«Мы выбираем, нас выбирают…»

- 6 -

Медленным прогулочным шагом Ксения вернулась в дом. Торопиться ей было некуда, до назначенного времени оставалось два часа. И не зная чем себя занять, Хранительница мирно прогуливалась по острову. За две недели пребывания здесь она довольно хорошо изучила окрестности и успела влюбиться в местный уклад жизни. Не смотря на то, что в обычной жизни Ксения была «сова» и могла колобродить до трех часов ночи, на острове она быстро включилась в деревенский образ жизни. Просыпалась Ксения, как и все жители острова около половины пятого утра, а ложилась спать в девять вечера. Собственно, позже здесь трудно было найти какое-то занятие. На улице темнело, а телевизора, компьютера, мобильной связи и Интернета не было. К тому же за день Ксения так выматывалась, изучая остров, что сил ни на что не оставалось. Подходя к своим хоромам, Ксения в очередной раз залюбовалась этим шедевром зодчества. Резной конек крыши восхищал тонкой работой. Мельчайшие детали сплетались в ажурное кружево, и трудно было поверить, что такое можно сделать из дерева. Двери и ставни окошек выглядели одновременно надежно и воздушно. Сей парадокс, Ксения себе объяснить не могла. Огромное крыльцо всегда манило скрыться в тени его прохлады от лучей знойного южного солнца. Но в каждой бочке меда, найдется ложка дегтя. Такой ложкой для Ксении был тронный зал. Совершенно бессмысленное, с ее точки зрения, помещение занимало половину первого этажа. Громоздкая деревянная мебель визуально утяжеляла и без того грубоватую правую трапезную часть. В левой же возвышался неудобный здоровый деревянный трон. Настоящей пыткой для Ксении было принимать официальных гостей. Все время приема она была вынуждена сидеть на этой колченогой табуретке. Славу Богу, что ей на голову корону не одевали. Зато летнюю веранду, которая занимала вторую часть первого этажа, Ксения обожала. Основную массу времени она проводила именно здесь. Благо теплый южный климат позволял ей это удовольствие. В первый же день Ксения заказала себе диван- качели, который мастера по ее эскизу соорудили за два дня. Марья-Искусница подарила ей четыре подушки для дивана, вышитых ее волшебными руками. Работа была столь искусна, что Ксения каждый раз испытывала чувство неловкости, взгромождая на них свой царственный зад. Вот и сейчас, притомившись от прогулки, Хранительница с удовольствием расположила свое уставшее тело на диване. Буквально через мгновение на плечо Ксении взбежала белка Бэлла. В свободное от чистки золотых орехов и складирования изумрудных ядер время, белка любила заплетать Ксении косички. Во влажном морском воздухе и под лучами солнца, шоколадного цвета волосы приобрели золотистый оттенок и начали завиваться по контуру лица. А после того как Ксения безжалостно расплетали косички Бэллы, волосы просто вились мелким бесом. Память услужливо подкинула Ксении воспоминание о том, чего не было. О том как, она воевала с белкой и ненавидела весь этот остров… В принципе, завитушки можно было и потерпеть… Не смотря на всю свою природную лень, долго бездельничать Ксения не смогла и уже на третий день своего пребывания на острове начала заниматься, как она это называла — социальными вопросами. Началось все с того, что прогуливаясь по деревне, Ксения заметила неказистый полуразвалившийся дом. Огород явно имел запущенный вид, забор покосился. Если бы не тропинка, ведущая к дому, можно было бы подумать, что дом пустует. Вызвав управляющего Никодима, Хранительница поинтересовалась, чей это дом и почему в таком состоянии. Выяснилась, что дом принадлежит бабке Матрене, которой уже сто пятнадцать годков. Бабулька была весьма немощна, а родни у нее нет. Вот и доживает свой век бабка Матрена как может. Представив себе в красках всю картину, Ксения поинтересовалась, много ли таких долгожителей на острове. Оказалось, что порядка двух десятков. Полночи Ксения ворочалась с боку на бок, пока не пришла к выводу, что на ее острове нужен дом Престарелых. Но так как подобное название коробило ее нежную душу, Ксения решила для себя сразу, что будет называть его Пансионом. Поручив Никодиму подобрать участок земли для строительства Пансиона, Ксения взялась обсуждать проект дома со знакомым ей умельцем Петром. Стараясь предусмотреть все, что может понадобиться будущим жителям Пансиона, Ксения угрохала на это целую неделю. За это время успели расчистить и подготовить участок земли, и как только это стало возможным, приступили к строительству. Жители острова с воодушевлением приняли и саму идею Пансиона, и его строительство. Мужики на острове были рукастые и все были не против подзаработать. Ну, а когда стало известно, что в Пансионе будет свой штат работников, в очередь на собеседование выстроилось пол деревни. Ксении нравилась эта работа, и она уже почти не сожалела, что была вынуждена уволиться с работы из ее «нормальной» прежней жизни. Вспомнив, как жаждущие пообщаться с Великой Хранительницей Путей, стали осаждать офис компании, в которой она работала, Ксения вздрогнула. Глава эфирной службы безопасности Ферзь лично попросил Ксению уволиться с человеческой работы, потому как это ставило под угрозу режим секретности эфирного мира. Понимая всю правоту Ферзя, Хранительница вынуждена была подчиниться обстоятельствам. И дабы переждать кризис фанатизма, укрылась на своем чудо-острове, подаренном ей его Величеством Нептуном восьмым за спасение единственной дочери царевны-лебедь Астрик, и находящемся где-то посреди Черного моря. Для друзей царевна — лебедь была просто Асей. Ася должна была прилететь сегодня вечером, чтобы вместе с остальными приглашенными друзьями Ксении провести эти выходные. Кроме Аси, ожидались пифия Элла, чернокрылый амур по имени Ангел, и лягушк-царевич Василий. Размышления Хранительницы были прерваны появлением служанки Гули.

- 6 -