпоносных колесниц, неожиданно напал на греков.

Эллины, в количестве около 700 человек, сбежались вместе, пытаясь построить фалангу. Но и сатрап не медлил, а выставив вперед колесницы, атаковал ими. Упряжки рассеяли ряды врага, а сразу вслед за ними напали всадники, перебив около 100 перемешавшихся греков.

Но здесь персы напали на греков внезапно, и в этом был залог их победы. Греки не успели построиться в фалангу, а если бы успели?

Серпоносные квадриги, приняли участие и в знаменитой битве при Гавгамелах (1 октября 331 г. до н.э.) между армиями Александра Македонского и Дария III, последнего персидского царя из династии Ахеменидов.

Персы сами выбрали поле для битвы, где они могли развернуть свои многочисленные войска. Более того, почва была специально выровнена для действия колесниц и конницы, а на флангах были высыпаны колючки – трибулы для нейтрализации македонской конницы – главной ударной силы армии Александра.

Перед левым флангом персов, который должен был противостоять атакующему правому крылу македонян, были поставлены (видимо, ближе к центру) 100 серпоносных колесниц, к которым было добавлено около 1000 бактрийских и 2000 сакских всадников.

Перед гвардейскими отрядами центра расположили еще 50 квадриг не подкрепленных всадниками.

Впереди правого фланга персидского войска стояло еще 50 квадриг, поддерживаемых армянской и каппадокийской конницей.

Битва началась гиппомахией на правом фланге македонской армии. В это время Дарий пускает на правое крыло фаланги серпоносные колесницы, которые были встречены градом метательных снарядов легковооруженных и агриан, стоявших перед гетайрами (тяжелыми македонскими кавалеристами). Метатели отразили атаку одних колесниц, а другие проехали через разомкнувшуюся фалангу, после чего возницы были перебиты!

Несколько иначе развивались события на левом крыле македонян, где прикрытием служило лишь незначительное число критских лучников и ахейских наемников. Против них начальник конницы правого крыла персов, Мазей, бросил 50 серпоносных колесниц, поддержанных армянской и каппадокийской конницей, стоявшей вместе с ними. Поскольку на этом фланге у македонян, видимо, не было эффективной защиты со стороны легковооруженных, тут они применили другую тактику, о которой упоминалось выше, они стали бить копьями о щиты, пугая коней. Последние, не будучи достаточно обученными, испугались и, как и в битве при Кунаксе, часть упряжек, повернув назад, поскакала на своих, а часть устремились на фалангу, которая просто расступилась.

Как видите снова неудача! А это значит, что такая колесница была плохим оружием против фаланги сплоченных гоплитов. А если вы посмотрите на рисунок художника Васина что изображает серпоносную квадригу, то сразу же станет видно, как это громоздкое сооружение язвимо. Посмотрите на стрелы, поражающие коней и возницу. Если убить одну лошадь упряжки то такая колесница более не опасна.

Поэтому легкая пехота могла отлично защищать фалангу тяжелых гоплитов и свести на нет преимущества этих "танков древности".

Часть 6 Греко-персидские войны

Тот, кто хорошо сражается, стоит на почве невозможности своего поражения и не упускает возможности поражения противника. По этой причине войско, долженствующие победить, сначала побеждает, а потом ищет сражения; войско, осужденное на поражение, сначала сражается, а потом ищет победы.

Сунь-Цзы "Искусство войны"

Умные греческие полководцы сумели задать боевой инструмент из того, что было. Из горожан-ремесленников, что не были профессиональными воинами. Могли ли эти горожане победить профессионалов? Оказалось что могли. Почему? Да потому, что они победили за долго до начала сражения с врагами.

Глава 1 Фаланга как инструмент победы

Успешно конкурировать с могущественной персидской империей в V веке до н.э. стали греческие города-государства. Они были совсем небольшими по размеру и их ни как нельзя было поставить рядом с империей Ахеменидов. Это даже не слон и Моська, но слон и клоп. И тем не менее эти "клопы" стали периодически кусать слона.

Что же дало им эту возможность? Искусство войны!

Армии греческих городов того времени были ополчениями и их ни в коем случае нельзя было сравнивать с профессионалами. Ведь служа в армии, они только исполняли свой долг пред полисом, но в мирной жизни у них были совершенно иные занятия. Как же кузнецы, медники, гончары становились солдатами?

Основу армии греческих полисов составляли тяжеловооруженные пехотинцы – гоплиты. Они были весьма и весьма слабо обучены искусству рукопашного боя (исключение из этого правила составляли спартанцы). Но гоплиты были способны драться в сомкнутом строю.

Я не хочу сказать, что это были слабые и немощные горожане. Нет. В Греции большую роль уделяли с юных лет физическим упражнениям. Но гимнастика и искусство боя холодным оружием не одно и тоже. Только спартанцев с юных лет учили искусству боя и искусству войны. Это был город воинов-профессионалов.

Но как же воевали другие города? Здесь на помощь пришла фаланга – особый вид боевого построения. Она была совершенно не приспособлена для боя по частям – только плечом к плечу. Каждый гоплит был вооружен большим щитом, диаметром 60 см., и копьем (примерно 2,2-2,5 м.). Эти два предмета вооружения собственно отличали гоплита. Именно щит определял его принадлежность к "тяжелой пехоте", а не доспехи. Ибо гоплит мог идти в бой и в простой хламиде. Но щит и копье были обязательны! Щит обычно представлял собой деревянную основу, обтянутую кожей или обитый тонким бронзовым или железным листом. Изнутри он был также обит кожей и имел три ручки, в которые продевалась рука. Конечно, в бою таким щитом было совершенно невозможно управлять из-за его тяжести, поэтому он защищал бойца только при столкновении. В Греции щит был не простым элементом военного снаряжения. Это был настоящий символ гражданской свободы. Обычно в греческих семьях щит предавался от отца к сыну, а дома он всегда висел на самом почетном месте над очагом.

Справка: греческие щиты и панцири

Легкий щит

Легкие щиты служили легкой пехоте пелтасов. Сам щит изготовлялся из дерева, а затем его обтягивали несколькими слоями кожи для увеличения прочности изделия. Если на щит натягивали сырую кожу, то высыхая она намертво стягивала детали и это повышало прочность щита. Также кожа повышала так называемую "вязкость" щита. Если его пробивал вражеский клинок или острие копья, то орудие застревало в щите.

Тяжелый щит

Но для гоплита изготавливался более тяжелый щит. Ведь фалангит без щита был вообще обречен. Со слабым щитом его также ждала смерть. Ведь при столкновении двух построений гоплитов между воином и вражескими копьями должна быть неодолимая преграда. И поэтому щит гоплита приходилось полностью покрывать медью, бронзой или железом. Слой металла в 1,5-2 миллиметра увеличивал вес щита размерами 60-90 сантиметров до 7 килограммов. Но поскольку высота щита оставалась недостаточной, снизу к нему крепился кожаный полог, называемый фартуком и он защищал ноги воина от вражеских стрел.

Иной характерной особенностью греческих щитов были круглые выемки по бокам для древков копий. Копья первого ряда бойцов проходили через образованные выемками бойницы в стене щитов, а второй и третий ряды держали оружие в поднятой руке и наносили удары сверху.

Панцири

С середины VI века традиционный панцирь из бронзы повсеместно сменился льняным панцирем, заимствованным из Египта. Ничем не уступающий бронзовому или железному в прочности, льняной был гораздо легче и проще в изготовлении и главное он был дешевле.

Вооружение для гоплита стоило достаточно дешево – копье примерно 2-3 драхмы, щит не более 10. Остальные части доспеха, не обязательные для использования, стоили вместе не более 20-30 драхм. Учитывая, что все предметы вооружения передавались по наследству то можно понять, что затрат на такое ополчение государство не несло никаких.

Конечно, кроме тяжелой пехоты, в каждом полисе имелись и легко вооруженные войска. Это были в основном не лучники как у персов, а дротикометатели и воины с дубинами. Лучник это опытный воин, ибо навыки стрельбы из лука приобретались путем постоянного самосовершенствования. Дротик совсем иное дело. Его мог метнуть кто угодно на расстояние 20 метров.

Дротик очень тяжелое оружие, и потому весьма опасен. Но кроме угрозы поражения противника, он имеет еще одно важное предназначение. Попадание дротика в щит противнику делает использование щита невозможным, первые шеренги атакующих оказываются беспомощными перед гоплитами противника. Поэтому при всем низком уровне обучения дротикометатели приносили достаточно значительную пользу в сражении. Состояли эти вспомогательные отряды не из полноценных граждан полиса, а из слуг и рабов. Понятно, что никакому военному делу их никто не обучал. Легкие пехотинцы обычно стояли позади гоплитов и метали дротики.

Но после битвы при Марафоне Афины стали использовать профессиональных стрелков. Это были скифские рабы, что принадлежала городу. В мирное время они выполняли полицейские функции, а во время боевых действий служили отличными стрелками из лука.

Что касается тактики и построения армии полисов, то они также отличаются чрезвычайной простотой. Фаланга в 10-20 тысяч человек, конечно, не могла представлять собой огромный единый строй. Она просто не смогла бы двигаться по полю в таком построении. В бою войска строились по таксисам – сегментам фаланги, имевшим между собой промежутки, необходимые для сохранения строя. Таксисы могли быть самые различные, обычно они представляли собой либо целый контингент, присутствующий на поле, то есть состоял из 200-3000 человек. Если армия имела численность большую, чем 3000 человек, она делилась в соответствии со своим внутригородским устройством, например, в Афинах по территориальным единицам – филам. Таксисы строились в глубь в зависимости от необходимости от 8 до 25 шеренг.

Четко могли держать строй только отлично обученные спартанцы. Остальные полисы выставляли ополчения, что совсем не напоминали идеальную линию спартанского войска. Не зря Демарат называл спартанцев лучшими воинами Эллады, строй которых шел на врага с песней и в ногу, постепенно ускоряясь! Понятно, что строй иных городов состоящий из ополченцев был на это не способен. Но, по большому счету, этого и не требовалось.

Тактика греческой армии того времени вполне обходилась без подготовки отдельного бойца. Рукопашного боя как такового греки не знали, им просто не приходилось никогда до него доходить. Исход сражения решали минуты столкновения, в которые основное значение имела глубина построения и воодушевление войск. При этом особых потерь войска не несли.

При столкновениях фаланг было чрезвычайно мало убитых, и основные потери наносились при преследовании. Но в тяжелом вооружении гоплит мог пробежать очень немного, при том что убегающий имел возможность бросить свой щит, а догоняющий нет. Кроме того, как мы помним, вне строя грек был просто не приучен сражаться, поэтому преследующие гоплиты теряли свое преимущество. Поэтому самые опытные бойцы, спартанцы, предпочитали после сражения вообще не преследовать противника.

Боевые лагеря так любимые римлянами греками вообще не возводились. Больших походов ополчения почти не совершали и никогда не утруждали себя обустройством лагерного быта. Но давайте теперь посмотрим на фалангу в действии.

Глава 2 Греко-персидские войны: Великие битвы

Тот, кто хорошо ведет войну, осуществляет Путь и соблюдает Закон. Поэтому он и может управлять победой и поражением.

Согласно "Законам войны", первое – длина, втрое – объем, третье – число, четвертое – вес, пятое – победа. Местность рождает длину, длина рождает объем, объем рождает число, число рождает вес, вес рождает победу.

Сунь-Цзы

"Искусство войны"

Войны между персидской империей и греческими полисами (городами государствами) продолжались с 500 года до н.э. по 449 год до н.э. В историю они вошли под названием герко-персидские.

Фактическим поводом к войне было вмешательство Греческих городов во внутренние дела империи Ахеменидов, когда Афины оказали военную помощь греческим городам в Малой Азии, что восстали против персов. После того как персы подавили восстание в 493 году до н.э. царь принял решение разобраться с греками. Те стали слишком наглыми, и не мешало преподать им урок и показать кто в Малой Азии хозяин. Персидский военачальник Мардоний весной 492 года отправился в поход для покорения Греции, но его флот в 300 кораблей погиб во время бури у мыса Афон. Поход пришлось тогда отложить.

Но в 490 году до н.э. персидская армия под командованием Датиса и Артаферна морским путем через острова Родос и Делос переправились на остров Эвбея и захватила её. А оттуда они отправились к берегам Аттики и высадились на Марафонской равнине.

Битва при Марафоне и пехотная фаланга:

13 сентября 490 года до н.э. произошла Марафонская битва, одно из наиболее знаменитых сражений древности. В этот день произошло нечто такое, что не укладывается в головах обывателей. Армия из горожан, ополченцы, разгромила армию профессионалов. Такое бывает не каждый день и это говорит о зарождении новой стратегии войны, что впоследствии будет перенята многими странами и станет успешно действовать во многих государствах древнего мира, и в средние века.

Итак, что же произошло под Марафоном?

Персидская армия захватила город Эретрию на острове Эвбея. Затем отряды персов высадились в северо-восточной части Аттики, на Марафонской равнине около небольшого городка Марафон, что находился в 42 километрах от Афин.

Место было чрезвычайно удобным для персидской конницы, ибо представляло собой равнину. У персов было 10 тысяч всадников и 10 тысяч пеших лучников.

Афинский полководец Мильтиад привел с собой 11 тысяч гоплитов, состоящих из горожан ополченцев. Гоплит, как уже упоминалось выше, это воин тяжелой пехоты, что был одет в медные латы, имел шлем и большой тяжелый щит. Из оружия при гоплите был меч и длинное копье. Сражались гоплиты с сомкнутом строю и каждый воин четко знал свое место.

У персов была отличная конница профессионалов и легковооруженные стрелки (вооружены луками и легкими саблями), в задачу которых входило осыпать врага тучей стрел пред конной атакой и смешать его ряды.

Условия местности помогали персам, ибо равнина идеальное место для маневров конницы, но греками командовал Мильтиад, отлично знакомый с методами и тактикой персов. Боевой дух греков, сражавшихся за свою родину и за свои дома и семьи, был высок.

Персидская конница была сформирована из разноплеменных наемников, которые слабо понимали истинные цели этой войны, и их главной целью был грабеж побежденных. Но этот самый грабеж также довольно мощный стимул для воинов.

Мильтиад построил свою фалангу при входе в Марафонскую долину. На правом фланге он поставил лучшую часть своего войска афинских гоплитов под командой Каллемарха, а его левый фланг состоял из отрядов платеян под командой Аемнеста. Мильтиаду сразу пришлось позаботиться о своих флангах, ибо фаланга имеет один недостаток – неповоротливость. И потому именно фланговые удары конницы были крайне опасны. Посему пришлось уменьшить количество шеренг в центре и увеличить их на флангах. Общий фронт составил в длину до 1 километра.

Прессы в центре поставили лучников, а с флангов сосредоточили конницу. Это было верным тактическим решением. Им нужно было как можно быстрее ударить по врагу всеми силами своей кавалерии.

Мильтиад прекрасно понимал это и потому двинулся на врага беглым маршем. Это дало ему возможность быстро преодолеть пространство, опасное для воинов из-за лучников. Да и психологически громыхающие доспехами и оружием греки сильно подействовали на моральный дух персов.

Войска сошлись! Персидские пехотинцы быстро прорвали слабый центр афинской фаланги и дело было только за конницей. Но кавалерия не сумела пробить утолщенные фланги пеших гоплитов.

Персидская кавалерия стала отступать. Фланги афинской пехоты охватили персидский центр с двух сторон и это грозило полным разгромом. Не выдержав, пехота персов побежала вслед за конницей. Разгром был полным. В этой битве греки потеряли убитыми 192 человека, а персы 6400 человек.

Вторжение Ксеркса и битва при Фермопилах:

Поражение при Марафоне не остановило персов. В 480 году до н.э.. персидский царь Ксеркс вторгся в Элладу. Само геополитическое положение стран делало эту войну неизбежной. Персы не могли быть уверены в спокойствии ионийских греческих городов, расположенных на побережье Малой Азии, пока эти города постоянно провоцировались на восстание Афинами и островными греческими государствами. Оставить же их свободными означало иметь постоянный "очаг напряженности" у себя на границах.

Политическая подготовка к войне шла с 481 года. В это время персидский царь прибыл лично в Сарды и начал переговоры с греческими полисами. Обещание подчиниться царю дали почти все области Северной и Средней Греции – Македония, Беотия, Фессалия, Локрида. Аргос, обессиленный своей борьбой со Спартой предпочел остаться нейтральным. Скорее всего, аргосцы присоединились бы к персидской армии, если бы та дошла до Пелопонесского полуострова, но признавать себя персидским союзником, будучи со всех сторон окруженным спартанскими союзниками, было бы чистым безумием.

В том же 481 г. был собран "общегреческий" конгресс на Истмийском перешейке. Фактически этот конгресс был всего лишь заключением оборонительного союза между Спартой и Афинами, который предусматривал превентивные действия против персидских союзников в Греции.

Попытки афинян и спартанцев подготовиться к войне были далеко не удовлетворительны, дипломатией им мало чего удалось добиться. Фессалийцы держались весьма двусмысленно, Беотийский союз также занял весьма проперсидскую позицию. Аргос из-за вражды к афинянам и спартанцам остался нейтральным. Пожалуй, единственным успехом можно считать совместное давление на Эгину, которую заставили не вступать в союз с персами.

Пытаясь воспрепятствовать вторжению персов, эллины отправили 10 тыс. гоплитов в Фессалию, чтобы задержать там персов и удержать фессалийцев на своей стороне. Однако этих незначительных сил не могло хватить для обороны всех горных проходов и гоплиты отплыли морем обратно на Истмийский перешеек. Фессалийцы, не надеясь выиграть войну в одиночестве, сразу же после этого признали персидский протекторат.

К Фермопильскому ущелью же отправили более 5 тыс. гоплитов во главе со спартанским царем Леонидом. Ущелье это было перегорожено стеной и перед стеной находятся потоки, специально пущенные с гор из горячих ключей. Эта позиция имела еще и то преимущество, что защищенная с морем флотом не позволяла обойти с моря обороняющихся. В это время персидский флот был страшно потрепан бурей у Магнесии – персы потеряли около 400 кораблей.

После нескольких безуспешных штурмов Фермопильского прохода персам удалось узнать об обходной тропе, которую охраняли 1000 фокейцев. Благодаря неожиданному нападению персам удалось отбросить их от тропы и они спустились в долину. Большая часть армии греков рассеялась при этом известии, при Леониде остались только его 300 спартанцев царской охраны, 700 феспийцев и 400 фиванцев (которых Леонид оставил насильно, как заложников). Сам он остался, получив приказ удерживать проход и намереваясь исполнять его до последней возможности. Сначала они отбивали атаки противника с фронта, затем отошли на холм у выхода из теснины и защищались там от атак со всех сторон. Там погиб и Леонид, за тело которого произошла жестокая схватка, и все остальные защитники прохода.

Впоследствии именно это сражение было столь широко разрекламировано, что стало образцом мужества и верности долгу. Это событие стало основой для многих книги и кинофильмов. Хотя реально битва при Фермопилах совсем не была образцом военного искусства. Ведь дрались спартанцы с персами в узком проходе, когда одновременно не могли сражаться более нескольких десятков человек. Но это сражение имело, без всякого сомнения, большое морально-политическое значение для Греции.

Одновременно с прорывом персов у Фермопил произошло морское сражение при Артемисии. Греческий флот действовал достаточно успешно, но поражение сухопутных сил заставило греков отойти к Аттике.

Персидская армия, пройдя Среднюю Грецию, вторглась в Аттику. Пелопонесцы, составлявшие теперь почти всех союзников предлагали отойти к истмийскому перешейку и защищать собственно Пелопонесс. Афиняне же, эвакуировавшие свое население из Аттики и перевезшие детей и женщин на Эгину и на Саламин, настаивали на том, чтобы дать персам морское сражение. Персы уже разорили всю территорию Аттики и, взяв Афины сожгли их. Афинянам удалось убедить союзников дать сражение. В узком проливе между островом Саламин и Аттикой искусство финикийских мореходов, что были на службе у царя персов, лучшее качество и маневренность их кораблей не могли иметь никакого значения. Персидский флот был разгромлен.

В это время сама пространность Персидского государства пришла на помощь Элладе. В северо-восточных, самых важных областях державы вспыхнуло могучее восстание. Ксеркс не мог больше оставаться в Греции, тем более что свою формальную задачу – наказать Афины за вмешательство во внутренние персидские дела он уже выполнил.

Поэтому он оставил в Греции только своего полководца Мардония, оставив ему как раз те войска, что происходили из восставших сатрапий и усилив его персами. Основная же армия персов беспрепятственно отступила обратно.

Сражение при Платеях:

Перезимовав в Фессалии персидский военачальник Мардоний в 479 году до н.э. опять двинулся в Аттику. Предложив афинянам союз и получив отказ он вторично разорил их земли. На море же никаких активных действий не предпринималось. Остатки персидского флота отошли к о. Самос, греческий же собрался у Делоса. Но оба флота опасались двигаться вперед.

В это время спартанец Павсаний, возглавивший армию союзников, опасаясь выхода Афин из союза, вторгся в Беотию с основными силами эллинов из Пелопонесса. Мардоний отошел туда же, опасаясь за свои коммуникации и не имея возможности снабжать армию в разоренной Аттике.

Мардоний подготовил в Беотии укрепленный лагерь, чтобы было куда отступать после сражения и стал ждать, когда эллины спустятся с отрогов Киферона, где встал Павсаний с армией.

Греки не желали спускаться, опасаясь персидской конницы, персы же не желали атаковать греков на горе. Некоторое время прошло в нерешительных стычках. Персидская кавалерия очень досаждала противнику. Мардонию не было никакого смысла атаковать греческую армию. При ее рыхлости и отсутствии нормальной службы снабжения они сама вскоре разошлась бы по домам и афиняне вынуждены были бы принять персидские предложения. По этим же причинам решительное сражение было совершенно необходимо грекам. Однако у Павсания оставалась надежда, что персы сами перейдут в наступление.

Мардоний, по вышеуказанным причинам не стремился давать сражение. Он был убежден, что с помощью действий на коммуникациях греков он вскоре заставит их разойтись. Поэтому, обнаружив оборонительную позицию Павсания, он приступил к соответствующим действиям. Он отправил всю свою конницу во главе с Масистием, чтобы та обстрелом из луков изматывала греческую фалангу.

Эти действия говорят о том, что Мардоний был отличным полководцем и знал, как добиться победы над греками. Скажу более, история греко- персидских войн могла бы закончиться совсем по-другому! Персы имели все возможности для покорения греческих городов и даже для разгрома Спарты!

Греки оказались совершенно не готовы к такому бою, что навязал им мардоний! Тактика изматывания противника работала отлично! И грекам могла бы помочь в этом случае только кавалерия, но её не имелось в достаточной количестве.

Греки несли значительные потери и не могли перейти к контратаке, так как опасались персидской конницы. Мегарцы, несшие основные потери, пообещали покинуть место в боевом строю, если их не сменят. Конечно, менять их другими отрядами таких же беспомощных гоплитов никто не пожелал. Спасти ситуацию смогли только афиняне, сделавшие должные выводы из сражения при Марафоне и имевшие 200 скифских стрелков из лука и 300 всадников. Они отправили оба эти отряда на помощь мегарцам. Маневр оказался удачным, фалангу удалось прикрыть, вдобавок эллинам помогла случайность – под Масистием убили коня, а затем убили и его самого. От таких мелочей иногда зависит успех или неуспех сражений. Я бы назвал это волей провидения. Кто-то там наверху не пожелал победы персов.

Потрясенные гибелью военачальника, персидские конники бросились в атаку, стремясь спасти тело своего полководца. Им с легкостью удалось опрокинуть афинских всадников и стрелков, но когда к месту схватки подошла фаланга, персам пришлось отойти перед численным превосходством противника.

Греки, ободренные тем, что им удалось оставить поле боя за собой, решились спуститься с отрогов Киферона и поменять место стоянки, так как на этом месте снабжение водой было затруднительно. Армия перешла к реке Асопу, и персы не препятствовали им, справляя траур по Масистию.

Эллинская армия заняла новую оборонительную позицию на невысоких холмах в Платейской области. Там собралась вся греческая армия – 33 тысячи гоплитов и 35 тысяч легковооруженных воинов. Им противостояла армия Мардония – всего около 14 тысяч пехоты и 6 тысяч конницы. То есть греков на этот раз было много больше.

Восемь дней две армии стояли друг напротив друга, разделенные р. Асопом. Затем Мардоний, видимо достаточно разведав местность, приступил к активным действиям, он отправил конницу на коммуникации эллинской армии и это предприятие тут же увенчалось успехом. Коннице удалось захватить 500 повозок с продовольствием, следующих к армии. Это был успех! Больше того это была почти победа!

Геродот рассказывает, что после этого Мардоний, начавший тяготиться бездельем, решил дать грекам сражение. Два дня после захвата обоза персы продолжали беспокоить греков стрельбой.

Позиция позволяла конным лучникам персов не допускать эллинов до воды, и им приходилось ходить за водой к источнику Гаргафия. Итак, чтобы довести греков до последнего предела, оставалось только лишить их еще и воды. Поэтому Мардоний решил еще раз побеспокоить греческую армию и приказал своей коннице сделать набег, желая спровоцировать противника на сражение или окончательно заставить отойти из Беотии. Набег был вполне успешен, персидские стрелы опять причинили беспомощному противнику большие потери, к тому же персам удалось засыпать источник Гаргафию, откуда черпало воду все греческое войско.

Отрезанные от воды и от продовольствия греки решили ночью отправить половину своих войск на Киферон, дабы восстановить снабжение, другой же половиной отойти к Оерое, чтобы иметь воду. Но вместо отступления в назначенные места ночью греки, стоявшие в центре (6,2 т. гоплитов), почти бежали, желая избавиться от персидской кавалерии к Платеям. Многие из ополченцев утратили веру в победу над персами.

На месте остались афиняне и спартанцы с тегейцами. Понятно, что афиняне все еще надеялись на сражение – для них оно было жизненно важно. Это была возможность переломить ход войны.

Спартанцы также понимали это. Они знали, что персы их не пощадят в случае победы. А если это сражение будет проиграно, то многие города склонят голову перед царем державы Ахеменидов. Сама же Спарта в одиночестве была обречена на поражение.

Полководцы оставшихся греческих войск снеслись между собой и решили отступить к ручью Амомфарету и, видимо, назначили встречу у святилища Деметры. Спартанцы начали отступать туда, а афиняне двинулись в обход холмов вдоль по долине, проходящей сзади прежней позиции греческого войска, стремясь примкнуть к левому флангу спартанцев.

В это время персидская конница, не найдя греческого войска на его месте, двинулась через холмы. Мардоний, узнав, что греческое войско ночью отступило, разумеется решил, что ему осталось только преследованием истощенного противника довершить блестящую операцию. И он сыграл ва-банк!

Он двинул все свои войска на преследование спартанцев. И этот шаг был бы верным, если бы воины Спарты и Афин отчаялись бы окончательно. Но они были еще готовы сражаться и победить.

Спартанцы отправили гонца с просьбой о помощи к афинянам, умоляя их прислать хотя бы лучников, если фаланга окажется слишком медленной. Однако афиняне не успели даже отправить лучников, потому что с холмов на них уже двигались фиванцы и другие греческие союзники Мардония. Афинянам, вытянутым в походной колонне, было не сложно развернуться в боевое положение, так как им требовалось просто повернуться налево и удвоить ряды, превратив четыре шеренги походного положения в восемь шеренг боевого. Поэтому они вполне спокойно встретили фиванцев. Те же, не видя находящихся в долине афинян, свалились в долину безо всякого порядка, будучи убеждены в том, что им предстоит только преследование. Исход этой схватки был предрешен, афиняне с легкостью опрокинули почти всех греческих союзников Мардония.

Фиванская конница прославилась в этом сражении больше своей пехоты. Всадники двигались между эллинами правого крыла Мардония и собственно персами. Спускаясь в долину, они прошли между спартанской и афинской фалангами. В это время в оголенный центр начали подтягиваться войска, бежавшие ночью к Платеям. Торопясь все-таки на помощь спартанцам, около 10 тысяч коринфян и других эллинов беспорядочной рекой текли по долине. Всадники врезались в эту массу, и почти треть союзного войска была остановлена и загнана на Киферон.

Однако этот значительный успех уже не мог спасти положения – афиняне, обратив в бегство своих противников, ударили в тыл и фланг победоносной коннице. Часть из них они, видимо, отрезали от своих и полностью перебили – это были 300 отборных фиванских аристократов, блестящих кавалеристов.

В это время на правом фланге греческой армии Мардоний, спустившись в долину, обнаружил вместо отступающей колонны спартанцев вполне готовое к сражению войско. И имея не более 4 тысяч пехотинцев и 2 тысячи всадников Мардоний неожиданно вышел на 11,5 тысяч спартанцев и тегейцев!

Мардоний приказал пехоте развернуть укрепление из щитов и начать стрельбу из луков, ожидая остальные отряды. Действие единственно правильное в такой ситуации. Персы начали осыпать противника стрелами, и спартанец Павсаний долгое время не решался атаковать их, ожидая подхода греков центра. В это время тегейцы, утомленные персидской стрельбой, двинулись в атаку и спартанцы были вынуждены поддержать союзников. И весьма вовремя – Артабаз, заместитель Мардония, командовавший остальными частями персов, не поспел на помощь своему начальнику и 4 тысячи мидийской, бактрийской и индийской пехоты не успели принять участие в сражении.

Этот военачальник, был весьма осторожный полководец. Он медленно двигался наверх по холмам, стремясь ввести свои войска в бой в идеальном порядке. Но склоны холмов оказались круче, чем казалось визуально, И солдаты Артабаза значительно отстали от правого и левого флангов.

Спаянные своей великолепной дисциплиной, спартанцы выдержали стрельбу лучников и дорвались до персидской пехоты, однако опрокинуть ее одним ударом не удалось. Дело дошло до рукопашного боя, в котором персы хоть и были сильнее, но двукратное превосходство противника давало о себе знать. Тем не менее, сражение висело на волоске, и вокруг святилища Деметры произошла страшная резня. На тот момент битвы еще никто не победил.

На помощь персидским пехотинцам пришел и Мардоний с остававшимся у него последним резервом – двумя тысячами всадников. Их сокрушительная атака имела успех и неизвестно, чем кончилось бы дело, но бой своей конницы возглавлял сам Мардоний.

А место полководце не впереди перед отрядом! Нет! Полководец должен управлять сражением, но не рисковать собой.

В итоге, Мардоний был убит в бою, с ним вместе пала почти тысяча его всадников. Гибель полководца оказалась той самой удачей, что повернулась лицом к грекам. Персы побежали. Артабаз, оставшийся командиром вместо убитого Мардония, увидел, что оба его фланга совершенно разбиты. И он стал отступать, так и не вступив в сражение.

Спартанцы преследовали их в строю, то есть весьма медленно, что позволило персам закрепиться в лагере и достаточно долго отбиваться. Лагерь был взят уже после подхода афинян и с их помощью. Геродот пишет, что от всей персидской армии осталось в живых 3 тысячи человек.

Потери победителей были также весьма значительны. Спартанцы потеряли 91 человека только спартанцев, не считая периэков. Считая количество раненых в 10 раз больше, получаем число в тысячу человек.

Так закончилось самое большое и решающее сражение этой войны.

И по описанию сражения было видно, что чаша весов многократно колебалась из стороны в сторону. Я бы сказал, что победа греков была цепью чистых случайностей.

Часть 7 Империя Александра Великого Главный инструмент победы, или что помогло победить македонскому царю?

То, что делает армию при встрече с противником непобедимой, это правильный бой и маневр.

Удар войска подобен тому, как если бы ударили камнем по яйцу: это полнота и пустота.

Вообще в бою схватываются с противником правильным боем, побеждают же маневром. Поэтому тот, кто хорошо пускает в ход маневр, безграничен подобно небу и земле, неисчерпаем Хуан-хэ и Янцзы-цзяну.

Сунь-Цзы "Искусство войны"

Глава 1 Кавалерия

Естественным продолжением Греко-персидских войн было сокрушение греко-македонскими войсками Персидской империи Ахеменидов. Древний спор был завершен Александром Великим и великая империя созданная Киром II пала.

Как же подобное могло произойти? На первый взгляд это может показаться невероятным. Маленькая Македония, что при подходе к её границам царя Ксеркса когда-то сразу приняла персидский протекторат и склонилась пред грозными легионами персидского царя, вдруг бросает вызов этой громадной империи.

А все объясняется просто. Македонское царство при царях Филиппе II и Александре III становиться гегемоном Греции, а затем, соединив все греческие и македонские силы, обрушивается на империю Ахеменидов.

А сделать это они сумели благодаря военному искусству.

Считается, что македонский царь Филипп II усовершенствовал пехотную фалангу, и она стала главным инструментом его побед. Но успехи македонцев были достигнуты не только благодаря ей. Сила македонского войска была спаянности отдельных частей и соединении всех родов войск. Филипп и его сын Александр стали первыми в истории Греции военачальниками, кто пересмотрел роль конницы в бою и создал кавалерию, способную прорывать строй противника. В их армиях кавалерия имеет одинаковое с фалангой значение. Ведь битва при Гранике была выиграна Александром только при помощи кавалерии. Пехота тогда в бой даже не вступила.

И я бы сказал, что в победах Александра фаланга имеет чисто вспомогательное значение. Основная роль в победах принадлежит именно коннице!

Конница Александра Македонского

Так же как и фаланга, кавалерия Македонского царства была создана еще отцом Александра царем Филиппом II (359-336 годы до н.э.) и была вполне самостоятельным родом войск, как уже отмечалось выше.

Когда Александр стал царем ему достался отлично организованный кавалерийский отряд состоявший из 15 "ил"* или гиппархий (около 3300 конников). Это была личная конная гвардия царя Македонии – конница гетайров – что целиком состояла из македонских знатных всадников. Гетайры буквально переводиться как "друзья" или "сотоварищи". Владения гетейров это все те же земельные пожалования за службу, что мы видели у Ахеменидов.

Хотя, уже при Филиппе в ряды гетайров стали постепенно допускать новых людей незнатного происхождения и даже немакедонцев. Но процент таких новых воинов элитной кавалерии при Филиппе был невелик. При правлении Александра он значительно вырос.

Комплектовались илы тяжелой конницы гетайров по территориальному признаку.

Тактико-боевым построением "тяжелой" кавалерийской илы был клин. Этот строй был заимствован Филиппом II у фракийцев и скифов. И это построение было более эффективным, чем квадратные построение персидской тяжелой кавалерии. Это было удобно для маневрирования и направления отряда в нужную сторону. Поэтому наступала конница Александра развернутым строем без больших интервалов между построенными прямоугольниками – илами.

Так строились только подразделения македонской кавалерии гетайров. Другие этнические группы кавалерии в войске македонского царя имели собственные боевые порядки. Греческие илы состояли из 130 человек и выстраивались прямоугольником в 8 рядов по фронту и 16 человек вглубь.

Фессалийская конница использовала ромбовидное построение и по косым углам этого ромба ставили наиболее отважных и умелых всадников. "Ромб" конников из Фессалии маневрировал гораздо лучше и быстрее прямоугольника и клина и позволял всадникам разворачиваться в любую сторону без замешательства внутри отряда. И эта маневренность достигалась тем, что по четырем углам "ромба" стояли командиры, что задавали направление движению.

В своих сражениях царь Филипп II ставил кавалерию с флангов. И она наносила свой удар, пока пехота центра завязывала бой с противником, и выходила в тыл вражеским воскам благодаря своей маневренности и скорости.

Александр во главе своих гетайров и подромов старался наносить удар по полководцу врага. Ибо он знал, что после его гибели разношерстные отряды и подразделения врагов быстро распадались. Эти отряды с самим царем были на правом фланге македонской армии. Ведь персидская армия состояла из отрядов собранных из различных народов, зачастую враждебных друг другу. Их соединяла только воля царя. И Александр понял, что выбив это звено – можно добиться победы!

На левом фланге македонцев располагались фессалийские и фракийские конники. Задача левого фланга сводилась к тому, чтобы разбить конницу врага с этого фланга (правого для персов) и не дать возможности последнему перебросить подкрепления с этого крыла в другие места боя. Фаланга пехотинцев должна была сковать и разгромить пехоту противника, стоявшую напротив нее. Но и левый фланг не всегда ограничивался обороной. При Иссе они контратаковали.

Конница нередко приносила победы македонцам и именно она была главным инструментом, а не фаланга, как принято считать. Например, в битве пир Гавгамелах Александр бросил в брешь, открывшуюся в персидском строю, своих гетайров с пехотной поддержкой. И после короткого рукопашного боя весь правый фланг персов бежал.

Функции легкой кавалерии оставались прежними. Конные лучники и дротикометатели должны были тучей стрел и дротиков внести в ряды врага смятение и замешательство. Они часто предваряли удар тяжелой конницы царя Александра или прикрывая развертывание его войска в боевой порядок.

Итак, к какому выводу можно прийти, учитывая все вышесказанное? Кавалерия царей Македонии Филиппа II и Александра III была лучше знаменитой кавалерии персидских царей. И она бала одним из основных инструментов победы. Но давайте подробнее посмотрим на знаменитые битвы, выигранные македонским царем Александром у персов. *Ила – римские, отряд кавалерии идентичный позднему эскадрону. **Гиппархия – греческое, кавалерийский эскадрон.

Битва при Гранике в 334 году до н.э. – успех кавалерии

Описаний этого сражения предостаточно. Персидская армия (35 тысяч солдат пехоты и 5 тысяч кавалерии) тогда развернулась на правом берегу реки Граник в две линии. В первой стояли конные и пешие лучники, во второй греческая наемная пехота. На флагах была тяжелая отборная кавалерия персов.

Мекедонцы (30 тысяч пехоты и 5 тысяч кавалерии) построились в одну линию. В центре была пехотная фаланга, с правого фланга тяжелая кавалерия, с левого легкая.

Царь Александр атаковал персов и нанес по ним удар своим правым крылом. И сделал он это вот почему. В преимуществе македонской пехоты над персидской тогда никто уже не сомневался. Ярким показателем этого были греческие наемники-пехотинцы. Но вот тяжелая кавалерия персов считалась одной из лучших в тогдашнем мире. И македонский царь решил развеять именно этот миф.

Тяжелая кавалерия гетайров, предводительствуемая самим царем переправилась через Граник и в упорном бою разгромила левое крыло войска персов состоявшее из их тяжелой кавалерии. Левое же крыло македонской кавалерии под командованием Пармениона также успешно разгромили правое крыло персидского боевого порядка.

После этого первая линия персов обратилась в бегство и полки греческих наемников что состояли на службе у персов (10 тысяч солдат) попали под фланговые удары македонской кавалерии и были полностью окружены и уничтожены.

Глава 2 Фаланга

Но и недооценивать роль пехотной фаланги в победах Александра также не стоит. Давайте посмотрим на все преимущества и недостатки македонской фаланги.

Я уже говорил выше в разделе посвященной Греко-персидским войнам, что основное преимущество фаланги – это быстрое и весьма дешевое её формирование. Здесь не нужно было искать профессионалов, какие требовались для кавалерии. Вооружение фалангита было также недорогим. Экипировка кавалериста стоила много дороже.

Воины-фалангиты в Греции (за исключением спартанцев) не имели большого опыта обращения с мечами, целиком сосредоточившись на обучении бою с копьем (скажу более, что они принципиально бою с мечом же не обучались). Хотя умение владеть мечом было совсем не лишним, ибо копья имели обыкновение ломаться. Да и при разрыве строя фаланги воины вступали в рукопашные схватки при помощи оружия для ближнего боя. А им в основном выступал меч. Но мечника нужно было долго готовить, а вот времени зачастую не хватало.

Александр Македонский в основном поначалу пользовался услугами греческих и македонских профессионалов. Но долгие войны привели к нехватке подобных воинов, и пришлось обращаться к формированию фаланги из представителей местного населения обученного на скорую руку.

К традиционным недостаткам фаланги относятся её неповоротливость и плохая маневренность. Также для фаланги губителен разрыв строя. Но все это можно было подкорректировать. Что и было сделано при царях Филиппе II и Александре III.

О маневренности македонской фаланги говорят следующие факты. В битве при Гавгамелах, когда часть атакующих войско македонян персидских колесниц была пропущена в интервалы раздавшейся перед ними фаланги! А этот маневр говорит о хорошей слаженности и облученности македонцев.

Скажу больше! В битве при Иссе фаланга успешно преодолела водную преграду. Тоже самое было и в битве при Гранике, хотя там пехотинцы в бою участия так и не приняли. Но реку то они успешно форсировали, а это показатель именно маневренности! А это значит, что фаланга македонцев была много совершеннее стандартной греческой.

Вооружение и экипировка солдата македонской тяжелой пехоты:

1.Доспехи:

Кираса – бронзовый или железный нагрудник – из-за декоративного рельефа в виде мускулов человеческого тела его часто называют анатомическим. Этот нагрудник хорошо прикрывал грудь. Такой же доспех был и со спины. Но кираса была тяжела и в этом был её основной недостаток. Попробуйте походить в такой тяжести и сами поймете что к чему. Альтернативой кирасе стал льняной панцирь, изготовленный из нескольких слоев льняной ткани, проклеенных или простеганных вместе. Иногда такой панцирь обшивали бронзовыми пластинами. Это было не дорого и, главное, надежно.

Поножи – служили для защиты голени. Изготавливались из бронзы и нашивались на кожаную основу.

Щит – воины пешей фаланги македонского войска использовали большой круглый щит, что крепился на плечевом ремне, помимо стандартной внутренней рукояти. К этому щиту крепился кожаный фартук, для защиты нижней части тела воина от стрел и дротиков.

Шлем – изготавливался из бронзы или из железа. Прикрывал голову, затылок и щеки. Для красоты имел султан из крашенного конского волоса. Были различные варианты шлемов: аттический, фессалийский, фракийский и др.

2. Оружие:

Копье (сариса) – главное оружие фалангита. Длина его составляла от 5 до 7 метров. Имело бронзовый наконечник, подток с противовесом для лучшего управления и соединительную муфту, ибо древко такого копье обычно состояло из двух частей.

Меч – дополнительное или вспомогательное оружие фалангита. Обычно листовидный короткий его клинок отлично годился и для рубящего и дли колющего ударов.

Глава 3 Битвы при Иссе и Гавгамелах – снова кавалерия

Битва при Иссе в 333 году до н.э.

Персидская армия царя Дария III остановилась за рекой Пинар, впадающей в Исский залив. Персы заняли позицию протяженностью в 4 километра.

Армия Дария была выстроена в две линии. В первой линии в центре находились греческие наемники, на флангах была построена тяжеловооруженная персидская пехоты и азиатские наемники из множества племен.

Зная о силе правого фланга македонцев Дарий, со своего левого фланга поставил 20 тысяч кавалеристов под командованием Аристомеда Фессалиского. Его задачей было не допустить атаки правого флага македонской конницы гетайров.

На своем правом фланге Дарий III расположил персидскую и мидийскую тяжелую кавалерию под командованием Набарзана.

Александр Македонский не мудрствовал и поставил войска также как и при Гранике. Центр его боевых порядков заняла пешая фаланга. Справа расположилась тяжелая кавалерия под командованием самого царя. А слева расположилась конница Пармениона.

Первый этап битвы мало чем примечателен, и я бы сказал что победителем в ней могли бы быть и персы. Победа македонцев здесь была не предопределена.

Но царь Александр начал безумную атаку! Он бросился вперед со своей кавалерией. Он повел гетайров в воды Пинара с такой стремительностью, что центр неприятеля дрогнул пред его натиском. Македонский царь хотел быстро захватить Дария и тем самым выиграть битву с незначительными потерями. И потому основанная схватка шла вблизи царской ставки.

Воины персидской гвардии отчаянно защищали своего царя. Но здесь у Дария просто сдали нервы и он приказал повернуть своему вознице колесницу и обратился в бегство. Так еще не безнадежная битва была проиграна! За Дарием побежали его войска. Персидский центр и левый фланг начали отступать, хотя они и наполовину еще не исчерпали возможностей для сражения и обороны.

А между тем на правом фланге персидские всадники сумели опрокинуть фессалиские отряды кавалеристов Александра! И если бы центр и левый фланг не побежали, то это могла быть победа персидского царя. Александр понял угрозу своему левому флангу и бросил преследование персидского царя и пошел на помощь своим.

Битва при Иссе была проиграна совсем не из-за преимущества македонской фаланги или македонской кавалерии. Нет. Эту битву персы проиграли и понесли такие огромные потери только из-за трусости своего царя.

Битва при Гавгамелах в 331 году до н.э.

Сражение при Гавгамелах ознаменовало собой окончательное поражение Персидской империи. Дарий III собрал еще одну громадную армию, и судьба дала ему шанс взять реванш. В его войсках было до 80 тысяч воинов пехоты и кавалерии, 100 боевых серпоносных колесниц и даже 15 боевых слонов.

У царя Александра было 40 тысяч пехоты и 7 тысяч всадников.

Александр, как и всегда поставил фалангу в центре, а её фланги прикрыл конницей. И снова замысел Александра был в том, чтобы нанести решающий удар правым своим флангом, т.е. тяжелой кавалерией! Именно она была главным инструментом победы македонцев!

Но, необходимо было отразить удар страшных колесниц, что Дарий поставил перед своими позициями, и потому впереди Александр выставил легкую пехоту из стрелков и дротикометателей. Они должны были остановить эти вражеские "танки". Больше того в самом центре были выставлены боевые слоны, что представляли больше психологические оружие и могли поколебать боевой дух македонской пехоты.

Дарий начал атаку колесницами и слонами, но это ему удачи не принесло.

Александр сам нанес удар по левому крылу персов своими гетайрами и прорвал левый фланг персидского войска.

Фаланга македонского центра поддержала царя фронтальным ударом. Это по существу и решило исход сражения. Хотя с правого фланга персидская кавалерия достигла большого успеха. Им удалось даже отбросить македонскую кавалерию и потеснить ряды средней и легкой пехоты. И у персов здесь был шанс ударить по македонцам с тыла. Но массы их всадников вместо этого занялись грабежом македонского лагеря, и время для удара было упущено.

После этой победы царь Александр был признан одним из лучших предводителей конницы. И это еще одно доказательство того, что именно кавалерия принесла победы македонцам над персами.

Глава 4 Мог ли Александр Македонский проиграть?

(Александр Великий или Александр Удачливый?)

Но если говорить о полководческом гении Александра, то здесь явная ошибка древних историков. Он и мизинца не стоил гениального предводителя греческих наемников персидского царя Мемнона. Вот тот был действительно велик как предводитель армии, тактик и стратег.

Молодой царь Александр был чистой воды авантюристом и в битвах все ставил на карту, как самый азартный игрок. И ему везло. Своим мужеством и личным примеров он всегда увлекал за собой кавалерию гетайров и гетайры добывали ему победы. Но где здесь высокая стратегия, что была у Цезаря? Где понимание войны и знание её законов? Их нет.

Александр понял лишь одно правило – наносить удар по ставке царя! Это было слабое место персидского войска. Но если бы на месте Дария III был Дарий I или Кир II, то македонцы были бы разгромлены. Однако, все это предположения из области нереального.

Давайте разберем вполне реальную ситуацию, что тогда была.

Как я уже сказал, предводителем греческого наемного корпуса в войске царя персов Дария III был полководец Мемнон. А Дарию тогда как воздух был нужен человек стоявший во главе войска, который трезво смотрел на вещи и знал что можно делать, а чего нельзя пред угрозой македонского нашествия.

Персидская пехота была слабее македонской, и посему Мемнон, отлично зная выучку и вооружение македонского войска, предложил избегать открытых встреч с врагом. Он предложил уничтожить македонца по иному.

Но как это сделать?

Постоянно нападать на его обозы и тем самым создавать трудности со снабжением его армии! Македонская армия по его замыслу должна была постоянно страдать от нехватки припасов, и постоянно совершать длительные и изнурительные переходы.

И для этой цели Мемнон советовал использовать флот и перенести войну на острова и материковую Грецию. Это заставило бы Александра отказаться от похода в глубь империи персов и отступить. А отступление было бы поражением македонского царя.

Но Мемнона поначалу мало слушали при персидском и даже отстранили от командования армиями. И только после поражения персов при Гранике Дарий назначил Мемнона главнокомандующим и принял его план действий.

В 333 году до н.э. Мемнон во главе большого флота захватил острова Хиос и Лесбос. Эта морская атака блестяще удалась! Его корабли быстро стали хозяйничать на море до самого побережья Македонии.

Проблем с моряками не было. Персидское золото быстро помогало в найме экипажей и строительстве новых судов. Многочисленные пираты охотно нанимались на корабли персидского царя чуя добычу и высокую оплату.

В результате морских побед Мемнона к союзу с персами стали клониться жители Кикладских островов, Спарта, Афины. Эти государства стали слать к Дарию Послов. Пиратская стратегия Мемнона блестяще работала! Македонский непрочный союз греческих государств стал разваливаться.

Александр забеспокоился. Он срочно послал из Великой Фригии Гелелоха и Алифотера, выдав им 350 талантов, из захваченной добычи, для создания мощной эскадры в целях борьбы с кораблями Мемнона. Еще 600 талантов Александр послал наместнику в Македонии Антипатру для обороны побережья от пиратов.

Но помогли Александру не сколько его флот и его флотоводцы, как смерть Мемнона, который неожиданно умер так и не доделав свои дела до конца. Судьба ворожила Александру! И снова счастливый случай! Тот же что помог спартанцам и афинянам в битве при Платеях.

Часть 8 Могучий Рим времен республики и империи Глава 1 Эволюция римской армии: Легион при царе Сервии и после него до реформы Гая Мария

Римская республика, а затем и империя дали много имен полководцев, и римские солдаты одержали множество побед по всему миру. Но началось все это величие с небольшого города, граждане которого поставили на колени сначала всю Италию, а затем и пошли далее. И созданное ими государство не рассыпалось как империя Александра после смерти своего создателя а просуществовало многие сотни лет.

Итак, в чем же секрет римского могущества? Здесь можно выделить много факторов, но покорить мир римлянам помогла именно армия. Вот и посмотрим на неё. Ведь вся история Рима это история войн.

Боевое ополчение граждан-патрициев под названием легион (legio) происходит от слов "собирать" или "набирать". Рим состоял из объединений граждан по куриям и трибам и эти организации обязывали мужчин защищать интересы города с оружие в руках.

Поначалу триб было 3, а курий – 13. Каждая курия была обязана выставить 100 пехотинцев и 10 всадников. Следовательно, ополчение – легион – имел в своем составе 3000 воинов.

Но царю Сервию Туллию пришлось изменить это положение, и деление на трибы и курии было заменено делением на разряды. И служить теперь были обязаны не только патриции, но все граждане, что владели недвижимым имуществом. Армия была разделана на пять разрядов. Самые обеспеченные служили в кавалерии, другие в тяжелой пехоте, третьи во вспомогательных войсках.

Построение легиона тогда весьма напоминало фалангу о которой мы уже говорили. Легион времен Сервия имел шесть рядов в глубину. В первом и втором рядах находились граждане первого класса с полным защитным вооружением (шлем, панцирь, круглый бронзовый щит и поножи); третий и четвертый включали граждан второго класса, без панциря, но в шлеме, с поножами и прямоугольным щитом; в пятом и шестом рядах стояли граждане третьего класса, вооруженные так же, но без поножей. Граждане четвертого класса, вооруженные только дротиком и копьем, согласно Титу Ливию, находились вне фаланги, вместе со стрелками, набранными из пятого класса. Легиону были приданы пять дополнительных центурий: две из ремесленников, присоединенных к первому и второму классам, одна из горнистов, одна из трубачей и одна из причисленных к велитам, легковооруженным из пятого класса. Конница располагалась на флангах легиона, в состав которого входила.

Но Самнитские войны показали все несовершенство такого боевого построения. Фаланга была неповоротлива и новые условия войны требовали перемен и новой тактики войны. И пехотную фалангу стали делить на манипулы, что были отделены друг от друга интервалами. Это весьма увеличило возможность для маневра. И с тех пор манипул стал частью армии, и это деление сохранялось много веков.

При движении по неровной местности в строю возникали смещения, и они были, как известно губительны для фаланги. Но интервалы между манипулами компенсировали эти смещения, где-то сужаясь, где-то расширяясь. Для заполнения слишком расширившихся интервалов служила вторая линия, отдельные отряды которой могли вдвигаться в первую линию, а если и этого было недостаточно, использовалась третья линия. При столкновении с противником небольшие сохранившиеся интервалы заполнялись сами собой, вследствие более свободного расположения воинов для удобства использования оружия.

Армия римлян была четко разделена по возрастам, умению и выучке, боевому снаряжению. Наиболее бедные римские граждане служили в велитах, за ними следовали – гастаты, а наиболее сильные и выносливые воины составляли отряды принципов и тиариев. И если легион состоял из 4 тысяч солдат, то каждая из вышеперечисленных категорий увеличивалась в равной степени.

Легион состоит теперь из трех частей, которые последовательно вступают в сражение в разных условиях: после того, как легкие войска завязали бой, гастаты делают первый натиск на противника. Если его оказывается недостаточно, они находят поддержку у принципов, которые заполняют пустые места между манипулами первой линии. Принципов, в свою очередь, поддерживают триарии, своего рода резерв или элита. Конница занимала фланги армии. Так было в течение 150 лет. Но средний класс римских земледельцев, что служил базой для пополнения этих легионов постепенно разорялся и многие не могли позволить себе службу в войсках.

Штатный состав легиона. В правление Сервия Туллия обычное число легионеров было 4200; именно столько называют Полибий и Тит Ливий. К ним следует прибавить 300 всадников, предписанных уставом. К 216 году до н.э. число легионеров было доведено до 5000 или даже 5200, и эта цифра оставалась нормой в течение некоторого времени. Тем не менее, когда чувствовалась необходимость, не колебались увеличивать ее вплоть до 6000, но только в совершенно исключительных случаях. Обычно число всадников было 300 на легион, какой бы ни была численность пехоты.

Подразделения легиона. В начале легион был разделен на центурии, центурия была подразделением призывного контингента. Позднее, вследствие реформы, приписываемой Камиллу, тактической единицей стала манипула, названная так по отличавшему ее значку, который, первоначально представлял собой пучок сена, привязанный к верхушке шеста. Из некоторых текстов следует, что этим термином сначала обозначали отряд из 100 человек: центурия и манипула были тогда одним и тем же. Затем, манипула была, по военным причинам, разделена на две центурии, каждая под командованием своего центуриона. Из них правый командовал всей манипулой и, следовательно, имел в своем подчинении, как помощника, левого центуриона. Поскольку численность легиона менялась, а число манипул оставалось неизменным, тридцать на легион, их численность, естественно, менялась тоже, в соответствии с общим числом легионеров.

Изменения в тактике и вооружении легионов продиктованные Пуническими войнами

Войны Рима с Карфагеном привели к многочисленными изменениям в тактике и организации войска. Теперь Рим вол завоевательные компании и расширял свои границы. Первая Пуническая война привела к тому, что римские пехотинцы стали вооружаться испанскими мечами, более удобными в ближнем бою. Как постоянное подразделение появилась легкая пехота вооруженная шитом, мечом и семью дротиками. Как уже упоминалось ранее, искусство метания дротика было не таким уж сложным. Это совсем не стрельба из лука. Но урон такие воины наносили врагу весьма существенный.

В период второй Пунической войны римляне использовали как и ранее армию набираемую по принципу призыва ополчения. Причем практиковалось посылать в бой мало обученных солдат, что получали свои навыки прямо в бою. Но карфагенская армия Ганибалла полностью состояла из профессионалов. И в этом одна из причин поражений римлян в начале этой войны. И в частности причина поражения в битве при Каннах в 216 году до н.э.

Но в конце войны римские солдаты и полководцы подкопили достаточно опыта и стали одерживать победы. Впрочем, этому нимало способствовал тот факт, что Ганибаллу не оказали достаточной поддержки с родины.

Впоследствии для ответственных сражений стали пользоваться услугами не новичков, но ветеранов. Победа римлян в войне с македонским царем Филиппом V была достигнута именно благодаря ветеранам, что приобрели опыт в ходе Второй пунической войны.

Битва при Каннах

Битва при Каннах внесена в анналы военного искусства как непревзойденный пример полного окружения противника Ганнибалом и уничтожения войска, превосходившего по своей численности победителей.

У римлян в этой битве был значительный численный перевес. Они имели 80 тысяч пехоты и 6 тысяч всадников.

Ганнибал привел с собой 40 тысяч пехоты и 10 тысяч всадников. Но в его армии были в основном профессионалы и ветераны. И он отлично сумел использовать преимущества местности. Равнина дала кавалерии карфагенян значительную свободу действий.

