«Каменный Кулак и Хрольф-Потрошитель»

Янис Кууне Каменный Кулак и Хрольф-Потрошитель

Посвящается светлой памяти Сергея Светлова, вице-президента Федерации Русского Боевого Искусства, корифея РОСС (Российская Отечественная Система Самозащиты) и моего друга детства

Допрежь всего

Это вторая книга о похождениях Волкана Кнутнева. И допреж всего для тех, кто не читал первую, поведаем вкратце о том, что в ней излагалось.

Волкан, а по-домашнему Волькша или, как звала его мать, Варглоб, родился в семье венедского[1] самоземеца Годины и латготки[2] красавицы Ятвы, кои благоденствовали в любви и достатке в маленьком городце Лбдонь, что стоял при впадении речки Лбдожки в Волхов.

При рождении Лада-Волхова нашла на теле Волькши Перуновы меты, которые указывали на то, что в Явь[3] пришел Синеус Трувор – Великий Воин. Однако по просьбе Ятвы, ворожея скрыла это от всех, даже от самого мальчика.

Сын Годины, во всем похожий на отца, никогда не выделялся ни ростом, ни силой, а лишь умом и недюжинными способностями к языкам. Однако в 11 лет он обнаружил, что горсть родной земли наделяет его кулак такой мощью, что он одним ударом может свалить противника, превосходящего его в разы.

С малолетства приятелем и наперсником Волкана был рыжий здоровяк Ольгерд, сын Хорса, или просто Олькша. Природа поскупилась ему на разум, зато с избытком наделила ростом, силой, драчливостью и любовью к сквернословию. Немудрено, что к пятнадцати годам Олькша стал головной болью всей округи и получил прозвище «Рыжий Лют[4]».

Для того чтобы найти его «дарованиям» наилучшее применение, отец Ольгерда после ряда захватывающих приключений и непростых событий, которые не будут здесь описаны, решил послать его в дружинники на двор Ильменьского князя Гостомысла. Однако попасть на княжескую службу можно было, только приняв участие в кулачных боях «стенка на стенку», которыми ознаменовывали Ярилов день[5]. Хорс упросил Годину взять Олькшу и Волькшу на Ильменьское торжище, где во время большой ярмарки на Масляной неделе отец Волькши толмачил.

Однако скверный характер верзилы опять сыграл с ним злую шутку: на торжище он умудрился поссориться с варягами, и те собирались жестоко проучить Рыжего Люта во время кулачных боев. Опасаясь жестокой расправы, Ольгерд упросил Волкана, силу удара которого он не раз испытывал на себе, помочь ему в бою.

И произошло небывалое: в кулачках на Волховском льду победу одержали простолюдины, которые испокон века проигрывали бой белолюду: княжеским дружинникам, варягам и заморским гостям. Пораженный этим Гостомысл распорядился найти и зазвать парней в дружину. Так Ольгерд и Волкан оказались на дворе правителя Ильменьских словен.

Но и здесь задира Ольгерд и сметливый Волкан нажили себе врагов. Дворовые люди Гостомысла и огромный норманн, наставник боевых искусств при княжеской дружине, позавидовав почестям, которыми князь окружил парей, в отсутствие владыки состряпали против парней заговор с подлогом. Дабы не стать жертвами неправедного самосуда, приятелям пришлось бежать с княжеского двора. Разъяренная толпа дворовых людей преследовала их по берегу Волхова, и судьба парней была бы не завидна, если бы не внезапная помощь со стороны.

Их неожиданным спасителем стал варяжский шеппарь[6], который во время Ярилова дня испытал на себе силу Волькшиного удара. Он принял беглецов на борт своего драккара[7] и тем самым спас их от немилосердной расправы. Поскольку их бегство, могло стать для князя неопровержимым доказательством из вины, Волкану и Ольгерду не осталось ничего другого, кроме как вступить в манскап[8] Хрольфа и уплыть до поры в далекие земли свейев[9].

На этом закончилась первая книга про Волкана Кнутнева – Каменного Кулака. Конечно, здесь пересказана лишь ничтожная часть похождений, описанных в ней. Но дабы вы понимали то, что ждет вас на следующей странице, не уведомить вас вкратце о том, как начиналась эта повесть, было нельзя.

Итак, перед вами продолжение приключений Волькши и Олькши.

Часть 1 Восточное море

Шеппарь Хрольф

Всего два дня назад Волькше мнилось, что он знает Ладожское озеро. Сколько раз он с отцом и братьями плавал сюда на рыбалку. Случалось, накануне отплытия парень от радостного волнения всю ночь не смыкал глаз: только бы не пропустить тот миг на зорьке, когда отец начнет потихоньку расталкивать старших Торха и Кунта. А вдруг как не удосужится Година его растормошить, порешив, что то еще мал для такого дела?! Не взять отрока летом на Ладогу, – большего наказания невозможно было представить.

И потеха Ладожской рыбалки заключалась не в том, что озерная рыба была крупнее или поклевистее волховской. Отнюдь. Даже в их неказистой речке Ладожке мережа[10] за пол дня забивалась плотвой и окунями так, что от тяжести улова могла порваться веревка. Просто было в плавании на Ладогу нечто, наполнявшее Волькшино сердце восторгом. Пусть понарошку, но оно походило на приключение, на поход в Дальние Страны.

Обыкновенно на Ладогу плавали на несколько дней, порой на целую седмицу, а иной год и на полторы. Это уж как рыба пойдет. На время путины Годиновичи строили на одном из островков Волховской губы большой шалаш из веток и тростника. Крошечный клочок каменистой земли со всех сторон окруженный водой и продуваемый всеми ветрами навес становился на эти дни их домом, коптильней, сушильней и вообще всем. Именно здесь, возле костра из прибившегося к берегу сплавняка[11] отец по вечерам рассказывал сыновьям были и небылицы, возбранные для женских ушей. Отсюда в поисках косяков рыбы они ни свет ни зоря уплывали по пенным волнам озера так далеко, что берег почти терялся из вида…

Почти терялся…

Година никогда не уводил лодку дальше этого «почти». Чем норовистее ярились над озером Стрибожичи,[12] чем белее кучерявились барашки волн, тем ближе к берегу держался их струг. Словом, все опасности и тяготы Ладожского «плавания» Волькше скорее мнились, чем взаправду происходили в Яви.

И вот теперь Волькша напрягал свои зрачки до рези, до «глазных мальков», но не мог разглядеть в шершавой озерной дали даже тонюсенькую полоску земли. Драккар, уносивший их с Олькшей прочь от родных берегов, точно летел в утреннем небе, которое плескалось и над головой, и вдоль бортов.

– Roth[13]… Roth… Roth… – подгонял шеппарь своих гребцов. И они, напрягая спины, налегали на весла. Варяги так соскучились по простору, по могучим волнам, по бодрящему дыханию Ньёрда,[14] что никак не могли остановиться и разгоняли свой корабль все быстрее и быстрее. Вряд ли ладья длиною более сорока локтей взаправду задирала нос. Но, судя по тому, как бурлила за бортом вода, она была близка к этому.

– Русь… Русь… Русь… – распевно выкрикивал свей, и «дракон» отвечал мерным скрипом и величавыми кивками устрашающей головы.

Но вот драккар и его манскап натешились скоростью и простором. Весла легли вдоль бортов. И теперь только парус нес корабль вдаль по волнам Ладоги.

– Jaha? Varför hänga läpp, veneden?[15] – спросил шеппарь у Олькши.

Ольгерд часто-часто захлопал рыжими ресницами. Думал ли он прежде, что будет почувствовать себя бестолочью оттого, что из пяти свейских слов он понял одно, да и то с трудом? Нет, конечно. Варяги, с их гавкающей речью, были для него чем-то вроде сказочных злодеев, вечно чинящих беспокойство добрым людям. Навроде леших, только настырнее и злее. И вот теперь свей обращался к Олькше с вопросом, а он только хлопал глазами, Волькша же, сопля латвицкая, как назло, сидел возле своего короба в носу драккара и, не отрываясь, смотрел на воду.

– Почему твой грустаешь? – снисходительно переспросил свей на корявом венедский.

Это Олькша-то грустит? Рыжий Лют приосанился. Только что руки в боки не упер. Это вон, чухонский прыщ того и гляди начнет сопли на кулак наворачивать. А ему, Ольгерду Хорсовичу, все нипочем. И плевать он хотел на…

На что именно он хотел плевать, верзила никак не мог решить, и от этого его взгляд опять затуманился. Шеппарь покачал головой и двинулся прочь, но тут верзила встрепенулся и пробасил по-карельски:

– Все хорошо, ярл.[16]

Шеппарь в карельском наречии смыслил еще меньше, чем словенском. И по всему было видно, что мерю, весь, водь и прочую сродную кареле сумь, он уважал на порядок меньше венедов, которых в свою очередь почитал за наивных и трусоватых увальней. Лицо свея скривилось, он цыкнул зубом, презрительно плюнул за борт и вернулся к рулевому веслу. Разговора не вышло.

Приняв из рук помощника родерарм,[17] шеппарь начал медленно поворачивать драккар на юго-запад, к Ниене.[18] Крюк пришлось сделать немаленький, но без него ладья вряд ли смогла бы благополучно миновать бесчисленные отмели и «всплывающие острова»,[19] в изобилии рассыпанные вдоль болотистого, ощерившегося мысами язык между Волховской устьем и Ниенским истоком. Можно было, конечно, послать кого-нибудь из гребцов на топ,[20] дабы следил за глубиной, и, петляя между отмелями, сократить путь. Но ветер был свеж, а манскап ленив, чтобы не сказать больше. Так что петляние по причудливой россыпи банок[21] было не самой лучшей затеей. А лишний день пути мало что меняли в жизни шеппаря.

Сказать по правде, Хрольф, сын Снорри из Смоланда,[22] вообще не любил перемен. Его больше прельщала жизнь бонда.[23] Пахота. Охота. Мирные буйства на Мидсоммер[24] и в Рачий день.[25] Не будь он младшим сыном в семье, он, наверное, никогда бы не вышел в море.

Но однажды отец подозвал его и, глядя куда-то на дальний берег озера, сказал:

– Хрольф, сын мой, я долго думал, что станет с нашим бондом, когда я уйду к костлявой Хель[26]… Земля наша не богата. Есть, конечно, и победнее, но все же… Пашни не густо. Родит она так себе… Что уж ее на куски делить. Сам понимаешь… Серебра мы не нажили. Не получилось. А тут, хвала Одину, вышел случай… что был у меня брат, Эрланд. Младший. Я о нем двадцать лет ничего не слышал. Но днями приезжал добрый человек и поведал, что Эрланд лежит при смерти на Бирке[27] и хочет меня видеть. Передал так же посланник, что хочет твой дядя оставить нам кое-какое наследство… Ну, ты понимаешь…

Раз наследство ждало их в городе викингов, то им мог быть только корабль. Или несколько! Так что долго уговаривать Хрольфа не пришлось.

Вот уж Локки[28] над ним потешился вдоволь: поманил и обманул. Дядюшкино наследство на поверку оказалось трепаным всеми ветрами драккаром и… двумя кувшинами серебра, на которое можно было купить довольно приличный надел земли. Но тут выяснилось, что отец давно отписал содержимое кувшинов среднему брату. Как ни умолял Хрольф отца продать ладью, прибавить выручку к дядиному серебру, после чего поделить его поровну между братом и собой, отец был непреклонен. Дескать, больших угодий так все равно не купишь, а обзаводиться крошечным бондом – так лучше сразу к ярлу в невольники податься: земля не прокормит, в долги залезешь и прощай надел, точно его и не было.

– Ничего, сын мой, – снова и снова повторял Снорри: – Сходишь в несколько походов. Разбогатеешь. Тогда и поступай, как знаешь,

По всему Свейланду[29] ходили рассказы о сказочных богатствах, которые викинги привозили из-за моря. И всего только надо: починить кое-где дядюшкину посудину, зазвать гребцов, воинов и берсерков, примкнуть к какому-нибудь ярлу, и готово дело. Через несколько лет покупай себе такой бонд, что братья лопнут от зависти.

Пришлось Хрольфу подчиниться отцовской воле в обмен на кошель серебра, необходимого для починки драккара.

Разбойничья жизнь Хрольфа начиналась хорошо.

В память о дяде ярл Уппланда[30] взял его с собой в набег. Но в третьем же бою в манскапе молодого шеппаря полегли все берсерки. Дружина разбежалась. А драккар едва не порубили на щепу одерские венеды. Корабль сохранить удалось только по милости Ньёрда, унесшего ладью прочь из битвы на своих плечах. Но о новых славных походах пришлось забыть. Какой дурак пойдет биться за шеппаря, вернувшегося из набега без воинов и добычи? Хорошо хоть, у прижимистого сына бондэ[31] осталось немного серебра на то, чтобы еще раз привести ладью в порядок.

С тех пор манскап дядюшкиной развалюхи состоял из лентяев и трусов, которых взашей выгнали с других драккаров. С таким сбродом шеппарю оставалось только промышлять мелким грабежом, воровством, да обманом на торжищах. Слава Форсети,[32] долгие препирательства со старшими братьями научили Хрольфа выдавать белое за черное и наоборот. А грозный вид, который он сохранил со времен своего недолгого и бесславного боевого прошлого: стальной шлем с полумаской и кожаная рубаха с железными пластинами, – повергали в трепет пугливую сумь[33] к северо-востоку от Готланда.[34]

Так он и жил. Брал в прибрежных деревнях шкуры и мед по дешевке и перепродавал в Хедебю.[35] Угонял кривоногих карельских коров. Разорял, полонил и сжигал дотла мелкие сумьские засеки.[36] Но лопарей в фольки[37] покупали только самые бедные бондэ. Часто за такую «добычу» давали по овце за человека, в то время как латгот или прусс шли по цене быка. А ведь сумь или карелу надо было еще одолеть, скрутить и привести в Хедебю или на Бирку. Какой уж тут прибыток, одни потраты. Гребцы жрут без меры. Паруса ветшают прямо на глазах…

Так что к тому времени, когда на борту драккара появились венедские беглецы, Хрольф, разбойничавший уже второй десяток лет, почти полностью утратил надежду разбогатеть и купить себе бонд. Он мотался по медвежьим углам вроде Ильменьского торжища. Много пил. Сквозь пальцы смотрел на бесчинства и лень своего манскапа. И вообще не заглядывал в будущее дальше завтрашнего дня. Да и что было загадывать потрошителю сумьских засек? И так было ясно, на годы и годы вперед в его жизни не предвидится ничего нового и радостного.

Может статься, только благодаря этой «недальновидности», он и решился взять на борт двух парней, за которыми по берегу Волхова гналась добрая половина княжеской дворни. Что-то взыграло в нем, что-то всколыхнулось. Вспыхнул давно забытый боевой раж. Ни дать, ни взять, пройдоха Локки опять толкнул свея в бок, подмигнул и… исчез.

Еще вчера вечером крошечный огонек задора согревал Хрольфу душу. Наконец-то в его жизни что-то пошло не так. Непривычно. Дерзко. Но сегодня эта искра угасла, оставив только кисловатый привкус осинового дыма.

«Колода я осиновая. Как есть колода. И чего ради я ввязался в эту беду?» – перекатывались в голове шеппаря мрачные мысли.

Плохо ли, хорошо ли, но Ильменьское торжище кормило его последние полгода. И в прошлом году еще полгода. И до этого еще… Венеды уважительно называли его ярлом. Верили на слово. Торговались, опустив глаза долу. А теперь, в одночасье этому раздолью пришел конец. Вряд ли княжеские люди, над которыми он так потешался вчера, скоро забудут его дерзость. Особенно тот норманн, которого вселившийся в шеппаря Локки обозвал безбородым сыном бревна. Да, уж… Исток Волхова теперь заперт для шеппаря этим «бревном» точно каменной плитой.

Но больше всего Хрольфа злило то, что венедские парни оказались вовсе не теми, кем он их себе представил, приказывая манскапу грести к берегу. В головокружениях, что почти месяц мучили его после Ярилова дня, они мнились ему Суртом[38] и Даином,[39] способными в одночасье переменить его жизнь. А на поверку рыжий здоровяк оказался туп, как полено, и заносчив как зубр, его щуплый приятель и того хуже. Где это видано приказывать шеппарю: или русь к берегу, или в воду прыгну? Хрольф недоумевал, что удержало его меч в ножнах. Да, за такую выходку он не помиловал бы ни одного человека на драккаре, будь то хоть трижды загребной.[40] Люди должны знать свое место! И все же, когда сегодня в предрассветном полумраке шеппарь встретился глазами со щуплым венедом, необъяснимый страх охватил свея, точно он попал в пещеру к троллям, ну, или оказался один против волчьей стаи.

Нет уж! Не было у него на борту ратарей. Но и такие странные инородцы ему без надобности. Так или иначе, от них надлежало избавиться. Того и гляди, разрушат венеды и без того не слишком устроенный уклад жизни потрепанного драккара.

Первой в голову шеппарю пришла мысль об убийстве. Напасть. Зарубить. После чего поворотить драккар. Вернуться-таки в Ильменьское городище и положить к ногам венедского конунга головы воров. Вот бы узнать, велика ли награда за их поимку?

Видение почестей и мзды привело Хрольфа в радостное расположение духа. Одним взмахом билы[41] он мог решить все свалившиеся на него неурядицы. Даже ссору с «безбородым сыном бревна» можно попытаться уладить…

Однако, стоило шеппарю вспомнить об огромном норманне, что обретался на княжеском дворе, о его чудовищной боевом топоре, о перекошенном гневом лице, как сожаление о содеянном выпихнуло радость из сердца свея, точно кукушонок яйца пеночки. Надо же было ляпнуть такое! Вот уж точно, Локки попутал. Да, после такого оскорбления норманн не успокоится, пока не переломает обидчику все кости, включая череп. И даже венедский конунг будет ему не указ.

Выходит, Ильмень теперь и вправду закрыт для Хрольфа…

Взгляд шеппаря упал на Олькшу. Тот пялился на приближающийся Ниенский залив с бычьей тоской. Сходство парня с быком было настолько разительным, что свей опять улыбнулся. Да за такого фолька можно просить двух коров! На нем же пахать можно. Ну, и что с того, что он здоров как медведь, а на ногах у него сапоги, которых у Хрольфа отродясь не бывало? Даже горные великаны иногда спят, что и дает героям саг возможность напасть на них и убить. Человек пять легко спеленают здоровяка, покуда он будет спать. Про мелкого венеда, шеппарь и вовсе не думал. По цене овцы купят, и то прибыток, да и с глаз долой.

К тому же, было совсем не обязательно крутить парням руки прямо сейчас. Хрольф мог преспокойно отвести их на Бирку, а уж там и решить их судьбу.

Эта задумка показалась сыну Снорри самой разумной из всех, что хороводили в его голове, пока драккар медленно возвращался в объятия берегов.

Вот и небольшой островок на самом стрежне истока Ниена. До чего же он похож на орех, застрявший в огромной глотке!

Как ни спокойна была река, несшая воды Ладоги в Восточное море,[42] надлежало рассадить манскап по местам.

– Roth! Till platser![43] – проорал Хрольф от родерпина.[44]

Почесываясь и недовольно бурча ругательства себе под нос, гребцы садились на сундуки[45] и вставляли весла в кнуцы.[46]

Восточное море

Река Ниен всегда была где-то неподалеку и в то же время на самом краю Ладонинского мира. В детстве Волькша то и дело слышал: Ниен – то, Ниен – се. Но плавать по ней ему еще не довелось, как впрочем и почти всем Ладонинцам.

К слову сказать, старший брат Волкан – Торх, в пору своего долгого сватовства к Раде, племяннице Лады-волховы, как-то проплыл по Ниену. Сердобольный Таменгонтский ижорец[47] довез его на лодке аж до Лохи,[48] а уж оттуда парнище двинулся к эстиннам пешком. Однако в походе Торха за янтарным гребнем для своей любавы были дела на много занимательнее, чем неторопливое плавание по величавой Ниен. Так что о самой реке Волькшин брат почти ничего не рассказывал. Разве что обмолвился про то, что в устье Ниена островов едва ли ни больше, чем в истоках Волхова.

И вот теперь многоводная река подхватила варяжскую ладью и неспешно понесла на юго-запад. В пору было разочароваться, – никакой разницы между Ниен и родным Волховом Волькша не видел. Та же темная вода, те же болотистые, поросшие тростником берега. И все-таки это была Ниен – река, по берегам которой жили почти все сущие языки Гардарики.

Волкан махал рукой людям в рыбацких лодках и на прибрежных плесах. Они дивились необыкновенной приветливости варягов и поспешно выкрикивали пожелания счастливого пути. Сын Годины отвечал им на их же наречиях, чем повергал их в еще большее изумление: редкий северянин разумели какой-либо язык кроме родного.

– Ты что, понимаешь это птичье пинькание? – спросил его Хрольф.

– Ну, так… Самую малость, – поскромничал Волькша. Под насмешливым взглядом шеппаря как-то неуютно было сознаваться в том, чем еще несколько дней назад парень гордился: – А что?

– Ничего, – ответил свей.

За время мелких набегов на северо-восточные берега Восточного моря Хрольф и сам выучил несколько сумьских слов. Недаром же его любимой невольницей когда-то была белотелая, большерукая саамка.[49] Но он всегда произносил чужеродные слова так скверно, что иной пленник хихикал над ним, даже под страхом наказания. Венедский же парень говорил на языках Ингерманландии чисто и без запинки. Это могло пригодиться,… если, конечно, Хрольф передумает и не продаст его в фольки…

Шеппарь смотрел на Волькшу в упор и ждал от него каких-никаких рассказов. Ведь не просто же так его и рыжего верзилу преследовали слуги венедского князя. Но Годинович помалкивал и, памятуя давнишний урок своего отца, глаза не прятал, но и прямо в лицо не пялился.

В это время река начала петлять, забирая все больше к западу. Обогнув лобастый мыс, напротив которого в Ниен впадала игривая быстротечная речушка, стремнина поиграла водоворотами и повернула на северо-запад.

– Весла поднять, – приказал шеппарь после того, как драккар миновал опасное место.

– Вы уже второй день как вы у меня на борту, а я все еще не знаю, как вас зовут, – наконец, сдался Хрольф.

– Ты тоже не назвал своего имени, шеппарь, – ответил Волкан, улыбнувшись в душе тому, что перемолчал варяга. Однако тут же спохватился и решил не злить своего спасителя.

– Этого рыжего тролля зовут Ольгерд, сын Хорса, – сказал он.

Хрольф хмыкнул. Туповатый верзила и, правда был похож на тролля или на медведя-шатуна.

– А я Волкан, сын Годины. Моя мать, латготка, называла меня Варглобом, – зачем-то добавил венед.

– Зовите меня Хрольф Гастинг, – в свою очередь представился шеппарь: – Уж не сын ли ты того Годины, что толмачит на торжище? – спросил он через пару мгновений.

– Того самого, – не очень уверенно произнес Волькша. Как он уразумел за то время, что помогал отцу в его нелегком толмаческом деле, не все и не всегда относились к Године с уважением. Особенно варяги.

– Он – хороший человек, – сказал Хрольф: – только глупый. Потому что честный, – ответил он на недоуменный взгляд парня.

Такие слова об отце Волкан уже слышал. Дворовые люди Гостомысла говаривали и по-хлеще. Дескать, будь Година не таким честным – жил бы припеваючи, хребет бы оратью не ломал, на столе бы не переводилась белорыбица да говядина, только знай, гни сторону богатых гостей. Так ведь нет же, стоит сиволапый за одну правду и меру для всех, мзды не берет. И как он только умудряется после этого в живых остаться?..

От этих мыслей Волькша закручинился: как после их с Ольгердом бегства сложиться судьба их семей, да и всей Ладони? Не обрушиться ли на городец буйный гнев Гостомысла? Отличит ли владыка истину от навета? Есть, конечно, у их городка берегиня – Лада-Волхова. Ее именем не то что князя и его челядь, но и буйного норманна усмирить можно. Нет во всей Гардарике ворожеи сильнее, знахарки сметливее и волховы способнее. Почитай, она, что ни день, с Перуном Сварожичем и Ладой-матерью о людских делах беседы ведет. Вот как осерчает она на обидчиков, так и иссохнут они и все их колена точно Кощеи окаянные.

От видения ворожейской мсты Волькша даже заулыбался. Он в Яви представил себе, как на глазах усыхают Ронунг и судейский думец, как корчатся в порче княжеский виночерпий и другие участники заговора…

– Чего лыбишься? – спросил у Волкана Рыжий Лют: – Мамкину сиську вспомнил, что ли?

Никогда еще Волькше так сильно не хотелось съездить Олькше по мордасам. От злости у Годиновича даже потемнело в глазах. Он сжал руками борт драккара и смежил веки. Когда он открыл глаза и посмотрел на Рыжего Люта, вокруг того заплясали искрящиеся мотыльки.

– Ты что?! – отшатнулся Олькша, встретив темный, как омут, взгляд Волкана: – Я же пошутил…

– Русь к берегу! – раздался голос шеппаря: – Заночуем здесь.

Малый островок, к которому причалил драккар, жался к более обширному, точно трусливый зайчишка к кусту. Если не заметить малую, поросшую тростником протоку, то его и вовсе можно было не признать за отдельный лоскут суши. Река, невдалеке уже распавшаяся на два рукава, в этом месте разливалась подстать озеру, после чего ветвилась еще раз.

– А почему не на большом острове? – спросил кто-то из гребцов.

– Места здесь вокруг поганые, болотистые, – пояснил свей: – Сухое место есть только на левом берегу той протоки, что осталась сзади. Но там деревня охтичей. Они хоть и сумьской породы, но задиристы. Чужаков на дух не переносят. Кто из вас будет ночью драккар сторожить?

Добровольцев бодрствовать всю ночь не нашлось. Места пригодного для ночлега тоже. Островок лишь недавно вынырнул из-под половодья и еще не успел просохнуть как следует. Костер из сырых бревен-топляков то и дело грозил потухнуть, и все же варяги состряпали свою грубую крупяную кашу, которую можно было есть только с большого голода. Однако люди Хрольфа, весь день впроголодь махавшие веслами, с благодарностью сметелили и это варево.

Спать улеглись на грубых досках дека.[50]

Волькша не был изнежен пуховыми перинами в доме Годины, однако спать прямо на щербатом деревянном настиле ему довелось впервые. Хотя вряд ли неудобное ложе было причиной того, что он всю ночь ворочался с боку на бок и почти не сомкнул глаз. Впрочем, несмотря на это, дурные мысли не кручинили его разум. Он ни о чем тяжком не размышлял, ничего не страшился, ничего от грядущего дня не ждал. Волькша смотрел на звезды в промоинах ночных облаков, слушал плеск большой реки, вдыхал запахи свежей смолы на бортах ладьи и повторял слова, сказанные ему на прощание Ладой-волховой: «Просто иди по своей стезе, как ее Мокошь прядет…»

Ничего другого ему и не оставалось…

На другой день поднялись затемно. Доели вчерашнюю кашу, которая за ночь допрела, но зато остыла и осклизла.

– Да уж, варяжские разносолы… – гундосил себе под нос Олькша.

– Сейчас бы велле, – поддержал его Волкан и мечтательно сглотнул.

Но его слова вызвали у Рыжего Люта недобрую усмешку. Он зыркнул на Годиновича и с ненавистью вонзил ложку в комок каши.

– Не по нутру мне эта инородская еда, – выдавил он, с трудом проглотив варево: – Не людская она какая-то. Точно для свиней.

– А ты сама и быт свиньа, – бросил один из гребцов. Олькша нахмурился и на всякий случай отставил плошку в сторону. Кто бы мог подумать, что среди варягов, кроме Хрольфа кто-то еще понимает венедский язык?

– Тебя везуд, как свиньа, кормят, как мы, а ты все за борт смотреть и русь не помогать, – продолжил свою отповедь долговязый гребец: – Такой Stor björn,[51] а еran[52] в рук не брат.

Ольгерд потупился. Ему и в голову не приходило попросить у шеппаря разрешения сесть на сундук. А ведь руки его так и тянулись помахать веслом. Как бы ему хотелось вложить в гребок всю свою шальную силу. И грести, грести, чтобы пот заливал глаза, чтобы на ладонях лопались кровавые мозоли. Может статься, тогда его оставит этот подленький страх, что забирается под одежду вместе с холодным Западным ветром из неведомых земель, в которые его уносит варяжская ладья.

– Волькша, – позвал Рыжий Лют своего наперсника и, перейдя на карельский, дабы не давать свею повода для насмешек, попросил: – Спроси у шеппаря, можно ли мне сесть на место гребца?

Годинович уставился на Олькшу, точно заметил в нем следы диковинной хвори. Олькша хмурил брови и поджимал губы, дескать, ну, что тебе стоит сделать, как я прошу, и не задавать лишних вопросов. В конце концов, Волькша подошел к Хрольфу и вполголоса изложил просьбу приятеля.

Шеппарь удивился такому рвению рыжего верзилы, но отказывать не стал и знаками показал Олькше сундук с правого борта, на который тот может сесть.

– Не так сильно, Бьёрн! – по-венедски прикрикнул он на Рыжего Люта, когда тот вспенил веслом темную гладь реки: – Русь как все. Драккар нужно плават ровный.

– Так я не виноват, что один могу грести за троих, – ответил Ольгерд.

– Это мы дай смотрет, – ехидно сказал шеппарь и повелел двум гребцам с Олькшиной стороны сушить весла.

Родерпинн драккара встал прямо.

Гребцы левого борта наддали. Ольгерд принял их вызов. Конечно, без помощи тех, кто сидел с ним в одном ряду он не удержал бы ладью на стрежне, но без его мощи этого бы точно не получилось.

Никогда еще старенький драккар не летел так быстро, как по северо-западному рукаву устья Ниена. От каждого гребка он едва не выпрыгивал из воды. Глаза манскапа горели огнем потехи и ража. Кто-то предложил пересадить свободных гребцов на левый борт. Но и это не изменило положение родерарма. Драккар продолжал идти прямо, как по струнке.

В Ниенской губе поставили парус. Попутный ветер был свеж, так что весла больше мешали ходу, чем помогали. Когда шеппарь приказал «Torka еror![53]» и гребцы стали складывать весла вдоль бортов, Олькша недовольно замычал. Дескать, я только разохотился.

– Ольг – добрый roddare![54] Бьёрн! Как быть Бьёрн! – похлопал его по плечу Хрольф: – После будет много русь. Nu vila.[55]

– Не хочу я увиливать, – пробурчал Ольгерд: – Хилые вы все тут. Даром, что варяги.

Хрольф неодобрительно покачал головой и нахмурился: плохо ли, хорошо ли, но не он один на драккаре разумел по-венедски. Вдруг как гребцы озлятся на хулу и выйдет драка. Однако когда шеппарь отвернулся от рыжего венеда, довольная улыбка забралась-таки ему под усы. Еще непонятно, как этот Бьёрн поведет себя в сечи, но, что ни говори, а иметь на драккаре такого силача было весьма недурно.

Почти весь день шли под парусом на запад-северо-запад, не упуская из вида лесистый берег по правому борту.

Глядя на белые шапки могучих валов, Волькша все ждал приступов тошноты, которая часто мучила его даже на Ладоге, но немочь ворочалась лишь на самом дне его утробы. Конечно, драккар был несравненно больше рыбацкой лодки, да и сработан был очень ладно: высокий нос корабля не взмывал на гребень волны, а рассекал его. Качка, конечно, ощущалась, но куда слабей, чем на суденышке Годины. Волькша, без труда справляясь с тошнотой, даже немного гордился собой. Да, и как не гордиться, если, в отличии от него, Рыжий Лют улегся возле щеглы,[56] замотал башку тряпицей и погрузился в полусон человека, чьи потроха поссорились с едой.

На ночлег опять остановились на острове. Волькша никогда не видел такого березового раздолья, а уж он-то вдосталь побродил по лесам и долам вокруг родной Ладожки. В глазах рябило от белых в крапинку стволов. Впрочем, даже и не белых, а скорее розоватых. Годинович пожалел, что пора Березозола,[57] когда из малой царапинки в березовой коре можно пить, как из родника, уже кончилась. А то можно было бы взять в море вместо обычной воды – сладковатый и душистый березовый сок.

– На Бьёркё[58] тоже много берез, – сказал Волькше Хрольф: – Он потому так и называется. Но здесь их куда больше. Шеппари между собой называют этот остров Стор Бьёркё.[59] Отсюда еще один день хорошего пути по открытому морю до Хогланда.[60] Потом будет Sund[61] между эстиннскими и сумьскими землями. Тут, кому что милее. У суми шхер больше, но и плутать среди мелких остров и подводных камней – точно в жмурки с бедой играть. Но и другой берег Зунда не лучше. Там – эстинны, а они почище охтичей будут. Тоже могут ночью на одинокий драккар напасть. Проскочим Зунд, а там еще два дня пути и мы у Ротландского Архипелага. Потом еще день по рекам и озерам до Мэларена[62] и мы на славном Бьёркё.

