«Возвращение»

- 2 -

– Вы извините меня, Андрей Платонович, – кокетливо поморщилась Долгорукая, – за то, что я уж решила имение оставить за собой. Для чего нам сейчас лишние хлопоты, бумаги? Вы только посмотрите, какая топкая работа, ручная вышивка – золото да серебро.

– Тончайшая работа, – кивнул Забалуев, почти склоняясь к ее плечам. – Разве в России так умеют делать? И, верно, дорого обошлось?

– Не дешево, – похвалилась Долгорукая, с любопытством оценивая траекторию перемещения забалуевского взгляда по ее телу. – В Бельгии заказывали. А вот это – китайский шелк.

– Прекрасный вкус… Великолепная фактура… – Забалуев уже терся подбородком о ее шею.

– А вы еще не видели туалетных принадлежностей, – растаяла от прикосновений Долгорукая. – Все из серебра.

– Все чудесно, вы чудесная, – зашептал Забалуев, оттесняя княгиню к дивану.

– Что-то у меня голова закружилась, – Долгорукая ловко выскочила из-под его руки. – Может, пройдем дальше по дому и посмотрим, что еще и где мы можем изменить?

– Идемте, идемте, божественная Мария Алексеевна, – Забалуев закатил глаза и выразил на своем лице полную покорность и обожание.

Из гостиной они прошли в библиотеку, откуда двери вели в спальню барона и его кабинет.

– Может быть, сюда, – Забалуев указал на дверь в спальню.

- 2 -