Римский полководец Варрон выстроил свои легионы глубокими эшелонами. Он посчитал, что так обезопасит себя от атак конницы противника и сможет нанести сокрушительный удар по пехоте Ганнибала. В центре его боевых порядков была пехота, а по флангам конница. Общая глубина пешего строя составляла 48 шеренг.

Ганнибал разгадал замысел противника и понял, что просто так римлян не взять. Римляне построились для таранного удара, и сил у них для этого хватало с избытком. Поэтому он построил своих пехотинцев по центру полумесяцем. А вот свою конницу он разделил следующим образом. Против слабого римского левого фланга состоявшего из 2 400 конников он сосредоточил целых 8 000 своих отборных тяжелых всадников.

И когда под ударом римлян тонкий центр пешей фаланги карфагенян начал пятиться, конница Ганнибала нанесла свой сокрушительный удар на левом фланге и зашла в тыл римской пехоте. Могучие края пешей фаланги карфагенян также сдавили римлян с двух сторон. Римляне потерпели тогда сокрушительное поражение.

Тактически войско карфагенян было лучше подготовлено и организовано чем римское.

Дельбрюк говорит об этом так:

"Они имели постоянного главнокомандующего, римляне же каждый год избирали двух консулов, которым одновременно вручалось и командование. Они имели такое слабое представление о предпосылках ведения крупных военных действий, что считали возможным то делить легионы между консулами поровну, то поручать командование по очереди – день одному, день другому. В войне против Ганнибала хотели этот чудовищный порядок несколько смягчить, подняв вопрос лишь о смене председательствующего в военном совете. Но в действительности этот шаг только обострил бы положение. ибо тогда вообще командование было бы в руках не отдельного лица, а коллегии. Правильнее будет выражение: сменяющееся командование, хотя, конечно, заседал и военный совет. То же и в отношении командного состава. У карфагенян командиры были профессионалами, получившими специальную выучку в школе Гамилькара; у римлян – лишь воинственными гражданами, более или менее одаренными от природы. Карфагенские военачальники по мере необходимости маневрировали различными частями пехоты и кавалерии. Римские легионы умели передвигаться рядом поставленными частями только вперед. Наконец, карфагенская кавалерия численностью значительно превосходила римскую".

Построение и вооружение римского войска в битве при Заме- Нараггаре: эшелонная тактика

Греческий историк Полибий, писавший во II в, долгое время живший в Риме, в своем описании битвы при Заме (202 год до н.э.) сообщает нам о построении римской пехоты в три линии с интервалами и добавляет, что обычно манипулы принципов стояли против интервалов между манипулами гастатов. Относительно второй и третьей линий он говорит, что их могли использовать для обходов противника с флангов и тыла.

Описывая римское вооружение своего времени, Полибий сообщает, что гастаты и принципы имели метательные копья, которые хорошо известны, как характерное римское оружие, под своим латинским названием – это пилумы. Он также говорит, что триарии вооружены обычными копьями и все воины всех трех линий имеют щит с размерами 75 см в ширину и 120 см в высоту. Кроме этого, вся тяжеловооруженная пехота имела колюще-рубящие мечи, шлемы, поножи, и квадратные, бронзовые пластины на груди, а самые состоятельные, по его словам, носят кольчуги. Ко времени Полибия появляется многочисленная легковооруженная пехота, имевшая круглые щиты в 90 см в диаметре, шлемы, мечи и дротики. Полибий неоднократно подчеркивает, что римская тяжелая пехота сражалась мечами.

Но Ганнибал применил в этом сражении нечто новое в тактическом отношении. Ганнибал выстроил свою тяжелую пехоту в две линии, как сообщает Дельбрюк. В первой линии стояли карфагенские граждане. Во второй – приведенные Ганнибалом из Италии войска – старая гвардия, которая совершила с ним переход через Пиренеи и через Альпы.

"Это первое сражение в мировой истории, – говорит Дельбрюк, – в котором эшелонная тактика выступает перед нами как великий, вновь открытый принцип, направляющий ведение боя и решающий его исход".

В чем же преимущества эшелонного принципа? Да в том, что каждая линия может двигаться самостоятельно, но в тоже время настолько близко, что вторая линия может легко оказать поддержку первой и наоборот.

"Сущность фаланги покоилась, – продолжает Дельбрюк, – как мы видели, на том, что сражаются собственно только первые шеренги или даже только одна первая шеренга, т. е. самое большее четверть, а то и пятнадцатая или даже тридцатая часть всей вооруженной массы. Ценность всех остальных бойцов состоит исключительно в том, что они замещают павших, сохраняют цельность фронта и производят сзади физическое и моральное давление. Если теперь отделить заднюю половину и поставить ее в некотором отдалении от передней, то очень многое изо всех этих преимуществ будет потеряно; в частности, физическое давление совершенно прекратится. Но зато вторая линия окажется в состоянии предпринимать самостоятельные движения, отбивать фланговые и тыловые атаки, даже самостоятельно развить наступление и ударить на неприятеля сбоку".

Это была тактика победы! Но проблема была в том, что пред Ганнибалом был уже не Варрон, а такой же талантливый полководец как и он сам Сципион Африканский. Он также, выстраивая свои войска пред битвой, выстроил манипулы принципов и триариев на расстоянии друг от друга – в две линии! И вместо флангов римской пехоты старая гвардия Ганнибала встретила удлиненный фронт, а бой остался тем, чем он был – фронтальным столкновением двух параллельных линий.

И именно поэтому карфагеняне проиграли это сражение. И это была отнюдь не первая битва, в котором Сципион испробовал свой новый тактический прием. В сражении на "Великих равнинах", в 203 году до н.э., римский полководец таким же образом одержал победу над Гасдрубалом и Сифаксом.

Глава 2 Эволюция римской армии: Легионы поздней республики и реформа Гая Мария

Военная реформа полководца Гая Мария, проведенная им в 107 году до н.э. открыла дорогу на службу всем желающим. Марий отменил имущественный ценз при военном наборе. Теперь стало неважно, есть ли у тебя собственность или нет. И множество бедняков влилось в состав новых легионов республики. Они служили своей стране за жалование и превратились в профессионалов, что отдавали службе многие годы. При Марии полностью исчезает деление на разряды, и все воины становятся однородной массой – легионерами.

Вот что сказал по этому поводу Плутарх в "Жизнеописании Гая Мария":

"Консул Марий записывал, вопреки существующим законам и обычаям, в армию массу бедных граждан и рабов-чужеземцев. Прежние полководцы никогда не принимали их в войско, раздавая оружие как своего рода отличие только тем, кто мог носить его с честью".

Легион продолжал делиться на манипулы, что составляли основную его тактическую единицу. Но также легион был разделен на 10 когорт, что были подчинены центуриону первого манипула.

Срок службы солдата теперь продолжался 16 лет, и не зависел от того велась война или нет. По окончании же срока службы следовала отставка и награждение ветерана земельным пожалованием от государства.

"В походе Марий закалял войско, – сообщает Плутарх, – заставляя солдат много бегать, совершать длинные переходы, готовить пищу и нести на себе всю поклажу, и с тех пор людей трудолюбивых, безропотно и с готовностью исполнявших все приказания, стали называть "Мариевыми мулами".

Марий усиливал дисциплину и никому не давал бездельничать. Это сплачивало войска и не давало им расслабляться.

Марий не решился полностью изгнать из военных лагерей проституток и торговцев вином, но резко сократил их число. Были введены наказания за появление на службе в нетрезвом виде, а также очистил лагерь от педерастии.

Но главное состояло в том, что при Марии установились совершено иные отношения между командиром и его солдатами. Прежде солдаты стремились как можно скорее закончить войну и вернуться домой, где их ждало свое хозяйство. Марианские воины превращалась в солдат-профессионалов, отныне целиком зависящие от военачальника. Солдаты смотрели на полководца как на своего патрона, от которого поучают награды – вино, женщин, оружие, одежду и земельные наделы. Теперь они сами стремились к новым походам, сулящим богатую добычу и быстрое обогащение. Изменились и отношения между полководцем и солдатами. Отныне, они представляли собой отныне единое целое – войско, имеющее свои собственные задачи и интересы. Солдаты готовы были под его командованием выступать не только против внешнего врага, но, когда требовалось, с оружием в руках поддерживать его политические требования, нередко выступая даже против сограждан.

Солдатам нравилась справедливость Мария. Он всегда был беспристрастен. Вот что говорил по этому поводу Плутарх:

"Между прочим рассказывают о таком случае. Под началом Мария служил военным трибуном его племянник Гай Лузий, человек вообще не плохой, но одержимый страстью к мальчикам. Влюбившись в одного из своих солдат, Требония, он часто пытался совратить его, – но ничего не достиг. Наконец, однажды ночью отослав слугу, он велел позвать Требония. Юноша явился, так как не мог ослушаться приказа начальника, но когда его ввели в палатку и Лузий попытался овладеть им насильно, Требоний выхватил меч и заколол Лузия. Все это произошло в отсутсвие Мария, который возвратившись, велел предать суду Требония. Многие поддержали обвинение, никто не сказал ни слова в защиту юноши, и тогда он сам встал, смело рассказал, как было дело, и представил свидетелей, подтвердивших, что он неоднократно отказывал соблазнявшему его Лузию и не отдался ему, даже когда тот предлагал большие деньги. Удивленный и восхищенный Марий приказал подать венок, которым по обычаю предков награждают за подвиги, и, взяв его, сам увенчал Требония за прекрасный поступок, совершенный в то время, когда особенно нужны благие примеры. Этот случай стал известен в Риме, что немало способствовало третьему избранию Мария в консулы".

Штатный состав легиона. Гай Марий довел количество легионеров до 6200 человек; позже, как правило, их было 6000. Это был нормальный штат легионов и во времена войн Гая Юлия Цезаря.

Подразделения легиона. Вначале I века до н.э., легион был разделен на 10 когорт, каждая из этих когорт – на 3 манипулы, и каждая манипула – на 2 центурии, то есть 6 центурий на когорту или 60 на легион. Ничего не изменилось при Цезаре.

Глава 3 Эволюция римской армии: Легионы времен принципата и империи Легионы Октавиана Августа

Но перевод римской армии на профессиональную основу окончательно был произведен только при принцепсе Октавиане Августе. Римская армия в период правления Августа возросла до 75 легионов. Общая численность армии достигала 350 тысяч человек.

Согласно положению, разработанному в период правления Августа, легионы должны были комплектоваться только из числа римских граждан. Но потребности армии значительно превысили наличные людские ресурсы. Поэтому Август после поражения в Тевтобургском лесу приказал пополнить армию отпущенными на волю рабами. Армия усиливалась вспомогательными войсками, которые набирались в провинциях. Во II веке н. э. император Адриан установил новый порядок комплектования легионов, приказав принимать на службу не только римских граждан, но и жителей провинций, что еще больше изменило состав римской армии.

На военную службу в порядке добровольной вербовки теперь принимались мужчины в возрасте 17-20 лет. В случае, если добровольцев не хватало, применялся принудительный набор. Легионер присягал императору и обязан был служить 25-30 лет, превращаясь, таким образом, в воина-профессионала.

За службу в армии легионер регулярно получал жалование. Это, однако, не исключало восстаний в армии, возникавших на экономической почве, а также из-за жестокой дисциплины и больших работ, которыми обременяли легионеров.

Римская армия I-II веков не была полностью наемной армией. В этот период наемными были лишь вспомогательные войска. Легионы же комплектовались из римлян, а не из иностранных наемников.

Но римская армия теперь была постоянной армией, легионы которой не распускались после походов, как легионы периода республики. Этому было положено начало еще при Гае Марии, но гражданские войны не дали полностью воплотить в жизнь все идеи этого полководца.

Армия империи уже имела устойчивые организационные формы, иерархию командного состава, систему воспитания и обучения и была по настоящему постоянной регулярной армией. В легионах была восстановлена суровая воинская дисциплина, резко упавшая за период гражданских войн.

Армия была опорой императорской власти и как таковая являлась самостоятельной политической силой: легионы провозглашали императорами своих полководцев.

Утвердив свою власть с помощью армии. Август вывел ее из Италии и разместил в пограничных областях. Армия была рассредоточена, но управление ею было централизовано. На Рейне находилось 8 легионов, которые составляли главные силы римской армии; в Дунайских странах было расквартировано 6 легионов, в Сирии и Малой Азии – 4 легиона, в Испании – 3, в Африке и Египте – по 2 легиона. В самой Италии расквартировывались отборные войска и императорская гвардия.

Эта гвардия стояла из 12 когрорт, а затем её численность увеличилась до 14 когорт. Этих солдат называли преторианцами и впоследствии они и их командир перфект претория даже иногда свергали императоров с трона и ставили своих ставленников. Кроме того Рим имел 7 когорт муниципальной гвардии, что формировалась из освобожденных рабов.

На угрожаемых границах привлекались на службу иностранные наемники, которых было еще сравнительно немного. В организацию легиона были внесены некоторые изменения. Численность его возросла до 6100 человек пехоты и 726 всадников. Первая когорта была вдвое больше остальных. В каждый легион входили легкие и вспомогательные войска. Легионом командовал префект, когортами – трибуны. Центурионы стали теперь младшим командным составом.

Жизнь легионов, как в военное, так и в мирное время была строго регламентирована. Большую часть дня легионеры проводили в строевых учениях. Вооруженные особыми учебными щитами и деревянными мечами, которые были вдвое тяжелее боевого оружия, легионеры выполняли учебные упражнения. Манипулы и центурии занимались строевой подготовкой, а затем, разделившись на две группы, сражались между собой. А роль строевой подготовки трудно переоценить в деле подготовки войск. Это сейчас строевая называется неграмотными историками "тупой шагистикой" и "бесполезной муштрой".

Историки часто обвиняют русского императора Павла I тупым фанатом Фридриха Великого, что уделял громадное значение строевой. Но именно строевая подготовка делает армию единым механизмом. Отточенные движения и быстрые и четкие перестроения крайне важны во время сражения. И римляне отлично это понимали. Строевая подготовка способствовала также укреплению воинской дисциплины.

Всадники также практиковались в скачках с препятствиями, ходили в атаку на пехоту. Крупные соединения совершали совместные учебные походы. Наконец, все без исключения воины и командиры упражнялись в беге, плавании, борьбе.

Представители высшего командования, вплоть до императора, внимательно следили за состоянием военного обучения, лично инспектируя легионы. Кроме военных упражнений, солдаты обязаны были выполнять многочисленные строительные работы. Они возводили лагерные постройки и укрепления, строили дороги, мосты, водопроводы, сооружали пограничные укрепленные линии и следили за их сохранностью. Впоследствии значительную часть этих работ легионы стали перекладывать на плечи рабов. И это был первый шаг к разложению армии. Понятно, что сказалось это не сразу, но яблочко начало гнить.

Трудом рабов на границах были возведены огромные оборонительные сооружения. Эти сооружения состояли из валов с частоколами и глубоких рвов. На валах возвышались наблюдательные вышки и стояли сторожевые посты. Позади вала строилась военная дорога, по которой вдоль границы перебрасывались войска и военные материалы. Такими укрепленными линиями были прикрыты римские границы на севере Британии – Адрианов вал, между Днестром и Прутом в Бессарабии – Троянов вал и в Африке -Триполитанский вал.

Снабжение всей армии съестными припасами и военным снаряжением производилось через особые органы снабжения. Полный солдатский паек состоял из хлеба, сала и уксуса. В малонаселенных пограничных районах солдаты были обязаны сами добывать себе мясо, организуя охотничьи команды. Одежда, оружие и боевая техника, выдаваемые государством, чинились в особых лагерных мастерских.

Военные реформы императора Адриана

Правила, установленные Августом, оставались без изменения в течение целого столетия.

Новшества были введены только при императоре Адриане. Древние авторы считают его великим реформатором армии. Его реформы касалась дисциплины, вооружения, боевого порядка, набора на службу, организации границ.

Он повысил ответственность военных трибунов, уменьшил чрезмерные полномочия центурионов. Он изменил вооружение легионных всадников, сделав его более приспособленным к успешному противостоянию народам, против которых Рим был вынужден тогда воевать (бриттам, сарматам, армянам, скифам). Он предписал вернуться к построению фалангой на поле боя. Легионы стали набираться регулярно и исключительно на месте, из уроженцев провинции, в которой легиону было назначено располагаться. Это позволило резко увеличить численность армии.

Но это же привело потом к негативным последствиям.

Военные реформы императора Септимия Севера

Септимий Север своими реформами принес много вреда римской армии.

Его реформы были уступками солдатам в сторону уменьшения дисциплины, а это в конечном счете всегда приводит к разложению армии. Но ему нужно было хоть как-то поднять престиж военной службы. Стало все труднее и труднее вербовать новых солдат. Сами посудите, кому охота, беспрекословно подчиняться и получать плети и зуботычины от начальства? А выплату жалования часто задерживали. За грабеж и мародерство наказывали.

Поэтому Септимий Север поднял жалованье легионерам, дал им разрешение носить золотое кольцо, что долгое время было привилегией всадников.

Север облегчил жизнь легионера в лагере, позволив брать туда спутниц, или официально признанных жен. То есть свел на нет то, что в свое время запретил Марий.

Север предоставил новые привилегии ветеранам; он разрешил младшим командирам создавать военные коллегии.

Другой реформой Септимия Севера, не менее важной для будущего, было создание трех легионов, одному из которых была поручена охрана ворот Рима. Эта мера предвещала отмену преторианской гвардии и использование некоторых легионов для охраны теперь уже не империи, но самого императора.

И последнее был делом полезным. Преторианцы тогда в конец обнаглели и мало думали о Риме и особе императора. Они были заняты лично собой и могли выбирать того, кто больше заплатит. Это делало императоров лично зависимыми от преторианцев и от префекта претория.

И в истории такое не раз впоследствии повторялось. Вспомните петровскую гвардию в России, славные Преображенский и Семеновский полки. Поначалу они показывали чудеса храбрости на полях сражений, но затем постоянно проживали в столицах и стали постоянными участниками дворцовых переворотов. То есть, как и преторианцы делали императоров.

Легионы при Диоклетиане и Константине

При императорах Диоклетиане и Константине пограничные гарнизоны перестали состоять главным образом из легионеров, их все в больших масштабах начали комплектовать из варварского населения. Усилилась "варваризация" армии.

Легионы, которые были расположены там в прежние времена, не были отозваны, однако значительная их часть была откомандирована и переведена внутрь страны для охраны императора. Так, XI легион Claudia по-прежнему стоял в Мезии, но один откомандированный от него отряд находился на Востоке, другой на Западе. VII легион Gemina не покинул Испанию, но два или три отряда были размещены внутри страны, чтобы находиться в непосредственном распоряжении императора. На время крупных походов внутренние легионы могли воссоединяться с пограничными, но по завершении военной кампании они возвращались в места постоянной дислокации в центральных провинциях.

В составе легиона Константина больше не было кавалерии; при Диоклетиане он все еще состоял из двух родов войск. В эту эпоху штатная численность различных легионов значительно уменьшилась, что вполне понятно, поскольку они представляли собой всего лишь подразделения одного и того же легиона. Легион в целом все еще насчитывал 6000 человек, но каждый из частных легионов, на которые он был расчленен, насчитывал не более чем 1000 пехотинцев. Эта организация имела важные последствия и с точки зрения командования: единое руководство было теперь невозможно, должности легата легиона и заменившего его префекта легиона исчезли. Высшим командиром каждого из обломков раздробленного легиона стал трибун.

Впоследствии падение дисциплины, использование рабов на тяжелых работах, наличие проституток в лагерях сказались на боеспособности войск империи. Императоры стали все чаше привлекать на службу варваров. Готов, германцев, галлов ид.

И в знаменитой битве при Каталаунских полях римский военачальник Аэций вывел против варваров грозного короля гуннов Атиллы разношерстную армию, что весьма мало напоминала железные легионы Гая Юлия Цезаря.

Великий Рим тогда уже кончился. И победа Аэция над гуннами ничего не дала империи, а лишь отсрочила её падение.

Часть 9 Рим против Китая Война, которой никогда не было, но которая могла бы быть: предположения и версии Столкновение в 36 году до н.э. римских солдат с солдатами империи Хань. Победа китайцев

Читая книгу Гумилева "Тысячелетие вокруг Каспия" я натолкнулся на такой абзац в главе "Почему китайцы не проникли в Европу?" Вот что сказал великий историк:

"В 36 году до н.э. отряд ханьцев (китайцев, ибо в то время в Китае правила династия Хань), преследуя хуннского князя, натолкнулся около города Талас в современном Казахстане на странных воинов, которые сдвинули большие четырехугольные щиты, выставили короткие копья и пошли в атаку на китайцев. Те удивились, посмеялись и растеряли сомкнутый строй из тугих арбалетов. По выяснении оказалось, что побежденные были римскими легионерами, из легиона, сдавшегося парфянам при Харране, где погиб триумвир Красс. Парфяне перевели пленных на свою восточную границу и при первой же надобности отправили их выручать своего хуннского друга и союзника. Какое счастье, если подумать, что китайцы не добрались до Европы на рубеже нашей эры! А ведь могли, если бы их не задержали хунны, главный противник империи Хань". (Цит. по книге Льва Гумилева "Тысячелетие вокруг Каспия". М.: ТОО "Мишель и Кє". 1993. – С.56.).

Из приведенного отрывка следует, что китайские солдаты без особого труда в стычке разгромили отряд римских легионеров. И сделали они это при помощи сильного оружия, которое в то время встречалось не столь часто. А это значит, что если бы китайцы отправились в завоевательный поход на Запад, то могли бы достичь успехов. Не так ли? И, следовательно, можно предположить, что если с Запада завоевательная экспансия часто катилась на Восток, то мог бы быть и обратный процесс с Востока на Запад еще до новой эры. И этими завоевателями могли быть воины китайских императоров.

Предположение интересное, и я решил развить его и добавить еще одну часть к "Древнему миру". Но чтобы проанализировать это предположение необходимо сравнить: военную тактику римлян с военной тактикой китайцев, вооружение римлян и китайцев, численность и дисциплину римлян и китайцев. И тогда мы сможем понять, что было возможно, а что нет.

Естественно Гумилев и сам дал ответ, почему китайцы не завоевали Европу, но не вообще не проанализировал чисто военный аспект пробелы, а говорил только о политике. В смысле политики здесь все понятно. Китайские княжества потратили много времени на междоусобицы и потому не сумели направить агрессию против дальних государств.

Но начиная с У-ди (140-87 гг. до н.э.) императоры Китая из династии Хань стремились создать мировую китайскую империю, путем завоевания соседних народов. И они без сомнения могли пойти и дальше.

Военное искусство в Китае было хорошо развито к тому времени. И прямое тому свидетельство знаменитые семь трактатов по военному искусству, написанные знаменитыми теоретиками военного дела, среди которых были и У-цзы (начало IV века до н.э.) и Сунь-цзы (конец IV начало V века до н.э.).

А полководец Сунь-цзы первым попытался теоретически осмыслить основные формы боевых действий и показать, что военное искусство заключается в умении использовать их для разгрома противника.

Громадное значение он придавал вопросам тактики и построения войск во время сражения. Также он говорил о важности бесперебойного снабжения армии всем необходимым во время похода. А умный полководец, по мнению Сунь-цзы, всегда должен кормиться за счет противника.

Громадное значение Сунь-цзы придавал подготовке офицеров и солдат. Он говорил, что если солдаты слабы, а командир силен, то армию ждет поражение. Если же солдаты сильны, но командир слаб, то армию ждет упадок дисциплины и разложение, а это также приведет к поражению. Посему подготовка офицеров и солдат имела громадное значение.

Нечто подобное говорил и Гай Юлий Цезарь в своих записках. Он также придавал большое значение подготовке войск и командиров.

Сунь-цзы говорил, что командир должен проявлять постоянную заботу о своих солдатах. И если будет так, то они ответят своему командиру повиновением и мужеством. Тоже самое, говорил и Гай Марий. Как видите, есть много общего в развитии римского и китайского военного искусства.

"Война это путь обмана, – писал Сунь-цзы, – если ты и можешь что-нибудь, показывай противнику, будто не можешь; если ты и пользуешься чем-нибудь, показывай ему, будто ты этим не пользуешься; хотя ты и близко, показывай что ты далеко; хотя ты и далеко, показывай что ты близко; заманивай его выгодой; приведи его в расстройство и бери его"…

Все это прямое подтверждение тому, что военное искусство в Китае было развито не хуже, но даже лучше чем в Европе, Малой Азии, В Египте или Месопотамии.

Сунь-цзы основными формами боевых действий считал оборону и наступление. Он писал:

"Непобедимость есть оборона, возможность победить есть наступление. Когда обороняешься, значит, есть в чем то недостаток; когда нападают, значит, есть все в избытке. Тот, кто хорошо обороняется, прячется в глубины преисподней; тот, кто хорошо нападет, действует с высоты небес".

То есть оборона воспринималась Сунь-цзы как пассивная форма борьбы. Для наступления он считал необходимым превосходство в силах.

Китайская армия

Но давайте подробно рассмотрим, что представляла из себя армия императоров Китая. Поскольку с римской армией мы уже познакомились в предыдущей части.

Важнейшим инструментом китайской экспансии была конница. Ибо завоевательные походы осуществлялись преимущественно силами крупных конных соединений. Да и воевать китайцам много приходилось именно с кочевниками, а они, как известно, сражаются верхом. Посему произошло некое слияние китайской конной тактики с тактикой народов сюнну, тюрок, а затем и монголов.

Когда возникла кавалерия в Китае сказать трудно. На этот вопрос исследователи не имеют однозначного ответа. Но известно, "что в 307 году до н.э. правитель У-лин из северного царства Чжао, несмотря на многочисленные возражения, заставил своих воинов облачиться в одежды варваров (короткие куртки и штаны), чтобы ускорить создание конных частей".

Но для земледельческого народа, которым были китайцы, выделить достаточное количество всадников не просто. Это у кочевников каждый мужчина и юноша, уже отличные всадники. Но земледельцу некогда учиться верховой езде. И его можно конечно при случае посадить в седло, но будет ли такой воин хорошим воином? Сможет ли он сравниться с наездником хунну?

Сомнений нет, что опытные профессиональнее кавалеристы у китайцев были, как были они и у русских и у византийцев. Но вопрос не в том были или нет. Вопрос в том, сколько их было? Могли ли императоры Китая выставить большую конную рать? Ответ однозначен. Нет. Говорить о том, что в кратчайшие сроки в стране, почти лишенной собственного конского поголовья, могла быть создана многочисленная конница не приходится.

Легкоконный китайский лучник – это профессионал. И уже поэтому понятно, что таких было не много в армии императора. Многочисленных конных стрелков стоит искать у скотоводческих народов. Такие были у скифов и у сарматов. Такие были у хунну и сюнну.

Тяжелой кавалерии также у китайцев долгое время не было. Об этом свидетельствует факт отсутствия у кавалерии шлемов и защитных доспехов. А это говорит о том, что вооруженная легкими копьями и мечами конница могла служить для вспомогательных целей. То есть для конной разведки и для преследования рассеянного противника. Для ударов по боевым порядкам врага конница, лишенная доспехов, быть использована не могла!

Также использовали китайцы и боевые колесницы. О колесницах упоминается в большинстве источников. Но о несовершенстве этого вида оружия мы уже говорили. В борьбе с легкоконными отрядами кочевников она практически бесполезна.

Посему наиболее многочисленными были в китайской армии отряды пехоты, как и у любого земледельческого народа. Примечателен один факт – китайские воины имели хорошие защитные доспехи и количество латников в их армии было весьма многочисленным и это делала её сильной и грозной. Эти доспехи изготовленные из кожи буйвола была очень прочны. Чжоу Цюй Фэй писал: "Если испытать их луком и стрелами, то пробить невозможно".

Но постоянные вторжения кочевников заставляли китайских стратегов найти средство для борьбы с ними. Вооруженные композитными луками, скифского типа, орды кочевых народов хорошо обеспеченные оружием ближнего боя и средствами индивидуальной защиты неоднократно вторгались на китайскую территорию и разоряли обширные территории. Традиционная тактика противостояния нашествиям состояла из опустошения собственной территории в преддверии вторжения и укрытия войск и населения в укрепленных пунктах. Например, каждый раз, когда вторгались сюнну, зажигались сигнальные огни, и отряды полководца Чжао Ли Му уходили в лагерь, занимая оборонительные позиции, и не стремились вступать в бой. Также китайские правители активно строили оборонительные сооружения. Однако все эти меры не могли надежно прикрыть северные рубежи от вторжений воинственных соседей. Нужно было срочно меня тактику войны.

Улин-ван предпринял ряд важных преобразований в своей армии. Им была создана первая в Китае конница, включавшая легковооруженных всадников, пригодных для противодействия летучим отрядам кочевых племен!

Ли Му стал придавать большое значение обучению конных стрелков из лука. И становление отрядов конных стрелков как значительной силы, происходило не за один день, но в течение длительного времени – с 307 по 201 гг. до н.э. При этом существенную роль в боях играли конники именно северных и западных княжеств, чья боевая практика была достаточно близка боевой практике кочевников.

Но все равно противостоять кавалерии кочевников китайские кавалеристы не могли. Это впоследствии повториться и с другими народами. Например, монголы во много раз превосходили в кавалерии и хорезмийцев, и русских, и поляков, и венгров. И никогда земледельческому народу не превзойти в этом плане народ кочевой. Посему китайцы устойчивость своей конницы обеспечивали соединениями колесниц.

В их армии малоподвижные колесницы несли на себе дальнобойные арбалеты. И при случае китайская кавалерия быстро отступала под прикрытие колесниц. А стрелки этих "тачанок" древности останавливали врага тяжелыми стрелами и давали коннице возможность перегруппироваться для нового удара.

Поэтому на быстроту и стремительность армий кочевников китайцы могли ответить наличием у них колесниц и наличием у них арбалетов и умением сражаться в сомкнутом строю.

А об китайских арбалетах стоит упомянуть особо. Тогда ни в какой из ранее перечисленных мною армий они в таких количествах не использовались.

Арбалет

Изобретение арбалета это переломный момент в истории техники и военного дела. С внедрения этого оружия стали появляться новые приемы войны и изменились принципы организации войск.

Итак, где же создали арбалет? Ученые отдают приоритет двум регионам – Китаю и Греции. Относительно появления арбалета в Китае существует многочисленная научная литература, базирующаяся на археологическом материале и группе документальных источников. Точная датировка первых китайских арбалетов затруднена путаницей многочисленных документов, что дают различную информацию по этому поводу. Некоторые исследователи относят возникновение арбалетов даже к XIII-Х векам до н.э.. Но это мало вероятно. Обнаруженные в погребениях возле города Чанша остатки арбалетов относятся примерно к IV-III векам до н.э.

Период династии Хань, особенно первые два столетия нашей эры, характеризовался расширением масштаба различных войн, связанных с борьбой Китая против племен гуннов. Поэтому в исторических источниках ханьского времени встречается большое количество упоминаний об арбалетах. Очень важным является свидетельство о том, что в конце II века новой эры правительство вынуждено было запретить изготовление арбалетных механизмов частным лицам и внесло подобные изделия в реестр запрещенных для производства. Это может служить дополнительным доказательством широкого распространения данного оружия в Китае.

Сам арбалет это естественное продолжение идеи лука. Ведь самая большая сложность для стрелка из лука это прицельность выстрела. Это требовало большого умения лично от стрелка, а арбалет делал эту самую прицельность делом не требующим многодневных тренировок. То есть задача упрощалась.

Китайцы в период Хань активно использовали арбалеты, и они были весьма эффективны в борьбе с вражеской пехотой и конницей. Но в Европе они тогда не применялись, хотя нечто подобное было изобретено и в Греции. Арбалеты тогда у римлян не прижились и считались плохим оружием. В конном бою кавалерист не мог его использовать в отличие от лука. В пешем же бою арбалет не давал воину возможности сражаться в рукопашной схватке. Чтобы достать меч, воину нужно было бросить арбалет, но стоило это оружие необычайно дорого. Также отряды арбалетчиков нуждались в прикрытии другой пехоты, что также усложняло тактику боя в смысле быстрых перестроений.

Поэтому слова Гумилева: "Те удивились, посмеялись и растеряли сомкнутый строй из тугих арбалетов", об эффективности этого оружия сильно преувеличены. Да, арбалет, отличное оружие! В этом нет никакого сомнения, но время его применения еще не пришло. В тот период война имела иные законы.

Армия империи Хань против армии Рима

Теперь пришла пора делать предположения. Китайцы в период Хань вели активную политику внешней экспансии. И они могли выйти к границам римской империи. Но вот была ли у них возможность победить римлян? Не в одной мелкой стычке как это было в 36 году до н.э., а в большой войне?

Итак, против армии Рима в период Хань китайцы смогли бы выставить мощную армию, в которую входили отряды кавалерии, боевых колесниц, пехотинцев, арбалетчиков (60% от пехоты).

Практиковалось многолинейное построение пехоты с копьями, усиленное одиночными колесницами, которые исполняли роль передвижных командных пунктов. На них передвигались командиры пехотных соединений.

Кавалерия на флангах также традиционно усиливалось колесницами с установленными на них арбалетами. Эти отряды в случае отступления кавалерии прикрывали отход и обеспечивали перегруппировку.

Бой начинался стрелками, которые осыпали врага стрелами из луков и арбалетов и только после этого отряды шли на сближение с врагом. Отлично прикрытые латами китайские пехотинцы врубались в ряды врагов. А если в строю латников образовывались бреши, то в бой вступали ударные отряды меченосцев. Эти отряды называли "шило" и состояли из отборных профессионалов.

Римская армия состоявшая из весьма подвижных легионов и прикрытая с флангов кавалерией могла отлично противостоять китайской фаланге. Римский легион был разделен на 10 когорт, каждая из этих когорт – на 3 манипулы, и каждая манипула – на 2 центурии, то есть 6 центурий на когорту или 60 на легион.

Ведь если сила китайцев была в арбалетчиках, то стоит отметить, что эффективность обстрела плотных построений пехоты из арбалетов не высока. А китайская пехотная фаланга состоявшая по традиции из 3 линий воинов по 5 шеренг проигрывала римским мобильным манипулам.

Китайская армия имела четкую организацию. Минимальным подразделением была пятерка. За пятеркой шел "лян" – подразделение из 25 воинов. Четыре "ляна" составляли сотню ("цзу"). Пять "цзу" составляли подразделение в 500 воинов ("люй"). Пять "люй" составляли "си" – отряд в 2500 воинов. Пять "си" составляли "цзюнь" – отряд в 12500 воинов. И три "си" составляли "цзюнь" или отряд в 37500 воинов.

Каждое из "цзюнь" имело определенное назначение. Авангард, центр, арьергард. Средних размеров армия состояла из 6 "цзюнь", что составляло довольно грозную силу. Римляне также легко могли выставить в бой большие силы. Например, римская армия в период правления Августа возросла до 75 легионов. Общая численность армии достигала 350 тысяч человек.

Также у китайцев, как и у римлян была отработана система эффективного управления войсками. Делалось это при помощи барабанов и знамен. Барабанным боем давались сигналы кавалерии и колесницам, пехотинцам с копьями и арбалетчикам. Знамена служили для указания направления движения подразделениям.

Китайские полководцы, постоянно воюя с кочевниками, вырабатывали все новые и новые тактические приемы войны. Они противопоставили "правильному" строю пехоты и колесниц "неправильные" действия нового рода войск, способного быстро перестроиться, обойти препятствия, нанести удар и, если потребуется, оторваться от преследования.

Но что это были за "неправильные войска"? Колесницы? Нет! Они не обладали достаточной маневренностью и проходимостью. В качестве "странных" войск можно было использовать только конницу, причем без тяжелого защитного вооружения. Ибо чрезмерное утяжеление этих мобильных частей могло пагубно сказаться на их способности решать поставленную задачу.

Но против войск римской империи такая тактика бы вообще не сработала. И потому в сражении с китайцами римляне оказались бы лучшем положении.

Хотя завоевать Китай у римлян также не было никакой возможности. Слишком отдаленной была эта страна от основных частей империи и была весьма густонаселенной, что делало её покорение проблематичным делом.

Список использованной литературы при написании раздела "Древний мир":

1.Авдиев В.И. "Военная история Древнего Египта". М.: 1959.

2.Андриенко В.А. "Все фараоны Древнего Египта". -24.html

3.Ардзинба В. "Хеттское царство" // Межгосударственные отношения и дипломатия на Древнем Востоке. М.: 1987.

4.Appиан. "Поход Александра". М.-Л.: 1962.

5.Военное искусство Древнего Китая. -bin/history.pl?num=111

6.Гумилев Лев "Тысячелетие вокруг Каспия". М.: ТОО "Мишель и Кє". 1993.

7.Дьяконов И.М. "История Мидии от древнейших времен до конца IV в. до н.э." М.-Л.: 1956. – С. 29-34.

8.История Востока М.: 1995-1997.

9.История Древнего Востока М.: 1983-1988.

10.История Древней Греции. М.: 1982.

11.История Древнего Рима. М.: 1990.

12.Езерский М. "Власть и народ". ТТ.1.2.3. М.: КЕЛВОРИ. 1993.

13.Королев Кирилл "Войны античного мира. Македонский гамбит". М.: АСТ. 2003.

14.Кован Р. "Римские легионеры, 58 г. до н.э. – 69 г. н.э." М.: "Астрель". 2005.

15.Козленко А.В. "Военная история античности: полководцы, битвы, оружие" М.: Беларусь.

16.Королев К. "Военное искусство античности". М.: Эксмо. 2003.

17.Мертц Барбара "Красная земля, Черная земля (Древний Египет: легенды и факты)". М.: Центрполиграф. 2002. – 370 с.

18.Нечитайлов М. "Конница Ахеменидской державы во второй половине V века до н.э."

19.Нефёдкин А.К. "Серпоносные колесницы: проблема происхождения" // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 2. 1997. Вып. 2 (? 9). – С. 22-26.

20.Нефёдкин А.К. "Боевые колесницы в древней Греции (XVI-I вв. до н. э.)". Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук. СПб.: 1997. – С. 13-16.

21.Нефёдкин А.К. "Защитное вооружение колесничных коней на Ближнем Востоке в ахеменидский и эллинистический периоды" // Античный мир: проблемы истории и культуры. Сборник научных статей к 65-летию со дня рождения проф. Э.Д. Фролова / Под ред. И.Я. Фроянова. СПб., 1998. -С. 249-260.

22.Полибий. "Всеобщая история". СПб.: 1995.

23.Полупуднев В. "У Понта Эвксинского". Т. 1. "Великая Скифия", Т.2. "Восстание на Боспоре". М.: Советский писатель. 1991.

24.Полупуднев В. "Митридат". Луганск. 1994.

25.Попов И.М. "Армии Древнего Китая III век до н.э. – III в ек н.э.: Униформа, вооружение, организация". М.: АСТ. 2001.

26.Разин Е. А. "История военного искусства". Т. 1. М.: 1955.- С.149-152;

27.Разин Е. А. "История военного искусства". Т. 1. М.: 1955. – С. 222-225,

28.Меринг Ф. "Очерки по истории войн и военного искусства". Изд. 6-е. М.: 1956, с. 26-34.

29.Рыжов К.В. "Все монархи мира: Древний Восток". М.: Вече, 2001.- 606 с.

30.Рыжов К.В. "Все монархи мира: Древняя Греция, Древний Рим, Византия". М.: Вече, 2001. – 700 с.

31.Садаев Д.Ч. "История древней Ассирии". М.: 1979.

32.Тураев Б. "История Древнего Востока". Минск.: Харвест. 2002.

33.Фролов Э.Д. "Ксенофонт и его "Киропедия". М.: 1976. – С. 257-258.

2. Русские земли Часть 1 Киевская Русь: ранний период

Когда князья сражаются на собственной земле, это будет местность рассеянная; когда заходят в чужую землю, но не углубляются в неё, это будет местность неустойчивости; когда я ее захвачу, и мне это будет выгодно, и когда он её захватит, ему также будет выгодно, это будет местность оспариваемая; когда и я могу ею пройти, и он может ею пройти, это будет местность смещения; когда заходят глубоко на чужую землю и оставляют в тылу у себя много укрепленных городов, это будет местность серьезного положения…

Сунь-Цзы "Искусство войны"

Глава 1 Зарождение боевого искусства

Мощь – это умение применять тактику, сообразуясь с выгодой.

Сунь-Цзы "Искусство войны"

Если говорить о времени зарождения русского военного искусства, то начать стоит от периода, когда на престоле утвердились князья Рюрикова корня. Это естественно совсем не значит, что до них военного искусства не было вовсе. Было! Как и была у славянских вождей военная сила. Но подлинно большие завоевательные походы начались с князей Олега, Игоря, Святослава и, следовательно, о военном искусстве можно говорить от времени правления этих князей.

Дело в том, что сами ранние государства славян по Днепру стали и активно развиваться после появления здесь пришельцев из Скандинавии. Преимущественно это были вооруженные купцы, стремящиеся пробраться в богатую Византию. Они приходили в большие торговые центры славян и входили в состав местного вооруженного купечества. Таким образом, в городах образовалась из местного и пришлого купечества мощная военно-промышленная сила, которая и стала подчинять себе иные племена.

Скандинавские пираты-викинги понимали, что в славянских землях многое можно изъять в виде даней с подвластного населения и успешно торговать этими товарами за морем. Это было гораздо выгоднее, чем просто грабить местное население. Характер скандинавской экспансии был исключительно мирным. Вспомните, как сказано в летописи о призвании конунга Рюрика в качестве князя к новгородцам. Пришельцам и местным вождям было весьма выгодно сотрудничать между собой. В конце концов, товаров было много, и нужны были рынки сбыта.

В общем, начало нашей истории было сопряжено с борьбой за выход на широкие морские просторы и на севере, в Варяжское море, и на Юге в Каспийское, Черное и Средиземное моря. А для реализации этого плана следовало иметь мощную военную силу.

Когда приемник Рюрика князь Хельги (Олег) сумел завоевать Киев в 882 году и соединить весь торговый путь в Византию под своим скипетром, стало возможно дальнейшее продвижение в Черное море. Было образовано государство под названием Киевская Русь.

Войска киевских князей тогда складывались из княжеской дружины и народного ополчения племен.

Дружина делилась на старшую, куда входили лучшие и знатнейшие воины, члены княжеского семейства, бояре, княжие мужи, отличавшиеся доблестью во многих схватках с врагами. И младшую – куда входили гридни, молодые воины еще не проявившие себя в боях.

Следовательно, дружина была военным сословием, занятым исключительно военным делом. Но наряду с дружиной было еще ополчение племен, куда входили все мужчины племени.

Ополчение собиралось, когда счисленный состав княжеской дружины был недостаточен для выполнения задуманного похода. Вопросы, связанные с созывом ополчения и количеством необходимых воинов, решались вечем, или общим собранием всех полноценных мужчин племени. После того как надобность в ополчении исчезала, его распускали по домам. Дружина же князей была постоянна и служила для охраны существовавшего порядка вещей иди сбора дани в пользу князя.

Следовательно, ополченцы, как это уже понятно, не были профессиональными воинами, которые постоянно совершенствовались в своем индивидуальном военном искусстве. Это были люди различных профессий, которые по традиции выполняли присущую мужчинам функцию по защите племени.

Но не следует думать, что роль ополчения в больших сражениях была ничтожна. Это не так. Вспомните, что 10 тысяч афинских горожан в битве при Марафоне разгромили численно превосходящую армию персидского царя, составленную из ветеранов-профессионалов военного дела. И, несмотря на это афинские гончары, медники, торговцы, кузнецы, ювелиры, оружейники смело вышли за стены своего города и, выстроившись в фалангу, показали на что они способны. В чем же бала их сила? Только в боевом построении и железной дисциплине. По отдельности (как воины) они особой угрозы для персов не представляли.

Главным родом войск в начале завоевательных походов князей Олега, Игоря и Святослава была пехота. Численность конной дружины была невелика и роль её в сражении также была ничтожна.

Вся стратегия войны строилась на пехоте. Но об этом подробнее я расскажу в главе, которая будет посвящена князю Святославу и его походам.

А пока стоит упомянуть вооружении воинов времен князя Олега.

Понятно, что княжеская дружина была вооружена гораздо лучше ополчения.

Оборонительное снаряжение дружинника входили кольчужная броня, остроконечный шлем с кольчужной сеткой, что прикрывала затылок и плечи воина. Также у дружинника был щит в человеческий рост сделанный из дерева и обитый железными полосами.

Вооружение было как рукопашное, так и метательное. К рукопашному можно отнести копья, мечи, секиры, топоры, ножи. К метательному – лук и стрелы.

Вот что говорит по поводу вооружения русского воина раннего периода Владимир Чивилихин в своей книге "Память":

"В самых ранних археологических слоях обнаруживаются шлемы, мечи, щиты, кольчуги, латы, копья длинные и короткие, метательные – сулицы, шпоры, детали конской сбруи и даже стальные боевые маски коней. Русь в эпоху своего средневековья была вынуждена производить надежное боевое и защитное снаряжение, потому, что враги нападали на неё со всех сторон. И уже в черниговской Черной Могиле, ранней и самой богатой находке, Дмитрий Самоквасов обнаружил набор оружия конного воина. Без такого оружия Русь бы не уцелела под напором западных рыцарей и восточных кочевников". (Цит. по книге Владимира Читвилихина "Память". Роман-газета. 1982.?17 (951). – С. 92).

Ополчение, конечно, было вооружено и снаряжено проще. Вместо металлических кольчужных рубах использовались кожаные панцири с нашитыми металлическими пластинами. Среди личного оружия преобладали топоры, копья, мечи, ножи, но гораздо менее украшенные, чем у профессиональных дружинников.

Соединение воинов носило название дружина (на этот раз не только княжеская) несколько дружин образовывало полк или рать. Все они носили названия тех мест, откуда были набраны. Например, новгородская рать, из горожан города Новгорода.

Во главе армии стоял великий князь киевский, который при первых князьях всегда был главнокомандующим. Ему подчинялись местные князья или наместники, что приводили ополчения своих краев. Само же войско делилось на тысячи, сотни, десятки.

Если говорить о численном составе дружин киевских князей в ранний период, то у Олега и Игоря было от 15 до 20 тысяч воинов. У Святослава во время его похода на Хазарию до 40 тысяч воинов. У Ярослава Мудрого в бою против польского Болеслава Храброго – 60 тысяч воинов.

Войска шли в поход от заранее назначенного сборного пункта. Впереди шла конная сторожа, или разведка. Затем двигались главные силы и только затем обозы с продовольствием и снаряжением.

На отдых войска становились станом и окружали себя повозками или тыном. Иной раз они окапывались и укрепляли лагерь рвами и частоколом. Так что здесь происходило тоже самое, что и ранние времена у римлян и македонцев.

Боевое построение было также стандартным довольно долгое время. В центре стоял большой полк, а по флангам полки левой и правой руки в виде крыльев.

Общий бой, был ожесточенным и кровопролитным. Первый удар копьями, а затем сеча мечами и секирами. Победу решали многие факторы, к которым можно отнести умение драться у воинов, умение четко выполнять приказы, чувство локтя – умение взаимодействия, мужество, численность.

По старой традиции многих племен, победители оставались на поле сражения праздновать победу на "костях". Преследование противника не проводилось.

Также строили киевские государи и защитные укреплением. Укрепление городов, городком и острожков тогда состояли из толстых деревянных стен, окруженных традиционными рвами и валами.

Осадное искусство при первых киевских князьях рода Рюрика было развито слабо. Вообще осадное искусство, наверное, самое сложное из воинских искусств древности. И не каждому народу оно было дано.

Глава 2 Поход князя Игоря Рюриковича на Константинополь

Осмелюсь спросить: а если противник явиться в большом числе и полном порядке, как его встретить? Отвечаю: захвати первым то, что ему дорого. Если захватишь, он будет послушен тебе.

Сунь-Цзы "Искусство войны"

В 941 году огромный караван судов отплыл от пристаней Киева и Витичева. Начался первый поход князя Игоря на Константинополь. Одни говорили, что у Игоря было тысячу ладей, другие, что десять тысяч. Но, скорее всего, первое. Хотя точного числа кораблей его флота сейчас назвать невозможно.

На высоких бортах ладей флота русов были укреплены алые овальные щиты, для защиты гребцов. Всюду блестели в лучах солнца многочисленные шлемы воинов, и многочисленные словно камыш копья дружинников. Бесчисленные весла по команде погружались в Днепр. На Византию шла грозная рать из воинов, что готовы были словно псы бросаться на империю ромеев*.

Впереди, когда рать шла по Днепру, были высланы сильные сторожевые конные заставы. Причем Игорь заботился совсем не о безопасности своего флота. Понятно, что печенеги не осмелились бы напасть на такое войско. Ему нужно было чтобы никто не успел предупредить византийцев о том, какая сила идет на них. Не смотря на многочисленность своего войска, князь киевский хотел добавить к своим преимуществам еще и фактор внезапности.

Когда войска князя вышли в Черное море они останавливали все встречные купеческие суда и приказывали следовать за собой. Но все равно византийский император узнал о приближении неприятельского флота. Стратигу херсонессокй фемы сообщили о походе русов печенеги, и тот послал быстроходное судно в Константинополь.

Князь руссов выбрал удачный момент для похода, когда основной византийский флот ушел в Средиземное море на войну с арабами. Но Игорь не учел того, что в константинопольских гаванях оставалось множество старых кораблей, уже непригодных для большого плавания, но вполне пригодных для защиты столицы империи.

Император Роман приказал приготовить корабли, и на палубах были установлены большие медные трубы для метания горючей смеси – греческого огня, этого супероружия византийской империи. Когда все было готово корабли вышли в устье Босфора.

При первом же известии о походе русов император Роман срочно отправил гонцов о соборе армии. Доместик Панфир быстро привел из Малой Азии 40 тысяч воинов. Из Македонии привел крупный отряд патрикий Фока. Из Фракии прибыли воска стратилата Федора.

Все было готово к встрече с русами. Старый и новый мир должны были схлестнуться!

Понятно, что византийский флот с греческим огнем победить русам не удалось. О крупном морском сражении не было и речи. И князь Игорь отводит свои корабли на мелководье, куда византийским триерам хода не было.

У Игоря были крупные сухопутные силы, и он решил идти на Константинополь сушей. Он был уверен, что императору Роману в короткое время не удастся собрать силы для отпора. Княжеские отряды стали грабить имения патрикиев и грузить свою добычу на повозки, отобранные у местных жителей.

Войска пошли на столицу империи. Но совершенно неожиданно для Игоря и его воевод дорогу им загородили мощные силы византийцев. Византийская тяжелая конца стала теснить отряды Игоря. Тогда князь приказал строиться в фалангу.

Русы выстроились, и византийцы увидели сплошную линию красных щитов и гребенку копий. Тяжелая кавалерия не сумела преодолеть эту преграду. Тогда византийцы применили греческий огонь. Они сняли с кораблей трубы его метавшие и обрушили на фалангу русов страшные огненные шары. Деревянные щиты дружинников стали гореть, и им пришлось их бросить. В результате фаланга оказалась весьма уязвимой. Отряды тяжелой конницы катфрактов снова бросились в бой и на этот раз словами строй воинов Игоря.

Жестокая битва длилась до самого вечера. Воска Игоря не смотря на мужество и стойкость были разбиты. Но и византийцы понесли значительные потери. И они вынуждены были остановить преследование противника.

Русы были прижаты к морю и византийские стратеги думали, что деться им некуда. На кораблях они уйти не смогут, ибо в море их ждал византийский флот с греческим огнем. Рано или поздно сдадутся.

Доместик Панфир тогда сказал:

– Не стоит более проливать кровь блестящих всадников империи в этих бесплодных схватках. Хватит! Эти одержимые дерутся отчаянно. Пусть себе уходя к берегу моря к своим кораблям. Наш флот не выпустит их а пищи у них нет. И рано или поздно им придется просить у нас милости.

Но воеводы Игоря так не считали. Они обтянули свои корабли сырыми бычьими шкурами и бросились на византийский флот, на прорыв. Корабли русов выстроились клином и командующий византийским флотом друнгарий (адмирал) патрикий Феофан приказал преградить русам дорогу.

Грозные триеры помчались на врага. Дружно дали залпы установки греческого огня. Потоки жидкого пламени обрушились на бычьи шкуры и скатывались в воду, отчего море стало гореть, и флот руссов плыл прямо по огненной стихии.

Феофан приказал бить по кораблям варваров из катапульт. Многие корабли были потоплены, но ядро флота и княжеская ладья прорвались сквозь заслон и ушли в море к родным берегам. Хотя византийские историки потом завялили о полном уничтожении флота варваров. Но лучшим доказательством того, что это ложь, было то, что князь Игорь благополучно вернулся в Киев и стал готовить новый поход против Византии.

Этот поход, хоть и был неудачным, но многому научил русов. Игорь убедился, что Византия еще сильна и атаки её железнобоких всадников весьма чувствительны. В будущем его сын Святослав усовершенствовал русскую боевую фалангу.

Не смотря на поражение русы, показали свои прекрасные боевые качества. И в 943 году начался новый поход Игоря на Византию с еще большими силами. Но этот поход не закончился большими сражениями и потому нам не интересен. Византийский император попросту откупился от Игоря и заключил с Киевом выгодный киевлянам торговый договор, и тот ушел из его земель без войны. *Ромеи – самоназвание жителей византийской империи. Ромеи, т.е. римляне.

Глава 3 Завоевательные походы русского Македонского князя Святослава Игоревича

Кто – еще до сражения – побеждает предварительным расчетом, у того шансов много; кто – еще до сражения – не побеждает расчетом, у того шансов мало. У кого шансов много – побеждает; у кого шансов мало – не побеждает; тем более же тот, у кого шансов нет вовсе. Поэтому для меня – при виде этого одного – уже ясны победа и поражение.

Сунь-Цзы "Искусство войны"

Святослав Игоревич во многом похож на египетского фараона XVIII династии Тутмоса III что правил во времена Нового царства. Святослав, как и Тутмос III представлял собой лидера "партии войны" и был великим завоевателем и полководцем.

И эта "партия войны" взяла верх в Киеве, свергнув "партию мира", которую возглавляла мать Святослава княгиня Ольга. Здесь снова мы видим аналогию с Древним Египтом. Тутмос III в молодые годы был отстранен от власти женой его отца царицей Хатшепсут, что также возглавляла "партию мира".

Но, дорвавшись до власти Святослав, как и Тутмос III, провел всю свою жизнь взавоевательных походах и битвах. И с именем этого князя связано совершенствование русского боевого искусства.

Святослав, опираясь на военную языческую партию, сев на трон, стал реализовывать свою военную программу. А она у него была довольно богатая. Князь киевский понял, что громадный военный потенциал его государства можно использовать для создания могучей империи и завоевания соседних народов. Он хорошо проанализировал походы князей Олега и Игоря и решил пойти дальше. Если и Олег и Игорь удовлетворялись данью и заключением выгодных для Киева торговых договоров с Византией и Хазарией, то Святослав решил положить конец ослабленным империям и соединить их вокруг своего государства.

Из Киева в 964 году он выступил с войском на Оку. Первым делом он освободил вятичей от власти хазар. А затем приступил к большим завоеваниям. На его пути стоял Хазарский каганат, некогда сильное и могущественное государство. Но я совсем не хочу сказать, что если каганат переживал в тот момент свои далеко не лучшие дни, то разгромить его было легким и простым делом. Ничего подобного.

Каганат в то время – это сильная армия и мощные крепости, построенные для хазар византийцами! И армию стоило разбить, а крепости взять!

Царь Хазарии Иосиф был иудеем, но, как и многие другие люди в то время на Востоке лучшими воинами считал мусульман-арабов. Перед сражением с руссами он выстроил войско именно по арабскому образцу.

Арабский боевой строй традиционно насчитывал четыре линии:

Первая линия имела название "утро псового лая". Сюда входили легкоконные лучники, в задачу которых входило осыпать врага тучей стрел и расстроить его боевые порядки. В эту линию царь Иосиф поставил кара-хазар

(черных хазар) – быстрых наездников, пастухов и табунщиков. Кара-хазары не носили доспехов, чтобы не стеснять движений, и были вооружены луками и дротиками.

Вторая линия – "день помощи". Она как бы подпирала конных лучников и составлялась из тяжеловооруженных всадников, одетых в кольчуги, железные нагрудники и шлемы. Длинные копья, мечи и сабли, палицы и боевые топоры составляли ее вооружение. Тяжелая конница обрушивалась на врага, когда его ряды смешивались под ливнем стрел. Здесь у царя Иосифа стояли белые хазары – рослые, плечистые, гордые прошлыми боевыми заслугами и почетным правом служить Кагану в отборной панцирной коннице. (На рисунке вы можете видеть хазарских конников тяжелого и легкого)

Но если и "день помощи" не сокрушал врага, то вся конница расходилась в стороны и пропускала вперед третью линию – "вечер потрясения" состоял из пеших ратников. Они стояли надежно прикрывшись большими щитами и уперев в землю длинные копья. Преодолеть эту колючую изгородь было нелегко, и когда нападавшие истекали кровью, на них, ослабевших и упавших духом, снова обрушивалась с флангов панцирная конница, чтобы завершить разгром.

