«Ночной гость»

- 2 -

Неслышно ступая по ковру, Дора подошла, обняла ребенка и прижала к себе, стараясь согреть. Глаза девочки расширились от ужаса, и она попыталась вырваться, но Дора принялась нашептывать ей ласковые, успокаивающие слова.

— Все в порядке, дорогая, — шептала она. — Тебе нечего бояться.

Девочка успокоилась, чуть вздрогнув, когда Дора откинула прядь темных волос и коснулась ее лба. Кожа была сухой и горячей. На бледном лице горел лихорадочный румянец.

Кто бы она ни была, ясно одно: она должна лежать в постели и ей срочно нужен врач.

— Как тебя зовут, котенок? — тихо спросила Дора, решив на время оставить остальные вопросы.

Но девочка вдруг, то ли всхлипнув, то ли застонав, повисла у нее на плече. Дора сняла с нее промокшее насквозь пальтишко и завернула в свою шаль. Откуда, ради всего святого…

Вопрос так и остался незаданным, так как за дверью гостиной неожиданно раздался грохот. Похоже, ребенок пришел не один. Мгновенно вскипев от возмущения, Дора решила перекинуться парой слов с человеком, который потащил с собой больного ребенка, отправляясь на ночной промысел, будь он хоть самый опасный в мире преступник. Она распахнула дверь и зажгла свет.

— Что за… — Грабитель повернулся от шкафа, в котором рылся. В руке у него был фонарь. Мужчина поднял руку, закрывая глаза от неожиданно вспыхнувшего яркого света, и увидел Дору. — Кто вы, черт вас побери?

Дора остолбенела. Незнакомец был на голову выше ее и выглядел так, будто неделю проспал под забором. Дора направилась прямо к нему.

— А кого, черт побери, это интересует?

Мужчина, очевидно, растерялся от такой неожиданной атаки. Он опустил руку, которой прикрывал глаза, и улыбнулся.

— Простите меня. Я не хотел на вас кричать, но вы застали меня врасплох.

— Я застала вас врасплох? — Дора смотрела на грабителя во все глаза, на секунду подивившись его крепким нервам. — Как вы сюда проникли?

— Сломал замок, — ответил мужчина без тени волнения. Он рассматривал Дору с явным любопытством, нимало не смущенный своим признанием. — Я думал, что дом пуст.

Он признавался в этом без всякого стыда или сожаления. Обычный вор на его месте никогда не стал бы разговаривать, а постарался поскорее унести ноги.

- 2 -