Со второго раза Волькша понял, что речь идет о городе морских разбойников. Правда, упоминая этот досточтимый варягами остров, Година называл его Биркой. Слушая былицы отца, в которых тот и сам излагал услышанное от свейских гостей, Волкан представлял себе величественный и суровый остров посреди бурного моря; сотни драккаров снующих туда-сюда вокруг него; могучих, неистовых и беспощадных варягов, сгружающих с кораблей и громоздящих там высоченные курганы из кованых сундуков с добром. В огромных, как горы, домах стоят там столы, заваленные едой и вином со всех концов Яви. На стенах там висят, кованные гномами для героев саг, уворованные чудовищными троллями и возвращенные в мир людей героями других саг, доспехи. И обо всем этом, не смолкая, поют сладкоголосые скальды.[63]

Кто бы мог подумать, что название этого острова происходит от слова «береза». Ну, как не пыжься, а нет в этом дереве ничего величественного. Радостное есть, а вот величественного нет как нет…

С этими мыслями Волькша и заснул, одолев свою долю вечерней каши уже с меньшим трудом, чем накануне. Под шум молодой листвы он унесся в страну снов так далеко, что утром Олькше пришлось как следует тряхнуть его, дабы Волкан соизволил проснуться.

Видимо не только у Волькши стало светлее на сердце после ночлега на березовом острове. Весь манскап если уж и не улыбался, то хотя бы не был как обычно хмур.

На сундуки садились без кряхтения. На весла налегали дружно. Отойдя от берега, поставили парус, благо ветер опять был попутный, западный, хотя и не такой свежий как накануне.

Большой Березовый остров, что остался за кормой, долго был виден против восходящего солнца, но, в конце концов, исчез, словно утонув в морской пучине.

За драккаром точно привязанная невидимой бечевой летела огромная белая птица, отдаленно напоминавшая Ладожского чирка.[64]

– Альбатрос, – со снисходительной улыбкой просвещал венеда Хрольф: – Его еще называют морским орлом или грозовой птицей. Еще говорят, что это внуки Ньёрда, потому что при хорошем ветре альбатросы могут лететь целый день, ни разу не взмахнув крыльями.

– А зачем он летит за ладьей? – спросил Волькша.

– Ему все равно куда летать. Может быть, он просто следит за нами, чтобы потом рассказать Ньёрду, хороший ли я шеппарь…

Полдня альбатрос маячил за драккаром, но потом взмахнул-таки крылами, описал круг над кораблем и унесся на север.

Не успела белая птица исчезнуть в морской дали, как налетел шквал. Парус хлопнул и развернул рею так, что порвал шкоты.[65]

– Убью, лентяи! – завопил Хрольф: – Кто крепил парус?

Вместо ответа послышался треск разрывающихся брасов.[66] Рея закрутилась на ракс-бугеле,[67] как детская вертушка, обматывая мачту парусом.

– Снимайте парус! – проорал шеппарь, так что чуть не порвал себе глотку: – Снимайте, Гарм[68] вас задери!

И тут набежала первая грозовая волна. Первая, настоящая морская волна в жизни Ладонинских парней.

– Держись за что-нибудь или тебя смоет за борт на радость девам Аегира![69] – услышал Волькша в последний момент, перед тем как водяная гора обрушилась на драккар.

Будь это рыбацкая долбленка или струг, впору было бы высматривать в морской пучине дорогу в Ирий.[70] Но, вопреки страхам Волькши, вал, навалившийся на корабль, не потопил его. Драккар вынырнул из-под волны, лишь слегка потяжелев.

– Черпайте воду! Снимайте парус! Или нас перевернет! – кричал Хрольф наваливаясь на родерарм всем телом.

Да куда там! Рея моталась на ракс-бугеле, точно драккар превратился в пьяного великана и машет со всей дури длинными ручищами. Кто-то уже получил от него затрещину, – вода на деке окрасилась красным.

Следующий напор бури, чуть не свершил то, чего так боялся шеппарь. Корабль накренился и черпнул воду бортом. Накрой его в этот миг волна, он бы перевернулся, и дочурки Аегира вдоволь потешились бы с горе-мореходами. Но ветер налетел с левого борта, а волна ударила в ахтерштевень.[71] Неимоверным усилием Хрольфу все же удалось повернуть драккар поперек волны.

– Черпайте воду! РУБИТЕ МАЧТУ! – надрывался шеппарь.

Манскап метался по кораблю в попытках поймать рею, перерезать ванты ракс-бугелеля, словом, сделать хоть что-нибудь для спасения драккара.

– Что он орет? – прокричал Ольгерд в самой ухо Волькше. Рев ветра напрочь срезал все звуки, едва они покидали горло.

– Он велит рубить щеглу, – ответил Годинович, мертвой хваткой держась за борт посудины.

– Зачем? – перекричал-таки Рыжий Лют вой бури.

На это Волкан только пожал плечами.

– Куда ты? – крикнул он, увидев, что Олькша двинулся к мачт-фишерсу.[72] Но рыжий здоровяк не услышал окрика.

Очередная волна накрыла драккар. Когда она схлынула Ольгерд, стоял на карачках, ухватившись за один из сундуков. Следующий вал застал его уже возле мачты. Со стороны казалось, что он просто обхватил ее, дабы его не смыло за борт. Но прошло несколько мгновений и толстая, смоленая веревка ахтерштага лопнула, как снурок на обучи,[73] и комель мачты вышел из мачт-шиферса вместе с крепежными клиньями.

Олькше повезло: порыв ветра налетел по ходу волн, а не поперек, – огромная мачта сама легла на палубу, подмяв под себя парусную рею и стойки шпиртов.[74] Падая, она едва не зашибла кого-то из гребцов. Но, главное, и мачта, и парус, да и весь драккар были спасены.

– Черпайте воду, Гарм вас задери! – истошно орал Хрольф, но ее и так черпали все, кто мог.

Буря

Буря трепала драккар весь день. Ньёрд шалил как злобный мальчишка. Он налетал со всех сторон сразу и попеременно. Хорошо хоть волны упрямо бежали с юга на север, и это позволяло Хрольфу держать посудину в наименее опасном положении. От холодной воды, которая вал за валом накатывала на деку, насквозь промокли и продрогли все мореходы. Ладья сидела в волне низко, точно была загружена без меры. У тех, кто вычерпывал воду, кожа на руках побелела и стала легкоранимой, как кожица гриба, – стоило слегка задеть шероховатые доски, как она отходила целыми шмотками, а морская соль впивалась в рану, как росомаха.

Чтобы хоть как-то согреться гребцы сели на весла. Но дочери Бога морских глубин встречали их потуги насмешками: весла то скрывались в воде по самые рукояти, то ударяли по воздуху. Так что манскап быстро выбился из сил и оставил благую затею править драккаром во время бури.

Волькша свешивался через борт огромной варяжской лодки, и его взбунтовавшаяся требуха рвалась наружу через широко разинутый рот. Не это ли он видел во сне в ночь после кулачек Ярилова дня? Однако мучения, которые он испытал когда-то в дурном сновидении, не шли ни в какое сравнение с той отвратительной немочью, что наяву выворачивала его наизнанку.

Явись перед Годиновичем свирепое морское чудище, хоть тот же кровожадный Ваал,[75] с пастью огромной, как пещера, и пятью рядами зубов величиной с бычьи рога, парень, наверное, скорее обрадовался бы, чем испугался. Один удар хвостом, единожды сомкнутые челюсти, и все Волькшины невзгоды закончатся на веки вечные.

Новый приступ рвоты, едва не вытолкнул парнишку за борт. Чьи-то руки схватили его за шиворот. Ворот одежи передавил горло, и свет померк у Годиновича в глазах: огненная горечь, поднимавшаяся из бунтующих глубин утробы, попала в дыхало и заколодила дыхание. Ноги его подкосились. Он неуклюже осел на деку. И в довершение всего волна бросила ему в лицо, в разинутый рот, в нос, в выпученные глаза целый ушат соленой воды. Парень в исступлении схватился за грудки. Под рубахой в тело впилось что-то острое… Этот укол стал последней болью, которую он почувствовал, опрокидываясь в ночь беспамятства…

Олькша оттащил приятеля на мешки и короба на носу драккара, и, дабы волна не смыла бесчувственное тело за борт, привязал его к поклаже бечевой, а сверху набросил старый парус. Так что, когда Волькша вынырнул из забытья, его окружала холодная сырая тьма.

От холода его трясло, так что зуб на зуб не попадал. Если это мрак и есть блаженный Ирий, то волхвы, все как один, ничегошеньки о нем не ведают.

Откуда-то издалека доносился плеск волн и завывание ветра, но ни соленых брызг, ни дыхания Стрибожичей Волькша не ощущал. Рука его по-прежнему сжимала ворот одежки. Сквозь ткань Волькша нащупал что-то крючковатое с острым концом… Медвежий коготь! Это же берегиня,[76] которую дала ему Лада-волхова! Дала когда-то давно, в другой жизни…

Волькша силился вспомнить, как давно кончилась та, другая жизнь? Может быть, когда ворожея дала ему этот оберег? Нет. Раньше. Значит, когда отец в столовой палате Ильменьского владыки, положив руку ему на плечо, долго уговаривал пойти на княжескую службу? Тоже, наверное, нет. Может быть на Ярилов день? Или когда он напросился с Олькшей идти за барсучьим молоком? Или, вообще, на свадьбе Торха, когда Година надоумил сына взять в кулак жменю земли? И снова нет, нет и нет. Да и была ли она вообще – другая жизнь? Ведь и то, и другое, и третье, и даже эта ужасная буря, все это случилось именно в его жизни. Так уж Мокша прядет стезю его жизни…

То ли медвежий коготь, из которого Лада сделала берегиню, был не так прост, то ли оттого, что перед глазами Волькши пронеслись такие теплые, такие родные видения его прежней и, в общем-то, счастливой жизни,… но Годинович согрелся и перестал дрожать. Голова его была еще тяжела, но утробная баламуть схлынула почти без следа.

Волкан хотел смахнуть мокрые волосы с лица, но, едва двинув рукой, уткнулся в тяжелую мокрую ткань. Так вот почему он слышал далекий вой ветра и рокот волн, но не чувствовал ни морских брызг, ни напора воздушных струй!

Годинович изрядно побарахтался, стаскивая с себя старый парус. Походу ему пришлось на ощупь отвязываться от поклажи. А поскольку морская лихоманка и обморок изрядно потрепали его, то от глотка свежего воздуха он опять провалился в забытье… или в сон.

Трудно себе представить, как можно спать в бурю на корабле, несущемся неведомо куда. Но борта ладьи, резко поднимавшиеся к драконьей голове, делали ее нос едва ли не единственным укромным местом, куда почти не залетали брызги, и не задувал шквальный ветер.

Когда Волькша очнулся вновь, на небе в прорехах туч плясал Месяц. Дня через два он наберет свою полную силу. Дочери Аегира еще резвились вокруг ладьи, но Ньёрд угомонился и дышал мирно, почти сонно. Манскап сидел на веслах. Однако гребли они едва-едва. Возле поклажи, на которой лежал Волькша, стоял помощник шеппаря с длинным шестом в руках.

– Юпт![77] – кричал он, опуская слегу[78] в воду.

– Русь сакта![79] – приказывал Хрольф, и весла совершали один взмах.

Волькша сразу догадался, что шеппарь с помощником стараются, чтобы драккар впотьмах не наскочил на мель или, того хуже, на подводные камни. Одному Ньёрду вестимо, в какую часть Восточного моря занес их своенравный Ван. И, буде, заиграл он корабль на север, к сумьскому берегу, то честнее было бы потопить его в первые же мгновения бури.

Годинович окончательно выбрался из-под старого паруса и встал с другой стороны форштевня. Луна спряталась среди редеющих туч. Волкан вгляделся в темноту, но сумел различить лишь темные абрисы волн.

– Юпт! – вновь прокричал человек с шестом.

– Сакта-сакта русь, – отозвался Хрольф.

Весла пришли в движение.

Драккар вынесло на гребень водяного вала. На мгновение в тучах мелькнула луна и бросила на море горсть бледных самоцветов. И тут Волькше показалось, что самые дальние из лунных бликов разбивались о темный край невидимого берега.

Велесова Лучина[80] спряталась в облака. Погасли всполохи на воде. Но один огонек остался!

Ладья опустилась в распадок между волнами.

– Юпт! – вновь прокричал помощник шеппаря.

– Русь сакта, – раздался приказ шеппаря.

Волкану показалось, что из распадка драккар выбирался быстрее, чем спускался в него, – так уж сильно парню хотелось убедиться, что далекий берег и огонек на нем ему не причудились. Он даже хотел молить Вышней об этом чуде, но вовремя спохватился: негоже тревожить Триглава по пустякам, – ни его собственная жизнь, ни даже жизни всего манскапа не стоили того, чтобы Сварог отвлекался от вращения своего колеса.[81]

Не иначе как в награду за эти благочестивые мысли Макошь приголубила Годиновича, и с вершины следующей водяной горы он вновь увидел едва различимый свет далекого костра.

– Kust! – радостно закричал Волькша: – Därborta kust![82]

Люди повскакивали с мест:

– Var? Var дr kust?[83] Var?

Даже Олькша, не уразумевший ни слова, и то вскочил со своего сундука и завертел головой.

– Всем сеть за весла! Гарм вас задери, что вы вопите как берсерки перед боем!? – заорал Хрольф на своих людей: – Нечего орать! Надо прежде понять, к какому берегу нас вынесло. До утра будем держаться от него подальше. А там посмотрим.

За такие слова манскап был готов сбросить шеппаря за борт. Гребцы устали, продрогли, оголодали, как щуки по весне, а по вине этого сына коровы они должны болтаться в море до утра? Варяги обступили Хрольфа и стали вырывать родерарм у него из рук. Шеппарь лягался, как затравленный лось.

Волькша и помощник Хрольфа рванулись с носа на корму, но дорогу им загородила широченная спина Ольгерда.

– Олькша! Спасай шеппаря! – прокричал Волкан.

– Ано, я не знам чё делать, что ли? – бросил через плечо Рыжий Лют и отвесил первую оплеуху. Судя по довольному кряку, которым тот сопроводил удар, Ольгерд был в восторге оттого, что может наконец-то пустить в ход свои тяжеленные кулаки.

– Угомонись! Угомонись, лихов пес! – приговаривал он, обрушивая свои кувалды на головы взбунтовавшихся гребцов.

Когда Олькша сквозь сутолоку на корме пробился к шеппарю, два ретивых бунтовщика самозабвенно мордовали Хрольфа, который тем ни менее не выпускал родерарм из рук. Рыжий Лют схватил ближнего из них одной рукой за шиворот, другой за пояс и поднял над декой. Драккар качнуло. Ольгерд чуть не выронил свою ношу за борт. Гребец забился в испуге и заверещал. Его товарищ оглянулся на крик, и тут же получил по загривку башкой кричавшего. Оба смутьяна свалились к ногам шеппаря.

Рыжий Лют отпихал в сторону поверженных гребцов, подошел к Хрольфу и положил ручищу на родерарм. По лицу шеппаря текла кровь. А когда он увидел, что большой венед покушается на его место у рулевого весла, его охватила полная и окончательная безнадежность.

– Говори, куда править, – сказал Ольгерд.

– Vad? – спросил шеппарь, всем видом показывая, что он скорее умрет с родерармом в руках, чем отдать свой корабль каким-то венедским молокососам.

– Волькша, втолдычь ему, чтобы говорил куда править, – обратился Олькша к Годиновичу.

После трепки, которую, походя задал гребцам Ольгерд, те вмиг образумились. Кто-то из них еще лежал, кто-то сидел на деке, потирая ушибы. Те, кому не досталось тумака, пребывали в нерешительности. Так что достаточно было одного окрика шеппаря, чтобы гребцы торопливо расселись по сундукам и взялись за весла.

– Слушат я, Ольг Бьёрн, – передавая родерарм в руки Рыжего Люта, наставлял Хрольф: – Когда я сказат till höger – ты делат так, – и свей потянул родерарм на себя: – Когда я сказат till vänster – делат так, – шеппарь оттолкнул рукоять рулевого весла от себя: – Och ifall будет rakt – став эво так. Förstå?

– Что он говорит? – спросил Олькша у приятеля, точно Хрольф сказал на свейском не пять слов, а всю речь держал на незнакомом Рыжему Люту языке.

– Он спрашивает: понял ли ты его? – истолковал Волькша.

– Понял что? – пробасил Ольгерд.

Шеппарь и Волкан переглянулись, и Годинович понимающе пожал плечами.

– Когда он, – Волькша указал на Хрольфа: – крикнет till höger, – это значит «направо», – ты потянешь эту палку на себя. Когда он крикнет till vänster, то есть «налево», ты ее отпихнешь, когда же он крикнет rakt, что значит «прямо», ты поставишь ее так, как она сейчас. Понял?

– Ты, что? Издеваешься?! – взярился Ольгерд: – Что я, по-твоему, колода безмозглая? Я и сам понял про «туда-сюда и обратно». Что он в конце спросил?

– Он спросил, понял ли ты то, что он сказал?

– Да, конечно, понял. Чего тут понимать. Вот ведь… – Олькша хотел запустить в огород Хрольфа задиристое словцо, но в последний миг сдержался.

Шеппарь поспешил на нос драккара. Помощник, подобрал шест, брошенный возле мачт-фишерса в начале потасовки, и последовал за ним. Волькша на всякий случай остался возле своего не слишком сообразительного приятеля.

Небесная полынья, в которой плескалась луна, расширилась и заняла большую часть неба. Черный как смоль небосвод заблестал звездами. Годинович пригляделся и с радостью узнал среди них Большой Ковш.[84] Он сиял с правого борта драккара. А огонек, из-за которого разгорелась недавняя свара, мерцал слева по ходу. Входит, он был на Юге… Не успел Волькша порадоваться такой милости Небесной Пряхи,[85] как от форштевня раздался приказ Хрольфа:

– Еror i vattnet! Roth! Roth! Roth! Olg, till vдnster. Till vänster![86]

– Шеппарь велит поворачивать налево, – подсказал Волкан новоявленному рулевому.

– А то я не понимаю, – огрызнулся Ольгерд, но вместо того, чтобы подать родерарм от себя, потянул его к себе.

– От себя! – шикнул Годинович.

– Ты, это, сильно то не кичись, – огрызнулся Олькша, но рулевое весло поставил как велено.

– Roth! Roth! Olg, rakt! – прокричал Хрольф.

Родерпинн встал прямо.

– Roth! Roth! Roth!

Олькша, уперев левую руку в бок, держал рукоять одной правой и бурчал себе под нос:

– Ну, куда он правит? Вот куда он правит, а? Эдак мы к огню не выйдем.

Шеппарь и, правда, вел драккар не прямо на огонек, а чуть левее. При свете луны берег был отчетливо виден. Но сколько не всматривался Волькша, он никак не мог понять, куда именно Хрольф направляет корабль.

Когда драккар подошел к берегу настолько близко, что даже собака добралась бы до него вплавь, Волькша догадался, что спасительный огонь горел в ночи неспроста. Очевидно, жители рыбацкой деревеньки разожгли костер на небольшом пригорке. Позже Волкан узнал, что поморы[87] всегда так делают в бурю. И не важно, пропал ли в море кто-то из сродников и соседей или все рыбаки уже благополучно вернулись на берег, приветный огонь в загодя обустроенном шалаше зажигали всегда, стоило только морю зайтись в непогоде.

Однако править к деревеньке Хрольф не стал, а подвел ладью к довольно широкой реке. Одному Аегиру вестимо, откуда шеппарь про нее знал. Может, раньше бывал в этих местах, а, может, знал какие-то особые мореходные приметы, рассказавшие ему о наличии устья.

За то время пока драккар плыл к берегу, Хрольф ополоснул избитое лицо и уже не выглядел таким потрепанным и беспомощным. Так что, когда он потребовал у Ольгерда уступить ему место у родерарма, тот беспрекословно отступил в сторону.

– Ха! – вполголоса похвастался верзила Волькше: – Я-то думал: ладьей править – дело мудреное. А оно проще простого вышло. Знай себе палку тягай. С этим всякий дурак справится.

Годинович посмотрел на Рыжего Люта с укоризной, покусал губы, но, в конце концов, не сдержался и пошутил:

– Верно! А я на ярмарке видел ученого медведя. Так тот под дудочный перегуд плясал, а потом кланялся.

– Ты это к чему? – спросил Олькша, чувствуя подвох.

– Да так. Вспомнилось…

Драккар едва вошел в устье реки, как слева показалась извилистая протока. Хрольф направил корабль туда, и в первом же затоне приткнул его к берегу. Сил у манскапа хватило только на то, чтобы сойти на берег. Даже вечернюю кашу варить не стали, а попадали на земь вповалку и потонули в пучине мертвецкого сна.

Эстинны

Утром Волькшу разбудил хруст ломающейся палки. Сон жаждал вернуться и сжимал ему веки теплыми мягкими ладошками, но увиденное сквозь ресницы отшвырнуло дрему в дальние закоулки Нави. Десяток рыбацких лодок стоял в горловине затона, в котором Хрольф укрыл свой драккар, а по берегу к спящим варягам подкрадывалось полсотни человек, вооруженных самым причудливым образом. Плотницкие топоры, рыбацкие остроги, косарские ножи и просто дубины. Вот только луков или самострелов в руках наступавших не было, либо Годинович их не углядел. Будь среди нежданных неприятелей стрелки, спящих варягов изрешетили бы стрелами как стадо свиней в распадке.

Хруст ветки выдал их за несколько мгновений до того, как эти люди собирались наброситься на сонный манскап. Не проснись Волькша, у девятнадцати гребцов, шеппаря, его помощника и двух желторотых венедов не нашлось бы даже крошечной возможности остаться в живых.

Волкан вскочил на ноги и уже хотел закричать: «Наших бьют! I gevär![88] Русь!», но, бросил быстрый взгляд на гребцов Хрольфа и с ужасом увидел, что рядом с варягами нет оружия.

Однако, стоило Волькше пошевелиться, как рыбаки и пахари замерли на месте.

– Да хранит вас Укко, – хриплым от волнения голосом сказал Волькша. Он понятия не имел, куда занес их корабль буйный Ньёрд, но если это и правда был южный берег Варяжского моря, значит, здесь наверняка говорили на каком-нибудь из водьских языков. Стало быть, скорее всего, эти люди почитали Укко.[89] По крайней мере, говорил Година, что все народы, сродные суми, поклонялись небесному старцу и его жене…

Мгновения текли, как живица[90] по сосновой коре.

Кто-то из спящих заворочался, но не проснулся.

Решимость нападавших угасла на глазах. Они едва слышно перешептывались, показывая то на Волькшу, то на драккар, то на безмятежно спящих варягов.

– Кто вы такие? – наконец спросил тот, кто по всей видимости был вожаком этих людей. Язык, на котором он говорил, был схож с наречием веси, но звучал иначе, таратористее. Неужели это эстинны? После того, как Торх вернулся с янтарным гребнем для своей Рады, он иногда забавлял отца и братьев, разговаривая на эстиннском. Послушав его Година, морщил лоб и вылавливал в речах старшего сына знакомые весьский слова. За редким исключением Ладонинский толмач понимал все сказанное, но то, как это звучало на эстиннском, каждый раз приводило его в замешательство.

– Мы гости, – ответил Годинович, стараясь подражать их манере раскатывать слова точно горох по столу.

Кто-то из эстиннов прыснул в кулак.

– Чьи это вы гости? – спросил вожак, окинув соплеменников грозным взглядом: – Не надо нам таких гостей. Знаем мы, как пускать даннов на порог. Никто вас не приглашал.

Его слова распалили угасший было боевой дух рыбаков и пахарей. Они вновь подняли свое оружие и начали окружать спящих варягов кольцом, отсекая от драккара.

Шум голосов разбудил людей Хрольфа. Гребцы терли спросонья глаза и пытались понять, что происходит. А происходило то, что на гостеприимство свеям рассчитывать не приходилось. Ночью, ступив на твердую землю, они повалились спать, позабыв на драккаре свои копья и топоры. А голыми руками против дубин не очень-то повоюешь. И все же гребцы были видавшими виды морскими разбойниками, в то время как нападавшие брались за оружие только от большой беды…

– Мы не данны, – ни с того, ни с сего сказал Волкан. Он и сам не понял, почему у него вырвались именно эти слова.

Эстинны опять остановились.

– А кто вы? – спросил вожак.

Море шумело невдалеке. И это был единственный звук, который скрадывал тишину.

Волькша понимал, что от его ответа зависит то, увидят ли они с Олькшей, да и все люди Хрольфа полдень этого дня. Молчали варяги, не понимая не полслова в том, что говорилось. Молчали эстинны, ожидая ответа.

– Это что это за хоровод? – раздался бас только что пробудившегося Ольгерда: – Что это за сраные скоморохи тут набежали?

Как всегда сквернословие Рыжего Люта просыпалась раньше его разума.

– Олькша, умолкни! – цыкнул на него Волкан.

– C какого перепуга я должен умолкнуть? – взбеленился Олькша.

– Так вы венеды? – спросил старший эстинн.

– Что эта чудь белоглазая лопочет про венедов? Да мы, венеды белые, суть Гардарики и гроза всей Ингрии! – нахмурился Ольгерд.

Безумная затея пришла тем временем в голову Волькше. Терять им было нечего. Они безоружные. Варягов, которых эстинны поголовно называли даннами, здесь встречают в колья. Так почему бы ни сыграть с костлявой Марой[91] в прятки.

– Благородный Ольгерд, сотник владыки Ильменьских словен, не извольте гневаться, – сказал он по-карельски, отчетливо и громко произнося каждое слово, дабы оно дошло и до Рыжего Люта, и до эстиннов: – Эти добрые люди хотели узнать, не могут ли они чем-нибудь помочь высокому послу князя Гостомысла.

– Что за чушь ты несешь? – спросил его Олькша по-венедски. Однако словам приятеля он все-таки внял. Особенно про сотника владыки Ильменьских словен. Он остепенился и напустил гордый вид. Поняли Волькшины речи и эстиннские рыбаки. Некоторые из них хаживали на Псковское торжище и к юго-восточным соседям относились с почтением.

– Я говорю, благородный Ольгерд, – тем же ладом, но уже по-венедски, продолжил Волькша: – что бы ты не был дурилой, а помог мне выпутаться из этой беды. Посмотри внимательнее: эстиннов тут, наверное, полсотни, а то и больше. Какое-никакое, а у них оружие. И чужаков они не любят. Особенно даннов, се речь варягов. А у Хрольфовых гребцов вместо бил и копей по шишу за пазухой. Да и у нас с тобой не гуще. Всех снарядов у нас – только твои сапоги. Ими и будем отбиваться.

– При чем здесь сапоги? – набычился Олькша. Чем дальше, тем больше он ценил отцовский подарок.

Но Волькша вновь перешел на карельское наречие:

– Эти люди увидели, как в их реку вошла ладья, – растолковывал он суровому княжескому сотнику. Говоря это, он обернулся к эстиннам, как бы предлагая им подтвердить свои слова. Кое-кто из рыбаков и вправду кивнул головой.

– Они же не знали, что это едет высокий посол владыки Ильменьских словен к свейскому конунгу с тайным поручением склонить того к совместному обузданию наглых даннов, – и Волькша опять обернулся к эстиннам: – Они ведь думали, что это от бури спасаются их супостаты, и пришли чинить Мсту, – уже почти все рыбаки и пахари соглашались с Волькшиными словами: – Но, узнав от меня, княжеского толмача, как обстоят дела, они тут же захотели спросить, не могут ли они чем-нибудь помочь высокому послу князя Ильменьских словен.

Волькша говорил так внятно и оборачивался то к эстиннам, то к Олькше, то к Хрольфу с такими выразительным лицом, что его поняли все. Даже Ольгерд. Он еще больше приосанился и громко спросил у эстиннов по-карельски:

– Так ли это?

Те часто-часто закивали головами, а иные даже не преминули поклониться высокому посланнику грозного венедского владыки. Могучий рост, знатные сапоги, разумение инородного венедам и родственного им наречия, все это убедило рыбаков, что перед ними и вправду приближенный Ильменьского князя. А уж то, что «сотник» едет к свейскому конунгу сговариваться об усмирении даннов, и вовсе делали его желанным гостем.

– А это кто? – все же спросил вожак эстиннов, и обвел варягов подозрительным взглядом.

– Кто это? – переспросил у него Волькша по-свейски: – Этот человек хочет знать, кто вы, гребцы и кормчие личного драккара свейского конунга, коих ваш владыка послал на Ильмень, дабы вы привезли высокого венедского посла. Могу ли я сказать им, кто вы, чтобы они знали, как надлежит к вам обращаться?

Лица варягов едва дрогнули в улыбке, как только до них дошло, что пытается сделать щуплый венедский парнишка. Но и они вслед за Ольгердом напустили важности на лица, после чего Хрольф снисходительно кивнул и повелел:

– Рассказывай.

И Волькша рассказал. Разумей варяги по-водьски они и сами заслушались бы. Да за такую небылицу Годиновича надлежало именовать величайшим скальдом. Представил он эстиннам Хрольфа чуть ли не первым ярлом конунга, а его людей – лучшими мореходами Свейланда, прошедшими с конунгом аж двенадцать походов, само собой разумеется, только по Северному и Западному морям.

От сознания случившегося неразумения и собственного негостеприимства в отношении знатных мореплавателей эстинны были готовы валиться наземь и каяться. Но Волькша убедил их, что ни благородный Ольгерд, ни светлейший Хрольф Гастинг на рыбаков зла не держат, а, напротив, расскажут своим владыкам, что в борьбе с даннами те могут рассчитывать на эстиннское ополчение.

При упоминании ополчения рыбаки потупились и начали мямлить про то, что на самом деле они люди мирные, живут морем, а что касается войны, так на это надобно сноровку иметь, а где она у них, у сирых да убогих.

Так, слово за слово, сумел Волькша повернуть погибельное дело к тому, что стал вертеть хмурыми эстиннами, как хотел.

А захотел он, чтобы благородного посла и светлого ярла с дружиной накормили досыта, чтобы дали новую рею для паруса и помогли поправить еще кое-что попорченное бурей.

Рыбаки старались так, что любо дорого было посмотреть. Пожалуй, людей Хрольфа еще нигде не принимали так радушно, как на берегу речки, которую эстинны называли Нарова.

На людях манскап вел себя величаво и степенно, но, оставаясь с Волькшей с глазу на глаз, варяги хлопали его по плечам и всячески хвалили за спасительную придумку.

К концу дня у Годиновича язык вспух от того, сколько небылиц про походы в Северные моря он рассказал от имени Хрольфа, который в своей жизни никуда дальше северо-восточных берегов Восточного моря и не плавал. Пришлось Годиновичу вспомнить все варяжские саги, которые слышал на торжище его отец, и на ходу смешать их в немыслимую кашу.

Когда любопытствующие эстинны сжалились над ним и дали спокойно поесть и отдохнуть, Волькша улизнул к морю. Торх так много рассказывал о Варяжском море, о его берегах, укрытых чудесным песком, тоньше овсяного толокна, о волнах, выносящих из пучины куски алатыря,[92] о солнце, которое садится в море…

Но в этом месте эстиннской страны солнце садилось за край земли, так и не докатившись до морских горизонтов. Выходит, Торх учился премудрости златокузнеца не здесь. А жаль… Волькша осмотрелся: может статься, алатырь выкатывается на песок не только там, где полгода жил его старший брат?

Годинович пошел вдоль краешка воды.

Дочери грозного Аегира с тихим шелестом ласкались к его ногам. Кто бы мог подумать, что еще вчера они с легкостью могли перевернуть Хрольфов драккар и утопить его людей, как слепых щенят.

Горизонт пылал как… как… Годинович никак не мог найти слово, чтобы правильно описать цвет закатного неба, так похожий на гречишный мед и на… янтарь!

Да, именно!

Волкан не сразу поверил в свою удачу: он еще не прошел по взморью и сотни шагов, как ему на глаза попался огромный, размером с ладонь, кусок алатыря! Годинович поднял «медовую» гальку и уселся на песок любоваться находкой. Янтарь быстро высох и стал совсем неказистом. Если бы не рассказы Торха о том, что янтарь получает свой истинный драгоценный вид только после того, как его усердно натрут шерстянкой, Волькша мог бы и разочароваться в алатыре: галька цвета воска и все тут. Годинович лизнул камень, и тот опять ненадолго стал таинственным янтарем…

Волкан взвесил алатырь на ладони. Так много и так сразу! Похоже, Варяжское море было не прочь сделать ему щедрый подарок. А от гостинцев отказываться – только Радогаста гневить…

Хогланд

От эстиннов уплыли на следующее утро.

Рыжего посла Ильменьского владыки провожали всем побережьем. Олькша так вжился в образ, что довольно убедительно клял даннских разбойников на своем убогом карельском языке и обещал, во что бы это ни стало, уговорить свейского конунга выступить против них бок о бок со словенским князем. И хотя «посол» не понимал и шестой части из того, что тараторили ему рыбаки, а они в свою очередь могли лишь догадываться о том, что венед им отвечает, глаза эстиннов светились радостью и надеждой.

При выходе драккара из устья Наровы его ожидала целая стая рыбацких лодок, которые взялись проводить дорогих гостей до Хогланда.

Хрольф, скрипя зубами, терпел медленный ход рыбацкий посудин, пока не определил направление, в котором они двигались. После чего шеппарь отбросил всякую вежливость и прокричал:

– Illa roth! Hissa segel![93]

И драккар точно проснулся ото сна. Пенные струи вскипели у его носа. И гостеприимным эстиннам не оставалось ничего другого кроме, как махать руками вслед кораблю, уносящему Ильменьского сотника в морскую даль, и разъехаться по прибрежным водам в поисках утреннего улова.