Позади всех этих линий ждала своего часа последняя боевая линия, которую арабы называли "знамя пророка", а хазары – "солнце кагана". Здесь собиралась наемная гвардия мусульман-арсиев. Арсиев берегли. Они вступали в бой только при крайней необходимости. Арсии безжалостно вырубали дамасскими мечами и бегущих врагов, и своих же воинов, если те, дрогнув, начинали отступать.

Чтобы победить в такой схватке, необходимо было обладать громадными военными талантами, и Святослав ими обладал! Он практически возродил боевую тактику фиванского полководца Эпаминонда, Александра Македонского и его отца Филиппа II Македонского. Он создал русскую боевую фалангу! Но со времени Александра прошло много времени и тактику боя пришлось приспосабливать к современным условиям.

Ставка делалась не на конницу, а на пешие полки! И это было понятно, так конницы у русского князя было мало. Русские пешие полки вытягивались клином на острие которого были закованные в прочные кольчуги богатырского роста воины с боевыми секирами. Живот, бедра и даже голени воинов были обтянуты мелкой кольчужной сеткой, непроницаемой для стрел. Руки в железных рукавицах, сжимавшие страшные топоры, также не боялись прицельных выстрелов метких конных лучников. А вправо и влево от дружины богатырей-секироносцев шли сплошные линии длинных красных щитов, которые прикрывали пеших руссов почти целиком. Над щитами поблескивали копья.

Фланги пешей фаланги надежно прикрывались кавалерией. Так делал Александр Великий. Так делали римляне в знаменитой битве при Каннах. Фланги при таком построении были весьма и весьма уязвимы и потому прикрывались. То есть кавалерия в этом случае исполняла роль второстепенных войск – своеобразной группы поддержки.

Бой начали хазары. Легкие всадники осыпали русский строй стрелами. Но те приняли ливень стрел на щиты и урона практически не понесли. Затем в действие вступила тяжелая конница, "день помощи". Всадники опустили копья и помчались на стену из красных щитов. Но преодолеть страшных копий не сумели. Белые хазары кружили на месте не в силах прорваться и расколоть строй фаланги Святослава. А тем временем в бой вступил клин из богатырей секироносцев. Они раскроили центр хазарской конницы и "день помощи" стал таять на глазах. Хазарская тяжелая кавалерия стала уходить из боя по флангам.

Царь Иосиф попытался снова собрать рассеянную конницу, но это ему не удалось. Он все еще надеялся, что пешая рать остановит руссов, а затем он бросит в бой своих арсиев.

Но клин русской фаланги своими секирами быстро прорвал центр хазарского пехотного войска. Сражение было проиграно! И тогда Иосиф решился на последний и отчаянный шаг. Он призвал самого кагана! Появление живого "бога" каганата должно было вдохнуть веру в победу и бегущих солдат.

Причем Иосиф направил кагана с его пышной свитой с фланга, где стояла печенежская конница. Он понимал, что на русов это не произведет никакого впечатления, а печенегов это поразит подобно улару молнии. А если печенеги побегут, то это обнажит флаг русской фаланги и можно будет ударить по нему. А еще со времен Александра известно как уязвима фаланга именно при фланговых ударах.

Печенеги увидев кагана дрогнули. Свирепые и мужественные всадники, отлично сражавшиеся в конном бою, были охвачены суеверным ужасом. Они верили в небывалое и божественное могущество кагана. Они не могли и предположить, что этот каган простой человек, и ни с какими богами никогда не беседовал!

Фланг начал обнажаться и конница белых хазар стала собираться для удара воодушевленная присутствием кагана. Царь Иосиф все рассчитал правильно. Но положение спас один единственный конный стрелок русов. Он прицельным выстрелом поразил кагана стрелой и тот упал с коня.

Хазарские рати увидев это сражу же бросились в бегство. Даже те что еще сражались до этого. Русская фаланга снова стала продвигаться вперед, в действие пришла кавалерия закрывавшая фланги. Она бросились на преследование врага.

Иосиф во главе арсиев бросился на прорыв и потеряв при этом более половины своей гвардии, сумел таки уйти от Святослава. Но армии у него более не было.

Жители Итиля увидев поражение своей громадной армии после этого сопротивляться не стали, а открыли ворота руссам. Город был в руках князя Святослава.

Боевой строй Святослава легко, словно нож масло разрезал знаменитое построение арабов и быстро свершил разгром врага при минимальных потерях со своей стороны.

В 965 киевский князь Святослав Игоревич разгромив основные силы царя Иосифа в большом генеральном сражении, нанес сокрушительный удар каганату: он захватил и разорил главные его города Итиль, Семендер, Самкерц (русс. Тмутаракань) и Саркел, основав на месте последнего крепость Белая Вежа. В результате все торговые связи каганата были нарушены и он утратил какое-либо политическое и экономическое значение. В конце 960-х – 970-х оставшиеся хазарские владения беспрепятственно опустошали гузы. В конце 970-х – начале 980-х хазарам пришлось признать зависимость от Хорезма и принять мусульманство.

Многие историки, считают, что это было не успехом, а главным стратегическим просчетом русского Македонского! Дело в том, что уничтожение ослабевшей Хазарии привело в будущем к тому, что на пустое место разрушенного каганата хлынули орды новых кочевников из Азии. То есть Святослав сам разрушил имевшийся естественный щит Руси с Востока!

Они говорят, что нужно было конечно разбить хазарское войско в большом генеральном сражении, но ломать все государство не стоило. Наоборот! Опытный политик бы сохранил каганат и даже помог ему войсками! Тогда новые кочевники половцы (кипчаки) надолго бы увязли в войне с Хазарским каганатом, и Русь еще лет 100-150 могла бы жить спокойно.

Все это так. Все логично, но есть одно большое НО! Святослав не собирался уступать эти земли никому. Они были первым приобретением его империи, что могла пустить "реку истории" совсем по иному руслу! И совсем не его вина, что эти планы никогда не осуществились. Так зачем же обвинять в просчете великого полководца и государственного деятеля?

Хазарский поход князя Святослава ничем не напоминал прежние дерзкие рейды русов за добычей и пленниками. Святослав подбирался к границам Хазарии исподволь, закрепляя каждый пройденный шаг, собирая союзников. Грозное имя русского князя звучало осенью 965 года на многих языках, его произносили с тревогой и ненавистью, с восхищением и надеждой.

"Князь Святослав казался живым воплощением могучей силы, которая разнесла вдребезги обветшавшее здание Хазарского каганата.

Вожди кочевых племен и наместники земледельческих областей, стратиги византийских фем и императорские сановники, мусульманские визири и прославленные полководцы арабского халифата ловили слухи о князе Святославе, подсылали соглядатаев, составляли про запас хитроумные посольские речи, готовили караваны с богатыми дарами на случай мира и войско на случай войны. Но больше всего их интересовал сам русский князь, неожиданно вознесшийся на вершину воинской славы".

Что же Святослав делает дальше? Да воплощает свою мечту о Русской империи в жизнь! У нас много твердят в исторических книгах о миссии византийского патриция и дипломата Калокира. Вроде бы обманул хитрый ромей простодушного руса, и натравил его на болгар. И пошел князь Святослав воевать за интересы Византии на Балканском полуострове.

Ничего подобного! Это Святослав Обманул Калокира! Чтобы закрепиться на Балканах, ему было необходимо разгромить противников по одиночке! А так Византия не станет мешать ему покорять Болгарию! В 967 году Святослав пошел на Дунай. Он быстро одолел болгар в битве и, взяв 80 их городов по Дунаю, сел княжить в Переяславце, беря дань с греков. Ожидал ли подобного византийский кесарь? Нет! Он то как раз надеялся, что князь русов разгромит болгар, награбит добра и уберутся восвояси. А византийцы пожнут там урожай своей дипломатической хитрости. Они любили загребать "жар чужими руками".

Но в этот раз все произошло не так! Святослав забрал завоеванные земли и города себе! Да и из болгар сделал союзников в будущей битве с Византией (правде не совсем надежных, как оказалось). То есть его программа была практически реализована наполовину.

Но в 968 году, в отсутствие Святослава, на Русскую землю пришли печенеги, которых подговорили совершить это нападение византийцы. Ведь известно, что печенеги выступали союзниками Святослава в борьбе с Хазарией. Но послы императора убедили кочевых ханов разорвать этот союз. Они мотивировали свои требования тем, что печенегам совсем не выгодно такое усиление руссов.

Ольга заперлась в Киеве со своими внуками – Ярополком, Олегом и Владимиром. "Печенеги же осадили город великою силой: было их вокруг бесчисленное множество, и нельзя было ни выйти из города, ни набрать воды, и изнемогали люди от голода и жажды. Тогда киевляне послали к Святославу гонца со словами: "Ты, князь, ищешь чужой земли и о ней заботишься, а свою покинул. Нас же чуть было не взяли печенеги вместе с матерью твоей и детьми. Если не придешь и не защитишь нас, то не миновать нам полона. Неужели не жаль тебе своей отчины, старой матери и детей?" Услышав эти слова, Святослав с дружиною немедленно оседлал коней и вернулся в Киев; приветствовал мать свою и детей и сокрушался о том, что случилось с ними от печенегов. После собрал он воинов, прогнал печенегов в поле, и настал покой в Русской земле".

Далее летописец рассказывает так. Святослав созвал бояр и сказал матери своей: "Не любо мне сидеть в Киеве, хочу жить в Переяславце на Дунае – там середина земли моей, туда стекаются все блага: из Греческой земли – золото, паволоки и вина, различные плоды; из Чехии и из Венгрии – серебро и кони; из Руси же – меха и воск, мед и рабы". Ольга отвечала ему на это: "Видишь – я больна; куда хочешь уйти от меня? Когда похоронишь меня, отправляйся куда захочешь". Через три дня Ольга умерла, и оплакал ее Святослав вместе с сыновьями своими и похоронил.

О чем повествуют нам эти слова? Да это же прямое доказательство планов Святослава по созданию империи! Он даже четко определил её будущий стратегический и торговый центр. Именно оттуда он мог править вновь созданным могучим государством. Посмотрите на карту, и все сразу же станет яснее ясного! Ольга же делает последнюю попытку остановить своего сына, но поняв, что этот тщетно умирает от нервного потрясения!

В 969 году Святослав посадил Ярополка в Киеве, Олега – у древлян, Владимира послал княжить в Новгород, а сам отплыл в Болгарию в Переяславец. Болгары же усиленные византийским войском, отбившие к этому времени Переяславец, затворились против него в городе и вышли биться с русами. И была великая сеча, в которой болгары стали одолевать. Тогда сказал Святослав своим воинам: "Здесь нам и умереть! Постоим же мужественно, братья и дружина!" К вечеру одолел Святослав и взял город приступом. И послал он к грекам со словами: "Хочу идти на вас и взять столицу вашу, как и этот город". Греки же сказали: "Чем воевать, возьми дань на всю дружину свою, только скажи, сколько вас, чтобы мы разочлись по числу дружинников твоих". Так говорили греки, обманывая русских. Святослав же послал сказать: "Нас двадцать тысяч". Но прибавил десять тысяч: ибо русских было всего десять тысяч. Получив это известие, Иоанн Цимисхий, император греков, выступил против Руси с 30 тысячами, а дани не дал никакой.

В 970 году война переместилась во Фракию. В первом сражении Святослав одолел своего врага и пошел к Константинополю, захватывая города. В Филиппополе (Пловдиве), по свидетельству Льва Диакона, он велел посадить на кол 20 000 пленных, привел этим болгар в ужас и заставил повиноваться себе. Однако под Андрианополем русские встретились с войском византийского полуоводца Варды Склира и потерпели от него поражение. Несмотря на победу, Цимисхий из-за начавшегося в Азии мятежа Варды Фоки должен был заключить мир с руссами. Воевать на два фронта было опасно. Он послал сказать Святославу: "Не ходи к столице, возьми дань, сколько хочешь". Святослав, по словам летописца, взял огромную дань, а также много даров и возвратился в Переяславец со славой великой.

Но вернулся он не потому, что удовлетворился данью. Его армия нуждалась в отдыхе и пополнении. Глотать слишком большой кусок сразу было опасно. Можно подавиться. Святослав понимал, что необходимо укрепить тылы своего нового государства. Практически его империя уже существовала. Он сделал не меньше чем Чингисхан при своей жизни в деле завоевания народов и стран!

Впрочем, мир продолжался совсем недолго. В пасхальные дни 971 года, подавив восстание в Азии, император Иоанн Цимисхий неожиданно для русских перешел Балканы и вторгся в Болгарию. После двухдневной осады греки взяли Преславу и выбили оттуда русский гарнизон, которым командовал Свенельд. После этого Плиска и многие другие болгарские города отпали от Святослава и перешли на сторону Цимисхия. Сам Святослав находился в это время на Дунае в Доростоле, Узнав о поражении у Преславы, он испытал огорчение и досаду, его империя стала распадаться. Но еще надеялся на победу.

Когда император подступил к Доростолу, он увидел русских, стоящих перед стенами в ожидании битвы. После того, как противники сошлись врукопашную, завязалось яростное сражение, и долго обе стороны бились с одинаковым успехом. К вечеру, когда бойцы стали уже изнемогать, Цимисхий бросил в бой свою конницу. Не выдержав этого натиска, русские обратились в бегство и скрылись за стенами крепости. После этого в течение нескольких дней происходили упорные сражения перед стенами, из которых греки обычно выходили победителями. Тогда Святослав собрал свою дружину и стал советоваться, как им дальше быть. Многие были за то, чтобы отступить, но Святослав сказал: "Нам некуда уже деться, хотим мы или не хотим – должны сражаться. Так не посрамим земли Русской, но ляжем здесь костьми, ибо мертвые сраму не имут. Если же побежим – позор нам будет. Так не побежим же, но станем крепко, а я пойду впереди вас: если моя голова ляжет, то о своих сами позаботитесь". Воины, вдохновленные этой речью, воскликнули: "Где твоя голова ляжет, там и свои головы положим".

На другой день русские, построившись в фалангу, выступили против греков и бились с невиданным доселе ожесточением. Император, увидев, что греки отступают, сам бросился в бой, чтобы воодушевить воинов. К довершению несчастья разразился ураган. Ветер дул навстречу русским и забивал им глаза. В то же время, обойдя строй Святослава, Варда Склир ударил ему в тыл. Русские не выдержали и побежали под защиту стен. Сам Святослав, израненный стрелами и потерявший много крови, едва не попал в плен. Всю ночь он провел в гневе и печали, сожалея о гибели своего войска. Но, видя, что ничего уже нельзя предпринять, он почел долгом не падать духом под тяжестью неблагоприятных обстоятельств и приложил все усилия для спасения оставшихся в живых воинов. Поэтому он отрядил на рассвете послов к императору Иоанну и стал просить мира на следующих условиях: русские уступят грекам Доростол, освободят пленных, уйдут из Болгарии и возвратятся на родину, а греки дадут им возможность отплыть, не нападут на них по дороге с огненосными кораблями, а кроме того, снабдят их продовольствием и будут принимать русских купцов на тех условиях, которые были установлены прежде. Император с радостью принял эти условия. Из 60-тысячной армии, которую император Византии привело собой в Болгарию, в живых в это время осталось 22 000. Цимисхий был далеко не дурак и понимал чего ему будет стоить победа над войсками Святослава!

Святослав задумал вернуться на Русь, собрать новое войско пригласив варягов, как это делал его отец князь Игорь, и выступить в новый поход.

По заключении мира Святослав благополучно достиг устья Днепра и на ладьях отправился к порогам. Воевода Свенельд говорил ему: "Обойди, князь, пороги на конях, ибо стоят у порогов печенеги". Но Святослав не послушал его и пошел в ладьях. Между тем Свенельд беспокоился не зря: византийцы (или болгары по наущению византийцев) послали сказать печенегам: "Вот, идет мимо вас на Русь Святослав с небольшой дружиной, забрав у греков много богатства и пленных без числа". Услышав об этом, печенеги заступили пороги. Святослав узнал, что нельзя пройти через пороги, и остановился с дружиной в Белобережье на зимовку. Вскоре у русских кончилась вся еда, воины стали есть коней и начался великий голод. Весной 972 года Святослав решил продолжить путь. Едва добрался он до порогов, напал на него Куря, князь печенежский, и перебили печенеги всю русскую дружину. Пал в бою и Святослав. А из черепа его печенеги сделали чашу, оковав его, и с тех пор пили из нее печенежские ханы.

Часть 2 Киевская Русь: воинское искусство времен феодальной раздробленности

Непобедимость есть оборона; возможность победить есть наступление.

Когда обороняются, значит есть в чем-то недостаток; когда нападают, значит есть все в избытке.

Тот, кто хорошо обороняется, прячется в глубины преисподней; тот, кто хорошо нападает, действует с высоты небес.

Сунь-Цзы "Искусство войны"

Глава 1 Изменения в военном искусстве связанные с развитием феодализма

Тот, кто хорошо сражается, стоит на почве невозможности своего поражения и не упускает возможности поражения противника. По этой причине войско, долженствующее победить, сначала побеждает, а потом ищет сражения; войско, осужденное на поражение, сначала сражается, а потом ищет победы.

Сунь-Цзы "Искусство войны"

Если говорить о развитии военного искусства в Европе в X-XII веках, то здесь наблюдается одна странность. Индивидуальное искусство воина достигает совершенства, а полководческое искусство наоборот падает. В этот период прошло время больших армий, и силы в 1000 человек считались значительным воинским соединением.

На Руси все тогда было как же в Европе.

Развитой феодализм привел к тому, что народные массы были лишены оружия и родовое ополчение племен более никогда не собиралось. Теперь, когда дворянское сословие закрепило за собой свои привилегии и превратилось в замкнутую касту, функции армии выполняли военные отряды феодальной конницы. Основная задача таких отрядов было обеспечивать порядок и подавлять выступление крестьян против своих сеньоров. То есть полицейско-карательная функция. Посему этот период характеризуется полным практически полным исчезновением пехоты. Теперь она применялась как вспомогательная сила. Царицей же сражений становиться конница.

На Руси в XI-XII веках вполне сложилось нормальное феодальное государство такое же, как во Франции или Испании. Киевская Русь как единое государство прекратило существование, и наступил длительный период феодальной раздробленности.

Князья и бояре теперь пользовались только услугами профессиональных воинов – дружинников, что сражались конными. То есть тех, кто всю жизнь свою посвятил военному делу.

На Руси также как в Европейских странах было распространено рыцарство. Анонимный восточный автор "Книги переделов мира" в "Рассуждении о стране Рус" пишет о воинах князей:

"Одна их часть рыцарство… Там изготавливают очень длинные клинки и булатные мечи. Все руссы вооружены такими мечами, их рыцари всегда носят броню".

Но русские доспехи выгодно отличались от европейских, в лучшую сторону. Самым распространенным доспехом на Руси была кольчуга. А русская кольчуга это уникальная вещь. Название её происходит от русского слова "кольцо". Весила кольчуга до 10 килограммов и была сделана из множества стальных колечек. Она равномерно распределялась по всему корпусу, и вес её при этом слабо ощущался в отличие от доспехов европейского рыцаря. Эти русские кольчуги покупались в купцами, продавались в Европе и стоили весьма дорого.

В средневековой французской поэме "Рено де Монтобан" упоминается такая "кольчуга из Руси". И благодаря этой кольчуге рыцарь де Монтобан, судя по тексту поэмы, оставался неуязвимым в сражениях.

Русский рыцарь или княжеский дружинник был вооружен мечом, топором, копьем, луком. А все перечисленные предметы индивидуальном бою (прошу обратить на это особое внимание) могут представлять опасность только в умелых руках.

Русский меч это прямое, длинное, обоюдоострое, колюще-рубящее оружие, также охотно покупалось в Европе. Меч главная принадлежность рыцаря. На мече воины приносили клятвы, и меч был главным атрибутом рыцарского ритуала.

Археолог Кирпичников сообщает, что в XII веке на Руси появилось множество военных новинок, что свидетельствует, о том, что Русь не только не отставала от запада в вооружении, но превосходила его!

Тяжелые всадники княжеских рыцарских дружин выглядели внушительно. Их доспехи, как уже упоминались, были много практичнее доспехов западноевропейского рыцаря. Голову воина прикрывал куполообразный шлем, к которому крепилась кольчужная сетка, что прикрывала затылок и плечи воина. Кольчуга с рукавами надежно прикрывала корпус русского рыцаря. На ногах воина были чешуйчатые чулки что встречались и в облачении европейских рыцарей до конца XIV века. Предплечья и кисти рук были защищены кожаными поручами и перчатками что были обшиты кольчужной сеткой. И у русского рыцаря, как и европейского, были золоченые шпоры – знак его рыцарского достоинства.

Если мы посмотрим на средневековый конный бой до изобретения огнестрельного оружия, то увидим, что в нем побеждал тот, кто лучше владел холодным оружием. Воин, профессионально владеющий мечом, мог без труда разогнать десяток крестьян с дубинами и вилами. Каждый его удар был неотразим. Пластинчатая броня и кольчуги различных видов надежно прикрывали русского воина от стрел, ударов копий, топоров и самое главное совсем не стесняли свободы воина.

Западный малоподвижный рыцарь в сплошных металлических латах не мог без помощи оруженосца даже в седло взобраться. Когда его сбрасывали с седла, то его легко приканчивали легковооруженные воины.

Также выгодно отличался от западного боевой шлем русского рыцаря. Шлем западного рыцаря в форме кастрюли, как сказали бы теперь, хорошо защищал от меча или сабли. Лезвия соскальзывали с его поверхности. Но боевая булава с шипами легко могла оглушить рыцаря, и он на время терял ориентацию и за это время его убивали и сбрасывали с седла. Русский шлем в отличие от овальных или плосковерхих западных, или закругленных восточных, был конической формы (куполообразный). Это наиболее оптимальная форма шлема в мире. Плечи и шея воина были надежно защищены кольчужной сеткой, что крепилась к шлему и хорошо защищала от вражеских мечей и топоров.

Так что русский рыцарь был много маневреннее, чем его европейский собрат и был при этом лучше защищен!

Битвы же княжеских дружин были битвами одних профессионалов с другими. По сути, они сводились к большому числу поединков, в которых соблюдались рыцарские правила войны. Тоже самое, было в Западной и в Восточной Европе. Численный перевес в таких сражениях мало что решал. Все упиралось в качественную подготовку воинов.

Согласно французским хроникам тысяча норманнов без труда изрубили 40-тысячное ополчение крестьян. Небольшие отряды рыцарей легко уничтожали большие толпы черни, которые и подступиться к закованным в сталь воинам не могли. Но так продолжалось только до поры до времени. Затем чернь научилась бить благородных.

Княжеские дружины как рыцарское войско Европы были конные, и они были надежной полицейской силой для поддержания княжеской власти. Каждый дружинник был воином и землевладельцем, или воином на постоянном жаловании и всегда служил князю с оружием в руках.

Князья редко в эпоху феодальной раздробленности привлекали к своим войнам крестьян и горожан. Эти люди были заняты созидательным трудом и потому с оружием обращаться не умели, или умели весьма слабо. Хотя среди них было немало тех, кто составлял отряды латников – воинов защищенных броней: шлемом, кольчугой или панцирем. Латником мог быть богатый купец или ремесленник, но он редко сражался на коне.

Горожане привлекались к защите своих городов в случае осады города врагами, но оборонительные бои на стенах совсем не то, что бой в открытом поле, как было во время князя Святослава.

На Руси, особенно в южных княжествах, на границах с беспокойным миром степей и горожане и крестьяне были вынуждены знакомиться с навыками военного дела из-за постоянных набегов кочевников. Но профессионалами этих ополченцев все равно нельзя было назвать. Князья не использовали их и не обучали взаимодействию народное ополчение городов, не понимая его силы. Наоборот они видели опасность в том, что горожане станут владеть оружием. Тогда они смогут легко оказать сопротивление самому князю в случае несогласия с его политикой.

Поэтому при приближении врагов жители прятались за стенами городов, а ни печенеги, ни половцы городов не брали, а попросту их обходили. Цели их набегов были другие. И на бой с кочевниками выезжали только конные княжеские дружины. Но насколько многочисленными они были?

Обратимся к фактам. По исследованиям М.Н.Тихомирова получается, что такие города как Новгород, Чернигов, Киев, Владимир-на-Клязьме, Владимир-Волынский насчитывали до 35 тысяч жителей в период XII-XIII веков. Следовательно, это давало им возможность выставить в случае опасности ополчение для защиты города численностью от 3 до 5 тысяч человек. И то это если говорить о крупных городах Руси. А такие как Рязань, Переяславль, Ростов всего жителей то имели не более 5 выставить и выставить ополчения могли не больше 700 человек.

И я сейчас говорю не о самой дружине, а об ополчении городов, которое поднимается на защиту свой жизни и жизни своих матерей, жен и детей. Иными словами делает это совершенно бесплатно. Как говаривал товарищ Ленин не за страх, а за совесть.

Княжеская же дружина нуждалась в постоянном содержании. Эти не станут служить за просто так. Военный слой, или служилое сословие, зависели лично от князя и получали за свою службу или земли с крестьянами во временное владение, или денежно-натуральную плату, или право сбора княжеских доходов, часть из которых предназначалась им самим.

Дружина князя состояла из отроков, мечников, гридней, милостников, вирников, тиунов. И все они получали за службу материальное вознаграждение. Судьба этих людей зависела от князя, от его щедрости и масштабов его честолюбия. Помогая своему сюзерену получить больше, они сами получали больше.

Эти люди не обладали знатностью, но отлично знали княжескую и боярскую жизнь. Они состояли при дворе и несли службу по охране своего повелителя, они видели, как и чем тот живет. Они устраивали поединки-турниры, организовывали охоты как псовую так и соколиную, вели учет княжескому хозяйству, надзирали за зависимым населением, взыскивали налоги. Военное сословие было нужно своему господину, и он не мог без него обходиться.

А во время войны размер конной дружины определял силу князя. Вывести в поле дружину в 3 тысячи воинов могли только князь Владимирский, князь Галицкий, князь Черниговский.

И все бы сложилось на Руси также как и Европе, если бы не опасное соседство с миром степей. И сейчас я говорю не о половцах. К половецким набегам на Руси привыкли и умели их отражать. Их наступательный порыв давно угас и никакой опасности они уже не представляли. Они могли укусить, но не могли загрызть свои жертвы.

Однако в Азии в монгольских степях поднялась могучая и свирепая фигура Чингисхана.

Глава 2 Страшная угроза со стороны степей

Тот, кто хорошо ведет войну, осуществляет Путь и соблюдает Закон. Поэтому он и может управлять победой и поражением.

Сунь-Цзы "Искусство войны"

Монгольские племена в конце XII века переживали период распада первобытнообщинного строя. У них только формировалось раннефеодальное общество.

Кочевое скотоводство, основной вид деятельности монголов, вызывает, как известно, истощение пастбищ. И понятно, что это ведет к тому, что племени необходимо переселиться на новое пастбище и так начинается движение кочевников. Племена кочевников начинают борьбу за место под солнцем, и это превращает их в военное сословие.

Вот главное отличие кочевого народа от земледельческого! У кочевников все мужчины – воины, а у земледельческих народов – нет! Там основная масса людей занята созидательным трудом и времени на воинскую подготовку у них попросту не хватает. Следовательно, можно сделать вывод, что кочевые народы могут выставить армию гораздо более многочисленную, чем народы оседлые.

Кочевой человек с раннего детства приучает сына к седлу и с пяти лет делает для мальчика первый в его жизни лук. И потому, к 17 годам монгольский юноша-пастух был еще и отличным конным воином. Он бил птицу на лету. Он был отличным и неутомимым наездником. Он владел саблей и копьем. Охоты загоном приучали юношей к взаимодействию в бою, к дисциплине. А трудности кочевой жизни закаляли воинов и делали их непобедимыми.

Понимаете, какие возможности это таит в себе, если в племени все мужчины воины! Это дает вождю быстро мобилизовать значительные силы для обороны или для нападения.

Но и это еще не все! В момент брожения и межплеменной войны среди кочевых вождей может найтись личность, которая объединит многие кочевые племена и бросит их на соседей. То есть активность кочевых племен и народов будет перенаправлена в совершенно иное русло. Они не станут больше воевать между собой, но станут нападать на народы земледельческие.

И именно такой личностью оказался хан Темучжин – Чингисхан. Он сумел объединить все монгольские племена и создать такую армию, равной которой в XII-XIII веках не было в целом мире. Это была не слабая и рыхлая конница скифов, или сарматов, или печенегов, или половцев. Нет! На этот раз из Азии поднялась исполинская фигура жесткого и монстра, который создал страшную силу.

Давайте рассмотрим, что же это было за войско и в чем была его сила.

Рядовой единицей армии Чингисхана был десяток! Это были воины родственники из одной юрты, из одного аила. Десятка подбиралась строго. Все эти воины знали друг друга с детства и знали с кем идут в бой плечо к плечу. Трусливый и нестойкий никогда не мог попасть в десятку. Ведь за трусость одного казнили всех остальных. Посему тех, кто не попал в число воинов, по различным причинам, отсылали пасти скот. Трусы считались людьми низшего сорта, и мало кто из монголов желал попасть в их число.

Затем десятки соединялись в сотни. И в сотни входили люди одного рода.

Сотни соединялись в тысячи, куда входили воины одного, двух или трех аилов.

Тысячи соединялись в тумены. А тумен есть боевая единица в 10 тысяч воинов.

Войско Чингисхана делилось на три вида вооруженных сил:

1.Легковооруженные конники. Задачей легкой кавалерии было завязать бой и осыпать противника стрелами. Обычно из легких всадников формировались авангарды, отряды разведки, левое крыло монгольского войска. На вооружении легкоконный воин имел два лука и два колчана со стрелами. Лук для дальней стрельбы легкими стрелами, и лук для стрельбы по воинам в доспехах с тяжелыми стрелами с закаленным наконечником. В каждом из колчанов было по 30-50 стрел. Помимо луков у каждого воина был кривой меч, боевой топор и аркан. Защищен воин был кожаными доспехами и имел легкий щит. Копий отряды авангарда не имели. Но сама масса легкой конницы также была вооружена легкими копьями. (Залотоордынские воины тяжелого и легкого вооружения. Рис. Рема Шамсетдинова).

2.Тяжеловооруженные конники. Тяжеловооруженный всадник имел два лука: для дальнобойной стрельбы и для стрельбы на короткую дистанцию. У каждого было два колчана со стрелами, запасные наконечники, два меча – кривой и прямой, длинное копье, боевой топор. Защитные доспехи – кольчуга и железный шлем. Также были кожаные доспехи для коней.

Хотя с этим утверждением не все согласны. Владимир Чивилихин в книге "Память" говорит следующее:

"Военная тактика и стратегия степняков вообще исключала применение тяжелого боевого и защитного снаряжения. Они даже не подковывали коней, чтобы не снижать их быстроходности. Основным вооружением степняков даже на Угре в 1480 году оставлялся тот же лук, легкое копье, сабля, нож, колчан со стрелами и волосяной аркан…"

Цит. по книге Владимира Читвилихина "Память". Роман-газета. 1982.?17 (951). – С. 92).

Но тогда, если Чивилихин прав, вся тактика Чингисхана строилась бы совершенно на ином принципе! А у него была предусмотрена тяжелая кавалерия для нанесения массированных таранных ударов.

3.Воины, что обслуживали осадные машины. Эти использовались во время штурма вражеских городов. В основном были китайцами привлеченными на службу в армии монгольских ханов. И если использование конницы было естественным для кочевого народа, то наличие осадных технологий и тактики штурма городов вызывали у многих народов шок. Может, именно в этом умении и была грозная сила Чингисхана? Ведь иные кочевые народы, например половцы, крепостей брать не умели и не стремились этому учиться. Осада и штурм это, прежде всего, трудная и напряженная работа. А кочевники её терпеть не могли. Чингисхан приучил своих военачальников и воинов к штурмам крепостей. И в этом была его заслуга.

Владимир Чивлихин говорит в книге "Память", что:

"Империя Чингисхана представляла собой самую отсталую, тупиковую ветвь средневекового феодализма. Стоящие на очень низкой ступени экономического и общественного развития, кочевники не производили собственного оружия, не произвели ни одного нового боевого средства. Их разноплеменное легковооруженное и подвижное войско брало численным превосходством, железной дисциплиной, массированным применением лука и стрел, позже осадной военной техникой, заимствованной…,у более развитых народов, в основном у чжурчжэней и китайцев ". Цит. по книге Владимира Читвилихина "Память". Роман-газета. 1982.?17 (951). – С. 92).

Значит, имело место простое заимствование осадных технологий у соседнего высокоразвитого народа? Ведь Чивилихин автор авторитетный.

Но Роман Храпчевский в своей монографии "Осадные технологии монголов" говорит совсем иное:

"Одним из краеугольных камней распространенного в популярной и околонаучной литературе мифа о "непостижимой мощи" армии монголов является тезис о заимствовании монголами китайской осадной "чудо-техники", как главной причины их успехов в войнах против оседлого населения. В результате стало общераспространенным заблуждением считать, что якобы только с помощью "китайских инженеров" орды монголов могли сокрушать могучие государства с их твердынями-городами, дотоле бывшими надежными заслонами против кочевников. Этот тезис в составе прочих стереотипов кочует по страницам не только художественных или научно-популярных книг, но также иногда проникает и на страницы изданий, претендующих на научную строгость".

Следовательно, он опровергает довод о специалистах китайцах, о которых я упомянул выше. Но неужели у монголов были собственные инженеры по осадным работам? Храпчевский говорит, что причина успехов монголов "во взятии укреплений была в системности их подхода и поэтапном усвоении практических знаний о приемах борьбы с крепостями оседлых народов, добытых по ходу их продвижения из монгольской степи вовне. Армия монголов к моменту своих походов на запад – в Среднюю Азию и, далее, в Европу, уже накопила большой опыт в осадных технологиях, который нарастал постепенно, от этапа к этапу".

Значит, они только использовали знания других народов, но воспитали своих специалистов? Может и так, хотя этот довод можно и оспорить. Но на страницах этой книги этого я делать не стану. Но впоследствии к осадами осадным технологиям мы еще вернемся.

Боевая тактика монголов разработанная при Чингисхане:

Чингисхан и его полководцы разработали и усовершенствовали тактику изматывания противника. Впереди его войска всегда шел авангард. За авангардом следовали правое и левое крыло войска, построенные в несколько линий (полумецяцем). Последние линии формировались из тяжеловооруженных всадников.

Авангард из легкой кавалерии завязывал бой. В его задачу входило осыпать противника стрелами, изранить его коней, расстроить плотный строй и обратиться в бегство.

Противник, полагая, что враг отступает, пускался на преследование и проваливался в пустоту. И вот тогда правое и левое крылья монгольского войска смыкались, и на расстроенные ряды вражеской конницы устремлялась плотная масса тяжелых всадников, удар которых был несокрушим. Затем в полном осуждении противник уничтожался. Этот строй Чингисхан заимствовал из порядка облавных степных охот на диких зверей.

Но противник мог быть достаточно силен и мог не сломать своего боевого строя, не поддавшись заманному бегству авангарда (хотя почти всегда это работало). Что же делать тогда?

Тогда левое крыло войска монголов вело бой на дистанции и осыпало врага стрелами. Затем в бой вступало правое крыло, или крыло атаки. Главной задачей здесь было прорвать центр вражеского войска, захватить знамя или убить полководца. После же прорыва центра в бой вступали главные силы и тяжеловооруженные всадники довершали разгром врага.

Ставка хана располагалась за спиной главных сил. Сам хан никогда не вступал в бой. Даже темники монголов не считали доблестью сражаться в рядах простых ратников. Их задача обеспечение руководства войсками и достижение победы.

В период, когда зарождалась империя Чингисхана феодальная Европа переживала период раздробления некогда единых королевств и княжеств на мелкие удельные государства. Конечно, этот процесс еще коснется и самой империи монголов, и они также станут бороться между собой, но произойдет это много позже в XIV веке. А в период в начале XIII века родовые связи еще крепко сковывали ряды монгольского войска.

Конечно, монголы Чингисхана были далеко не первым кочевым народом, что "удостоили" нашествием Европу. Знали здесь и стремительное движение гуннов, и хорошо помнили имя легендарного Аттилы, прозванного "Бич Божий". Но Атилла наступал в иное время, когда многие государства Европы еще даже не сложились. Этносы тогда перемещались и смешивались. И ослабевшая римская империя цезарей все еще сохраняла тень былого могущества. Корабль римской империи тогда еще плавал в бурном варварском море, хоть и периодически давал течи.

Орды Чингисхана пришли совершенно в иное время. Время распада крупных государств и время расцвета культуры и ремесел в Центральной и Восточной Европе.

Битва на Калке- первая ласточка грядущей беды:

И на пути у монголов первым форпостом европейской цивилизации стала Русь.

Первое столкновение двух миров, дикого степного и цивилизованного европейского, произошло в 1223 году на реке Калке. За это время монголы уже сумели показать себя как могущественное войско. Чингисхан сокрушил империю Хорезмшаха Мухаммеда, считавшуюся одним из наиболее сильных государств Азии всего за три года – с 1219 по 1221 год.

В погоню за хорезмшахом Мухаммедом Чингисхан отправил войска под началом своих лучших полководцев Субедей-багатура и Джебе-нойона. Перед ними стояла задача не только выловить сбежавшего хорезмшаха, но и разведать, какие государства лежат далее на пути.

Под началом у Джебе и Субедея было два тумена, или 20 тысяч воинов сила по тем временам немалая. Они прошли с боями по Северному Ирану, вошли на Кавказ, разгромили грузинские войска и вышли к владениям аланов и половцев.

Джебе и Субедей несли тяжелые потери и потому экономили свои силы и воевали более хитростью. Они старались избегать сражений с соединенными силами врага. Набросившись на аланов, они вошли в союз с половцами и предложили им вместе покарать это племя. Половецкие ханы согласились и помогли монгольским полководцам. Аланы были полностью разгромлены. После этого Субедей и Джебе напали уже на половцев.

Военная организация монголов была намного лучше, чем военная организация половцев. Посему половцы были легко разгромлены и стали отходить к Днепру к пределам Русских княжеств.

Половецкий хан Котян обратился за помощью к мужу своей дочери князю Мстиславу Мстиславовичу Храброму. Мстислав обратился от имени своего тестя к другим русским князьям с просьбой собраться вместе и ударить по наступающему врагу.

Посланцы хана Котяна говорили русским:

"Нашу землю сейчас отняла татары, а завтра они придут и возьмут вашу землю. Так будет, если вы не поможете нам. Сегодня мы будет лежать в поле мертвыми, а завтра – вы!" (Ипатьевкая летопись).

Князья решили выступить. В поход собрались князья Мстислав Романович князь Киевский, Мстислава Мстиславович Храбрый князь Галицкий, Даниил Романович, князь Волынский, Мстислав Святославич князь Черниговский, Мстислав Ярославич Немой князь Пересопницкий, Всеволод Мстиславич сын князя Киевского, Михаил Всеволодович племянник князя черниговского и другие князья помельче.

Вместе с половцами получалась солидная сила. И по численности это войско превышало ослабленные и обескровленные долгими боями войска Джебе и Субедея. Но шансов победить монголов у русских и половцев не было никаких. Они шли сражаться также, как сражались всегда. Но пред ними был совершенно иной противник, и даже если бы их было еще больше, то и тогда результат битвы был бы тем же. Здесь лихой удалью дела было не решить.

Военная организация монголов была выше, и если им и можно было что-то противопоставить, то это была пехота, от использования которой князья давно отказались, считая её малоэффективной. Стандартное заблуждение времен периода феодальной раздробленности, что бытовало по всей Европе, включая и Западную. А ведь некогда основой воинского могущества великого князя Киевского Святослава Игоревича была именно пехота! Конницу использовали только для вспомогательных ударов и защиты флангов!

Но давайте посмотрим, что же произошло в битве на реке Калке.

Дружина славного ратоборца Мстислава Храброго заняла позицию вдоль реки, дружина Мстислава Черниговского заняла позицию у переправ по обе стороны Калки. Дружина Даниила Романовича Волынского выдвинулась вперед как ударная сила. Мстислав Киевский, дружина которого состояла из пешего ополчения стала за переправой и стала укрепляться на каменистом кряже отгородившись повозками и частоколом.

По данным Ипатьевской летописи битва между русско-половецкими полками и монголами произошла 31 мая 1223 года. Первыми на врага ударили половцы хана Яруна. За ними пошла конная дружина волынского князя Даниила Романовича. А за Даниилом пошел Мстислав Храбрый.

Авангард монголов, состоявший из легкой конницы принял на себя удар и после короткой схватки стал отступать, как предписывала боевая тактика Чингисхана.

Естественно русские и половцы решили, что враг начал отступать и бросились преследовать монголов. И они попали под удары левого и правого крыльев тяжеловооруженной конницы. Половцы не выдержали и побежали первыми. И они во время своего бегства смешали ряды железных всадников Мстислава Храброго, и его конница утратила наступательный порыв.

Дружина молодого и смелого Даниила Романовича князя Волынского была полностью уничтожена как между молотом и наковальней. Самого князя Даниила раненого дружинники спасли и умчали в степь. Не сумела оказать и достойного сопротивления дружина Мстислава Храброго.

А сам Мстислава считавшийся на Руси большим полководцем, поседевший в феодальных войнах позорно бежал с поля боя. И дело было совсем не в том, что он струсил. Нет. Его не даром прозвали Храбрым. Такое прозвище тогда даром не давали. Просто он впервые столкнулся с несокрушимыми воинами Чингисхана. Эти кочевники воевали совсем не так, как половцы, с которыми он привык сражаться. И он растерялся, не зная, что же предпринять.

В целом битва закончилась не больше чем за час-два и дружины князей Черниговского, Галицкого и Волынского были разбиты наголову. А вот с дружиной князя Киевского монголам пришлось попотеть. Они надежно укрепили свой лагерь и монгольские тумены штурмовали его три дня и взять не смогли.

Джебе и Субеднй сами растерялись, ибо не привыкли к такой тактике боя. Пехотинцы затворились в своем лагере и с успехом отбивали атаки кавалерии. То есть презираемая пехота, уже тогда показала свои преимущества пред кавалерией! Вот она прорисовка той тактики при помощи которой можно было остановить непобедимое войско Чингисхана!

Но я ни в коем случае не хочу сказать, что пехота киевского князя что-то особое из себя представляла. Нет. Если бы у Джебе и Себедея были камнеметы и баллисты, то дело с киевлянами повернулось бы совсем по иному. Ведь в 1238 году, когда отряды отборных воинов царевича Хостоврула, посланного Бату-ханом против русского предводителя тысячного отряда Евпатия Коловрата, не смогли его разгромить, то они выставили против русских метательные орудия и забросали их камнями.

Но тумены полководцев Чингисхана в 1223 году не могли таскать с собой тяжелые машины. Это замедлило бы их продвижение и лишило одного из основных преимуществ – скорости и молниеносности.

Станом киевлян монголы овладели с помощью хитрости. Монгольские полководцы предложили киевскому князю сложить оружие и сопротивление прекратить. В обмен на это, они обещали беспрепятственно отпустить русских домой и не трогать их земли.

Предложение князю киевскому отдал один из "бродников". "Бродники" это были славяне, жившие на берегах Азовского моря и по берегам Дона. Состояло это племя из беженцев, что в силу тех или иных обстоятельств вынуждены были покинуть родину.

"Бродники" это практически тоже самое, что и позднейшие казаки. Они ненавидели князей, которые изгнали их, и потому влились в войско монголов, дабы иметь возможность отомстить.

Киевляне поверили "Броднику", вышли из своего укрепленного лагеря и сложили оружие. Монголы набросились на них и всех изрубили.

Ответственность за это поражение в битве на Калке падает прежде всего на Мстислава Храброго. Битва показала что ни удальством, ни рыцарскими отрядами конницы монголов не победить.

Глава 3 Нашествие монголов на Русь: почему случилась катастрофа?

Тот, кто умеет вести войну, два раза набора не производит, три раза провианта не грузит; снаряжение берет из своего государства, провиант же берет у противника. Поэтому у него хватает пищи для солдат.

Сунь-Цзы "Искусство войны"

Битва на Калке могла бы многому научить русских князей, но не научила. Никто из её участников, оставшихся в живых, не сделал должных выводов. А ведь было понятно, что против монголов необходимо было использовать пехоту! Только она могла стать на пути их железной конницы. И это показал князь киевский Мстислав, что смог сдержать на долгое время отряды Джебе и Субедея.

Чингисхан строил свою тактику с учетом правил конного боя. И можно было бы вспомнить о боевых порядках князя Святослава. В чем их основное преимущество? Да в том, же что было в битве при Марафоне! В сомкнутом строю, и непрофессионалы становятся силой!

Но давайте обо всем по порядку.

В 1235 году новый великий хан монголов Угедей собрал курилтай, на котором было принято решение продолжить дело первого великого повелителя монголов и усилить улус Джучи, старшего сына Чингисхана, путем завоевания Волжской Булгарии, Дешт-Кипчака и Руси. А затем открывалась дорога в Европу и так до последнего моря! Эти земли Чингисхан еще при жизни отдал своему первенцу с тем условием, что их предстоит завоевать.

Поход возглавил внук Чингисхана, сын Джучи (сам он к тому времени уже умер), хан Бату. Но с ним вместе выступили и принцы-чингизиды Гуюк-хан, Менгу-хан, Кулкан, Монке и другие. Монгольская империя продолжала расширяться и после смерти своего сонователя.

В 1236 году монгольские войска быстро разгромили Волжскую Булгарию. Затем они обрушились на половецкие кочевья и нанесли кипчакам поражение. И на их пути стали земли русских княжеств.

Неизбежно ли было поражение русских? Или они могли бы при определенных обстоятельствах одержать победу? Для ответа на эти вопросы стоит проанализировать ситуацию, посмотреть на факты и сделать некоторые предположения.

Итак, на Русь в 1237 году пришел внук Чингисхана хан Бату, полководец еще молодой, хотя и талантливый. Но все же это был не Чингисхан. Правда, при нем был "железный пес" потрясателя вселенной Субедей-багатур. А он учился у самого Чингисхана и воевал под его началом. И он уже встречался с русскими и имел представление об их боевых возможностях и тактике.

Но давайте зададимся вопросом, а был ли у русских хоть один достойный полководец, что мог противостоять такой фигуре как Субедей? Ответ однозначен – нет! Чтобы победить монголов – нужно было понять, в чем их сила и что приводит их к победам. А вот этого тогдашние князья и воеводы как раз и не могли сделать. Уроки Калки пропали для них даром!

Бату-хан же отлично знал, в чем его сила. И потому по совету Субедея выманивал своих противников в поле. Ибо если бы они стали все отсиживаться за стенами своих городов, то поход мог бы и провалиться.

Утверждение османского султана Мухаммеда Фатиха (Победоносного), о том, что только "слабый прячется за камень стен", а настоящий военачальник всегда на воле при своем войске, не всегда правильно. Да и действовал Фатих много позже в иное время.

Поэтому утверждения летописцев и историков о том, что поражение было результатом того, что русские князья не сплотились пред угрозой страшной опасности несостоятельно.

Я уже говорил, что монгольское войско было единым и сплоченным организмом, привыкшим к взаимодействию, с отработанной и отшлифованной до тонкостей тактикой. Русские же княжеские дружины, даже если бы их свели воедино, были разнородными и совершенно не умели взаимодействовать. Это отлично показала битва на Калке. Так что обвинять русских князей в том, что они не соединили свои силы глупо. Это не дало бы им победы все равно.

Но если бы они все-таки соединились, то какую армию они могли бы выставить против монголов?

Давайте посчитаем. М.Н. Тихомиров, автор знаменитой монографии о населении русских городов, пришел к выводу, что такие города как Киев, Новгород, Чернигов, Владимир-Суздальский, Владимир-Волынский начитывали в XIII веке до 30 тысяч жителей. А, следовательно, в лучшем случае они могли выставить от 3 до 5 тысяч воинов. А другие города, как Ростов, Рязань, Пенреславль по численности населения тогда не превышали 1000 человек. Следовательно, соедини князья Владимирский, Рязанский, Черниговский, Киевский, Галицкий, Новгородский то они могли бы получить 25-30 тысяч воинов! И это в лучшем случае. Я уже не хочу говорить о том, что такое соединение сил было на тот момент вообще невозможно.

А сколько же воинов привел с собой Бату хан? Русские летописи умалчивают об этом, и там написано только что их было очень много. Но сколько много? 50 тысяч много! И 100 тысяч много! Венгерские летописцы сообщают, что монголов пришедших в Европу после покорения Руси было полмиллиона. Наши дореволюционные историки приводили приблизительную цифру числа воинов противника – 300 тысяч.

Но все это не так. Хотя вся империя Чигнгисхана при полной мобилизации могла бы выставить такое число воинов. Однако, монголы не могли послать на завоевание Руси все свои силы. Охраны требовали покоренные земли Китая, Тангутской и Хорезмийской империй. Да и война на Юге империи монголов все еще продолжалась.

Монголы, судя по Великой Яссе (своду законов) Чингисхана, никогда не отправлялись в поход без запасных лошадей и каждый воин имел их при себе пять. Или, по меньшей мере, три. Вот и представьте, сколько же их было бы при таком количестве воинов. Больше миллиона голов! А лошадей нужно кормить, и подумайте какими должны быть при этом обозы! Да такое войско растянулось бы на сотни километров!

А если учесть что поход на Русь в 1237 году начался в зимних условиях, то станет ясно, что прокормить и 300 тысяч коней было бы нечем! Следовательно, монголов было значительно меньше. Но снова стоит вопрос – сколько?

Будем исходить из того, что для завоевания Руси 300 тысяч воинов не требовалось. Тогда в феодальной Европе армия в 10 тысяч человек считалась очень большой, и даже громадной. Например, войско короля Иерусалимского Бальдуэна, действовавшее в Заиорданье, никогда не превышало 500 человек. И из них рыцарей было не больше 100-120 человек. Конечно, когда он собирал своих вассалов – баронов земли, и призывал контингенты воинов духовно-рыцарских орденов Храмовников и Иоаннитов, то его армия увеличивалась до 1000-1500 воинов. В армии императора Карла Великого никогда не было больше 10 тысяч человек, а в походы он водил не более 5-6 тысяч. Самые большие русские князья выступали в походы против своих соседей и пловцев с дружиной в 1500-2000 воинов. И потому Бату-хан привел с собой от 40 до 50 тысяч воинов и этой силе русским нечего было противопоставить.

Единственное чего боялись Бату и Субедей, так этого того, что русские князья не выйдут на битву и затворятся за стенами своих городов и тогда монголам придется штурмовать их крепости одну за другой. Конечно, они были к этому готовы и привезли с собой осадные орудия, но сколько людей положил бы Бату если бы штурмовал каждую крепость, когда за стенами находился бы сильный гарнизон?

Для него был лучшим выходом бой в поле, а затем нападение на беззащитные города. И потому он выманивает рязанцев, что первыми стали на его пути за стены города. Посланцы Бату дерзко вели себя перед лицом князя рязанского. Они должны были затеять ссору и заставить рязанского князя вывести дружину за стены.

Посланное к Бату в ответ посольство князя рязанского Юрия Игоревича, возглавил сын князя Федор Юрьевич.

Повесть о разорении Рязани Батыем, написанная в XIII веке, говорит, что Бату-хан сказал Федору:

"Дай мне, княже, видети жены твоей красу".

Это было откровенное оскорбление на которое Федор ответил так:

"Не полезно бо есть нам, христианам, тебе, нечестивому царю, водити жены свои на блуд. А еще нас приодолевши, то женами нашими владети почнеш".

На такие слова обиделся Бату-хан и приказал Федора и его людей казнить. А в ответ на это князь Юрий рязанский вывел свою дружину из города и кинулся на монголов, горя желанием отомстить. Естественно, что он был разбит, и монголы подступили к стенам Рязани. Семидневный штурм отдал первый русский город в руки монголов. Обман блестяще сработал!

А вот если бы дружина оставалась в крепости, то Рязань простояла бы гораздо дольше. Нужны доказательства? Они есть! Небольшой русский городок Козельск войска Бату штурмовали семь недель и положили под его стенами 4 тысячи воинов! А все потому, что князь Козельский не вывел свою дружину в поле!

Конечно, если проанализировать войну монголов против Хорезма, то историки наоборот обвиняют хрезмшаха Мухаммеда в том, что он раздробил свое громадное войско по частям и расположил его по крепостям, не приняв открытого боя.

Там именно в оборонной тактике Мухаммеда усматривались причины быстрого поражения империи херезмшаха. Но, не стоит забывать, что войсками в том походе командовал сам Чингисхан, а на Русь пришел только его молодой внук Бату. Да и русские княжества были не землями Мухаммеда, составленными им в ходе многочисленных военных кампаний.

Хотя, если говорить честно, у хорезмшаха вообще не было шансов остановить Чингисхана. И не важно, какую тактику он выбрал. Выведи он свои войска в поле – поражение его было бы также неминуемым.

Но вернемся к Руси. После захвата Рязани Бату повел свою армию в сильное Владимиро-Суздальское княжество. И ему также нужно было выманить великого князя Юрия Всеволодовича с дружиной за стены городов-крепостей! Ведь их в этом княжестве было много и если бы все пришлось штурмовать, поход Батыя мог бы захлебнуться. И монголам было выгодно, чтобы как можно больше воинов вышли за стены городов и сразились с ними в открытом сражении.

И великий князь Владимиро-суздальский Юрий совершил первую фатальную ошибку. Он послал своего сына Всеволода с суздальскими полками под Коломну встречать монголов. Это войско было быстро разгромлено. И тут бы Юрию сообразить, что ему с основными силами стоило укрыться во Владимире – стольном городе и сильнейшей крепости. Но он поступает не так.

Он со своим другим сыном Константином и лучшей дружиной воинов-профессионалов бросил Владимир и разбил свой стан на реке Сить, между Угличем и Бежецком, и стал там собирать войска для новой битвы с монголами.

А Батый тем временем взял Москву, и 3 февраля 1238 года его армия осадила Владимир, оставшийся без войска! И город оставленный без защиты пал через 3 дня 7 февраля 1238 года! Лучшая крепость Северо-Восточной Руси пала за столь короткий срок, а миниатюрный Козельск продержался 7 недель! Ошибка великого князя Владимирского Юрия Всеволодовича очевидна!

Да, если бы он сидел с дружиной за стенами, то монголы все равно, скорее всего, захватили бы город (хотя вопрос спорный). Но сколько людей они бы потеряли под его стенами? 5 или 10 тысяч?

На дальше еще интереснее, взяв Владимир, Бату-хан не спешит разделаться с войсками Юрия на Сити. Пусть себе собираются. Он разделяет свое войско на несколько отрядов, и начинает громить мелкие города княжества. Вопрос, а почему он не напал сразу же на князя Юрия? Ведь с каждым днем войско его увеличивалось и по логике получалось, что лучше всего разгромить его заранее. Города бы от монголов никуда не ушли.

Но Батый наоборот ждал, когда к войску Юрия присоединяться полки Великого Новгорода. Ему нужно было нанести единый и сильный удар по всем северным княжествам!

Но новгородцы не пришли и потому 4 марта 1238 года войска Бату-хана разгромили на Сити войска Юрия Всеволодовича. Причем сам великий князь Владимирский был в этом сражении убит и его отрубленную голову принесли в подарок Бату-хану.

Монголы пошли к Новгороду. На пути их стал городок Торжок, что не послал воинов в ополчение Юрия Всеволодовича. И потому взять его удалось только 23 марта. Две недели монголы штурмовали стены Торжка и потеряли под ними около тысячи воинов.

Оставался один шаг до Новгорода – этого богатейшего торгового центра Руси. Но, не дойдя до города всего 100 верст, монголы неожиданно повернули обратно! Они пошли на юг – на городок Козельск. Что же заставило их это сделать? Ответ один – новгородская дружина вся осталась защищать свой город, а вместе с горожанами это была сила. Новгородцы слыли воинственным народом.

Конечно, многие возразят, и скажут, что выдающийся русский историк С.М.Соловьев писал:

"Не дошедши ста верст до Новгорода, остановились, боясь, по некоторым известиям, приближения весеннего времени, разлива рек, таяния болот, и пошли к юго-востоку, на степь".

