«То свидание в Кембридже…»

- 5 -

Она считала, что поступила правильно, не сказав Марко о своей беременности. Он совершенно определенно дал ей тогда понять, что не желает никаких осложнений. А признаться ему после того, как Бен родился… невозможно. Она непроизвольно задержала дыхание, вспомнив агонию этих мучительных прошлых решений.

Бен был зачат в опрометчивый, бездумный миг, по крайней мере так было со стороны Марко. Даже если он и хотел бы большего, она должна была отказать ему, потому что Марко — собственность Софи.

Софи давала это понять каждый раз, приезжая в особняк Гамильтонов. Если она и замечала сказочную схожесть Бена и Марко, то ничем этого не показывала. И никогда не переставала рассказывать Полли о том, как часто Марко звонит ей из-за границы, как проводит ночь в ее лондонской квартире, как покупает ей эротическое нижнее белье или дорогие украшения на день рождения.

Полли сделала немыслимое — вступила в любовную связь с любовником своей сводной сестры.

Но об этом никогда не упоминалось. В ту ночь Марко выразился достаточно прозрачно, что их сексуальные отношения были следствием порыва и эту ошибку лучше поскорее забыть.

Ее мучило, что в эту самую минуту, пока она в Италии, там, в Англии, под присмотром друзей, находится маленький мальчик, их сын, ее и Марко, о котором он даже не подозревает.

— Марко, предложи Полли бокал вина, — строго приказала Руфь сыну. — Посмотри на нее, она проделала долгий путь из Англии. Пусть почувствует себя дома.

— Не изображайте меня такой мученицей, тетя Руфь, — засмеявшись, ответила Полли. — Ради того, чтобы увидеть близнецов Мариетты, не страшно проделать и не такой путь!

Одна из малышек зашевелилась и издала легкий писк, и тут же проснулась вторая. Обе хором закричали. Появилась Мариетта, рыжие отблески в длинных темных волосах были единственным признаком, по которому можно было сказать, что она унаследовала частицу английской крови матери.

Полли подумала, что на всем потомстве Даретта лежит печать жгучей сицилийской красоты и сицилийская наследственность сильно доминирует над английской.

— Мама, ты опять их трогала?

— Клянусь честью, Мариетта, я и близко к ним не подходила, — запротестовала Руфь. — Марко, ну скажи же!

Все рассмеялись, когда Мариетта быстро отдала одну крошку Марко, а вторую — Полли.

- 5 -