Как только рыбацкие лодки остались позади, манскап дал волю своим чувствам. Хриплый хохот гребцов был так ужасен, что вспугнул чаек присевших на рею. Наспех пристроив весла вдоль борта, весь манскап без исключения собрался вокруг Волькши:

– Нет! Но как тебе в голову пришла вся эта затея с посланцем? Я когда понял, то чуть не заржал…

– Ты нам скажи! Ты нам точно скажи, и чтобы слово в слово, что ты сказал этим придуркам? У них были такие счастливые морды…

– А я кое-что понял! Он говорил им, что мы вроде как лучшие моряки конунга. Так?! Скажи, это так? Ну же…

Честно говоря, Волкан не находил ничего смешного в том, что ему пришлось сделать на берегу Наровы. Ведь эти люди теперь будут ждать и надеяться на то, что рано или поздно на горизонте появится ватага драккаров, везущих венедских и свейских ратарей вершить праведный суд над даннскими разбойниками, от которых бедным эстиннам нет никакого житья. Но варяги, а с ними и Ольгерд – сын Ладонинского ягна, требовали все новых и новых подробностей Волькшиной проделки, превратившей их неминуемую погибель от рук озлобленных рыбаков, если не в победу, то в выигрыш – это точно.

В конце концов, Волькша насупился и больше не отзывался ни на одну просьбу. Шеппарь, который и сам уразумел кое-что из сказанного эстиннам, сделал вид, что не настаивает на продолжении рассказа. Он приказал гребцам вернуться на сундуки:

– Ветер не так силен, так что без весел мы можем и не добраться до Хогланда засветло, – пояснил он заартачившемся гребцам: – А подходить к нему в ночи будет только шалый. Да и вообще, Гарм вас подери, русь! Русь! Я сказал!

После того, как все расселись, Олькша попытался насесть на Волкана с расспросами, ведь до этого Годинович говорил по-свейски, и Рыжий Лют мог только ржать вместе со всеми, так и не понимая, о чем шла речь. Но Волькша был непреклонен. Он сказал, что не хочет больше говорить о том, как они обманули эстиннов, и отвернулся. «Высокий посол» Ильменьского князя тщетно ерепенился и совестил приятеля. Ему ли было не знать, что легче переломить лбом дуб, чем заставить Волькшу делать то, что он не хочет.

– Спроси тогда у шеппаря, могу ли я сесть на весла? – буркнул Олькша обиженно…

Как это уже было в устье Ниена, стоило Рыжему Люту взяться за весло, как драккар пошел бойчее. Да и Ньёрд, сбросив утреннюю дремоту, крепче уперся ладонями в парус ладьи.

– Слушай, Варг, – раздался за спиной Волькши голос Хрольфа: – Тор им судья, – сказал он, имея в виду манскап: – Они у меня умом подстать твоему Ольгу. Но мне-то ты можешь сказать, как тебе в голову пришло наплести всю эту околесицу? Я отродясь не слыхивал такого, чтобы языком выигрывали битву. Кто тебя этому научил? Уж не отец ли?

Волкан обернулся и поглядел шеппарю в глаза.

– Он самый, – ответил Годинович после долгого молчания.

– Чудно! – восхитился Хрольф: – Так прямо и надоумил?

– Как это: прямо надоумил? – поднял брови Волькша.

– Ну, наказал в случае чего врать про высокого посла и все такое…

– А… нет, конечно.

– Как нет?

– Да так. Отец-то меня, как раз, врать не учил…

– Так как же ты тогда сподобился?

– Мой отец учил меня смотреть людям в глаза, – нехотя ответил Годинович.

– И какой в этом прок? Что я их зенок белесых не видел? Что в них смотреть-то?

Волькша понимал, что так просто ему от шеппаря не отвязаться. К тому же, Хрольф всем видом показывал, что и правда силится понять то, о чем толкует ему венедский парнишка.

– Мой отец говорил мне: «Ты на лица-то не смотри, разные они у людей. Зри в очи. Там все начертано точно руницей. Чего с языка не понять, то в глазах прочитать можно».

– И что?

– Ну, как же?! У эстиннов этих глаза были напуганее заячьего хвоста. Хоть их и больше было, хоть и колья у них в руках, но твоего драккара они боялись пуще молнии небесной. Он для них был ликом всех бед, что на их берега из года в год данны на своих кораблях привозят. Однако нас было мало, сонные да безоружные. Так что они уже почитай свой страх победили. Еще немного и нам несладко пришлось бы. Вот и надо было рыбакам их маленький страх другим, набольшим подменить. А что может быть страшнее одного драккара?

Хрольф слушал, поджав губы. Хоть и понимал он, что парнишка говорит правильные слова, но уразуметь их шеппарь никак не мог, и потому уже начинал злиться. Так что вопрос о том, что страшнее одного драккара он оставил без ответа.

– Страшнее одного драккара – десять драккаров… – Волькша помолчал, но опять не дождался от свея ни полслова и продолжил: – А кто может снарядить сразу десять драккаров? Конунг. Это большой страх с одной стороны. С моря. А с другой страх – с суши – венедские конники. Тот же Гостомысл на чудь белоглазую, что за Чудским озером обретается, не раз хаживал. Ну, а ежели эти два больших страха вместе сойдутся, да не беду и раздор творить, а супостатов даннских в правила ставить, так это получается уже не страх, а радость. Уразумел?

– Уразумел, – ответил Хрольф, хмуря брови. Какая-то последняя крупинка никак не давалась свею. Что-то не вязалось в Волькшином рассказе. Что же все-таки удержало эстиннов от расправы? Манскап поколоть, как свиней, драккар сжечь дотла. И концы в воду. И ни конунговы, ни княжеские люди даже, если искать будут, не найдут тех, кто посланников-мореходов сгубил.

– Варяг ты, – ответил ему Волкан: – Ты сам всегда с драккара на берег в броне сходишь. Ты сам себе владыка и судья. Вот тебе и не понять. А у этих людей другой заботы нет, как только таких как ты подальше от своих берегов держать. Им же мнится, что тогда и рыба в море жирнее станет, и поля обильнее родить будут. И, ежели кто за такое дело, как даннов от их берегов отвадить, возьмется, так то человек им милее, родного отца с матерью станет. Понял теперь?

Хрольф рассержено сплюнул за борт. Да разве мечтал он в отрочестве, по родным полям да лесам бегая, что будет вот так как щепка бесхозная по морю мыкаться и обманом мелким да разбоем себе на пропитание выкраивать? Не будь на то отцова воля да братский умысел, никогда не покинул бы он родной бонд, и тоже сейчас думал бы только о том, как свой урожай от поборов в казну херада[94] да потравы уберечь.

Молчали долго.

Каждый думал о своем. Но когда Хрольф собирался вернуться к родерпинну, Волькша все же задал ему вопрос, который крутился у него в голове его с тех пор, как он понял, что драккар идет на север-северо-запад, а не на запад, где, как он думал, должен был находиться Свейланд.

– Шеппарь, а зачем мы идем на Хогланд? Не прямее ли было бы идти вдоль эстиннского берега, как третьего дня шли вдоль сумьского?

– Йохо! – неожиданно взыграл свей: – Сразу видно, ты не викинг.

– Ну, да. И что с того?

– А то, что если бы ты был викинг, то не спрашивал таких глупостей.

– А я спрашиваю, – настаивал Волькша.

– Ну, это пусть тебе Мимер[95] и растолковывает, – не без мстительного удовольствия сказал Хрольф: – Вот когда дойдем до Хогланда, тогда сам поймешь… может быть.

И обведя парня с ног до головы издевательским взглядом, шеппарь направился на корму.

Терпения в норове Волкана Годиновича было столько же, сколько упрямства, и за весь переход он больше ни о чем свея не спрашивал.

Дочери Аегира в тот день были игривы, но без буйства. Ньёрд – умерен в своих порывах и работящ. Да и манскап накоротке, но порадовавший утробу эстиннскими харчами, вёсел не жалел, заставляя их гнуться при каждом гребке. Словом солнце еще только начинало расстилать на волнах огненную дорожку, а драккар уже подошел к Хогланду.

По пути они проплывали несколько островов. Некоторые из них были весьма обширными, но Волькша почему-то ни разу не подумал, что это и есть тот самый остров, о котором так многозначительно умолчал Хрольф. Когда же Годинович увидел Хогланд, то ни на мгновение не усомнился, что драккар уже близок к цели. И, раздавшийся вскоре приказ шеппаря убрать парус, лишь подтвердил Волькшину догадку.

Ничего подобного венед в своей жизни не видел. Из воды вздымались высоченные горы. Волкан вспомнил Скорую Горку возле Волховских порогов, – так вот, она была сущим бугорком в сравнении с ними. Две каменные вершины, поросшие соснами у подножья и лысые наверху, громоздились одна за другой. Несколько взгорий поменьше располагалось подле. Если и существовал где в Варяжском море-океане остров Буян, так наверняка это был Хогланд.

Но не только гранитные холмы потрясли воображение Волькши. Какая-то неведомая сила исходила от острова, как тепло от углей. Нечто, невидимое глазу, но ощутимое кожей лба, кончиками ушей, волосинками на руках витало в воздухе. Годинович ни за что на свете не нашел бы слова, чтобы поименовать этого наваждение, но и противиться ему не мог.

– Гребите медленно. Очень медленно! – кричал от родерпинна Хрольф. Его помощник взобрался почти на самую драконью голову и всматривался в глубину.

Волькша, стоявший возле форштевня, тоже вгляделся сквозь толщу воды и увидел, множество подводных камней, рассыпанных по песчаному дну. Некоторые из них были размером с дом, другие напоминали очертаниями остроконечные ели. Любой из них, будь он ближе к поверхности, мог бы проломить обшивку драккара, как яичную скорлупу.

Шеппарь обогнул юго-восточную оконечность острова и медленно подвел корабль к каменистому плесу у подножья самой высокой горы. От напряжения он даже вспотел. Они с помощником перекрикивались так часто, что едва не надорвали глотки.

И все же Хрольф не решился подойти к берегу вплотную. Драккар встал на якорь в пяти шагах от линии прибоя, и гребцам пришлось брести до берега по пояс в холодной воде.

Но никто не роптал. Напротив, все варяги без исключения пребывали в радостном предвкушении чего-то. Что именно ожидали свеи от пребывания на этом каменистом берегу, Волькша даже не догадывался, но и ему, и даже тугодуму Олькше передалось их светлое, чтобы не сказать шаловливое настроение.

– Чего они лыбятся, точно приехали зваными гостями на знатный пир? – вполголоса спросил Ольгерд у Годиновича.

– Не знам, – честно ответил тот.

– Так спроси, – потребовал Рыжий Лют и чуть ли не силком подвел Волкана к гребцу, который был загребным левого борта. Весь день они с Олькшей подзадоривали друг друга каждый на своем языке, что не помешало им проникнуться взаимным уважением. Гребца звали Уле, Ульрих Гётлинг. Он плавал на драккаре Хрольфа всего третий год и был не очень доволен мелкотравчатыми замашками шеппаря. Впрочем, о его тайных планах перебраться на другой корабль парни узнали несколько позже.

Застигнутый вопросом венедов врасплох, мосластый, как весенний лось, гёт отчаянно скреб макушку, прикидывая, стоит ли отвечать на вопрос своих новых соратников.

– Ах, венеды, – вполголоса начал Ульрих: – Лучше бы вам даже и не знать об этом. А то, не ровен час, накличете бед, так что и сами рады не будете.

Такое начало только больше пришпорило любопытство Ладонинских парней. Олькша навис над Уле, а Волькша продемонстрировал все красноречие, на которое был способен, убеждая гребца в том, что они сделают все, дабы беды не накликать.

– Так то оно так, – согласился Ульрих со словами Годиновича о том, что все они теперь один манскап и все такое: – Но все же вы из другого теста. Только не обижайтесь, парни.

Они не обиделись, но и не дали Ульриху возможности уйти без ответа.

В конце концов, он сдался, однако поведать о причинах всеобщей веселости согласился только после вечерней еды.

– Когда все разойдутся, – уточнил он, и в голосе его прозвучала досада оттого, что ему самому придется задержаться.

После того как наспех разогретая эстиннская еда была проглочена, все варяги, не исключая шеппаря и помощника, не обмолвившись даже словом, разбрелись по сосняку, который рос сразу за гранитным плесом.

– Это все грибы, – наконец поведал венедам Уле. При этом его полные тоски глаза блуждали по склонам Хогландских холмов.

Парни вытаращили глаза: какие могут быть грибы на каменистом острове, да еще в начале Травеня?[96]

– ЭТИ грибы растут всегда. Говорят, что их можно найти даже под снегом. Их называют по-разному. Кто-то говорит, что это слезы Нанны,[97] которые она пролила после смерти своего мужа Бальдера.[98] Кто-то утверждает, что это капли крови из лона Сиф,[99] упавшие на землю в день, когда жена Тора рожала Моди.[100] Ну, а кто-то уверен, что это молоко Ёрд,[101] которым она выкармливала самого Тора!

Все это нагромождение варяжских богов ничего не сказало Ольгерду и лишь смутно намекнуло Волькше на то, что речь идет совсем о других грибах, нежели уважаемые венедами боровики или опята. Так что, несмотря на нескрываемое желание Ульриха закончить рассказ, гёту пришлось продолжать:

– Ну, так вот, берсерки зовут его Белым Путем… Я пойду, а?

– Как это – пойду? – возмутился Годинович. Олькша, которому Волкан не перевел еще последних слов Ульриха, и то недовольно замычал, хватая гребца за рукав.

– Что такое Белый Путь?

– Так вы что, ничего ни знаете о берсерках? – Уле удивился, так что даже мотнул головой, точно вытряхивая из нее осколок сна или наваждения.

Ладонинские парни потупились. Нет, конечно, о незнающих страха и боли берсерках, о славных варяжских воинах, способных сражаться, даже лишившись руки или ноги, они слышали и не раз, но что такое Белый Путь, было им неведомо.

– Йохо! – поразился Уле: – Какие же вы дремучие, венеды!

Чтобы лишний раз не злить Ольгерда, эти слова Волькша переиначил. Получилось что-то вроде: «так давайте расскажу». Рыжий Лют с воодушевлением закивал головой, чем привел Уле в полный восторг. Еще никто на его веку так радостно не соглашался с обвинениями в дремучести. Ох, и чудные же эти Ильменьские парни.

– Ну, ладно. Слушайте то, что знает в Гётланде каждый сопляк, – снисходительно молвил он: – Когда викинг выбирает путь берсерка, он начинает перед битвой есть грибы.

Как и догадывался Волькша, речь шла не о подосиновиках или лисичках, а о тех лесных грибах, что обычно нещадно избиваются палкой или давятся ногами – о поганках. К своему великому разочарованию парни узнали, что бесстрашным и незнающим боли берсерков делали… мухоморы. Венедам и в голову не пришло бы различать эти грибы по породам. Поганка, она, как на нее не взгляни, остается поганкой. Варяги же, как оказалось, распознавали пять видов мухоморов. Из них использовали два. Первый послабее – для тех, кто только вступил на путь «бесстрашного воина» и перед боем желает усмирить свой страх. Второй позабористее – для тех, кому первый уже не помогал, для тех, чьи боевые раны ныли день-деньской, а страх перед новой болью преследовал в ночных кошмарах.

Но если волею судеб берсерк, пристрастившийся к «сильным грибам», оставался жив дольше своих попутчиков на пути бесстрашного война, то ему уже не помогали и они. Боль и страх разъедали тело берсерка, как черви. И тогда страдалец волей-неволей начинал жевать Черную ночь. Что это за гриб не понял даже Волькша, хотя, скорее всего, это Ульрих плохо его описывал. Неказистая поганка даровал берсерку полное облегчение и забвение боли, но делала его безвольным и жалким.

Закончить жизнь таким бесславным образом берсерк не мог. Не для того он прошел через столько битв, чтобы подобно простым бондэ оказаться не в зале Одина, а в царстве Хель. И чтобы этого не случилось, бесстрашному войну не оставалось ничего другого, кроме как стучаться в ворота Валхалы. Именно они, берсерки, вознамерившиеся всенепременно попасть в дружину Одина, и были теми безумцами, которые повергали врагов в ужас и смятение. Именно они продолжали биться, стоя на единственной уцелевшей ноге, размахивая билой в одной руке, а другой придерживая требуху, выпадающую из вспоротого живота. Но для того, чтобы совершить сей подвиг, о котором из поколения в поколение будут петь скальды, воин Одина должен был принять Белый Путь. Этот гриб выжигал из берсерка все, что мешало ему сражаться, все, что в нем было человеческого, и к своему небесному господину тот попадал, даже не заметив собственной смерти.

Уле закончил свой рассказ о Белом Пути, произнося слова распевно, точно скальд. Его лицо при этом светилось благоговейным восторгом.

– Хогланд – одно из двух мест, где можно найти Молоко Ёрд. Сделать это очень непросто, но берсерк, который намерен стучаться в двери Валхалы, всегда завещает свою долю последней добычи тому, кто даст ему нужную меру Слез Нанны. И горе шеппарю или ярлу, который не выполнит предсмертную волю бесстрашного воина. Теперь вам понятно?

Парни буркнули, что им все про этих хваленых берсерков понятно, и через мгновение Ульрих уже бежал со всех ног к прибрежному лесу.

Полнолуние девяти волхвов

Волькша так и не понял, почему Рыжий Лют раскис. Его внезапной озлобленности и раздражительности Годинович находил только одно объяснение: не иначе, как Ольгерд Хорсович в своих молодецких мечтах вожделел прославиться на поле брани не меньше, чем великие берсерки, о которых пели не только варяжские скальды, но словенский баяны. На поверку же вышло, что мужество, отвага и воля к ратным подвигам черпались его кумирами не из глубин неистового сердца и крепости тела, а из добровольной потравы, из поганой одури, которой они себя пичкали перед боем… Вот и набычился Олькша, как постреленок, который ждал-пождал заветного гостинца, а тот оказался черствым пряником.

Волькше совсем не хотелось, выслушивать злобный, но пустой брех Рыжего Люта, и потому он предложил пока не стемнело забраться на вершину самой высокой горы Хогланда. Снизу казалось, что сделать это будет не сложно. Волкан искренне надеялся вернуться на берег до наступления темноты. Однако Олькша, чего, сказать по правде, и ожидал Годинович, лезть в гору отказался, а принялся язвить над приятелем, дескать, того тоже обуяла жажда мзды, и он навострился за поганками.

После этой размолвки Волкан двинулся к горе с чистой совестью и недобрыми мыслями о том, почему же великий Велес так поскупился Олькше на разум. Видать в тот день, когда родился Рыжий Лют, господин волхвов пировал в чертогах Перуна Сварожича и спьяну вложил сыну ягна коровьи мозги.

Однако стоило Волькше войти под сень сосен, как вся его злоба сгорела, точно пух одуванчика в пламени кузнечного горна. И вместо нее вернулось то неописуемое, опьяняющее чувство, которое Волкан испытал еще на драккаре, когда увидел Хогланд впервые. Это было похоже на какие-то младенческие восторги. Так он чувствовал себя дитятей, когда отец подбрасывал его в воздух и ловил в свои огромные добрые руки. Потешно, но страшно, высоко, но безопасно. И хочется еще и еще.

Сосняк, что рос на побережье острова, вряд ли сгодился бы даже на балясы. Стволы были сплошь изогнутые, короткие, кроны – растрепанные, разлапистые. Но дальше от моря деревья становились рослее, стройнее, ладнее. Здесь они были похожи на те сосны, что высились на взгорках возле Ладони, но что-то все же отличало их от обычных сосенок. То ли цвет коры у них был необычный, медовый, то ли иголки длиннее, то ли источали они более густой смолистый запах.

Волькша так увлекся разглядыванием сосен, что даже позабыл, куда направлялся.

И тут невдалеке сломалась под чьей-то ногой ветка. Парень обернулся, ожидая увидеть кого-нибудь из Хрольфова манскапа. Но то, что он узрел, выбило из него безмятежность почище доброй оплеухи. Ниже того места, где стоял Волькша, один за другим шествовали девять человек. Они шагали молча, уверенно, явно зная, куда держат путь, но при этом весьма не быстро. Такая неторопливость объяснялась тем, что в руках у каждого из них… был камень размером с лошадиную голову. Впрочем, не у всех. Последний путник шел налегке.

В первое мгновение Волькша подумал, что это ратари. За спинами у них виднелись круглы щиты, а сбоку из-за пояса торчали короткие копья. Но стоило ему присмотреться повнимательнее, и щиты оказались бубнами, а копья – посохами. Странно было видеть колдовские палицы не в руках, а за опоясками волхвов, но нести тяжеленный булыжник в одной руке, а посох в другой, они едва ли смогли бы.

Впрочем, на тех белобородых старцев, что постоянно навещали в родимой Ладони Ладу-волхову, путники были очень-то не похожи. И различие было даже не в том, что эти волхвы были вовсе не стары. Их одеяния поразили Волькшу до остолбенения. Венедские волхвы, носили длинные рубахи, подпоясанные кожаной косой, а то и золотой цепью, толстые накидки из шерстяного тканья и берестяные короба через плечо. Эти же были облачены совершенно иначе. Особенно первые восемь, те, что несли тяжеленные камни. Их тулова укрывали меховые мешки по колено с дырками для головы и рук. На поясах у них красовалось множество ниток унизанных мелкими черепами, зубами, ушами, лапками, хвостами и тому подобными колдовскими побрякушками. Головы их венчали диковинного вида шапки. Меховое одеяние девятого волхва укрывало его до самых пят и было похоже на шубу с огромным запахом. Его лицо было скрыто еще одним мешком с прорезями для глаз. Его плечи и грудь украшали всевозможные бусы и обереги, разнообразие и богатство которых затмевало все, чем могли похвастаться первые восемь ведунов. По всем признакам последний в веренице был первым по старшинству.

Годинович, как завороженный, взирал на неведомых волхвов. Когда одни из них, точно почувствовав взгляд парнишки, обернулся, Волкан едва успел схорониться за камнем. Припадая к земле, он все же разглядел, что на голове волхва была не вовсе шапка, а кусок волчьей шкуры вместе с мордой. Что там приговаривал Олькша, свежуя для Кайи матерого волка, которого вся округа называла Белой Смертью? «Без головы из шкуры оберега не сделаешь»…

Девять волхвов тем временем прошествовали своим путем и скрылись за каменным уступом. Близкое соседство с Ладой приучило Ладонинцев с почтением относиться к слугам богов. Никогда не знаешь, чем накажет тебя вещий человек за недозволенный подгляд. Так что разумнее всего было бы ринуться в противоположном от волхвов направлении.

Да куда там!

Любопытство взыграло в Волькше так, что парень, позабыв все житейские премудрости, последовал за чародеями, как телок за мамкой.

Судя по тому, что вереница волхвов упорно забиралась вверх, они направлялись к какому-то святилищу на горе. Откуда к Волькше пришла эта уверенность, он вряд ли сумел бы растолковать. Но куда еще могло направляться эдакое шествие? Либо на гору… либо под гору, в какую-нибудь пещеру.

Куда бы они не держали путь, это наверняка будет местом, которое Волкан прежде никогда не видел и вряд ли когда-нибудь увидит, если сейчас струсит и отвернет восвояси. Искательский раж овладел Годиновичем и принудил его пойти на сделку между любопытством и страхом. Волкан дал себе слово, что только разглядит кудесников, как следует, посмотрит, куда они идут и тотчас уберется прочь подобру-поздорову.

Но сделать это оказалось куда труднее, чем замыслить.

Волхвы знали, куда идут, а Волькша нет. По сему он не мог забежать вперед и дождаться их в надежном укрытии. Раз-другой он пытался это сделать, но едва не потерял волхвов вовсе. Пришлось отказаться от этой затеи и скрытно следовать сзади.

Волькша надеялся, что рано или поздно волхвы остановятся передохнуть. Как-никак, а идти в гору с увесистыми камнями в руках было очень и очень нелегко. Но время шло, а кудесники все шагали и шагали. Иногда Годинович диву давался, глядя, как они, не сбавляя шаг, преодолевают каменистые подъемы, на которых ему приходилось ползти на четвереньках.

Как и думал Годинович, неспешный путь вывел волхвов на вершину. Лес здесь был еще реже и причудливее, чем у подножья. С одной стороны это было хорошо: у Волькши появлялось больше возможностей рассмотреть кудесников. Но, с другой стороны, и они без труда могли обнаружить соглядатая. Чтобы оставаться незамеченным, Волкану пришлось пластаться среди камней.

Он так увлекся слежкой за волхвами, что почти не смотрел по сторонам. Лишь однажды он окинул взглядом оставшийся внизу остров и обомлел. Хогланд был не велик, но величественен. Годинович насчитал на нем еще семь холмов и одну гору подстать той, на которую он карабкался. Вероятно, остров можно было обойти по береговой линии за полдня пути. И, тем не менее, на нем было все, что нужно для житья. Лес, чтобы построить дом и лодку, пара тихих озер, речка и звонкие ручьи, чтобы брать воду, немного земли, чтобы посеять овес и репу. Все остальное могло дать море… Однако, сколько ни всматривался венед в даль острова, он нигде не видел людского жилья. И это было странно…

Волькша сумел рассмотреть волхвов только, когда те вышли на самую вершину горы, которая оказалась настолько диковинным местом, что мурашки побежали у Годиновича по телу. На ее совершенно голом взлобье был выложен широкий круг из плоских кусков камня, посередке которого чернело место давнишнего костра. Надо было обладать мозгами Олькши, чтобы не догадаться, что это нагорное капище, святилище неведомых богов. Не хватало только огромного дерева или алатыря-камня.[102] Однако со второго взгляда Волкан обнаружил и его. К северу от священного круга возвышался похожий на огромное яйцо валун в пять обхватов толщиной и почти в человеческий рост высотой. О том, каким чудом эта глыба красного гранита попала на вершину горы из серого камня, знали только солнце, ветер и дух Хогланда, который на вершине стал почти осязаем.

Пока Волькша во все глаза разглядывал капище, волхвы сложили принесенные камни вокруг валуна и занялись приготовлениями.

Теперь оставалось рассмотреть самих чародеев и бежать отсюда подобру-поздорову.

Как Годинович уже уразумел, урывками подглядывая за волхвами во время их подъема на гору, каждый волхв был облачен в шкуру своего цвета. Но лишь теперь Годинович узрел все, ради чего пустился подглядывать за неведомыми кудесниками. Без сомнения, они собрались на вершине Хогладской горы для какого-то очень древнего обряда, ибо все они являли собой разных зверей. Тот, которого Волькша разглядел еще по пути, был волком. Другой волхв носил медвежью шкуру, а на его голове красовался череп Бера. Третий кудесник – был лисой, четвертый – зайцем, пятый – белкой. Еще среди них были рысь, лось и косуля. Всего восемь… Куда девался тот, который шел налегке? Сколько не высматривал его Волькша, девятого волхва нигде не было. Ну, да и Леший с ним. Надо было, наконец, убираться отсюда, пока ведуны не начали свою ворожбу. Мало ли о чем они будут говорить со своими богами.

Годинович выбрался из своего укрытия и осмотрелся. Вечернее солнце на горизонте уже коснулось моря. Но впереди были еще долгие Травеньские сумерки, так что спуститься вниз к драккару, который был перед ним как на ладони, Волькша еще вполне успевал.

Но тут до венеда долетели звуки восьми бубнов и чужеродные песнопения.

Только сейчас Волкан вспомнил, что за все время восхождения на гору эти люди не произнесли ни слова. И вот теперь они запели. У них были сильные и слаженные голоса. А язык их обряда был Годиновичу совершенно незнаком. Сколько не вслушивался сын самого даровитого толмача всей Гардарики, он не смог разобрать ни полслова. Он мог бы поклясться, что наречие, на котором пели волхвы, не было сродным ни венедскому, ни варяжскому, ни карельскому. Язык их был напевен, но в то же время в нем было множество цокающих и сипящих звуков, точно во рту кудесников вода капала на раскаленные угли.

Но только желание вникнуть в непонятный язык волхвов заставило Волькшу застыть на месте. Лад, который волхвы извлекали из своих бубнов, завораживал не меньше. Волкан не мог похвастаться тем, что знал толк в наигрышах. Но ничего подобного тому рокотанию, которым кудесники сопровождали свое пение, парню прежде слышать не доводилось. Звуки бубнов были такими яростными и при этом пленительными, таким утробными и при этом священными, что Годиновичу страсть как захотелось посмотреть, что волхвы при этом делают: судя по тому, как звуки пения разгуливали над вершиной, кудесники не стояли на месте.

И действительно, волхвы приплясывали на плоских камнях священного круга. Голые пятки кудесников заставляли их издавать складный клекот, добавляя еще один голос к песнопению обряда. Плясуны скакали то вправо, то влево, тревожа ногами каменные пластины, звучавшие, то выше, то ниже, и даже в их клокотании угадывался некий напев.

Не переставая бить в бубны, петь и приплясывать волхвы начали преображаться. Они снимали свои страшные головные уборы с черепами и складывали внутрь священного круга. Теперь Волькша смог разглядеть, что под шапками головы ведунов были повязаны нитью малых оберегов, а волосы заплетены в четыре косицы.

Когда все волхвы обнажили головы, настал черед меховых одежд. Оказалось, что их одеяния не были зашиты на плечах нитками, а лишь закреплены тонкими кожаными тесемками, продетыми в дырочки. Стоило плясуну выдернуть их, как одеяние спадало с плеч и повисало на поясе.

Много лет спустя Волькша иногда видел перед глазами это сумеречный час и восьмерых полуобнаженных волхвов неведомого народа, неистово отплясывающих древний обряд на вершине каменной горы. Но с еще большим трепетом вспоминал он то, что началось на капище после того, как отзвучала первая песнь обряда.

Как ни долги сумерки на островах Варяжского моря в конце весны, а до времени белых ночей оставалось еще около месяца. Так что, когда волхвы прервали свою пляску, было почти темно. Внутренний голос говорил Волкану, что он видел лишь зачин чего-то более важного. И он не ошибся.

Волхвы вышли из священного круга, но лишь для того, чтобы тут же вернулись, с огромными охапками хвороста. Судя по всему, дрова был заготовлены загодя. Сухие ветви сложили шалашиком поверх углей прежнего кострища. Но вместо того чтобы как полагается высечь искру и возжечь огонь, волхвы сошлись вокруг кострища и снова запели. При этом они передавали друг другу кувшин с непомерно длинным горлышком. Волькша напрягал зрение, как мог, но сумел разглядеть очень немногое. Заполучив сосуд, кудесник плескал его содержимое себе на ладонь и натирал им лицо, плечи и грудь. После этого он совершал один глоток и передавал кувшин дальше.

В то время как из сосуда испил восьмой волхв, из-за моря встала полная луна и озарила Явь бледным светом Навьей мудрости.

Волхвы издали долгий приветственный клич ночному светилу, от которого по телу Волькши побежали уже не просто мурашки, а самый настоящий священный трепет.

Далее, продолжая петь, кудесники обхватили сосуд левыми руками, а правыми поочередно бросали туда по малой толике каких-то зелий. Каково же было изумление Волькши, когда при свете восходящей луны он заметил, что над кувшином закурится легкий дымок.

Едва это произошло волхвы, перевернули содержимое сосуда на хворост и тут же отскочили в сторону. Они едва успели увернуться, – пламя взметнулось выше человеческого роста. Но бушевало оно не долго. Вскоре костер горел уже как обычно, а вот дыма от него было неимоверно много. Стрибожичи в эту ночную пору почивали где-то в дальних краях, да и Ньёрд, перетрудившийся за последние дни тоже отдыхал вдали от Хогланда, так что воздух над священной горой был неподвижен, как вода в болоте, и чад от чародейского костра быстро окутал вершину горы и начал медленно стекать вниз по ее склонам.

Стоило Волькше в один раз вдохнуть колдовского угара, как сердце его бешено забилось, на глазах выступили слезы, в ушах точно вспухли вербные почки, а руки и ноги стали неуклюжими, как пеньковые веревке. Бежать не было никакой возможности, так что Волкану оставалось только сползти вниз по каменному уступу, за которым он прятался, и ждать, чем все обернется. Его не удивило бы ни помутнение рассудка, ни потеря памяти, ни даже сама смерть. Он сам себя наказал за неуемное любопытство, когда решил последовать за волхвами и стал соглядатаем их таинства.

Но худшего не произошло. Волькша через силу сделал еще несколько вздохов, и сердце угомонилось, глаза проморгались, а конечности вновь стали послушными. Вот только слух и зрение стали такими проницательными, что каждый звук ночи, каждый блик луны на глади умиротворенного моря вонзался Волкану холодной иглой в висок. Так что, когда с вершины горы вновь раздался гомон бубнов, клекот камней и протяжное пение волхвов, Волкану показалось, что весь мир подпрыгивает и топочет босыми пятками по священному кругу неведомого капища.

На этот раз звуки тайного песнопения не просто завораживали и влекли, заключенному в нем призыву невозможно было противостоять, а жар его рокота заставлял вздрагивать и трепетать самые сокровенные закоулки Волькшиной души и тела.

И Годинович, как привороженный, вернулся на прежнее соглядатайское место и впился глазами в происходящее на вершине.

А там волхвов вновь стало девять.