С именитым историком споришь? Но ведь если они весны испугались, то почему на юг пошли? Где весна то ранее начинается, подумайте? В Козельске снега начинают сходить на две недели ранее, чем под Новгородом! А это доказательство того, что Батый испугался не весны! Нет! Он испугался поражения! Или того, что взятие Новгорода достанется ему слишком дорогой ценой.

Ведь Новгород сам по себе тогда был мало опасен монголам по его стратегическому положению. Для будущего похода в Европу нужны были совсем иные плацдармы. Нужны были Чернигов, Киев, Галич, Владимир-на-Волыни. И поэтому эти города войска Бату-хана не обошли и им пришлось их осаждать и штурмовать теряя тысячи воинов.

На пути монголов стал Козельск и его штурм обошелся Бату и Субедею слишком дорого. Посему монголы нарекли его "Град злой".

Осенью 1238 года Бату на время оставил русские княжества в покое и снова принялся за половцев и за аланов. Пришла пора нанести им окончательный удар. К осени следующего года с ними было покончено. У этих народов городов и крепостей не было.

18 октября 1239 года был осажден Чернигов. Князь черниговский Михаил бежал из города в Киев, а затем в Венгрию. Но горожане и дружина мужественно защищались и монголы снова понесли большие потери. Ибо больше в этом году новых завоеваний не последовало. Бату стал жать подкреплений из столицы империи от великого хана. Осенью он снова собрал под своим бунчуком принцев-чингизидов и в ноябре 1240 года осадил Киев.

Ипатьевская летопись так сообщает об этом событии:

"Приде Батый к Киеву в силе тяжелой, множеством силы своей он град окружил… и не было слышно голосов от скрипа его телег, множества ревения верблюжьего, от ржания коней его, и была исполнена Русская земля множеством людей ратных".

Свидетельства о том, как монголы осаждали и штурмовали города есть у Плано Карпини, что описал это в 1246-1248 годах. Вот что он нам сообщает:

"Укрепления они завоевывают следующим способом. Если встретится такая крепость, они окружают ее; мало того, иногда они так ограждают ее, что никто не может войти или выйти; при этом они весьма храбро сражаются орудиями и стрелами и ни на один день или на ночь не прекращают сражения, так что находящиеся на укреплениях не имеют отдыха; сами же Татары отдыхают, так как они разделяют войска, и одно сменяет в бою другое, так что они не очень утомляются. И если они не могут овладеть укреплением таким способом, то бросают на него греческий огонь; мало того, они обычно берут иногда жир людей, которых убивают, и выливают его в растопленном виде на дома; и везде, где огонь попадает на этот жир, он горит, так сказать, неугасимо; все же его можно погасить, как говорят, налив вина или пива; если же он упадет на тело, то может быть погашен трением ладони руки. А если они не одолевают таким способом и этот город или крепость имеет реку, то они преграждают ее или делают другое русло и, если можно, потопляют это укрепление. Если же это сделать нельзя, то они делают подкоп под укрепление и под землею входят в него в оружии. А когда они уже вошли, то одна часть бросает огонь, чтобы сжечь его, а другая борется с людьми того укрепления. Если же и так они не могут победить его, то ставят против него свой лагерь или укрепление, чтобы не видеть тягости от вражеских копий, и стоят против него долгое время, если войско, которое с ними борется, случайно не получит подмогу и не удалит их силою"

Город пал только 6 декабря 1240 года. И после этого войска монголов хлынули в Червоную Русь. А, захватив её за четыре месяца, в 1241 году Бату обрушился на Европу. Монголы с победами прошлись по Венгрии, Польше, Моравии, Нижней Силезии.

Первая битва с объединенными силами малопольских князей произошла под Хмеликом. Поляки были наголову разгромлены.

Монголы устремились в глубь Мазовии и в Великую Польшу. 9 апреля 1241 года произошла битва монголов и поляков на реке Лигнице. Силезское ополчение было полностью уничтожено завоевателями и на поле брани пал сам Генрих Благочестивый.

Также быстро была покорена и Венгрия. Казалось, нет силы, что может остановить Бату-хана. Он упорно шел к "последнему морю" как ему завещал великий дед.

Глава 4 Победы и тактика князя Александра Ярославича прозванного Невским

Война любит победу и не любит поражения

Сунь-Цзы "Искусство войны"

Во время когда монгольские тумены огнем и мечом опустошали Юго-западную Русь, над Великим Новгородом нависла страшная опасность совершенно с иной стороны.

В Новгороде с 1236 года правил князь Александр Ярославич, сын князя Ярослава Всеволодовича. В 1240 году, когда шведы воспользовались тяжелым положением Руси и решили захватить Новгород, ему было только 20 лет. Но, тем не менее, не смотря на его молодость, этот юноша был хорошо образован. Больше того он читал древних авторов и имел представлении о боевом искусстве Александра Македонского.

Понятно, что собственного большого боевого опыта у Александра еще не было. Но, несмотря на это, он 21 июля 1240 года отразил нашествие шведов, которое возглавлял опытный полководец ярл Биргер. Именно за победу в этой битве Александр получил прозвище Невский.

Но положение князей в Новгородской феодальной республике было совсем иным, что в других землях Руси, и потому после этой громкой победы Александра вынудили бросить княжение новгородское и уйти на новее княжение в город Переяславль-Залесский.

Вслед за шведами пришли еще более опасные противники. Это был Ливонский рыцарский орден. Грозная опасность с Запада со стороны католических духовно-рыцарских орденов, над Русью нависла после основания в устье Двины в 1198 году крепости Рига. Именно тогда начались частые столкновения между немцами с одной стороны, псковичами и новгородцами – с другой. В 1237 году рыцари-монахи двух орденов Тевтонского и Меченосцев, создали единый Ливонский орден и начали осуществлять широкую насильственную колонизацию и христианизацию прибалтийских племен. Русские помогали прибалтам-язычникам, которые были данниками Великого Новгорода и не желали принимать крещения от немцев-католиков. После ряда мелких стычек дело дошло до войны. Папа Григорий IX благословил в 1237 году немецких рыцарей на завоевание коренных русских земель.

Осенью 1240 года ливонские рыцари атаковали новгородские земли и захватили город Изборск, а затем и Псков. Но это еще было не самое страшное. Ливонцы овладели южными подступами к Новгороду, вторглись в земли, прилегающее к Финскому заливу, и создали там крепость Копорье. Это был важный плацдарм для будущих завоевательных походов.

Новгородцы снова призвали Александра и они пришел, не помня обид обратно и сразу же взялся за дело обороны Новгорода о страшной опасности. Он понимал, что рыцари скоро предпримут попытку овладеть и самим Новгородом. Посему он первым выступил против ливонцев.

В марте 1242 года его армия уже подошла к городу Псков, захваченному рыцарями. Он взял город и захватил орденского наместника, которого под надежным конвоем отправил в Новгород.

После этого князя Александр Невский решил перенести войну на территорию самого Ордена. Его рати идут к Изборску. Но высланные вперед разведчики напоролись на рыцарей и сообщили, что большие силы Ордена движутся к Чудскому озеру. Туда же двинулся и князь Александр Ярославич.

Он остановился у островка Вороний Камень. Здесь было решено дать рыцарям битву. И она произошла 5 апреля 1242 года на льду озера и вошла в историю под названием "Ледовое побоище".

Лев Гумилев в своей книге "От Руси к России" утверждает, что количество рыцарей было невелико, всего около 20 человек, а остальное войско состояло их пеших наемников и союзников Ордена – ливов. Но я бы не стал этому слепо доверять. Тогда это была бы не битва, но мелкое столкновение и его не отметили бы так в летописях. Сведений же о Ледовом побоище предостаточно. Мне могут возразить, что новгородцы специально могли раздуть это событие до масштаба битвы, чтобы увековечить свою славу. Но упоминание о битве есть в и немецкой рифмованной хронике. А им то чего упоминать эту битву, если они были проигравшей стороной? Да и не стал бы ломаться лед, будь там так мало тяжелых рыцарей закованных в броню. Но много немецких воинов тогда утонуло и это есть факт от которого нельзя отвернуться.

В войске рыцарей было около 12 тысяч человек, а новгородское войско начитывало от 15 до 17 тысяч человек. Но в новгородском войске большое место занимало ополчение из горожан, а у рыцарей были сплошь профессиональные солдаты. Посему численный перевес здесь мало что давал.

И если внимательно посмотреть на схему сражения, то построение русских войск весьма походит на построение что было использовано на Куликовом поле. И там и там есть большой полк, и полки левой и правой руки и засадный полк. То есть прорисовку тактики победы князя Дмитрия Ивановича можно видеть в тактике князя Александра Ярославича. Тем боле, что Дмитрий Донской прямой потомок Александра Невского через первого князя московского Даниила Александровича, который и был сыном Невского.

Рыцари на рассвете 5 апреля 1242 года начали атаку. Они построились "клином". Если вы посмотрите на приведенную схему, то видны все преимущества такого построения. Впереди шли закованные в броню тяжелые рыцари, что словно танки пробивали неприятельский строй. Ведь в пешей фаланге у князя Святослава также был выступающий клин из воинов с секирами, что должны были прорвать центр вражеского войска.

Выставив длинные копья, немцы атаковали центр боевого порядка русских. Они прорвали его и стали углубляться в русский строй.

О прорыве врагом новгородских полков пишет русский летописец:

"Немцы же и чюдь пробишася свиньею сквозе полкы".

Однако, наткнувшись на обрывистый берег озера, малоподвижные, закованные в латы рыцари не могли развить свой успех. Наоборот, рыцарская конница скучилась, так как задние шеренги рыцарей подталкивали передние шеренги, которым негде было развернуться для боя. И вот здесь заработала стратегия князя Александра Ярославича. Фланги русского войска составленные из отборной кавалерии стали смыкаться и немецкий "клин" попал в клещи. А затем и личная дружина Александра ударила с тыла и завершила полное окружение противника.

Русские воины, которые имели специальные копья с крючками, стаскивали рыцарей с коней. Рядом с ними были воины, вооруженные ножами "засапожниками", выводили из строя лошадей, после чего рыцари становились легкой добычей ибо на нем была тяжелая броня, не позволявшая эффективно сражаться пешим.

Лед под тяжестью сбитых в кучу тяжеловооруженных рыцарей стал трещать. Некоторым рыцарям удалось прорвать кольцо окружения, и они пытались спастись бегством, но многие из них утонули. Новгородцы преследовали остатки бежавшего в беспорядке рыцарского войска по льду Чудского озера вплоть до противоположного берега, семь верст. Преследование остатков разбитого врага вне поля боя было новым явлением в развитии русского военного искусства. Немецкие рыцари потерпели полное поражение. В бою было убито более 500 рыцарей и много прочего войска. Было взято в плен 50 знатных орденских вельмож.

Ледовое побоище стало первым случаем в истории военного искусства, когда тяжелая рыцарская конница была разбита в полевом бою войском, состоявшим в большей части из пехоты. Русский боевой порядок оказался гибким, в результате чего удалось осуществить окружение противника, боевой порядок которого представлял собой малоподвижную массу; пехота успешно взаимодействовала со своей конницей. Битва при Куртре, где фламандские горожане с успехом разгромили французских рыцарей графа Д'Артуа и вошедшая во все учебники, произошла много позже в 1302 году. И пало в этой битве 350 рыцарей, то есть много меньше, чем было убито в битве на Чудском озере. И, тем не менее, именно битву при Куртре назвали битвой "золотых шпор", ибо фламандцы собрали их после боя более семисот.

Но ливонские рыцари это не монголы. Монгольская тактика и боевой дух воинов степей был много выше чем у европейских рыцарей. И поэтому Александр Невский не стал выступать против монголов. Наоборот он старался поддерживать с ханами Золотой Орды дружеские отношения и вынужден был признать себя вассалом хана. Иного выбора у него тогда не было. Александр понимал, что время для схватки с Ордой еще не пришло. Нужно было ждать.

Глава 5 Новая тактика Дмитрия Донского и победа над Золотой Ордой на Куликовом поле

Убивает противника ярость, захватывает его богатства жадность.

Сунь-Цзы "Искусство войны"

После более чем ста лет унижений Русь начала поднимать голову. Произошло сие при князе Дмитрии Ивановиче, что впоследствии получил прозвище Донского. В 1371 году этот молодой повелитель посмел завить монгольскому послу Сарыхоже:

"К ярлыку не еду, Михаила на княжение Владимирское не пущу, а тебе послу, путь чист!"

Князь Дмитрий отказался ехать получать ярлык от хана Золотой орды, как это было принято. До него князья не считались князьями без такого ярлыка. Больше того, Дмитрий отказался выполнить волю хана и, выражаясь нашим современным языком, послал ханского представителя далеко. Такого на Руси небывало с 1237 года, когда рязанский княжич Федор нагрубил хану Батыю!

Что же дало ему смелость так поступить? Ведь эти слова были вызовом, и за ними неминуемо следовала новая война. Что же изменилось с тех пор? Неужели Русские земли преодолели период феодальной раздробленности?

Нет! Ничуть не бывало. Хотя, конечно, положение несколько изменилось, но по-прежнему феодальные княжества оставались обособленными государствами. И великий князь Московский Дмитрий Иванович имел врагами великого князя тверского и великого князя литовского и русского. То есть иными словами проблем внутреннего характера по-прежнему было выше крыши.

Но победа зависела совсем не от ликвидации феодальной раздробленности государства. Это примитивное объяснение причин поражения Руси от Батыя – раздробленность русских княжеств! В тогдашней войне все решало тактическое превосходство.

Князь Дмитрий Иванович сумел понять причины прошлых неудач и выработать тактику борьбы с монголами. Он сумел понять их сильные и, главное, слабые стороны. А такие есть всегда.

Итак, в чем была сила монгольского войска?

Тактику чингизова конного боя определяли большое количество умелых конных стрелков. Посему русским нужно было, во-первых, отразить стрелковый удар Орды. Но это легко сказать. Боевая стрельба из лука требует длительной подготовки. Военные специалисты считают, что на подготовку стрелка-лучника на уровне ордынского мастерства, нужно лет 20 подготовки. Каждый ордынец с детства был воином. Его приучали к луку с малолетства, и к 20 годам он уже был отличным воином-стрелком. Мальчик в 15 лет в Орде мог легко поразить стрелой птицу налету.

Как отразить стрелковый удар Орды?

Но на Руси среди мирных земледельцев, занятых с утра до ночи трудом в поле, времени на подготовку стрелков не было. Класс же профессиональных воинов-дружинников был сравнительно невелик. И, следовательно, стрелков было крайне мало. Тогда чем же отражать стрелковый удар Орды?

На помощь здесь пришел арбалет или как его называли на Руси самострел. Это оружие было известно на Руси издавна, и оно совсем не было секретным, но однозначно было дорогим. Зато научиться им пользоваться, было можно за 20 дней и по точности стрельбы и силе выстрела они намного превосходили луки.

Арбалеты различались по силе боя. Наиболее сильным был арбалет со стальным луком и зубчатым взводом тетивы. Из такого самострела пускались болты – тяжелые стрелы целиком изготовленные из металла. И дальность их полета была в два раза больше чем из самого дальнобойного лука. Ложа с ложбинкой для направления полет стрелы облегчала прицел.

Но тяжелый арбалет был слишком неудобен и много эффективнее действовали легкие и средние самострелы. Они были и много легче в транспортировке и взводились быстрее.

Вот что говорит по этому поводу Владимир Чивилихин в "Памяти":

"Своего рода символом мощи и совершенства военной техники средневековой Руси можно считать тяжелые и длинные, до ста семидесяти сантиметров, стальные стрелы средины XII века с металлическим стабилизатором (а это прямое доказательство того, что арбалеты были известны на Руси давно), хранящиеся в Оружейной палате Кремля. По некоторым данным их изобрел сын Андрея Боголюбского Изяслав. Чтобы послать такой снаряд в гущу врагов, нужно было иметь очень сильный самострел. Степной всадник, пусть и отлично владеющий своим главным оружием, стрелял чаще всего с коня, управляя им и одновременно натягивая тетиву и прицеливаясь, – дальность полета стрелы и меткость попаданий снижались. Пеший же русский воин, стоявший на оборонительном валу, крепостной стене или в строю, хорошо защищенный броней, мог спокойно целиться из надежного и сильного, с прицельной рамкой самострела, технически сложного устройства, где тетива натягивается крючком, крючок натягивается гребенкой, которая передвигается системой двух шестерн". (Цит. по книге Владимира Читвилихина "Память". Роман-газета. 1982.?17 (951). – С. 92).

В XIV веке самострелы получили на Руси массовое распространение. И именно это дало возможность отразить стрелковый удар орды. Но это хоть и было важно, но все-таки не было самым главным. Ведь за стрелковым ударом следовала массированная атака тяжелой ордынской кавалерии. И вот здесь пришлось вспомнить о боевом порядке князя Святослава. Тяжелая конница разбивалась пред бронированным клином и стеной из щитов и гребенкой длинных копий.

Ополчение городов – пехота московского князя

Ставка московского великого князя теперь делалась на пехоту. Дмитрий Иванович наверняка хорошо знал тактику полководцев древних народов (книги о Кире Великом, Александре Македонском, Юлии Цезаре на Руси были) и многое оттуда для себя взял. Вспомнил он и победах своего предка великого князя Киевского Святослава Игоревича.

Где же было взять столько пехоты?

А ополчения городов? Там можно было набрать любое количество воинов. Москва и каждый зависимый от Москвы город выставляли в войско ратников, вооруженных и оснащенных за свой счет. Тогда почти каждый зажиточный и средний горожанин имел у себя дома щит, копье, меч, доспехи.

Формировалось ополчение из простых горожан ремесленников и торговцев. Все они не были профессионалами в военном деле. Но разве в битве при Марафоне победили профессионалы?

Зато каждый ополченец знал свое место в десятке и сотне и знал всех своих товарищей, что стояли рядом с ним. Это были его ближайшие соседи, друзья, родственники. По великокняжескому слову ополчения городов собирались в сборных пунктах и выступали в поход.

Тактика боя ополчения была проста. Пехота выстраивалась в подобие македонской глубокой фаланги, прикрывались большими щитами и выставляла вперед гребенку из копий. И эта фаланга становилась неодолимой преградой для кавалерии, при условии умело использования пехоты состоявшей из стрелков. Но эту проблему Дмитрий Иванович решил, как уже упоминалось выше.

Следовательно в распоряжении Дмитрия Ивановича было войско, которое можно, со все ответственностью, назвать общегосударственной русской армией. И создавалась эта военная сила в течение нескольких десятилетий до Куликовской битвы посредством закрепления вассальной зависимости удельных князей от великого князя Московского. Не зря князья Иван Калита, Симеон Иванович Гордый, Иван Иванович Красный и Дмитрий Иванович Донской "собирали" вокруг себя русские земли. Хотя, конечно, тогда нельзя было говорить о том, что Московская Русь была единым государством, таким как царство Московское при Алексее Михайловиче.

Тактический перевес русских – битва на Воже в 1378 году

Больше того, князь Дмитрий Иванович использовал, кое что из тактических приемов самого Чингисхана. И он вывел свое войско на Куликово поле с одним намерением – победить. И, скажу более, он был в этой победе уверен на 100%. Подвергать Русь риску нового нашествия он не собирался!

Первая серьезная встреча монголов и русских произошла еще в 1378 году в битве на реке Воже. Тогда на Русь пришел не сам повелитель Золотой Орды, но один из военачальников – мурза Бегич. И Бегичева победоносная и могучая конница впервые тогда столкнулась с пешей фалангой закованной в кольчуги, прикрытой большими щитами и ощетинившейся гребенкой прочных копий.

Русские войска не пошли на противоположный берег реки Вожи, а стали жать врага. Дмитрий Иванович возглавил центральный пеший полк, а князю Дмитрию Пронскому и московскому боярину Тимофею Вельяминову он доверил конные полки из великокняжеской дружины рыцарей и они были поставлены на флангах. А это свидетельствует только о том, что конница стала вспомогательной силой в этой битве!

Несколько дней стояли противники на берегах Вожи и не начинали сражения. И это стояние уже говорит о том, что монголы растерялись! Ведь они за 100 лет уже привыкли хозяйничать на Руси и вести себя как победители. Но Бегич столкнулся с совершенно с иной тактикой и потому был в растерянности. Он думал, что предпринять.

Не ударить на русских Бегич не мог. Не давала ордынская честь. И 11 августа 1378 года приказал своей конной лаве атаковать и раздавить русские полки.

И в итоге центр русского войска, состоящий из пехоты, выдержал удар ордынской конницы и фланговые полки русской рыцарской конницы нанесли удар по Бегичевым ратям слева и справа.

Бегичевы конные рати, были в итоге, наголову разгромлен. Конница уступала место пехоте. В этом сражении погиб сам мурза Бегич и несколько ордынских князей Хазибей, Коверга, Кострюк и др.

Хочу также здесь кратко упомянуть и о вооружении русских воинов того периода. В работе известного историка Кирпичников, сказано, что "наши предки имели совершенное вооружение собственного изготовления, а также лучшее, что производили оружейники Запада и Востока. Даже простое перечисление этого оружия дает представление о его универсальном разнообразии? Копья харалужные, мечи русские, литовские, булатные, кончары (клинки) фряжские, топоры легкие, кинжилы фряжские, мисюрские (обоюжоострые), самострелы русские, стрелы каленые, сулицы немецкие, шеломы злаченые (с золотой чеканкой), черкасские, немецкие, шишаки (боевые наголовья) московские, калантари (безрукавные доспехи) злаченные, щиты червленые, топоры чеканы, копья злаченые, рогатины, сабли и байданы (пластинчатые кольчуги) булатные, палицы железные, корды (однолезвийные, прямые или слегка искривленные клинки) ляцкие (польские), доспехи твердые, шеломы злаченные с личинами (масками), кольчуги сварные клепанные,, шлемы с высоким шпилем для еловца (флажка), крюки серповидные железные на длинных древках для стаскивания всадников с коней". (Цит. по книге Кирпичникова А.Н. "Куликовская битва". Л.: 1980. -С.74-82.)

Даже если просто описать каждый из этих видов вооружения без их истории, то это займет больше 20 страниц. Это тема весьма и весьма интересная но не для данной книги.

Численность войск противников и их качественная подготовка в битве на Куликовом поле

Итак, мы подошли к самой битве на Куликовом поле, где русские воины покрыли себя славой на века.

Первый вопрос, что можно задать – сколько же было войск в этой битве у противников?

Кто пришел туда вместе с князем Дмитрием и его дружиной? К Москве шли тогда дружины и городовые полки из Устюжны, из Белоозера, из Ярославля, из Костромы, из Пскова, из Полоцка, из Брянска и из иных мест.

Вот что сообщает нам пространная летопись о Куликовской битве:

"Тогда же на том побоищи убиении (убиты) быша (были) на сьступе: князь Федор Романович Белозерский, сын его Иван, князь Федор Торусский и брат его Мстислав, князь Дмитрий Монастырев, Семен Михайлович Микула…"

И далее перечисляется длинный ряд знатных князей и бояр, что сложили свои головы в битве.

Но большие князья Михаил Тверской, Олег Рязанский своих дружин с московским войском не слили. Не прислал своих полков и Великий Новгород, не прислали князья смоленские. Так что говорить о том, что все русские силы соединились нельзя.

Да и княжеские дружины были по-прежнему конные и обладали все теми же недостатками, что были за 150 лет до того. Но князь Дмитрий Иванович уже вовсю использовал ополчения городов. И именно это ополчение было его новым пехотным войском.

О том, сколько было русских, точных сведений у нас нет. В различных источниках дается число от 100 до 150 тысяч.

"Общее количество русских ратников, – писал историк Лев Гумилев, – собравшихся под знаменами Дмитрия Московского, исчислялось 150 тысячами человек". (Цит. по книге Льва Гумилева "От Руси к России". М.: АСТ. 2002. – С.207.).

Но это совершенно неверно, хотя стоит доверять словам в летописях о том, что таких воинских сил Русь не выставляла в своей истории никогда. Это прямо сказано в Карамзина в его истории. И я бы рискнул предположить, что русских было на Куликовом поле около 40-50 тысяч.

Численность войск хана Мамая также точно не известна. Но, очевидно, что она была больше численности войск московского князя. Мамай также как и Дмитрий пришел с намерением победить. Иного шанса остаться на пересоле Золотой Орды у него не было. Ведь не стоит забывать, что хан Мамай не имел права на трон. Да он был талантливым полководцем и опытным правителем, но он не был принцем чингизидом, то есть не принадлежал к роду Чингисхана. А только представители этого рода могли носить корону в государствах основанных им и его потомками.

Но Мамай решился на провозглашение себя ханом в нарушение закона. И теперь победа над русским была нужна ему для того чтобы на престоле закрепиться. Поэтому готовился он к войне с Дмитрием Московским серьезно. Он собрал под свои знамена все лучшие силы Золотой Орды. Историки говорят, что было у него около 150-200 тысяч воинов.

"Общая численность войск грозного темника (Мамая), – писал Гумилев, – составила приблизительно 200 тысяч человек". (Цит. по книге Льва Гумилева "От Руси к России". М.: АСТ. 2002. – С.207.).

Это также маловероятно, но цифра в 70-80 тысяч человек вполне реальна. Мамай мог привести с собой такие силы. Это было вполне по карману Золотой Орде. Хотя я согласен что общая численность армии этого государства могла составлять и 200 тысяч. Но каждому понятно, что всех войск привести на поле боя нельзя. Нужны отряды охранных границ и гарнизоны крепостей. Выйдя на бой с князем Дмитрием Ивановичем, Мамай не мог оставить Орду без защиты.

С численностью все относительно ясно, но вот что можно сказать о качественной стороне войска Мамая? Понятно, что это были уже совсем не монгольские железные легионы Чингисхана. Но тем не менее его армия была весьма сильной и боеспособной.

Чивилихин заявляет в книге "Память" что у "Мамая были тяжеловооруженные фряжские рыцари, а мурзы, эмиры, беки, баи, нукеры-телохранители защищались русскими, среднеазиатскими и кавказскими кольчугами и панцирями облегченного типа и устаревших образцов".

"Меньше всего в полчище Мамая находилось монгол и татар, – говорит тот же Чивилиин. – Это было разноплеменное и разноязычное скопище разноверцев, обманутое, соблазненное, принужденное или купленное международным авантюристом XIV века…"

Историк из школы евразийцев Лев Гумилев утверждал, что на Куликовом поле был вместе с Мамаем "мусульманский суперэтнос". Я сейчас не стану пересказывать основы теории Гумилева. Это всем не тема для данной книги. Мы говорим о военной тактике и стратегии и вооружениях армий того времени.

Без всякого сомнения, у Мамая были тяжеловооруженные ордынские всадники и их доспехи были не совсем так примитивны как утверждает Чивилихин. Да и армия его совсем не было разноплеменным сбродом.

Основы тактики заложенной Чингисханом – использование легких и тяжело вооруженных всадников – остались неприкосновенными. Но у Мамая были и какие-то фряжские рыцари. Вот этот момент меня заинтересовал более всего.

Кто же это такие? Чивилихин говорит:

"В Италии, откуда явилось на Русь закованное в латы воинство, их называли кондотьерами – от слова – cjndotta -"наемная плата". Отряды хорошо вооруженных авантюристов, нанимаемые в XIV веке итальянскими феодалами и мелкими тиранами… Состояли в основном из немцев, но были среди них также английские рыцари, например свирепый Джон Гаквуд, предводитель отряда наемных англичан, французские и итальянские искатели легкой наживы, служившие оружием тому, кто больше платит".

Правда, не совсем понятно, где стоил отряды этих кондотьеров в битве.

Вооружение и оснащение знатного воина тяжелой кавалерии

Княжеские конные дружины по-прежнему были весьма важным инструментом в войне того времени. Хотелось бы описать, как выглядел знатный русский всадник времен XIII-XIV веков. Такую информацию нам дает ученный Кирпичников, большой знаток военного дела того времени.

Голову воина защищал массивный сфероконический шлем со шпилем и цельнокованым забралом в виде человеческого лица. Это забрало на Руси называли личиной. Сверху личина крепилась к шлему при помощи шарнира, а снизу притягивалась кожаным шнурком. Шея и плечи воина были защищены кольчужной сеткой, как было и более раннее время.

Корпус воина был прикрыт кольчугой и пластинчатым доспехом, одетым поверх кольчуги для большей надежности. На ногах воина были цельноплетеные кожаные чулки, а руки были защищены наручами и налокотниками. Кисти рук были затянуты обшитыми кольчужной сеткой рукавицами.

Оружием воина было копье, меч и секира, лук и стрелы.

Конь воина был покрыт кольчужной попоной, а голову коня прикрывала стальная маска.

Ход Куликовской битвы

Бросай своих солдат в такое место, откуда нет выхода, и тогда они умрут, но не побегут. Если же они будут готовы идти на смерть, как же не добиться победы. И воины и прочие люди в таком положении напрягают все свои силы. Когда солдаты подвергаются смертельной опасности, они ничего не бояться; когда у них нет выхода, они держаться крепко; когда они заходят в глубь неприятельской земли, их ничто не удерживает; когда ничего поделать нельзя, они дерутся.

Сунь-Цзы

"Искусство войны"

Великий князь Дмитрий Иванович во время Куликовской битвы поступил именно так, как советовал Сунь-Цзы, хотя его работы он не читал.

Московский князь назначил переправу через Дон своему войску на 7 сентября. Переправившись, полки стали между Смолкой и Нижним Дубиком. Место сражения было выбрано и к нему уже приближались монгольские орды. Местом своей ставки хан Мамай, один из самых талантливых полководцев Золотой Орды, выбрал Красный холм.

Дмитрий после переправы через Дон приказал уничтожить мосты, дабы не было возможности отступить. Оставалось одно – смерть или победа. Русские заняли удобную позицию. Правый фланг был хорошо защищен болотистыми берегами Непрядвы и Нижнего Дубика. Здесь Дмитрий Иванович поставил полки тяжеловооруженной конницы – псковские и полоцкие конные дружины. Задача этого полка было отражать все наскоки ордынцев и стоять на месте, не атаковать.

Главные события по замыслу московского князя должны были развернуться на левом фланге. Ибо Дмитрий знал, что против него пойдет правое крыло монголов, а это у них всегда было крыло атаки.

Левый фланг русского войска защищали кроме того топкие берега реки Смолки. Вот именно здесь московский государь и подготовил монголам ловушку по примеру Чингисхана. В дубраве был расположен засадный полк из отборных воинов под командованием князя Дмитрия Боброка-Волынского.

В центре русских позиций стоял большой полк. В него вошли пешие ратники из городовых полков. Эта пехота должна была остановить монгольские конные рати.

Позади русских позиций стоял резервный полк. Сам великий князь Дмитрий Иванович облачился в боевые доспехи и пошел в строй простым ратником. Великокняжескую одежду он передал боярину Михаилу Бренку. И тот изображал князя под великокняжеским знаменем.

Такова была расстановка сил. Монголы ударили первыми по всему фронту. С правого фланга они были легко отбиты кавалерией полка правой руки. В центре их удар отразила пехота. Завязалась лютая сеча.

Мамай стал усиливать свой правый фланг – крыло атаки – и бросать туда все новые и новые силы. По его замыслу, прорвав левый фланг русских и обратив в бегство конные полки левой руки, он заходил в тыл русской фаланге, зажимал её с двух сторон и уничтожал.

И по замыслу Дмитрия все поначалу так и происходило. Полк левой руки стал отступать. Вперед выдвинулся резервный полк для поддержания кавалерии.

Мамаю показалось, что русские побежали и он бросил на свой правый фланг все имеющие у него резервы. Даже полк личной гвардии. И вот здесь в тыл наступающим монголам ударил засадный полк Боброка-Волынского. Это был разгром. Ордынская конница побежала, и русские конные полки начали преследование врага.

Тоже самое, произошло в иной знаменитой битве при Каннах. И если князя Святослава Игоревича можно назвать русским Македонским, то Дмитрий Иванович смело может претендовать на прозвище русского Ганнибала.

У него как у знаменитого карфагенского полководца было меньше сил чем у противника. У римлян было 80 тысяч пехоты и 6 тысяч всадников. Ганнибал имел в своем распоряжении 40 тысяч пехоты и 10 тысяч конных.

Казалось бы, исход сражения предрешен, но воют не числом, а умением. Ганнибал против слабого левого фланга римлян выставил 8 тысяч отборной кавалерии, и это решило исход сражения в его пользу. И Дмитрий Иванович сделал тоже самое!

Глава 6 Битва на Ворскле в 1399 году

(Реванш хана Едигея за Куликово поле)

Вот дело полководца: он должен сам быть всегда спокоен и этим непроницаем для других; он должен сам быть дисциплинирован и этим держать в порядке других. Он должен уметь вводить в заблуждение глаза и уши своих офицеров и солдат и не допускать, чтобы они что-либо знали. Он должен менять свои замыслы и изменять свои планы, чтобы другие о них не догадывались. Он должен менять свое местопребывания, выбирать себе окружные пути и не допускать, чтобы другие могли что-либо сообразить.

Сунь-Цзы "Искусство войны"

Хан Едигей отлично владел такими умениями и потому был настоящим полководцем и потому победил.

Но битва на поле Куликовом это было только начало освобождения от монгольского ига. Золотая орда ещё была сильна, и одним сражением дела было не решить. Тем более что и у Москвы было множество внутренних проблем. Но авторитет Дмитрия Ивановича на Руси стал весьма высок. И он и его княжеский дом были с тех пор победителями Орды, а это значило многое.

Великий князь литовский и русский Витовт Кейстутович также претендовал на роль общерусского лидера и хотел собрать все раздробленные русские земли но вокруг своего княжеского дома. Но для того чтобы это сделать, и ему нужна была слава победителя Орды.

И стал Витовт собирать войска. На его призыв откликнулись многие так как воевать с татарами считали своим долгом. В армии литовского великого князя было 50 русских князей и среди них те, кто вместе с князем Дмитрием Ивановичем был на Куликовом поле. Это были князья Андрей и Дмитрий Ольгердовичи, славный воевода засадного полка князь Дмитрий Боброк-Волынский и другие. Были в войске Витовта и татарские отряды свергнутого хана Тохтамыша, что хотели при помощи литовцев вернуть себе трон.

О численности войска Витовта можно судить по многочисленным летописным упоминаниям. И, очевидно, оно было больше, чем у князя Дмитрия Ивановича на Куликовом поле. Но численность армии здесь совсем не играла решающего значения.

Противостояли Витовту ставленники Тимура Тамерлана на троне Золотой Орды: хан Едигей, полководец умелый, наученный многолетним опытом, приобретенным во время службы под началом у великих полководцев, и молодой хан Темир-Култуй.

Дмитрию Ивановичу также противостоял великий полководец Мамай, Но во время битвы на Ворскле положение немного изменилось. Витовт не учел главного преимущества, что помогло победить князю Дмитрию Московскому. А вот хан Едигей прекрасно учел все ошибки Мамая.

Многочисленные и разношерстные отряды Витовта были слабо обучены взаимодействию, и в этом была их слабость. Они не смогли продемонстрировать той слаженности и организованности, что продемонстрировали полки Донского на Куликовом поле.

Да и самоуверенности Витовту было не занимать и потому он делал одну ошибку за другой. Встретившись с отрядами хана Темир-Култуя до подхода основного войска под началом Едигея ему нужно было громить его всеми силами!

Но Витовт упускает время. Темир-Култуй, как сообщает нам Никоновская летопись, послал к литовскому князю послов с требованием:

"Выдай мне беглого царя Тохтамыша, он мой враг, не могу оставаться в покое, зная, что он жив и у тебя живет, потому что изменчива наша жизнь. Нынче хан, а завтра беглец, нынче богат, а завтра нищий, нынче много друзей, а завтра все враги".

Витовт ответил, что не выдаст Тохтамыша и готов к битве. Но когда армии сошлись на берегах Ворсклы, он вместо удара по врагу снова вступает в ненужные и бесполезные переговоры.

Позиция Темир-Култуя в этом случае понятна. Он хотел выиграть время и дождаться подхода основных сил хана Едигея. Но вот зачем это было нужно Витовту, если он пришел с твердым намерением драться? Непонятно.

Темир-Култуй прибег к той же тактике, что некогда прибегли Джебе и Субедей-багатур. Он послал гонца к Витовту с вопросом:

"Зачем ты пришел на меня? Я твоей земли не брал, не жег ни городов ни сел твоих!"

Витовт ответил на эти слова так:

"Бог покорил мне все земли, покорись и ты мне, будь мне сыном, а я тебе буду отцом, и давай мне всякий год дани и оброк; а ежели не станешь сыном, то будешь рабом, и вся орда твоя будет предана мечу!"

Но и после этого обмена "любезностями" битва не началась. Продолжались переговоры. Витовт выдвигал все новые и новые требования вплоть до чеканки своего лика на монетах Орды. И так продолжалось до подхода хана Едигея с войском.

И тогда к Витовту прибыл еще один гонец с такими словами на этот раз не Темир-Култуя, а Едигея:

"По праву ты взял нашего хана в сыновья, потому что ты стар, а он молод. Но я старше тебя, и тебе следует быть моим сыном, дани давать каждый год, клеймо мое чеканить на литовских монетах".

Это был уже прямой вызов на битву.

И 12 августа 1399 года она началась. Витовт провел своеобразную "артподготовку", ибо в его армии уже широко применялись пушки, пищали и арбалеты. Был нанесен стрелковый удар.

А затем литовские полки тяжелой и средней кавалерии пошли в атаку на боевые порядки Орды. И это была вторая серьезная ошибка Витовта. В конном бою ордынские всадники были сильнее. И Дмитрий Донской это отлично понимал и поэтому заставил на Куликовом поле центр войска Мамая спешиться и драться в непривычных условиях.

Конные тумены Едигея встретили натиск и стали постепенно пятиться. Литовцы обрадовались этому и стали кричать о своей победе. Но Орда заманивала противника в ловушку. Повторилась битва при Калке!

Пока Едигей притворно отступал, тумены Темир-Култуя, выполняя поставленную стратегическую задачу, сумели плотно охватить войско Витовта с флангов и с тыла. Литовцы были окружены, и после этого началось их уничтожение. Ордынцы насели со всех сторон и сжимали кольцо.

Мужество не помогло ни литовцам ни русским. В битве пали герои Куликова поля Андрей и Дмитрий Ольгердовичи, Дмитрий Боброк-Волынский и множество других князей и знатных воинов.

Витовт и Тохтамыш бежали с поля боя без оглядки. Орда преследовала их в течение 500 верст и дошла в этом преследовании до самого Киева. И уже там хан Темир-Култуй распустил свои отряды по волостям для грабежа.

Проигрыш Витовта был закономерен. Он умел воевать в феодальных войнах, но не учитывал новых условий и не видел источников победы, как видел их в свое время великий князь Дмитрий Иванович Донской.

Московский князь разгадал тактику Орды и противопоставил ей свою. Он знал, как станет действовать Мамай и заманил его отряды в ловушку. Вспомните, как монголы насели на левый фланг русских. Это давало им шанс оттеснить войска Дмитрия к Непрядве и, зажав между своим левым и правым флангами, раздавить. А Московский князь сам воспользовался таким же приемом. Он специально заманил врагов в ловушку и заставил их повернуться спиной к своему засадному отборному полку.

Основной упор на Куликом поле делался на тактические, а не численные преимущества. Плюс большая роль была отведена пехоте. Витовт же совершенно не понял, тактического маневра Орды, хотя её тактика было тогда хорошо известна.

Часть 3 Великое княжество и царство Московское и всея Руси Глава 1 Изменения в русской армии в период правления Ивана IV

Действий в сражении всего только два – правильный бой и маневр, но изменений в правильном бое и маневре всех и исчислить невозможно. Правильный бой и маневр взаимно порождают друг друга и это подобно круговращению, у которого нет конца. Кто может их исчерпать?

Сунь-Цзы "Искусство войны"

Время правления Ивана Грозного было временем больших революционных изменений внутри русского государства и в том числе они затронули русскую армию. При Иване Грозном русское государство постоянно находилось в состоянии войн с могущественными соседями. Вначале, острие русской внешней политики было направлено на Казанское и Астраханское ханства, эти осколки некогда могущественной Золотой Орды. А когда они были завоеваны Иван IV ввязался в многолетнюю и тяжелую Ливонскую войну с могущественными Польшей, Литвой и Швецией.

В годы правления Ивана Грозного в государстве были осуществлены многочисленные реформы, косившиеся самых различных областей. И хотя все эти реформы приписаны к имени царя и великого князя Ивана IV, они на деле были плодами трудов иных государственных мужей, протопопа Благовещенского собора Сильвестра и царского ложничего Алексея Федоровича Адашева. Благодаря им, вокруг молодого государя сложился кружок просвещенных людей, который князь Андрей Курбский назвал "Избранной радой". Кроме Сильвестра, Адашева, князя Курбского в него входили князья Воротынский, Одоевский, Серебряный, Горбатый, братья Шереметевы.

Избранная Рада дублировала самодержавие и работала на славу России. Программа, которую рада проводила в жизнь, была программой общенациональной, ориентированной на "государские" и "земские" интересы в их единстве.

Именно благодаря Избранной Раде русская армия сумела захватить Казанское и Астраханское ханства и включить их в состав царства Московского, что небывало повысило авторитет Москвы и ликвидировало постоянную угрозу со стороны Волги для границ государства и дало казне большие торговые выгоды, связанные с эксплуатацией волжского торгового пути.

Но давайте посмотрим на армию России того времени. Ведь именно военное искусство цель данного исследования. Что же изменилось, а что осталось от прошлых времен?

Пехота: 1.Стрельцы

Городовые ополчения, которые использовал в качестве пехоты князь Дмитрий Иванович, и использовал весьма эффективно, ко времени Ивана Грозного безнадежно устарели. Опираться на непрофессионалов более было нельзя, и причиной тому стало использование огнестрельного оружия.

Посему государству требовалась пехота из профессионалов. Но одновременно она не должна обходиться казне слишком дорого. Как же быть в таком случае?

При Иване IV создают стрелецкие полки. Стрельцов выбирали из вольных людей, доброго поведения, и ставили их на пожизненную службу, давая им за это участки земли для ведения хозяйства и назначая им государево жалование.

Стрелецкие полки были пешими, за исключением государева стремянного стрелецкого полка. Они сражали в пешем строю и были вооружены пищалями, а затем мушкетами. Также каждый стрелец имел саблю и бердыш. На последний, он ставил свою пищаль при выстреле. Европейские мушкетеры пользовались специальной подставкой для этого. Дело в том, что первые мушкеты были весьма тяжелы и произвести из них прицельный выстрел было трудно без упора. Калибр мушкета составлял 23 мм. Длина ствола была 1,8 метра, вес от 50 до 60 грам. Он мог выпускать пули на расстояние 200-300 метров.

Заряжалась пищали и мушкеты довольно долгое время посему строились стрельцы в ряды и первые произведя выстрел, уходили во второй ряд и там перезаряжали свое оружие. А второй ряд становясь первым производил следующий залп.

Это весьма напоминает строй европейских мушкетеров который называли "короколе" (улитка). Первая шеренга ставила мушкеты на упоры и производила залп по противнику. Затем эта шеренга разделялась и уходила в тыл строя для заряжания мушкетов. Затем этот маневр повторялся второй шеренгой. Затем третьей.

Воин, вооруженный пищалью при сближении с противником дрался саблей или бердышом. В рукопашной пищаль была бесполезна, из-за большого веса. Это впоследствии при уменьшении веса мушкета он при наличии штыка сам стал весьма грозным оружием не только дальнего, но и ближнего боя.

Селились стрельцы в слободах и получали от правительства многочисленные льготы. Общее количество стрельцов к концу XVI века составило 12 тысяч человек. То есть Россия быстро отреагировала на требования времени в области совершенствования военного искусства, связанные с применением огнестрельного оружия.

2.Артиллерия и инженерные части

При Иване IV на Руси появились пушкари, так как артиллерия стала неотъемлемой частью русской армии. А вместе с артиллеристами появились различные вспомогательные службы, что помогали армии во время войн и походов. При войсках всегда были затинщики, воротники, плотники, кузнецы. Они селились также в слободах и также получали от правительства льготы, как лица несущие государеву службу.

Основа для инженерных войск была положена еще при Иване III. Это он пригласил на службу нескольких иностранных военных инженеров и их называли "розмыслами". Известно, что при Иване IV были русские "розмыслы".

Во время похода Ивана IV на Казань при русской армии в наряде было 150 тяжелых и средних пушек, не считая мелких. Но это были пушки, только состоявшие при армии, а ведь были еще крепостные орудия в городах. Но состав этой крепостной артиллерии был крайне разнообразен и о её численности говорить трудно.

Осадные орудия были большого калибра до 2,5 пудов.

В полковой артиллерии были малые орудия до 8 фунтов.

Следовательно, артиллерия делилась тогда на осадную, полевую, полковую и крепостную. А, из этого вытекает, что утверждение, о том что впервые полковая артиллерия появилась при короле Густеве Алольфе у шведов неверно. У русских она появилась раньше!

3.Даточные люди – вспомогательная пехота

При Иване IV призывались так называемые "даточные люди". Это были ополчения из крестьян, что использовались как вспомогательные войска. Например, для работ лопатами для засыпания валов при штурмах крепостей, для перетаскивания тяжестей, подвоза боеприпасов и других весьма важных на войне дел.

4. Иноземная наемная дружина:

Эти части состояли из наемников, что набирались и из представителей наемных солдат из Европы. Были отлично организованы, но стоили их услуги дорого. При царе Иване IV, при его сыне Федоре Ивановиче, при царе Борисе Годунове в армии была немецкая дружина. Впрочем, служили там не только немцы, но на Руси в тот период немцами называли всех иностранцев.

Кавалерия: 1.Дворянская конница

Главную часть русской вооруженной силы при Иване IV по-прежнему составляли конные части, сформированные из дворян. Это было дворянское ополчение. Тяжесть воинской службы, падавшей на служилого человека, согласно закону от 20 сентября 1555 года, была такая: со 100 четвертей (200 десятин) пахотной земли владелец должен был отправить на службу одного ратника полностью вооруженного и экипированного. "На коне в доспехе полном", как было сказано.

Но во время походов служилые люди получали еще и денежное содержание от царской казны. В XVI веке служба дворянина начиналась с 15 лет (по судебнику 1550 года).

До 15-летия мальчик числился "недорослем". А затем после призыва его в полк он назывался "новиком", что значит "новобранец".

Затем "новика", смотря по его служебным качествам, верстали поместьем и денежным окладом.

Причем применялся отвод, когда сыновьям давали другое поместье еще при жизни отца. Хотя в основном сын получал владения своего отца при условии выполнения служебных обязанностей. Разница же между условным (временным) держанием дворянина и вотчинным (наследственным) были ликвидирована только при Петре I.

Поместное право давало возможность московскому правительству в любое время собрать от 50 до 100 тысяч конного дворянского ополчения. Сбор ополчения назначался указом, которым определялись место сбора войск и запасов, число ратников и сроки явки на сборный пункт.

2.Боярские дети

Это был также разряд людей, что должны были нести службу в кавалерии и жаловались они за службу от великого государя поместьями. Но они по иерархии стояли ниже дворян, но выше казаков. Несли службу по охране границ русского государства.

3.Казаки

Необходимость охраны границ московского государства требовала больших сил. И для этих целей московские государи использовали казаков. При Иване IV городовые казаки становятся также поместными, но в отличие от последних, постоянными войсками. Они были преимущественно конными. Но принадлежали к легкой кавалерии и использовались для охранной службы и дли разведки.

4.Татарская конница

После покорения Иваном IV Казани и Астрахани московские государи стали охотно принимать на службу новокрещенных татар. Они получали поместные оклады, но в гораздо меньшем размере, чем помещики русского происхождения. Эти отряды также были легкоконными.

5.Государев полк – конная гвардия царей

Было при Иване IV и нечто напоминающее позднейшую петровскую гвардию. "Государев полк" и полк стремянных (конных) стрельцов, представляли собой отборную рать, что была экипирован и вооружен с отменной роскошью.

Вооружение русских воинов при Иване IV:

1.Конница:

Вооружение конницы состояло из лука со стрелами, боевого топора, кинжала, кистеня и копий. Наиболее обеспеченные воины имели сабли. Но в войсках дворянской концы бытовала пестрота вооружений. Все зависело от личных достатков каждого дворянина.

2.Пехота:

Вооружение стрельцов и городовых казаков состояло из пищали или самопала, меча и бердыша.

Вооружение остальных пеших ратников было самым различным. Из огнестрельного оружия – пищали или самопалы, метательного – самострелы, холодного – мечи, тесаки, рогатки, совни.

Тактическое деление армии на подразделения:

Русская армия делилась на следующие такические подразделения.

Основным подразделением была десятня (не путать с десяткой). Десятни сводились в полки. А полки сводились в рати (по семь полков на каждую рать). Десятня делилась на сотни, а соня делалась на десятки.

Стрелецкое войско делилось на приказы численностью по 800-1000 человек. Каждый приказ делился на сотни, а каждая сотня на десятки. В военное время отдельные сотни распределялись по полкам, что выступали в поход.

Городовые казаки также делились на сотни и десятки. И в походе отдельные городовые сотни приписывались к полкам и выполняли различные поручения. В основном служили конной разведкой.

Сама армия в походе выглядела следующим образом:

Большой полк, это были главные силы армии. И по численности они намного превосходили численность полка.

Ертоул – конный передовой полк, использовавшийся для разведки.

Сторожевой полк – следовал сразу за ертоулом.

Полк Правой руки и Полк Левой руки – при боевом построении защищали фланги большого полка.

Командование русской армией:

Заведывание вооруженными силами российского государства в мирное время было сосредоточено в Разрядном приказе (Разряде). Городовые воеводы предоставляли Разряду подробные списки по каждому городу, дворян и детей боярских.

Стрельцами и пушкарями ведали Стрелецкий и Пушкарский приказы.

Воеводы назначались по знатности рода. И даже Иван Грозный что учредил опричнину и казнил бояр на право и налево, и тот уважал это правило.

Воеводой Большого полка был очень знатный боярин, даже если у него не было больших военных способностей. В случае малых способностей товарищем к воеводе большого полка назначался воевода поспособнее, но менее знатного рода. Ибо под низководного остальные воеводы не стали бы.

Понятия военная форма при Иване Грозном практически не существовало. Одежда воинов большинства полков была разнородной. В дворянской коннице вообще каждый одевался, как мог и насколько позволяли средства. Относительно однородно были одеты царские гвардейцы. Стремянной стрелецкий полк имел одинаковые белые кафтаны. Также царские телохранители-рынды имели белые кафтаны, расшитые золотом, и были вооружены одинаковыми топориками. Также униформу имели стрельцы – они одевались в одинаковые кафтаны. Причем каждый приказ отличался от другого по цвету кафтана.

В итоге хочу особо отметить, что военная реформа Ивана Грозного положила начало русской регулярной армии. Впоследствии она была доведена до совершенства при Петре I и стала одной из самых сильных армий Европы.

Глава 2 Период общего упадка военного искусства в предпетровское время

Сунь-Цзы сказал: кто является на поле сражения первым и ждет противника, тот исполнен сил; кто потом является на поле сражения с запозданием и бросается в бой, тот уже утомлен. Поэтому тот, кто хорошо сражается, управляет противником и не дает ему управлять собой.

Сунь-Цзы "Искусство войны"

После окончания Смутного времени для России наступили тяжелые времена. Государство было разорено войнами эпидемиями, голодом. Войско нуждалось в срочном обустройстве и реформах.

Но при первом царе из династии Романовых Михаиле Федоровиче преобразования в военном деле осуществлялись вяло. Этому мешали последствия разрухи и постоянные войны. Но при царе Алексее Михайловиче реформы пошли.

Приближенные нового царя боярин Ордин-Нащекин и боярин Матвеев, люди западного направления, были сторонниками реформ и утверждали, что сила государства зависит от "строев военных", а военное искусство зависит не только от одной лишь "природы", но и от развития и образования.

Но еще при царе Михаиле московское правительство осознавало необходимость обучения войск по европейскому образцу. В 1630 году государева грамота призвала в Москву детей боярских для обучения ратному строю у немецких полковников Александра Лесли и Франца Пецнера. Тогда предполагали создать два полка по 1000 солдат каждый, обученных и вооруженных на иноземный лад.

Но желающих служить в новых полках среди детей боярских нашлось мало. Дисциплина, постоянная муштра и строгие порядки не привлекали русских на службу. Тогда правительство разрешило нанимать в эти полки любых охочих людей, не взирая на сословия.

В 1632 году в русской армии состояло четыре пехотных солдатских полка общей численностью 9500 человек. Их них иноземные наемники составляли 3000 солдат и 6500 русских солдат.

Эти полки впервые были разделены на роты. И в них появились чины полковника, большого полкового поручика (подполковника), майора, капитана, поручика, прапорщика. К офицерским чинам были предъявлены требования в профессиональной пригодности и выучке.

Эти полки называли полками "нового строя". В них выделялись конные рейтары и копейщики, конные и пешие драгуны, солдаты пехоты. Солдаты этих полков обучались по европейским стандартам и строевая подготовка занимала громадное место в обучении. Они гораздо быстрее перестраивались чем стрельцы и стреляли по противнику эффективнее. Но численность полков "нового строя" была весьма невелика. Численность же стрелецких полков продолжала увеличиваться и при царях Михаиле и Алексее Романовых. Стрельцы по-прежнему оставались основной пехотной силой государства Российского.

Высшим соединением войск в то время являлась армия. И армия эта делалась на разряды (по-нашему на армейские корпуса). Разряды же делились в свою очередь на полки, состоявшие из нескольких родов войск. Эти полки на деле представляли собой дивизии и сами делились на полки помельче.

Генералами в армии того периода служили в основном иноземные офицеры. Так что утверждение, что первым стал звать на службу иностранцев Петр I совершенно неправильно. И это было вызвано тем, что в ходе Тридцатилетней воны в Европе сложились кадры отлично подготовленного офицерства.

Но местничество, когда высшие должности в государстве и армии все еще распределялись по знатности рода существенно тормозило развитие армии и государственного аппарата. В 1682 году оно было официально отменено при царе Федоре Алексеевиче. Хотя последствия местничества ощущались еще довольно долго. Предпочтение по-прежнему отдается воеводам, а не генералам. Даже Петр I в самом начале своих преобразований поставил во главе армии боярина Шеина, которому дал чин генералиссимуса. И стоял этот бездарный пьяница, над талантливыми и опытными генералами Гордоном, Ригмоном и Головиным.

Рода войск при царе Алесе Михайловиче (1645-1676)

Стрелецкие приказы – состояли из стрельцов, что формировались из наследственных стрельцов. Одновременно со службой занимались торговлей и ремеслами. Имели от правительства льготы по налогам. Были вооружены мушкетами, бердышами и саблями, а первые сотни в полках копьями и мечами.

Полки "нового строя" – формировались по новому принципу. Служили постоянно. В них предусматривалось чисто европейское деление на роты и находились эти полки под командованием иноземных офицеров. Вооружались следующим образом: мушкетеры имели мушкет и шпагу, а пикинеры – латы, шишаки, шпаги и длинные копья.

Дворянская конница – формировалась, как и прежде из дворянского ополчения. Собиралась по царскому указу на войну и на ежегодные сборы. Эта конница была вооружена пищалями, пистолетами и саблями.

Рейтарские полки – кавалерийские полки, формировавшиеся также как дворянская кавалерия. Но офицерами в ней были в основном иностранцы. Рейтары имели шишаки, латы, сабли, мушкеты или карабины и пистолеты. В рейтарский полк входило обычно до 1500 солдат.

Казаки – кавалерия, формировавшаяся из сословия казаков, призывавшихся на службу в случае военных действий. На Руси было несколько казачьих войск. Самыми крупными были Донское казачье войско и Яицкое казачье войско. Вооружалось саблями, пиками, пистолетами и мушкетами.

Драгуны – частично кавалерийские, частично пешие полки. Впоследствии так при Петре I называли среднюю кавалерию. Вооружались мушкетом или карабином, шпагой, палашом, топором и бердышом. В драгунский полк входило обычно от 1000 до 1500 солдат.

Артиллерия – по-прежнему делилась на осадную (тяжелую), полевую или полковую и крепостную (орудия на стенах защитных укреплений). При царствовании старшего сына царя Алексея Михайловича царя Федора Алексеевича наряд в русской армии насчитывал до 350 орудий разного калибра.

Боевая подготовка войск при царе Алесе Михайловиче

В отличие от Европейских армий боевая подготовка русской армии была слабее. Рейтары в мирное время были свободны от службы и жили по своим поместьям. Только осенью, после уборки хлебов, они собирались по царскому указу для ратного учения. Такие сборы продолжались не более месяца.

Драгунские полки также распускались после похода по домам. В мирное же время они вообще не собирались ни на какие сборы и военной подготовки у них не было.

