«Влюбленный дьявол»

- 2 -

Благодаря отцовскому увлечению, все его дочери при крещении получили греческие имена. Ларису назвали в честь города, в котором сэр Стантон жил во время своей первой поездки в Грецию. Синтия, Афина и Делия — эти имена он дал девочкам, работая над научным трудом. Единственный сын сэра Боугрейва, теперь унаследовавший титул баронета, был наречен Никусом. Имя смущало мальчика, и как-то само собой, еще в школе, божественный Никус превратился в более земного Ники.

Письмо, принесенное Ларисой, интересовало Ники не менее чем сестер. Девушка протянула конверт матери:

— Вот оно, мама.

В голубых глазах Ларисы угадывалось беспокойство. Мать взяла письмо и не спеша распечатала конверт. Семья, собравшаяся в классной комнате, замерла в ожидании решения судьбы Ларисы и, следовательно, судьбы Ники. Лариса была самой практичной из сестер, хотя и не самой старшей. Она вывела семью из глубокой депрессии, охватившей всех, когда после смерти сэра Боугрейва стало ясно, что им угрожает полная нищета. Деньгами сэр Боугрейв всегда распоряжался сам. Несмотря на то, что он проповедовал бережливость и осмотрительность, никто не воспринимал его речи достаточно серьезно, до тех пор, пока все воочию не убедились, что их положение весьма скверное.

— Понимаешь ли ты, мама, что папа растратил весь свой капитал? — потерянно спросил Ники.

— Я всегда предоставляла решение таких дел ему самому, — оправдываясь, пробормотала леди Стантон.

— Ну, ты же знала, как беспомощен он был в денежных вопросах, — продолжал Ники уже обвиняющим тоном, — да и жил он в своем собственном мире, где представления о финансах были на уровне древних греков!

— Да, я знаю, знаю, — удрученно отвечала леди Стантон, — разговоры о деньгах всегда утомляли твоего отца. Как бы то ни было, но мы всегда находили деньги на жизнь и содержание слуг.

— Только благодаря ежедневному расточению капитала, — резко сказал Ники. — И теперь нет ни гроша. Ты понимаешь? Ни гроша!

- 2 -