Верховный кудесник, в отличие от остальных, был по-прежнему облачен в меховые одежды и наголовный мешок с прорезями для глаз. Он ходил вокруг костра от одного волхва к другому. Пляска того, к кому он приближался, становилась яростнее. Плясун начинал кружиться так, что косы летали вокруг него, точно развеселые отроки на ярмарочном колесе, а бубен в его руках скакал и пел так, словно в него вселился буйный дасуня.

Обойдя всех кудесников, девятый волхв обернулся к костру. Его движения были медлительны, точно он недавно проснулся и еще не совсем вернулся из Нави. Но постепенно неистовое возбуждение, которое звучало в песне древнего обряда, передавалось и ему. Он начал пристукивать в свой, украшенный диковинными рисунками бубен. Перестуки плясунов и старшего волхва напомнили Волькше разговор вновь пребывшего гостя с изрядно подгулявшими трапезниками. Гость задавал вопрос, а в ответ слышал множество разных шуток, баек и просто бессвязного лепета.

Но вот священная ярость таинства захватила и верховного чародея. Его бубен запел вместе с остальными. Его ноги выделывали коленца не хуже прочих. Вот только стан его извивался иначе, не так кряжисто и угловато, как у других.

Наконец, когда спины восьми плясунов заблестели от пота, старший волхв замер возле костра. Его рука спрятались в прорезь одежды и достала из недр мехового мешка небольшой берестяной кошелечек.

Узрев его, остальные волхвы издали тот же крик, что и при восшествии Луны. Казалось, человек не может извлекать из бубна еще больше звуков, чем это делали служители неведомых Волькше богов, но в тот миг, когда верховный чародей бросил в огонь свою лепту зелья, бубны не просто запели, они заголосили, как и сами волхвы.

Береста принялась быстро. Порошок высыпался из него и заиграл искрами на углях. Прошло несколько мгновение в чудовищном гаме бубнов, камней и заклинаний, и от костра во все стороны поползла плотная низкая пелена серого, как мышиный мех, дыма.

Восемь волхвов повалились наземь.

Девятый остался стоять, скрадывая тишину неспешным постукиванием в свой узорчатый бубен.

Когда струйка ворожейского дыма коснулась его ноздрей, Волькша ощутил такой небывалый прилив мужских сил, что сам поразился безумию, разгоревшемуся у него в микитках. Десятки мимолетных женских обнажений вспыхнули в мозгу жесткими искрами и осыпались вниз живота, прожигая на своем пути колодцы, ноющей боли. Ярче и дольше всех горело воспоминание о Кайе… Кайя, Кайя, Кайя! Сумел бы Волькша не превратиться в насильника-Ольгерда, оголись Кайя перед ним сейчас… Сгинь, похоть, сгинь!

Борясь наваждением, Волкан не сразу заметил, что поднявшись с земли, восемь волхвов направились к алатырю-камню, возле которого образовали живую лестницу. Теперь над святилищем звучал только один бубен, подрагивавший в руках верховного кудесника. Звук его был нетороплив, но что-то томительное, скрытое о поры, слышалось в его задумчивом напеве.

Человек, укрытый с ног до головы шкурами неизвестного Волькше зверя, медленно приблизился к камню и взошел на него по телам своих прислужников. Как только он ступил на камень, живая лестница распалась, и кудесники встали вокруг морены,[103] каждый над принесенным им валуном. Они обхватили руками бока алатыря-камня и замерли в ожидании.

Теперь в таинстве настал черед волхва на камне исполнить свою пляску. Он ударил в бубен и изогнулся так, точно у него в спине не было хребта. Меховой мешок с прорезями для глаз упал с его головы, и обнажил… длинные золотистые волосы. Когда же верховный кудесник выпрямил стан, шкуры, укутывавшие его, распались и обнажили… прекрасное женское тело!

От нахлынувшего мужского желания Волькша, прятавшийся на расстоянии десяти или даже больше шагов от священного круга, и тот впился ногтями в каменный уступ. Что же говорит о восьми волхвах обступивших огромный камень. Их руки затряслись. Бугры напрягшихся мышц заходили ходуном под кожей.

А женщина на камне вновь ударила в бубен, тряхнула золотистыми волосам, доходившими ей до колен, и начала свою часть обряда. Все что она делала, каждое движение ее белого, как молоко тела, каждый взмах волос, каждый удар бубна, который она держала над головой, от чего ее высокая грудь и плавный изгиб бедер, был еще желаннее, отдавался в Волькше невыносимыми приливами похоти. Годиновичу казалось, что еще немного, и он закричит от боли, что дыбила его мужской жезл и горячим свинцов наполняла мошонку.

Люди возле алатыря встречали каждое ее движение утробным рыком. А поскольку пляска ворожеи становились все быстрее и все зазывнее, то вскоре вершину горы оглашал слитный и свирепый вой, заслышав который даже самый грозный из великанов, предпочел бы держаться подальше от этих мест.

Волькшу трясло. Его рот раскрывался сам собой, но ему каким-то чудом еще удавалось удерживать крик в горле. Мгновения текли медленно, как цветочный мед, и в то же время быстро, как летящие с неба грозовые капли. Из-под его ногтей выступила кровь. Но даже эта боль не в силах была унять чудовищные страдания, которые доставляло Волкану его же мужское достоинство. Оно казалось ему таким огромным и горячим, что вот-вот должно было расплавить уступ, за которым он прятался.

А чародейка на алатыре не унималась. Чего она хочет от этих восьмерых несчастных волхвов? Казалось еще немного и кожа у них на теле расползется от напряжения на лоскуты.

Волькша поймал себя на мысли о том, чтобы хочет спрыгнуть вниз, в кромешную тьму каменистого склона, только бы прекратить эту муку, но тут он узрел то, что заставило его позабыть даже боль внизу живота. Если бы ему раньше сказали, что восемь человек голыми руками могут поднять камень в пять обхватов шириной и в человеческий рост высотой, он бы искренне посчитал рассказчика законченным вруном. Но при свете полной луны, в тайном капище на вершине гранитной горы он видел это собственными глазами: восемь волхвов в пылу невиданного обряда оторвали глыбу от земли и подняли на уровень груди.

Но и это было еще не все, в то время как камень медленно отрывался от земли, чародейка взлетела над камнем! Она воспарила над ним точно язык белого пламени над масляным светильником. Тело волховы озарялось призрачным светом, но, видит Правда, это не был свет луны или всполохи догорающего костра. Она сияла маревом болотных огней! Светилась, точно обсыпанная звездной пылью!

Женщина поднималась все выше и выше. Она больше не била в бубен, а лишь пронзительно тянула один высокий и томительный звук. От священного камня она воспарила уже на высоту трех человеческих ростов… Ее протяжный полустон-полукрик наконец иссяк. Кудесница шумно набрала в грудь воздуха и отдала волхвам короткий приказ. Повинуясь ему, они нашарили ногами принесенные давеча камни и подвинули их вперед. Если уж они сумели оторвать от земли морену, стоило ли удивляться тому, что они смогли одной ногой сдвинуть увесистые каменюки.

Ворожея, безмолвно парившая в воздухе, тем временем произнесла еще одно слово, и камень начал медленно опускаться на подпорки.

Казалось, что от напряжения восемь мужчин окоченели и больше никогда не смогут двигаться. Однако стоило женщине отдать им последний приказ обряда, как они обмякли и повалились на землю возле алатыря.

В тот момент, когда восемь волхвов по слову чародейки упадали, подобно снопам сена, из Волькшиного жезла хлынул поток семени. Такое с ним раньше случалось только во сне. Но прежде живицы никогда не было как много. Теперь же она выплескивалась из него волна за волной, наполняя несравненное сладостью и удушливым стыдом все его существо…

Волькше хотелось плакать, тихо скулить, точно потерявшемуся кутенку. Он промачивал извергнутое семя портками, но никак не мог избавиться от ощущения, что оно продолжает течь по ногам. Боль ушла. Ее место заняла пустота.

Волхвы неведомого народа лежали навзничь вокруг алатыря-камня, над которым тихо парила обнаженная женщина. Она точно спала в воздухе. Ее тело было расслаблено и на взгляд невесомо. Медленно-медленно она опускалась на священный камень. Коснувшись его, она встрепенулась и окинула капище взглядом.

С морены она спрыгнула сама, после чего начала осматривать мужчин, распростертых на восемь сторон света. В том, что она совершала, не было заботы об обессиливших от нечеловеческого напряжения волхвах. Чародейка без всякого стеснения задирала подолы их меховых одежд и разочарованно качала головой. И только когда она дошла до последнего мужчины, лежавшего к Волькше головой, она испустила радостный крик. Приглядевшись, венед увидел, что, находясь, как и прочие волхвы, в глубоком забытьи, этот сохранил свой жизненный корень воздетым к небесам. В следующее мгновение ворожея нанизала свое лоно на его Родов сук и принялась раскачиваться вверх вниз. Стоны, которые она при этом издавала, были похожи на песню обряда, но в них было столько удовольствия, что Волькшина Ярилова палица опять воспряла.

Жрица стонала и пела. Несколько раз она заходилась в истошном крике, после которого падала без сил, но вновь поднималась и вновь раскачивалась на Родовом суке бесчувственного волхва. Волкан думал, что так будет продолжаться до самого утра, но, в конце концов, природа взяла свое, и мужчина тоже застонал. Его голос быстро окреп, и вскоре с вершины горы на спящий остров обрушился двухголосый вопль блаженства…

После того, как крик затих, мужчина вновь впал в забытье. А женщина, как ни в чем не бывало, поднялась, накинула свое меховой одеяние, сгребла в охапку головной мешок с прорезями для глаз, бубен, посох и двинулась прочь с вершины горы. Но прежде чем исчезнуть в темноте, она бросила взгляд туда, где прятался Волькша. Годинович мог бы поклясться, что она посмотрела ему прямо в глаза, и лицо ее озарила таинственная улыбка, точно служительница неведомых богов была довольна тем, что парнишка присутствовал при обряде.

Архипелаг

Утром Явь исчезла в непроглядном тумане. Пропали горы и холмы Хогланда. Пропали истерзанные ветрами сосны у их подножья. Пропал драккар, стоявший в пяти шагах от берега. Пропали даже прибрежные камни. Стоило вытянуть руку, и ладонь становилась едва различима.

– Хрольф, что делать? Что делать, Хрольф? – раздавались из тумана голоса гребцов: – Ночью на горе выли ведьмы. А теперь этот туман! Может, это наступил Рагнарек?[104] А, Хрольф? Может, мы попали в царство Хель? Хрольф, а, Хрольф!

– Да заткнитесь вы, дети бревна! – рявкал на них шеппарь: – Сейчас проснется Ньёрд и прогонит этот туман.

Однако, пробиваясь сквозь белую пелену, его голос терял почти всю уверенность и зычность. Можно было даже подумать, что Хрольф напуган туманом не меньше остального манскапа…

Ольгерд проснулся в то утро раньше всех.

Едва накануне перед закатом Волькша ушел, Рыжий Лют доел всю еду, что дали свеям в дорогу гостеприимные эстинны, нашел среди камней клочок земли, поросший травой, завернулся в кусок старого паруса и повелел себе спать. Но как не крутился Олькша, сон не приходил. Сквозь дрему он слышал, как вернулись «грибники». По их расстроенным голосам он понял, что удача отвернулась от них, и Молока Сиф не нашел никто. Впрочем, варяги могли и обманывать друг друга, сокрушаясь о неудачных поисках, а на самом деле пряча драгоценную находку за пазухой. Олькша слышал, как свеи укладывались на ночлег, переругиваясь из-за травяных проплешин на каменистом берегу. А вот ночные завывания ведьм, о которых по утру говорили варяги, ему только снились. Да и то недолго, поскольку Рыжий Лют почти никогда не видел сколько-нибудь толковых снов.

А вот утренний туман испугал его не на шутку. Открыв глаза, он первым делом решил, что ослеп. Даже той воробьиной гузки воображения, что перепала на его Долю, хватило, чтобы он живо представил белые старческие бельма на своих глазах.

– Волькша! – позвал он.

Ответа не последовало.

– Волькш! Братка, у меня что-то с глазами! Посмотри, а?

Опять тишина.

– Волькша! – крикнул Ольгерд, но его крик не раскатился эхом по окрестности, как он того ожидал, а канул где-то в пяти шагах от него.

Как ни странно, но это успокоило детину. До него начало доходить, что белая пелена перед глазами не обязательно слепота, а, вполне возможно, – туман.

– Nej кричать, венед! – раздался где-то рядом сонный голос Хрольфа: – Спать делай!

Шеппарь заворочался, намериваясь продолжить прерванный сон, но вдруг выругался, помянув Йормунганда.[105] Олькша осклабился, дескать, узрел, варяг, что за непогода вокруг.

От возгласа шеппаря стали просыпаться гребцы. И загомонили, запричитали.

– Хрольф, что делать?..

Олькша свейского не разумел, но различить страх в голосах людей, которых считал бывалыми мореходами, он смог. А еще и Волкан не отзывается. Спить что ли, шатун сиволапый?

– Волькша, поганка ты бледная, отзовись! – проорал Олькша во всю мощь своей грудины, но туман удушил даже этот вопль. Ольгерд вскочил, но сделал всего пару шагов и пребольно запнулся о валун. Вряд ли Хогланд прежде слышал столько венедских ругательств сразу. Имей камни уши, они покраснели бы от стыда.

– Ну, и что ты бранишься, как старый пес на вьюгу? – послышался из-за молочной пелены сонный голос Волькши, стоило только потоку Олькшиного сквернословия иссякнуть: – Слышала бы тебя Лада-волхова, она бы твой поганый язык превратила в гнилой рыбий хвост.

– Ах ты, сопля латвицкая! Только попадись мне – убью как есть и рыбам скормлю! – пригрозил Ольгерд, но голос его звучал так, точно он готов скорее облобызать приятеля, чем одарить тумаками.

Едва Хрольф заслышал голос щуплого венеда, как уверенность начала возвращаться к нему, непроглядная пелена вокруг превращается в обычный туман, а Хогланд из прихожей царства мертвых вновь стал каменистым островом в сердце Восточного моря. Это было нелепое чувство, которое, в конце концов, даже разозлило шеппаря. Мало ли что там ему пригрезилось, когда он внезапно решил взять венедских парней на борт своего драккара, – глупо продолжать считать, что эти двое смогут переменить его нескладную жизнь. Если он передумает и на Бирке не продаст их в фольки, то рыжий и сивый останутся всего лишь русью в его манскапе. Не больше и не меньше.

– Nej кричать, венеден! – цыкнул он на парней…

Ближе к полудню туман начал редеть. Стали угадываться очертания драккара, дремавшего на спокойной воде в пяти шагах от берега. Гребцы не решились уходить далеко от места стоянки и насобирали хвороста прямо на берегу. Разожгли костер, по ходу вспоминая, оставалась ли вчера вечером еда. Как бы там ни было, пришлось сварить обычную походную кашу. Теплое варево еще большее укрепило дух викингов, и они засобирались в путь.

– Когда отплываем, Хрольф? – то и дело спрашивали они.

– Вы что рехнулись, Гарм вас раздери? Чем плыть в таком тумане, лучше сразу выбросить драккар на камни, – гавкал на них шеппарь, однако он и сам жаждал убраться с Хогланда как можно скорее. Что бы ни происходило прошлой ночью на вершине горы, свей предпочитал держаться подальше от полыхания огней и рокота бубнов, которые неистовствовали там в полночь.

Полный дневной переход не получался бы у варягов при всем старании, но о нем и речи не шло. Едва только солнце стало различимо сквозь туман, шеппарь прокричал отплытие. А уж гребцы не пожалели рук и спин, уводя драккар прочь от Хогланда.

Не сказать, что прямо-таки с каждым ударом весел, но небесная лазурь быстро прояснилась, и вскоре ладья оказалась на безмятежной глади моря. Ни облачка, ни клочка тонкой дымки не было на небе. И только остров-буян окутывало облако все еще плотного тумана.

– Не иначе как Хель с папашей[106] что-то задумали на Хогланде, – покачал головой Хрольф.

– Да, уж, не до грибов, – поддакнул его помощник.

Шеппарь раздраженно поморщился, но вскоре забыл об это глупой обмолвке своего подручного, поскольку меньший из венедов удивил его просьбой дать и ему место на гребцовском сундуке. Когда подобное желание выказывал здоровенный детина, которому помахать веслом – в охотку да на потеху, все было понятно, но зачем понадобились мозоли на ладонях и ломота в спине башковитому сыну толмача, Хрольф никак не мог уразуметь. Вообще-то, еще на острове шеппарь заметил, что разум у парня чем-то затуманен: то ли думкой, то ли задумкой.

– Я справлюсь, – начал настаивать Волькша, не зная как истолковать молчание шеппаря.

Тот неодобрительно покачал головой, однако, не говоря ни слова, указал ему на сундук в конце гребного ряда, у самого форштевня. Все же не зря на Бирке говорили, что рискнувший собирать Молоко Ёрд должен быть готов отправиться по Белому Пути поперед берсерка, которому эти грибы надобны. И хотя Хрольф даже помыслить не мог о том, что венедский парень знает, как выглядит Слеза Нанны, но ведь где-то он пропадал прошлым вечером, да и вернулся на берег, похоже, когда все уже спали…

Весло плавно ходило в книце. Даром, что оно могло длинной потягаться с оглоблей, зато сделано было с отменным разумением, и орудовать им было несложно. Волькша из кожи вон не лез. Лопасть по самую весельную шею в воду не грузил. Греб – точно с Кунтом на пару плыл на отцовской лодке. Но и от этих ненатужных взмахов веслом, маята, что поселилась в Волькшиной душе с ночи, начала понемногу размариваться, точно выходила из тела с потом и высыхала на одеже.

Остаток дня плыл Драккар на запад, слегка забирая к северу. Хрольф немного беспокоился, что до темноты они не успеют причалить к какому-нибудь сумьскому островку, однако перед закатом берег все-таки показался. И не просто берег, а остров Флоттасьерен с широкой шхерой,[107] к которому как раз и правил шеппарь. Гарм его задери, но эти воды он знал отменно. Не даром сколько лет промышлял он тут нечестной торговлей и мелкими грабежами. Не раз укрывался он в узком заливчике этого крошечного острова. Ни проточной воды, ни еды на нем не было, зато сберегать здесь ладью от штормовой волны – самое милое дело.

Как ни сподручно махалось Волькше веслом, а за полдня на сундуке он так умаялся, что едва дождался вечерней пищи и тут же заснул.

Ночь прошла без снов.

Однако стоило ему пробудиться, как видение ворожейской пляски на каменной вершине вернулось к нему, точно и не уходило. Словно кто-то раздул подернувшиеся пеплом угольки, – в чреслах распалилось томительное тепло. Белое, как молоко, женское тело засветилось во мраке ночи. Оно манило, возбуждало до безумия. Хотелось прильнуть к нему, ощутить трепет, познать несравненную сладость женского лона. Но кудесница парила высоко над землей, отнимая всякую надежду на обладание. Оставалось либо скрести ногтями землю, либо биться головой о камни, либо вновь сесть на гребцовский сундук.

Весь день шли вдоль северного берега Зюнда. По правому борту то и дело проплывали острова. Небольшие, маленькие и очень маленькие. Их было больше, чем гороха в гороховой похлебке. Завидев драккар, долбленки сумьских рыбаков спешили убраться подальше в глубь россыпи островов. Но у Хрольфа не было времени злорадствовать по поводу их трусости: Ньёрд, проспавший где-то весь вчерашний день, пробудился и резвился над морем. Нынче его страстно влекло на север. Так что шеппарю приходилось налегать на родерарм и на страх, и на совесть, дабы драккар снесло бы на острова и подводные камни.

Следующее место для ночлега было очень похоже на предыдущее. Опять остров со шхерой. Может быть чуть поменьше размером, но зато богаче травой, низкорослыми соснами и крошечными прудиками дождевой воды в углублениях огромных камней. Вода, правда была чуть солоноватой, однако кашу это не испортило, а скорее сдобрило.

Все эти дни Олькша почти не разговаривал с Волканом. Рыжий Лют сидел загребной русью, то есть на первом сундуке от родерпинна, а Волькша махал веслом в конце ряда возле самого форштевня. Ольгерду было всласть подначить Ульриха мощью гребка. Одному Локки известно, как они понимали друг друга, говоря на разных языках, и как определяли, кто кого пересилил, но с кормы день-деньской доносилась веселая перебранка. На стоянках это состязание продолжалось. Только на берегу гёт и венед мерились умением переправлять еду в брюхо: кто быстрее и больше. В борьбе на ложках у Уле и Ольгом опять-таки раз за разом выходила ничья, но лишь потому, что в котле заканчивалась каша.

Так что двое суток Волькша был предоставлен сам себе и своим мыслям. Порою, он не мог понять: хорошо это или плохо. Однако, Годинович вряд ли стал бы откровенничать с Рыжим Лютом о том, что ему довелось пережить на Хогланде. Поверить-то Олькша, конечно, поверил бы, но от его бесконечных вопросов, которые неминуемо последовали бы, легче было бы удавиться. А у Волькши и так на душе было слякотно.

Прошло еще три дня, а море за бортом драккара по-прежнему кишело островами, как болото кочками. Помниться, Хрольф говорил, что после Зюнда промеж сумью и эстиннами да Ротландского Архипелага останется два дня пути. Но шеппарь не сказал, сколь длинен сам Зунд. Судя по всему драккар все еще пробирался сквозь него.

Однако к вечеру третьего дня шеппарь направился на форштевень с молотком в руках. Волькша обернулся и от удивления чуть не выпустил весло из рук: Хрольф выбивал клин, которым драконья голова крепилась к носу ладьи.

– Трюморк нужен, чтобы наводить страх на врагов, – пояснил шеппарь: – А дома негоже пугать женщин и детей.

С этими словами он обезглавил драккар и уложил красу и гордость своего корабля подле форштевня. Выходило, что они уже добрались до свейских земель.

– А кто такой Трюморк? – спросил Волькша, справедливо полагая, что речь идет о малой нечисти вроде домового.

– В который раз убеждаюсь, что вы, венеды, дремучие, как медведи, – перекосил рот Хрольф: – Неразумнее вас разве что суоми белобровые. Ну, уж коли ты теперь русь, то знай: каждому драккару при постройке дают имя. Оно и понятно – нет имени, нет оберега. А нет оберега, то и Удачи нет. Имен у ладьи два. Одно, для людей, второе для богов. Первое имя может быть каким угодно. «Альбатрос». «Повелитель шхер». Я знал шеппаря, который не нашел ничего лучше кроме, как назвать свой драккар «Грудастым». Мой предок назвал этот корабль Громом, – при этих словах шеппарь криво усмехнулся: – А вот тайных имен у драккаров всего восемнадцать, по числу древних драконов, что изодрали своими когтями морские берега и наделали в северных землях столько фьордов и островов. У разных драконов разное число рогов и гребней. У них разные уши и даже рот у них раскрыт по-разному.

Тот, у которого по рогу на носу и промеж глаз и три гребня на шее, звался Трюморком. Этот дракон был свиреп и могуч, но слеп на правый глаз. Тролли, что когда-то обитали на берегу моря и жили, промышляя ваалов, были очень злы на драконов, за то, что те, царапая землю, разрушили много их пещер. Они напали на Трюморка справа и убили его. Но дух дракона растворился в водах Северного моря…

Хрольф продолжал еще долго. Рассказчиком свей был никудышным, – не чета Године, – но из его слов Волькша уяснил, что драконья морда на носу драккара была куда больше, чем просто оберег и, тем более, украшение. Начать с того, что, скажем, два Трюморка не могли участвовать в одном походе, в то время как Варсоберды недурно переносили соседство друг друга. Зато последние приносили своему манскапу не больше удачи, чем безымянный кнорр.[108] Ну, или, например, шеппарь никогда не называл новый драккар с тем же драконьим именем, что уже носил его прежний корабль, пока тот не терпел крушение. Но даже если такое и происходило, то считалось за благо, чтобы драконья голова от старого судна переходила на новое. Так что порой носовой истукан был в несколько раз старше, чем драккар, который он собою венчал. Что-то там было еще про порядок следования, который в походе должны соблюдать разноименные корабли, но для Волькши такое обилие новостей было уже неохватно.

К тому же он все чаще отвлекался, разглядывая острова, мимо которых они плыли. В отличие от тех, что встречались возле сумьских берегов, эти были полны жизни. То там, то тут в воду уходили мостки. Было странно видеть сходни, возведенные на совершенно пустом островке. Венедам никогда и в голову бы такое не пришло. А вот варяги, видимо пользовавшие время от времени этот клочок земли для каких-то нужд, не пожалели времени и сил на плотницкую работу. Впрочем, Волькша вскоре понял причину такого радения: острова, мимо которых плыл драккар Хрольфа, были каменными. Одно дело приткнуть лодку в прибрежную супесь родной Ладожки, и совсем другое – в гранитный бок острова. Хорошо, коли в затишье. А когда по морю гуляют волны. Неловко причалишь, и нет лодки. Сиди, кукуй на голом клочке суши, пока мимо кто-нибудь не проплывает. Так что разумнее было озаботиться и возвести мостки.

На самом деле Волькше не терпелось увидеть пресловутые варяжские терема. А их все не было и не было. Дома, что попадались ему на глаза, напоминали скорее землянки-переростки или большие стайки, чем богатые жилища суровых мореходов, какими они представлялись парню. Над низкими глухими стенами, сделанными из всего, что попало под руку: дерево, камни, глина, нависали тяжелые крыши, крытые дерном. Трава и даже кое-где кусты зеленели на кровлях. Некоторые из домин были до тридцать шагов в длину и около десять в ширину. Так что издали их можно было принять скорее за нарочно спрямленные пригорки, чем за жилища.

– Убрать парус! – прокричал с кормы Хрольф: – Греби помалу! Сегодня ночуем на Рунмарё, а завтра пойдем на Мэларен!

По рядам гребцов пронеслось недовольное бурчание, но возражать в голос никто не стал. Видимо до Бирки, куда направлялся драккар, было еще гораздо дальше, чем можно было проплыть до наступления темноты.

Итак до конца пути оставался один день.

Бирка

Во второй раз с тех пор, как, спасаясь бегством, они выскочили из ворот княжеского городища в истоках Волхова, парням предстояло спать под крышей.

Сколько же времени прошло?

Покуда Волькша не начал припоминать путь драккара по дням, он пребывал в полной уверенности, что они покинули родные края очень давно. Может быть месяц назад. А может быть и два. Когда же оказалось, что весь путь от Ильменя до Свейланда занял меньше десяти дней, Годинович сам себе не поверил. Но подсчеты были верны. Выходило, что за полторы седмицы с ними произошло столько, сколько у многих Ладонинских мужиков не случалось и за всю жизнь. Ниен, эстинны, волхвы неведомого народа на Хогланде, а завтра – самое сердце варяжской страны. Только об этих событиях можно было бы целые вечера напролет рассказывать былицы, слушать которые съезжался бы народ со всего южного Приладожья. А впереди…

Волкан попробовал заглянуть в грядущее дальше завтрашнего дня, но узрел там только белую пелену вроде той, что окутывала Хогланд. Каждый шаг сквозь нее мог окончиться ссадиной, синяком или даже хрустом ломающейся кости. А сколько надо сделать шагов, чтобы выйти из этого тумана? Десять? Сто? Пять сотен? Но идти все равно надо, раз уж Мокоши на сердце легло спрясть нитку его, Волькши, судьбы не прямой, как у всех, а с петлями, узлами да барашками.

Бонд, в котором манскап Хрольфа просился на ночлег, был не велик, но и не мал. Вряд ли несколько драккаров одновременно останавливались в этой заводи островка Рунмарё, но и две дюжины голодных постояльцев, просивших о пище и крове, вызвали тут немалый переполох. Хозяин сам прибежал к ладье, и прежде, чем пригласить гребцов в дом, о чем-то долго и не очень гостеприимно перешептывался с шеппарем в сторонке. Наконец, они ударили по рукам, и тут только бондэ заулыбался и начал приветливо кланяться.

– Вы уж не разгневайтесь, но в новом доме у нас места на всех не найдется, – приговаривал он с напускной учтивостью: – Так что фольки приготовят вам старый. По мне, так он даже лучше.

– Вот ведь, сколький гад, – цедил сквозь зубы Хрольф, идя след за хозяином: – Сначала вытребовал у меня полкроныза постой, а потом запел про старый дом. Представляю, что это за развалина.

Впрочем, отличить старый дом от нового, мог только сам хозяин. Оба они были приземисты и мрачны. Разве что поросшая травой крыша одного была прямой, а у второго кое-где просела и пошла волнами, от чего дом еще больше казался пригорком. Единственная низкая дверь вела в недра этого рукотворного холма. Когда манскап Хрольфа подходил к нему, оттуда поспешно выгоняли трех коров и десяток коз. Волькша вытаращил глаза, но гребцы даже бровью не повели, а работники, выведя коров из «старого» дома, невозмутимо загнали их в «новый». Оказалось, что клети для скотины у варягов располагались под одной крышей с жилищем и отделялись лишь бревенчатой перегородкой.

В доме не было потолков. Так что Волькша почувствовал себя точно в брюхе у огромной сушеной рыбины. Балки, стропила и столбы, так похожие на ребра, только усиливали это сходство.

Пока венеды осваивались в жилище «свейского самоземца», туда вошла высокая широкоплечая женщина с тяжелым, мужиковатым лицом. Это была первая свейская фру,[109] которую парни видели своими глазами. Ее волосы были убраны под диковинную льняную шапочку, которая завязывалась на затылке и на шее. А в остальном ее одежда мало чем отличалась от того, в чем ходили венедки. Рубаха, понева, юбки, кожаные обучи. Баба – как баба. Только очень властная и злая. С ее появлением работники, помогавшие гостям устроиться в доме, потупили взоры и зашевелились намного проворнее.

– Кто из вас шеппарь? – спросила фру низким голосом, от которого у Хрольфа зачесалось под бородой: – Ты, что ли, шелудивый?

Варяг кашлянул, плюнул на пол, после чего ответил:

– Ну, я. Что тебе надо, женщина?

– Мой человек сказал мне, что ты везешь на Бирку двух венедских фольков, – сказала хозяйка. Волькша считал, что неплохо владеет свейским наречием, чтобы отличить слово «человек» от слова «муж». Они конечно похожи, но женщина сказала именно «человек», хотя речь шла о том пузатеньком бондэ, который торговался с Хрольфом возле драккара.

– Дай мне на них посмотреть. Может быть, я куплю их для хозяйства, – продолжила тем временем фру, деловито оглядывая манскап: – Если это тот рыжий здоровяк, то я дам за него… – она покусала губы и расщедрилась: – семьдесят крон. Идет?

Хорошо, что Олькша не понимал свейского, потому как в противном случае он бы уже крушил своими кулачищами деревянное лицо варяжки, а заодно и кости Хрольфа. А так он только улыбался во всю белозубую дурь, полагая, что иноземка похваляет его за рост и ширину плеч. Волькшу же слова хозяйки ошеломили почище, чем удар дубиной по загривку. Что же это?! Выходит, шеппарь обманом увез их с Волхова, чтобы продать в фольки?! А они-то, обучи сыромятные, поверили! Да нет, не может такого быть…

Весь манскап, кроме Ольгерда, напряженно ждал ответа шеппаря.

– А с чего ты взяла, что у меня есть фольки на продажу? – тянул время Хрольф. Семьдесят крон за одного рыжего! Это была очень хорошая цена. Его прежнюю добычу покупали порой и по десять за голову. Добрая корова стоила, самое большее, тридцать. За двести-триста крон можно было купить кнорр. В потайном горшке у шеппаря уже было отложено двести. Если за мелкого венеда дадут хотя бы половину цены здоровяка…

– Не прикидывайся коровой, шеппарь, – наседала на него фру: – и не вздумай со мной торговаться. Больше чем семьдесят пять я за этого бычка не дам.

– Ты ошиблась, женщина, – внезапно треснувшим голосом ответил ей Хрольф: – В моем манскапе нет фольков. Тут только русь. А русью шеппарь не торгует. Если ты хочешь, чтобы Ольг прочистил тебе шхеру, то так и скажи. Но это и я могу сделать, если уж на то пошло. Крон за пять.

Варяги взревели от хохота так дружно, что под крышей в испуге забились птицы. Даже работники едва сдержали смех.

– Дурак ты, шеппарь, – невозмутимо подытожила хозяйка и направилась прочь.

Глядя на удаляющиеся семьдесят пять крон, Хрольф опять запустил пальцы в бороду и остервенело поскреб давно не мытую шею.

– Струхнул, Варг? – спросил он, глядя на Волькшу в упор.

Тот хотел ответить, что и не думал. Дескать, чего тут пугаться. Но вместо этого коротко кивнул.

– Выходит, ты тоже дурак… как и я, – сказал шеппарь и опять засмеялся.

Но сколько не думал Годинович, но так и не смог уразуметь, что же такого смешного изрек варяг. О, Великий Велес, научи премудрости понимать этих морских скитальцев!

Полученные полкроны бондэ отработал скверно, но имелись все основания полагать, что виной тому был не он. Копченые кабаньи ребра горчили, репа частью проросла, а частью увяла, бобы были тверже морской гальки, а в овсе было полно отрубей. Работники, что приносили все это непотребство, прятали глаза, а на возмущение Хрольфа пожимали глазами и отвечали, что так приказала фру. Однако после походной каши гребцы были рады и этой еде. Тем более, что ёля[110] бондэ прислал гораздо больше обещанного. Когда же мореходы возлегли вместо голой земли или корабельных досок на полати, застеленные мешками душистого мха, счастье их было лучезарно, как летний полдень.