Стрелецкие полки вообще перешли на самофинансирование. Ибо им постоянно не платили жалование, и они вынуждены были, дабы прокормить свои семьи, больше заниматься торговлей и промыслами, на что они имели право. Многие стрельцы вообще забросили военное дело и относились к своим прямым обязанностям как солдаты крайне халатно. А это резко снизило боеготовность русской армии, что и показали Азовские походы молодого Петра I.

Во время обязательных сборов, вместо ратного учения, стрелецкие полковники часто использовали стрельцов как бесплатную рабочую силу в своих поместьях. Понятно, что ни о какой боевой выучке здесь говорить не приходилось.

Лучшая подготовка была у солдат "нового строя". Ибо им постоянно приходилось заниматься только военным делом. От всех иных обязанностей они были освобождены. Командовали ими опытные иностранные офицеры. Но таким солдатам нужно было постоянно платить жалование и содержать их на государственный счет. Стрелецким полкам можно было и не платить – благо они живут промыслами и торговлей.

Дворянская конница также жила за счет своих поместий и мало интересовалась ратным делом. Вернее каждый занимался им по своему усмотрению. Говорить о целенаправленной военной подготовке не приходилось.

В европейских армиях уже давно были сформированы боеспособные и сплоченные кавалерийские соединения. Отряды дворянской кавалерии были слабо дисциплинированы и попросту представляли собой большую толпу людей.

Поражения в крымских похода князя Василия Голицына, неудачи под Нарвой Петра I показали, что русская армия весьма малоэффективна и старые полки необходимо было ликвидировать и создавать вооруженные силы по европейскому образцу.

С военных реформ Петра Великого русское военное искусство не только опередило иностранное, впитав в себя все нужное и ценное из европейского опыта, но и смогло развиваться вполне самостоятельно в течение целого века и в России появились такие великие полководцы как Шереметев, Салтыков, Румянцев, Суворов, Кутузов, что потрясли мир своими победами и воинским полководческим умением.

Но это уже тема совсем для иного повествования. Период средневековья кончился. Начиналось Новое время и начинались новые войны.

Список использованной литературы при написании раздела "Русские земли":

1.Андриенко В.А. "Полная история морского разбоя". Часть 4 "Русские пираты".

2. Андриенко В.А. "Коронованные повелители Руси-России от Славена до Николая II + наследники". Часть 5 "Московская Русь: цари московские", Часть 7 "Дом Романовых".

3.Викторова Л.Л. "Монголы". М.: "Наука". 1980.

4.Горелик М.В. "Армии монголо-татар X-XIV веков. Воинское искусство, оружие, снаряжение". Из-во "Восточный вариант".

5.Греков Б.Д. "Киевская Русь". М.: 1953.

6.Греков И.Б. "Восточная Европа и упадок Золотой Орды". М.: 1975.

7.Греков И.Б., Шахмагонов Ф.Ф. "Русские земли в XIII-XV веках". М.: Молодая гвардия. 1986.

8.Греков Б.Д., Якубовский А.Ю. "Золотая Орда и ее падение" М.-Л.: изд. АН СССР. 1950.

9.Гумилев Л.Н. "От Руси к России". М.:АСТ. 2002.

10.Гумилев Л.Н. "Древняя Русь и великая степь". М.: АСТ. 1989.

11.Груссе Р. "Чингисхан: Покоритель Вселенной". М.: "Молодая гвардия". 2002.

12.Зверев Ю. "Ледовое побоище происходило на суше" // Техника и оружие. – 1995. -? 1. -С. 20-22.

13.Чулууны Далай "Монголия в XIII – XIV веках". М.: "Наука". 1983.

14.Иловайский Д.И. "История Рязанского княжества". М.: "Чарли". 1997.

15.История военного искусства / Под общ. ред П.А. Ротмистрова. М.: 1963.-Т. 1.-С. 76-77.

16.История русской армии от зарождения Руси до войны 1812 года. СПб.: Полигон. 2003.

17.Каргалов В.П. "Внешнеполитические факторы развития феодальной Руси". М.: 1968.

18.Кирпичников А.Н. "Древнерусское оружие. Выпуск 1. Мечи и сабли IX-XIII веков". Л.: "Наука". 1966.

19.Кирпичников А.Н. "Древнерусское оружие. Выпуск 2. Копья, сулицы, боевые топоры, булавы, кистени IX-XIII веков". Л.: "Наука". 1966.

20.Кирпичников А.Н. "Древнерусское оружие. Выпуск 3. Комплекс боевых средств IX-XIII веков". Л.: "Наука". 1971.

21.Кирпичников А.Н. "Снаряжение всадника и верхового коня на Руси IX-XIII веков". Л.: "Наука". 1973.

22.Кирпичников А.Н. "Военное дело на Руси". Л.: "Наука". 1976.

23.Кирпичников А.Н. "Ледовое побоище 1242 г.: Новое осмысление" // Вопросы истории. – 1994. -? 5. – С. 162-166.

24.Кирпичников А.Н. "Куликовская битва". Л.: 1980.

25.Лимонов Ю.А. "Владимиро-Суздальская Русь". Л.: "Наука". 1987.

26.Рыбаков Б.А. "Русское военное искусство X-XIII вв." М.: 1945.

27.Рыбаков Б.А. "Киевская Русь и русские княжества XII -XIII веков". М.: 1982.

28. Сафаргалиев М.Г. "Распад Золотой Орды". Саранск. 1960.

29.Соловьев С.М. "История России с древнейших времен". /От Батыева нашествия до борьбы между сыновьями Александра Невского (1240-1276)/ М.: 1960. – Т.III.

30.Скрынников Р.Г. "Иван Грозный". М.:АСТ. 2003.

31.Скрынников Р.Г. "Сибирская одиссея Ермака". В сборинке "На суше и на море". Вып. 20. М.: Мысль. 1981.

32.Толочко П. Ки§вська Русь. К.: 1996.

33.Храпчевский Роман. "Осадные технологии монголов".

34.Чивилихин Владимир "Память". Роман-газета. 1982.?16,?17.

35. Сунь-Цзы "Искусство войны".

3. Европа Часть 1 Европа: ранний период Расцвет рыцарства Глава 1 Битва при Адрианополе – конец римского величия

Конец римского величия – это битва при Адрианополе. Непобедимые легионы империи уже не были непобедимыми. Империя цезарей стала быстро клониться к пропасти и, в конце концов, прекратила свое существование.

Но давайте посмотрим как это было.

В 375 году германское племя ветготов, теснимое гуннами, подошло к Дунаю. Римский император Валент позволил готам поселиться во Фракии, при условии несения ими пограничной службы.

Армия Рима уже к тому времени давно превратилась в профессиональную. Но в III веке наблюдается общий упадок империи, и правительству стало трудно содержать армию, ибо многие области не имели возможности платить налоги.

Как уже говорилось, в части посвященной Древнему миру, после Септимия Севера римская армия была сформирована из частей расквартированных в пограничных областях. Легионеры имели здесь участки земли и жили на них вместе со своими семьями. Следовательно, такая система хоть и была в чем-то выгодна, но не позволяла перебрасывать войска в другие места. Легионеры не желали уходить далеко от своих домов.

Численность легионеров в легионе в этот период сократилась до 1 000 человек, что было слишком мало. Войска формировались путем добровольного найма, но при случае римские администраторы нередко прибегали и к принудительному призыву римских граждан. А гражданство после реформы Каракалы получили практически все города империи.

Варваризация армии продолжалась. Поэтому подавляющее большинство солдат состояли из представителей самых разных племен. Чем это напоминало персидскую армию времен Дария III.

Но вернемся к готам, поселившимся во Фракии по слову императора Валента. Римские чиновники стали сильно притеснять переселенцев и вымогать поборы, что вызвало недовольство готов. И это недовольство вылилось, в конце концов, в восстание. Его возглавил вождь Алавий и к нему присоединились другие недовольные Римом племена.

Местные гарнизоны империи не сумели справиться с восстанием, и против мятежников выступил сам император во главе своей армии. В 378 году при Андрианополе произошла решающая битва. Историк Аммиан Марциал рассказал об этом сражении:

"На рассвете 9 августа войска Валента быстро двинулись вперед, а обоз и вьюки были оставлены с охраной у стен Андрианополя. Они долго шли по каменитсым и неровным дорогам, и знойный день стал близиться к полудню…около 2 часов дня стали видны телеги неприятеля, которые, были расставлены в виде полукруга. Варвары затянули дикий и зловещий вой, а римские вожди стали выстраивать войска в боевой порядок: правое крыло конницы было выдвинуто вперед, а большая часть пехоты оставлена позади в резерве. Левое крыло конницы строили с большими затруднениями, так как большинство предназначенных для него отрядов были еще в пути и спешили к месту боя…"

Затем Аммиан говорит о том, что варвары, устрашенные видом грозных римских легионов, прислали послов с просьбой о мире. Но император Валент принял их неуважительно. Он требовал прислать новых посланцев из знатных родов, ибо с простыми людьми он договариваться считал ниже своего достоинства.

Но готы специально тянули время. Они собирали силы.

"Левое крыло римлян подступлю к самому табору варваров, и если бы ему была оказана поддержка, могло бы двинуться дальше. Но оно не было поддержано остальной конницей, и враг надавил на левое крыло всей массой. На римлян словно обрушилась вода, прорвавшая плотину. Конница их была опрокинута и рассеяна. Пехота осталась без прикрытия, и манипулы были стиснуты на столь узком пространстве, что трудно было отвести руку и пустить в ход меч – мешали свои же. От облаков пыли не было видно неба. Несшиеся отовсюду стрелы, дышавшие смертью, попадали в цель и наносили раны. От них нельзя было уклониться. Когда же несчетные отряды варваров стали опрокидывать людей и коней, в этой страшной тесноте нельзя было очистить места для отступления. Давка не давала возможности уйти. Наши в отчаянии снова взялись за мечи и стали рубить врага. Варвары же своими секирами пробивали шлемы и панцири".

В общем, эта битва закончилась страшным разгромом римской армии. В ней пал и сам император Валент.

"Среди большого числа высокопоставленных людей, павших в этой битве, на первом месте стоит назвать Траяна и Себастиана. С ними пали 35 трибунов, командовавших полками и свободных от командования, а также Валериан и Эквиций, первый заведовал императорской конюшней, а второй – управлением дворца… Уцелела только треть войска".

Общие потери римского войска составили 20 тысяч погибших! Это была катастрофа. Остатки римской армии укрылись в Адрианополе. Город готы взять не смогли хотя пытались.

Преемник Валента император Феодосий сумел отразить нападение варваров на Константинополь, но восстановить былое величие империи уже не сумел. После его смерти в 395 году Римская империя окончательно разделилась на западную со столицей в Риме, и Восточную со столицей в Константинополе.

В V веке варваризация римской армии приобрела невиданные размеры. И это было окончательным концом империи, что полностью разложилась и прекратилась из живого и подвижного государственного образования в гниющий труп.

Последней победой римской империи стала битва при Каталусских полях против гуннов Атилы. Но это был последний всплеск могущества. В V-VI веках на территории Европы был создан ряд варварских королевств. Среди них можно назвать королевство отсготов в Италии, королевство вестготов на Пиренейском полуострове, королевство франков в Галлии и т. д.

Если говорить о военном искусстве этого времени, то в нем наблюдается явный регресс. Вооруженные части варварских войск плохо организованы и при таких обстоятельствах резко падает дисциплина, а вместе с ней и военное искусство. Но это не надолго. Военачальники быстро поняли недостатки такой армейской свободы и начали восстанавливать тактику, беря за основу военное искусство полководцев древности.

Глава 2 Кавалерия рыцарей

(Карл Мартелл и битва при Пуатье в 732 году и что последовало за этим)

Постепенно начинают формироваться армии нового типа. И примером такой армии может служить армия королевства франков. Первоначально она комплектовалась из всех свободных мужчин племени. И это характерно не только для франков, но практически всех раннефеодальных государств Европы.

Но на территории новых королевств были помимо варваров и немало осколков бывшей римской империи цезарей. В государстве франков это были легионеры – остатки римского контингента в Северной Галии. Также можно принять в расчет и воинские формирования вельмож – светских и церковных магнатов.

Вот из этого пестрого контингента и формировались новые армии. В разделе посвященном Русским землям, я уже говорил об ополчении и его роли в формировании национальной армии. В период военной демократии практически все свободные мужчины были воинами-ополченцами.

Армия собиралась каждый год на общий смотр перед лицом короля. Это было нечто похожее на маневры, и собирались они в апреле месяце. Сражались франки в основном пешими, и их боевые порядки копировали форму древней фаланги, постепенно увеличивая её в глубину. И тоже самое, можно видеть и у других народов. Вооруженный народ мог быль конным только у кочевников, а у оседлых народов для этого нет предпосылок. Оседлые народы могут выделить в состав конницы лишь небольшую группу людей, а у кочевников это все взрослые мужчины.

Но уже в период раннего средневековья пехота все равно быстро уступает место коннице и в VIII веке в структуре армии франков произошли серьезные изменения. И случилось это после одного значительного события.

4 октября 732 года между арабами, что вторглись в пределы государства франков из Испании под командованием халифа Абд эль Рахмана, и французским войском короля Карла Мартелла (Молота) произошло сражение. Это была одна из самых знаменательных битв раннего средневековья.

Войска короля Карла Мартелла расположились между реками Клен и Вьена, что надежно прикрывали их фланги. Основу боевого порядка франков составляла пехота, построенная сплошной фалангой. Перед фронтом были расположены стрелки. На флангах была размещена тяжеловооруженная кавалерия рыцарей. Начали сражение арабы, уверенные в себе и привыкшие к победам. Но атаки их легкой кавалерии были без труда отражены строем пехотинцев.

И вот тогда Карл повел в бой с флангов свою тяжелую конницу. Её удар был несокрушим, и они прорвали строй арабского войска! Фланговые удары решили исход сражения и мусульмане побежали. Их командир халиф Абд эль Рахман был убит. Но преследовать отступающих, тяжелые рыцари не могли, как не могла этого сделать и пехота.

И с тех пор именно роль тяжелой кавалерии стали явно преувеличивать, считая именно её основой могущества и силы. А постепенно европейские государи с развитием феодальных отношений практически совсем отказываются от пехоты. Ибо воин той эпохи выполнял не только военные, но и полицейские функции, а вооружение простого народа стало делом не выгодным. Ведь феодальное закабаление крестьянина сделало его из свободного землепашца, зависимым человеком феодального сеньора, который был должен повиноваться господину и нести в его пользу целый ряд повинностей.

Понятно, что такая система приводила к росту сопротивления со стороны крестьянства, которое хотело сохранить за собой свободу, и феодалам стало нужно, чтобы крестьяне занимались трудом на полях и не думали бы об оружии. Мечи и копья стали уделом избранных и благородных. А народные ополчения исчезают вместе с народной свободой.

И именно битва при Пуатье в 732 году стала переломным моментом в военном деле в Европе. Кавалерия вытесняла пехоту с полей сражений. Именно с этого исторического момента начинается выделение слоя всадников как элитной боевой единицы средневековья. На основе ленного (феодального) права, ленник (рыцарь или барон) получал от своего короля, или герцога, или принца, поместье. И с этого поместья ленник был обязан нести воинскую службу при своем покровителе. Лен или феод давался в ненаследственное владение, а был временным держанием.

В Западной Европе еще в VII веке появляется то новшество, что сделало рыцаря ударной силой средневековья. И название этого новшества – стремя! А как уже говорилось, тяжелая конница в древние времена не могла пользоваться эффективным оружием для конного боя без этого, на первый взгляд простого, изобретения. Его, как считают некоторые историки, европейцы позаимствовали у аваров, а те, в свою очередь, переняли это у китайцев.

При великом короле и императоре Карле Великом армия по-прежнему созывалась на весенние смотры, как и в ранние времена, но сроки этих смотров были перенесены с апреля на май. И связано это опять же с нуждами кавалерии, ибо в мае появляется много молодой травы – лошадям нужен корм. Так что Карл Великий в основном использовал конницу рыцарей – что были держателями условных владений пожалованных королем при условии несения военной службы в коннице.

Численность армии в годы правления Карла Великого никогда не превышала 10 тысяч воинов. И это было характерно для средневековой Европы. Большие силы были и не нужны.

Впоследствии вассально-сеньориальная система еще более укрепилась при наследниках Карла Великого, и это повлияло в первую очередь именно на формирование армии. Каждый вассал* приводил в армию своего сеньора отряд воинов, набранный из своих собственных вассалов.

В армию короля сходились рыцарские отряды герцогов, маркизов, графов и баронов. У каждого из этих феодальных сеньоров были свои отряды рыцарей. Знатный воин имел право в битве разворачивать над своим отрядом собственное знамя. И именно поэтому в армии короля было такое великое число знамен. Рыцари помельче (менее знатные) имели право поднимать свой значок, что крепился к копью. И потому если барон говорил, что у него 13 значков, то это означало что под его командованием в бой идут 13 рыцарей-вассалов. И постепенно число башелеров**, т.е. рыцарей, что не имели права на знамена и сражавшихся под знаменами своего сеньора, возрастало.

Но эта система во многом способствовала развитию феодальной раздробленности, когда знатные вассалы короля перестали ему подчиняться и даже иногда воевали против своего сюзерена***. Французские короли часто выступали в походы против своих зарвавшихся вассалов: герцога Бургундского, герцога Беррийского, графа Фландрского (чего стоил только знаменитый "грязевой поход" короля Людовика X) и др.

Непосвященному человеку рыцарь, закованный в латы, может показаться большой силой. Но это ошибка и я сейчас объясню, почему так думаю. Да, выглядит он грозно и кажется неодолимым. Казалось бы, что может противопоставить такой громадине простой легковооруженный пехотинец? Да рыцарь его попросту затопчет и все. Но сила пехоты, как уже было сказано в части посвященной древнему миру, именно в том, что она действовала слаженно! И пехотинец был не одинок – их было много – целая рать! А вот рыцарь был всегда одинок! Ибо рыцарское войско было всегда слабо организованно, а чтобы атаковать в галопе врага в едином строю нужна долгая и хорошая подготовка лошадей и людей. А вот этим рыцари совсем не занимались. На турнирах такого умения не приобретешь. Там учились сражаться индивидуально!

Исключением из этого правила были только рыцари члены духовно-рыцарских орденов. Те подчинялись строгим уставам и дисциплине. Они обучались взаимодействию и показателем этого были боевые построения крестоносцев. Например, тевтонские рыцари строились клином или "свиньей". И потому рыцари Ордена Сионского Храма (Храмовники), рыцари Ордена Святого Иоанна (Иоанниты), рыцари Ливонского и Тевтонского Орденов сражались намного эффективнее, чем их собратья светские рыцари, свободные от строгих орденских уставов. *Вассал – феодал признающий свою зависимость от другого феодала более крупного, который выступает по отношению к вассалу сеньором. Вассал обязан служить сеньору и защищать его интересы. **Башелер или башелье – молодой рыцарь что не имел собственных вассалов и потому сражался на коне в составе войска своего сюзерена. Но это не значит, что у башелье не было слуг. Понятно, что рядом с ним были его оруженосцы и люди для услуг. Нет вассалов, это не нет слуг. Благородный вассал и слуга, человек незнатного рода были разными понятиями. ***Сюзерен – феодальный государь, которому обязаны повиноваться более мелкие феодалы – вассалы.

Глава 3 Рыцари идут на Восток

(новшества в тактике и вооружении средневековых армий)

В период XI-XII веков рыцарство полноправно царило на полях Европы. Но возникла большая проблема – слишком расплодились рыцарские и баронские семейства. Младшим сыновьям рыцарей не доставалось ленов и приходилось искать себе место под солнцем. А это была весьма и весьма беспокойная вольница. Гордые сеньоры совсем не хотели заниматься какой-либо работой и предпочитали только воевать.

И горе было стране, если число бедных рыцарей в ней было велико. В Испании во время реконкисты (войны с арабами за освобождение) для рыцарей-идальго было много работы. Но как только арабские эмиры были изгнаны из пределов страны, и последнее мавританское королевство Гранада пало, они стали настоящей проблемой для короля. Но благо, что Колумб открыл новые земли за океаном и идальго массами стали отправляться в Новый Свет. А там и воевать было с кем и земель не мерянное количество.

В других европейских королевствах и герцогствах подобный процесс исхода рыцарства начался много раньше, чем в Испании. Ведь им не нужно было воевать с арабскими захватчиками.

Когда в Европе идут непрерывные феодальные войны, тогда людям войны всегда находилась работа. Но что делать, если наступал мир? Вот здесь и наступали проблемы. В конце XI века кое-кто сумел придумать, куда перенаправить рыцарскую боевую активность и самому погреть руки за счет прибыли, что принесет эта война. Начался длительный период крестовых походов. Мотивом для походов на Восток было освобождение Гроба Господня в Иерусалиме из рук неверных сарацин. Но это был только повод к войне и он ничего общего не имел с истинными целями этих грабительских походов.

Начались крестовые походы в 1096 году, когда христианские рыцари многих стран отправились в Палестину. Там на новых землях быстро возникли новые феодальные крестоносные государства. Это был Утремер или Заморская Земля куда входили королевство Иерусалимское, княжество Антиохия, графство Аскалон, графство Триполи, графство Яффа, барония Рамла, барония Керак или Горная Аравия и др. И в этих землях многие безземельные рыцари получили большие владения. Например, знаменитый рыцарь Ренольд де Шатийон был младшим сыном знатного родителя и не мог претендовать на наследство. Именно поэтому он еще совсем молодым человеком отправился в Палестину для завоевания Гроба Господня. В свите короля Франции Людовика VII он прибыл в Святую Землю и завоевал себе там славу и деньги. В истории Рейнольд известен как князь Антиохийский, князь Арнаут, и сеньор дю Керак повелитель Горной Аравии.

Крестовые походы оказали большое влияние на развитие военного дела в средневековой Европе.

На Востоке закованные в сталь конные воины-рыцари испытали все неудобства своего вооружения. Там было слишком жарко, и солнце накаляло металл и рыцари дико страдали от жары. Но это было еще полбеды. Им противостояла легкая конница сельджуков, что была слишком подвижна и рыцарская армада ничего не могла с ней поделать.

Они не вступали с противником в открытые схватки, ибо рыцари обладали преимуществом в своей таранной атаке. Но их отлично можно было изводить стрелами на расстоянии. Благо гнаться за легкими конниками тяжелые рыцари не могли. Здесь работала старая скифская тактика изматывания противника.

Но еще более жесткими были схватки с селджукскими пехотинцами. Те осыпали рыцарский строй ядрами из самострелов и те прошибали панцири и калечили рыцарей. Конечно, в Европе рыцарей никто не жалел. Чем больше их поляжет в Палестине за Христианскую веру тем лучше. Меньше проблем. Но организаторам походов были нужны победы, ибо только победы приносили прибыль.

Если взять индивидуальный компонент, то конный рыцарь был в бою лучше, чем три мусульманских воина. Но общая численность мусульман была много выше и потому они могли задавить христианских пришельцев численностью и, в конце концов, так и произошло.

Но и для Европы сражения на Востоке даром не прошли. Началась эволюция христианских армий, ибо многие полководцы стали понимать, что нужно приспосабливаться к новым условиям войны. А они знали, что война с мусульманами в будущем станет неизбежной.

И в этот период в Европе сильно возрастает роль легкой пехоты – лучников. Они переняли у мусульман стрелковую тактику, поняв её чрезвычайную эффективность. Именно под влиянием восточной войны английский король Генрих II Плантагенет провел в Англии военную реформу. И знаете, что он сделал? Он начал отказываться от рыцарской кавалерии! Ни много, ни мало!

Генрих II заменил службу многих феодалов, что формировали его рыцарскую конницу "щитовыми деньгами". То есть не желаешь служить – заплати! А вот на эти "щитовые деньги" король стал нанимать ополчение из свободных людей. И эти ополченцы являлись в войско по зову короля и становились в ряды стрелков!

И эти стрелки, как будет сказано ниже, сумели добыть королям Англии победы при Креси, При Пуатье и при Азенкуре.

Король Франции Карл VII также стал собирать со всех земель своего королевства отряды вольных стрелков. Это были крестьяне способные носить оружие. По первому зову короля они обязаны были являться в определенное место и принимать участие в войне. За это их освобождали от всех налогов и повинностей. И ими короли хотели заменить рыцарскую концу.

Но и рыцари не остались в стороне от реформ. Многие из них стали перенимать у мусульманских знатных всадников их вооружение. Они стали одевать легкую и прочную кольчугу, легкий шлем с кольчужной сеткой вместо сплошного металлического шлема. Из оружия пользовались круглым и легким щитом, обоюдоострым мечом и легким копьем. Так же была выработана тактика тесного взаимодействия с пехотой. Но хочу отметить, что этот принцип облегчения рыцаря действовал только на Востоке и то не всегда. С другой стороны вместо облегчения доспехов, в этот же период идет их утяжеление. Величина и толщина рыцарского копья увеличивается так, что им становится невозможно управлять свободной рукой! Теперь, чтобы нанести удар копьем, его нужен был упор! Вес рыцарского меча также увеличился. В доспехе появляется шлем-горшок, закрывавший всю голову и оставлявший только узкую щель для глаз, панцирь становится ощутимо тяжелее, и еще больше, чем раньше сковывает движения рыцаря.

Лошадь с трудом могла нести такого всадника, что привело к тому, что, с одной стороны, турок с его легким вооружением не мог причинить закованному в железо рыцарю никакого вреда, а с другой стороны, рыцарь, нагруженный доспехами, не мог догнать турка. При таком типе вооружения знаменитый рыцарский копейный удар был невозможен! Каждый отдельный рыцарь занимал слишком много места и был слишком неповоротлив. И таким образом, бой сразу же разбивался на множество поединков, в которых каждый рыцарь выбирал себе противника и стремился с ним схватиться. Это направление развития вооружения и стало основным для европейского военного дела на протяжении всего XIII века.

Крестоносные королевства и княжества на Востоке постоянно находились в состоянии войны с мусульманскими властителями, и потому тактика постоянно совершенствовалась на практике. Король Иерусалимский много воевал. На завоеванных землях стали образовываться рыцарские военно-монашеские ордена. Это были орден рыцарей Сионского Храма или Храмовники (тамплиеры), и рыцарский орден Святого Иоанна, или Иоанниты (еще одно название госпитальеры). Первым возник орден тамплиеров в 1118 году, примерно в то же время возникает орден иоаннитов. В Испании в 1158 году появляется орден Калатравы, а в 1170 году – орден Сантьяго-де-Компостела, в 1199 году основывается Тевтонский орден меченосцев. Основными задачами орденов в Святой Земле стала охрана паломников, защита большей части христианских крепостей, война с мусульманами. По сути дела, ордена стали первыми регулярными профессиональными армиями христианской Европы.

Часть 2 Европа: поздний период Закат рыцарства Глава 1 Битва при Куртрэ в 1302 году

(Битва "золотых шпор")

В XIV-XV веках начинается ослабление рыцарства. Их тяжелая кавалерия начинает показывать себя совершенно несостоятельной силой на полях сражений. А, учитывая дороговизну таких полков, стало понятно, что от их использования стоит вообще отказаться. Снова повышается роль пехоты.

Битва при Куртрэ была весьма знаменательна, для истории Средневековой Европы. Именно с этой битвы началось падение знаменитого и славного европейского рыцарства.

Король Франции Филипп IV Красивый, прозванный также Железным королем в начале XIV столетия захватил графство Фландрия, и оно превратилось в одну из королевских провинций. Но захватить графство было легче, чем удержать за собой. Фламандцы восстали против короля и 26 июня осадили в замке Куртрэ французский гарнизон.

Король Филипп IV послал на помощь осажденным свою отборную рыцарскую конницу под командованием Робера II Доброго графа д'Артуа. В победе графа никто не сомневался. Тогда заранее считался победителем тот, у кого больше было рыцарей.

Мятежные фламандцы выставили примерно 15 тысяч воинов ополчения, а это были простые горожане, и об их профессионализме как воинов и говорить нечего. Граф д'Артуа привел с собой 7500 всадников и столько же пеших воинов. Пехотинцами были стрелки из лука, наемные генуэзские арбалетчики и испанские дротикометатели.

Судя по численности и профессионализму, победа французов была предрешена. Но фламандцы выставили против рыцарей пешую фалангу и арбалетчиков! То есть они противопоставили тактику масс индивидуальной боевой выучке.

Главной угрозой для фаланги остаются удары с флангов, как это и было в древние времена. И фламандские командиры это понимали. А среди них были и местные дворяне опытные в военном деле. Это Ги Намюрский, Гийом де Жюлье, Жан де Ренессе, Анри де Лонси и др.

Посему оба фланга фаланги были защищены водными преградами, ибо защитить их кавалерией не было возможности из-за отсутствия таковой. Но скажу более, фламандские полководцы впервые рискнули построить фалангу ломанной линией. А основные трудности в действии фаланги – это перестроения в ходе боя. А ломанной фаланге перестраиваться втрое тяжелее!

Хотя пред позицией фаланги были выкопаны замаскированные ямы – ловушки для кавалерии противника. И для того, чтобы эта ловушка сработала фламандцам нужно было вызвать французов на лобовую атаку.

Д'Артуа так и делал! Тактика рыцарских атак была мало примечательна. Массы тяжелой конницы устремлялись вперед на врага, и его строй под этим натиском ломался. Командиры рыцарей в основном всегда шли в бой со своими воинами и показывали свою удаль. А это прямое свидетельство того, что масса рыцарской кавалерии была попросту неуправляема! Поэтому командовать рыцарями издали, как положено полководцам, предводителям рыцарей было не зачем. И граф д'Артуа также пошел в бой одним из первых во главе своих всадников.

Граф начал сражение с арбалетчиков и стрелков из лука. Они обрушили на фалангу фламандцев стрелковый удар. Затем стрелки расступились и в атаку пошли рыцари. И они на всем скаку натолкнулись на выкопанные волчьи ямы. И именно в этот момент, когда движение кавалерии замедлилось, из пешей фаланги выступили арбалетчики и осыпали вражескую тяжелую конницу стрелами. Те же рыцари что добрались до строя фаланги, напоролись на длинные копья и не сумели преодолеть эту преграду. Ведь наступательный порыв рыцарей был ослаблен ямами! К тому же горожане стали стаскивать рыцарей с седел при помощи годендагов (особый вид алебарды с крюком) и добивали их на земле. В этом случае тяжелые доспехи сослужили своим хозяевам плохую службу.

Французское войско потерпело сокрушительное поражение. Было убито 350 рыцарей и в том числе сам командующий храбрый воин, но плохой полководец граф Артуа. Битву при Куртрэ в насмешку стали называть битвой "золотых шпор". Рыцари носили золоченные шпоры, и фламандцы собрали на поле боя более семисот таких атрибутов рыцарского достоинства.

Глава 2 Битва при Креси в 1346 году

(Лучники и спешенные рыцари наносят поражение цвету европейского рыцарства)

Это одна из самых знаменательных битв эпохи средневековья. Она произошла 26 августа 1346 года. Это было сражение, когда англичане использовали новую тактику боя, скомбинировав лучников и спешенных рыцарей. И некоторые европейские историки, считают, что именно с этой битвы пехота снова возобладала над конницей.

Итак, что же произошло при Креси?

Хочу отметить, что эта битва – первое большое генеральное сражение Столетней войны, хотя война шла уже до того времени почти 10 лет. Но в 1346 году король Эдуард III решил победить, во что бы то ни стало и насильно обложил дополнительными налогами население Англии, утверждая, что необходимо тратить средства на оборону против французов, что ведут себя так вероломно.

28 июня 1346 года английская эскадра отплыла из Портсмута. Король Англии выступил в очередной поход. При Эдуарде III находился весь цвет его знати. На кораблях были 16-летний наследник престола принц Уэльсский (Черный Принц), графы Херфорд, Нортгемптон, Арундел, Корнуолл, Уорвик, Хантингдон, Саффолк и Оксфорд.

Численность армий – ангиличане и французы:

Исходя из вместимости судов и сохранившихся отчетов офицеров, современные английские историки оценивают армию короля Англии в 10 тысяч человек, большинство из которых – лучники. Суда были снабжены припасами на две недели. Целью морского перехода была Гасконь. Там было назначено место для высадки английской армии

Но французский хронист Фруассар дает другие цифры по численности войск. По его мнению, у англичан было 4 тысячи латников и 10 тысяч лучников, кроме пеших валлийцев и ирландцев. И на основе его данных некоторые определяют численность английской армии в 20 тысяч человек: 3 тысячи рыцарей и сквайров, 3 тысячи легкой кавалерии из оруженосцев и сержантов, 10 тысяч лучников и 4 тысячи валлийцев, половина из которых также лучники. Хотя в самой битве приняли участие только 8 500 человек армии Эдуарда III.

Наибольшая цифра численности французской армии, 60 тысяч человек, исходит от флорентийского хрониста Виллани. Наиболее близкой к истине можно считать встречающуюся у Фруассара цифру 30 тысяч. Вероятно, именно в 30 тысяч оценивал свое войско сам французский королевский двор. Фруассар был в него вхож, в отличие от купца Виллани.

Впрочем, новейшие исследователи оценивают численность французских участников битвы при Креси в 20-25 тысяч, включая 12 тысяч тяжелой конницы и 6 тысяч наемных генуэзских арбалетчиков. Возможно, на эту оценку повлиял тот факт, что большая часть пеших городских ополчений опоздала и в сражении 26 августа не участвовала. Средневековую цифру численности французской кавалерии современные ученые практически не ставят под сомнение – вероятно, рыцарские контингенты реально пересчитывались (в отличие от пехоты). Косвенно подтверждают цифру 12 тысяч и известные данные о численности отдельных отрядов, в частности, граф Савойский со своим братом Луи привел немногим более 1000 всадников, граф Фландрский – 969 (это были одни из самых крупных контингентов). Из этих 12 тыс. было 8 тыс. рыцарей и оруженосцев (по утверждению самого Эдуарда III), остальные, видимо, сержанты. Цифру в 6 тысяч генуэзских арбалетчиков дает флорентиец Виллани – в этом он явно более компетентен, чем Фруассар, чьи 15 тысяч арбалетчиков, по общему мнению, являются фантастическим преувеличением. Существуют, впрочем, и другие оценки (2 и 7 тысяч).

Высадка англичан

На секретном совещании 20 июня король Англии изменил, свои планы и решил плыть не в Гасконь, а на полуостров Котантен в Нормандии. Капитанам судов были даны запечатанные приказы, содержащие место высадки, с указанием открыть их лишь в том случае, если корабли отобьются от главной эскадры. Из Англии было запрещено отплывать кому-либо в течение недели после отхода флота, чтобы шпионы не могли проинформировать французского короля о дате его отплытия.

Но все эти меры предосторожности были напрасны. Король Франции узнал о походе англичан. Начался срочный сбор войск и созыв ополчения для отпора врагу. Более того, король Франции послал своего посла к шотландцам с предложением ударить по Англии с Севера, чтобы отвлечь англичан.

12 июля 1346 года английский флот встал на якорь у городка Сен-Ваас-ла-Уг. Французы не сумели помешать высадке англичан, ибо их основные силы находились к северу от Сены, а у капитана "морской границы" Робера Бертрана было очень мало войск, чтобы помешать высадке.

Его генуэзские арбалетчики дезертировали накануне появления англичан из-за невыплаты им положенных по контракту сумм. А для наемника нет денег – нет службы. Ополчение же, набранное наспех, разбежалось только при виде мачт громадного британского флота.

17 июля 1346 года состоялся новый военный совет при английском короле. Было решено идти на восток, к Руану, а затем на Париж вдоль Сены. Английское войско построилось в три баталии – в авангарде принц Уэльский с помощниками, графами Нортгемптоном и Уорвиком, в центре сам король, в арьергарде епископ Дарема, Томас Хатфилд. Вперед, на удаление в 30 км, был выслан отряд из 500 конных латников во главе с д'Аркуром, хорошо знавшим местность. Он играл роль войсковой разведки. Самым крупным кораблям числом 200 под командой графа Хантингдона было поручено сопровождать армию вдоль берега. Ему были даны 100 латников и 400 лучников. Остальные корабли были отправлены назад, в Англию.

18 июля английская армия вышла из лагеря на запад вглубь страны и через 15 км вступила в город Валонь. Город не имел гарнизона, и жители открыли ворота и вышли на дорогу, прося пощады. Английский король торжественно обещал им не только жизнь, но и полную безопасность имущества, и вступил во владение городом. Однако когда утром 19 июля армия вышла на юг, город был в огне. Его ограбили до нитки. Британским солдатам и союзникам было мало дела до королевских обещаний. 22 июля англичане взяли богатый рыночный город Сен-Ло.

26 июля английская армия развернулась перед городом Кан. Французские командиры граф д'Э и барон Танкарвиль решили покинуть плохо укрепленный город, оставив в замке 200 латников и 100 генуэзских арбалетчиков под командой епископа Байе, и отойти на остров Сен-Жан. Город вскоре пал и был разграблен англичанами. Английская армия двинулась дальше.

Битва

26 августа англичане после утренней мессы не спеша построились и стали ждать французов у Креси, дисциплинированно и в полном спокойствии. Эдуард III занял наблюдательный пост на мельнице на вершине холма, рядом в круг были поставлены повозки с запасами стрел. Внутри круга повозок поставили лошадей. Сразу за повозками на склонах холма построились отряды лучников, между ними – спешенные рыцари и копейщики. Предполагают, что и впереди, а возможно, и сзади спешенных рыцарей было поставлено по одной шеренге лучников. Фланговые отряды лучников несколько выдавались вперед, чтобы их секторы обстрела перекрывали друг друга.

Англичане делились на три больших отряда. Правофланговым отрядом формально командовал принц Уэльский, фактически же опытные графы Уорвик и Оксфорд, а также Годфруа д'Аркур. Согласно Фруассару, в него входили 800 спешившихся латников, 2000 лучников и 1000 других, включая валлийцев. Левофланговым отрядом из 800 латников и 1200 лучников командовали графы Арундел и Нортгемптон. Сзади и ближе к центру стояла игравшая роль резерва баталия самого Эдуарда III (в нее входило 700 латников и 2000 лучников).

Английские лучники были построены в 2 ряда, а местами в 3-4 ряда. Латники – в 4 ряда, а местами в 2 ряда. Поскольку лучники стояли на склоне холма, задний ряд мог стрелять поверх голов переднего, по крайней мере, при стрельбе навесом.

По хронике Фруассара англичан при Креси было 8500 (2300 латников, 1000 валлийцев, 5200 лучников). Некоторые английские исследователи, основываясь преимущественно на списках получавших жалованье в начале и конце похода 1346 года, дают более высокие цифры – 12, 15 и даже 20 тысяч человек, но достаточных оснований сомневаться в данных Фруассара нет. Надо также учитывать, что ширина поля боя не превышала 1500 метров, и в одной шеренге не могло разместиться более 1,5-2 тысяч человек.

Само по себе построение в три баталии вполне стандартно для Средневековья. Ведь именно так же была поделена французская армия при Куртре в 1302 году. Отличие присутствует на тактическом уровне, а также в том, что английский боевой порядок был рассчитан на оборону, а не наступление. Фруассар утверждает, что все английские рыцари спешились! А это было новое в тактике боя. Перед своим фронтом англичане успели вырыть большое количество узких и глубоких ям, предназначенных для того, чтобы лошади ломали в них ноги. Это было сделано на тот случай, если лучники не смогут остановить французскую атаку. Левый их фланг защищал лес Водикур, правый – лес Креси.

В девять утра Эдуард объехал ряды своих войск, подбадривая воинов, как пишет Жан ле Бель. После этого англичане позавтракали, а затем легли на землю, чтобы быть более свежими к моменту битвы.

В свою очередь, после рассвета 26 августа 1346 года, в субботу, король Филипп VI Французский вышел из Абвиля, чтобы отрезать англичанам дорогу на север. Он ехал впереди с главными командирами, авангардом и своими личными войсками, огибая с востока лес Креси. Сзади, с неравномерными интервалами, шли отряды остальной французской конницы, генуэзские арбалетчики, и за ними медленно брели нестройные толпы обычной пехоты.

Когда король Франции был в 10 километрах от Абвиля и примерно в 15 километрах от Креси, он получил первые донесения о местонахождении англичан. Тогда он решил остановиться, чтобы подтянулись отставшие войска. Вперед была выслана разведка во главе с рыцарем Ле Муэном. Французам необходимы были сведения о положении англичан.

Английский король не мешал разведке осматривать расположение своей армии. Ле Муэн вернулся около полудня, доложил о трех английских баталиях и посоветовал заночевать в поле и отложить сражение на следующий день, поскольку французская армия сильно растянулась, и пока ее удастся собрать и построить, наступит вечер и воины уже устанут от марша и перестроений. Король согласился с ним и послал двух маршалов вперед и назад, чтобы они остановили войска. Передовые французские отряды были уже в 5 километрах от англичан.

Но многие рыцарские отряды, будучи уверены в быстрой и легкой победе, не желали подчиняться приказам. Рыцари бахвалились и возобновляли движение, как только маршал проезжал мимо.

В 5 или 6 часов вечера (по другим версиям, в три часа) французскому королю и его приближенным удалось кое-как перегруппировать свои войска. Недолго думая, Филипп приказал генуэзским арбалетчикам выдвинуться вперед и атаковать. Те устали от почти 30-км марша по жаре, к тому же заходящее солнце светило им прямо в глаза (и в спину англичанам). Но что еще хуже, так это то, что арбалетчики остались без защиты. Их щиты остались в далеко отставшем обозе. Не стоит забывать, что полное снаряжение генуэзского арбалетчика весило 40 кг, и его невозможно было полностью тащить на себе. Поэтому они медлили выполнить приказ, вызывая недовольство у рыцарей графа Алансонского. В это время разразился сильнейший ливень с громом и молнией, превратив подножие холма в болото. Дальнобойность арбалетов резко снизилась из-за намокания тетивы, снизилась и скорострельность, поскольку из-за разбухания дерева механизм заряжания легко заедает. В отличие от лука, тугую арбалетную тетиву невозможно заменить без специального станка. В данных условиях дальность стрельбы лука достигала 250 м, а арбалетов – только 150 м. Тем не менее, когда выглянуло солнце, арбалетчики двинулись вперед с громкими криками и начали стрелять.

Англичане ответили градом стрел, "таким густым, что он казался снегом". Согласно некоторым текстам хроники Фруассара, им помогали и пушки. Не имеющие щитов и не защищенные доспехами генуэзцы обратились в бегство. Но они столкнулись с французскими рыцарями, нетерпеливыми атаковать и яростными.

"Убивайте весь этот сброд, – закричал Филипп VI, – они нам мешают и держат путь без резона".

Было уже 7 часов вечера, когда французская кавалерия пошла в атаку, сминая отряды генуэзцев. На скользком и грязном склоне холма образовалось месиво из медленно двигающихся вперед, спотыкающихся всадников и пытающихся пробраться сквозь их ряды обратно пехотинцев. Англичане обрушили на них ливень стрел.

Всего французы совершили 15 или 16 атак, последние, в ночной темноте, были уже совершенно бессмысленными и совершались только для того, чтобы показать свою храбрость. Очевидно, в бой вступали отставшие отряды; вероятно также, что многие участники первых атак теряли лошадей, потом возвращались, после отдыха садились на новых коней и снова шли в атаку.

В промежутках между атаками англичане сбегали вниз, лучники подбирали стрелы, а валлийские копейщики добивали раненых французов. Впрочем, основным источником стрел для английских лучников должен был быть их обоз: по сведениям о последующих битвах, англичане возили в обозе огромный запас стрел и умело организовывали передачу их лучникам в процессе боя. Харди полагает, что в сражении при Креси англичане выпустили примерно 500 тысяч стрел.

Некоторым группам французов удалось добраться до английского расположения. Фруассар называет нескольких знатных рыцарей, погибших уже в рукопашной схватке на холме: графа Алансона, графа Фландрского, графа Блуа, герцога Лотарингского, графа Оксера, графа Сен-Поля. Очевидно, эти вельможи имели отличные доспехи и их кони-тяжеловозы также были сплошь покрыты броней, что и позволяло им добраться до врага. Однако, оставшись без поддержки своих слабее защищенных вассалов, они не могли долго держаться против массы англичан и были убиты.

Король Филипп VI также пытался участвовать в атаке, но два коня были убиты под ним стрелами и сам он ранен в лицо. Поздним вечером он покинул поле битвы по настоянию Жана графа Эно в сопровождении только 5 баронов и немногих пеших ополченцев из города Орлеан. К утру он прибыл в Амьен. Был убит и его знаменосец (его конь попал в яму-ловушку). Королевский штандарт и главное французское знамя, Орифламма Святого Дени, так и остались на поле боя.

Если не считать отдельных вылазок между французскими атаками, англичане не пытались перейти в контрнаступление, оставаясь неподвижно на своей позиции. Наконец, к вечерне (около полуночи) французские рыцари окончательно покинули поле боя. Тогда англичане стали праздновать победу при свете костров и факелов.

На следующий день, в воскресенье 27 августа, Эдуард III послал 500 всадников и 2000 лучников (по Фруассару) во главе с графами Нортгемптоном, Уорвиком и Саффолком искать, в густом утреннем тумане, остатки французов. Они натолкнулись на только что подошедшую городскую милицию Руана и Бове, еще не знающую о поражении предыдущего дня и сперва принявшую англичан за своих, а также на отдельные пешие отряды французов, не поспевшие к главной битве и заночевавшие в окрестных перелесках и кустах. Они были легко разгромлены англичанами, устроившими преследование и резню по всей округе. Фруассар пишет, что в этот день было убито в четыре раза больше людей, чем в предыдущий, в том числе погибли архиепископ Руана и великий приор Франции. Впрочем, приводимая им цифра в более 7000 убитых для одного только ополчения Руана и Бовези совершенно неправдоподобна. В действительности современные историки оценивают все это ополчение примерно в 2000 человек

Наконец, к полудню боевые действия завершились. Английский король послал герольдов пересчитывать убитых французов.

Перекличка среди англичан показала отсутствие 40 латников. Точные потери лучников и копейщиков неизвестны. Но они в целом тоже были невелики. По предположительным современным оценкам, у англичан могло быть около 200 убитых и раненых.

Около английских позиций были найдены тела 1542 французских рыцарей и сквайров. Среди них были 11 французских графов и герцогов, в то числе Шарль, граф Алансон (брат короля), герцог Лотарингский, Луи де Невер граф Фландрский, Луи де Шатийон граф Блуа, графы д'Омаль, де Сальм, де Бламон, д'Аркур, де Сансер, д'Оксер, Сен-Поль, также архиепископы Нима и Руана. Погибло и несколько вельмож из Священной Римской империи, включая короля Иоанна Богемского. Сколько погибло простых пехотинцев, неизвестно – поскольку их снаряжение не представляло особой ценности, их никто не считал, к тому же их тела были разбросаны на большом пространстве. Вероятно, близки к истине данные Майкла из Нортбурга – около 2000.

Глава 3 Битва при Пуатье в 1356 году

В 1356 году французы под командованием своего короля Иоанна II Доброго из рода Валуа имея 3 тысячи рыцарей и около 10 тысяч пехоты вынудили английский войска отступить к Пуатье.

Английский командующий принц Эдуард Черный решил как и его отец при Кресе сражаться в обороне. Он занял удобную для этого позицию и решил повторить все, как и в тот раз в 1346 году. Его пугало только то, что французы на сей раз будут умнее. И он решил пойти на хитрость.

Он специально затеял переговоры о перемирии, всячески демонстрируя противнику, что сил у него крайне мало. Враги клюнули на эту удочку и все больше и больше уверились в своей победе.

Затем принц Эдуард самолично возглавил атаку своей кавалерии на вражеские порядки. Они завязали битву и сшиблись с противником. Затем англичанине стали намеренно отступать, увлекая за собой французский авангард. Черный принц вел французов прямо под удары своих лучников.

Французы, попав под ливень стрел, стали беспорядочно отступать, неся огромные потери. Хитрость блестяще удалась! И тогда английские рыцари с принцем во главе стали контратаковать! Это было еще одной полной неожиданностью для французов.

Король Иоанн II, чтобы спасти положение, приказал своим рыцарям спешиться, и драться с пешем строю. Но это не помогло. Взаимодействия между кавалерий и пехотой французской армии не получилось. Рыцари стали отступать. Битва была проиграна.

После этого народное недовольство тактикой правительства стало выплескиваться наружу. Рыцарские конные отряды, не смотря на громадное содержание и затраты, не были в состоянии защитить страну. И потому от короля требовали пересмотреть военную тактику и начать вооружение народа. Зачем была нужна тяжелая конница дворян, если она была не раз бита простыми ополченцами, что практически ничего не стоили казне короля?

Это спровоцировало громадное восстание народных масс в 1358 году названное в истории Жакерией. Франция погрузилась в страшное время бунтов и беззакония.

Глава 4 Битва при Грюнвальде в 1410 году

(Последний великий бой европейского рыцарства)

Последний удар по рыцарству был нанесен не при Креси и не при Пуатье. Нет. Последний удар по рыцарству был нанесен при Грюнвальле в 1410 году.

Ливонский рыцарский Орден был воплощением рыцарства. Там собрались все рыцари Европы, защищая право своего сословия царить на полях сражений.

В 1409 году войска Ордена нарушили мирный договор с Польшей и Литвой и вторглись в Добржинскую землю. Литовский и русский великий князь Витовт Кейстутович привел свои воска на помощь восставшим против Ордена жителям Жмуди и изгнал из этой провинции орденские гарнизоны.

Польский король Ягайло также нанес орденским войскам удар под Быдгощью. Но полномасштабная война тогда не разгорелась. Стороны собирали силы для решительного удара. И потому они подписали перемирие на год до 24 июня 1410 года.

Орден собрал за этот год крупные силы. Великий магистр Ульрих фон Юнгенген собрал под свои знамена рыцарей из Германии, Пруссии и других европейских стран. Историки раненного периода исчисляли войско Ордена в 80 тысяч человек.

Войска союзников – польского короля и великого князя литовского и русского – были больше и начитывали 160 тысяч человек. Но орденское войско значительно превосходило войска союзников вооружению и боевой выучке.

Однако, такая численность совершенно неправдоподобна. Под Грюнвальдом таких войсковых масс не было. Битва эта состояла из сложных маневров и передвижений, что было бы попросту невозможно совершать при таких огромных людских массах.

Польский историк Стефан Кучинский приводит иную цифру войск союзников – 31 500 воинов. Из них польской кавалерии было 18 000 всадников, литовско-русской кавалерии – 11 000 всадников, была также у Витовта татарская кавалерия, но определить её численность довольно трудно. Польская пехота составляла 2 000 воинов, литовская пехота – 500 воинов, были также контингенты русской, венгерской, чешской пехоты.

Орденских войск было меньше, и это отмечали многие историки. Поэтому можно предположить, что великий магистр привел с собой армию в 18-20 тысяч человек. И такое войско тогда было огромным, учитывая качественный уровень подготовки.

Обе стороны тогда уже имели на вооружении бомбарды и пушки. И появление огнестрельного оружия вызвало естественное утяжеление рыцарских доспехов по всей Европе. Можно сказать, что конный рыцарь в полном облачении превратился в этот период в небольшой танк. На кольчугу, сплетенную из мелких стальных колец надевался прочный стальной панцирь, слитый воедино шлем и нагрудник, руки и оплечья также прикрывались железом, ниже панциря шел набедренный пояс.

Выглядел такой воин на закованном в броню тяжеловозе весьма внушительно. Садили в седло такого рыцаря при помощи лебедки его оруженосцы. Но он был очень неповоротлив и в этом был существенный недостаток. Вообще это вооружение (XV век) можно считать наиболее тяжелым в истории рыцарства.

Польские и литовские рыцари никогда не носили таких доспехов. Их вооружение было много легче. И это давало многие преимущества.

Рыцарское войско магистра фон Юнгенгена подошло к месту сражения первым и заняло наиболее выгодную позицию на всхолмье. Правый фланг боевых порядков Ордена был защищен лесом и примыкал к селу Грюнвальд, левый фланг опирался на село Танненберг, и был прикрыт болотами.

Польско-литовско-русское войско подошло к месту сражения на рассвете 15 июля 1410 года. Левым флангом они примкнули к тому же Грюнвальдскому лесу, правым к Танненбергу.

Великий магистр Ордена выставил свое войско преградой на пути наступающего противника. А наступающая сторона поляки и литовцы имела возможность для маневра. Союзники расположили свои войска вдоль леса, в тени. И это было их громадное преимущество. Ибо рыцари в своих тяжелых доспехах стояли как раз прямо в открытом поле под солнцем. Три часа союзники протомили крестоносцев в ожидании битвы и солнце солидно накалило их доспехи.

Юнгенген сам не желал наступать и занял позицию активной обороны. И это было правильно, ибо движение орденских войск могло подставить фланги под удар противника. Больше того магистр приказал выкопать и замаскировать перед своими позициями волчьи ямы – сюрприз для кавалерии противника. Он использовал этот прием фламандцев в битве при Куртрэ.

Но на этот раз эта ловушка не сработала. Ягайло и Витовт послали вперед разведку – легкую татарскую конницу. Они обнаружили ловушки и прошли между ними. Затем татары обрушились на стоявших за ямами артиллеристов и стрелков Ордена. Пехота крестоносцев была рассеяна Но Юнгенгена это мало тревожило. Так закончилась первая фаза битвы.

Преграды в виде волчьих ям были ликвидированы, и поле было готово для действий тяжелой кавалерии. Её удара и ждал великий магистр, страдая со своими рыцарями от жары.

И польская тяжелая кавалерия ударила на врага. За ней пошла легкая литовско-русская конница. Боевой порядок польской кавалерии состоял из 6 рядов, что обеспечивало мощный таранный удар. Крестоносцы сдержали удар и сами стали атаковать на флангах.

Главный удар фон Юнгенген нанес по правому флангу союзников, на котором были сосредоточены русско-литовские войска и татарская конница. Ягайло и Витовт так и предполагали и в этом месте подготовили орденским войскам сюрприз.

Легкая конница и татары бросились в заманное бегство, желая вывести рыцарей под фланговый удар второй и третьей линии союзников. Этот маневр был заимствован Витовтом у Дмитрия Донского. Дмитрий в Куликовской битве также вывел татар под удар своего засадного полка.

Но при Грюнвальде этот маневр не сработал. Великий магистр мгновенно ввел в бой свой резерв и под ударом резерва полки второй и третьей линии вынуждены были отступить.

Но в это же время обозначился успех польских полков с правого орденского фланга. И это дало верное равновесие сил в ходе битвы. На этом закончилась вторая фаза битвы.

Великий магистр усилил давление своих рыцарей на правый фланг со стороны литовско-русских полков. Строй их оказался разорванным, и рыцари оттеснили полки Витовта к селу Ульневу и взяли их в окружение.

С левого фланга союзников рыцари Ордена сумели остановить наступательный порыв польской кавалерии. Успех стал клонить в сторону крестоносного войска.

Литовско-русские полки дрались в окружении и от они зависела победа. Магистр сосредоточил против них превосходящие силы, но рыцари так и не сумели уничтожить окруженные пешие смоленские полки. Больше того эти полки прорвали окружение. И после этого битва перешла в четвертую фазу.

Бой сдвинулся от Ульнева к Лодвигову. Кавалерия Ордена ударила во фланг польской коннице и стала наступать. Рыцари запели победную песню ордена "Christ ist ersten den" и были уверены в своей окончательной победе.

Но радость крестоносцев была преждевременна. Король Ягайло вывел из леса спрятанные там полки легкой кавалерии. Их удар остановил рыцарей в их наступательном порыве.

И тогда Ульрих фон Юнгенген ввел в бой свой последний резерв 16 конных отрядов отборных тяжеловооруженных рыцарей. Они были направлены против ставки польского короля. Их задача была создать угрозу ставе самого Ягайла и так выиграть сражение, закрепив успех в иных местах.

Но на пути у тяжелой конницы стали пешие полки смоленских и польских крестьян – простые плохо обученные ополченцы. И они сдержали удар тяжелой кавалерии! Всадникам фон Юнгенгена была надежно заслонена дорога. И именно в этой схватке с пешими полками пал в битве Великий магистр Ордена. Битва была крестоносцами проиграна. Величию Ордена был положен конец. Погибло около 18 тысяч солдат и рыцарей и эти потери были невосполнимы.

Пехота победоносно покорила поля Европы и успешно вытеснила с них рыцарскую кавалерию. Время рыцарей окончательно ушло в прошлое. Было довершено то, что началось в битве при Куртрэ.

