«Хрупкий брак»

- 4 -
Harry Games

— Ну, если твоя работа — встречать припозднившихся гостей, то, может быть, поприветствуешь меня как следует, а, Джош, дорогой? — дразнящим голосом произнесла она. Она отбросила белокурые волосы с лица, затем, отведя руки за спину, вздернула подбородок и подставила ему гладкую золотистую щеку для поцелуя.

Несколько секунд Джош молча смотрел на нее. Она заметила, как в его глазах промелькнул холодный огонек, и тут же поняла, что он вспомнил Грецию. Молча он опустил свой взгляд в глубокий вырез ее платья, туда, где над розовой льняной тканью виднелись мягкие и нежные полукружия груди. И когда он наконец наклонился к ее щеке, чтобы поцеловать, она почувствовала, как жар омывает все ее тело.

— Так ты продолжаешь следовать уловкам сексуальной кошечки? — ядовито проговорил он. — И это после того, как два года тому назад я сам видел урон, нанесенный тобой?

Энни показалось, что из нее разом выпустили весь воздух.

— Какой же ты невоспитанный, Джош, — выдавила она из себя, пытаясь сохранить улыбку. — Если ты даже на свадьбе не умеешь вести приятный светский разговор, то тебе, пожалуй, стоит вернуться к своим осажденным городам. Извини, я вижу кое-кого, с кем хотела бы поговорить…

Улыбка Джоша стала еще шире. К ее удивлению, когда она сделала шаг в сторону, он остановил ее, удерживая возле себя. Его сильные, коричневые от загара пальцы держали ее достаточно крепко, но так, чтобы ненароком не оставить синяков, на ее нежной коже.

Энни нервно сглотнула. Несмотря на прошедшие два года, похоже, он все еще имеет власть над ней. Одно прикосновение его руки — и ее нервные окончания словно обожгло.

— Никак не успокоишься? — поддразнил он. — Флиртуешь с каждым, кто носит брюки?

Кажется, он находит ее забавной, отметила она про себя возмущенно, а два года тому назад относился к ней лишь с холодным осуждением.

— Я вижу, ты нашла свое призвание, готовишь ужины и обеды для лондонского общества. Конечно, ведь это дает такую прекрасную возможность встретить огромное количество мужчин. И не имеет значения, если они уже связаны священными узами брака, так?

Эти обвинения заставили ее затрепетать от возмущения. В груди поднялась жаркая волна, залила шею и бросилась краской в лицо.

— Что именно ты имеешь в виду? — взорвалась она, не замечая удивленных взглядов гостей. — Если я правильно тебя поняла, ты хочешь сказать, что…

— Энни, остынь. Не устраивай сцену.

- 4 -