Утро последнего дня пути трусилось на землю мелким дождем. Серые тучи опустились так низко, что чайки летали над самой водой. Может быть, жалея гребцов, а может и по другой причине, Хрольф повелел поставить на драккаре шуль,[111] так что манскап греб в сравнительной сухости. Свеи порадовались такому приказу шеппаря, а Волькша расстроился. Из-за какой-то мороси ему предстояло плыть в сердце варяжского края вслепую. Он мог, конечно, не браться в этот день за весло, – в отличие от Олькши гребец из него был плоховатый. Но он понимал, что единожды сев на сундук, а затем без видимых причин отказавшись от этой работы, он признается в собственной хилости или, того хуже, в лени. Година же всегда учил сыновей не отдавать лени даже малую толику души. «Отлытаешь от дела хотя бы один раз, почитай, всю свою судьбу увазгал[112]», – говаривал он.

Так что пришлось Волькше занять место в ряду гребцов, довольствоваться тем немногим, что доведется увидеть в створ полога, и завидовать Ольгерду, который сидел в начале весельной грядки и от этого имел несравненно более широкий обзор.

Ветра не было, так что почти весь день шли на веслах. После полудня грести стало тяжелее: драккар, судя по всему, поднимался против течения. Несколько раз из-за борта слышался плеск воды, точно ладья проходила пороги, но так ли это было на самом деле, Волькше рассмотреть не удалось. Можно было, конечно, спросить варягов, что сидели рядом, но за все время плавания Годинович не сподобился как следует сойтись ни с кем из манскапа. Да, варяги отдали дань его находчивости на эстиннском берегу, но в остальном они относились к нему, как к довеску Олькши, которого от всей души уважали за силу плеч и вместительность пуза.

Дождь то усиливался, то стихал, но ближе к вечеру сквозь тучи пробилось солнце. Да и драккар пошел легче, преодолев, видимо, стремнину и выйдя в более спокойные воды.

– Städa skjul! Hissa segel! Ny segel! Fort! Fort![113] – проорал Хрольф.

– Не иначе выходим на Мэларен, – вполголоса съязвил один из гребцов: – Наш шеппарь может целый год плавать на старых парусах, но на подходе к Бирке он всегда ставит новые. Fulingen.

Последнее слово Волькша не понял, но, судя по тому, что оно было сказано – точно сплюнуто с языка – это было ругательство.

Знаменитое озеро Мэларен разочаровало Волкана. Слушая с какой гордостью варяги говорят о нем, он ожидал увидеть огромные водные просторы. Ни чуть не меньше Ладоги, а то и больше. Но когда закончилась возня с пологом и парусом, и венед смог осмотреться, Мэларен в той его части, что предстала его глазам, оказался больше похож Ниенскую губу, чем на настоящее озеро. Разрозненных клочков земли здесь было куда больше, чем воды. Иногда даже нельзя было понять, является ли очередная извилистая протока шхерой или все-таки проливом.

Но Хрольф ни разу не усомнился в том, какой поворот выбрать. Однако, уверенность, с которой он орудовал родерармом, была, пожалуй, единственной чертой, которая осталась от прежнего шеппаря. Гастинг в одночасье стал сварлив, криклив и угрюм одновременно. Он зачем-то достал из сундука шлем с полумаской и кожаную рубаху с железными пластинами. Броню он напялил, а вот шлем надевать не стал. Так и стоял у родерпинна, прижимая его к груди левой рукой.

Корабль вошел в узкую протоку, – не намного шире Ладожки. Место было довольно опасное, но Хрольф все равно подозвал к себе помощника и, передав ему кормовое весло, встал у форштевня. Волькша не мог его видеть, но, судя по кривой усмешке, что гуляла по лицу помощника, можно было догадаться, что шеппарь вел себя не самым умным образом.

Протока закончилась. Драккар вышел на широкую воду. Гребец, что сидел перед Волькшей, бросил долгий взгляд через плечо и благоговейно изрек:

– Бирка! Хвала Одину, вот и она!

Свеи один за другим стали поворачиваться. Лад весельных взмахов распался. Послышался стук сталкивающихся лопастей.

– Раздери вас Гарм! – истошно заорал Хрольф, казалось, еще мгновение и он вопреки своему обыкновению начнет раздавать гребцам тумаки: – Что вы ворочаетесь на сундуках, точно у вас чирьи на заднице!? А ну, русь! Русь! Русь!

За то время, что манскап крутил головами, Волькша успел разглядеть по ходу драккара два острова: большой и по-меньше. Который из них был легендарной Биркой, он мог только догадываться. Но такого скопища варяжских кораблей в одном месте он не видел никогда. Годинович даже не пытался их сосчитать. И так было понятно, что на Мэларене их не меньше полусотни. Правда Волькша тогда еще не знал, что не все ладьи викингов гордо именуются драккарам. Но чем бы они ни были, эти корабли могли нести на себе пару десятков гребцов, которые, сложив весла вдоль борта, превращались в беспощадных и свирепых воинов. Смог бы Гостомысл со своею дружиною в три конные сотни и две сотни пеших нарядников противостоять такой силе, приди она на Ильмень? При всем вспоможении Радомысла и Перуна Сварожичей… нет, не смог бы. Спеленали бы их варяги как детей малых и даже не утомились бы.

Мста сжала Волькшино сердце своей холодной рукой. Вот, кабы привести хотя бы и половину этой силищи, осадить Ильмень и выкурить Костолома из его норы!.. И сотников-смутьянов, и судейского думца, да и виночерпия к ним в придачу! Всех повязать и привести к государю: пусть в наветах каются! Эх, кабы… кабы.

Навстречу Грому плыл драккар. Люди с его форштевня что-то кричали Хрольфу. Но он даже не поглядел в их сторону. Встречная ладья замедлила ход и прошла совсем рядом.

– Gå till Sladön, till Ekerö eller till Viksberg! Hanhelst! Allenast inte till Björkö! – прокричали с драккара.

– Varför? – спросил Хрольф.

– Stor Rån slita sig lös! Sticka! Sticka!

– Varför? Vem är Rån?

Драккары разминулись на полном ходу. Волькша оглянулся и увидел, что от меньшего острова отваливают еще несколько кораблей.

Из всего, что прокричали люди со встречной ладьи, Годинович понял только, что Хрольфу советуют плыть куда угодно, только не на Бирку, и все из-за какого-то Руна, который чего-то там потерял или упустил, или оторвал. Но, похоже, ни шеппарь Грома, ни его манскап тоже не очень понимали, о чем идет речь, и потому драккар продолжил невозмутимо приближаться к острову.

– Roth sakta! – прокричал шеппарь.

Берег небольшого заливчика, в который входил драккар, был усеян мостками. Некоторые из них уходили в воду на полсотни шагов, возле них одновременно стояли несколько кораблей, а на их настиле легко могли разминуться две груженые лошади. Другие мостки больше походили на болотную гать: пара покосившихся столбов, перекладина и пяток горбылей. По таким и пройти-то было нельзя, не замочив ног.

Именно к такому жалкому подобию мостков и подвел Хрольф свой драккар. Бросили якорь. Уле спрыгнул первым и принял конец длинной веревки. Привязывать ее к опорному столбу мостков он не стал, а побежал на берег, где обмотал ею ствол чахлой березки. На острове и правда было много берез и… варяжских теремов! Наконец-то Волькша видел их своими глазами! Просторные бревенчатые срубы с высокими крышами. В каждом из них вполне мог разместиться полный манскап.

Люди Хрольфа столпились у борта в том месте, где драккар касался мостков. Им не терпелось побыстрее оказаться на земле Бирки. Точнее на камне, поскольку остров был ни чем иным, а обширной каменной глыбой, лишь кое-где поросшей травою.

– О чем кричали варяги со встречной ладьи? – спросил Ольгерд у своего приятеля, пока они дожидались своей череды ступить на мостки.

– Я не понял, – честно сознался Волькша: – Кричали, что мы должны куда-то идти и все из-за какого-то Руна.

– А кто такой этот Рун?

– Я же говорю, не понял. А они не сказали.

– Вот ведь… – начал было Олькша, но забористое венедское ругательство не выпорхнуло из его щербатого рта. Как бы туго он не соображал, но за время пути Рыжий Лют уяснил, что многие свеи куда более сведущи в наречии Ильменьских словен, чем он в варяжском.

То немногое, чем он сумел разжиться за время своих скитаний, Хрольф решил перенести на берег на следующее утро. Мало кто мог заподозрить его в желании дать своим людям отдохнуть. Скорее он рассчитывал перетащить свою скудную поживу скрытно для посторонних глаз.

Волькша был готов удивляться: чужая страна, чужие нравы, но когда шеппарь повелел своему помощнику и еще двум гребцам остаться на страже драккара, венед не поверил собственным ушам. От кого надо было сторожить корабль? Здесь, на Бирке, в самом сердце страны бесстрашных варягов? Неужели один мореход мог ночью обокрасть драккар своего товарища? Как же после этого они вместе поплывут в поход? Разве станет тать прикрывать спину того, перед кем он тайно виновен? Не сподручнее ли вору будет убить его и полноправно завладеть тем, что было похищено под покровом ночи?

Волькша уже собирался задать все эти вопросы Хрольфу, но манскап шумной гурьбой двинулся к теремам. Гребцы были несказанно рады оказаться на Бирке. У каждого из них были свои задумки на то время, что драккар проведет на Мэларене, и они громогласно ими делились.

Путь от места стоянки корабля до теремов был не так уж и долог, пять сотен шагов или чуть больше. Остров-то был не велик, его можно было дважды обойти весь за пол дня. Люди Хрольфа протопали уже большую часть пути, прежде чем начали подозревать неладное. Вечер еще только зачинался, а возле домов не было видно ни одного человека. Даже когда кто-нибудь из ярлов пировал на соседнем острове и приглашал за свой стол всех шеппарей, воинов и гребцов, Бирка, конечно, затихала, но отнюдь не вымирала, как сейчас.

– Что это? – Хрольф застыл с открытым ртом и прислушался. На дальнем конце поселения слышались тяжелые удары камня по бревну. Большого камня по толстому бревну, которое вот-вот начнет крошиться в щепу под ударами валуна.

Манскап замер. Четыре десятка глаз обшаривали окрестности, но никак не могли распознать источник грохота. Зато они, наконец, увидели людей. Тридцать или даже больше варягов в шлемах и со щитами прятались за углом одного из теремов и что-то обсуждали, склонив друг к другу головы. В руках у них были веревки и сети. Волькша ни разу не видел таких крупных сети. Может быть, ими ловили ваалов? Даже для рыбы-Калуги их ячея была слишком крупна, а бечевка, из которой сеть была сплетена, слишком толста.

Похоже, до варягов стало доходить, что именно происходит на острове. Они начали оглядываться в поисках путей к отступлению.

– Что такое? – спросил Волькша у ближайшего гребца.

Но тот не успел даже рта раскрыть, потому как с треском разлетелись нижние бревна одного из теремов, и на траву перед ним выкатился человек. Похоже, это он только что бился плечом о стену дома и сокрушил таки ее. Он вскочил на ноги и осмотрелся. Стоило ему подняться во весь рост, как Волькша понял, что это и не человек вовсе. Наверное так выглядят настоящие горные великаны. Он был на две головы выше Олькши, а под изодранной одеждой была видна грудина, которой мог бы позавидовать матерый зубр. Ронунг-Костолом выглядел бы рядом с ним пухлым подростком.

Не успел великан распрямить плечи, как люди с сетками накинулись на него со всех сторон. Четыре огромных невода один за другим опутали его с головы до ног. Исполин заметался, увязая в ячеях. Ловцы возликовали и бросились к своей добыче, разматывая на ходу мотки толстых веревок.

– Вяжи ему ноги! Ноги вяжи! – кричали они.

Но тут остров огласил такой неистовый рев, что, казалось, березы на южной его оконечности пригнулись к земле. Великан рвал сети руками, точно это была застиранная в ветошь холстина. Прошло несколько мгновений, и его голова и одна рука уже были свободны. Однако тут его плечи захлестнула петля из корабельной веревки. Сразу шесть человек ухватились за нее и с криками потянули на себя. Великан качнулся, но устоял. Ловцы наддали, и человек в сетях повалился на колени. Еще две сетки опутали разрушителя стен, а сверху, точно собаки на медведя начали наскакивать люди. Щиты мешали им, но они не спешили отбрасывать их в сторону.

Привлеченный зрелищем схватки манскап Хрольфа подошел поближе.

– Помогите! Помогите во имя Одина! – кричали ловцы.

Это слово Олькша на свою беду уже выучил. Сломя голову он ринулся в свалку, что прижимала разбушевавшегося великана к земле. Его новый приятель Ульрих не так решительно, но тоже двинулся за ним.

Но их помощь ловцам не понадобилась. Когда человек, опутанный сетями и веревками, придавленный двумя десятками дюжих ратарей, встал на ноги, чудом показалось не то, что ему это удалось, а то, что он не сделал этого раньше. Путы и ловцы осыпались с него, как ворох сухих листьев с пробудившегося под осенней березой вепря. Один из людей, висевший у него на загривке замешкался. Великан закинул руки за голову и поймал обидчика за макушку. Одно мгновенное напряжение исполинских плеч, раздался хруст ломающихся костей, и давно нечесаные волосы великана оросил красный дождь. В следующее мгновение снаряд, размером с человеческую голову размозжил щит одного из ловцов. Тот схватился за переломанную руку, но не боль, а ужас заставили его спасаться бегством: то, что кинул в него великан, оказалось головой нерасторопного товарища. Вслед за головой в полет отправилось обезглавленное тело. Однажды в детстве Волькша видел, как Хорс руками оторвал курице голову, но ему никогда на ум не приходило, что точно так же можно поступить с человеком.

Похоже, все, кто волей или неволей оказался в эти мгновения рядом с разбушевавшимся великаном, тоже никогда об этом не думали, а, увидев в Яви, почли за лучшее броситься наутек.

Но куда бежать с небольшого острова?

Надежда на спасение заключалась, во-первых, в том, что сети и веревки все еще спутывали ноги исполина, а, во-вторых, в том, что люди разбегались кто куда. Великан же, при всей его ярости, имел возможность погнаться только за одним обидчиком. А в это время остальные смогут убежать и спрятаться.

Путы, и правда, на какое-то время удержали великана. Он запнулся о них и упал. Однако на то, чтобы освободиться окончательно, у него ушло всего несколько мгновений.

И дальше началась игра с салочки со смертью.

Едва поднявшись на ноги, он бросился в погоню за… Ольгердом. Была ли тому виной копна его рыжих волос, или такова была прихоть Макоши, для побелевшего от страха Олькши это не имело значения. Раззявив рот шире сапожного голенища, Рыжий Лют несся так, что ветер срывал слезы с его ресниц. Но исполин бежал еще быстрее. Каждый его шаг громыхал, как удар кувалды, но двигался он с резвостью взбеленившегося быка. Он уже прыгнул, чтобы подмять под себя Олькшу. Но Рыжий Лют на бегу ухватился рукой за березовый ствол и увернулся. Береза толщиной с ногу подломилась, как хворостина. Ольгерд едва не упал. А вот его преследователь, обняв ручищами воздух, грохнулся во весь рост. Его локти оставили на тонком слое почвы борозды до самого каменного нутра острова.

Когда великан вскочил на ноги, то краткое сомнение все же посетило его. Тот за кем он гнался, улизнул куда-то вправо, но теперь он опять стоял прямо по ходу. Стоял?! Да, стоял, точно дожидаясь пока его заметят. К тому же он почему-то стал ниже ростом… Ярость застила взгляд исполина, да и к тому же для него все люди без разбора были мелкими и хрупкими.

– Волькша! Нет! Волькша! – заорал Ольгерд, но было поздно: великан уже гнался за Годиновичем.

Какое-то время Рыжей Лют уповал на то, что щуплый Волкан всегда бегал куда быстрее своего громоздкого преследователя. Расстояние между ним и исполином заметно росло. Человек-гора уже был готов бросить слишком шуструю жертву и ринуться на поиски другой, как вдруг парнишка захромал. Великан поднажал, но стоило ему приблизиться, как хромота у его добычи прошла, и русый затылок вновь замельтешил на расстоянии трех шагов от охотника.

Тот взревел и опять прыгнул вперед. Он едва не схватил Волькшу за подол рубахи. Но, как говориться «едва не еда, в рот не возьмешь». Пока великан поднимался на ноги, Годинович стоял невдалеке, уперев руки в колени и ловя ртом воздух. Его преследователь тоже был не прочь отдышаться.

– Ты… кто? – спросил его Волкан.

Ответа не последовало. Вместо этого великан сделал тяжелый шаг вперед. Волькша отступил на два. Еще один исполинский шаг. Три Волькшиных. Громила поискал глазами что-нибудь, чем можно запустить в парнишку, но ничего подходящего не нашел.

Через миг они уже опять бежали.

Волкан все рассчитал верно. Он оторвался от своего преследователя на столько, на сколько мог, но при этом не так далеко, чтобы тот прекратил погоню. Петляя между прибрежными березами, он подбежал к мосткам, возле которых стоял драккар Хрольфа. Глаза варягов, оставленных шеппарем сторожить корабль, от ужаса выпучились, как у раков, едва они завидели, кто гонится за венедом. Помощник бросился за топором, чтобы рубить веревки, державшие ладью возле берега, а Волькша шмыгнул к форштевню, где среди прочей поклажи стоял его короб. Замысловатый, потайной узел подался сразу же. Парнишка запустил руку под крышку и тут же бросился обратно к борту.

Запыхавшийся великан даже не заметил, что его жертва запрыгивала на старенький драккар. Просто этот цыпленок куда-то исчез, а потом снова появился перед глазами. Но теперь ему некуда было бежать. Он сам загнал себя на крошечный мысок. Еще мгновение и его косточки затрещать в исполинских объятиях человека-горы.

Великан из последних сил разогнался и прыгнул на Волькшу.

Люди на ближайших драккарах зажмурились, предчувствую жестокую развязку.

Раздался звук, похожий на удар камнем по камню. И наступила тишина. Ни криков. Ни хруста костей. Ничего…

Когда помощник Хрольфа, наконец, открыл глаза, он подумал, что спятил от страха. Иного объяснения тому, что он видели, варяг не находил. Этого не могло быть, но трех шагах от того места, где великан должен был насмерть раздавить свою жертву, стоял, отдуваясь, венедский парнишка. Лицо его было белее снега, его качало, казалось, даже легкий ветерок может свалить его с ног, но… он стоял! А у его ног неподвижно распластался на земле человек-гора!

– Волькша! Волькша! – вопил бежавший к берегу Ольгерд, точно надеясь своим криком спасти приятеля.

– Волькш… – крик застрял у Рыжего Люта в горле.

Даже Олькша, знавший Волкана сызмальства и ни раз испытавший на себе силу его кулака, не был готов увидеть то, что тем более никак не укладывалось в мозги варягов, взиравших с окрестных драккаров на великана поверженного щуплым парнишкой.

Часть 2 Волин

Большой Рун

Норманны произносили его имя как «Рон», свеи – как «Рун», а данны, те и вовсе, звали его «Роан». Ему было все равно. Он не отзывался ни на одно из этих имен. Он вообще никогда не отвечал на вопросы, и почти не задавал их. Все, что он хотел знать, люди рассказывали ему сами, стоило только одной его брови приподняться. Он слушал их сбивчивый лепет с любопытством каменного истукана, а, уяснив то что нужно, просто отворачивался. И рассказчик замолкал, точно провалившись в прорубь.

Лишь немногие слышали его голос. И нельзя сказать, что они уж очень этим гордились, ведь он раскрывал рот, только когда бывал недоволен. А если причину его раздражения не понимали с полуслова, то следом он пускал в ход кулаки.

Но зато шеппари-шёрёверны[114] и благородные ярлы были готовы отдать половину добычи за то, чтобы Рун отправился с ними в разбойничий набег или в славный поход. Их мало беспокоило то, что за время плавания великан мог искалечить двух-трех заносчивых бойцов, осмелившихся убираться с его пути медленнее дозволенного или слишком долго смотреть ему в глаза. Зато Победа дворовым псом ластилась к ногам того, с чьего драккара сходил на чужую землю бесстрашный и безжалостный исполин. Один его вид приводил в трепет и упрямых фалийцев, и гордых скоттов, да и заносчивых франков тоже. Узрев, как Рун двумя ударами огромного меча рассекает латника на четыре части, воины любых краев обращались в бегство и были готовы платить самую непомерную дань, только бы привезенный викингами «тролль» убрался прочь с их земель.

Сколько его помнили, Рун всегда жаждал битвы, крови и ужаса в чужих глазах. И он получал то, что хотел. За его спиной оставались разрушенные дома, искалеченные мужчины и растерзанные женщины. И только когда в разоренных селениях не оставалось никого, кто был способен взять в руки оружие, ярость исполина шла на убыль.

По всем берегам Восточного и Северного морей ходили ужасные были и небылицы о Кровожадном Великане. И как во всякой сказке там находилось место чуду: люди верили, что если встать на пути «тролля» с ребенком на руках, то великан расплачется и убежит обратно в свою холодную северную пещеру. Как ни странно, но из всего нагромождения кривды о Большом Руне, этот слух был правдой. Конечно, он не плакал при виде младенца, однако те, кто попадался ему на глаза с дитем на руках оставались в живых.

Викинги тоже заметили эту странную слабость Руна, но никому даже в голову не приходило потешаться над его чадолюбием. Ибо в битве не было никого, равного ему по силе и свирепости. Он мчался в сечу впереди берсерков, точно боясь, что кому-то другому достанется самый достойный противник. Если та былица, что ходила про Ронунга-Костолома на дворе Ильменьского властелина, и происходила когда-нибудь в Яви, то огромной билой крушил врагов не пузатый мучитель княжеских нарядников, а непобедимый Рун. Может статься, норманнский подъедала, пьяница и склочник когда-то видел великана в бою, а может быть, всего лишь наслушался на Бирке рассказов о его подвигах. Это Рун мог продолжать рубиться один против сотни и побеждать, шаг за шагом восходя на холм из тел врагов.

И при этом он не был берсерком! Он шел в бой с ясной головой. Он никогда не бежал от страха, это страх бежал от него.

Его еще в молодости нарекли бы величайшим из воинов, когда-либо живших под сенью Иггдрассиля,[115] но он не был Воином. Он не сражался, он убивал и разрушал. Победа и все, что она с собой приносила: добыча, слава и почести, не радовали его сердце.

Он сходил с одного драккара на каменный берег Бирки, а через день-два поднимался на борт другого, шеппарь которого загодя растрезвонил на весь остров о своих кровожадных намерениях. Так что многие, в числе которых был и Хрольф, Руна никогда в глаза не видели и потому считали его сказкой, лихим враньем за бражной чашей.

Никто не знал, откуда он родом. Сказители всех мастей состязались в создании небылиц о его происхождении.

Говорили, что он пришел с севера. Там, где Соль[116] большую часть года спит, а потом, отоспавшись, три месяца подряд бродяжничает по небу дни и ночи напролет; там, где на макушке лета под двумя пядями скудной земли прячется лед; там, где люди живут в каменных пещерах, согревая их кострами из жира ваалов, он родился в семье скандов. Никто не знал доподлинно кто такие сканды, но скальды пели, что земли гётов, свеев и норманнов, некогда принадлежали им. Говорили, что сканды были великими чародеями и говорили на равных с самим Одином. За их гордость он изгнал их на север, а их угодья отдал своим любимым чадам.

Сказывали так же, что отец Руна был самым могущественным колдуном своего племени. Его слову подчинялись даже нарвалы. По его велению морские чудовища приносили себя в жертву на пропитание и обогрев скандов. По наущению своих богов, он превратил свое семя в семя великанов, некогда убитых Тором, и оросил им свою жену. И та понесла. И пузо ее к родам стало так огромно, что она могла только лежать на боку. Когда подошел срок, отец Руна взял острый камень, взрезал живот жены и достал оттуда младенца, который был уже подстать пятилетнему ребенку. Мать Руна просила своего мужа, великого колдуна, исцелить ее рану, но он даже не посмотрел в ее сторону, оставив истекать кровью в холодной пещере.

Мальчика выкормили молоком три ваалки, чьи детеныши умерли от голода, потому что Рун выпивал все, что было у них в сосцах.

В пять лет, он был ростом с отца, а в семь поднимал одной рукой северного оленя. Великий колдун понимал, что ни в одном народе не найдется жены для его сына, и тогда он решил произвести на свет великаншу. Гордец считал, что тем самым он возродит погибшее племя исполинов.

Чародей снова женился и обрюхатил супругу заколдованным семенем. Но живот ее не спешил разрастаться. Он набухал так же, как и у других беременных женщин. Не больше и не меньше. Отец Руна злился на свою новую жену, но не терял надежды на то, что заклинание все же подействует.

Рун, прежде не знавший материнской ласки, полюбил свою мачеху всем сердцем, да и она души не чаяла в пасынке. Женщина рассказывала ему на ночь сказки и пела песни, укрывала, если он во сне сбрасывал с себя одеяло, и всегда припасала для него самые вкусные куски.

Подошел срок родов, и колдун вновь взялся за острый камень и направился в пещеру, чтобы вскрыть плодоносное чрево. Но тут на его пути встал Рун. И схватились они, и боролись три дня и три ночи.

За это время женщина родила девочку, пригожую как солнце. Ничего не подозревая, она ждала возвращения своего мужа и пасынка. А они все не шли и не шли.

На утро четвертого дня борьбы отец уступил своему сыну. Но то был обман. Стоило Руну отвернуться, как колдун поднял с земли свой бубен и наслал на него страшное заклинание: повелел отец сыну пойти в пещеру и убить свою мачеху и плод ее.

И вот уже Рун взял в руки острый камень. Даже заклятие не помешало ему увидеть, как прекрасна его сестра, и как счастлива ее мать. Но, повинуясь чарам, его руки творили то, против чего вопияло его сердце. Женщина молила пощадить хотя бы малышку. Она так плакала, что Рун был готов оторвать себе руки, которые несли смерть тем, кого он любил.

Едва затихли крики роженицы и новорожденной, как мальчик выскочил из пещеры с окровавленным камнем в руках. Не успел отец опомниться, как сын убил и его.

С тех пор, Рун никак не мог остановиться и убил всех, кто встает у него на пути…

Но были и другие небылицы.

Согласно одной из них, непорочная дочь конунга нашла как-то на берегу Мэларена маленькую лодочку, а в ней мальчика. Был он такой маленький, что она могла качать его на ладошке. Дочь конунга уговорила отца оставить этого мальчика себе. Она кормила его молоком и медом. Одевала в лучшие одежды, которые шила ему сама. Со временем мальчик повзрослел, но не вырос выше человеческого колена. Поэтому ему вечно доставались пинки и зуботычины. Люди при дворе конунга постоянно задирали его и этим потешались. Однако, мальчик не спускал им поношений, он смело бросался на обидчиков. Но раз за разом его попытки отстоять свою честь заканчивались посмешищем.

И только дочка конунга продолжала любить мальчика. Но за это время она стала женой ярла и родила ему детей. С ним она проводила все больше и больше времени, и потому не могла защищать своего любимца так, как прежде.

Жизнь мальчика стала такой тяжелой, что он решил убежать в лес. Там он нашел камень, испещренный рунами с заклинанием для создания свирепого тролля. Он прочитал надпись и сделал все, как там было написано, но ошибся всего в одной Руне. Волшебный смерч взмыл над поляной, а когда исчез, то рядом с заветным камнем вместо крошечного мальчика появился великан, наделенный чудовищной силой и кровожадностью тролля. Он забыл все, что знал, но только не прежние обиды. Всех, кто когда-либо обижал его при дворе, великан поймал и убил голыми руками. Он пощадил только дочь конунга и ее детей.

Свершив свою месть, Рун бежал. И с тех пор жил как настоящий тролль…

Были и менее сказочные повести. Так некоторые рассказчики полагали, что Рун родился где-то далеко от фьордов Норвейга, озер Свейланда или островов Данмарки. Возможно, его родиной была таинственная Моравия, которую никто из викингов никогда не видел, ибо туда нельзя было подняться ни по Одеру, ни по Висле, хотя эти реки и брали там свое начало. Говорили, что в тамошних горах живут племена могучих ратарей. Кое-кто осмеливался утверждать, что семья Руна была пленена и обращена в фольки, в смерды или как еще назывались невольники в том краю. Хозяин их был жесток и склочен. От непосильной работы и жестоких наказаний все его сродники умерли. Рун остался один. Он работал за троих, но это делало его только сильнее. Он рос с одной мыслью – отомстить. И природа, собрав у людей его рода все, что смогла, отдала ему и рост, и силу, и мужество.

Но отомстить Руну не удалось. Его жестокий хозяин испугался своего невольника и бежал. Великан последовал за ним, но не сумел его настичь: тот затерялся где-то среди южных земель. А великан добрался до Бирки и стал Большим Руном, Руном-разрушителем. С тех пор он ищет мучителя своей семьи повсюду и не может найти.

Однако, если Рун и искал кого-то, то вряд ли это был один единственный человек. Долгие годы провел он в кровавых битвах, убивая всех на своем пути. Едва ли месть одному человеку могла быть столь безумной.

Скорее всего, Рун повсюду искал свою Смерть. Он искал человека, который был бы в силах его остановить. Ударом ли меча, броском ли копья, выстрелом из лука – не важно. Но великан искал того, кто нанесет ему смертельную рану. Потому как ни что другое не могло разорвать круг его странного безумия.

Шли годы, а такой человек никак не попадался на его пути.

Шрамы покрывали тело Руна, точно чешуя рыбу. Но ни один из них не беспокоил великана, не ныл по ночам, не свиристел перед непогодой так, как старые раны других воинов.

И вот однажды где-то в Скоттии[117] Рун встретил того, кого, казалось, искал. Скальды будут долго слагать саги об этой битве. Поединок был равный. Но, несмотря на то, что ударом палицы противник раскроил ему череп, Большой Рун все-таки победил.

От этой раны у великана помутнел левый глаз, и началась мозговая немочь. Он страдал так, как никогда не мучался ни один берсерк, лишенный милосердного дурмана грибов. Иногда казалось, что он готов руками раздавить свою голову, только бы вырвать ее из тисков боли. «Черная ночь» – удел страдающего берсерка – лишь ненадолго разжимала клешни страдания. И тогда Рун впервые заговорил. Он искал корабль, который отвезет его обратно в Скоттию.

Это произошло сразу после того, как Хрольф отправился на Ильменьское торжище, где задержался до весны. Семь драккаров причалили к скалистым берегам недалеко от замка Эдинбург. Свеи вспомнили, что когда-то это место называлось Одинберг,[118] и были не прочь вернуть прежнее святилище себе. За несколько десятилетий до этого, они уже завоевывали его, но позже скотты отбили замок и изгнали северян. Пришло время вновь восстановить справедливость, и Ларс, ярл Уппланда[119] отправился в поход.

Возможно, он бы никогда этого не сделал, не будь на его драккаре Большого Руна, за пазухой которого был спрятан мешочек с Молоком Ёрд. А уж если безжалостный и бесстрашный великан съесть перед боем этот гриб, то скоттов не спасут никакие ворота, валы и стены.

Так и случилось.

Две сотни воинов-гребцов, два десятка берсерков и Большой Рун подступили к стенам заветной твердыни на горе Одина. Три сотни воинов и восемь сотен окрестных жителей укрылись за бойницами замка. На каждого викинга приходилось по пять скоттов, но крепость все равно пала, принеся Уппландскому ярлу богатую добычу.

В этой неравной битве пало девять берсерков, тридцать гребцов и больше половины защитников замка. А Рун, искавший гибели в этом бою, остался жив. Слезы Нанны выжгли его разум, опустошил его сердце, а смерть не пришла.

Когда затих ураган битвы и Разрушителя принесли на драккар Ларса, он истекал кровью так, что дека покраснела за считанные мгновения. Его глаза закатились под лоб, а сердце билось со всхлипами. Из варяжской милости к идущему по Белому Пути никто не стал перевязывать его чудовищные раны. Вся дружина собралась, чтобы воздать Большому Руну последние почести.

Но произошло то, чего не случалось с тех пор, как Иггдрассиль был еще семечком: Большой Рун не умер, а стал берсерком не дошедшим до Валхалы. Может быть, он на самом деле был сыном скандского колдуна, но великий Один ни за что не хотел пускать его в свою пиршественную залу. Не иначе, как хозяин Валхалы и правда боялся, что Рун идет мстить ему за притеснения великанов прежних времен.

Берсерк, недошедший до Валхалы – это уже не человек. Это зверь. Дикий и кровожадный. Но при этом он остается величайшим из великих. И будет проклято, смешано с коровьим навозом и придано забвению имя того, кто осмелится убить его иначе, чем в честном поединке. А выходить один на один с Большим Руном мог только тот, кто хотел расстаться с жизнью нелепо и быстро.

По сему пока великан был немощен от малокровия, его заковали в цепь, конец которой приклепали к стене его дома на Бирке. И жилище героя превратилось в хлев. Никто не решался войти туда, чтобы убрать за Руном его испражнения. Еду и воду люди Уппландского ярла подавали ему длинным ухватом через маленькое окошко.

