«Предсказание счастья»

- 7 -

Женщины. Их было достаточно, чтобы он не стремился к браку, и более чем достаточно, чтобы он смог их хорошо узнать. Красивые, яркие, эффектные, женщины окружали его всегда, добиваясь расположения, а потом и чего-то большего, но неизменно оставались разочарованными. Сердце Дона Фергюсона всегда принадлежало только ему одному.

Да вот еще этому дому. Впрочем, теперь его не узнать. Настоящее родовое поместье. От прежней хижины осталось только название. Дом на Сваях. Дон продолжил его до самого берега. Теперь над мутными водами Амазонки возвышался небольшой сказочный замок, белый и ажурный, с высокими черепичными крышами, террасой вокруг всего дома, пышным садом — владением Эсамар — одним словом, красота!

На свои деньги Дон мог построить даже небоскреб, но не стал этого делать, как не стал и прокладывать сквозь сельву объездную дорогу для машин. Сельва останется нетронутой, так он поклялся самому себе, а попасть в Дом на Сваях можно и на катере. Амазонка в любое время года оставалась достаточно полноводной. Дон слегка нахмурился. Эсамар нелегко приходится здесь одной. Она любит сельву и не любит цивилизацию, а такой большой дом нуждается в хозяйке. Такой, как, скажем, Лена. Лена Маккензи. Зеленоглазая платиновая блондинка с ногами от шеи и самомнением до небес. Дон бежал бы от нее на край света, если бы она не была подружкой его детских игр. Их связывала совершенно платоническая дружба. Впрочем, он ничуть не сомневался, что, сделай он первый шаг, платоническим отношениям немедленно настанет конец. Лена была невероятно сексуальна и не считала нужным держать свои инстинкты в узде. Собственно, в постели Дона она не побывала только по одной причине — знала, что на эту удочку его не взять. А изловить эту рыбку она все-таки рассчитывала…

Дон нахмурился, поднялся на ноги, отряхнул джинсы и свистнул Шайтану — вороному арабскому жеребцу, пасшемуся неподалеку. Шайтан покорно затрусил следом за хозяином.

Дон Фергюсон вполне мог позволить себе вообще ничего не делать до конца жизни, но здесь, в сельве, он по-прежнему работал проводником для глупых гринго и относился к этому крайне серьезно. Так же, как и его отец.

Подходя к дому, он вновь задумался о хозяйке. Почему-то в голове неотступно крутился некий образ — темноволосая, кудрявая, с точеной фигуркой девушка… Невысокая, сероглазая, улыбчивая. Дон не мог сказать наверняка, видел ли он подобную девушку в жизни, или это было только видение.

- 7 -