«Ни поцелуя без любви»

- 3 -

— О господи. Клер, это ты. Только тебе — и моему отцу — доставляет удовольствие произносить это имя полностью.

— Прости, прости, но я не могла отказать себе в этом самом удовольствии. Как раз сейчас мимо меня проходила целая группа моих коллег. Когда я произнесла «Ифигения», они все дружно шарахнулись, представляешь, как прикольно?

— Представляю. Спасибо за такт и понимание. Чего тебе?

— Фиджи, детка, я звоню тебе, как архангел Гавриил, с благою вестью.

— Я беременна?!

— Тебе виднее, но я о другом.

— Гавриил принес именно эту весть…

— Да? Возможно. В любом случае, к твоей беременности я не имею ни малейшего отношения. Я хочу предложить тебе срубить бабла.

— Срубить кого?

— Баблос. Кэш. Капусту. Мани. Много денег.

— А зачем их рубить?

— О'кей, срублю я, ты их просто получишь.

— А, хорошо. Так что нужно сделать?

— Поехать в одно место с одним человеком.

— Куда и с кем?

— Фиджи, так нельзя. Если я тебе сразу скажу, ты откажешься. А дело стоящее, жаль упускать.

— А почему это я откажусь? Почему меня все держат за идиотку?! Ничего я не откажусь, я вполне взрослая, опытная женщина, я уверена, что…

— Хорошо. В «Сад Наслаждений» с Джорджем Вулфом.

— Нет!

— Вот видишь.

— Клер, так нечестно. Я думала, ты серьезно…

— Я серьезна, как никто и никогда. Послушай. И не перебивай!!! К нам три дня назад обратился Джордж Вулф. Как ты знаешь, наше агентство специализируется — помимо прочего — на предоставлении услуг высококлассных секретарей-референтов, делопроизводителей и тому подобных! сотрудников. Кто такой Джордж Вулф, тебе тоже хорошо известно…

— Сноб, мерзавец, бабник и негодяй!

— Я просила не перебивать.

— Прости, вырвалось.

— Джордж Мортимер Вулф, граф Кентский, герцог Олдершот-и-Беркли, является по совместительству монстром гостиничного бизнеса, миллионером, миллиардером, Крезом и Мидасом нашего времени. Все, к чему он прикасается, — фигурально выражаясь! — превращается в баснословный доход. Он открыл сеть дорогущих отелей у себя в Англии, потом пробежался по побережью Италии и Франции, окучил Майорку и Мальорку, отметился на Карибах и Гаваях, застолбил место на Гоа — и заскучал.

— Еще бы! Глобус подходит к концу.

— К счастью, у него еще есть мы, Соединенные Штаты оф Америка. Именно сюда, а именно в Лас-Вегас, лежит путь нашего миллиардера.

— Перышко ему в…

- 3 -