Прошло полгода. Большой Рун оправился от ран. Разум не вернулся к нему, зато возобновились боли в пробитой голове. С начала весны жители Бирки содрогались от ужаса, слушая нечеловеческие звуки, доносившиеся из темницы исполина.

А за день до того как два венедских парня ступили на камни варяжской вольницы, человек, кормивший Руна, увидел, что на его руках не было цепей. Эта весть облетела остров точно буря. Кто-то бросился к драккарам, кто-то заперся в теремах. Нашлись, правда, смельчаки, возомнившие, что смогут водворить великана в узилище, буде тот из него вырвется…

И вот теперь Большой Рун лежал, точно спал, возле ног безоружного щуплого парнишки, и липкая слюна вытекала из его разинутого рта.

Остров молчал.

Даже крикливые озерные чайки улетели куда-то перед закатом.

Волькше показалось, что Навь поглотила все звуки, все ветры и запахи. Мгновения остановили свой бег. И даже солнце никак не могло погрузиться в загустевшую как кисель гладь воды.

Но вот звуки вернулись. И Бирка наполнилась гомоном человеческих голосов. Люди подбегали со всех сторон, но останавливались на безопасном расстоянии от поверженного великана, точно любопытные косули, что выходят на край поляны, на которой уснул медведь. Стоит косматому почесаться во сне, и они бросятся прочь, не разбирая дороги.

Варяги гудели, как потревоженный рой, но никак не решались подойти к Большому Руну.

– Варг! Варг! – крикнул Хрольф издалека: – Он умер?

– Нет, – ответил Волькша, выходя из оцепенения.

– А что же тогда?

– Не знам, – по-венедски ответил парнишка, разжимая кулаки. Два комочка Ладонинской супеси упали на каменистую землю Бирки.

– Он ударил Большого Руна кулаком в лоб, когда тот уже был готов подмять его и растерзать, – крикнул человек с ближайшего драккара.

– И что? – удивились с острова.

– Все, – ответили с ладьи.

– Как это все? Чем он его ударил?

– Я же говорю: кулаком в лоб.

– Так с Руном-то что?

– Откуда я знаю. Он упал и лежит.

Они бы еще долго перекрикивались, если бы Олькша, который больше других понимал, что именно произошло на крошечном мыске, не подошел к исполину и не перевернул его на спину.

– Рун опять застрял в воротах Валхалы! – задорно крикнул варягам Ульрих, подобравшийся к великану вслед за венедом. Это означало, что Большой Рун не жив и не мертв, но, главное, совершенно безопасен.

И тут все заговорили. Гвалт поднялся как на торжище. Не хватало только скоморохов и дудочников. Захороводило. Закрутило.

Руна подняли на руки и отнесли обратно в его дом. Откуда-то появился десяток женщин, которые наскоро убрали узилище великана. Развороченную стену подправили: проломанные бревна вернули на место, изнутри забили досками, а снаружи подперли укосинами, дабы позже заложить камнем.

Работники трудились при свете костров и факелов почти всю ночь, а викинги стояли и сидели вокруг, снова и снова перебирая происшествия минувшего дня.

Адельсён

Целую седмицу Бирка бурлила, точно Один позволил Великому Олафу[120] покинуть пиршественную залу и явить свой победоносный лик правнукам своим. Люди ликовали, недоумевали, строили догадки и измышления. Слухи возникали быстрее, чем пузыри на лужах в грозу.

К дому Большого Руна стекались толпы. Люди шли смотреть, что стало с непобедимым воином. На слово друг другу никто не верил. Да и как поверить в то, что человек-гора, чья голова выдержала не один удар боевым молотом, берсерк, не дошедший до Валхалы, стал беспомощным младенцем, неспособным донести ложку до рта, и все это после того, как некий венед единожды приложился кулаком к его железному лбу!

Одной Вор[121] ведомо, что больше потрясало умы варягов: ничтожество, в которое впал Большой Рун, или появление на Бирке ратаря, сразившего Разрушителя одним ударом.

Однако, полюбопытствовать на расслабленного великана мог всякий. Достаточно было заглянуть в двери его дома и увидеть, как Рун пускает слюни и беспомощно шевелит закованными в железо ручищами. А вот узреть пришлого чудо-бойца было мудрено. Некоторые даже начали утверждать, что его и вовсе не было, а Большой Рун сам споткнулся и ударился головой о камень.

Тех, кто видел короткую схватку своими глазами, оказалось достаточно, дабы Волькша не превратился в чистое измышление, и в то же время слишком мало для того, чтобы его личность не обрастала самыми невероятными домыслами. Хорошо хоть неизменной оставалась былица про один единственный удар кулаком и звук, который его сопровождал. «Точно камень о камень» – перекатывалось из уст в уста.

– Да, уж, – соглашались все: – Чтобы сокрушить Большого Руна, кулак должен быть каменным…

В прежние времена Хрольф и не подозревал о том, сколько людей знают его по имени. Другое дело, что раньше они почти в глаза называли его не иначе как «трусливый бондэ, чья развалюха стоит на северном краю бухты» или «жалкий потрошитель сумьских засек». Теперь же все перевернулось в его жизни. Самые богатые и удачливые шеппари раскланивались с ним. А на Бирке заговорили о том, что Уппландский ярл со дня на день призовет Хрольфа для тайной беседы.

Тайная беседа!

Да всякий, кто не вчера первый раз высадился на Бирку, знал, о чем она будет. О Каменном Кулаке. О чем же еще?!

Однако, когда синеус Ларс ступил на берег острова, то свои стопы он направил не к дому Хрольфа, а в терем Большого Руна. Он оставался там дольше прочих любопытных, расспрашивал, делал распоряжения о том, как обихаживать Великого Воина в его убогом ничтожестве.

А шеппарь, что привез на Бирку Волькшу и Олькшу, соблюдал чин, сидел дома и делал вид, что его ни мало не касается прибытие на остров какого-то там ярла. Что бы там ни было, а Ларс Уппландский в тот день ступал по земле, не подвластной никому, кроме воды, ветра и вольных мореходов. Ни один из ярлов, ни даже сам конунг не имели права здесь приказывать. Не раз случалось владыкам и их наместникам взывать к варяжской вольнице и слышать в ответ отказ. И, напротив, шереверны указывали свейскому повелителю, куда направлять дружину, обещая поддерживали его поход набегами с моря.

– А что ты думаешь? – говорил Хрольф Волькше, оказавшемуся его единственным слушателем: – Викинги – йохо! Над нами только Тор, под нами только Аегир, и только Ньёрд нам брат. Мы, как вороны Одина, летаем над миром и клюем в глаз всякого, кто на нас косо смотрит!

Годинович слушал его нескладную похвальбу и вспоминал, как на ярмарке, накануне Ярилова дня, стая варяжских воронов зарилась на зенки Ольгерда Хорсовича. Да только потом чернели заморские воители на Волховском льду, как выщипанные перья. И ни Тор, ни Один, ни даже коварный Локки им не пособил. Смял их венедский чернолюд да опрокинул. О том, чей кулак подранил половину вороньей стаи, Волкан как-то не вспоминал. Стенка была. Честный кулачный бой был. А вот его, Волькши точно там и не было. Точно стоял он поодаль на пригорке и на буйную потеху любовался…

– Вот скажи мне, венед, чего ты скалишься? – возмутился Хрольф.

Волкан и не думал скалиться. Его лицо не выражало ничего, кроме внимания. Неужели шеппарь увидел его потаенную ухмылку, что была лишь в Волькшиных мыслях?

– Я и не думал, – ответил Волькша Хрольфу: – С чего бы это? Ты скажи лучше, как Бирка стала вольницей?

Шеппарь задумался. Он и сам толком об этом не знал. Скорее всего, когда-то херады не смогли договориться о том, кому будет нести подать пустынный и бесплодный остров. И никому он оказался не нужен. Вот и решили оставить ничейным. И уж только потом на этот каменистый и никчемный клочок позарились шёрёверны. Ни власти, ни суда, ни подати! Раздолье!

Так скорее всего и было, если рассуждать по уму. Но если льстить гордости вольных шеппарей, то можно было рассказать и обратное: шереверны из презрения к укладу бондэ облюбовали бесплодный каменный лоб посередине Мэларена для своих сходок и пиров. Военную добычу и, главное, фольков на продажу свозили они сюда. Изнеженная знать и разбогатевшие бондэ Свейланда приезжали на остров скупать поживу викингов. И когда окрестные ярлы, а за ними и конунг попытались принести сюда свой закон, то получили жестокий отказ.

Хрольф уже открыл рот, чтобы изложить Волькше вторую былицу, когда в дом вошел его помощник и не без ехидства сообщил, что синеус Ларс, ярл Уппланда, покинув терем Большого Руна, направился к своей ладье.

Шеппарь, как мог, сделал вид, что его это не касается, но скрыть разочарование так и не сумел. Он поднялся из-за стола. Перекинул одну ногу через лавку, точно собираясь куда-то идти. Но потом передумал и оседлал скамейку точно коня. В раздумье он взял со стола нож и глубоко всадил в лавку.

– Так вот, – начал он рассказ, прерванный приходом помощника.

Но тут двери вновь распахнулись, и под крышу дома Хрольфа вступил человек Ларса. Приближенных Уппландского ярла завсегда можно было узнать по лисьей шапке или лисьему хвосту на широком, богато украшенном железными бляхами поясе.

– Ты Хрольф? – спросил он у всех разом.

– Кто спрашивает? – не оборачиваясь, молвил шеппарь.

– Синеус Ларс, ярл Свейского конунга в Уппланде, – нисколько не смутился посланник. Не иначе как такой перебрех был тут в обычае.

– Что надо Ларсу? – все так же неучтиво продолжил беседу Хрольф.

– Синеус Ларс, ярл Уппланда, хочет завтра видеть Хрольфа, шеппаря, в своем доме на Адельсёне.[122]

– Зачем? – спросил хозяин дома.

Посланник крякнул. Видимо этот вопрос не вязался с установленным порядком подобных речей. Хрольф тоже прикусил ус: ему так хотелось, чтобы посланник прилюдно сказал, что ярл приглашает шеппаря для беседы, что он не сдержался.

– Об этом синеус Ларс скажет только Хрольфу, – отчеканил человек ярла.

– Хорошо, – утратив половину надменности, сказал шеппарь: – Передай Ларсу, что Хрольф будет в его доме со своей русью. Завтра в полдень.

– Его русь пусть останется на драккаре, – сказал, как отрезал, посланник: – На двор Ларса ворота будут открыты только Хрольфу и двум его людям, которых он захочет взять. Ярл надеется, что среди них будет тот, кого здесь называют Каменным Кулаком.

– Хрольф сам решит, с кем приходить, – в свою очередь посуровел шеппарь.

Человек Ларса, не говоря более ни слова, шагнул из дверей.

Произойди такой разговор между Волькшиным отцом и княжеским десятником, Године, может быть, и не пришлось бы уходить с семьей на схоронную засеку, но путь на Ильменьское торжище ему надлежало бы забыть раз и навсегда. Хрольф же сиял, точно они с посланником ярла только что обменялись самыми задушевными любезностями.

Странные они все-таки, эти варяги. Прямо как нелюди. Вот ведь, вроде бы словене Ильменьские, не в пример другим венедам, славословят друг друга в меру, да и князьям своим кланяются больше по заслугам, нежели по чину. Но, поглядев на то, как викинги ставят себя перед земельной знатью Свейланда, Волькша подумал, что жители Волховских берегов являли собой смиренных и нежных косуль, супротив варяжских волков…

На следующее утро Хрольф начал наряжаться ко двору ярла. Несведущий человек мог бы подумать, что шеппарь готовиться в жестокий набег. Он надел на себя столько железа, сколько было в его сундуках. Поверх брони он обвесился серебряными цепями и заколками. Фольки до блеска начистили его шлем и видавший виды меч. Облаченный во все это, Хрольф вышагивал, как тяжело груженая лошадь. Но это было даже к лучшему. В противном случае он скакал бы по дому, как игривый козлик и, того и гляди, в раже забодал бы кого-нибудь.

Между Адельсёном и Биркой пролив в два полета самострельного дрота. Однако вовсе не поэтому Хрольф пожелал плыть на лодке, а не повелел скликать манскап Грома. Будь его посудина поновей, он не стал бы размышлять о том, что не гоже лишний раз утруждать гребцов. Но возле Ховгордена[123] на острове Знати стояли такие корабли, в сравнении с которыми ладья Хрольфа показалась бы рыбацкой развалюхой. А такого сравнения шеппарь, приглашенный на беседу со вторым после конунга человеком Свейланда, не смог бы вынести. Все же за годы морских мытарств сын бондэ так и не стал викингом до мозга костей. Не чета покойному дядюшке, о Громе Трюморке которого некогда сложили не одну сагу, Хрольф все еще благоговел перед чужими богатствами и властью.

Всего одна нелегкая дума отбрасывала тень на радость Хрольфа в то утро. Варг слышал его разговор с человеком Ларса. Венед знает, что ярл ждет в своем доме и его. Без сомнения Уппландский наместник сможет предложить победителю Большого Руна куда лучшую долю, чем он, простой шеппарь. Так как же быть? Оставить Варга на Бирке и одним махом ослушаться синеуса Ларса и обидеть парнишку? Или положиться на судьбу и постараться извлечь из разговора с ярлом как можно больше мзды? Будь на месте Хрольфа его неукротимый сродник-мореход, он выбрал бы первое. Но шеппарь, в душе остававшийся бондэ, делал нелегкий выбор в пользу второго.

– Ты, ты и ты. Вы сегодня плывете со мной на Адельсён, – сказал он Уле, Ольгу и Варгу, чем вверг последнего в изумление. Одно дело дюжие загребные: белобрысый да рыжий. С такими могучими дубами по бокам и ко двору конунга появиться не зазорно. А вот зачем там он, тонкокостный и неказистый сын толмача?

Он, конечно, слышал, что Ларс хочет видеть в своем доме Каменного Кулака. Знал он и то, что так на Бирке нарекли победителя Большого Руна. Вот только не чувствовал он себя этим самым Стейном Кнутневым.[124] Кабы не варяги, лицезревшие его короткую схватку с исполином, он, пожалуй, давно решил бы, что она ему пригрезилась. Не по стати ему такое деяние. Ростом не вышел, плечами не раздался. Ему бы, раз уж Мокше в голову взбрело увезти его от родных берегов, потолмачить бы да гостем варяжским по долам и весям погулять, пока навет на них с Олькшей не забудется, а после домой вернуться. К родным полям, к охоте. К Кайе. Мысль об олоньской охотнице наполнила его утробу благодатью, почти как велле, но по-другому: не сверху вниз, а снизу вверх. Волькша вспомнил их последний разговор, последнее расставание. И теперь голос Кайи, звавший его остаться, звучал для него совсем по-другому…

Окунувшись ненароком в эти сладостные мысли, Волкан вынырнул из них только, когда лодка причаливала к Адельсёну. Ольгерд и Ульрих подвели ее к простым мосткам подальше от новеньких тридцативесельных драккаров ярла.

Остров Знати был намного обширнее и заметно плодороднее Бирки. Не шаткие березки, а тенистые дубы высились на опушках его рощ. Ладные зеленя полей кучерявились вершками репы, тиной тыквы и молодыми завязями капусты. Работники копошились на грядках, выдергивая что-то из земли.

– Во, дают! – гоготнул Олькша: – Братка, что это варяги свою же ярь топчут? А?

Волькшу вид людей что-то делавших на полях внаклонку удивил не меньше, но огруженный железом Хрольф был так суров, что беспокоить его по таким пустякам было несподручно.

Однако сын бондэ услышал вопрос Рыжего Люта и снисходительно буркнул по-венедски:

– Фолькер рват черный травы.

– Ано как это? – спросил Рыжий Лют.

Запас венедских слов Хрольфа иссяк и дальше он объяснялся по-свейски, а Волкан толковал его слова Олькше. Оказалось, что люди на полях выдирали сорную траву. Как ни старались парни понять, зачем они это делают, смысл их занятия оставался для них невнятен. Поле ведь оттого и зовется полем, что на нем все спалено дотла. Несколько лет там и так ничего не растет, кроме того, что посеешь. Потому первые пару лет на поле надо сеять жито. Потом, как земля начнет засоряться самосевом, приходит черед гороха и капусты, а перед тем как делянку забросить на ней репу сеют. После чего надо палить новое угодье.

Хрольф и двое венедов даже остановились на полпути, толкуя друг другу свое понимание пахарского уклада.

– Да поймите же вы, берестяные головы, – горячился сын бондэ: – Если каждые пять лет новое поле палить, через три колена тут одни пустоши останутся! А так фольки повыдергивают дрянную траву, – земле легче. И с одного надела можно урожаи снимать чуть ли не двадцать лет!

– Так зачем же… – начал было Волькша.

– Да затем, что это остров! – почти прокричал Хрольф.

Годинович поскреб в затылке и передал слова свея Олькше. Верзила тоже призадумался.

– Ано да… – наконец пробасил он, чем заслужил от шеппаря одобрительный тычок кулаком под ребра.

– Det är bra, veneden,[125] – сказал он и четверо пешеходов продолжили свой путь к Дворцовой Усадьбе.

Поселение встретило их неприветливо. Работники ярла исподлобья смотрели на людей с Бирки. Никто их не приветствовал, точно они вышли из царства Хель. Для венедов, привыкших желать здоровья всякому встречному и поперечному, такой прием был как осенний дождь с ветром. Даже рыжие патлы Олькши поникли. А вот свеи напротив, шествовали так, точно их пути расстелили беленый фламандский холст.

– Йохо, венеды, вы чего головы повесели, – через плечо спросил Хрольф.

– А чего они косятся, точно у каждого нож за пазухой или точно они только и ждут как бы сзади напасть? – посетовал Волькша.

– Дремучий ты, Варг, – хохотнул шеппарь: – Они же нас бояться, вот и глаза прячут. Шёрёверн за лишний взгляд может и око у обидчика потребовать.

– Так в чем обида-то в погляде? – недоумевал Волкан.

– А вдруг как сглазит кто воинскую Удачу? Не гоже глаза на доспех да на оружие таращить, коли сам в битву не идешь. Лишний взгляд может броню лишить крепости, а меч верткости. Да викинг за сглаз Удачи имеет право и убить фолька.

Волькша поджал губы и даже не стал передавать слова шеппаря Ольгерду. Уж кто-кто, а он знал, что у Рыжего Люта в голове осиновая труха. А ну как начнет он, наслушавшись про такие варяжские обычаи, раздавать тумаки направо и налево. И без того бедовый он, а тут вовсе узду потеряет…

Дом синеуса Ларса возвышался над мрачными домами с земляными крышами, как дуб над ракитовым подлеском. Волкан бросил взгляд на Олькшу, но, похоже, его приятель ничего не узнавал. А ведь терем ярла был очень даже схож с Гостиный Двор, на котором они провели масляную неделю. Разве что немного поменьше. А так, те же союзные хоромы в два прясла[126] с гульбищем на внутренний двор. Кто же кого надоумил? Варяг ли подсмотрел на Ильмень-озере, или венеды, гостевавшие у свеев, позаимствовали плотницкую выдумку?

Войдя на середину двора, Хрольф набрал полную грудь воздуха и проорал:

– Ларс, я Хрольф, сын Снорри, племянник Неистового Эрланда из рода Гастингов! Твой человек сказал, что ты хочешь говорить со мной!

Вся челядь ярла точно приросла к земле от этого крика. Но через миг двор вновь наполнился суетой, от чего стал подобен разворошенному муравейнику.

– Хозяин сейчас выйдет, – с торопливым поклоном сказал кто-то из близких слуг Ларса, может стремянной, а может и постельничий. По виду он не был невольником, и слово «хозяин» прозвучало в его устах как-то по семейному.

Хрольф сиял ярче железных блях на своем доспехе. Последний раз он был на этом дворе больше десяти лет назад, когда только получил в наследство дядюшкин драккар. Тогда он не посмел разевать рот так, как ныне. В те времена он долго и вкрадчиво объяснял вначале стражникам у ворот, потом дворовым фолькам, а уж затем слугам ярла, кто он такой и что ему нужно от синеуса Ларса. Уппландский наместник тогда даже не удостоил его словом, а передал через людей, что не возражает против того, чтобы «Гром Неистового Эрланда присоединился к нему в следующем походе».

И вот теперь, благодаря шальной мысли спасти двух венедских недотеп, Хрольф стоял посредине двора и ждал, когда Ларс выйдет к нему на разговор. Однако произошло куда большее, чем он ожидал: к нему подскочили двое фольков и, поклонившись уже не так небрежно, передали приглашение ярла присоединиться к нему в трапезной.

От какой нежданной чести сын Снорри опешил. Он стащил с головы шлем. Потом снова надел. Лица слуг натянулись: они едва сдерживали улыбки. Их гримасы отрезвили Хрольфа. К шеппарю вернулась прежняя надменность. Поправив пояс, он двинулся в палаты синеуса Ларса.

Stenknytnäve

Вероятно, именно так варяги представляли себе Валхалу: огромный, но довольно грязный стол, заваленный разнообразной едой. Снеди часто не хватало места в мисах[127] и она лежала прямо на столешнице. Однако народу вокруг стола сидело не много. Одеты трапезники были просто, так что сразу было ясно, что в столовом чертоге собрались только сродники ярла. Ларс нарочно встретил шёрёвернов в затрапезном виде, чтобы Хрольф во всем блеске своего железа оказался в глупом положении.

– Ты сегодня уплываешь в набег? – Спросил шеппаря седой человек, сидевший далеко не во главе стола, как это полагалось ярлу по чину.

– Да проживет сто лет, синеус Ларс, ярл Уппланда! – пророкотал шеппарь и поклонился. Уле, Олькша и Волкан последовали его примеру.

– Так куда ты сегодня отчаливаешь? – никак не ответил ярл на здравицу.

– Никуда, – ответил Хрольф.

– Тогда садись за стол и ешь. На голодное пузо добрые мысли в голову не приходят.

– Я не голоден, – поблагодарил шеппарь, хотя все видели, как он глазами пожирал окорок кабанчика на одной из мисок.

– Прекрати рядиться, шеппарь, – осадил его Ларс: – Я знал твоего дядюшку, когда ты еще в люльке писался. Славный был ратарь. Помяни хотя бы его.

Хрольф сел напротив кабанчика и дал указ своим людям сесть подле себя. Принесли кубки. Налили пиво. Волькша пригубил и аж причмокнул. Он никогда не пробовал такого вкусного хмельного напитка. На дворе Гостомысла ему не раз подносили заморские вина, но такого сладкого и душистого, золотистого, как разведенный мед, пива он не пробовал ни разу.

– Хорош ли в моем доме скоттландский яблочный эль? – спросил Ларс через стол.

Хрольф смог только кивать головой, поскольку рот его был полон жирного мяса.

– Это еще тот, что мы захватили в Одинберге прошлой осенью, – многозначительно пояснил ярл.

Эль был добыт Одинберге. Под стенами этого замка Большой Рун не дошел до Валхалы даже по Белому Пути. Каменный Кулак победил безумное чудовище, в которое под Одинбергом превратился Рун-Разрушитель. Даже дурак понял бы, что последует за безобидным вопросом о достоинствах яблочного пива. Сыну Снорри пришлось поспешно глотать не дожеванную пищу. Хозяин дома даже не дав гостям утолить голод, уже перешел к тому разговору, ради которого он и позвал к себе Хрольфа.

– Хороший эль, – выдавил из себя шеппарь, утирая со лба испарину.

В столовом чертоге повисла тишина. Ларс отстранился от стола и погрузился в задумчивость. К еде никто не притрагивался. Даже Олькша прекратил жевать и недоуменно крутил башкой.

– Ты гораздо хитрее и дальновиднее, чем я ожидал, Хрольф, сын Снорри, племянник Эрланда, из рода Гастингов, – произнес наконец ярл Уппланда: – Я недооценил тебя…

Шеппарь хранил молчание. Буде разговор начался, надлежало навострить уши, и, с одной стороны, не поссориться с Ларсом, а, с другой, не прозевать своей выгоды.

– Передал ли тебе мой человек, что я хотел видеть у себя в доме того, кого на Бирке называют Каменным Кулаком?

Хрольф кивнул и бросил взгляд на Волькшу, точно ожидая, что тот вскочит и закричит, что он и есть тот самый победитель Большого Руна. Но венед сидел, точно за столом говорили не о нем. Странную потеху он затеял.

– Этот человек, как утверждают люди, заслуживающие доверия, он ведь приплыл на твоем драккаре? – продолжал сурово спрашивать Ларс.

Хрольф опять кивнул. Венед не шелохнулся.

– Вот я и говорю, что ты оказался куда хитрее, чем я думал, – подытожил ярл: – Ты хочешь сначала выторговать выгоду для себя, а уж потом представить мне этого бойца… Разумно. Твой дядя был куда прямодушнее. Да, к слову, где ты нашел этого ратаря?

– Какого? – уточнил шеппарь.

– Ай-ай-ай, – пожурил его правитель Уппланда: – Можно подумать у тебя на Громе все сплошь герои и смельчаки.

Хрольф потупился.

– Я говорю о Стэйне Кнутневе. О том, кто, по рассказам, одним ударом превратил Бешеного Руна в сопливое беспомощное ничтожество. Думаешь, мне пришла охота поболтать о ком-то еще из твоего сброда.

Сын бондэ поднял голову. Может быть, он и был никудышным викингом, но свой манскап он в обиду не давал ни словом, ни делом.

– Так откуда ты его привез? Из Дании? Из Фалии? Из Моравии?

– От Ильменьских словен, – ответил Хрольф.

– Никогда бы не подумал, что у этих сивых дикарей, что даже лодки до сих пор долбят из цельного ствола дерева, могут быть такие труворы.

Настал черед Волькшиных глаз вспыхивать недобрым светом.

– Как же ты отыскал его там, среди этих венедов? – живо полюбопытствовал Ларс. Но Волкан чувствовал, что ярл лишь заговаривает Хрольфу зубы, чтобы потом обрушиться на него с новой силой.

– Он сам меня нашел, – ответил шеппарь, мысленно взвешивая все за и против честного рассказа о побоище на Волховском льду. Придумывать небылицы он был не мастак, а вранье второй, после конунга, человек Свейланда умел распознавать с полуслова. Так, по крайней мере, о нем говорили досужие языки.

– Что, вот так прямо и ходил по венедским болотам и спрашивал: «Где здесь Хрольф Гастинг, шеппарь Грома?».

Сродники ярла захихикали и хозяин дома не стал их устыжать.

– Как он меня нашел, а я – его… это наше с ним дело, – гордо сказал Хрольф и вновь взглянул на Волькшу.

Ларс понял, что зашел слишком далеко в своих насмешках. Этот «разоритель сумьских засек», оказался, и вправду, неразваристым бобом. Уж не думает ли он, что сможет удержать диво-бойца в своем манскапе, когда люди Ларса все же выяснят, кто из шёрёвернов, гуляющих ныне по Бирке, обладает ударом такой чудовищной силы? Однако, с другой стороны, переманивать ратарей было едва ли не самым позорным делом. Выкуп за свою русь шеппарь должен был получить обязательно. И только после этого следовало начинать разговор с самим воином. Другое дело, если он сам объявлял, что выходит из манскапа. Тогда никому не зазорно было сулить ему все, что угодно.

Приглашая Хрольфа на Адельсён, Ларс хотел обставить дело самым выгодным для себя образом. Начав этот торг при Каменном Кулаке, он рассчитывал поселить в его душе желание покинуть шеппаря-неудачника и стать хольдом[128] самого прославленного, после конунга, человека в Свейланде. Хрольфу не оставалось бы ничего другого, кроме как соглашаться на ту мзду, что предложит Ларс. В противном случае, когда Кнутнев все-таки уйдет с его драккара, шеппарь, дабы не поднимал на Бирке смуту против Адельсёна, получит и того меньше. Не одного ратаря позаимствовал ярл у вольных шёрёвернов таким образом.

Но племянник Эрланда оказался хитрее и смелее, чем о нем говорили: среди тех людей, что он привел с собой, Ларс в упор не видел того, кто сумел бы одним ударом свалить Большого Руна. Какое-то время правитель Уппланда подозревал, что Кнутневым может быть рыжий верзила в знатных сапогах, но, встретившись с ним глазами, понял, что парнище так же может быть Каменным Кулаком, как репа головой.

Выходило, что торговаться надлежало по-крупному. Однако трувер того стоил. Ярл прекрасно помнил, какую добычу принес ему Большой Рун, а теперь речь шла о том, кто сумел победить самого Разрушителя.

– Сын Снорри и племянник Эрланда из рода Гастингов, – начал Ларс совсем другим голосом: – Не будем тратить время на пустые разговоры. За то, что ты разрешишь Кнутневу покинуть твой манскап, я дам тебе бонд на восточном побережье Уппланда и пятьсот крон в придачу. Такого никогда не платили ни одному шеппарю! Что скажешь?

От услышанного стены трапезной дрогнули и закачались перед глазами Хрольфа. Бонд на восточном побережье Уппланда и пятьсот крон! Пятьсот крон и бонд. Восточное побережье, конечно, усеяно камнями как орешник тлей, но земля там родит на зависть. Пятьсот крон Ларса да пятьсот крон за Гром! Этого хватит, чтобы купить три десятка фольков. Да куда столько! И десяти хватит. На остальное серебро можно купить коров. Коров и коз. И лодку, чтобы иногда выходить порыбачить в море. Мог ли Хрольф предположить, что жизнь его так споро и дивно измениться, что в одночасье исполнятся все его самые смелые мечты! Да, это уже не семьдесят крон, что похотливая бонна предлагала ему за рыжего верзилу на Рунмарё.

– Что ты молчишь, Хрольф? – спросил ярл с нажимом на слове «молчишь».

Шеппарь хлопал глазами и гнал с лица блаженную улыбку. Вряд ли Ларс, старая лиса, назвал ему наибольшую мзду, которую готов заплатить. Конечно, для сына бондэ он предложил сказочные богатства, но сын Снорри уже десять лет как таковым не был. Плохо или хорошо, но все это время он жил как викинг. А бывалый шёрёверн пятьсот крон мог добыть за один поход. Правда, на весь манскап…

– Дабы ты не сомневался, что я хорошо обойдусь с твоим человеком, – сказал Ларс. Было видно, что молчание Хрольфа начинает выводить правителя Уппланда из себя: – Говорю при всех и можешь это передать Стейну Кнутневу, что я буду отдавать ему пятнадцатую долю всей добычи.

Лица людей за столом вытянулись, точно они услышали о том, что Рагнарек произойдет еще до конца этого лета. Десятую часть добычи ярл подносил конунгу, три десятых брал себе, остальное доставалось дружине. Пятнадцатая доля добычи – это же двенадцатая часть оттого, что раньше получала вся Ларсова русь! Это означало, что Ларс будет посылать конунгу всего в полтора раза больше серебра, чем отдавать Кнутневу!? Ни один воин не стоил таких денег. Даже Большому Руну причиталась всего лишь в три раз больше, чем берсерку, а берсерки обычно брали из добычи в три раза больше, чем простой гребец. Но поскольку Уппландский ярл редко ходил в походы меньше, чем на трех драккарах, то выходило, что Каменный Кулак был почти в пять раза дороже Ларсу, чем поверженный им человек-гора.

Пока сотрапезники молча загибали пальцы, прикидывая насколько велик Ларсов посул, Хрольф ел глазами Волькшу. Не было сомнения в том, что венед понял каждое слово ярла, но в его лице шеппарь не находил даже крошечной тени радости, гордости или алчности. Можно было подумать, что все сказанное никоим образом его не касалось. Конечно, он не имел понятия о том, как у викингов принято делить добычу, но было достаточно посмотреть на сродников Ларса, чтобы догадаться, сколь велико желание Уппландского правителя заполучить к себе Каменного Кулака.

– Ларс… – закончив загибать пальцы, прогундосил один из сродников ярла.

– Заткнись! – рявкнул на него хозяин дома: – Такие труворы родятся в пять колен один раз. И я не хочу, чтобы Кнутнев достался конунгу. Понял!

– А ты, Хрольф, – оборотил ярл гневное лицо к шеппарю: – Кончай волокиту! Называй свою мзду и покончим с этим.

Племянник Эрланда продолжал молчать, пережевывая непрожаренное мясо. «Не хочу, чтобы Кнутнев достался конунгу!» Вот, оказывается, как высоко может взлететь венедский парнишка.

– Так тебе мало бонда и семисот крон! – прорычал Ларс.

– Бонда и ПЯТИСОТ крон мне достаточно, – холодно поправил его Хрольф.

– Ты думаешь, Кнутнев не согласится на пятнадцатую долю добычи? – ярл прищурил глаз, слова шеппаря были очень похожи на согласие, но таковым пока не являлись. Что-то еще не устраивало хитрого сына бондэ.

– Спроси это у него сам, – с вызовом ответил сын Снорри.

– Ты смеешь издеваться? – взвился синеус Ларс: – Как я спрошу у него, когда ты его не изволил привезти?!

– Я привез его, – ответил Хрольф и в очередной раз посмотрел на Волкана. Лицо Годиновича потемнело, а когда глаза венеда и свея встретились, точно целый жбан холодной морской воды окатил шеппаря с головы до ног.

– Где же он? – спросил ярл, заподозрив, что племянник Эрланда мог оставить ратаря сторожить лодку.