Глава 5 Битва при Азенкуре в 1415 году

(Снова удар по тяжелой рыцарской кавалерии)

Грюнвальд навсегда похоронил славу европейского рыцарства, но не все в Европе тогда поняли, что произошло. Нужен был еще один наглядный пример. И новая битва, где рыцари снова так и не сумели себя показать, не заставила себя ждать.

На рассвете 25 октября 1415 года английская армия заняла позиции в узкой теснине, образованное густыми лесами, растущими по обеим сторонам дороги, ведущей на север, на Кале.

Открытые поля между дорогой и лесами солидно размокли от ливней и были до того перепаханы. У английского короля было 800 рыцарей и 5 тысяч лучников. Он выстроил их так же как это сделал Эдуард III в при Креси – построение в три войска.

Французы построились также в три войска, выставленные друг за другом – ввиду узости теснины. Первые два войска состояли из пехоты, а третье из рыцарской конницы.

На флангах первого войска французский коннетабль* д'Альбре поставил по небольшому кавалерийскому отряду – всего в 500 всадников. Этим он обезопасил свои войска от фланговых ударов противника.

Коннетабль д'Альбре, видимо, уповая на юношескую запальчивость английского короля Генриха V, надеялся, что англичане нападут первыми. Но так не произошло. После долгого стояния Генрих V сам решил спровоцировать французскую атаку и отдал приказ предельно осторожно выдвинуться вперед на три четверти километра. Осуществив этот маневр, англичане восстановили прежний строй с глубоко эшелонированными вперед V – образными рядами лучников между "войсками" спешенных тяжелых всадников и копейщиков. Фланговые лучники были выдвинуты вперед метров на сто и находились у самой кромки леса. Те, кто находился в центральных V – образных рядах, быстро вколотили в землю колья, соорудив предназначенный для защиты от кавалерийской атаки частокол.

И снова недисциплинированные французские бароны стали требовать атаки. Их ничему не научили опыт Пуатье и Креси. И коннетабль нехотя отдал приказ идти в атаку. Французская пехота пропустила рыцарей вперед. И случилось то, что должно было произойти в этой ситуации. Англичане засыпали рыцарей стрелами. Конечно, стрелы далеко не всегда пробивали доспехи. Ведь весь доспехов в битве при Азенкуре солидно увеличился. Рыцари были более тяжелыми чем при Пуатье. Но можно было целить в уязвимые места, в коней (они далеко не везде были прикрыты доспехами) или в просветы для глаз забрал рыцарских шлемов. Английские лучники так и делали.

Боевой порыв кавалерии был ослаблен, ибо многие рыцари пали, таки не добравшись до вражеских рядов. Те же, кто добрался, напоролся на гребенку выставленных вперед копий.

И тяжелая кавалерия увязла в грязи и падала под стрелами врагов и пехотинцы стаскивали неповоротливых рыцарей с седел и убивали их. Французские потери (из лиц благородного происхождения) составили, по меньшей мере, 5 тысяч убитыми и тысячу пленными. Сам коннетабль Франции Карл д'Альбре погиб. Герцог Орлеанский попал в плен. Английские же потери составили всего 13 тяжелых всадников и около 100 пехотинцев!

Это поражение в очередной раз показало, что феодальная армия изжила себя, и не может более достойно противостоять набранному ополчению из простых людей. Ситуация усугубилась с началом активного использования огнестрельного оружия сначала в качестве осадной, а затем и в качестве полевой артиллерии. Критическая ситуация, сложившаяся во Франции в области военного дела к началу XV века, вынудила короля Карла VII провести военную реформу, коренным образом изменившую облик французской, а затем и европейской армии.

Согласно королевскому ордонансу, изданному в 1445 году, во Франции создавался регулярный воинский контингент. Набирался он из дворян и представлял собой тяжело вооруженную конницу. Эта кавалерия делилась на отряды или роты, которые состояли из "копий". В "копье" обыкновенно входило 6 человек: один кавалерист, вооруженный копьем и пять вспомогательных конных воинов. Помимо этой конницы, носившей название "бан" ("знамя") и набиравшейся из непосредственных вассалов короля, в контингент включались еще артиллерийские части, части лучников и пехота. В четвертый раз наступать на те же самые "грабли" французы более не хотелит и потому с того времени, когда встречались две враждующих армии, в первую очередь начинался обстрел врага из пушек.

Противники рыли укрепления для своих войск, дабы спастись от вражеских ядер. Это были траншеи и валы. Лагеря же стали окружать повозками и строить из них так называемые вагенбурги. Во все стороны от лагеря высылались дозоры, достигавшие иногда пятидесяти копий, то есть трехсот человек численности. В бою враждующие стороны стремились добраться до артиллерии друг друга для того, чтобы захватить орудия.

То есть воевать стали по иному. Появилась качественно новая тактика войны. *Коннетабль – главнокомандующий французскими вооруженными силами в те времена.

Часть 3 Европа: Военное искусство в XVI-XVII веках и Тридцатилетняя война Глава 1 Кавалерия рейтаров и её роль в новой войне

(сплоченность и натиск)

Мы уже говорили о том, что рыцарская кавалерия уступила место пехоте и стала вспомогательной силой. Но это совсем не означает, что роль конницы была сведена на нет.

Только рыцарская кавалерия стала ненужной и даже вредной, но совсем не кавалерия вообще. Ведь если вспомнить битвы, о которых мы говорили в части второй, то становиться понятно, что назвать конницу рыцарей регулярной кавалерий вообще нельзя. Это была анархичная по своей сути и малоуправляемая полководцами сила. В битве при Крэси многие рыцарские отряды, будучи уверены в быстрой и легкой победе, не желали подчиняться приказам короля и самовольно устремились в атаку, что и привело к поражению.

Рыцарская конница это сборище индивидуальных бойцов и это в новой войне было совершенно не нужно. А нужна была сплоченная и единая тактическая единица – конный полк.

В начале XVI века получил распространение пистолет, как новое оружие. Пистолет был с кремневым замком, и выстрел производился одной рукой, а это был громадный прогресс если сравнить его с тяжелой и крайне неудобной аркебузой. Правда и выстрел из пистолета был прицельным только на небольшом расстоянии, но для конного боя это было и не нужно. Кавалерия сближалась в бою вплотную, и с трех шагов можно было стрелять в противника наверняка.

И вот благодаря этим самым пистолетам и появился новый тип всадников – рейтары. Их основным вооружением были пистолеты и палаш. Новое оружие уже не требовало такого профессионализма для конного боя, в каком нуждались рыцари, что годами тренировались и оттачивали свое умение всадников. Рейтара готовили не более трех лет, а то и менее.

Каждый рядовой рейтарского полка имел от 4 до 6 пистолетов. Строились рейтары глубокими массами, по 17 шеренг в глубину. Первая шеренга рейтаров при сближении с противником стреляла в упор из пистолетов и отъезжала влево за фронт, после чего в атаку шла вторая шеренга и так далее. То есть пехотная тактика того времени (о ней мы станем говорить немного позже) полностью перекочевала в кавалерию.

Легкость обучения привела к тому, что рейтарских полков стало много, и они были относительно дешевы, по сравнению с отрядами рыцарей, что воистину были "золотыми".

Рейтарская тактика была серьезным ударом по тогдашней стрелковой пехоте – мушкетерам и пикинерам. Упертые в землю пики отлично останавливали закованных в сталь рыцарей, но рейтары разбивали строй пикинеров пистолетным огнем. И стальные нагрудники не защищали от круглых свинцовых пуль, что оставляли страшные рваные раны.

Рейтарская тактика поражала сплоченностью и слаженностью. Но кровопролитность рейтарской атаки была страшной. Всего за полчаса боя на поле боя появлялись сотни изуродованных трупов.

Именно рейтарская кавалерия помогла армии гугенотов Генриха Наварского одержать победы при Куртрэ в 1587 году, и при Иври в 1590 году.

Глава 2 Изучение военной тактики римлян и проработка новой тактики войны принцем Морицем Оранским

Принц Мориц Оранский много дней просидел над изучением древних авторов, что писали о римской армии и причинах её блестящих побед. Конечно старое оружие и старая тактика давно устарела, но из римского боевого опыта много можно было вычленить много полезного и для войны нового времени.

Принцем Морицем было введено хождение в ногу, о котором сейчас знает каждый, кто служил в армии. Но далеко не каждый понимает значение этого шага в ногу, а это прямой путь к объединению людей в коллектив! Также было введено в полках до 50 строевых команд. Стали проводиться строевые учения и солдаты стали учиться маршировать и делать ружейные приемы, исполнять повороты в строю, вздваивать ряды, производить захождение плечом.

Полки стали быстро производить построения. Очевидцы говорили, что 2 тысячи солдат Морица Оранского затрачивали на построение 22 минуты, в то время как всего тысяча солдат испанского или французского королей затрачивала на построение больше часа.

Дисциплина в армии принца Оранского была железной, но принц отлично понимал что все это не будет стоить и ломанного гроша, если войско не будет вовремя получать заработанные деньги и содержание. Ведь теперь солдаты много времени проводили в строевых учениях и муштре. И за это хотели компенсации звонкой монетой. Поэтому Мориц Оранский убедил генеральные штаты аккуратно рассчитываться с армией. Каждые 10 дней, без малейшего опоздания, солдаты его армии получали свое жалованье. Принц понимал, что именно падение римской денежной системы разрушило римскую дисциплину; европейская же дисциплина в армии возродилась вместе с капиталистическим хозяйством.

Показателем дисциплины в армии принца Морица был тот факт, что его солдаты выполняли фортификационные работы. Римские легионеры постоянно их выполняли, но в средние века ни рыцари ни арбалетчики никогда не брались за работу лопатой и заступом.

Например, при осаде Стинвейка Мориц Оранский быстро организовал окопные и минные работы. Испанские солдаты со стен города издевались над осаждающими, что они променяли пику на лопату и из воинов обратились в грязных мужиков. После 44 дней обороны и взрыва двух больших мин испанский комендант Кокуэль был вынужден сдаться и сказал: "Меня победили не оружием, а лопатой, нас похоронили, как лисицу в норе".

Вильгельм Людвиг (брат Морица) поздравлял его и написал в своем послании:

"Вы доказали замечательным примером превосходство методичности и работы над грубой силой. Ваша осада восстановила античное военное искусство, которое до сих пор недостаточно оценивалось, которое невежды осмеивали и которое оставалось незнакомым или не применялось даже выдающимися полководцами нашего времени".

В 1620 году венецианский посланник в Нидерландах, Джироламо Тревизаго, сообщал совету своей сеньории, что армия принца Оранского в мирное время содержится в составе 30 тысяч человек! Для Европы это было в новинку, ибо герцоги и короли предпочитали призывать большинство солдат только в военное время. Это помогало избежать расходов на содержание армми в мирное время.

"Я думаю, ни в одном государстве войска не содержатся в таком порядке, как здесь. Солдаты каждые 10 дней получают жалованье, уплата не задерживается ни на один час. Здесь царствует безусловное послушание при умеренной строгости по отношению к преступникам. Частные лица предлагают солдатам снять помещения в их домах. Города имеют от войск огромную прибыль".

Мориц требовал от своих офицеров и в том числе от младших прилежного изучения военного дела, математики, фортификации, инженерного дела, трудов по древней истории. Командир становился профессионалом своего дела, на не дилетантом на лошади и в доспехах. И благодаря этим новшествам авантюристы постепенно исчезли из армии и представители образованных и господствующих классов перестали презирать военную службу и постепенно начали наполнять ряды командного состава.

Благодаря новшествам введенным принцем Оранским и усилении дисциплины существенно смогла видоизмениться боевая тактика. Мориц строил свои порядки поротно, чтобы обеспечить мобильность своих частей. Он сократил число шеренг с 40-50, принятых во многих европейских армиях, до 10-6. Пикинеры в его армии составляли две трети боевых порядков пехоты, а мушкетеры одну треть.

Пикинеров он ставил в центр, а мушкетерские роты стояли с флангов. Строились он в три линии с интервалами по фронту в шахматном порядке. При этом мушкетеры могли прятаться за пикинеров, а пикинеры второй и третьей линии могли запирать образующиеся в первой линии интервалы.

Если увидеть такой боевой порядок в поле, то он покажется хрупким и малоэффективным. Но прочность такого боевого порядка обеспечивалась железной дисциплиной, подвижностью мелких подразделений, профессионализмом командиров и доверием солдат к своим офицерам.

В битве при Ньюпоре в 1600 году испанцы выставили 12 тысяч пехотинцев и 3 тысячи кавалеристов. У принца Оранского было также 12 тысяч пехоты и 1500 всадников. И армия принца сумела выдержать удар сильной и славной тогда испанской пехоты. Это была боевая проверка новой тактической линии!

Глава 3 Шведский период Тридцатилетней войны Сражение при Брейтенфельде и новая линейная тактика Военные реформы короля Густава-Адольфа

Следующей важнейшей вехой в развитии не только Европейского военного искусства стала Тридцатилетняя война (1618-1648). Причиной этой войны стала великодержавная политика династии Габсбургов. Они в союзе с римским папой и католическими князьями Германии стали воевать а протестантскими князьями Германии что вошли в союз с Данией, Швецией, Голландией и Францией.

Я не стану здесь рассматривать политическую составляющую конфликта слишком глубоко. Он слишком сложен и изобилует многочисленными фактами, именами и заговорами. Об этом можно прочесть в любом учебнике по средним векам и если мы начнем говорить об этом, то просто утонем нескончаемом потоке информации. Наша же задача разбирать только эволюцию чисто военного искусства и не стоит отступать от главного.

Скажу только что эту войну историки разбили на несколько периодов. Я их перечислю:

Чешский период (1618-1623).

Датский период (1625-1629).

Шведский период (1630-1635).

Франко-шведский период (1638-1648).

Из всего перечисленного нас больше интересует именно шведский период. Ибо именно армия шведского короля одержала ряд блестящих побед и вписала новую страницу в историю боевого искусства в Европе.

Итак, в июле 1630 года в Германию вторглась армия шведского короля Густава II Адольфа. Этот поход субсидировала Франция, платя шведам ежегодно миллион ливров. За это Густав Адольф обязался выставить армию в 30 тысяч пехоты и 6 тысяч кавалерии. Швецию, как злейшего врага Польши, поддерживала Россия.

"Густав-Адольф получил еще в детстве хорошую физическую закалку, – пишет Разин в книге "История военного искусства", – воспитание в протестанстком духе и значительное образование. Он проявил склонность и способности к физическим упражнениям, владению оружием и верховой езде. Большим трудом и настойчивостью король достиг совершенства кавалериста, проявляя ловкость и смелость. Упорное физическое воспитание обеспечило ему хорошее здоровье, бодрость, неутомимость в работе, твердость характера". (Цит. по книге Разина Е.А. "История военного искусства". М.: 1961. – С. 378.)

То есть этот повелитель Швеции был отличным воином и сам понимал значение для солдата военной подготовки. Больше того он был отличным полководцем, и именно он усовершенствовал тактику боя. Густав-Адольф начал принуждать господствующий класс Швеции – дворянство – к военной службе. И дворяне постепенно стали принимать это и считать военный мундир почетным для себя. Таким образом, в Швеции был сформирован привилегированный офицерский корпус из местной элиты (дворянства). Впоследствии также стали поступать и в других государствах.

Весной 1631 года к Густаву Адольфу присоединился курфюрст Саксонии Иоганн Георг со своей армией. В шведской армии были профессиональные солдаты из свободных крестьян, хорошо обученные и вооруженные. В армии короля также было много наемников: немцев, англичан, шотландцев.

Кроме того, шведы обладали превосходством в артиллерии. Они произвели замену медных пушек, покрытых кожей, на легкие чугунные орудия, весившие около 180 килограммов. Такие пушки были в состоянии перемещать четыре человека или две лошади. А это давало большое преимущество в скорости их передвижения. Ведь основанная проблема артиллерии в то время была именно в том, что пушки слишком медленно подходили к месту сражения. Шведы ликвидировали этот недостаток.

17 сентября 1631 года шведская и имперская армии (Священной Римской империи Германской нации) встретились у деревни Брейтенфельд в Саксонии, недалеко от Лейпцига.

У Густава Адольфа было 34 тысячи человек, в том числе 15 тысяч саксонцев. Шведская конница насчитывала 7 тысяч всадников, а саксонская – 4 тысячи. Союзники располагали 117 орудиями.

Главнокомандующий армии императора граф Тилли имел в своем распоряжении 32 тысячи человек, в том числе 11 тысяч кавалеристов и 28 тяжелых орудий, превосходивших калибром шведские и саксонские пушки.

Правое крыло шведско-саксонской армии возглавлял генерал Баннер, центр – генерал Тейфель, а левое крыло – генерал Горн. Глубина построения была в две линии, а всю артиллерию Густав Адольф поставил в центре первой линии.

Левым крылом императорской армии командовал генерал Паппенгейм, правым – граф Фюрстенберг.

Битва началась с артиллерийской перестрелки. Затем правое крыло шведов двинулось к Брейтенфельде, а саксонцы на левом крыле подверглись атаке имперских мушкетеров и фланговой атаке кавалерии Фюрстенберга и обратились в бегство, оставив в руках неприятеля всю свою артиллерию. После этого армия Тилли стала теснить левый фланг шведской армии, обнажившийся после отступления саксонцев, а конница Паппенгейма атаковала успешно продвигавшиеся вперед войска Баннера. Однако шведские мушкетеры сосредоточенным огнем отразили семь атак неприятельской конницы. После этого контратака шведской кавалерии вынудила Паппенгейма отойти. Тогда Тилли атаковал тремя бригадами центр шведского войска, но артиллерия Густава Адольфа с дистанции в 300 метров расстреляла атакующих. Императорская пехота обратилась в бегство, бросив на поле боя всю свою тяжелую артиллерию. Потери армии императора составили 8 тысяч убитыми и ранеными и 5 тысяч пленными. Потери саксонцев убитыми достигли 2 тысяч человек, а шведов погибло только 700 человек. Почти все пленные влились в ряды шведской армии, что компенсировало ее потери в сражении.

В этой битве шведы впервые применили элементы линейной тактики, Которая позволяла гораздо более эффективно использовать огнестрельное оружие, чем колонны, которым остался привержен граф Тилли. После Брейтенфельда построение войск в длинную линию с артиллерией, выдвинутой вперед или расставленной в интервалах между пехотой, стали использовать все европейские армии. Если вы внимательно посмотрите на приведенную иллюстрацию, то тактические приемы новой линейной, а не колонной, войны станут понятны. На иллюстрации вы видите строй мушкетеров который называли "короколе" (улитка). Первая шеренга ставила мушкеты на упоры и производила залп по противнику. Затем эта шеренга разделялась и уходила в тыл строя для заряжания мушкетов. Затем этот маневр повторялся второй шеренгой. Затем третьей. Для самообороны мушкетеры использовали шпагу, ибо мушкет (в силу его веса) годился тогда только для дальнего боя. Калибр мушкета составлял 23 мм. Длина ствола была 1,8 метра, вес от 50 до 60 грам. Он мог выпускать пули на расстояние 200-300 метров и пробивать при этом тяжелые латы противника.

Пехота того времени разделалась на мушкетеров и пикинеров. Роль мушкетеров я уже описал, а пикинеры (вооружались длинной пикой и шпагой) также строились линиями и выставляли вперед пики, упирая их концы в землю. Этот строй служил для преграды на пути кавалерии.

Пикинеры были в XVI веке основной частью пехоты. Они были снабжены доспехами в отличие от мушкетеров. Из тела прикрывали кирасы – стальные нагрудники, в головы стальные шлемы. Длина пики составляла 3,5 метра. Но не стоит забывать, что роте пикинеров придавалось для защиты также 20 мушкетов.

Итак, в чем же было основное превосходство короля Густава-Адольфа над другими полководцами тридцатилетней войны?

Во-первых, он обладал обширными военными знаниями и умел поддерживать дисциплину и порядок в своих войсках.

Во-вторых, помогли введенные Густавом-Адольфом тактические реформы.

А вот о них более подробно.

Тогда как войска других армий на походе шли, как попало, шведская армия в строю всегда сохраняла равнение и дистанции. И этому они были обязаны систематическим учениям и тренировкам. Густав-Адольф не строил свои войска глубокими терциями, как было принято у испанцев. Его пехота строилась только в 6 шеренг, а кавалерия в 3 шеренги. Больше того в пехоте Густава-Адольфа количество мушкетеров равнялось двум третям, а пикинеров – одной трети. В течение тридцатилетней войны пикинеры постепенно вовсе исчезли.

В комплектовании шведской кавалерии также были произведены изменения. Шведская конница получила однообразное комплектование и явилась уже вполне регулярной кавалерией и порвала с чисто пистолетной рейтарской тактикой, господствовавшей в начале XVII века. Густав-Адольф потребовал от своей кавалерии настоящей атаки. Всадники первых двух шеренг получили право раз выстрелить из пистолета, центр тяжести был перенесен на палаши! Конница Густава-Адольфа не соединялась в отдельные большие массы, а распределялась по фронту, вперемежку с пехотой. Такое распределение вызывалось, преимущественно, отсутствием штыка у пехоты, исчезновением пикинеров и обусловливаемой этим обстоятельством односторонностью пехоты, неспособностью ее к производству натиска.

В результате победы над Тилли Густав Адольф занял всю Саксонию и двинулся на юг Германии. Весной 1632 года в Баварии на реке Лех Густав-Адольф вторично разбил императорскую армию. В этой битве Тилли был смертельно ранен и вскоре умер. В мае 1632 года под контроль шведов перешли города Мюнхен и Аугсбург, а саксонцы заняли Прагу. Однако поборы и грабежи вызвали восстание местного населения против войск Густава Адольфа. Летом шведский король вынужден был покинуть опустошенную Баварию и отступить на север. Но, так или иначе, а миру свою силу он показал, и Швеция стала одной из самых значительных держав Европы.

Глава 4 Сражение под Лютценом: Валенштайн и Густав-Адольф

Император Фердинанд II был весьма удручен смертью графа Тили и поручил формирование новой армии Альбрехту Валленштейну, герцогу Фридландскому, которому было присвоено звание генералиссимуса.

Валленштейн был великий полководец и главное великий администратор. Он сумел заставить правило "война кормит войну" работать на полную. Что это значит? Я отвечу. Главной проблемой в императорской армии было хроническая нехватка у правительства средств для её содержания. И вследствие этого воинские части наемников не получая содержания разбегались, занимались грабежом, а то и переходили к противнику.

И вот Валенштайн предложил свой план содержания императорской армии за счет завоеванных территорий. Новый командующий за короткий срок создал 30-тысячную армию из наемников. Валенштайн набирал в армию всех желающих. Это были солдаты любых национальностей и вероисповеданий. Платили им много и регулярно, а вот это до Валенштайна было редкостью.

Но за эту плату командующий требовал беспрекословного подчинения и соблюдения железной дисциплины. Военные учения проводились регулярно и полки быстро привыкали к взаимодействию.

Валенштайн вскоре изгнал саксонцев из Праги и затем вторгся в Саксонию. Туда же двинулся и Густав Адольф. В октябре 1632 года он достиг Эрфурта и расположился лагерем за рекой Заале. Валленштейн решил, что шведы собираются устроить там зимние квартиры, и рассредоточил свой войска. Отряд Паппенгейма он отправил в Галле, а хорватский полк Коллередо оставил в Вейсенфельсе наблюдать за шведами.

Главные силы императорской армии разместились недалеко от Мерзебурга. Густав Адольф, узнав, что неприятель разделил свой войска, пошел к Вейсенфельсу. Коллередо, заметив передвижение шведов, подал Валленштейну условный сигнал тремя пушечными выстрелами. Генералиссимус стал срочно собирать свой войска к Лютцену, а к Паппенгейму послал гонца с приказом как можно скорее возвращаться.

Под Лютценом Валленштейн располагал армией в 18 тысяч человек, а у Густава Адольфа было 18,5 тысячи. В артиллерии шведы имели значительное преимущество – 15 тяжелых и 45 легких орудий против 21 тяжелого орудия. Сражение состоялось 16 ноября 1632 года.

Правое крыло шведской армии возглавил Горн, центр – Браге, а левое крыло – герцог Бернгард Веймарский. Легкие орудия и кавалерия были размещены на флангах, а каждая из трех пехотных бригад получила по 5 тяжелых орудий.

У Валленштейна правым крылом командовал Коллередо, центром – сам генералиссимус, а левым крылом – Изолани. 14 орудий стояли на правом фланге у Лютцена, а 7 прикрывали Лейпцигскую дорогу.

Атаке шведов предшествовала артиллерийская подготовка. Шведская пехота оттеснила фланги имперцев к Лютцену и Шкельзигерскому лесу. Валленштейн приказал поджечь город. Шведы, вынужденные обходить город, попали под огонь неприятельской 14-орудийной батареи. В центре, несмотря на огонь 7-орудийной батареи имперцев, шведы перешли Лейпцигскую дорогу и захватили вражеские пушки. Правое крыло шведской армии обратило в бегство хорватов Изолани. Валленштейн ввел в дело несколько батальонов пехоты из второй линии на левом фланге, а в центре бросил в атаку три полка кирасир. Они отбросили бригаду Браге и вернули 7-орудийную батарею, однако вынуждены были остановиться из-за сильного артиллерийского огня. Густав Адольф во главе Смаландского кирасирского полка бросился на помощь своему центру. В этот момент шведский король попал под огонь неприятельских мушкетеров и был убит.

Командование принял Бернгард Веймарский. Шведская пехота, от которой скрыли смерть Густава Адольфа, вновь захватила обе батареи имперцев. Пехота и кавалерия имперцев оказались разъединены. Однако в 3 часа, когда казалось, что шведы победили, на поле боя показался 4-тысячный отряд Паппенгейма. Он опоздал с прибытием, так как не смог быстро собрать солдат, грабивших Галле. Теперь же кавалеристы Паппенгейма опрокинули правое крыло шведов и отбили у них имперскую артиллерию. Однако Бернгард из центра контратаковал отряд Паппенгейма, причем последний в схватке был смертельно ранен. Вся имперская армия начала отступать, и шведы в третий раз захватили неприятельскую артиллерию. Бой прекратился только с наступлением темноты. Потери армии Валленштейна составили около 6 тысяч человек, а потери шведской армии – около 3 тысяч человек убитыми. После битвы при Лютцене Валленштейн отступил на зимние квартиры в Богемию. Там в 1634 году он организовал заговор против императора, но был убит группой офицеров, лояльных императору Фердинанду II.

Глава 5 "Железные ребра" Оливера Кромвеля Снова кавалерия!

Особое место в истории развития военного искусства занимает Оливер Кромвель. А развивался его военный и политический гений на фоне гражданской войны в Англии меду сторонниками короля и сторонниками парламента.

Пехота в обеих армиях в этой войне была ничем не примечательна. Обе стороны старались вербовать кадры младших начальников из лиц, получивших опыт в 30-тилетней войне. Парламентская пехота в Лондоне обучалась немецкими унтер-офицерами. Тоже самое можно было сказать и об армии короля Карла I.

Пехотные массы обеих сторон во время сражений гражданской войны, образовывали центр армий, останавливались в нескольких шагах друг от друга и вели нервный огонь из мушкетов. Пика совершенно не применялась в бою и к концу войны была выброшена из вооружения пехоты.

Основной упор английские полководцы делали по-прежнему на конницу. И наблюдалось презрительное отношение знатных кавалеристов к пехотинцам. Это был существенный пережиток феодализма. И он наблюдался как в армии короля, так и в армии парламента, как не странно это звучит. Ведь именно англичане подняли роль пехоты на небывалую высоту в битвах при Крэси, Пуатье и Азенкуре.

Но последующие существенные изменения в военном деле, что произошли в Европе, мало затронули морскую владычицу Англию. Англичане развивали в основном только свой военно-морской флот. На армию обращали мало внимания.

Но конница обеих сторон в первые годы войны, хоть и пользовалась таким увадением, не имела регулярного характера. Это совсем было не похоже на кавалерию Густава-Адольфа. Перевес поначалу имела королевская конница, руководимая принцем Рупертом Пфальцским, племянником короля. Но этот принц так не сумел привить своим всадникам дисциплину. Ни Руперту, ни его помощнику генералу Горрингу не удалось ни под Эджхедом, ни под. Марстон-Муром, ни в сражении при Ньюбери собрать конницу после первой победоносной атаки и бросить ее на другие, сохранившие порядок, части неприятельской армии.

Парламентские войска также не представляли единой армии, что содержалась на счет государства. Отдельные графства, или федерации нескольких графств, или могущественные корпорации купцов и промышленников выставляли и содержали на свой счет свои войска. Дисциплина и боеспособность такой армии была весьма низка. И такая война могла продолжаться бесконечно долго.

Но 40 летний офицер парламентской кавалерии Оливер Кромвель хорошо проанализировал все недостатки в комплектовании армии парламента и прямо заявил:

"Ваши войска – большей частью прислуга из кабаков, бездельники, пьяницы и тому подобный сброд; а у неприятеля – младшие сыновья джентльменов, лица с хорошим положением. Верите ли вы, что дух таких бедных людей может сравниться с духом дворянства, крепкого в вопросах мужества и чести? Вы должны вербовать людей с высоким духом, способных на такие же подвиги, иначе вы всегда будете биты".

Кромвель формировал состав своего эскадрона по иному. Он противопоставил людям чести людей религии. И солдат, что шел в его эскадрон названный "железнобокими" (все солдаты были одеты в прочные кирасы и стальные шлемы), был прежде всего человеком преданным идее и глубоко религиозным. В этом состав эскадрона отличался от обычных наемников. Эти солдаты не разбежались бы из-за отсутствия жалования, как это делали наемники в королевской армии.

В 1645 году именно Кромвелю парламент поручил формирование новой армии. Её численность была определена в 20 тысяч человек. И это было совсем не много по тем временам.

Эту армию Кромвель формировал по примеру своих "железнобоких". Строгие и уверенные в своей правоте пуритане были готовы отдать жизнь и борьбе за правое дело против тирании распутного короля и его фаворитов. В этой армии грехом почиталось пьянство и распутство и офицеры не гуляли с девками в кабаках и не хвастались своими любовными победами и не сорили деньгами за карточными столами. Это была армия нового типа, сформированная и идейных людей – единомышленников.

Принцип назначения офицеров в этой армии изменился. Теперь командиром мог стать и человек "низкого" происхождения. Но в командовании "новой" армии по-прежнему соблюдался сословный принцип, и об этом свидетельствует тот факт, что из числа 39 генералов и полковников была 9 лордов, 21 дворянин и только 9 недворян.

Боевое крещение новая армия прошла 14 июня 1645 года в битве при Нессби. Причем армия парламента которой командовал лорд Томас Ферфакс была больше чем армия короля Карла I Стюарта.

У Ферфакса было 7 тысяч пехоты и 6,5 тысяч конницы, среди которых основное ядро составляли "железнобокие" Кромвеля. У короля было 4 тысячи пехоты и 4 тысячи всадников.

Когда боевые порядки противников выстроились, то кавалерия правого крыла армии короля под командованием принца Руперта опрокинула конницу полковника армии парламента Ирстона. Но закрепить успех принц Руперт не смог.

В центре королевская пехота сбила с позиций на вершине холма пехоту парламента. Офицеры Ферфакса и он сам пытались остановить отступление и сами вступили в ряды простых бойцов.

Карл I решил, что сражение выиграно. И именно так и произошло бы, если бы не Кромвель со своими железными всадниками. "Железные ребра" пошли в атаку на левое королевское крыло, которым командовал сэр Мармадбюк Лангдаль.

Конница короля была отброшена и Кромвель произвел атаку на левый фланг королевской пехоты и вынудил её остановиться. Положение пехоты парламента было спасено.

Армия Ферфакса почти разгромленная получила шанс для перегруппировки. И после этого началось общее наступление армии парламента. Армия Карла I была полностью разгромлена, и весь королевский обоз достался победителям.

В этой битве все решила тяжелая кавалерия. И это показатель того, что она по-прежнему продолжала играть важную роль в военном деле.

Но впоследствии постоянная армия Англии созданная Кромвелем просуществовала 15 лет и была распущена при реставрации Стюартов в 1660 году.

Заключение Коренные изменения

В XVII веке существенно изменилось отношение к войнам, а вместе с этим и отношение к военному искусству. Войны в средние века многие воспринимали, как красивые парады, но в Новое время они становятся чем-то иным.

Наемные солдаты удачи, бродяги, что зарабатывали мечом на кусок хлеба уходили в прошлое. Теперь солдат, это уже не вольный рыцарь, но полностью послушный воле своего командира военный инструмент. Именно так было в армии Фридриха II Великого. Именно так было в армии Петра I Великого.

То есть произошло огосударствление европейских армий. Теперь они были неотъемлемой часть государства, и короли стали охотно изыскивать средства на содержание постоянных регулярных воинских подразделений.

Например, военный министр короля Франции Людовика XIV Лувуа ввел единообразие в подготовке и обучении войск французской армии. Был создан институт инспекторов пехоты и кавалерии, в обязанность которых входило инспектирование частей и гарнизонов. Они следили за вооружением, обучением и состоянием полков и определяли степень их готовности к войне.

Военные учения постепенно становились повседневностью для военнослужащих европейских армий, и это способствовало совершенствованию боевой выучки и в конечном итоге развитию военного искусства Нового времени. Но это уже тема выходящая за рамки данного повествования и не имеющая отношения к древнему миру и средневековью.

Владимир Андриенко

Луганск

Октябрь-декабрь 2007

Литература использованная при написании раздела "Европа":

1.Басовская Н.И. "Столетняя война (1337-1453 гг.)". М.: 1985.

2.Богданович М.И. "История военного искусства и замечательнейших походов. Военная история средних веков". СПб.: 1854.

3.Военная энциклопедия. СПб., Изд. И.Д. Сытина, 1911. – ТТ.1.2.

4.Гейсман П.А. "История военного искусства в средние и новые века (VI-XVIII стол.)". СПб.: 1907.

5.Греков И.Б., Шахмагонов Ф.Ф. Русские земли в XIII-XV веках. М.: Молодая гвардия. 1986.

6.Голицын Н. С. "Всеобщая военная история средних веков. От введения огнестрельного оружия до Тридцатилетней войны. (1350-1618)". СПб.: 1877.

7.Дельбрюк Г. "История военного искусства в рамках политической истории". СПб.: 1994-1996. – Т.2-3.

8.Дельбрюк Г. "История военного искусства. Средневековье. Новое время". Русич. 2003.

9.История Европы с древнейших времен до наших дней. Издательство "Наука" РАН. Москва. 1988.

10.История крестовых походов / Под ред. Д. Райли-Смита. М.: 1998.

11.История средних веков. Т.1. "Раннее средневековье". М.: 1992.

12.Луки и арбалеты. Из-во "Майор". 2002.

13.Пузыревский А.К. "История военного искусства в средние века (V-XVI стол.)". СПб.: 1884.

14.Pазин Е. А. "История военного искусства". М.: 1961.

15.Свечин А.А. "Эволюция военного искусства". Энциклопедия вооружения и костюма. Средние века.

16.Советская военная энциклопедия: В 8-й т./Гл. ред. комис. Н.В. Огарков (пред.) и др. М.: 1977. – Т.6.

17.Строков А.А. "История военного искусства". М.: 1955.- T.I.

18.Флори Ж. "Идеология меча: Предыстория рыцарства". СПб.: 1999.

19.Функен Лилиана, Функен Фред "Средние века. Эпоха Ренессанса: Пехота – кавалерия – артиллерия". М.: АСТ. Астрель. 2002.

4. Америка и её завоевание европейцами Часть 1 Властители Мексики

Правило ведения войны заключается в том, чтобы не полагаться на то, что противник не придет, а полагаться на то, с чем я могу его встретить; не полагаться на то, что он не нападет, а полагаться на то, что я сделаю нападение на себя невозможным для него.

Сунь-Цзы "Искусство войны"

Глава 1 Мешитли и странствия народа Астлана

Первым общепризнанным вождем ацтеков был человек по имени Мешитли. И он управлял ими в те далекие времена, когда они только покинули свою далекую прародину Астлан. Именно поэтому эти племена и получили название – ацтеки ("aztec" – ацтеки – люди из Астлана).

В 1068 году мешики собрали свои пожитки и вместе с другими народами, что жили по соседству, тронулись в путь на юг. Эти народы говорили на диалектах языка науатль.

Мешики несли пред собой статую своего верховного бога Уицилопочтли. И статуя эта, согласно ацтекскому преданию, была наделена удивительным даром – человеческой речью. Больше того она предсказывала будущее и указывала мешикам куда идти.

Двигались они на Юг, то есть в Центральную часть Мексики. И по пути, понятно, делали многочисленные остановки не менее чем на год. Они распахивали за это время поля, собирали урожай, запасались провизией. А их женщины тем временем рожали детей. И затем снова продолжалось путешествие.

Одну из таких остановок мешики сделали в Чикомосток – Краю семи пещер. Возможно, эти семь пещер символизировали семь родов, из которых и состояло племя мешиков. А, возможно, что Чикомосток иное название Астлана?

Затем племена путешественников добрались до легендарного города Тулы, некогда столицы тольтекского государства. Но к тому времени Тула уже была пуста и заброшена. Здесь мешики осели на 20 лет. И этот контакт с тольтекской традицией изменил племена мешиков до неузнаваемости.

В 70-е годы XII века мешики вновь пускаются в путь, чтобы отыскать ту самую землю обетованную к которой они стремились.

У озера Пацкуаро люди, увидев неземную красоту местности, пожелали остаться навсегда и заявили, что они нашли то, что искали. Вот она земля обетованная! Но бог Уцилопочтли изрек:

"Это не та земля, которую вы ищите!"

Но часть людей стали купаться в сказочном озере и они отплыли далеко и не слышали слов грозного бога.

Бог велел мешикам двигаться дальше и захватить с собой одежду купающихся. Когда купальщики выбрались на берег, они не нашли своей одежды и не нашли своего племени. И осталась часть племени на берегах озера Пуцкауро.

В XIII веке мешики добрались до Мексиканской долины, до берегов озера Тескоко и здесь ершили обосноваться.

Конечно, за время этого долгого путешествия у мешиков сменился не один вождь и Мешитли стал к тому времени легендой.

Теноч и строительство города Теночтитлана

Этот племенной вождь дал новое название племени мешиков. Их стали называть теночки. Народ Теноча обосновался на берегу озера, на холме Чапультепек (Гора кузнечика).

Теноч со своим племенем поселился на этом месте в 1256 году. Но властителями долины они при этом вожде не стали. Дело в том, что здесь были и другие племена и теночками пришлось завоевывать свое место под солнцем, правда, пока не войной, а путем династических браков.

И пришлось им даже платить дань окрестным городам особенно могущественному Кулуакану. Но в 1325 году кулуаканцы решили окончательно покончить с пришельцами и ночью готовились напасть и перебить их. Мешики вовремя узнали об опасности и бежали из своего квартала на сотнях лодок.

Они долго блуждали по озеру в поисках более безопасного пристанища. И они нашли болотистый необитаемый островок и поселились на нем. И именно с этого часа начинается история ацтекского государства. Своему поселению они дали название Теночтитлан. В самом центре острова они возвели храм бога Уицилопочтли. От храма провели линии на запад, юг, север и восток, разделив остров на четыре равных квадрата.

Строительство Теночтитлана было затруднено из-за нехватки камня и дерева. Ацтеки покупали все строительные материалы у соседей. Даже землю для полей они покупали и ввозили из других районов. Они изобрели знаменитые плавучие сады – это островки из ветвей и прутьев, засыпанных плодородной землей. Подобные сооружения приносили большой урожай.

Соседние города с тревогой наблюдали за ростом нового соседа. Город- государство Аскапоцалько принудил Теночтитлан платить дань. Таким образом, и здесь ацтеки не обрели желанной независимости.

Первым настоящим повелителем ацтеков стал Акамапичтли (1376-1395). Его избрание принесло ацтекам удачу. Матерью Акамапичтли была дочь правителя могущественного Кулуакана. Этот родственный союз обеспечил ацтекам помощь Кулуакана в борьбе против Аскапоцалько.

При правителе Чимальпопоку (Дымящийся Щит) ацтеки в короткий срок выстроили дамбу, соединившую Теночтитлан с берегом. Теперь у них появилась возможность посуху перебираться через озеро. Дамба облегчала доставку питьевой воды в быстро растущую ацтексткую столицу. Круг изоляции был прорван!

При правителе Ицкоатле (Обсидиановый змей, 428-1440) Теночтитлан не только освободился от своего главного врага, но стал сильнейшим городом Мексиканской долины.

Ицкоатль предлагает тлакопанским тепанекам и городу Тескоко создать тройственный союз как для обороны так и для нападения. И вследствие заключения этого союза возникла военная конфедерация, в которой все три участника были равноправны. Но, по сути, первенство принадлежало ацтекам.

Главным городом конфедерации становиться Теночтитлан. Но в вопросах внутренней жизни все три части конфедерации были независимыми. Взаимно согласовывалась только внешняя политика.

В конфедерации устанавливается интересная структура власти.

Делами руководит высший совет, что имел штаб-квартиру в Теночтитлане. Его полноправными членами были три правителя городов-государств – уэйтлатоани:

Ацтексткий правитель кулуа текухтли*.

Правитель Тескоко – чичимека текухтли. Правители этого города были потомками чичимеков.

Правитель Тлакопана – тепанека текухтли.

Первые три уэйтлатоани разделили функции управления государством следующим образом:

Властитель Тескоко Несауалькойотль отвечал за законодательство и общественные постройки. Тотокиуацин из Тлакопана отвечал за развитие ремесел и искусств.

Ицкоатль ведал вопросами внешней политики и занимал должность верховного главнокомандующего объединенных войск. Следовательно, именно ацтеки заняли главенствующее положение в конфедерации. Ацтекский совет – тлатокан – избирал шесть высших представителей государства. И среди них главную роль играл главнокомандующий войсками и руководитель внешней политики. Этого человека называли тлакатекухтли. И это звание носили все правители ацтекского государства. У нас оно отождествлялось с титулом император. На деле же ацтекский тлакатекухтли еще при жизни назначал себе преемника из числа своих ближайших родственников. Но так было не во всей конфедерации. Правителем Тескоко назначался старший сын первой жены правителя. Но сакрализации особы правителя мы здесь не наблюдаем как Египте и Перу.

Следующим по значение лицом после тлакатекухтли был сиуакоатль (женщина-змея). Но должность эту занимали мужчины. Это должность что можно теперь сравнить с должностью вице-президента. Когда тлакатекухтли во главе войск конфедерации выступал в поход, сиуакоатль оставался вместо него. В государственном совете, помимо тлакатекухтли и сиуакоатля заседало четыре высоких сановника. По другую сторону текухтли стояли масеуалли – простолюдины. *Текухтли – знатный человек и титул этот носили только высшие советники Теночтитлана, а в провинции только правители городов и деревень. Текухтли не облагались налогами и именно они получали право замещать высшие должности в государстве. Практически все как во Франции во времена абсолютизма. Высшие сословия дворянство и духовенство не облагались налогами. И только знать могла замещать высшие придворные должности, а пробиться человеку из низов было чрезвычайно сложно. Текухтли удостаивались чести добавления к имени частицы цин. В древней Мексике это звучало так Куаутемоцин.

Глава 2 Императоры -завоеватели

Когда в 1440 году Ицкоатль умер власть перешла к его племяннику Монтесуме Первому (1440-1468 годы), прозванному Илуикамина (Небесный лучник). Этот человек правил уже не только ацтекской конфедерацией, но и всей Мексиканской долиной.

Монтесума Первый уничтожил последнего противника конфедерации союз 21 города во главе с городом Чалько. Дальше он совершил ещё несколько походов подчинив ацтекскому владычеству еще несколько мексиканках племен. Он вел войны против Чолулы, Теуакана, Ауилисапана. После этого ацтеки подошли к побережью Мексиканского залива.

Затем ацтекские войска устремились к Тихоокеанскому побережью. Во время этого большого похода ацтеки в большой битве у Уашйакака разгромили объеденные отряды миштеков и сапотеков. Эта победа открыла выход Монтесуме Первому к Тихому океану.

Новым властелином Теночтитлана после смерти Монтесумы Первого стал внук Ицкоатля Ашайакатль(1468-1483 годы).

Он продолжил завоевательные походы в южном направлении и дошел до Теуантепекского перешейка, соединив тем самым теночтитланских ацтеков с родственными по языку жителями Соконуско.

Но пока новый тлакатекухтли воевал, внутри его державы возник и созрел государственный заговор. В зависимом от Теночтитлана городе Талателолько в то время правил племянник Монтесумы Первого Мокиуиш. И он задумал сам сесть на место Ашайакатля и стал готовить вторжение в столицу. Планы Мокиуиша были поддержаны в ряде зависимых от ацтеков городов-государств. Особенно помогали ему в городе Чалько, где жили мужественные племена тлашкаланцев.

Заговор был раскрыт и вначале 1473 года ацтекские войска подавили сопротивление восставших городов. Тисок (1483-1486 годы) брат Ашайакатля правил конфедерацией всего три года. Военные походы ацтеков теперь были направлены не на завоевание новых земель но на подавление восстаний зависимых племен.

Ауисотль (1486-1502 годы) второй брат Ашайакатля правил после Тисока. В это время один из трех городов конфедерации Тлакопан полностью утратил свое значение, и власть его стала чисто формальной. Всеми делами теперь заправляли в Теночтитлане. Кое-кто даже считает этого правителя самым могущественным из ацтекских повелителей.

В правление этого тлакатекухтли был освящен храм Уицилопочтли. Это главный храм Теночтитлана – теокалли – был посвящен национальному богу ацтеков. Храм представляя собой пирамиду высотой в 30 метров, на вершине которой находилось два святилища. В одном была статуя бога Уицилопочтли, украшенная цепью из злотых сердец. На алтаре бога всегда были вырванные из людей жертвенные сердца. Другое святилище было посвящено богу Тескатлипоке.

Предания говорят, что в дни освящения храма Уицилопочтли, был принесено в жертву 80 000 человек! Ацтеки любили облекаться в коду, содранную с принесенных в жертву. Испанский миссионер Бернардино де Саагун после конкисты посетил подобную церемонию:

"Жрецы свежевали и расчленяли пленников; затем смазывали свои обнаженные тела жиром и натягивали снятую кожу на себя… Оставляя за собой следы крови и жира, эти люди носились по городу в своей омерзительной одежде, нагоняя на встречных ужас…Ритуал второго дня включал в себя каннибальский пир в семье каждого воина".

Хотя я бы поставил слова испанского миссионера под сомнение. Священник мог так изобразить ритуалы ацтеков в угоду своей миссии обращения язычников. Хотя свидетелем подобного был и другой хронист Диего де Дуран. Он также упоминает о массовых ритуальных убийствах и говорит, что в государстве ацтеков приносили в жертву около 250 тысяч человек в год!

Монтесума Второй (1502-1520 годы) по прозвищу Шокойоцин (Младший) наследовал престол в 1502 году.

В годы его правления один из городов конфедерации Тескоко полностью подпадает под власть Теночтитлана. При жизни правителя Несауальпилли в Тескоко все было в порядке, но дело в том, что он умер в 1515 году не назначив ни одного из своих десятков сыновей официальным наследником. И после этого началось.

Знать Тескоко хотела видеть правителем Иштлильшочитля, но правящая верхушка Теночтитлана поставила на другого сына умершего владыки Какаму. Ведь этот самый Какама был не просто сыном Несауальпилли, но и племянником Монтесумы Второго!

Иштлильшочитль и его сторонники ждали только удобного часа дабы изгнать марионетку ацтеков Какаму из города. Следовательно, внутренне единство конфедерации было нарушено. Ацтеки теперь правили по всей Мексике и диктовали свою волю десяткам племен.

А общество именно в этот период как никогда нуждалось в единении, а не в разобщении сил. Ведь совсем рядом были жадные до золота испанские идальго. И они уже были готовы обрушиться на Мексику.

Теночтитлан тогда был величественным городом. Испанский хронист Берналь Диас дает его подробное описание.

Город возвышался среди соленого озера и был расположен на соединенных между собой островах. Некоторые его здания были построены на сваях! С сушей город связывался тремя дамбами по числу городских ворот. Теночтитлан пересекали не только улицы, но и каналы, и поэтому его сравнивали с Венецией. Гордостью города были великолепные дворцы Монтесумы Второго и Ашайакатля, храмы богов. Во дворце Ашайакатля, расположился Кортес со своими солдатами и союзниками и его воспоминания о нем у нас есть. Все семь тысяч участников его экспедиции свободно разместились в одном только дворце! Уже этот факт говорит о его грандиозности. А дворец Монтесумы был еще больше!

Испанцы пишут что достопримечательностью дворца Монтесумы был зоологический сад, в котором содержались три тысячи птиц и зверей. За одними только птицами ухаживали триста человек прислуги! Змеи содержались в специальных клетках и были предметом особенного поклонения. Монтесума коллекционировал при своем дворе различных карликов и уродцев.

Жил этот правитель как истинный бог ацтекских преданий. И если бы не испанское нашествие, то он превратился бы в аналог египетского фараона. И после него произошла бы сакрализация власти в империи ацтеков.

Нужны доказательства? Они есть у тех же испанских хронистов. Кортеса пригласили на пир к Монтесуме и у нас есть его описания. Кушанья подавали нас тол представители ацтекской знати. Монтесуме прислуживали самые красивые девушки, отобранные со всех племен, населявших его империю.

Монтесума ел множество мясных блюд – лесную дичь, индеек, молодых собак. На его столе было обилие рыбных блюд. Шоколад (чоколатль) он пил из золотого инкрустированного кубка. Его дежурная трубка с табаком была также великолепным произведением искусства. Забавляли его во время пира сотни музыкантов, акробатов, шутов. По вечерам его дворец был ярко освещен тысячами факелов из благовонного смолистого дерева. У Монтесумы было множество жен, и он никогда, как и инка в Перу, не надевал одну и туже одежду два раза.

Глава 3 Военное искусство ацтеков

Понятно, что если государство расширялось, и его власть признавали соседние народы, то у этого государства была могучая армия. Теночтитлан постоянно содержал небольшие отряды воинов. Но грозная и большая армия создавалась у них только в период войны. В эти времена воинами становились все ацтекские мужчины. Даже жрецы – служители культов, были обязаны участвовать в походах.

И благодаря этой всеобщей мобилизации они могли выставить армию в 150 000 человек! Это подтверждали сподвижники Кортеса! Но такой армии не было тогда ни у одного европейского государя.

Ацтекская армия состояла из 20 отрядов, каждый из которых имел собственный родовой знак и подчинялся собственному военачальнику. Пять отрядов традиционного формировали корпус. А корпусов всего было 4 Командующего корпусом называли Тлакетеккатль, что переводиться как "тот, кто муштрует людей".

У ацтеков было сословие постоянных воинов-профессионалов. Эти люди были весьма уважаемы и обладали многочисленными привилегиями. Они, как и в Древнем Египте во времена Древнего и Среднего царства формировали ополчение и становились офицерами, что командовали отрядами воинов в случае войны. Свою одежду эти воины украшали желтыми и зелеными перьями и золотом. На плащах высших военачальников было изображение бабочки с золотым туловищем и крыльями из перьев зеленых птиц. Бабочка была символом ацтекского бога войны Ицпапалотля.

Особо отличившиеся простые воины могли достичь благодаря своему мужеству в армии ацтеков высокого положения. Это были так называемые "рыцари за заслуги". Они называли себя "Орлами" и "Ягуарами" и пред сражением надевали уборы с орлиными перьями и ли шкуры ягуаров.

Но военное дело у ацтеков было совсем не таким как в Египте, Ассирии, Вавилонии, Персиде. Война (по ацтекски – йаойотль) здесь считалась одним из видов служения богам и велась совершенного по другим принципам.

Ибо если война служение богам, то ведется он по строго определенным правилам. В Египте или Ассирии же это было нечто совсем иное. Там военачальник мог делать все для достижения победы, ибо именно она была главной целью боевых действий. У ацтеков же это была строго определенная процедура.

Например, само объявление войны у ацтеков было чрезвычайно сложным. Сначала к намеченному противнику направлялось посольство из Теночтитлана, возглавляемое специальным послом какахноцином. Это посол обращался к правителю и совету враждебного города с предложением добровольно признать власть ацтекской конфедерации. И Какахноцин вручал список требований к будущим вассалам.

Ровно через 20 дней (через месяц у ацтеков) к противнику отправлялось новое посольство, руководимое ачкуацином, специальным посланников из второго города конфедерации Тескоко. Этот посланец повторял требования и предложения первого посла из Теночтитлана.

Если неприятель не принимал предложения конфедерации, что последовали от двух посольств, то через следующие 20 дней посылалось третье посольство – от третьего члена конфедерации города Тлакопана.

И если и после этого условия не принимались, начинались военные действия. Но снова не как это было принято в Египте или Ассирии. Ацтекские войска выступали только после того, как жрецы-прорицатели выделяли для этого благоприятный день.

Прекращалась война у ацтеков также не так, как она прекращалась в Египте. Согласно общепризнанным правилам война конфедерации заканчивалась когда армия брала главный храм на территории противника. Ацтеки верили что, это в этом случае бог Уицилопочтли отдал победу им! И после этого уже побежденная сторона посылала посольство к победителям. Они признавали вою вину и просили ацтеков взять свою территорию под охрану и за это обещали платить дань победителям и выполнять другие повинности.

В мирное время когда конфедерация не воевала, проводились так называемые "цветочные войны". Это было нечто похожее на рыцарские турниры средневековья или современные военные маневры. В этих войнах состязались команды дружественных городов. И команда, побежденная в боевом состязании, приносилась в жертву богам. Причем, подобное совсем не вызывало у воинов протеста. Наоборот они считали для себя честью кончить жизнь на алтарях богов. И когда в книге у Гаггарда "Дочь Монтесумы" читаешь о том страхе что испытывали индейцы, которых приносили в жертву, то понятно, что автор описывает в них естественные ощущения европейца, но никак не коренного жителя конфедерации.

Цветочные войны могли продолжаться иногда по нескольку лет и это еще одно доказательство того, что война у ацтеков была великолепным, массовым и красочно-кровавым видом богослужения.

Вооружение и снаряжение воинов-ацтеков:

Ацтекский воин для ближнего боя пользовался копьем с обсидиановым наконечником (обсидиан – вулканическое стекло). Испанский конкистадор и историк Берналь Диас говорил как эти наконечники и вулканического стекла были опасны.

Также пользовались ацтеки луком и стрелами. Наконечники изготавливали из вулканического стекла.

Использовались дубинки, утолщенные концы которых были утыканы вулканическим стеклом.

Использовались деревянные мечи, изготовленные из крепкого дерева с кромкой из все того же вулканического стекла.

В бою ацтекский воин защищал себя деревянным щитом, что был обтянут кожей. И имел льняной панцирь, прикрывавший тело.

Большие военачальники надевали на голову деревянные шлемы.

Тактика боя:

Понятие тактики боя у них, если сравнивать это с искусством войны в Ассирии, не существовало. Ацтеки предпочитали осыпав друг друга стрелами, сходиться в рукопашных схватках один на один, воин – против воина. Понятие взаимодействие солдат в бою практически отсутствует.

Да и убивать противника они не желали. Высшей доблестью у ацтеков считалось захватить противника в плен. Ведь пленные и составляли ценнейшую военную добычу. Ибо они приносились в жертву богам, а это и бала одна из самых основных целей их войн.

И поэтому при встрече с испанцами они проигрывали им прежде всего тактически, несмотря на громадный численный перевес. Конечно, сказались и наличие у противника огнестрельного оружия, но не это было главным фактором победы.

Испанцы воевали не по правилам и не по строгому регламенту. Они делали все, чтобы достичь победы. А у ацтеков это было не принято. Переучиться же они не успели. Их государство было уничтожено и прекратило свое существование.

Глава 4 Дон Эрнандо Кортес и завоевание Мексики

У Полководца есть пять опасностей: если он будет стремиться во что бы то ни стало умереть, он может быть убитым; если он будет стремиться во чтобы то ни стало остаться в живых, он может попасть в плен; если он будет скор на гнев, его могут презирать; если он будет излишне щепетилен к себе, его могут оскорбить; если он будет любить людей, его могут обессилить.

Сунь-Цзы "Искусство войны"

Кортес во главе своего небольшого отряда смело шел вперёд. Он стремился во что бы то ни стало победить. Монтесума стремился во чтобы то ни стало остаться в живых и сохранить свой титул и он попал в плен и был позорно убит. Монтесума был скор на гнев и испанцы презирали его. Монтесума был излишне щепетилен к себе и его неоднократно оскорбляли испанцы. Он оказал им царский прием, а они сделали его пленником в собственной столице, он подарил им несметные сокровища, а они заковали его в цепи словно раба.

Экспедицию Кортеса можно назвать одним из самых удачных в мировой истории завоевательных походов, в ходе которого была покорена целая туземная империя! И до и после Кортеса повторить такое не удалось никому, кроме его современника Франсиско Писарро.

