«Вильгельм I и нормандское завоевание Англии»

- 2 -

В течение нескольких лет я вел курс «Нормандское завоевание Англии» в качестве специального предмета для выпускного экзамена по истории, и данная книга дает мне возможность изложить сформировавшиеся у меня взгляды. Я благодарен своим студентам за то, что из года в год они требовали от меня истолкования некоторых основных текстов, касающихся данной темы, так как своей настойчивостью они заставляли меня глубже понять важнейшие источники. Кроме того, монологи, в которые обычно превращаются семинары, хотя и стимулируют мыслительные процессы и при этом даже некоторую склонность к преувеличениям, все же очищают материал от всего лишнего, ведь повторение одних и тех же глупостей — занятие довольно утомительное. После того как я закончил первый черновик моей книги, вышел в свет монументальный труд профессора Дэвида Дугласа — «Вильгельм Завоеватель». Я с благодарностью воспользовался шансом сверить с ним все детали и, при расхождении в трактовке, пересмотреть свои взгляды. Надеюсь, что я извлек необходимую пользу из предоставленной мне возможности. Много хороших советов дал мне главный редактор данной серии книг, но, боюсь, я не всегда следовал им так, как подобает специалисту. Я также благодарю своих коллег, г-на Дж. У. Гринуэя и г-на Л. Дж. Ллойда, за поддержку и содействие, и г-жу Валери Хогуд за любезно оказанную помощь в чтении корректуры.

ПРОЛОГ

В раннем германском обществе самым желанным вознаграждением была земля. Сокровища, будь то слитки, монеты или драгоценности, не приносили прибыли. С их помощью можно было кое-что получить: скажем, привлечь юношей на военную службу или заслужить внимание со стороны поэтов, — но это было не так легко сделать. Когда поэт Гуннлауг просил у короля Этельреда разрешения покинуть двор, он сказал: «Я должен погостить у трех принцев и двух эрлов, так как дал им, владеющим землями, обет. Я не вернусь, пока даритель золота не призовет меня. Пожалуй же служителю богини острия копья алое ложе драконов [золото], чтобы он украсил им свои рукава». Тогда Этельред подарил поэту золотой браслет весом в шесть унций{1} и наказал ему возвращаться следующей осенью.

- 2 -