Хрольф отхлебнул эля, чтобы сглотнуть сухой комок в горле, и выдавил:

– Здесь.

Настала очередь Ларса хлопать глазами. За свою долгую жизнь, из сорока лет которой, он провел в походах не меньше тридцати, ярл научился видеть людей насквозь. За это время плечом к плечу с ним бились лучшие форинги[129] и хольды. Единожды взглянув на ратаря, ярл всегда мог сказать кто перед ним: обычный воин или трувор. С недавних пор ему даже не надо было видеть бойца, достаточно было взглянуть на его поверженного врага. А нынче сын бондэ утверждал, что за обеденным столом все это время сидел Каменный Кулак, а ярл так и не сумел его распознать! Неужели он ошибся и рыжий верзила, явно не понимавший ни слова по-свейски, и был тем чудо-воином?

– Я его не вижу, – честно признался синеус Ларс: – Ты, похоже, смеешь издеваться надо мной?

– Нет, синеус Ларс, у меня и в мыслях такого не было, – ответил Хрольф.

– Так покажи мне его! – рявкнул ярл.

Шеппарь молча ткнул пальцев в Волкана.

– Что-о-о!? – руки правителя Уппланда затряслись от гнева: – Ты смеешь утверждать, что вот этот червяк… этот стручок… этот сопляк победил Большого Руна одним ударом?!

Хрольф, а вместе с ним и Ульрих закивали головами.

– Да вы что, держите меня за лопоухую сумь? Его же не то что Рун-Разрушитель мог двумя пальцами покалечить, но и любой из моих хольдов об колено переломит!

Шеппарь ждал, что Варг после этих слов взовьется и начнет защищать свою часть, но венед молча смотрел перед собой и думал о чем-то далеком от Дрергескапура.[130] Его унижали, обзывали чуть ли не безбородым, а он даже брови к переносью не свел.

– Ну что же ты, Варг? – в полголоса спросил Хрольф.

– Что я? – поднял голову Волькша: – Он прав: я не Каменный Кулак.

– Как это? – поразился шеппарь и противные мурашки побежали по его спине: – А разве не ты свалил Большого Руна одним ударом?

– Нет, – ответил Волкан.

– А кто?

– Мать Сыра Земля. Это она дает моему кулаку силу.

– Не понимаю, что ты такое говоришь, венед…

– Ты ответишь за свои слова! – кричал тем временем синеус Ларс: – Ты поплатишься! Если твой недомерок на кулаках не победит сейчас моего фолька, скотта Гронта, то вы забудете не только дорогу на Адельсён, но и вообще никогда больше не ступите на землю Свейланда! Будете вечно гнить в море или на вашей Бирке! Вы поняли меня?!

Хрольф мрачно кивнул. Его бонд на восточном побережье и пятьсот крон растаяли, улетучились как дым, как сладость от выпитого эля. Осталась только отрыжка и резь в глазах. Какая такая Мать Сыра Земля? Как она может давать силу этому венедскому заморышу?…

О скотте Гронте знали на всех островах Мэларена. Ларсовым фольком он лишь именовался. На самом же деле он жил почти как хольд. И все благодаря своему кулачному умению. Отправляясь ко двору конунга, Ларс всегда брал его с собой, и скотт потешал знать, отделывая кулаками любого смельчака. Уппландский наместник, не задумываясь, ставил на Гронта и всегда выигрывал серебро, невольников или даже земли. Конунг не раз выражал желание купить у ярла его кулачника, но тот неизменно находил способ отказать.

Едва только разнесся слух о поединке, гульбище и двор Ларсова дома заполнились любопытствующеми, как мережа плотвой. Давненько Гронт не махал кулаками на Адельсёне. Посмотреть на потеху сбежались даже окрестные бондэ.

Скотт оказался невысок, но плечист без меры, а узловатые его руки свисали почти до колен. На двор он вышел без рубахи и в скоттландской клетчатой юбке. Кучерявые рыжеватые волосы росли у него даже на костяшках пальцев, а на теле так и вовсе кустились без всякой меры. Словом, был он похож на какого-то улыбчивого мохнатого зверька, и в другое время Волькша непременно сообразил бы, кого из лесных жителей напоминает Гронт.

– Хрольф. Хрольф! Ничего не выйдет, – втолковывал Волкан шеппарю: – На драккаре остался короб с землей. Пусть Олькша сплавает и привезет мне хотя бы горсть! Без этого ничего не выйдет!

– Что? Какой короб? Какая земля? – плохо соображал Хрольф. Толпа гудела вокруг. Все ждали приказа Ларса к началу боя.

– Хрольф! Послушай меня. Помнишь я в Верховьях Волхова просил причалить к берегу?

Шеппарь кивнул. Помнил – не помнил, какая разница!

– Я тогда вернулся с большим коробом, который запретил открывать. Так вот, в нем Мать Сыра Земля. Родная. Волховская. Она мне силы дает. Когда Рун за мной гнался, я только тогда с ним лицом к лицу встретился, когда в кулак Земли набрал. Понимаешь?

Хрольф опять кивнул. Сказанное Варгом влетало у него в одно ухо, а вылетало из другого.

– Хрольф, надо отложить кулачки! Надо послать Олькшу, чтобы он привез мне Земли! Понимаешь? Хрольф?!

Шеппарь поднял на венеда пустые глаза, в которых отражалась лишь мысль о том, что его земельный надел уплывает от него, как весенняя льдина по быстрой реке.

– Гронт! Вздуй его! – прокричал с гульбища Ларс.

– Хрольф! – отчаянно вскрикнул Волькша: – Надо отложить! Хрольф!

Но слуги ярла вытолкали венеда в круг, где уже подпрыгивал скотт. Увидев перед собой шестнадцатилетнего перепуганного парнишку, кулачник опустил руки и выразительно посмотрел на своего хозяина. Дескать, это что – шутка? Ларс дернул щекой, что могло означать: ну, наподдай ему слегка. Гронт хмыкнул, поднял кулаки и вновь заскакал по кругу, точно согревая замерзшие ноги.

Волькша наклонился и поскреб ногтями суглинок двора. Но никакой силы, никакой уверенности она ему не придала. А что было ожидать от чужой земли? Ох, Хрольф, Хрольф.

Вокруг гомонила толпа. Смешки. Плевки. Брань.

Белоснежная улыбка скотта оказалась вдруг совсем близко. Рассекая воздух, просвистел его кулак. Но не достиг цели. В последнее мгновение Волькша успел уклониться.

Его увертка вызвала гул недовольства зевак и одобрительный кивок Гронта. Волкану даже показалось, что скотт подмигнул ему. Дескать, ты не так плох как кажешься, но я тебя все равно отлуплю.

В следующем выпаде Ларсов фольк обрушил на парнишку целый разносол ударов. И прямой, и с боку, и снизу. Однако итог был тот же. Только мошкара, вившаяся над людьми, разлетелась в страхе.

Скотт тряхнул головой. Его улыбка превратилась в оскал. Этот верткий сопляк наносил его бойцовской славе ощутимый урон. Безжалостная толпа начала брызгать слюной и в его сторону.

Следующий наскок Гронта был подобен урагану. Казалось, не было места, где бы не мелькал его рыжий кулак. Но ни один его удар не попал в Волькшу. Разве что несколько раз чиркнул рубаху.

Волкан не видел себя со стороны, но стоило ему увлечься боем, как и он запрыгал, подобно своему противнику. Оказалось, что так гораздо легче делать резкие отходы и уклонения. Вот только кулаки Волькши безвольно маячили возле груди: некоторые удары скотта он все же гасил локтями. Это было болезненно, но терпимо.

– Гронт! Разрази тебя Тор, перестань играться! Размажь его, наконец! – заорал с гульбища Ларс.

А скотт уже тяжело дышал. Еще бы, вложить столько сил в сотрясание воздуха!

Кулачник остановился. Надо было искать к уворотливому парнишке другой подход. Но больше всего человека в клетчатой юбке злило то, что за весь поединок противник так ни разу и не попытался нанести встречный удар. Сопляк точно вообще не собирался драться, а лишь изматывал противника увертками. Может статься, в этом и была его задумка. Вымотать, а уже потом биться. Слушая свое тяжелое дыхание, Гронт понимал, что парню почти удалось осуществить эту коварный замысел. Еще несколько бесполезных выпадов, и руки скотта станут как соломенные, а перед глазами запляшут глумливые эльфы.

Волькша тоже остановился. Его дыхание так же нельзя было назвать легким. На лбу выступил пот, а под коленками нарастала противная дрожь. Никаких мыслей о том, как закончить этот поединок у него не имелось. А вот желание завершить его можно быстрее было так велико, что Годинович, подыскивая слова, дабы предложить Гронту закончить все мировой, опустил руки.

В следующее мгновение короткий удар вонзился Волкану в грудину. Не сильный. Сделанный наобум. Но он пришелся как раз в медвежий коготь, что висел у Волькши под рубашкой. От резкой боли Годинович сжался и тут же получил другим кулаком в лоб. Нельзя сказать, что это был хваленый удар Гронта. Скорее шлепок, чем удар. Но от него Волкан отлетел к толпе и упал на чьи-то руки.

– Наших бьют! – заревел у него над головой бас Ольгерда.

В следующее мгновение Рыжий Лют бросил Волькшу на землю и, перешагнув через приятеля, встал перед скоттом. Тот даже обрадовался смене противника, потому как вставший перед ним верзила явно не был наделен той же увертливостью, что и мальчишка.

Другое дело, что и кулачный бой был здоровяку нипочем. Несколько ударов Олькша вообще не шевелился, точно вникая в происходящее. Потом он выдохнул и насел на скотта точно они стояли в кулачной стенке. Однако, удалое размахайство Ольгерда причинило Гронту не больше вреда, чем ветер. Теперь уже Рыжий Лют вовсю негодовал на изворотливость противника.

Но его возмущение, не в пример прежней озадаченности скотта, нашло свою отдушину гораздо быстрее, чем ожидал Ларсов фольк. Сказалась наука Приладожских «походов» Рыжего Люта. Во время следующего выпада Олькша перехватил правую руку соперника за запястье и с силой ткнул Гронта его же собственным кулаком в нос. От неожиданности тот опешил. И в тот же миг он был спеленат Олькшиными лапищами и бешено задрыгал ногами в воздухе. На мгновение к Ольгерду пришла мысль повторить выходку с прижиманием соперника задницей к земле, но, вспомнив, во что она вылилась, Рыжий Лют прогнал ее прочь. Вместо этого он поднял скотта над головой, разбежался и бросил его в самую гущу толпы.

Хохот и гвалт поднялся такой, что в дальних домах жалобно замычали, пригнанные для дневной дойки коровы…

– Этот рыжий, конечно, не Каменный Кулак, – сказал Ларс Хрольфу, когда они, все еще хохоча, вернулись в трапезную: – Но я дам тебе за него сто пятьдесят крон мзды. Отпустишь его ко мне? Может из него и вырастет хольд.

– Да он туповат, – доверительно поведал шеппарь.

– Так дружиннику много думать и не надо. Так как?

– Согласен, – кинул головой Хрольф. Хоть и не бонд с пятьюстами кронами, но и не семьдесят монет, что давали за рыжего на Рюнмарё. А мзда она даже в Моравии мзда.

Пропавший

С Адельсёна возвращались втроем.

Молчали.

Уле клял судьбу за то, что не ему в голову пришла мысль выставиться перед синеусом Ларсом. Гёт как-то не думал о том, что непревзойденный кулачник Гронт мог свалить его двумя-тремя ударами, и тогда вместо потехи и славы, вышел бы позор и унижение и на его, Уле, голову, и на Хрольфа, да и на всю Бирку. Ему казалось, что рыжий венед нарочно договорился со своим увертливым сродником, дабы тот измотал скотта, а потом уступил ему победу и почести. Вот ведь хитры словены! И когда только перемигнулись? А ему, Ульриху, гёту из гётов, так и сидеть теперь загребным на видавшей виды посудине в манскапе «потрошителя сумьских засек»!..

Волькша вспоминал, как дважды покривился Ларс глядя на Олькшу. Первый раз, когда тот не сподобился ответить по-свейски даже на вопрос как его зовут. Странно было, что Рыжий Лют вообще согласился податься к ярлу в дружинники. Одно дело на Ильмень-озере. Там он хотя бы мог ответить словом на слово. Как он мыслил себе житие среди варягов на собачьих правах? Ни спросить, ни пожаловаться. Не иначе как Ольгерд решил, что все викинги – разудалые и приветливые парни вроде Уле и будут сколько надо морщить лбы, пытаясь внять, что хочет от них венед в дорогих сапогах. Но разве втолкуешь рыжему упрямцу, что все на самом деле вовсе не так? Как же! Его же, обуча сыромятного, сам синеус Ларс, ярл Уппланда, да за богатую мзду из Хрольфова манскапа в свои дружинники переманил. То-то слава! Почитай свейский ярл словенским князем нос подотрет и за пояс, как рукавицу, заткнет.

За такие речи Волкану опять захотелось съездить приятелю по конопатым мордасам. Может потому, и не усердствовал он в образумлении Олькши, что озлился на его поганые слова. Пусть теперь сам за свою гордыню полыни с лебедой взамен медовых пряников откушает.

Даром что ли Ларс, узнав, что венедский ратарь и Хрольфу, и ему достался без всякой брони и оружия, с одним только самодовольством и неумеренной прожорливостью, плюнул в землю, головой покачал и в палаты свои пошел. Дескать, делай сам себе булаву из соснового комля, а щит из щепы, бранное железо сам себе в бою добудешь, если сумеешь выжить…

Шеппарь, сидя на носу лодки, тоже хмурился. Хотя ему и удалось чудом избежать позора и даже разбогатеть на уступке рыжего венеда ярлу, он никак не мог понять, чего ради Варг скоморошничал перед Ларсом. Что за чушь он лепетал перед поединком про какую-то Мать Сыру Землю? И ведь так рьяно врал венед, что Хрольф почти поверил в то, что ничего путного не получиться и поединок с Гронтом осрамит его на весь мир, смешав его имя с коровьим навозом на веки вечные. Да и во время боя венеда со скотом шеппарь изрядно перетрусил. Ему ли не помнить, как на Волховском льду парнишка, выскочив из-за плеча Ольга, с одного удара погасил для Хрольфа свет солнца. А нынче Варг уворачивался от скотта так, что тот чуть не верещал от негодования, а сам даже ни разу не попытался стукнуть Ларсова фолька.

Хрольф смотрел в спину парнишке, усердно налегавшему на весла, и разные толкования минувших событий роились у него в затуманенной элем голове. Как не рядил шеппарь, как не складывал черепки разрозненных мыслей, а все выходило нечисто. Ну, не верил свей в то, что Варг устроил весь этот балаган, дабы не попасть в дружину к Ларсу, и тем самым лишить его, Хрольфа и обещанного бонда, и денег. Может хитрый венед думает, что сумеет заполучить у простого шеппаря большую долю, чем предлагал ярл? Даже если так, то он должен был соображать, что добыча Ларса завсегда в разы больше, чем та, что когда-либо придет в руки к Хрольфу. Так что же тогда? Надлежало выяснить это как можно скорее. На следующее утро, например.

Однако Фригг[131] и Фриггита рассудили иначе. В отличие от жены Одина женщина, родившая Хрольфу двух детей, мальчика и девочку, не была обременена мудростью и величием нрава. На заре следующего дня она встала не с той ноги, что случалось с ней довольно часто, когда муж бывал дома. И жизнь Хрольфа превратилась не то что во владения сухоногой Хель, а в подземную страну во время Рагнарека, как раз в разгар Последней Битвы.

Нельзя сказать, что прочие жены викингов отличались кротостью повадок, но такую валькирию, как Фриггита, надо было еще поискать.

Весь манскап предпочитал убраться из дома Хрольфа, когда его наполнял истошный крик жены шеппаря. Она была недовольна всем. И тем, что за десять лет муж не сподобился завести приличных фольков: от двух сумьских старух, что помогали ей по дому, было не больше пользы, чем от беззубых собак на охоте. И тем, что одевалась она хуже чучела, от чего иной раз стеснялась выйти из дома, глядя на наряды других фру, у которых мужья не дрязгались по северным закоулкам Восточного моря и не обворовывали нищих лопарей, а плавали за добычей к франкам, англам или фламандцам. И тем, что за все это время пока она надрывалась на хозяйстве, голодала и буквально ходила в обносках, при этом то и дело рожая Хрольфу детей, он подарил ей всего два серебряных обруча на шею, тогда как у других шеппарьских жен их по три, а то и по четыре.

Негодовать – кричать и ворчать – Фриггита могла днями напролет. На нее не действовали ни просьбы уняться, ни окрики, ни побои. Стоило ей оседлать хромого конька своей сварливости и она могла скакать на нем хоть целую седмицу. Постороннему человеку было достаточно послушать ее самую малость, чтобы понять, отчего Хрольф последние годы оставался зимовать на Ильменьском торжище.

Приступ склочности, однако, не мешал Фриггите получать от мужа причитающееся ей супружеские ласки. Каждую ночь ее сопение и мычание мешало спать холостым гребцам, жившим в другой части Хрольфова дома. По утрам шеппарь выглядел усталым и часто устраивался подремать где-нибудь в укромном месте. Не будь его жена так жадна до бабской услады, он велел бы скликать манскап уже через день, после того как репейник прилип Фриггите под язык.

Ни шатко, ни валко прошло десять дней. От скуки ли, из любопытства ли, подогретого событиями последних дней, но люди Хрольфа наконец выказали внимание Волькше. Теперь он узнал о них не только то, что нужно, дабы поддерживать дружескую беседу, а гораздо больше. К своему удивлению Годинович выяснил, что он – не единственный инородец в манскапе. Ёрн, гребец, чей лицо украшал глубокий шрам от брови до подбородка, был фламандцем, а Гунес, варяг без особых примет и достоинств, – пруссом. Оба они утверждали, что не были отпущенными или сбежавшими фольками, а подались в шёрёверны по воле судьбы и по велению сердца. Волькша так обрадовался возможности обучиться новым языкам, что через несколько дней оба «не-свея» только что не прятались от него по закоулкам острова.

Каждый день по нескольку раз Волкан, сам того не замечая, оказывался на северо-западном берегу Бирки, с которого Адельсён был виден в любую погоду настолько, что можно было разобрать, что делают люди с другой стороны пролива. Он не хотел в этом сознаваться, но ему не хватало Рыжего Люта, его щербатой ухмылки, его конопатой ряхи. А, может быть, Волькше просто было не с кем перекинуться парой венедских слов.

А Олькша же точно забыл о своем приятеле и сроднике и не казал носа с острова Знати. Чем больше проходило времени, тем сильнее злился Волькша, тем упорнее он сопротивлялся желанию выпросить у Хрольфа лодку и сплавать на Адельсён самому.

По Бирке поползли слухи о неудачном плавании людей Ларса за данью. Это даже походом трудно было назвать. Ярл послал одни драккар в устье Одры забрать то, что ему причиталось. Кроме гребцов на корабле было всего три хольда и, понятное дело, ни одного берсерка. Странно знакомое название было у того местечка – Винета. Да и остров, на котором оно находилось, звался Волен.[132] Не иначе там и жили те самые западные венеды, которые по рассказам Годины верили в Давну, деву-охотницу. Однако повествуя о неудачном походе, варяги говорили о каких-то турпилингах[133] и хижанах,[134] что живли там в вечной вражде. Через эту бесконечную свару одерские народы были слабы и вечно платили дань и свейским ярлам и даннским конунгам.

Но, как говорят, даже затравленный зверь иногда показывает зубы. Так и жители Винеты, уставшие от варяжской жадности, сумели позабыть племенные склоки и встали плечом к плечу дабы не отдавать свеям дань, которые несколько лет до этого исправно платили. Произошло ли это от гордости или от отчаяния, люди Ларса уразуметь не смогли, но только решимости жителям Винеты было не занимать.

Викинги высадились на Волине, даже не достав шлемы из корабельных сундуков. Они вошли в городок нестройной толпой, как хозяева, вернувшиеся с прогулки. Не сразу заметили они настороженную тишину, висевшую над городцом. Разве не странно, что среди дня на улицах не копошились дети, а женщины не судачили о житейских делах? Но это варяги уразумели задним умом, когда из-за домов начали выбегать люди с луками и самострелами, с длинными ножами и пиками. Викинги опешили, как бараны упершиеся в новые ворота. Засвистели стрелы. В возникшей суматохе кто-то из хольдов призвал напасть и приструнить строптивцев. Но большинство викингов сходу оценили число нападавших и сочли разумным не слушать голос гордости.

Уже в море, залечивая раны от стрел, люди Ларса обнаружили, что на драккаре недостает двух гребцов. А поскольку на Адельсёне манскап собрали наспех, и гребцы знали друг друга плохо, то вспомнить, кто именно пропал в бегстве с Винету, они не смогли.

Ходили слухи, что синеус Ларс даже вырвал себе клок волос от гнева, но тем ни менее полный сбор своей дружины не объявил. «Они только того и ждут», – буркнул Уппландский ярл: «Не иначе как они там собрали охотников со всех низовьев Одры. Надо подождать пока они разъедутся собирать урожай с полей и уж тогда нападать. Тогда и дань возьмем и добычу». Так рассудил хитрый Ларс и отложил месть до осени.

В день, когда слухи о засаде в устье реки Одры дошли до Волькши, Годинович запрятал на гордыню в дальний схорон и отправился на Адельсён. Что-то подсказывало ему, что среди тех, кто не вернулся с Волена, мог оказаться Рыжий Лют. Уж так дуралею хотелось поскорей обзавестись бранным железом, что он был способен вызваться плыть куда угодно, только бы выслужиться перед ярлом. По причине своей дурной ретивости Олькша вполне мог лезть в драку, в то время как остальной манскап разумно отступил.

Узнав, что Ольгерд и правда пропал в злополучном плавании, Волкан заскрежетал зубами, так что люди Ларса испуганно переглянулись. И как только Олькша сумел напроситься в поход? Не иначе как, сидел возле мостков и ждал, не отчалят ли абы куда ярловы драккары.

Вот ведь осиновая колода!

Сидит небось сейчас спутанный в сырой яме и ждет своей судьбы. О том, что жители Винеты могли, не мудрствуя, убить Олькшу в неравном бою, могли захватить и споро казнить себе на потеху, прочим варягам в устрашение, Волькша почему-то не думал. Он ставил себя на место взбунтовавшихся данников и понимал, что те не будут до поры ни казнить, ни миловать пленников. Они будут ждать, когда синеус Ларс в отмщение за дерзость придет к острову со всею своею силою, и тогда попытаются обменять захваченных викингов на мир и ополовинивание дани.

Но Уппландский ярл был на много хитрее их. Он не собирался поступать так, как полагали за него турпилинги и хижане. И уж тем более ему было наплевать на судьбы своих никудышных ратарей, попавших в полон. Он и пальцем не шевельнет ради их спасения, даже невзирая на то, что всего десять дней назад он выплатил за одного из них изрядную мзду.

Выходило, что пока жители Винеты во всеоружии будут ждать нападения Ларсовой дружины, они Олькшу не тронут. Но что станется с ним, когда они решат, что свейский ярл, устрашившись их деяний и оставил город в покое?..

– Хрольф, отвези меня на Волин, – без обиняков попросил Волькша у шеппаря.

Тот вытаращил глаза, точно увидел говорящую рыбу.

– Хрольф, – настаивал Волкан: – Ольгерд пропал на Волине. Мне надо его вызволить.

– Откуда вызволить? – спросил Хрольф.

Годинович поделился с шеппарем своими соображениями. Спорить с ними было сложно, но рассуждения венеда ни мало не объяснили свею, почему он должен скликать манскап и отправляться на выручку ратарю, которой состоял уже в дружине Уппландского ярла.

– Он же мой сродник! – убеждал Волькша: – Если бы твой брат попал в яму на чужбине, разве ты бы не поехал его спасать?

По одной кровожадной улыбке, что промелькнула на лице сына бондэ, оставшегося без надела из-за коварства своих братьев, можно было понять, что Хрольф был бы только рад такому случаю.

– Хорошо, – сжал губы венед: – за то, что ты отвезешь меня на этот самый Волин, я отдам тебе свои сапоги.

Еще возле Ладони переобувшись в привычные обучи, Волкан так ни разу и не надевал княжеский подарок. И причина была вовсе не в том, что сапоги были ему велики. Просто в мягкой, шитой Торхом обувке ногам было вольготнее и шагалистей.

Хрольф, конечно, мог купить себе такие же, но это нанесло бы существенный урон его сокровенному кувшину с серебром, сберегаемым на покупку бонда. К тому же ежедневное зудение Фриггиты и ее же еженощные требования обильных ласк изрядно утомили шеппаря. А еще и лукавая богиня Вор нашептывала свею, что ему непременно надо посмотреть, многое или изменилось в одерских землях с тех пор, как он чуть не потерял свой драккар под Щецином.[135] Может статься, пока венед будет вызволять из плена своего непутевого сродника, его манскапу удастся чем-нибудь разжиться? А буде Ларс начнет серчать на то, что кто-то нанес урон его данникам, все можно будет свалить на Варга. Дескать, это была венедская затея.

Словом, поупрямившись для вида еще полдня, Хрольф согласился отвезти Волькшу на Волин и подождать его там в укромном месте от заката и до заката.

Волин

Никогда прежде Волькша не чувствовал себя таким потерянным и беспомощным. Все, чему учил его Година, все, что он узнал за последнее время сам, казалось ему никуда не годными отрубями, среди которых он искал и не находил ни единого здравого зерна. Сколько не просеивал Волкан разные житейские мудрости, ни одна из них не могла подсказать, что ему надлежит делать, когда драккар достигнет Волина. Что мог один Годинович против целого города, жители которого осмелились поднять руку на людей свейского ярла? Пробраться ночью и попытаться вызволить Олькшу из узилища внезапным наскоком на сторожей? Придти в городец среди бела дня и упрашивать жителей Винеты отпустить рыжего дурилу, упирая на то, что тот пришел к ним безоружным? Схитрить и наплести хижанам с турпилингами разных сказок об Олькше, так он сделал это с эстиннами на реке Нарове? Все эти задумки казались Волькше нелепее детского лепета. Вряд ли можно открыть узилище, не переполошив при этом весь городец, а слушать его байки и увещевания люди, готовые биться с варягами насмерть, станут только для того чтобы поглумиться.

Вот и сидел Волкан на своем сундуке, греб, что было сил, а тяжелая кручина застила от его взора даже спину гребца, сидевшего впереди, не то, что довольную морду шеппаря, красовавшегося возле родерпинна в новых сапогах.

Ньёрд был вежлив и кроток. Весь день он деловито подталкивал драккар в корму, так что гребцы могли не сильно надрывать свои спины. И все равно Гром совершил переход, на который обычно уходило полтора дня, и засветло пришел в залив полуострова Окселёзунде.[136]

Черные дымы полуострова были видны издалека. В другое время у Волькши от любопытства заболела бы шея, так часто он оборачивался бы к дымящейся земле. А нынче он лишь единожды взглянул на серую пелену, курившуюся на горизонте, и опять вернулся к своим мыслям.

Однако, когда манскап сошел на берег, никакая печаль не смогла помешать Волкану ошалеть от увиденного. Точно ульи на пасеке, вокруг громоздились плавильные домны. Година рассказывал, что на реке Малоге в болотных ямах роют камень с железной слезой, дробят его, а потом вываривают. При этом внизу котла получалось железное тесто, а каменная шелуха всплывает наверх. Тесто вываливали, шелуху отшибали молотами, делали черные крицы[137] и продавали. Волькша не раз видел у Ладонинского кузнеца эти железные чушки, но вот представить себе, как из болотного камня получается тесто, он не мог. Несколько раз он подбрасывал крицы в котел с похлебкой, но получал только взбучку от Ятвы.

На Окселёзунде все было совсем не так, как рассказывал Година. Домны были, меха, раздувавшие огонь в плавильнях были, повсюду лежали горы поблескивавшего железом камня, а вот молоточных ударов слышно не было. Едва прожевав вечернюю еду, Волькша помчался смотреть на то, что происходит вокруг домен.

Стемнело, и фольки под присмотром свейских умельцев работали при свете огненных печей и факелов.

Шум возле одной из печей усилился. Вероятно, там начиналось что-то очень важное. Волькша прибежал туда как раз вовремя. Длинным железным долотом свей, верховодивший над домной, пробивал дыру в средней ее части.

– Så! Så!!! Vara på bettet, bekväma svinen![138] – кричал он.

Вокруг толпились фольки, держа наготове глиняные лоханки на длинных ручках. Люди были напуганы и в то же время возбуждены происходящим.

– Jasе![139] – крикнул умелец и отскочил от домны.

Яркая струйка потекла из чрева домны.

– Еще! Качайте сильнее! Сильнее качайте, расплющи вас Тор! – шумел свей на людей у мехов. Фольки один за другим подставляли под струю свои лоханки. Наполнив, они расставляли их на земле. Откуда-то прилетел лист березы. Едва коснувшись поверхности того, что было налито в лоханку, он вспыхнул и сгорел в один миг.

Волькша смотрел на огненную струю, как завороженный. Ему и в голову не приходило, что за чудесные огненные сливки льются из недр домны.

Мимо пробежал кто-то из фольков. Венед отступил на шаг и больно ударился пяткой обо что-то твердое. Волкан нагнулся и нащупал на земле стопу железных чушек. Он поднял одну из них и осмотрел при свете домны. Сомнений не было, ее отлили в одну из лоханок на длинной ручке. Но она была совсем не похожа на те крицы, что пользовал Ладонинский кузнец, – в ней не было каменной крошки, да и на ощупь она была… более железной что ли… Когда Волькша бросил чушку обратно в стопу, она и звякнула куда звонче, чем венедская крица. Ладонинскому кузнецу надо было не один день калить в горне и охаживать чушку молотом, чтобы та зазвенела точно так же.

Тем временем, огненная струя иссякла, железо, разлитое по лоханкам, подернулось тонкой пенкой, пламя в домне перестало выть как осенний леший. Свей буркнул фолькам, чтобы те шли отдыхать, и сам двинулся к дому.

На следующее утро Волькша не поленился сбегать и посмотреть, что стало с отливками. Двое фольков вытряхивали чушки из лоханок, а остальные… разбивали молотами верх домны! В то время, когда венед подошел к ним, они лупили уже по чему-то черному и гулкому.

Подошел умелец и отправил часть работников за камнями и глиной.

Волькша огляделся.

Работники на соседней домне высыпали в раструб ее верхней части корзины железного камня. При этом низ плавильни был чумаз, точно пережил десяток пожаров, а верх красовался новенькой кладкой.

Вот ведь удумали варяги: разбивать часть домны, дыбы выбросить каменную шелуху, а потом возводить плавильню заново! И так каждый раз! Но зато отливки того стоили, ой, стоили. Только теперь Волькша понял, почему и сами викинги, и все окрестные народы так высоко ценили свейское железо, почему мечи из него не ломаются, а шеломы не раскалываются даже от ударов двуручной билы. Их железо было из другого теста!..

Еще три дня прошло в тяжелых раздумьях и изнуряющей гребле. После Окселёзунде Хрольф повел драккар почти прямо на юг. Оказавшись в открытом море, гребцы посерьезнели. Еще не стерлась из памяти буря, едва не потопившая корабль возле Большого Березового острова в Сумьском заливе. Однако в конце Травеня Восточное море редко выказывало свой нрав. Ньёрд и то нельзя было назвать свежим. Разве что вредным. Весь день он то и дело менял направление. Иногда Хрольфу приходилось вести драккар против встречного ветра, виляя туда-сюда, как рыба, плывущая против сильного течения. И манскап изрядно умаялся возиться со шкотами и брасами.

Солнце уже разбрасывало огненные дорожки с правого борта драккара, а земли все не было видно. Шеппарь мало помалу раскаивался в утренней лихости и забирал все больше к западу. И вскоре вокруг опять замелькали мелкие островки, больше похожие на притопленные камни. На ночлег устроились на полуострове, который почему-то назывался Былинным Островом,[140] если Волькша правильно истолковал его название.

Следующая ночь застала драккар Хрольфа в местечке с очень смешным названием Зеленая Куча,[141] что на острове Ёланд, вдоль которого он плыл при попутном ветре почти весь день. Это были уже даннские земли. Точно так же как и неприветливый остров Борнхольм, где свеи провели третью ночь своего плавания. Неприветливым Хрольф назвал его потому, что на всем протяжении его северо-восточного берега невозможно было найти ни одной сколько-нибудь укромной шхеры. Не то, чтобы каменистый берег был мало пригоден для высадки, но любая буря могла здесь расколотить драккар в щепки. Подходящий залив нашелся, когда уже и не ждали. А рядом был бонд человека, который в шутку называл себя Хитрилой.[142] В чем состояла его хитрость Волькша так и не понял. Лучше бы ему назваться Рубахой Парнем или Веселым Пропойцей, поскольку он накормил и напоил Хрольфов манскап от пуза, а взял за это всего четверть кроны.

– Завтра будем на Волине, – сказал шеппарь Волкану: – Только к твоей Винете по Одерским протокам мы не пойдем. Высадим тебя на северном берегу как раз напротив. Ногами дотопаешь. Со следующим закатом вернемся в то же место. Не появишься до захода солнца, сам виноват.