Эрнандо пошел по пути многих искателей приключений и отправился из Испании в Новый Свет. Он прибыл на остров Эспаньола, где познакомился с Диего Веласкесом. Именно эти двое компаньонов вместе с набранным отрядом искателей приключений завоевали остров Куба для испанского короля. После чего Веласкес стал губернатором острова, а Кортес получил там значительные земельные владения и множество рабов. Но судьба помещика его совсем не устраивала. Известна его знаменитая фраза:

"Я не за тем прибыл в Америку, чтобы копаться в земле, как какой-нибудь крестьянин. Я приехал добыть золото".

В 1519 году дон Эрнандо Кортес на 11 каравеллах отправился в путь к берегам Юкатана. Он начал свой поход во главе всего 600 пехотинцев, небольшого отряда кавалерии и несколькими орудиями. Рядом с ним были его офицеры Диего де Ордас и Кристобаль де Олид, и патер Бартоломе де Ольмедо. Их имена достойны того, чтобы их помнили.

Завоевали, высадились со своих кораблей на острове Косумель, расположенном к востоку от берегов Юкатана и населенном индейцами, говорившими на языке майя. Здесь Кортес приобрел ценнейшего союзника. Это был пленный индейцами потерпевший кораблекрушение испанец по имени Херонимо де Агиляр. Агиляр владел в совершенстве несколькими наречиями майя и именно он оказал экспедиции ряд неоценимых услуг.

В следующий раз флотилия кораблей Кортеса бросила якоря в нынешнем мексиканском штате Табаско. Здесь испанцы столкнулись с племенами чонтали. Потерпев поражение, индейцы пришли к Кортесу с дарами. И среди этих даров был еще один неоценимый подарок судьбы, без которого завоеватель никогда бы не покроил ацтекскую конфедерацию.

Среди двадцати красивых рабынь подаренных Кортесу была девушка по имени Малинче или Малинцин. Кортес называл её Марина. Она отлично владела языком науатль – государственным языком ацтекской конфедерации. Она обладала исключительными способностями к изучению языков и быстро овладела испанским.

Вот что писал о ней Хагград в своем романе "Дочь Монтесумы":

"А вспомните судьбу самой Марины! Она любила своего мужа Кортеса, или Малинцина, как его начали из-за нее называть индейцы, и ради него предала свою родину. Если бы не Марина, испанцы никогда бы не овладели Теночтитланом, или, как теперь говорят, Мехико. Ради своей любви она пожертвовала честью, но что она получила взамен? Что хорошего принесло ей содеянное зло? В награду за все, когда красота Марины поблекла, ее отдали в жены другому, менее знатному человеку, точно так же, как отслужившую свое скотину продают более бедному хозяину".

И здесь он совершенно прав. Марина была абсолютно предана новым хозяевам. Именно она стала проводником для завоевателей по территориям ацтекской конфедерации.

Из Табаско флотилия испанцев отправились к острову Сан-Хуан-де-Улуа, открытому и названному еще испанцем де Грихальвой. Именно здесь начинается завоевание империи ацтеков! Здесь они встретились с представителем ацтекской администрации. Представитель конфедерации Теутлиле прибыл для встречи с незваными гостями и поинтересовался, что им нужно.

В свите чиновника было несколько рисовальщиков. Императору (по ацтекски тлакетекухили) Монтесуме II необходимо было отправить отчет о чужеземцах.

Кортес для встречи с вождем облачился в полные боевые доспехи. Золотая насечка на его металлическом нагруднике и шлеме сверкала в лучах солнца. Рядом знаменосец держал штандарт его величества короля Испании Карла V, именем которого и свершалось завоевание.

Для Теутлиле были продемонстрированы выездка лошадей, пальба из пушек и мушкетов, корабли. Он лично спросил, что это такое на голове у Кортеса. Напоминает головной убор, что носил на своей голове сам великий бог Кецалькоатль.

Тогда Кортес снял свой шлем, которым заинтересовался туземец, и передал его вождю.

– Возьми, – произнес он. – Это тебе! Покажи своему повелителю.

Один из слуг принял шлем и вождь поблагодарил вежливым кивком головы.

– Я покажу это своему повелителю, пришелец. И тебе вернут его обратно.

– Тогда прикажи, наполнить его при этом золотым песком, – засмеявшись, произнес Кортес.

– Золотым песком? – удивился вождь, после того как Марина перевела ему слова испанского военачальника.

– Видишь ли, мы все страдаем от неизлечимой болезни. И излечить нас может только золотой песок. Это лучшее лекарство!

Впоследствии шлем Кортесу вернули действительно до краев наполненным золотом.

Монтесума был страшно напуган донесением. По древней еще тольтекской легенде бог Кецалькоатль, который, выполнив на земле свою миссию, удалился на восток, за море, в "Тлапаллан". Но бог обещал вернуться, когда наступит час.

И суеверный Монтесума решил, что это вернулся Кецалькоатль со своими детьми. В донесении говорилось, что:

"Им послушны гром и молния и сопровождают их огромные житные, подобные оленям".

И в этом была первая и самая серьезная ошибка повелителя ацтеков. Он проиграл еще до начала военных действий. Монтесума не хотел, чтобы испанцы продвигались по его территории и направил к Кортесу посольство с дарами, думая откупиться. Но золото только разожгло жадность завоевателей. А нужно было показать свою силу. Великий правитель должен знать, что дары противнику это путь слабого. Сильный всегда показывает силу!

На пути к мексиканской долине испанцы столкнулись с талашкаланскими племенами. Талашкаланцы по происхождению чичимеки в ту пору говорили на языке науатль. Он сопротивлялись испанцам, но потерпели поражение и затем заключили с ними союз. Тем более что ацтеки были их исконными врагами. Ведь покорность жителей 38 протекторатов ацтекской конфедерации обеспечивали гарнизоны армий тройственного союза и были они весьма жестоки. Об этом сообщал Берналь Диас, первый хронист экспедиции Кортеса. Он говорит, как заносчиво и высокомерно ацтекские сборщики податей обращались с покоренными племенами на земле тотонаков, в городе Киауаистлане.

И испанцы получили в лице противников конфедерации верных союзников и главное носильщиков. А это было поважнее солдат в тот момент. То есть жестокость ацтеков обернулась теперь против них самих.

Ацтеки намеревались остановить Кортеса у города Чолула и собрали там 20 000 солдат. Это была уже попытка применить силу, но попытка робкая и ацтеки снова показали себя слабаками. Проницательная Марина все разузнала и предупредила Кортеса. Он заманил к себе вождей войска и обезглавил их, а армию туземцев разогнал залпами из пушек.

После этих событий малодушный Монтесума по совету правителя Тескоко Какамы официально пригласил гостей в Теночтитлан и решил более не оказывать сопротивления. Поэтому 8 ноября 1519 года завоеватели вступили в столицу блистательного государства. Монтесума устроил "белым богам" помпезную встречу. Он предоставил в распоряжение пришельцев дворец своего предшественника императора (тлакетекухтли) Ашайакатля.

В этом дворце, в сокровищнице, хранился клад Ашайакатля – тысячи золотых и серебряных предметов! И испанские "гости" нашли клад и присвоили его себе. Чего здесь только не было! Глаза завоевателей загорелись при виде необработанного золота, драгоценных камней, драгоценной золотой посуды и столовых приборов, тканей, украшений.

Монтсума, узнав, что его "гости" клад нашли, подарил его пришельцам, вернее королю Испании Карлу V. Но Кортесу, этого было мало. Монесума не знал, что если дать дону Эрнандо откусить палец, завтра он откусит руку!

Так и произошло. Кортес после этого захватил в заложники самого Монтесуму и взял на себя функции его "охраны".

Испанцы столь грубо вели себя в Теночтитлане, особенно после бойни утроенной ими во время религиозного праздника и варварского истребления 500 знатных ацтеков, что возбудили всеобщую ненависть населения столицы.

Против Монтесумы и его "гостей" испанцев началось восстание во время которого повелитель конфедерации был убит.

Положение испанцев, в городе после этого стало критическим. Кортес принял решение пока из города уйти. Но клад с собой забрать он не мог. Золота и ценностей было слишком много и их пришлось оставить. Он раздал небольшую часть ценностей солдатам и приказал отступать.

Ночь на 1 июля 1520 года вошла в историю под названием "noche triste" или "Ночь печали". Ацтеки разрушили Дамбу, и испанцами пришлось переправляться в плавь. Золото тянуло их ко дну. Ацтекские стрелы настигали их. Так погибла практически половина сил Кортеса, а он ушел с остатками своего войска в земли союзных ему племен талашкаланцев.

Однако, на этом неприятности для испанцев не закончились. Едва уставшие и измотанные отряды Кортеса перевалили через первый гребень перевала Отумба, как на дороге, ведущей в Тлашкалу, их встретила 20 тысячная армия индейцев.

20 000 против 400 измученных солдат и тысячи индейцев союзников! Избежать сражения Кортес не мог, и он принял решение сражаться и победить!

Он приказал своим воскам строиться и готовить мушкеты. А сам во главе отряда в 20 всадников бросился в самую гущу врагов. Он ориентировался по большому знамени, что реяло над главным ацтекским военачальником Сиуака. И что, вы думаете, произошло дальше?

Кортес прорубился чрез ряды многочисленной охраны и лично зарубил Сиуаку своим мечом. После этого он схватил ацтекское знамя и пораженные невиданным мужеством туземцы сдались!

Позднее это назовут "чудом при Отумбе".

Ровно через год испанцы Кортеса вернулись и вязли город Теночтитлан на этот раз окончательно. 13 августа 1521 года великая ацтексткая империя была уничтожена. На месте Теночтитлана был построен город Мехико, что стал столицей вице-королевства Новая Испания.

Часть 2 Повелители Тауантинсуйу Империя инков

Кто из государей обладает Путем? У кого из полководцев есть таланты? Кто использовал Небо и Землю? У кого выполняются правила и приказы? У кого войско сильнее? У кого офицеры и солдаты лучше обучены? У кого правильно награждают и наказывают?

По этому всему я узнаю, кто одержит победу и кто потерпит поражение.

Сунь-Цзы "Искусство войны"

Глава 1 Образование и возвышение империи инков

Империя под названием Тауантинсуйу находилась в юго-западной части Южной Америки, в области по которой проходит гигантская ось Анд. Слово Тауантинсуйу или если говорить точнее Тау-ан-тин-суйу означает "Земля четырех частей". Именно так инки называли свое государство.

Если мы говорим "империя инков" то это не совсем правильно. Народ населявший Анды не инки. Словом "инка" обозначался только повелитель, владыка империи. Наряду с инкой, что можно отождествить с европейским титулом император, особыми привилегиями пользовались только члены императорского семейства – капак айльо, родственники инки, объединенные с ним общими предками. Остальной народ империи так не назывался.

Тауантинсуйу была единственной империей доколумбвой Америки, где последовательно проводилась колонизаторская политика. И это одно из лучших доказательств того, что у правителей был громадный организаторский талант. Следовательно, я вполне могу высказать предположение, что эти правители – инки – люди не совсем обычные. Так кто же они были?

Первым инкой стал сам сын бога Солнца Манко Капак.

Инки не писали книг и поэтому письменных источников какие мы имеем в древнем Египте в Андах нет. Узелковые записи (кипу) никаких исторических сведений не содержат. Но устное народное творчество этого народа оставило нам множество легенд.

Произошло это так. Бог солнца по имени Инти с болью в сердце смотрел с небес на землю и видел как живут люди там внизу вдали от божественных чертогов. Они жили как дикие звери и не знали закона. Они не почитали даже само божественное солнце.

Богу стало жаль людей, и решил он послать к ним своего сына Манко Капака и дочь свою Мама Окльо. Инти дал им прут из чистого золота и повелел, чтобы они шли туда, куда поведет их золотой прут. И то место где он воткнется без труда – должно стать местом будущего поселения.

Манко Капак и Мама Окльо спустились с небес и погрузились в озеро Титикака. Затем они вышли из него на берег и пошли на север путешествовать. По пути они пробовали найти место для поселения при помощи золотого прута, но он нигде не втыкался в землю. И только когда они пришли в долину Куско прут глубоко вошел в почву и показал что здесь стоит строить поселение!

– Прут вошел в землю брат! – восторженно воскликнула молодая красавица Мама Окльо.

– Верно, сестра! Очевидно, наш отец Инти хочет чтобы мы поселились именно здесь!

– Тогда выполним волю отца! Здесь будет основан великий город! И его ждет великое будущее!

И основали они там город Куско. Манко Капак стал учить мужчин обрабатывать землю и добывать редкие металлы, а сестра его Мама Окльо учила женщин ткать и вести домашнее хозяйство.

Манко Капак создал государственную структуру империи и стал первым правителем – инкой! И этот титул подчеркивал его божественное происхождение. А его супругой стала его сестра.

Жена инки называлась койя, что приводилось как "правительница". И занимать это место могла только сестра императора по крови равная ему самому. Браки вне рамок рода в капак айльо были запрещены. Поэтому число "прямых потомков солнца" всегда было относительно невелико. Во время вторжения испанцев их насчитывалось лишь 518 человек.

Итак, империя была основана! Когда же Манко Капак умер то превратился в камень, который стал драгоценной реликвией.

Второй инка Синчи Рока совершил первые завоевательные походы и увеличил небольшое по размеру государство созданное Манко Капаком.

Итак, империя была создана. Теперь стоит рассказать о территориальной и социальной структуре этой империи. И показать какое место занимал в ней инка Синчи Рока.

Основной ячейкой этого государства был род (айлью). Каждый айлью владел определенной площадью угодий. В каждой деревне и в каждом городе было свое айлью. Несколько таких общин объединялись вокруг которым управляя курака – назначенный инкой чиновник. Округа объединялись в провинции Тауантинсуйу. Всего таких провинций, как уже упоминалось, было четыре.

Все обрабатываемые земельные угодья белились на три части. Первая принадлежала "Божественному солнцу" иначе самому инке, вторая – государству и инке, третья – самому земледельцу. Простые люди склонялись пред монархом и смотрели на него с надеждой. Царь был посредником между небесами и людьми и гарантировал милость богов к земледельцам.

Рядовой член общины – хатунруна – всю жизнь был связан со своей айлью (общиной). Своеобразный феодализм древности и общественные отношения в виде крепостного права. Из общественной земли хатунруна получал строго установленную часть земли – надел, названный "тупу". На каждого ребенка мужского пола семья получала дополнительно одну "тупу", а на каждую девочку давалось "полтупу".

Больше того, как в древнем Египте, каждый хатунруна был обязан выполнять миту, что означала обязанность всех подданных империи работать на строительствах государственного значения. Эта мита давала государству возможность всего за несколько дней сосредоточить на строительствах государственного значения, осуществляемых по указанию инки, больше 30 тысяч рабочих. Так в Тауантисуйу необыкновенно быстрыми темпами строились дворцы, святилища, водопроводы, оросительные системы, мосты, дороги и величественные огромные крепости.

Те, кто не был способен работать по состоянию здоровья, получали от государства своеобразное социальное пособие. Прежде всего, оно выражалось в одежде и пище.

Но были в Тауантисуйу и паразитирующие классы, как сказали бы в Советском Союзе. Это социальные прослойки жречества и аристократии (курака). На самом верхнем этаже социальной пирамиды стоял инка и члены капак айлью.

При следующем инке Льоке Йупанки продолжалась война за присоединение к империи новых территорий. Постепенно формировались традиции и атрибуты власти империи. Инки короновались короной "льяуту". Это было подобие венца из шерстяных нитей, несколько раз обернутых вокруг головы правителя.

Одевался инка в яркие одежды из красочных тканей, сотканных девушками из монастыря "невест солнца". Инка никогда не одевал одну и ту же одежду дважды.

Пищу вкушал подаваемую только на золотом блюде.

Когда инка умирал, его тело бальзамировалось, как и тела древнеегипетских фараонов. Но священная мумия оставлялась не в гробнице, как у египтян, а во дворце владыки. И именно дворец становился местом упокоения инки. Новый инка строил себе другой дворец.

Мумию почившего владыки усаживали на золотом троне, и возле него устанавливалась статуя изображавшая умершего в натуральную величину, отлитая из золота. Правда впоследствии испанцы уничтожили мумии, а статуи переплавили в золотые слитки, и для науки эти источники были утрачены.

Инки были абсолютными повелителями и владыками империи. Инка считался, как и фараон в Древнем Египте не только единственным законодателем и военным предводителем, но и земным богом. Вместе с ним к господствующей верхушке принадлежали все его кровные родственники, представители капак айлью. Их называли пакайоку, что переводилось как "Большие уши". Потому, что отличительным знаком принадлежности к инкскому роду были удлиненные мочки ушей (что достигалось с помощью ношения в ушах особых колец). В большинстве случаем члены этого рода жили в Куско и занимали все высшие должности, в том числе и вторую по значению – должность верховного жреца. Все четыре апу – правители четырех провинций империи – также были кровными родственниками инки.

Шестой инка, Инка Рока, первым изменил направление инкских завоеваний и попытался овладеть областью тропических лесов, лежавших в низинах к северо-востоку от Куско. Седьмому инке Йауар Уакаку удалось создать по-настоящему могущественное государство. Он сумел создать небольшую, но прекрасно обученную и вооруженную армию, которая была отдана под командование талантливых военачальников Апо Майты и Вика-Киаро.

Восьмой Инка Виракоча при помощи тех же военачальников завершил покорение племен, говоривших на языке аймара.

В это время разразилась большая война между представителями соседних Тауантинсуйу государств – государства племени чанков и государством племени кечуа. Чанки сокрушительным ударом положили конец племенному единству кечуа. Военачальники Виракочи Инки, принудили еще не покоренных чанками кечуа присоединиться к империи сына солнца.

Немногочисленное племя кечуа – "людей из теплой долины" – говорило на языке, который инки вскоре переняли, оценив богатство его словаря и преимущества. Инки стали принудительно распространять этот язык во всей своей империи и к концу XV века на кечуа говорило большинство населения империи.

Чанки, покорив часть кечуа, решили стать гегемонами в регионе и начали боевые действия против инков. В 1437 году началась эта война. Несколько воинских подразделений армии инки были разгромлены, и враг подошел к стенам священной столицы Куско.

Империя висела на волоске и казалось что дни её сочтены. Виракоча Инка вместе со своим преемником и другими членами капак айльо бежал из своей столицы города Куско и укрылся горной крепости Шакишауана.

Военачальники инки Апо Майта и Вика Кирао со своими отрядами отступили в Куско и мужественно защищали столицу. Чанки, несмотря на завидное упорство и многочисленные штурмы не сумели захватить город. Тогда на них ударили с фланга свежие силы инкской армии, и армия чанков престала существовать.

Военачальники инков жестоко отмстили чанкам за свое унижение, и за пережитый страх, и за бегство. С захваченных в плен вражеских вождей заживо сдирали кожу, затем набивали её на глазах еще живых чанков золой и соломой. И эти мумии перекочевали в своеобразный музей славы в Куско. Спустя сто лет их показывали испанцам и об этом рассказывается в некоторых письменных источниках времен конкисты.

Армия инков: вооружение

До прихода испанцев у инков была сильная и весьма многочисленная армия в Южной Америке. У них была распространена военная повинность и каждый мужчина от 25 до 30 лет был обязан служить в армии в течение 5лет. Это давало возможность инке быстро собрать армию в случае войны в 20-30 тысяч человек.

Армия инки была разделана на отряды. Первичная организация носила название десятка и командовал ими десятник. Десятки объединялись в сотни и во главе их стояли сотники. Сотни соединялись в тысячи и так далее. В общем в этом отношении в разных странах и уголках земли все совпадало.

Главнокомандующим был сам инка, что вел свои войска на войну.

А теперь несколько слов о стратегии и вооружении.

Вначале в бой вступали воины с пращами, что метали во врагов камни величиной с куриное яйцо с расстояния 30 метров. Затем в дело шли дротики, но метали их с близкого расстояния. Дротик как известно не требует особого умения в обращении с ним. Это не лук.

Из рукопашного оружия ничего примечательного здесь не было. Воины инки использовали веревку, на конце которой был укреплен либо каменный шар, либо бронзовое навершие с шипами. Нечто подобное булаве или кистеню но эти было гораздо более прочными ибо были изготовлены из железа.

Индейский "кистень" – веревку с шаром, раскручивали над головой и наносили удар. Полная дрянь, а не оружие, если применить его против испанцев.

Так же в ближнем бою инки использовали дубинку-палицу, также с каменным или бронзовым навершием. Но здесь навершие было не шаром, а имело вид шестигранной звезды. Иногда один луч звезды оснащали острым лезвием в виде топорика.

Такое оружие было хорошо, до прихода закованных в сталь испанских конкистадоров на лошадях. Огнестрельное оружие в виде мушкетов и пушек, вообще не оставило инкам шансов на победу. Но тактику они все равно изменили. Но об этом позже.

Глава 2 И всегда сражаясь смело, Я тебя владыкой сделал Над бескрайнею страною

После покорения чанков на всей территории материковых областей перу уже не осталось силы, способно противостоять завоевательной политике инков.

Но самое интересное в судьбе этого инки это ПРОРОЧЕСТВО! В 1432 году Инка Виракоча предсказал катастрофическое крушение Андской цивилизации в течение пяти поколений. Это пророчество родилось во времена когда над империей инков нависла ужасная опасность со стороны чанков, и можно было подумать что они таки доконают империю. Может из-за этого инки так жестоко обошлись с пленными после своей победы?

Но чанки были, как известно, разгромлены. А, следовательно, стоило ожидать еще одного неведомого врага. Откуда же они придет? Все задались этим вопросом. Через пять поколений инков в Анды явились пришельцы из-за океана. Вот оно пророчество правителя бывшего одновременно жрецом…

Инке Виракоче принадлежала особая роль в престиже жречества бога Виракочи. Он даже старался одеваться как мифологический бог. Кроме того, многие приписывали Инке Виракоче черты бога Виракочи. Например, этот инка был бородатым, как и легендарный бог. Инке Виракоче также приписывали магическую способность поражать своих врагов огнем.

Его мумия сожженная испанцами, как говорили, обладала белоснежными волосами, что говорило о долгой жизни инки. Есть также предположения, что Инка Витракоча никогда не существовал в действительности. Может быть легендарная фигура с этим именем всего лишь символизировала власть религии бога Виракочи.

После смерти Виракочи Инки в 1438 году на престол империи взошел Уркон. Но этому императору так и не удалось насладиться властью и теми благами, что она дает.

Его брат Йупанки, герой многих сражений с чанками, любимец войска, при поддержке военачальников совершает государственный переворот. Верховный жрец повинуясь нажиму военных провозглашает его официально девятым инкой Тауантинсуйу – Пачакути Инка Йупанки.

Инка Паракути предложил иное видение пророчества своего отца.

Он заявил, что отныне сыновья Солнца и дочери Луны, как стали величать себя инки, возложат на себя священную миссию – спасти андскую цивилизацию от крушения.

Иными словами, где Инка Виракоча усмотрел гибель и падение, там Инка Паракути усмотрел путь к еще большему величию своей империи. Инки не поверили плохому пророчеству, как не поверили Кассандре Троянцы. Нигде не любят тех кто предсказывает плохое. Им попросту не верят!

Пачакути Инка Йупанки укрепил внутреннюю стабильность империи. Уильям Салливан говорит о нем в своей книге "тайны инков":

"..в следствии замечательных качеств Инки Паракути, "Владыки-Опрокидывателя Пространства-Времени" – инки представляли тот народ, которому судьба уготовила величие. В тоже время они были людьми, со всеми присущими им недостатками и противоречиями…То что действительно отличало инков от других народов, так это их готовность рисковать всем. Это качество внушает уважение, даже если оно способствует трагедии". (Салливан Уильям "Тайны Инков". М.:Вече. 1998. -С. 293)

Инка Паракути принял титул "Владыки-Опрокидывателя Пространства-Времени". И, полагают, что именно он создал императорский культ солнца. С именем этого инки связано подлинное начало андской империи.

В эпоху до Инки Паракути верховный жрец обладал юрисдикцией над инкой и военными вождями. А это означало прямой контроль за военными устремлениями высшего сословия со стороны низших классов.

Ряд источников сообщает о времени великого голода, засухи и чумы в начале правления Инки Паракути. Но это пока нельзя признать за точный исторический факт – это всего лишь предположение. Но дальнейшие действия императора говорят о том, что это имело место.

Первым делом Инка Паракути расширил угодий пахотной земли посредством программы строительства террас. Одной из главных целей его империи – было создание и поддержание достаточных запасов продовольствия и одежды, чтобы в будущем избежать лишений и голода. А такие великие свершения должны предприниматься в ответ на реальную потребность.

Первая фаза господства Инки Паракути это стабилизация примыкающих к Куско окрестностей строгими военными средствами.

Элден Масон говорит по этому поводу:

"Очевидно, Паракути собрал инкские силы с намерением поставить все соседние народы под свой контроль. Те, кто покорялся не сразу и не платил ему дань, подверглись нападению. Первыми жертвами были группы в радиусе приблизительно двадцати миль от Куско. С этими старыми традиционными врагами обращались явно не с той мягкостью, которая сопровождала последующие завоевания на более отдаленных территориях; очевидно, здесь имелись давние счеты, по которым надо было расплатиться".

Инка Паракути поначалу поддерживал свою империю только при помощи воинов, в ущерб классу крестьян, что вынуждены были выполнять многочисленные военные повинности. Хронист Поло де Ондегардо приводит интересный факт, в котором мать Паракути критикует сына за его покровительство культу Солнца, взамен традиционного культа Виракочи.

"Его мать рассказала ему, как увидела во сне, что причиной чанкской победы было то, что в Куско имело место в большей мере поклонение Солнцу, чем Вселенскому Творцу Виракоче, и что впредь ожидалось, что они будут наносить больше убытков ему и тем статуям (уакам) и более регулярно, и что впоследствии над чанкас даст ему победу и пошлет ему людей с небес тот, кто ему поможет".

Впоследствии Инка Паракути осознал, что разумный компромисс между воинами и крестьянами необходим для единства и прочности империи. Он закреплял завоеванные области, насаждая администрацию и налаживая продовольственное обеспечение в каждой области. Масон отмечал, что инки не осуществляли никакого принуждения местного населения с тем чтобы принудить его отказаться от своего древнего языка и религии. Так поступал в свое время и Александр Македонский. Язык кечуа навязывался только классам воинов и администраторов.

До наших времен дошла прекрасная легенда о правлении этого государя. Известный полководец по имени Ольянтай решился на отважный и неслыханный в империи поступок. Он полюбил прекрасную Кюси Койлюр (Смеющаяся Звезда) дочь инки Паракути Йупанки.

Полководец идет к инке и говорит ему о своей преданности, о своих заслугах, и любви к его дочери.

Но, горя одним стремленьем, Я сегодня повергаю Пред тобою, сын Светила, Храмы, лам, посевы, всходы, Сами Анды, их народы! Всю их мощь и все их силы! Дай шагнуть ступенью выше! Дай! Прошу, Солнцерожденный, Дай, прошу, мне Койлюр в жены! Но инка отзывает гордому Ольянтаю, говоря: Ты решил со мной сравняться?! Ты рожден на свет слугою! Ольянтай настаивает, но инка непреклонен: Ты диктуешь Мне готовое решенье? Я один – источник права, Я один – добро и слава. Прочь, безумное творенье.

Обиженный полководец уходит из страны в дальние земли. А красавица Кюси Койлюр, к тому времени родила дочь Иму Сумах, и была заключена в монастырь невест Солнца.

После смерти инки Паракути Йупанки на престол вступил его сын Тупак Инка Йупанки. Он освободил свою сестру и её дочь из монастыря, где они пребывали в течение 10 лет. Он вызвал во дворец опального Ольянтая.

Молодой правитель милостиво принял мужественного покрытого шрамами воина.

Ольянтай упал пред владыкой на колени и опустил голову в знак покорности.

Инка произнес:

– Встань, Ольянтай! Ты довольно страдал! И твои заслуги совсем не забыты! Если хочешь покинуть мои земли, то ты свободен как лама в Андах!

– Я хочу одного, служить тебе Солнцерожденнный! Я ничто пред тобою, Я твой раб как было прежде. Сильный милостью твоею, за тебя в сраженьях грозных жизни я не пожалею!

– Я знаю о твоей преданности, Ольянтай. Но и пришло твое время познать силу моего сердца. Я вознесу тебя выше, чем мой отец. Назначаю тебя моим наместником и жить ты станешь здесь в Куско.

Таков счастливый итог этой легенды о простом человеке, что полюбил дочь самого инки и отстоял свою любовь. Нечто подобное мы находим и у Геродота в его книге по Египту. Там также простой египтянин женился на дочери фараона Рамсеса II Великого.

Письменные сведения об инках мы находим не только у испанских хронистов времен конкисты. Есть сведения по Тауантинсуйю, вышедшие из под пера перуанских индейцев на испанском языке. Один из них Гарсиласио де ла Вега сын испанского идальго дона Себастиана Гарсиа де ла Вега и индейской красавицы племянницы инки Чимбу Окльо. Труд его носит название "Подлинные комментарии, рассказывающие о происхождении инков".

Инка Уайна Капак известен тем, что именно он на смертном одре предвидел завоевание своих земель испанцами.

Еще Инка Виракоча предсказал крушение андской цивилизации:

"После царствования нескольких Инков придут на ту землю никогда прежде не виденные люди, которые уничтожат религию и империю местных уроженцев". (Гарласио де Ла Вега "Инка". Цит. По книге Уильяма Салливана, "Тайны инков".М.:Вече. 1998. – С.294)

Уайна Капак, как и ацтекский повелитель Монтесума II свято верил в древнее пророчество. И он воспринял появление испанцев за начало апокалипсиса! И он приказал своим людям повиноваться и служить завоевателям, назвав их виракочами – потомками бога.

После смерти инки Уайна Капака началась междоусобица между наследниками Уаскаром и Атауальпой.

Уаскар был законным сыном Уайна Капака и его сестры Арауна Окльо. Но Уайна Уапак в отличие от своих предшественников часто жил вне Куско. Любимым его городом был Кито, находившийся в северной части Тауантинсуйу.

И там одна из побочных жен родила ему еще одного сына Атауальпу. И этот Атауальпа с молодости проявил солидный военный и полководческий талант.

После смерти отца Атауальпа отказался признать брата законным государем. Хотя тот имел все законные права на престол. Он потребовал разделить царство на две части и потребовал своего провозглашения инкой в северной части Тауантинсуйю.

Уаскар отказался признать это, и началась война между братьями. В это войне победителем вышел Атауальпа и Уаскар был разгромлен и взят в плен. Его по приказу нового инки бросили в темницу.

Но вскоре в страну вторглись испанские завоеватели во главе с новоиспеченным маркизом Франсиско Писарро. Атауальпа был взят в плен испанцами в Кахамарке.

Уаскар решил, что это его шанс вернуть и престол и рассчитаться с ненавистным узурпатором. Узнав, что его брат пообещал испанцам громадное количество золота, он сам посылает доверенных лиц к испанцам и обещает маркизу Писарро большее вознаграждение если он сумеет возвратить престол и вырваться из темницы.

Предложение Уаскара взволновало Атауальпу и он также тайно послал своего гонца с приказом умертвить бывшего императора. Уаскара утопили.

Атауальпа при помощи своих полководцев Кискиса и Чалькучимы нанес Уаскару поражение в нескольких битвах. В бою у реки Апуримак инка попал в плен и Атауальпа победоносно вступил в Куско.

В столице Атауальпа перебил всех членов династии, что остались верны Уаскару, а самого инку бросил в темницу.

Но Тауантинсуйю был огромной империей. И далеко не все в этой империи признали нового инку повелителем. По закону Атауальпа не был законным наследником ибо его мать не была законной женой Уайна Капака.

Больше того брат свергнутого инки Манко бежал из Куско и готовился бороться с узурпатором.

Положение существенно осложнилось вторжением испанцев под предводительством Франсиско Писарро. Сам Писарро узнав о смуте и междоусобице решил действовать быстро.

Глава 3 Поход Франсиско Писарро

Война – это путь обмана. Поэтому, если ты и можешь что-нибудь, показывай противнику, будто не можешь; если ты и пользуешься чем-нибудь, показывай ему, будто ты этим не пользуешься; хотя бы ты и был близко, показывай, будто ты далеко; хотя бы ты и был далеко, показывай, будто ты близко; заманивай его выгодой; приведи его в расстройство и бери его; если у него все полно, будь наготове; если он силен, уклоняйся от него; вызвав в нем гнев, приведи его в состояние расстройства; приняв смиренный вид, вызови в нем самомнение; если силы его свежи, утоми его; если у него дружны, разъедини; нападай на него, когда он не готов; выступай когда он не ожидает.

Сунь-Цзы

"Искусство войны"

Дон Франсиско Писарро умел обманывать противника. С малыми силами он сумел убедить Инку в том, что силы у него большие. Усталых и измученных солдат он сумел выдать за не знающих усталости полубогов. Он умело посеял вражду между Инкой и его братом Уаскаром и сделал врага слабее. Он нанес удар когда враги этого не ожидали, и он победил.

21 сентября 1532 года Писарро покинул Сан-Мигель и начал переход через горы. В его экспедиции, что отправилась на завоевание Тауантинсуйю было всего 180 человек! Много меньше чем было в экспедиции Кортеса! Можете себе представить, 180 человек против империи, в которой было 6 миллионов жителей!

Это каждому может показаться абсурдом. Как можно завоевать великую империю, с многочисленными армиями, десятками укрепленных горных крепостей, и миллионами подданных с такими силами? Это тоже самое, что Гитлер отправил бы на захват Сталинграда всего полк солдат!

Атауальпа благодаря прекрасно налаженной в империи курьерской службе довольно быстро получил сведения о продвижении неприятеля. Испанцы хоть и обладали более совершенным оружием, чем индейцы, были крайне малочисленны и продвигались по совершенно незнакомой территории.

Инка мог отправить против них 10-20 тысяч отборных войск под командованием лучших полководцев империи. А труд перебить две неполных сотни уставших людей невелик. И поход Писарро был походом обреченных. Никаких надежд на победу у них не было. Но Франсиско Писарро победил и сумел покорить громадное государство.

Итак, что же произошло?

А все началось еще с инки Уайна Капака. Это он умирая предрек возвращение Виракочей и завещал своим детям не сопротивляться им. А поскольку белые люди были загадочны и непонятны и напоминали по внешнему виду описание Виракочи многие приняли их за богов.

В одном из сообщений, инку ставили в известность, о том, что у пришельцев есть "огромные животные" с ногами из серебра. Конечно, теперь ни у кого нет сомнений, что это были обыкновенные подкованные лошади, но тогда инки не знали о них ничего! И потому лошади были скорее фантастическими существами, чем средством передвижения.

Но, испанцы по своему поведению совсем не напоминали мудрого и справедливого бога Виракочу. Атауальпу возмутил поступок испанцев в Кашассе, где они изнасиловали 500 девственниц местного монастыря "невест солнца".

Но Атауальпа по прежнему боялся Писарро. Он еще не определился, кто эти пришельцы и откуда они пришли. И, главное, с какой целью. Инка находившийся тогда в Кахамарке пригласил Писарро в свой лагерь.

15 ноября 1532 года отряд Писарро подошел к Кахамарке. Он выслал вперед своего брата Эрнандо Писарро и офицера Эрнандо де Сото.

Инка принял их дружелюбно и согласился встретиться с посланцем от великого заморского короля, как представили короля Испании пришельцы. Инка продемонстрировал посланцам свою военные силы и пред ними продефилировали императорские гвардейцы. Эрнандо Писарро испугался и возвратившись к брату, стал рассказывать о многотысячных армиях инки, которые им никак не победить. Но Франсиско был смелым человеком и был готов рисковать.

Он подготовился к встрече с инкой на центральной площади Кахамарки.

16 ноября 1532 года инка Атауальпа прибыл на встречу с Писарро. Вначале на площадь вступили три сотни слуг сына солнца, что убирали мусор с дороги, по которой несли инку. Затем шли несколько десятков чиновников, а за ними – Большие уши, а за ними – 5 тысяч отборных воинов. И только потом на золотых носилках показался сам Атауальпа.

Но их встретило всего два человека. Это был одетый в жалкое рубище доминиканский монах Вальверде и переводчик индеец Фелипильо. Монах стал говорить об Иисусе Христе, о святой троице и о наместнике Христа на земле святейшем папе римском. Затем он потребовал от инки признать власть испанского короля и отказаться от ложной веры идолопоклонников и прейти в христианство.

Инка был поражен подобной наглостью. И ему было чему удивиться и возмутиться. Пока о великом заморском короле он только слышал, но видел ни его мощи, ни его грозного флота, ни армий.

Атауальпа спросил у монаха:

– А на основании чего я должен преклонить колени пред твоим повелителем, и отречься от богов моего народа? По какому праву тот другой правитель, его имени я не запомнил, раздает не принадлежащие ему земли?

– Римский папа наместник Христа на земле и у него есть такое право! – решительно и грозно заявил Вальверде, словно римский первосвященник мог его слышать и оценить его рвение.

– Наместник вашего бога?

– Не нашего, а единственного бога! Ибо все остальные боги, не боги, но суть богомерзкие демоны, и посланники врага рода человеческого сатаны!

– Но я не знаю никакого Христа! – возмутился Атауальпа. – Вон там сияет лик истинного бога! Посмотри на Солнце! И он не был распят на кресте, но живет до сих пор! И он единственно правильный и могучий бог! А твой Христос простой самозванец! Как могучего бога могут смертные лишить жизни?

– Ты произносишь ересь! Это хула на бога и страшный грех!

– Грех? Но где твои доказательства, что все обстоит именно так, как ты сказал?

– Здесь! – Вальверде протянул инке книгу в кожаном переплете.

Инка принял книгу и раскрыл её. Он еще никогда не видел ничего подобного и подумал, что внутри этого предмета действительно находятся, какие-то волшебные талисманы. Но там ничего не было кроме шелестящих тонких листков со странными символами в которых Атауалльпа ничего не понимал.

– Что это? – недоуменно поднял он глаза на Вальверде.

– Священная книга Библия!

– И это все твои аргументы?

– Все! Этого достаточно!

Атауальпа с презрением отбросил от себя книгу и Библия упала на дорогу.

И здесь монах впал в неистовство:

– Убивайте их! – завопил он. – Убивайте проклятых язычников! Убивайте! Убивайте! Почему не слышно выстрелов?! Всем вам даю отпущение!

Франсиско Писарро подал знак, и его офицер идальго Педро де Кандиа поднес запал к орудию. Раздался первый услышанный индейцами залп и пушки.

Полки инки дрогнули, услышав этот грохот, но бежать им было просто некуда. Испанская пехота закрыла все выходы с кахамарской площади.

– Мушкетеры! Огонь! – загремел голос Писарро и раздался дружный залп из мушкетов.

Послышались стоны раненных и умирающих. Суеверные отборные войска инки еще вчера как ягуары бросавшиеся на врагов были охваченные суеверным ужасом. Мушкетные пули пробили страшные кровавые бреши в их рядах.

Несколько всадников смело врезались с тысячные толпы индейцев и стали их рубить. Мушкетеры дали еще два залпа и также взялись за шпаги. Началась резня обезумевших от страха мужчин.

Три тысячи индейцев были перебиты, и при этом ни один испанец не был даже ранен. Вернее нет, вру, один раненный все же был – сам Писарро. Но вот ранил его собственный солдат. Когда один из испанцев хотел в горячке боя зарубить самого инку, он не дал этого сделать. Атауальпа был ему нужен живым.

Вечером того же дня в одном из зданий среди тысяч неубранных трупов, на площади где пахло смертью и кровью Франсиско Писарро устроил для инки пиршество. Выпив вина, завоеватель "великодушно" предложил инке вернуть ему его свиту и любимых жен.

Атауальпа несмотря на его искушенность в области придворных интриг, был в сущности наивным дикарем. Он тогда, не смотря на трагедию, разыгранную пред его глазами, еще не понял, с кем столкнулся. Больше испанцев он боялся своего брата Уаскара. А если того выпустят из темницы в Куско?

Писарро потребовал от инки золота! Это была истинная цель завоевателя перу. Атауальпа предложил за себя сказочный выкуп. В обмен за свою свободу он обещал наполнить золотом на высоту руки помещение, в котором они вели переговоры! На уровне которого инка достал рукой провели черту и стали ждать. Писарро дал Атауальпе два месяца сроку.

Но после того, как Атауальпа выполнил свою часть сделки его не отпустили на свободу. Писарро предал инку суду. И его обвинили в многоженстве, убийстве брата Уаскара и в подготовке восстания против испанской власти. Приговор был суров – смерть на костре!

19 августа 1533 года Атауальпу вывели на место казни. Монах Вальверде предложил инке принять христианство и пообещал, что тогда его не сожгут, а просто задушат. Атауальпа согласился и принял крещение. Его крестили и он получил новее имя Хуан де Атауальпа.

Так погиб инка Атауальпа, узурпатор и братоубийца.

Законный сын Уайна Капака и родной брат Уаскара. После вступления Писарро в столицу Куско, маркиз провозглашает Манко Капака новым инкой. Но делает он это совсем не с благородной целью.

Испанцы рассчитывали, что Манко поможет им ограбить страну, как уже один раз помог Атауальпа. Но тот сразу понял, кто такие эти пришельцы. Он тайно бежал из Куско и начал борьбу с завоевателями.

Инка Манко Капак изучил правила боя по которым воевали испанцы и решил и свое войско построить на подобный манер. Он лично сражался в металлических доспехах, отобранных у испанцев, и на коне. Он показал, что испанские солдаты совсем не боги, а обычные люди и их можно побеждать. Для поражения испанских всадников индейцы стали использовать "болу" – три камня, прикрепленных к длинным сухожилиям лам. Этот снаряд с силой посылался по воздуху по направлению к противнику. Сухожилия обвивались вокруг ног лошади, которая падала на полном ходу.

Но отстоять наследие предков Манко Капак II не сумел. Тауантинсуйю была захвачена испанцами. Владычество империи инков закончилось навсегда. Пророчество сбылось!

Список использованной литературы при написании раздела "Америка и её завоевание европейцами":

1.Аверкиева Ю.П. "Индейцы Северной Америки. От родового общества к классовому". М.: 1974.

2.Андриенко В. "Всемирная история сокровищ, кладов и кладоискателей".

3.Андриенко В. "Полная история морского разбоя". Часть 7 "Пираты Америки". Раздел 1 "Хищные волки испанской короны".

4.Вайян. Дж. "История ацтеков". М.: 1949.

5.Варкин А., Зданович Л. "Тайны исчезнувших цивилизаций". М.: 2000.

6.Гарсиласо де ла Вега "История государства инков". Л.: 1974.

7.Егоров Д.Н. "Записки солдата Берналя Диаса". Т.1-2. Л.: 1924-1925.

8.Милослав Стингл "Индейцы без томагавков". М.: Прогресс. 1978.

9.Ланда Диего де. "Сообщение о делах в Юкатане". М.-Л.: 1955

10.Лас-Касас Б.де. "История Индий". Л.: 1968

11.Саливан У. "Тайны инков. Мифология, Астрономия и Война со Временем". М:. Вече. 1998.

12.Прескотт В. "Завоевание Мексики Эрнандо Кортесом". Т.1-2. М.: 1886.

13.Кинжалов Р.В., Белов А.М., ред. Струве В.В. "Падение Теночтитлана". Л.: Детгиз. 1956.

5. Военное искусство на Востоке

Тот, кто является на поле сражения первым и ждет противника, тот исполнен сил; кто потом является на поле сражения с запозданием и бросается в бой, тот уже утомлен. Поэтому тот, кто хорошо сражается, управляет противником и не дает ему управлять собой.

Сунь-Цзы "Искусство войны"

Часть 1 Мамлюки: воины-рабы Глава 1 Царство Тулунидов и новое в системе набора войск

Энергия египтян, что создали некогда великое царство, иссякла уже в XVIII веке до н.є. Последний этнический толчок, что создал Новое царство и вознес к величию и славе династию, что дала Египту фараонов Яхмоса, Тутмоса III, Аменхотепа II, Эхнатона, фараоншу Хатшепсут, прошел и страна ставшая империей, стала безнадежно клониться к упадку. Страна прошла свой цикл развития. Хотя египтяне по-прежнему сохраняли свои высокие знания в области астрономии, земледелия, ирригации, медицины, строительства. Но угасающий этнос, по словам Гумилева, на этой стадии "старости" теряет способность к самообороне. И как следствие богатым Египтом по очереди завладели ливийцы, нубийцы, ассирийцы, персы, македоняне, римляне, или те кто умел держать в руках оружие. Сами египтяне практически уже не сопротивлялись завоевателям и давали им драться друг с другом.

Этническая система египтян упростилась до того, что они утратили даже свое имя – египтяне, а их стали называть по роду их занятий – феллахи, что в переводе означает "землепашцы".

И более этот этнос уже никогда не посмел заявить о себе. Сюда пришли другие люди, что стали наследниками великой державы фараонов. Ведь пока Нил откладывает на поля плодородный ил, Египет был самой богатой страной Средиземноморья.

В VII веке уверенно заявил о себе арабский этнос. До этого об рабах мало кто слышал и никто он них такого бурного всплеска энергии не ожидал. И это не удивительно, до VI века арабы вели себя тише воды ниже травы и спокойно пасли верблюдов, или разводили в оазисах финиковые пальмы.

Но пришел пророк Мухаммед и дал им новую религию, что сумела объединить раздробленные и недружные племена. Наступательный порыв арабских племен был столь силен, что они сокрушили Иран и отторгли от Византийской империи богатейшие провинции Сирию и Египет.

В 660 году нашей эры Муавия ибн Абу-Сафьян основал могучую династию Омейядов и свою столицу он перевел в город Дамаск. Омейяды направили избыточную энергию своих подданных на завоевание Средней Азии, Закавказья, Северной Африки, Испании, Аквитании. И практически столетие они шли от победы к победе.

Затем Омейяды уступили пальму первенства Аббасидам и те создали новый халифат и столицу перенесли в Багдад. И при закате этой династии халифов Египет был возрожден как могучее и независимое государство. К власти там пришла династия Тулунидов, основанная Ахмадом ибн Тулуном, который был сыном гуляма, иными словами простого раба, что служил в гвардии халифа. Впоследствии гвардия гулямов, или как их называли позднее мамлюков, во многом стала определять политику страны Кемет.

Тулуниды и гвардия гулямов

Династия Тулунидов была первой независимой династией, что правила в Сирии и Египте не подчиняясь халифам Багдада. Система набора войска в Египте при этой династии была весьма примечательна. Впоследствии к ней вернутся еще не раз во многих саранах востока. Многие мусульманские властители тогда стали понимать ненадежность опоры на местные войска и стали искать альтернативу.

А альтернативой выступила армия, сформированная из рабов. На первый взгляд это может показаться безумием. Кто же доверит рабу оружие? Да он первым делом наброситься на хозяина, скажут многие. Но это не так. Оружие рабам часто доверяли и греки и римляне, а в нашем случае говориться не о простых рабах но, о рабах-воинах.

Итак, в чем же преимущество такой гвардии? Все купленные рабы в Египте были чужаками и вне казармы были никому не нужны. А казарма давала им относительный комфорт и право принадлежать к сословию воинов. А воинов сытно кормили и одевали тоже неплохо. Также виды на карьерный рост были неплохие. Можно было поднять до сотника, тысячника и даже стать командиром корпуса! И все это могла обеспечить личная храбрость и таланты.

А была ли у этих рабов такая возможность на родине, когда они еще не были рабами? У большинства нет. Допустим, раб-славянин из Рязани, или из Чернигова был продан своими же единоверным князем в неволю. А где гарантия, что когда он, допустим, вернется домой, его снова не продадут? Да и куда возвращаться? Его дом сожжен в междоусобной войне, имущество погибло и семья перебита. И если построить дом в Южной Руси, привыкшей к набегам кочевников, проблема была небольшая, то семейство уже никто не вернет. Для юноши, приученного к мирному труду и воспитанному в благочестии, рухнул в одночасье весь его мир! И это ни новым домом, ни новой семьей не заменишь. В принципе с родиной такого бедолагу более ничего не связывает. И потому стремиться к свободе он не станет.

Тоже самое, можно сказать и о рабах половцах. Молодого кочевника взятого в плен во время междоусобной войны также продавали в рабство, и он также терял в одночасье все, что имел и его мир рушился.

Если единоплеменники продали их в рабство, что во что же оставалось верить? Вся система ценностей в такой период жизни пересматривалась кардинально.

Все они, рабы-гялямы, были изгоями, и жизнь сильно их потрепала. Но они были молоды и сильны, и у них появился второй шанс и они его использовали. Поэтому гулямы были верными и хорошо сплоченными солдатами. Хотя постепенно и этот "организм" стал подтачиваться изнутри. Но об этом я расскажу немного позже.

При тулунидах рабы для гвардии гулямов покупались из Европы и из Судана. И потому сформировалось как бы две гвардии при повелителях Египта черная (суданская) и белая из разных народов. И командиры этих отрядов приобрели громадную власть.

Ахмад ибн Тулун (868-884)

Основателем династии Тулунидов стал Ахмад ибн Тулун, который по своему происхождению был тюрком.

В 815 году раба по имени Тулун в числе других невольников подарил халифу Мамуну повелитель Бухары. И халиф выделил способного раба и поднял его из грязи на высокие государственные должности.

И сын Тулуна Ахмад который родился в 835 году в Багдаде был уже отмечен высоким жребием судьбы при появлении на свет.

Тулун умер в 854 году и вскоре после смерти отца Ахмад получил должность наместника эмира в Тарсус. А отчим Ахмада Баикбакл получил от халифа Египет. И этот самый Баикбакл и отправил в страну на берегах Нила Ахмада в качестве своего поверенного и дал ему войска.

Ахмад вошел в Египет и быстро захватил все бразды правления в свои руки.

В 870 году после смерти своего отчима Ахмад получил должность эмира Египта. Он быстро понял какие выгоды можно извлечь из географического положения Египта и продолжил завоевательную политику фараонов.

В 878 году Ахмад воспользовавшись тем, что умер наместник Палестины, Иордании и Сирии, двинул свои войска в эти провинции, и быстро овладел Иерусалимом, Дамаском, Хамой, Халебом. Затем он вторгся в Малую Азию и начал войну с Византийской империей.

Но успешно начатый завоевательный поход пришлось остановить и срочно возвращаться в Египет. Там восстал против отца собственный сын Ахмада Аббас. Пока он наводил порядок в Египте все завоеванные провинции отпали от него.

И в 882 году Ахмаду пришлось начинать новый поход в Сирию. И он снова стал удачным и в результате этих завоеваний возникла общинная держава, которую можно сравнить с Египтом во времена Позднего царства.

Ахмад содержал большую армию и сильный флот, что стали основой его могущества как государя. Армию он составил из рабов, среди которых преобладали тюрки, греки и нубийцы.

Столицей Ахмада был город Фустат. По всему Египту при Ахмаде развернулось интенсивное строительство. Рылись новые оросительные каналы, строились дамбы, ремонтировались ниломеры.

В 884 году этот энергичный и талантливый полководец и правитель умер.

Хумаравайх (884-896)

Наследовал Ахмаду его сын Хумаравайх. И начал он свое царствование с того, что ему снова пришлось выступает против Сирии, что отпала от Египта сразу же после смерти Ахмада.

Новая война в Сирии длилась два года и закончилась полной победой Хумаравайха. И противником его в этой борьбе был халиф Багдадский!

В 886 году Хумарвайх вторгся в Ирак и стал угрожать столице халифата. Сила повелителя Египта заставила халифов из рода Аббасидов признать нового правителя Египта и все его завоевания.

В 887 году Хумаравайх захватил значительную часть Месопотамии. А уже к 890 году государство Тулунидов достигло своих максимальных размеров. Границы державы Хумаравайха простирались от Судана на юге до Адана на севере, от Триполи на западе, до берегов Тигра на востоке.

Но одно дело расширить границы державы, а совсем иное удержать завоевания в своих руках. Здесь нужны не мудрость полководца, но мудрость правителя. А Хумаравайх вел праздную жизнь и много времени тратил на удовольствия. При его правлении строились роскошные дворцы для правителя, устраивались многочисленные увеселения.

В 894 году выдавая дочь за халифа Мутадида, повелитель Египта истратил на свадьбу более 1,5 миллионов золотых динаров! Этим он подчеркнул свое могущество и богатство.

Источники сообщают, что даже деревья в саду повелителя Египта были покрыты золотом и серебром. И после смерти Хумаравайха к государственной казне не осталось ничего. Он истратил на свои удовольствия все! Остались только долги и невыплаченное содержание для войска.

При наследниках Хумаравайха династия стала клониться к упадку и 11 января 905 года государство Тулунидов прекратило свое существование.

Глава 2 Элитарный корпус мамлюков: командир корпуса "Бахрия" Айбак берет власть в свои руки

Элитарный корпус мамлюков* был полностью сформирован во времена правления династии аюбидов в Египте при султане ас-Салихе. Основу этой гвардии составили половцы, захваченные монголами в причерноморских степях и проданные ими в рабство. Хотя египетское войско еще при фатимидах состояло из 60 тысяч гулямов, суданских негров, тюрков и славян и такой принцип совсем не был новым. Но при фатимидах помимо гулямов были также войсковые соединения из берберов Магриба и арабов Хиджаса. Постепенно при ослаблении государства Фатимидов, когда берберы и арабы отпали он них, именно гвардия гулямов стала играть главную роль. Тогда наименование воин-раб, стало почечным и выгодным.

Это были солдаты иностранного легиона, если говорить современным языком. Но наемники люди лично свободные и нанимаются на службу добровольно, подписывая контракт. Гулямы же и мамлюки были рабами и не могли уволиться со службы.

Хотя у них был отличный выход для обретения свободы – принять ислам. Но мамлюки не желали идти по этому пути. Вы спросите почему? Да что стоит свобода в чужом мире безе денег и возможности их заработать? Подумайте сами, вчерашний мамлюк мог стать мусульманином и обрести свободу и отправиться вместе с нищими землекопами на тяжелую работу за миску плова без мяса. Ему тогда приходилось отдавать оружие и снимать с себя шелковые одежды. А, находясь в войсках он был сыт, одет, вооружен и имел прекрасные виды на карьеру. Так зачем же ему свобода? Хотя ислам мамлюки впоследствии стали принимать, не теряя при этом почетного звания воина-раба, гвардии мамлюков.

Мамлюки находились в чужой стране, среди чуждых им обычаев, и далеко от своей родины. Поэтому служба в корпусе для них была всем. Ведь объединялись они по принципу этнической близости. Половцы служили среди половцев, суданские негры среди суданских негров, славяне среди славян. Так обеспечивалась верность своему командиру. Ибо они мог защитить своего земляка. Да идти воину было не куда. Чужие его не примут. Поэтому, такой принцип формирования мамлюкского отряда был чрезвычайно эффективным. Но вместе с преимуществами в нем были и недостатки. Отряд быстро сплачивался вокруг своего командующего и был предан лично ему. И это создавало угрозу власти, при грызне между отрядами гвардии.

При аюбидах гвардия рабов снова начинает играть большую роль в истории страны на берегах Нила. Комплектовались мамлюкские корпуса следующим образом. На невольничьих рынках покупались физически сильные, здоровые юноши и отправлялись в специально оборудованные закрытые казармы. Там юношей учили военному делу. Занятия состояли из верховой езды, фехтования, стрельбы из луков. Также учили искусству боя с копьем, борьбе, плаванию многим другим полезным искусствам для воинов. Также были занятия по арабскому языку.

Во время этого обучения на каждого мамлюка заводился дневник, где отмечались его сильные и слабые стороны. По окончании школы мамлюки распределялись по гвардейским частям. И с этого времени они, все еще оставаясь рабами, стали привилегированным сословием Египта. Они получали жалование, оружие, продовольственные пайки, лошадей, женщин, красивую одежду и многое другое.

В 1250 году случилось то, что должно было рано или поздно произойти. Мамлюкские эмиры убили последнего султана из династии аюбидов Туран-шаха. Три месяца после этого регентшей считалась его мачеха Шаджар ад-Дурр, но затем она отреклась от власти. И новым султаном стал лидер бахрейских мамлюков Айбак. Корпус, которым он командовал, именовался "Бахрия".

Чтобы узаконить свою власть Айбак женился на Шаджар ад-Дурр и узаконил свой титул султана.

Аюбиды в Сирии не было довольны таким положение дел и в 1251 году вторглись в Египет с намерением восстановить на троне законную династию. Но они были разгромлены мамлюками в сражении при ал-Аббасе.

