«Мы выбираем, нас выбирают…»

- 7 -

— Моя жизнь перевернулась на сто восемьдесят градусов. Беременность матушки протекает хорошо, никаких проблем не предвидится. В семье перестали меня пинать и попрекать моим мужеским полом. Правда, если раньше меня недолюбливали, но, тем не менее, все время проявляли ко мне хоть и негативное, но внимание, то теперь они потеряли ко мне всякий интерес. Я интересую только мою матушку, и то как врач, который может прийти к ней в любое время суток по ее требованию и послушать — нормально ли сучит ножками ее драгоценная дочурка. — «вот они первые признаки раздвоения личности»- подумала Ксения, — На неделе забегала Тетка, ей надо было взять разрешение на изготовление зелья из слез Ангела. Она хорошо себя чувствует, хотя психологически, мне кажется, она еще не оклемалась. Славу Бога, не осталось следов на руках от ритуальных гвоздей. Несколько раз звонил твой ритор. Ну, у него всегда два вопроса — не говорил ли я с тобой, и не мог бы я, все-таки, уговорить тебя встретится с Фарэлем. Пару раз звонила Мари, у нее какие то вопросы к тебе. Огромный привет тебе от Виталия Сергеевича. Раз в три дня звонит Ферзь, требуя подтвердить, что ты жива здорова. Заходил к тебе на новую квартиру, там Милица муштрует Шико и Безумного Кролика. Застал их за чисткой домашнего серебра. Кролик все так же молчит, но беспрекословно выполняет все требования твоей домовушки. Шико ждет не дождется, когда же ты вернешься. Его тирания Милицы порядком достала.

— Надо же, а мне показалось, они мирно живут. — Под нос себе пробурчала Ксения. Услышавший ее комментарий Василий тут же спросил:

— А с чего ты это взяла? Ты же с ними прожила один день?

— Да, вот, показалось. — замяла тему Ксения. — Ан, а у тебя как? Посетил храм Афродиты? — Ангел поперхнулся рулетом из дыни и вяленой ветчины, покраснел до корней волос, и откашлявшись спросил:

— Прости, пожалуйста, но откуда тебе известно про Храм Афродиты? Вроде бы считается, что это тайна рода амуров. — Ксения чертыхнулась про себя за невнимательность, поклялась следить за языком, и постаралась выкрутиться,

— Я не знаю, о какой тайне вещаешь ты, но у нас в институте так называли ночь любви. Если на вопрос: ты чего такой сонный? — отвечали: сегодня ночью посетил храм Афродиты, то было понятно, что у человека была потрясающая сексуальная ночь. — выдохнув про себя, ответила Ксения. Заметив, как расслабились мышцы лица у Ангела, она поняла, что Ангел ей поверил. Улыбнувшись своей фирменной улыбкой, амур ответил:

- 7 -