Сами арабы к тому времени стали повсеместно (не только в Египте) терять стремление и желание служить в армии. Они постепенно превращались из воинов в купцов и ремесленников, ученых и поэтов. Военная служба с её тяготами и проблемами более их не привлекала. То есть происходит тоже самое что произошло некогда с империей фараонов. Египтяне также потеряли интерес к военной службе и формировали свои армии из наемников. И это привело к тому, что в Египте образовались ливийская и нубийская династии фараонов. А затем их завоевали персы и македонцы.

Впоследствии также вырождались и сами мамлюки. Те у кого появились семьи не оставляли своим сыновьям желания служить, хотя все своим благосостоянием они были обязаны именно службе в армии. И эти потомки мамлюков с охотой принимали ислам и ассимилировались на новом месте.

Но мамлюккские корпуса пополнялись новыми рабами и все шло по новому кругу. *Мамлюк – раб, или буквально "принадлежащий кому-либо".

Глава 3 Мамлюки против монголов: первая схватка

Айбак не долго оставался правителем Египта. Вскоре он был убит в бане заговорщиками, подосланными его женой. Но торжество Шаджар ад-Дурр было недолгим. Мамлюкские гвардейцы уже распробовали вкус власти и не собирались с ней растраться. Султаном был провозглашен сын Айбака от младшей жены ал-Мансур Али.

На этот раз грызня проходила уже среди самих мамлюкских эмиров. Часть из них, что проиграла в придворной борьбе и была вынуждена эмигрировать из Египта. Предводитель мамлюков-эмигрантов Бейбарс в 1257 и 1258 годах пытался вторгнуться в Египет из Сирии, но его корпус постоянно терпел поражения от мамлюков под предводительством Кутуза.

А этот самый эмир Кутуз в 1259 году низложил султана Али и сам стал султаном. Власть стала слишком большой приманкой для мамлюксикх командиров, и слишком легко её можно было захватить. В этом главная беда такой системы, когда наемники-иностранцы становятся главной военной силой страны, население которой отвыкло от оружия. Нечто подобное позднее произойдет позднее и у турок. Они создадут элитную пехоту янычаров из захваченных в других странах рабов. Но принцип формирования янычарского корпуса будет более совершенным. Да и янычары составляли пехотные части, а мамлюки были отличными кавалеристами.

Мамлюк Кутуз захватил трон Египта в очень тяжелое время. В 1258 году монгольский хан Хулагу захватил Багдад и приказал казнить последнего аббасидского халифа. В 1260 году монгольские войска вторглись в Сирию. Монгольская империя приблизилась к границам Египта.

Мамлюкам пришлось помериться силами с непобедимыми еще тогда монголами. Кутуз, пред лицом грозной опасности, помирился с Бейбарсом и договорился о совместных действиях против сильного противника.

В сентябре 1260 года армии монголов и мамлюков встретились на берегах реки Иордан. И в этой битве мамлюки Кутуза одержали верх! Этим они доказали, что и непобедимых монголов можно заставить бежать с поля боя!

Мамлюки противопоставили монголам такую же совершенную тактику конного боя. А профессиональная выучка мамлюкских воинов была выше, чем выучка монголов. Хотя не стоит сбрасывать со счетов и внешние обстоятельства этой победы. Просто мамлюки сумели победить именно в тех условиях и я совсем не хочу преувеличивать их тактические преимущества.

Глава 4 Бейбарс и его преемники у власти: Мамлюксикй беспредел в политической жизни Египта

(Борьба корпуса Бурджитов с корпусом Бахритов)

Считается, что Бейбарс родился в половецкой семье. В 1241 году его родственники бежали от наступающих монголов в Анатолию и были там обращены в рабство.

Самого молодого (18 лет) Бейбарса купил один из египетских работорговцев. И его перепродали в гвардию мамлюков султана ас-Салиха. Он отлично подходил для гвардии, ибо был высок ростом, строен, широк в плечах и обладал большой физической силой. Хронисты говорили, что Бейбарс мог переплыть Нил, буксируя за собой плот с несколькими мамлюками.

Он проявил свои качества полководца еще в молодые годы. В 1249 году и в 1250 году он одержал две большие победы над крестоносцами при ал-Мансуре и Фарскуре.

В 1250 году именно Бейбарс был одним из самых активных заговорщиков против Тураншаха, последнего султана из династии Аюбидов. Говорят, что это именно он нанес султану смертельный удар.

Но затем Бейюарсу пришлось бежать из Египта, так как он враждовал с мамлюкскими султанами Айбаком и Кутузом. Перед угрозой опасности со стороны монголов он помирился с Кутузом. Затем в 1260 году Бейбарс отличился в исторической битве с монголами на берегах Иордана. За свою доблесть он получил от Кутуза в управление Халеб. Но этого честолюбивому вождю мамлюков было недостаточно, ибо Бейбарс не желал довольствоваться вторыми ролями. Он в октябре 1260 года организовал заговор и во время охоты его соратники убили Кутуза. Бейбарс стал султаном. Он добился своего и царствовал в течение 17 лет.

Бейбарс набросился на Сирию и один за другим подчинил себе некоторые сирийские города, включая Халеб, выбив оттуда монгольские войска. Так он взял крепость ал-Карак, важнейший стратегический объект.

В 1265 году Бейбарс отнял у крестоносцев крепость Биру. Затем была взята Цезария, затем Яффа, и Хайфа.

В 1268 году Бейбарс вязал Антиохию. Причем добыча досталась мамлюкам фантастическая. Деньги они даже не считали, а мерили их чашками для питья. А рабов продавали за 12 дирхемов и это юношей, а девушка стоила всего пять!

В 1271 году Бейбарс взял один за другим замки ассасинов и заставил их покориться своей власти. А покорить гордых ассасинов, этих бесстрашных убийц, было нелегко.

В 1273 году Бейбарс перешел со своим корпусом через Евфрат и нанес еще несколько поражений монголам.

В 1276 году Бейбарс совершил победоносный поход в Судан.

В 1277 году он снова пошел на монголов и разгромил их при Эльбистане. После этой победы он провозгласил себя султаном Рума. И мог бы основать великую империю, но не получил поддержки со стороны местных тюркских племен и отступил в Дамаск.

Умер отважный Бейбарс 1 июня 1277 года.

После смерти Бейбарса I мамлюки провозгласили султаном его сына Барака. Тот захотел укрепиться на троне и обезопасить себя от неприятных неожиданностей. Он перебил всех соратников отца, как ненадежных – могли в любой момент поменять его на другого. Но и это не помогло. Как говориться – не судьба. Во время похода на Армению в 1280 году мамлюки взбунтовались и избрали своим вождем Калуна, друга покойного Бейбарса. Они заняли Каир и низложили Барака. Султаном сделали его младшего брата Саланиша. Он тогда был совсем маленьким мальчиком и регентом при нем стал Калун. Но вторая роль его устраивала недолго и через несколько месяцев, он сам стал султаном Египта.

Этот повелитель Египта был сильным и отважным воином и по своим талантам ни в чем не уступал Бейбарсу.

В 1281 году монголы снова вторглись во владения мамлюков. Они захотели реванша. На этот раз под началом монгольского полководца, принца-чингизида, Менгу-Темира была армия в 150 тысяч человек, как сообщают некоторые источники (хотя лично я в такой численности монгольской армии сильно сомневаюсь).

Калун выступил на встречу монголам и битва произошла у крепости Хомс. Монголы начали массированную атаку на правый фланг войска мамлюков. Но те её отразили. И после этого Калун сам атаковал врага и потеснил его левый фланг монголов к центру.

Но на левом фланге войска мамлюков в это время произошла катастрофа. Монголы прорвали там фронт и погнали воинов Калуна к Хомсу. Воины Менгу-Темира преследовали бежавших и многих безжалостно уничтожили.

Калун не дрогнул и не потерял присутствия духа. Он приказал бить в барабаны и стягивал к себе остатки своего войска. Мамлюки услышав призыв своего вождя снова собрались в кулак. И тогда Калун бросил свои войска в бой снова. На этот раз монголы не выдержали яростной атаки и побежали. Сражение было выиграно.

Отразив нашествие монголов, Калун снова принялся за крестоносцев. В 1289 году он отобрал у них Триполи.

Сын и преемник Калуна Халил в 1291 году отобрал у крестоносцев Акру. После этого под его власть перешли Бейрут, Тир, Сидон, Хайфа. Но власть этого султана продолжалась недолго. В государстве мамлюков не было стабильности и преемственности власти. В это в тот момент была его слабость. В 1294 году Халил был убит собственными солдатами. Они провозгласили новым султаном малолетнего брата Халила Мухаммада I. Но в 1295 его сверг с престола мамлюкский эмир Китбуга. А этого воина (монгола по национальности) продали в рабство в 1260 году, после того как он попал в плен в битве с теми же самыми мамлюками.

Китбуга быстро адаптировался и переселил в 1296 году многих монголов-беженцев в пределы Египта. Он хотел сформировать верную лично себе гвардию из своих соплеменников. Но в это время в политической жизни Египта большую роль стали играть выходцы с Кавказа, тогда их все называли одним словом – черкесы. Казармы их находились в каирской крепости Бурдж и потому корпус черкесов именовался Бурджитами. Они то и не дали усилиться монголу Китбуге.

В 1296 году Китбуга отрекся от власти и султаном стал другой мамлюксикй эмир тюрок по имени Ладжин. Но он уже не обладал абсолютной властью в стране, а делил её с другими предводителями мамлюков.

В 1298 году, когда Ладжин попытался урезать содержание для мамлюкской гвардии, его зарезали и посадили на престол сына Калуна Мухаммада I. Но и при нем реальная власть была по прежнему в руках эмиров мамлюкской гвардии. Тогда большими фигурами были лиддер мамлюков Бахритов Салар, и лидер мамлюков Бурджитов Бейбарс.

Салару и Бейбарсу снова пришлось сражаться с монголами. В 1299 году они вторглись в Сирию и стали реальной угрозой Египту. И снова битва произошла у Хомса и мамлюки во главе с Саларам потерпели поражение.

Но в 1300 году монгольские военачальники, узнав что в Египте снова готова армия мамлюков, решили не испытывать судьбу и из Сирии добровольно ушли.

В апреле 1303 года в долине Мардж ас-Суффар, к югу от Дамаска произошла новая битва мамлюков с монголами. Монголы атаковали правый фланг и центр мамлюков но успеха не достигли. Битва продолжалась целый день и к вечеру мамлюкам удалось оттеснить монголов на холим, где не было воды. Там монгольские воины и их кони провели ночь страдая от жажды а на следующий день битва возобновилась.

Мамлюки добились победы, и монголы более не вторгались в Сирию. Но если монгольская угроза была снята, то внутренние пределы власти продолжались. За дело принялся сын Калуна султан Мухаммад I. После того как корпус Бурджитов избрал своего командира Бейбарска II новым слултаном, он обратился к Салару, лидеру корпуса Бахритов. Тот поддержал Мухаммада I и Бейбарс II вынужден был отречься.

Вскоре его по приказу Мухаммада I убили. Репрессии обрушились на Бурджидов и многих солдат этого корпуса тогда убили и черкесы надолго утратили свое политической значение.

А затем султан приказал убить и Салара.

Правление Мухаммада I после этого продолжалось с 1309 по 1340 год. И это царствование можно назвать одним из наиболее спокойных за все время пребывания мамлюков Бахритов у власти.

Но стоило ему умереть, как все началось снова. В течение 6 лет на престоле успели побывать все 6 сыновей Мухаммада I и снова обильно полилась кровь. В 1346 году регентом при малолетнем султане Хаджи I стал мамлюкский эмир черкес Гурлу. Он стал продвигать на все важные должности свои соплеменников с Кавказа. Но вскоре Гурлу казнили и Бурджитский (черкесский) корпус распустили совсем.

Но Бурджиты ушли с политичной арены всего лишь на короткое время. Их корпус совсем не распался и ждал своего часа. В 1351 году, когда на трон взошел султан Салих, их командир черкес Таза стал первым лицом в государстве. В Ответ на это усиление Бурджитов Бахриты подняли в Сирии мятеж. Таза выступил против них, победил. Но закрепиться у трона не смог.

В 1354 году султана Салиха сверг лидер Бахритов и посадил на трон его брата ал-Хасана.

Но в 1382 году черкесы снова победили и с тех пор на долгое время все султаны Египта выходили только из числа черкесов-Бурджитов. Первым султаном мамлюкской династии Бурджитов стал эмир Баркук. При нем все командные должности были заняты только черкесами-рабами.

Но после смерти Баркука и воцарения его сына Фараджа мамлюкские группировки развернули ожесточенную борьбу за власть. И такое положение продолжалось во время всего периода правления династии черкесских эмиров.

Это дало возможность туркам, что достигли тогда большого могущества в 1517 году разгромить мамлюков и подчинить Египет Османской империи на долгий период.

Часть 2 Османская империя и ее армия Глава 1 Осман I и Орхан I – основатели османского государства Нужна пехота!

Военное искусство империи Османов наиболее яркая страница в этом повествовании. Народ османов был сравнительно небольшим и мало кто мог предполагать, что именно они под предводительством своего вождя Османа сумеют заложить основы для блестящей империи средневековья. Хотя такое случалось в истории уже не раз. Вспомните Кира Великого Ахеменида, или Александра Македонского. Да и история Рима, начавшегося с небольшого поселка, и превратившегося в великую империю разве не подтверждает это?

Осман I (правил с 1289 по 1326 годы) поначалу был повелителем небольшого горного малонаселенного района (уджа). Он был зависимым от сельджкукского султана и являлся его данником. Никто тогда не мог и предположить, как далеко пойдет народ Османа впоследствии.

Область, где правил Осман и до него его отец Эртогрул, была недалеко от Византийской империи, и это давало прекрасные возможности для набегов, если учесть что империя эта солидно одряхлела и не могла эффективно защитить свои границы.

Возможность быстрого обогащения привлекала в отряды Эртогрула и Османа множество воинов из различный тюркских племен, что обосновались в Малой Азии. В тот период тюркские племена кочевников постоянно грызлись между собой и сельджукские султаны не могли их контролировать. А Осман выглядел на этом фоне борцом за веру, ибо воевал с христианами или неверными.

И под этим знаменем он стал собирать войска. В 1291 году Осман захватил у Византийской империи город Мелангии. И этот городок он сделал своей резиденцией. Впоследствии столица османов часто перемещалась пока не дошла до самого Константинополя.

В 1299 году сельджукский султан Кай-Кубад III бежал из своей столицы, во время восстания. И Осман провозгласил себя независимым правителем независимого государства. Но его бейлик (область) был слишком мал и ему нужен был временный покровитель. Поэтому осман поначалу признал власть монгольской династии Хулагидов и посылал им дань. Хулагиды тогда не сумели рассмотреть, что скрывается за правителем небольшой области и никакого будущего величия там не усмотрели.

Но в 1301 году Осман отнял у Византии Эпишехир и построил там город-крепость и перенес туда свою резиденцию.

Затем он начал большую войну за сильную византийскую крепость Бурса. Но эта война стала долгой и изматывающей. Осман постепенно окружил Бурсу своими крепостями и начал осаду. Она продолжалась 10 лет.

Бурса пала в апреле 1326 года, но войсками командовал уже не Осман, а его сын Орхан. Сам основатель османского государства, что дал ему свое имя, узнал радостную новость о падении Бурсы уже на смертном одре.

Орхан был достойным наследником отца и продолжил дело создания нового государства. Он захватил Бурсу, хотя это было делом трудным. Тогда турецкая армия состояла из кавалерийских частей и ни пехоты, ни осадной техники не имела вообще. А захватить город, обнесенный мощным кольцом стен и башен, штурмом было для такой армии задаче невыполнимой. Поэтому была использована тактика измора и город слался в конце-концов сам. Но впоследствии такая тактика совсем не годилась. Слишком долго было ждать, пока осажденные не исчерпают все возможности для обороны. Поэтому нужно было менять армию, и проводить в ней реформы, и вводить новшества.

Именно Бурса стала столицей Орхана и там, в 1327 году, началась чеканка первой в истории государства османов серебряной монеты – акче. Своей следующей целью османский повелитель сделал Никею.

Византийский император Андроник III в 1329 году дал Орхану бой и был полностью разгромлен. Османы обложили Никею со всех сторон и отрезали город от окружающих провинций Византии.

В 1331 году Никея пала. Здесь снова применена тактика измора и полной блокады.

Вслед за Никеей османы осадили Никомедию. Но крепость снабжалась продовольствием со стороны моря. И чтобы взять этот город Орхан организовал блокаду узкого залива Мраморного моря. Никомедия пала перед османами в 1337 году.

В результате этих успехов турки овладели почти всеми землями к северу от Измитского залива вплоть до Босфора. В 1352 году турки сделали первые завоевания на европейском берегу – переправившись через Дарданеллы, они захватили на Галлиополийском полуострове крепость Цимпе.

В 1354 году Орхану удалось захватить Галлиполь. А также в этом же году его войска взяли у монголов крепость Анкару. В дальнейшем расширение границ государства османов продолжалось.

Если говорить об армии османов этого периода, то стоит отметить, что султаны прекрасно понимали, несовершенство своей легкой кавалерии. Вернее кавалеристами они были отличными, но только с легкоконными воинами империю было не создать. Тогда законы войны были уже не те, что во времена Атиллы. Расширение внешнеполитической экспансии молодого Османского государства в начале XIV века породило потребность в создании регулярной и дисциплинированной пехоты, как для осады христианских крепостей, так и для широкомасштабной агрессии в Европе. Также была необходима артиллерия и саперные части.

Но ссадить кочевника с коня и заставить его стать пехотинцем оказалось делом невозможным. И после безуспешных попыток создать пехотные соединения из сыновей османских всадников и из мусульманских наемников Орхан организовал в 1330 году отряд пехотинцев из пленных христиан, добровольно или вынужденно принявших ислам 1000 человек. Это было начало знаменитого янычарского* корпуса! Это был путь к величию и победам!

"Стремясь сделать этот отряд пехотинцев ударной силой в войнах против "неверных", – сообщает в своей работе о янычарах Иван Кривушин, – султан сразу постарался придать ему религиозный характер, связав с дервишеским орденом Бекташи. Согласно легенде, глава ордена Хачи Бекташ на церемонии инаугурации отряда оторвал от своего белого одеяния рукав, возложил его на голову одного из воинов (причем так, что часть его свешивалась на затылке), назвал того "янычаром" ("новым воином") и дал свое благословение. С этого времени янычарский корпус формально считался частью Бекташие, а Хачи Бекташ – его святым покровителем; члены ордена служили войсковыми священниками. Головным убором янычар стала шапка с прикрепленным сзади куском ткани". *Янычары – от турецкого "ени чери" ("новое войско") – регулярная пехота Османской империи, что существовала с 1330 по 1826.

Глава 2 Мурад I и корпус "ени чери" (янычаров)

Мурад I (1359-1389) был первым правителем осман что принял титул султана. Это подняло его международный авторитет и усилило позиции среди мусульманских государей. Тем более что Мурад был страстным рыцарем ислама и был готов много воевать для его торжества, что привлекало в его стан представителей мусульманского духовенства, давно искавших сильного лидера.

Мурад был храбрым воином и отличался необычайно зычным голосом, что всегда был слышен во время битвы на большом расстоянии. Он был красноречив и справедлив. От воинов требовал неукоснительно верности долгу и вере и соблюдения воинской дисциплины.

В 1362 году Мурад I разгромил войска византийцев у Адрианополя и захватил этот город для империи Османов. В 1365 году он перенес в этот город столицу своего государства. И называть его стали Эдирне.

Завоевание Фракии придвинуло границы Османского государства к Болгарии и Сербии. Но они не смогли оказать достойного сопротивления Мураду. Болгарский царь Шишман признал себя данником султана и болгарский город Пловдив (Филипполь) стал частью империи.

Основной военной проблемой Мурада был недостаток пехоты и её относительно слабая подготовка. Принцип формирования пехоты из воинов- христиан был недостаточно хорош. Они были ненадежны. Пленные христиане зачастую фальшиво принимали ислам, чтобы сохранить жизнь и относительную свободу, и при случае дезертировали к своим.

Это побудило султана Мурада I в 1362 году изменить старый способ комплектования янычарского корпуса. Султан решил набирать в пехоту не пленных христианских солдат, но формировать его из захваченных во время походов на Балканы детей отобранных у христианских семей. Этим детям втолковывали исламские истины и делали из них фанатиков веры и "священного газавата" (войны против неверных). Посему когда эти юноши подрастали, то становились верными солдатами султана.

Каждый пятый или седьмой год чиновники султана отбирали в каждой христианской общине, на покоренных османами землях, мальчиков в возрасте от семи до четырнадцати лет (так называемая дань кровью) для службы в янычарском корпусе. Всех отобранных мальчиков подвергали обрезанию и обращали в ислам. Затем самых способных и физически крепких отправляли в школу кадров для дворцовых служб, государственной администрации и конного войска. Большую же часть детей выделяли для янычарского корпуса. На первом этапе их посылали для воспитания в семьи турецких крестьян и ремесленников (в основном, в Малую Азию). Там они осваивали турецкий язык и мусульманские обычаи. Через несколько лет их возвращали в военные школы и зачисляли в состав аджем огланов ("неопытные юноши") – подготовительный отряд янычарского корпуса. Эта стадия обучения продолжалась семь лет и состояла из военной подготовки и тяжелых физических работ для государственных нужд. Аджем огланы жили в казармах подразделениями по двадцать-тридцать человек, подчинялись суровой дисциплине и получали небольшое денежное содержание. Они не покидали пределов Стамбула и не участвовали в военных действиях. В них воспитывались исламский фанатизм, абсолютная преданность султану, слепое повиновение командирам. По достижении двадцати пяти лет наиболее физически крепкие аджем огланы, доказавшие свое умение в совершенстве обращаться с оружием, становились янычарами. Остальных – чикме ("отвергнутые") – направляли на вспомогательные общественные службы. Принцип почти тот же, что мы видели у мамлюков, за исключением религиозной обработки.

Янычарский корпус носил название очак ("очаг"). Он делился на тактические соединения – орты (также "очаг"). Например, в эпоху великого султана Сулеймана II (1520-1566) их насчитывалось 165, затем это количество возросло до 196. Число членов орты не было постоянным. В мирное время оно варьировалось от 100 в столице до 200-300 воинов в провинции; в период войны оно увеличивалось до 500. Каждая орта делилась на небольшие отряды по 10-25 человек. Орты были объединены в три большие группы: бюлюк, боевые единицы, дислоцировавшиеся в Стамбуле и пограничных крепостях (62 орты); себган, дрессировщики собак и охотники (33); чемаат, вспомогательные соединения (101).

Принципы жизни янычар были установлены законом Мурада I.

Янычарам предписывалось беспрекословно подчиняться своим начальникам, избегать всего, что не подобает воину (роскошь, сладострастие, ремесло и т.д.), не вступать в брак, жить в казарме, соблюдать религиозные нормы.

Янычары были подсудны только своим командирам и обладали привилегией подвергаться особо почетному виду смертной казни (удушение). Продвижение по службе осуществлялось строго по принципу старшинства. Оставлявшие корпус ветераны обеспечивались государственной пенсией. Каждая орта представляла собой своеобразную большую семью, сплоченную группу мужчин, объединенных общим делом и общим образом жизни. Здесь для карьеры не требовались ни знатность, как в Европе, ни богатство. Янычар делал карьеру мужеством в бою и преданностью исламу и своему повелителю.

Начальник всего янычарского корпуса, гениш ачерас, своим рангом превосходил командующих других родов войск и гражданских сановников и являлся членом дивана (государственного совета). Он обладал абсолютной властью над янычарами. Гениш ачерас, как и остальные офицеры, происходил из простых янычар и поднимался по карьерной лестнице благодаря принципу старшинства, а не по милости султана и поэтому был относительно независим от верховной власти. Селим I (1512-1520) ликвидировал эту независимость и начал назначать гениш ачераса по своему выбору, что вызвало сильную оппозицию со стороны янычар: они стали воспринимать агу как чужака, и во время их мятежей тот часто оказывался первой жертвой. В конце XVI века властям пришлось восстановить старый порядок избрания гениш ачераса, установленный Мурадом I.

Военной инсигнией корпуса янычар являлся священный котел. Каждая орта имела большой бронзовый котел для варки мяса. Во время похода казан несли перед ортой, в лагере его ставили перед палатками. Потерять котел, особенно на поле боя, считалось самым большим позором для янычар – в этом случае всех офицеров изгоняли из орты, а простым солдатам запрещали участвовать в официальных церемониях. В мирное время каждую пятницу орты, дислоцированные в столице, шли с казанами к султанскому дворцу, где получали продовольственный пилав (рис и баранину). Если орта отказывалась принимать пилав, опрокидывала котел и собиралась вокруг него на Ипподроме, это означало отказ от повиновения властям и начало мятежа. Казан также считался святым местом и убежищем: спрятавшись под ним, виновный мог спасти свою жизнь.

Контроль за питанием являлся главной функцией офицеров среднего и низшего звена. Это отражалось в большинстве названий офицерских должностей в орте. Во главе ее стоял корбачи баши ("распределитель похлебки"); важную роль играл ашчи баши ("главный повар"), исполнявший одновременно обязанности квартирмейстера орты и палача. Младшие офицеры носили звания "главный водонос", "поводырь верблюдов" и т.д.

Государство частично обеспечивало янычар питанием, одеждой и денежным содержанием. Денежное жалование выплачивалось только по прошествии трех лет пребывания в войске. Размер жалования зависел от срока службы и ранга. Его получали раз в квартал по предъявлению особых билетов, причем 12% суммы янычары оставляли в войсковой казне. Эта казна, пополнявшаяся также за счет платы за учеников и имущества умерших янычар, представляла собой резервный фонд, расходовавшийся на улучшение условий жизни солдат, питание и одежду, помощь больным и новобранцам, выкуп пленных. Задержки выплаты жалования и попытки властей прибегать к практике порчи монеты часто вызывали янычарские восстания.

Униформа янычар состояла из длинного платья (доламана), головного убора (каука) с пристегнутой впереди деревянной ложкой, шаровар и наколенников. В походе и в бою полы доломана собирались по бокам в складки и закреплялись ремнем.

В мирное время не проводились общих военных занятий и каждый янычар упражнялся со своим оружием самостоятельно. На марше не поддерживалось никакого особого порядка но в момент боя каждый солдат оперативно занимал свое место в строю. В казармах же царила суровая дисциплина. В них поддерживалась абсолютная чистота, туда не допускались женщины. Дисциплина обеспечивалась системой наказаний вплоть до смертной казни. Самыми тяжелыми проступками считались дезертирство и трусость на поле боя.

С самого начала, со времени Мурада I, янычары были ударной силой османских завоеваний. Именно им империя обязана своими крупнейшими военными успехами в XIV-XVI веках. Численность и удельный вес янычар в турецкой армии постоянно возрастали. При Сулеймане II их насчитывалось уже 40 тысяч. Корпус мог выступить в поход только под командованием самого султана.

Глава 3 Мухаммед II Завоеватель и армия османов

Царствование султана Мухаммеда II (правил в 1444-1446 гг., 1451-1481 гг.) стало центральным событием турецкой истории. Приняв власть в 1451 году, Мухаммед стал готовиться к завершающей фазе борьбы с Византийской империей. Ему нужно было взять столицу империи великий и древний город Константинополь.

В 1452 году турки заняли последние из принадлежавших Византии городов Масимвию, Анхиал, Визу и Силиврию. И зимой 1452 года конные отряды армии османов появились под стенами столицы – Константинополя – последнего оплота императора Константина.

Затем к городу из Эдирне подошел наряд турецкой армии под командованием венгра Урбана. А это были несколько десятков больших орудий, что метали каменные ядра весом в 30 пудов.

В марте 1453 года к Константинополю подошли и основные силы турок, а 5 апреля 1453 года к городу прибыл со свитой сам султан Мухаммед II заслуживший впоследствии прозвище "Фатих" что в переводе означает "Завоеватель". Все в осадной армии было 80 кораблей и 150 тысяч войска. Город защищали 7 тысяч воинов императора Константина Палеолога и горожане.

Султан в течение двух недель приказал обстреливать город из своих пушек. А затем 18 апреля его армия пошла на приступ. Но он был отбит с большими потерями для турок. Затем последовал новый штурм и снова неудача.

Тогда Мухаммед даже подумал, чтобы снять осаду, но его соратники пришли к нему с просьбой не отступать! И тогда османы сумели перетащить часть своих боевых кораблей в константинопольскую бухту Золотой Рог. Вход в залив был прегражден тяжелыми железными цепями. Для преодоления этой преграды турки соорудили громадный деревянный настил, густо смазанный жиром. В течение одной ночи турки перетащили на нему на канатах 70 кораблей, и опустили их в воды залива.

Византийцы никак не ожидали удара с этой стороны. Город попал в полную осаду со всех сторон. Штурмы последовали один за одним, и пушки турок ежедневно обрабатывали город. Но защитникам все равно удалось отбить все. Константинополь стоял.

29 мая 1453 года Мухаммед повелел начинать новый генеральный штурм. На этот раз главный его удар был нанесен между воротами св. Романа и Харисийскими, где стены наиболее пострадали от артиллерийских обстрелов.

На остальных участках были организованы фальшивые штурмы, дабы отвлечь защитников от участка главного удара. Постепенно турки учились осадному делу и совершенствовались в этом нелегком искусстве.

Удачный выстрел из пушки обрушил часть ворот св. Романа и на этот раз турки прорвались в город и отворили ворота. Отряды османов оказались за стенами. Бои пошли на улицах города. Константинополь пал. Свыше 60 тысяч человек были проданы в рабство.

1 июня 1453 года в город вступил сам султан Мухаммед II победоносный. Имено сюда он пренес столицу своей империи и перименовал Константинополь в Стамбул.

Затем наступила очередь Сербии и османы Мухамеда II к 1459 году завершили её покорение.

В 1456 году признала протекторат султана Мухаммеда Молдова.

В 1460 году было завершено покорение Греции.

В 1461 году под всласть Мухаммеда попал последний осколок Византии Трапезундская империя на севере Малой Азии.

В 1475 году османам покорился Крым и хан из славного рода Гиреев признал себя вассалом султана.

Империя Османа при Мухаммеде Победоносном разрасталась во все стороны, и стала одним из сильнейших государств тогдашнего мира. Последней победой этого повелителя стала победа в Южной Италии, где его войска высадились в 1480 году. Там турки после двухнедельной осады захватили крепость Отранто. Это был отличный плацдарм для будущего вторжения, но султан Мухаммед II умер в 1481 году отравленный своим личным врачом, что действовал по приказу его сына Баязета. И удержать крепость в Италии за собой турки не сумели.

Армия Муххамеда II Победоносного

Османское войско состояло из трех главных частей: конного феодального ополчения, конницы акинджи и янычасркого корпуса регулярной пехоты.

Основная сила армии Мухаммеда была, конечно, в пехоте. Грозное и дисциплинированное янычарское войско отлично показывало себя в сражениях и осадах. С середины XV века янычары были не только отличными солдатами, но и начали превращаться в серьезную политическую силу. В 1451 году вступивший на престол Мухаммед II, стремясь обеспечить лояльность янычар, выдал им денежный подарок, что превратилось в обычай одаривать их при каждом новом воцарении. Причем размеры этого дара постоянно возрастали. И в надежде на его получение янычары с готовностью поддерживали любую смену власти. Традиция эта была упразднена только в 1774 году султаном Абдул Хамидом I. Также существовал обычай одаривать каждого янычара по случаю первого похода нового султана. Значительные суммы выплачивались им и перед сражениями. Но они тогда отрабатывали все затраты с лихвой.

Кавалерийские соединения султанской армии также были многочисленными. Они состояли из отрядов тяжелой кавалерии "бешлиев" – воинов закованных в латы. Слово "беш" по-турецки означает "пять", а это значило, что один конный бешлий стоит в бою пятерых. Также была в составе конницы османов кавалерия спахиев, или сипахов. Они получали за службу своему султану земельные пожалования. Эти поместья зиаматы обязывали их держателей выставлять в армию султана определенное количество вооруженных всадников. Практически тоже самое, что было в Европе и на Руси. Вспомните поместную дворянскую конницу.

Конница акинджи была нерегулярной. Это были отряды легкой кавалерии империи. Служили они для разведки и лихих кавалерийских рейдов по тылам противника. За свою службу ленов и денег они не получали, а имели только долю в военной добыче и потому эти всадники снискали себе славу грабителей и мародеров.

Глава 4 Упадок империи и ослабление армии

Наступательный порыв великой империи османов постепенно угас. Ничто не вечно в этом мире. Могучее государство стало постепенно клониться к упадку.

Войны не приносили уже той прибыли, а расходы казны на содержание армии постоянно росли. Держатели зиаматов постепенно разорялись и уже не могли выставлять в армию качественной тяжелой и средней кавалерии. Во второй половине XVI века в связи с этим упадком конного ополчения янычарский корпус превратился в самое крупное и боеспособное соединение турецкой армии. Его численность к концу столетия достигла 90 тысяч.

Сильно возросло и политическое влияние янычаров в Османской империи. То есть практически тоже самое, что мы наблюдали у мамлюкских эмиров. А если вспомнить более древнюю историю то нечто подобное можно было видеть в Риме во время господства преторианцев, когда они решали кого посадить на трон цезарей.

Но параллельно с ростом политического влияния янычарского корпуса происходила его военная деградация. Из хорошо обученного, дисциплинированного и сплоченного соединения оно превратилась в привилегированную касту преторианцев, не обладавших боевым духом и боевыми качествами прежних дней.

В чем же причина такой деградации турецкой пехоты? Ответ прост. Причина – в отходе от исходных принципов комплектования корпуса. Принцип установленный Мурадом I был отброшен. Дело в том, что многие турки были недовольны тем, что элитные войска и государственная администрация рекрутируются из среды покоренного христианского населения. Они также хотели делать карьеру и карабкаться вверх по служебной лестнице. А то получалось что кара-тюрки (кара черный) копались в земле, жили в бедности и платили все налоги, хоть и были господствующим народом. А между тем, а дети покоренных народов поднимались в империи до высших должностей – стоило им только принять ислам. Видя это, некоторые родители-турки договаривались с христианами, чтобы те во время рекрутского набора выдавали их детей за своих. Но это было не решение проблемы и им нужен был закон о наборе самих неимущих турок в войско.

При Сулеймане II турок стали уже открыто принимать в аджем огланы и даже прямо в войско. Но значительная часть таких новобранцев не была подготовлена к тяготам службы. Теперь отбирали в войска совсем не самых выносливых и крепких как ранее. Воины зачисленные в ряды янычар по протекции или за взятку, как правило, не проявляли особого мужества на поле боя. Старые янычары отказывались служить вместе с ними и между этими двумя группами нередко возникали кровавые столкновения. К концу XVII века турки составляли уже большую часть янычарского войска. Их количество особенно возросло после отмены в 1638 году детского налога на христиан и прежней системы комплектования.

Увеличение турецкого компонента обусловило отказ от одного из важнейших принципов жизни янычар – безбрачия. В ранний период разрешение жениться давалось гениш-ачерасом только в исключительных случаях, прежде всего старым и заслуженным ветеранам.

Но в 1566 году Селим II (1566-1574) при вступлении на престол был вынужден предоставить это право всем янычарам. В результате практика совместной жизни в казармах сошла на нет.

Сначала женатым янычарам позволили жить в своих домах, а затем и неженатые отказались оставаться в казармах и подчиняться строгой дисциплине. Вскоре возникла проблема обеспечения янычарских семей; поскольку солдатского жалования для этого было недостаточно, заботу об их детях взяло на себя государство. Сыновьям янычар предоставлялось право на получение хлебного рациона с момента рождения, а позже их стали зачислять в состав орт еще во младенчестве с соответствующими льготами. В итоге корпус превратился в наследственный институт. А это привело к вырождению корпуса! Приток пассионариев в элитный корпус закончился, как сказал бы знаменитый историк Лев Гумилев.

В начале XVII века янычары стали также ведущей политической силой Османской империи, главным источником мятежей и заговоров. Он взялись низлагать и возводить на престол султанов. Попытка Османа II (1618-1622) в 1622 году реформировать корпус стоила ему жизни. В 1623 янычары свергли Мустафу I (1617-1618, 1622-1623), в 1648 Ибрагима (1640-1648), в 1703 Мустафу II (1695-1703), в 1730 Ахмеда III (1703-1730), в 1807 Селима III (1789-1807); еще чаще их жертвами оказывались высшие сановники государства.

Янычарский корпус постепенно терял свой чисто военный характер. В XVII веке в связи с ростом численности янычар расширились их функции. Теперь они были не просто солдатами и их все чаще привлекали для исполнения разных невоенных обязанностей (полицейская служба, уборка улиц, борьба с пожарами и т.д.). Также янычары, как и русские стрельцы, стали активно вовлекаться в ремесленную деятельность и торговлю. Султаны поддерживали эту тенденцию, надеясь отвлечь их от политики, да и на их жаловании можно было солидно сэкономить при случае. Янычары монополизировали ряд отраслей ремесла. В Стамбуле они полностью контролировали производство и продажу фруктов, овощей и кофе, в их руках оказалась значительная часть внешней торговли. Налоговые и судебные привилегии янычар являлись привлекательным моментом для представителей самых разных социальных слоев. Распространилась практика формального членства в янычарском войске. Любой за взятку янычарским офицерам мог записаться в орту и получить налоговые льготы. С другой стороны, в его состав проникали многие криминальные элементы. В войске процветало взяточничество и казнокрадство. Во время военных походов янычары нередко отказывались сражаться, предпочитая заниматься грабежами и вымогательствами.

Часть 3 Империя Великих Моголов Глава 1 Образование новой империи: Шах Бабур – потомок Чингисхана

Империя Великих Моголов была одно время одним из самых могущественных государств Азии и обладала наиболее сильной армией в регионе. Но по своему величию она и в подметки не годилась империи Чингисхана по масштабам завоеваний и по своему значению в истории. Но не стоит, однако, забывать что Чингисхан жил в иное время. Период его завоеваний как раз пришелся на период феодальной раздробленности в Западной, Центральной и Восточной Европе.

Отсутствие тогда огнестрельного оружия делало монгольскую военную организацию намного более эффективной, чем военная организация европейских герцогов и князей. И поэтому Чингисхан и его наследники стали побеждать! Их противникам, как в Азии, так и в Европе нечего было противопоставить монгольскому конному войску.

В начале XVI века повелитель Ферганы Бабур, что провозгласил себя потомком Чингисхана во главе тюрсксиких, таджикских и путшунских племен решил возродить империю своего предка – грозного хана монголов, заслужившего в истории прозвище "Потрясатель Вселенной".

В 1504 году войско Бабура захватило город Кабул. Это был его первый шаг к империи и весьма серьезный тактический успех.

В 1526 году армия моголов разбила армию делийского султана в битве при Панипате. В следующем году они покорили индусское княжество Раджпутана, во главе которого стояла воинственная каста раджпутов. Так возникла империя Великих Моголов.

У Бабура была артиллерия и он мастерски использовал этот вид оружия. Его орудия и пехоту прикрывали вагенбурги – связанные цепями повозки. Это нововведение Бабур позаимствовал из Европы, где оно широко применялось еще в античности. Использовали его и запорожские казаки и это делало, их пехоту чрезвычайно эффективной в борьбе против неприятельской кавалерии.

Повозки быстро ставились в круг и пехота оказывалась как бы в крепости из-за которой били пушки и мушкеты. Но пехота Бабура не была похожа на запорожскую. Основу его армии составляли по-прежнему кавалеристы, как было принято в Азии среди кочевых народов. Пехотинцы Бабура это весьма слабо подготовленные воины из крестьян, что едва держали в руках оружие. Но и его артиллерии хватило для победы.

Преемники умершего в 1530 году Бабура распространили свое господство почти на весь полуостров Индостан. Только мусульманские и индуистские княжества Южной Индии остались вне империи.

Наибольшего могущества государство Великих Моголов достигло при падишахе Акбаре, правившем в 1555-1605 годах. Тогда в состав империи, помимо Индии, входили южные районы Центральной и Средней Азии. Вся земля была собственностью падишаха, а князья служили ему за денежное жалованье и доходы с земель, которые, однако, не являлись их наследственными владениями.

Глава 2 Армия великих моголов

Основу конных корпусов армии Великих моголов составляли воины тяжелой и средней конницы. Формировались они по принципу – земля взамен службы в войске государю. То есть феодалам жаловались поместья во временное пользование.

Важной чертой общественного строя Могольской империи было существование феодальной государственной собственности на землю. Все завоёванные земли первоначально попадали в государственный фонд – халисэ. Затем большая часть этих земель была роздана в военные пожалования – джагиры – крупным феодалам, так называемым джагирдарам, которые получали право взимания с этих владений земельной ренты-налога. Джагиры это условные земельные пожалования, сходные с русскими поместьями или европейскими ленами. Джагирдар был обязан содержать отряды наёмных войск, главным образом конницы, сообразно своему чину и установленным доходам. Джагир не был связан с одной определённой местностью. При пожаловании джагира принималась во внимание лишь цифра получаемого с него дохода, т. е. следуемой джагирдару с крестьян ренты-налога. Чиновники финансового ведомства определяли, какие деревни должны идти в джагир тому или иному феодалу, причём при повышении в чине часто меняли эти деревни, отводя джагирдару земли в какой-либо иной части страны. Владения джагирдара не передавались по наследству и даже не были пожизненными. Как правило, джагир был владением крупным.

Заминдары (местные князья и предводители племён) обязаны были уплачивать центральной власти определённую ежегодную дань и, по требованию государя, выступать в поход со своим ополчением. Заминдары могли передавать свои земли (заминдарства) по наследству с согласия падишаха. Они сами устанавливали ренту-налог в пределах своего заминдарства.

Заминдарства не были типичной формой феодального землевладения в Могольской империи. Они находились главным образом на окраинах или в труднодоступных для Могольской конницы холмистых местах, в основном в Раджпутане, Ориссе, Бенгалии и Кабуле. Заминдары в отличие от джагирдаров иногда вели собственное барское хозяйство и применяли в небольших размерах барщинный труд крестьян. Большинство заминдаров исповедовало индуизм и принадлежало к коренному населению Индии в отличие от джагирдаров, которые большей частью были мусульманами, потомками среднеазиатских и афганских завоевателей.

Конные ополчения раджей, заминдаров и джагирдаров составили конное войско моголов. Это весьма напоминает реформу короля Карла Мартелла во Франции после битвы при Пуатье в 732 году.

Войско моголов состояло не только из "туземных" отрядов раджей, а также из тюркско-монгольских и таджикских наемников из Средней Азии, а также персов, арабов турок. Этим наемным войском командовали могольские эмиры.

Существовала также немногочисленная наемная пехота из индийцев, вооруженная мушкетами. Но уровень ее подготовки и вооружения был очень низким. Это было совсем не походе на европейские солдатские подразделения тех же времен. На пехоту могольские императоры обращали мало внимания и поэтому в военном деле солидно отстали от Европы. Именно в силу этих обстоятельств Индия и была завоевана впоследствии англичанами.

Зато артиллерия их армии была сильна. Моголы располагали тяжелой артиллерией – 70 большими чугунными пушками. Кроме того, у них имелось от 200 до 300 легких орудий, которые были лишь немного больше мушкета и перевозились на верблюдах.

Существовала у них и конная артиллерия – 50-60 маленьких бронзовых пушек. Они перевозились в тележках, в каждую из которых впрягалась пара лошадей. Нечто подобное в европейских армия появилось много позже. В России впервые конную артиллерию завел только Петр I.

У моголов было также 800-900 боевых слонов. Всего в их армии насчитывалось от 40 до 60 тысяч всадников и до 15 тысяч пехотинцев, артиллеристов и погонщиков боевых слонов.

В походе войско падишаха сопровождало еще свыше 100 тысяч гражданских лиц – слуги, торговцы, купцы, носильщики и женщины.

В государстве Великих Моголов не было централизованного военного снабжения. Единственным средством существования воинов было жалованье, на которое они покупали себе продовольствие и одежду. Для этого в лагерях устраивались базары. Таким образом, обеспечением армии занимались жители крупных городов, которые десятками и даже сотнями тысяч устремлялись вслед за армией в поход. Население столиц – Дели и Агры жило почти исключительно за счет войн. Подобный способ снабжения делал походную колонну очень громоздкой, а в случае поражения войско быстро разлагалось и превращалось в плохо управляемую толпу.

Во времена Акбара моголы овладели прибрежными областями – Бенгалией на востоке и Гуджаратом на западе, поставив под свой контроль морскую торговлю. Им также все время приходилось подавлять восстания индуистского населения, которое несло на себе основное бремя налогов.

С переменным успехом велись войны с Турцией и Ираном. Ханства Средней Азии во второй половине XVI века отложились от империи, и с ними моголы тоже вынуждены были вести длительные войны. Однако ни одно государство Южной Азии не могло в то время сравниться по своей военной силе с империей Великих Моголов.

Глава 3 Государство великих моголов при Шах-Джехане и Аурангзебе

Наибольшую территорию государство Великих Моголов достигло при Шах-Джехане. В конце его правления в 1658 году разгорелась кровопролитная война между его сыновьями – правителем Кабула и Мультана Дара-Шикохом и правителем Декана Аурангзебом. Дара-Шикох провозглашал принципы веротерпимости и выражал готовность уравнять в правах с мусульманской знатью индуистских раджей, жрецов, купцов и ростовщиков. Аурангзеб, напротив, отстаивал первенство мусульман в империи и выступал за кассацию долгов мусульманских раджей индуистским ростовщикам, а также стремился захватить сокровища индуистских храмов и присоединить к империи южноиндийские княжества – мусульманские Биджапур и Голконду и индуистское Полиагру.

Война началась еще в последние месяцы правления тяжело заболевшего Шах-Джехана. Он объявил своим наследником Дару, который стал собирать силы на средства из казны Великих Моголов для борьбы с Аурангзебом и другими братьями. В апреле 1658 года под Аллахабадом, в месте впадения Джамны в Ганг, встретились войска сына Дары Сулеймана-Шеку и брата Дары Шаха-Шуджи, владетеля Бенгаиши, объявившего себя падишахом государства Великих Моголов. Армия Шаха-Шуджи потерпела поражение, но сумела отступить без больших потерь. Пока Сулейман его преследовал, к Агре подошли армии Аурангзеба и его брата Мурада-Бакши, правившего в Гуджарате. 15 апреля 1658 года они вступили в бой при Дхармате с отрядами полководцев Дары – набоба Казим-хана и раджи Джасвантсинга.

Каждая из армий насчитывала по 35 тысяч человек, но многие мусульманские военачальники в армии Дары тайно сочувствовали Аурангзебу и не горели желанием вступать с ним в с хватку. Раджпутская конница контратакой опрокинула неприятельских всадников, опрокинула артиллерию Аурангзеба и завязала бой с его авангардом. Однако мусульманские отряды не поддержали атаку раджпутов.

Аурангзеб подкрепил авангард резервом и остановил натиск неприятеля. Раджпуты оказались в окружении, и шесть их вождей пали в бою. После этого артиллерия Аурангзеба сосредоточила огонь на центре, где стойко дралась 2-тысячная гвардия Джасвантгсинга и мусульманские отряды. Но мусульмане левого фланга армии Дары обратились в беспорядочное бегство под натиском войск Мурада-Бакцли. Аурангзеб выиграл сражение. Потери армии Казим-хана и Джасвантсинга превышали 6 тысяч убитыми, войска Аурангзеба и Мурада-Бакши потеряли несколько меньше.

Вскоре к армии Дары подошли подкрепления, и 29 мая при Самугаре произошло новое сражение. Дара располагал 60-тысячным войском с 80 орудиями, но мусульманская его часть была очень ненадежна. Ему противостояли 50 тысяч воинов Аурангзеба и Мурада-Бакши. Аурангзеб обратился к своим солдатам с пламенной речью:

"Завтра будет день славных дел… Вы должны в едином порыве атаковать врага, ударами ваших острых сабель добиться удачи и прославить свои имена на весь мир".

Его артиллерия, руководимая английскими и французскими специалистами, превосходила артиллерию Дары. Сначала отборная мусульманская конница под предводительством Дары смогла прорвать артиллерийскую позицию и захватить неприятельский лагерь. На левом крыле раджпуты отрезали отряд Мурада-Бакши. Но войска правого крыла бездействовали, что позволило резерву Аурангзеба и его авангарду под командованием Мухаммеда-султана контратаковать во фланг главные силы Дары при поддержке двух артиллерийских батарей. Армия Дары бежала в беспорядке, а многие мусульмане из ее рядов предпочитали сдаться в плен. Только убитыми падишах потерял до 10 тысяч человек.

После сражения при Самагуре Дара отступил в Афганистан, а армия Сулеймана-Шеку укрылась в горах Декана. Аурангзеб без труда взял Агру и Дели. Он арестовал и заточил в тюрьму Шах-Джехана и брата Мурада-Бакши. Вскоре афганцы выдали ему Дару-Шикока, который был немедленно казнен. Потом Аурангзеб расправился с остальными братьями и стал единоличным правителем империи. Его победа означала сохранение господства мусульманской военной аристократии и угнетение индуистских раджей, жрецов и торговцев. Это вызвало ослабление внутреннего единства империи, которая вскоре распалась на фактически независимые княжества, легко покоренные англичанами столетие спустя.

Список использованной литературы при написании раздела "Военное искусство на Востоке":

1.Азимджангова С.А. "Государство Бабура в Кабуле и Индии". М.: 1977.

2.Зеленев Е.И. "Египет: Средние века. Новое время". СПб.: 1999.

3.История Индии в средние века. М.: 1968.

4.Новичев А.Д. "История Турции". Л.: 1963-1978.

5.Семенова Л.А. "Салах ад-дин и мамлюки в Египте". М.: 1966.

6.Семенова Л.А. "Из истории Фатимидского Египта". М.: 1974.

7. Рыжов К. "Все монархи мира: мусульманский восток VII-XV века. М.: Вече. 2004.

8. Рыжов К. "Все монархи мира: мусульманский восток XV-XX века. М.: Вече. 2004.

Оглавление

  • 1. Древний мир
  • Часть 1 Древний ЕгипетГлава 1 Начало армии: Древнее царство и Среднее царство
  • Глава 2 Империя: Новое царство и Позднее царство
  • Глава 3 Фараоны воители: Новое царство и Позднее царство
  • Часть 2 Империя хеттовГлава 1 Великие цари-завоеватели
  • Глава 2 Боевая колесница – источник побед хеттских царей
  • Глава 3 Вооружение хеттского воина
  • Часть 3 Кочевники и их тактика конного боя – появление кавалерии Киммерйцы, скифы, сарматыГлава 1 Народ "гиммиру" (киммерийцев) и скифы Тактика легкой конницы
  • Глава 2 Сарматы Тяжелая конница катафрактов
  • Часть 4 Ассирия – кровавый восход и быстрый закатГлава 1 Краткие сведения по истории
  • Глава 2 Военные реформы царя Тиглатпаласара III
  • Глава 3 Падение ассирийской империи: причины быстрого упадка
  • Часть 5 Империя Ахеменидов
  • Глава 1 Триумф Ахеменидов Кир II Великий "Царь стан, царь царей"
  • Глава 2 Ударная сила Ахеменидов
  • Глава 3 Отряды пехоты "бессмертных"
  • Глава 4 Надел колесницы, надел коня, надел лука
  • Глава 5 Тактика конного боя в империи Ахеменидов
  • Глава 6 Удар серпоносной колесницы: шаг к победе?
  • Часть 6 Греко-персидские войны
  • Глава 1 Фаланга как инструмент победы
  • Глава 2 Греко-персидские войны: Великие битвы
  • Часть 7 Империя Александра Великого Главный инструмент победы, или что помогло победить македонскому царю?
  • Глава 1 Кавалерия
  • Глава 2 Фаланга
  • Глава 3 Битвы при Иссе и Гавгамелах – снова кавалерия
  • Глава 4 Мог ли Александр Македонский проиграть?
  • Часть 8 Могучий Рим времен республики и империиГлава 1 Эволюция римской армии: Легион при царе Сервии и после него до реформы Гая Мария
  • Глава 2 Эволюция римской армии: Легионы поздней республики и реформа Гая Мария
  • Глава 3 Эволюция римской армии: Легионы времен принципата и империи Легионы Октавиана Августа
  • Часть 9 Рим против КитаяВойна, которой никогда не было, но которая могла бы быть: предположения и версииСтолкновение в 36 году до н.э. римских солдат с солдатами империи Хань. Победа китайцев
  • 2. Русские землиЧасть 1 Киевская Русь: ранний период
  • Глава 1 Зарождение боевого искусства
  • Глава 2 Поход князя Игоря Рюриковича на Константинополь
  • Глава 3 Завоевательные походы русского Македонского князя Святослава Игоревича
  • Часть 2 Киевская Русь: воинское искусство времен феодальной раздробленности
  • Глава 1 Изменения в военном искусстве связанные с развитием феодализма
  • Глава 2 Страшная угроза со стороны степей
  • Глава 3 Нашествие монголов на Русь: почему случилась катастрофа?
  • Глава 4 Победы и тактика князя Александра Ярославича прозванного Невским
  • Глава 5 Новая тактика Дмитрия Донского и победа над Золотой Ордой на Куликовом поле
  • Глава 6 Битва на Ворскле в 1399 году
  • Часть 3 Великое княжество и царство Московское и всея РусиГлава 1 Изменения в русской армии в период правления Ивана IV
  • Пехота:1.Стрельцы
  • 2.Артиллерия и инженерные части
  • 3.Даточные люди – вспомогательная пехота
  • Кавалерия:1.Дворянская конница
  • 2.Боярские дети
  • 3.Казаки
  • 4.Татарская конница
  • 5.Государев полк – конная гвардия царей
  • Вооружение русских воинов при Иване IV:
  • Глава 2 Период общего упадка военного искусства в предпетровское время
  • 3. ЕвропаЧасть 1 Европа: ранний период Расцвет рыцарстваГлава 1 Битва при Адрианополе – конец римского величия
  • Глава 2 Кавалерия рыцарей
  • Глава 3 Рыцари идут на Восток
  • Часть 2 Европа: поздний период Закат рыцарстваГлава 1 Битва при Куртрэ в 1302 году
  • Глава 2 Битва при Креси в 1346 году
  • Глава 3 Битва при Пуатье в 1356 году
  • Глава 4 Битва при Грюнвальде в 1410 году
  • Глава 5 Битва при Азенкуре в 1415 году
  • Часть 3 Европа: Военное искусство в XVI-XVII веках и Тридцатилетняя войнаГлава 1 Кавалерия рейтаров и её роль в новой войне
  • Глава 2 Изучение военной тактики римлян и проработка новой тактики войны принцем Морицем Оранским
  • Глава 3 Шведский период Тридцатилетней войны Сражение при Брейтенфельде и новая линейная тактика Военные реформы короля Густава-Адольфа
  • Глава 4 Сражение под Лютценом: Валенштайн и Густав-Адольф
  • Глава 5 "Железные ребра" Оливера Кромвеля Снова кавалерия!
  • Заключение Коренные изменения
  • 4. Америка и её завоевание европейцамиЧасть 1 Властители Мексики
  • Глава 1 Мешитли и странствия народа Астлана
  • Глава 2 Императоры -завоеватели
  • Глава 3 Военное искусство ацтеков
  • Глава 4 Дон Эрнандо Кортес и завоевание Мексики
  • Часть 2 Повелители Тауантинсуйу Империя инков
  • Глава 1 Образование и возвышение империи инков
  • Глава 2 И всегда сражаясь смело, Я тебя владыкой сделал Над бескрайнею страною
  • Глава 3 Поход Франсиско Писарро
  • 5. Военное искусство на Востоке
  • Часть 1 Мамлюки: воины-рабыГлава 1 Царство Тулунидов и новое в системе набора войск
  • Глава 2 Элитарный корпус мамлюков: командир корпуса "Бахрия" Айбак берет власть в свои руки
  • Глава 3 Мамлюки против монголов: первая схватка
  • Глава 4 Бейбарс и его преемники у власти: Мамлюксикй беспредел в политической жизни Египта
  • Часть 2 Османская империя и ее армияГлава 1 Осман I и Орхан I – основатели османского государства Нужна пехота!
  • Глава 2 Мурад I и корпус "ени чери" (янычаров)
  • Глава 3 Мухаммед II Завоеватель и армия османов
  • Глава 4 Упадок империи и ослабление армии
  • Часть 3 Империя Великих МоголовГлава 1 Образование новой империи: Шах Бабур – потомок Чингисхана
  • Глава 2 Армия великих моголов
  • Глава 3 Государство великих моголов при Шах-Джехане и Аурангзебе X Имя пользователя * Пароль * Запомнить меня
  • Регистрация
  • Забыли пароль?