Эти слова Волькша уже слышал на Бирке. Было, конечно, неприятно от того, что Хрольф не поменял своего решения и намерен слово в слово отработать новые сапоги. Но что с него взять, с варяга? Его сердце давно просолилось так, что его ничем не проймешь.

В эту ночь Волкан почти не спал. Он ворошил в голове все, что хоть как-то могло пригодиться ему на Волине. Но, если уж за четыре дня ничего дельного не придумалось, то, видно, поступать придется по Мокшиной прихоти. А она – баба лукавая и прихотливая.

Под утро венед все же покорился Дрёме, и та отвела его обратно на Ладожку и дальше к дому Кайи. Олоньская охотница была так рада его приходу, что вместо того, чтобы спуститься по лестнице, спрыгнула вниз от дверей своего дома. Она опускалась на землю медленно, точно пушистое семечко одуванчика. Ее широкое платье раздулось, обнажив налитые бедра, упругий живот с клинышком золотистого кучерявого меха внизу. В следующее мгновение они уже стояли на берегу реки. Подстреленный селезень медленно уплывал по течению. Кайя загадочно улыбнулась и одним движением разделась догола. Соски ее налитых грудей набухли. Она провела по ним руками и двинулась к реке, но вместо того, чтобы погрузиться в воду, пошла по ней как посуху. Волькша, ощущая во всем теле дрожь неуемного томления, пошел за ней следом. Девушка наклонилась, доставая утку из воды, ее перси колыхнулись, но косы цвета весеннего одуванчика прикрыли их. Нога Волькши коснулась воды. Та оказалась тверда, как лед. Он сделал шаг навстречу Кайе. Она игриво отбросила косу, погладив при этом грудь. Но тут хлябь разверзлась, и Волькша провалился в воду. Острый холод мгновенно проник сквозь одежду…

– Варг! Вставай! Еду проспишь! – хохотал Ёрн, брызгая Годиновичу воду в лицо: – Ты так чмокал губами во сне, что мы чуть не обгадились от смеха! Что тебе снилось? Небось, девка?

Волкан спросонья был готов вспылить. Ему померещилось, что весь манскап паскудно подглядывал за ним и Кайей. Но, набрав в грудь побольше воздуха, чтобы наорать на варягов, Годинович опамятовал и отшутился:

– Неей, Ёрн. Какая там девка. Мне сочная кабанятина снилась. Целая нога. Только-только с жаровни.

Свеи сглотнули слюну и понимающе завздохнули. Как ни гостеприимен был Хитрила, но и у него по утру в котле булькала все та же крупяная каша.

Последний день пути был хмур, но почти безветренен. Хрольф обвел драккар вокруг Борнхольма и направил его на юг. Он то и дело прикладывал к глазу кусок какого-то прозрачного камня и крутил головой.

– Что это он делает? – спросил Волькша у седевшего перед ним гребца.

– Ищет Соль на небе, – ответил тот с нескрываемым удивлением. Дескать, как можно этого не знать.

– А как он его ищет? – невозмутимо продолжил расспрашивать Волкан.

Гребец хмыкнул, но все же рассказал ему, как однажды Гулльвейг[143] украла солнце и спрятала за тучами. Ночи сменялись днями, а Соль все не проливал свое тепло на землю. Стало очень холодно. Даже в Асгарде, чертоге Асов, все покрылось льдом. С Иггдрассиля начали опадать листья. И тогда супруга Ньёрда Скади вспомнила, что когда Имир[144] первый и последний раз увидел Соль его глаза разлетелись вдребезги. Страх, охвативший Имира в тот миг, застыл в этих осколках, так что они всегда видят солнце, где бы оно не пряталось. Скади нашла кусок глаза Имира. Асы посмотрели сквозь него на небо и тут же увидели, куда Гулльвейг спрятала Соль. Ньёрд разогнал тучи и опять стало тепло.

– Всякий шеппарь должен иметь глаз Имира, иначе в хмурый день он не сможет найти дорогу, – закончил свою повесть гребец и, оглянувшись, бросил на Волькшу многозначительный взгляд.

– Это очень мудро, – потешил Волкан его варяжскую гордыню. Хоть на какое-то время эта былица отвлекла его от мрачных мыслей.

Но стоило Годиновичу остаться один на один со своими раздумьями, как день показался ему еще серее. И не было у него осколка Имирова глаза, чтобы увидеть за тучами солнце…

И все же в последний миг сердце Хрольфа дрогнуло. Когда венедский парнишка уже спрыгивал с драккара в прибойную волну, шеппарь отворил свой сундук и достал оттуда видавший виды боевой топор и потрепанный щит.

– Не гоже руси идти в чужие места безоружному, точно последний фольк, – сказал он, протягивая Волкану оружие.

– Да я же… того… – замялся Волькша. Топором он прежде махал только, когда лес рубил или помогал отцу плотничать. А щита отродясь в руках не держал. Была возможность на княжеском дворе попробовать, да только он тогда все больше по думской части бегал и на дворе детинца с бранным железом не баловался. Им как-то все больше Олькша забавлялся. Так может оно и складно выйдет, буде Волькша задумает приятеля нахрапом вызволять. Какое-никакое, а будет у Рыжего Люта оружие. Для себя же Волькша загодя положил в кошель Родной Земли да за пазуху спрятал.

– Мы вернемся завтра перед закатом, – в который раз повторил Хрольф, точно сомневаясь в том, что венед верил его слову. Может, он и сам себе не верил, а, может, все же какая-то струнка ныла в его сердце при мысли о том, что он оставляет свою русь в одиночестве на чужом берегу.

Поблагодарив Хрольфа и манскап за вспоможение, Волькша ступил на землю Волина.

Только-только начало вечереть, так что в Винету, до которой, как сказал шеппарь, было рукой подать, он должен был придти еще засветло.

Винета оказался не простым городцом вроде Ладони, а торжищем. Знатным. Красивым. С обильными торговыми рядами и множеством пристаней. Всякий купец или гость возвращаясь из верховий Одры прежде чем выйти по протокам в море непременно останавливался здесь хотя бы на день.

Как же это Ларсу удалось обложить данью эдакий городище? Нет у них что ли своей торговой дружины с воеводою? Вон, хоть и мал Торжок, что на речке Тверце, а и там не забалуешь. Найдется кому вора да смутьяна за рога и в правила поставить. А в Винете что же? Уже ли полторы-две сотни варягов, – больше Уппландский ярл сюда не приводил, могут на все это великолепие пясть[145] свою наложить?

Выходило, что так оно и было. Не даром же говаривали на Бирке, что тутошние языки никак друг с другом столковаться не могу. А ведь навряд ли их на Волине больше, чем в Гардарике, где кроме венедских говоров только водьских наречий не меньше десятка, так ведь еще и сумь с карелою.

На входе в городец Волькша опешил. Стена вокруг торжища была добрая, с три человеческих роста, а вот ворот в частоколе не было. То есть их не было на положенном месте. Случись что, так оборону города и запереть нечем. Разве же это порядок? И куда только городские старшины смотрят? Впрочем, новые, из цельных стволов сколоченные створки обнаружились внутри города недалеко створа. Не сегодня-завтра их поставят в петли и все будет чин по чину.

Дома в Винете были, пожалуй, не такие большие, как у свеев, зато казались светлее и радостнее. Некоторые жилища были крыты дерном, но, в основном, по венедскому обычаю, – дранкой, а то и вовсе глиняными черепками.

Никто не обратил внимания на щуплого путника, вооруженного плохеньким ратным топором и старым варяжским щитом. Никто не спросил его за какой надобностью явился он сюда. Торжище – оно торжище и есть. Не будет гостей, не будет и торговли.

Пройдя через ряды лавок, Волькша свернул на улочку и постучался в первый же дом. Если бы ему задали вопрос, зачем он это делает, что он ищет в этом доме, Волкан не нашел бы что ответить. Он поступал так, как подсказывала ему Макошь, а ее блажь разумом не осилить.

Дверь открыл мрачный, как сон камня, человек и безмолвно уставился на пришлеца.

Волькша уже открыл рот, чтобы поприветствовать хозяина дома, но осекся, и не потому, что не знал, что сказать, а потому, что лицо винедца показалось ему знакомым.

Годинович вгляделся и невольно заулыбался.

Да! Конечно! На Масляной неделе Волкан не раз помогал этому человеку, толмача с фалийского на прочие языки ярмарки. Его звали… Альферт. И он точно был с Одры! Вот это встреча! Одна беда, весной на Ильменьском торжище не было гостя улыбчивее и смешливее, чем фалиец, а двери Волькше отворил человек-туча. Может статься, это его брат?

– Guten Abend, Herr Alvert,[146] – не очень уверенно произнес Годинович.

Человек в дверях удивленно поднял брови, в свою очередь всмотрелся в лицо парнишки, и на несколько мгновений к нему вернулась знакомая приветливая улыбка.

– И тебе добрый вечер. Ты ведь… сын Готтина… Варглоб, да?

– Да, Херр Альферт, это я, – несказанно обрадовался Волькша.

Вот ведь Макошь, вот затейница!

– Заходи. Я рад принимать у себя в доме сына моего друга, – сказал хозяин, пропуская Годиновича внутрь.

Улыбка опять стерлась с его лица, но теперь оно казалось скорее печальным и озабоченным, чем мрачным.

В горнице с очагом, где вкусно пахло едой, Волькша узрел дородную фрау – хозяйку дома, молодца на пару лет старше себя и трех девчонок от двенадцати до пяти лет отроду. Фёйлены дули губки и старательно делали вид, что помогают матери, а юноша бросив на Волькшу взгляд полный тоски, отвернулся к огню.

– Да, не в лучший час пришел ты в мой дом… – вздохнул Херр Альферт и тем ни менее представил: – Рудгер, девочки, Магда, это Варглоб, сын Готтина-толмача с далекого Ильмень-озера. Я вам о нем рассказывал. Очень способный и учтивый юноша. Он очень помог мне в этом году, когда я торговал там меха для…

На последних словах его голос упал, а сам он уставился на огонь точь-в-точь, как его сын.

– Может быть, мне лучше уйти, Херр Альферт, – предложил Волькша, чувствуя, что и правда явился в этот дом не вовремя. Тень большого горя колыхалась в каждом углу обеденной горницы.

– Нет, Варглоб, – спохватился хозяин: – Даже и не думай. Ты не взял с меня мзды на торжище, так что я твой должник. Раздели еду и кров с моей семьей. Хорошо?

– Хорошо, Херр Альферт, – согласился Волькша, поскольку понятия не имел куда он пойдет, если и правда покинет этот дом.

Венед с волнением ожидал расспросов. Если у него и были какие-то задумки на разговор с незнакомым жителем Винеты, но к встрече со старым знакомцем своего отца он был не готов. Однако время шло, а Альферт ни словом не полюбопытствовал, что привело Волькшу к дверям его дома.

Когда опустошенные взгляды семейства, печальные вздохи и ответы невпопад стали невыносимы, Годинович собрал в кулак все свое красноречие и начал выяснять, что же случилось в доме весельчака Альферта.

Купец долго отнекивался, но потом все же поддался на уговоры Волькши и поведал свою беду.

Хотя вряд ли это было только его несчастьем. Так или иначе это касалось всей Винеты.

Как и злословили на Бирке, по Волину испокон века гуляли междоусобицы. Сосед гневался на соседа. Поножовщина была на острове столь обыденным делом, что о ней даже никто и не судачил. И все по тому, что ругии и турпилинги жившие здесь с незапамятных времен были недовольны появлением в этих краях венедов хижанского и лютического племен. Впрочем, и сами германцы были не прочь побиться друг с другом на ножах. Все понимали, что никому нет пользы в этих сварах, но продолжали браниться.

Через этот постоянный раздор западную часть Волина подмяли под себя данны, а восточную вместе с богатой Винетой – обложили данью свеоны.[147] И, казалось не было никакой возможности помирить разрозненные народы острова.

Но весной прошлого года произошло нечто изменившее вековые устои. Рудгер, сын старшины Винетских турпилингов Альферта, влюбился в Броню, Брониславу, дочь Белсы, хижанского старшины. Ни порка, ни уговоры, ни сидение под замком на хлебе и воде, ни суточные стояния коленями на горохе, ничего не вразумляло Рудгера: «Что хотите со мной делайте, а я все равно возьму в жены Броню-красавицу».

– Да что уж тут говорить, красивее и разумнее фёйлены по всему Одеру не найти, – каялся Альферт: – К тому же и она похоже присохла к моему сыну. Хижанские женихи ей прохода не давали, а она, как заговоренная, смотрела на Рудгера и алела щеками точно наливное яблоко.

Делать нечего, стал Альферт мосты наводить к хижанскому старшине. А тот оказался душа-человек. И как только они за все прежнее время не сдружились. Вот что значит наследная тяжба, когда каков бы ты ни был, а если ты – хижанин, то непременно враг и обманщик. Альферт с Белсой на том выросли, отцы их этим вскормились, да и деды большими ложками сею соленую кашу наворачивали. А на поверку оказалось, что не важно, на каком языке ты в лавке торгуешься, важно есть ли у тебя сердце и совесть.

Через эту любовь Рудгера и Брони, через дружбу Альферта с Белсой начала в Винете достодавняя вражда утихать. Решать все стали на общих сходах. Тут и жить стали лучше. Богаче. Радостнее.

И осталась в городце одна печаль – свейская дань, хоть и не частая, но гнетущая. Вот как-то посчитали старшины своих людей по головам да и подивились: оказалось, что буде они вместе выступят, да еще и соплеменников со всего Волина кликнут, так они могут до тысячи бойцов поднять против варяжских двухсот. Пусть не все они горазды булавами махать, так ведь навалом можно и реку вспять повернуть.

Вот и решили с этого года свеям дани не платить, ворота, которые Уппландский ярл двенадцать лет назад приказал с петель снять, обратно вернуть и изготовиться гнать супостатов железом с Волинской земли.

Чтобы окончательно турпилингов и хижан узами кровными связать Винетский сход порешил этой осенью двадцать парней и девиц из обоих народов меж собою обженить. Сразу и по ляхетскому, и по германскому обряду. Понятное дело Рудгер и Броня первой парой в том свадебном хороводе должны были стать.

Но тут сварливые ругии, что проживали к западу от Волина, начали корить турпилингов за сговор с хижанами. Дескать, они нашу землю поганят, идолов своих везде ставят, вере наших отцов мешают.

На то у Винетских германцев был один ответ: «Если уж наш старшина, коей должен блюсти отцовские обычаи порешил породниться с хижанами, то мы только рады. Нет больше сил терпеть поножовщину. И так половина парней с той и другой стороны еще до жениховства калеками становятся».

– Да и не в отцовской вере и обычае была ругийская печаль. Убоялись они, что помирившись да породнившись Волинские турпилинги с хижанами станут над всем Одерским заливом верховодить, – пояснил Альферт.

Волькша сочувственно кивал головой. Хоть и не понимал он, как сосед на соседа может с ножом на улице броситься, но сомнений в том, что купец излагает истинную правду у него не возникло. Слова Годины о том, что у всякого народа свой обычай, он помнил назубок.

– Так ведь что удумали, ругийские трусы поганые! – Вдруг осерчал Альферт и глаза его кровожадно сузились. Нить его былица явно подходила к узловому месту.

– Восемь дён назад приплыли к нам от свеев послы за данью. Мы, как было между всеми Винетянами оговорено еще с зимы, встретили их не мясом и пивом, не сундуками с товарами и серебром, а стрелами да копьями.

Глаза Альферта при этом воспоминании разгорелись огнем отваги. Не иначе как сам он в первых рядах на варягов с булавой бежал.

– Струсили морские собаки, сбежали, – рокотал хозяин дома: – Даже двух своих щенков нам на поживу бросили. Мы их сейчас на цепи в подвале общинного дома держим.

От этих слов руки у Волькши онемели, а уши запылали как в перетопленной бане. Хорошо, что было уже темно, и горница освещалась только огнем в очаге. Хозяин так увлекся рассказом, что позабыл запалить масляную лампу, что стояла на полке рядом со столом.

– Какой же мы пир устроили! – качал головой Альферт: – Отродясь я такого застолья не помню. Из всех домов разносолов нанесли. Стол длиною в целую улицу поставили. Ох, и вкусно же хижанские фрау готовят. Не в обиду Магде, но уж таких кушаний, как за тем столом, я дома не едал. И такое тут братание началось, что любо-дорого посмотреть. Сколько колен бок о бок жили – рядились, а тут вдруг как одна семья стали. И море нам от того счастья было по колено и Одерская вода – слаще вина.

Упились и объелись защитники Винеты до поросячьего визга, оттого и не заметили, как лазутчики ругиев выкрали из дома Белсы красавицу Броню.

– Мы так думаем, это их Ларс надоумил. Сами бы они на такое не решились, – заскрежетал зубами Альферт: – Знали ведь, что мы готовимся город от викингов оборонять, и нам каждый парень будет для этого надобен… Так прислали, поганые нелюди, гонца с посланием: дескать, ждем вас в чистом поле на нашем берегу биться, а не явитесь, мы вашу Броню за сына нашего пастуха выдадим.

Хозяин дома потемнел лицом:

– Вот ведь, дети жабы и коровы! Псы подзаборные! Сроку нам дали всего седмицу. Как есть им эту пакость свеоны нашептали. В другое время мы бы тотчас на них пошли. Мы бы посрамили их, как детей малых. Да только не можем мы нынче городец без бойцов оставлять. Вот и ломают общины головы: пойдем вызволять Броню, викинги навалятся и Винету голыми руками возьму; а не придем мы на поле под их Зеленой Горой до послезавтра, не бывать Броне женой Рудгера. А без них и другие пары, которые без большой любви, а по племенному велению в чужие семьи идут, кочевряжиться станут. Того и гляди, смута промеж языков вернется… И пропала тогда Винета. Ларс за нынешнюю строптивость дань удвоит. Да и вообще не жизнь это будет тогда, а одно горемычество…

Ругии Зеленой Горы

Ночь давно достигла своего черного, безлунного дна и начала подниматься к рассвету, когда Альферт закончил рассказ о своих бедах. В очаге перемигивались последние догорающие угли. На столе остыла мясная снедь. Только кувшин с пивом опустел. Магда давно увела дочерей наверх, а Рудгер, не имея сил выслушивать сею печальную повесть, куда-то ушел из дома.

Оба, и хозяин, и гость, были мрачны. Но если лоб старшины Алферта сминали морщины отчаяния, то Волькша хмурил брови от мрачной решимости. Конечно, негоже извлекать выгоду из чужой беды, но в тот час, когда хозяин дома, поведав ему о своей кручине, умолк, Волкан яснее ясного увидел, что Макошь привела его в этот дом неспроста. Возможно, Альферт был тем самым человеком, которого Годинович собирался искать в Винете. Выслушав его увещевания, старшина турпилингов мог отпустить Олькшу без всякого выкупа или повинности. Но в это утро Годинович был далек от мысли вымаливать свободу для своего непутевого приятеля. Прежняя кровавая смута не должна вернуться в Винету! Это Волькша знал наверняка. А для этого надлежало вызволить Броню от ругиев при помощи…свеев.

Волькша понимал, что Хрольф никогда не согласится напасть на укрепленный городец ради спасения чьей-то невесты или благодати чужых народов. Но ведь порой можно и не поведать всей Правды, и это не будет Кривдой. Если сказать шеппарю, что турпилинги выманили всех защитников Хохендорфа[148] в чисто поле, и отдают варягам беззащитный городец своих супостатов в отместку за давние обиды, то Хрольф может и позариться. Вряд ли племянник Неистового Эрланда хочет всю жизнь прожить под кличкой «потрошителя сумьских засек». А набег на ругиев мог принести ему завидную добычу, если его люди будут быстры и умелы.

Оставалась лишь одна загвоздка: как в пылу набега отличить красавицу Броню от других женщин городка, а затем невредимой доставить на Волин?

Выходило, что без помощи Альферта, Рудгера или сродников девушки никак не обойтись. Но как объяснить турпилингу, что варяги, коих жители Винеты ненавидели и боялись, на этот раз могут сослужить им службу, о которой те и мечтать не могли?

Ох, и тяжкая это задача: разъяснять то, что чужому разуму непостижимо! Да еще и на чужом языке. Да еще и сквозь пелену чужого отчаяния…

Волькше пришлось рассказать едва ли не всю свою жизнь, начиная с того лета, когда Олькша оборотился в Рыжего Люта. Волкан и сам удивился, как много фалийских слов он перенял у Годины. Но и их порой не хватало. Тогда в ход шли венедские, свейские, латвицкие, словом все, что хоть как-то могли помочь. Альферт так увлекся рассказом своего гостя, что вовсю подсказывал недостающие слова. Так что к рассказу о жизни на княжеском дворе Волькша чувствовал себя в турпилингском как рыба в воде.

Байка про поругание Ронунга-костолома вызвал у хозяина дома такой приступ смеха, что заспанная Магда прибежала с верхнего прясла, думая, что с мужем стряслось неладное.

Когда речь зашла про подлый самосуд, что пыталась учинить дворня Гостомысла, Альферт печально покачал головой:

– Вот ведь не думал, что паскудство живет и на привольных берегах Волхова. А я-то обычно на Ильменьское торжище ехал, как на праздник. Нигде так вольготно и дружелюбно не торгуются как там. А тут, вот ведь, срам какой.

– Так срам же не на торжище, а среди княжеских подъедал, – встал на защиту родных краев Волькша: – Мой отец, Готтин, оттого и не идет на княжеские хлеба, что всю эту гниль насквозь видит.

– Это правильно, – согласился Альферт: – А дальше-то что приключилось?

Дальше Волькша рассказал про благородный поступок Хрольфа, спасшего парней от расправы. Описал бурю. Поведал про суровых эстиннов. И, наконец, добрался до того дня, когда Олькша победил скотта Грунта на дворе Уппландского ярла. И как-то уж так излагал Волькша эти былицы, точно сам был там чуть более, чем ротозеем. По крайности, о той силе, что дает его кулаку горсть Родной Земли, он то ли вовсе не упомянул, то ли обмолвился вскользь.

Когда Годинович рассказал, наконец, про то, как Олькша-балбес напросился с людьми Ларса в поход на Волин, где по дурости и попал в плен, Альферт хлопнул себя по коленке и сказал:

– Тот-то я смотрю, рожа его мне знакома! А где видел ее, вспомнить не могу. Так ты сюда за своим соплеменником пришел что ли?

– Пока не узнал, что тут творится, – да, – уклончиво ответил Волькша.

Настала пора самых тяжелых объяснений.

Утро уже петушилось за горизонтом. В полутьме горницы собеседники едва различали друг друга. Может статься, это и помогло: старшина турпилингов не видел, как молод его гость, и оттого слушал лишь уверенный и рассудительный голос Годиновича.

Волькша исчерпал все слова в защиту своей задумки, а Альферт все молчал и молчал. Будь на месте сына Готтина любой другой венед, свей или даже турпилинг, Винетский старшина ни на мгновение не усомнился бы в том, что перед ним лазутчик, посланный то ли викингами, то ли ругиями, дабы лишить его сына. Подумать только: послать Рудгера на варяжском драккаре в набег на Хохендорф! Такое могло привидеться только в страшном сне. Пусть даже Варглоб предлагает дать сыну Альферта дюжину, – больше ладья не возьмет, – лучших бойцов городца для вспоможения. Но гребцов на корабле все равно будет в два раза больше.

Но Альферт не даром был удачливым купцом и старшиной своей общины. Кое-что он в людях понимал. Он чувствовал ложь и подлог, как матерый волк западню. И эта чуйка подсказывала ему, что в словах венедского парнишки нет ничего кроме правды и искреннего желания помочь. Доводы Варглоба можно было так же легко разрушить, как и поверить в них. Но отказ оттого, что предлагал сын Ильменьского толмача, означал бы конец всем надеждам на счастливую жизнь Винеты…

Волькша мял в пальцах хлебный мякиш. До прихода Грома в условленное место оставался еще целый день. Можно было продумать все и учесть все возможные неурядицы, если только Альферт согласиться с его немыслимой задумкой.

Скрипнула входная дверь.

Рудгер едва не споткнулся о ступеньку лестницы, когда отец окликнул его из темноты обеденной горницы.

Запалили масляный светильник.

Принесли еще кувшин пива.

Нарезали холодного мяса.

Приготовились к нелегкому разговору.

– Отец, – начал Рудгер, косясь на венеда.

– Сын, – почти в перебив ему сказал Альферт.

И оба умолкли.

– Говори, – велел отец, хлебнув из кружки.

Сын старшины турпилингов подбирал слова так осторожно, что Волькша в миг почувствовал, сколь велика власть отца в этом доме. И все же слова Рудгера были полны мятежной решимости. Он не просто так колобродил по улицам в эту ночь, а встречался с друзьями, и они сообща придумывали способ вызволения Брони от ругиев. Ничего другого к ним в голову не пришло, как поймать кого-нибудь в окрестностях Зеленой Горы, пытать его, вызнать, в каком доме держат девушку, а после напасть на узилище и отбить Броню силой. Ночной налет, конечно, не самый честный поступок, но на бешеную собаку завсегда надобна суковатая палка.

– И сколько же вас набралось таких храбрецов? – осведомился Альферт. По голосу нельзя было понять, посадит ли он сына под замок немедленно или начнет доставать из сундуков свою походную кольчугу.

– Отец, не вставай у меня на пути… – недюжинное упрямство и решимость звучали в словах молодого турпилинга.

– Отвечай, сколько вас? – рявкнул отец.

– Восемь моих друзей и четверо братьев Брони, – ответил Рудгер: – Хижане хотели еще и своих приятелей кликнуть, но я сказал, что случись чего, их ножи и копья будут Винете нужнее, чем нам.

Альферт отвернулся и яростно потер глаза.

Сын осекся и вытаращился на отца так, точно видел его впервые.

– Чего уставился? – спросил хозяин дома, несколько раз шумно шмыгнув носом: – Гарь от светильника в глаз попала…

Пришлось поверить ему на слово, хотя со стороны было очень похоже, что старшина турпилингов растроган до слез и тем, что турпилинги и хижане собираются вместе предпринять эту безумную вылазку, и тем, что молодой Рудгер рассуждал как зрелый муж и пользу Винеты ставил выше своей беды.

Ну, как после этого сажать парня под замок для вразумления? Не удержат его ни запреты, ни замки. Видно, судьба у него такая – идти в набег на Хохендорф. Так уж пусть лучше сойдет он на ругиев берег с борта драккара. Вид варяжской ладьи завсегда страху нагоняет. А чужой страх в смелых начинаниях лучший помощник. Он всегда впереди храбреца бежит и ноги-руки супостатам вяжет…

Когда Хрольф увидел в условленном месте не двух венедов, как ожидал, памятуя намерение Волькши, а целых пятнадцать вооруженных человек, он заподозрил неладное. Весь предыдущий день его драккар рыскал вдоль окрестных островков в поисках легкой добычи. Но ничем кроме потерявшейся овцы и старых рыбацких сетей, шереверны не разжились. Неужели из-за этого к условленному месту выслали целую ватагу ратарей?

Не усмирило осторожность шеппаря даже то, что среди людей на берегу, возвышался верзила похожий на Ольга.

Волькше пришлось отослать Винетских ратарей на двести шагов от полосы прибоя, прежде чем Хрольф приказал: «Русь к берегу».

Сети, которые Варг расставил потрошителю сумьских засек, были сплетены на совесть. За то время, что Мокша хороводила венеда вместе с сыном Снорри, Годинович уразумел норов и склад ума Хрольфа. И шеппарь попался. Мысль о легком, но богатом грабеже пришлась племяннику Неистового Эрланда по душе. Много ли они сумеют утащить прежде, чем ругии придут на защиту своего городца? На любой погляд это будет куда больше одной овцы и старых сетей. Может статься, еще и пяток пленников удастся затащить на драккар. Или пленниц…

Несколько смущало Хрольфа число охотников со стороны островитян. Но Варг убедил его, что у них в набеге на Хохендорф своя корысть, и на долю в добыче они не зарятся. Словом, похмурив для вида брови, шеппарь согласился принять Волинян на борт. А приняв, даже возгордился: на Громе манскап из тридцати шести человек плавал только в славные времена дядюшки Эрланда.

Пиво, хлебы, мясные и овощные разносолы, которые Волиняне принесли с собой для вечерней еды, еще больше укрепили дух манскапа. Да и возращению изрядно помятого Ольга порадовался не только Уле. Рыжий твердолобый здоровяк пришелся по душе почти всем людям Хрольфа.

Словом удачный набег на ругиев и легкая добыча, казалась всем делом решенным.

Единственное, что вызвало разногласие между викингами и Волинянами, – это время нападения. Рудгер предлагал тайно подойти и напасть на Хохендорф ночью. Хрольф стоял на том, чтобы обрушиться на город в полдень, под рев рогов и удары в щиты.

– Да пойми ты, малолетка, – тряс он пальцем перед носом Альфертова сына: – Какие бы эти ругии дураки не были, а в поле ночевать они не будут. Наверняка спать под бок к женам ходят. Так что ночью, как только ото сна очухаются, они все, что ни на есть, на нас навалятся и растяпают как дождевых червей. А днем, если, как ты говоришь, они Винетскую рать в поле ожидают, в городе как раз-таки одни бабы, дети, да немощные останутся. Тут-то мы нагрянем. Уразумел?

Хрольф не стал рассказывать турпилингу, что он всегда так сумьские засеки потрошил. Дождется пока мужики на охоту или в поле уйдут, и тут только нападает. С шумом, с гамом. Сумь от этого всегда ошалевала и почти не сопротивлялась. Ругии, конечно, не были пугливой сумью, но слово шеппаря возобладало, и набег решили начать в полдень.

Рудгер оттащил Варга в сторону и долго убеждал, что надо сначала выведать, в каком из домов Хохендорфа держат Броню. Но раскрывать Хрольфу подноготную набега было никак нельзя, и потому венед убедил турпилинга настропалить своих приятелей чтобы те, в то время как варяги будут творить брань и грабеж, быстренько застращали кого-нибудь из супостатов и выпытали, где прячут хижанскую девицу, или вовсе ломились на удачу во все запертые двери подряд…

Ругии Хохендорфа откупались от даннских викингов лет эдак пятьдесят или даже больше. Последние двадцать лет они исправно платили в казну конунга Роскилле,[149] и других забот не ведали. Над воротами городца, створки которых давно истлели на земле, висел его щит. Так что шёрёверны обходили стороной маленькую заводь у подножья с Зеленой Горы. Иметь неприятности с правителем Данмарка не желали даже самые отчаянные морские гуляки: за самовольные поборы своих данников конунг мог жестоко покарать.

Однако Хрольф был свеем, и даннский конунг ему не указ.

Утро не предвещало Хохендорфу ничего, кроме последнего дня стояния городского ополчения в чистом поле. Судя по всему, Винетцы струсили и едва ли уже явятся вызволять хижанскую красавицу в честном бою. Ну, а уж если они соизволят придти, то со всей возможной силой. Так что к брани ругии готовились хотя и с усмешками на лицах, но со всевозможным тщанием.

Когда городская дружина выступила из ворот, Уле, следивший за городцом с высокого дерева, спустился вниз, и, не торопясь, пошел через лес туда, где с вечера спрятанный за небольшим мыском, без паруса и даже без мачты стоял драккар Хрольфа. Спешить было некуда. Ругии должны были уйти в чисто поле, расположится там боевым порядком и, если, шёрёвернам повезет, задремать на солнцепеке.

Когда на Хохендорф, занятый размеренными дневными делами, обрушился страшный рев и грохот, его жителям показалось, что разверзаются небеса и оттуда точно хлопья черного снега на улицы городца падают разъяренные варяги.

Те немногие мужчины, что оставались в городе, застывали на месте в холодном поту.

Женщины бросались к заголосившим детям.

Как и говорил Хрольф, в первые мгновения ни у кого не возникло даже мысли браться за оружие.

Бежать!

Спасаться!

А уже слетали с петель двери домов, и, размахивая топорами, туда врывались косматые викинги в кожаных латах поверх меховых рубах. Их лица были перекошены злобой. Их глаза жаждали крови, а руки золота и серебра:

– Сильвер! Гюльд! Вар?[150]

Однако шёрёвернов было не так много, как ругиям показалось в первые мгновения. Трубить в рога, греметь в щиты и грабить одновременно они не смогли. И вскоре неистовый гам набега сменился шумом возни. И тогда страх начал отпускать сердца Хохендофцев. Они воспаряли духом и, то тут, то там, начали пускать в ход ножи и дубины.

Но что могла сделать горстка мужчин, которые по немощи или негодности к ратному делу сегодня утром не пошли в чисто поле дожидаться прихода Волинян, против распаленных грабежом варягов. Когда один из них встал на пути Хрольфа, то в миг лишился руки, сжимавшей мясницкий нож. Еще две-три стычки закончились, едва начавшись.

И вот уже целый город на полторы сотни домов оказался в руках шёрёвернов. Полторы сотни сундуков, которые надо было взломать и выпотрошить. Полторы сотни кладовок, которые надо было обшарить в поисках чего-нибудь ценного.

Лишь раз в Хрольфе шелохнулся разум. Ощутив, что мешок, в который шеппарь складывал все, на что падал его алчный взгляд, уже достаточно тяжел он, крикнул своим людям:

– Пора уходить! Все на борт!

Но его никто не услышал, и, спустя мгновение, он и сам забыл о всякой осторожности.

Тем временим, кто-то из отроков выбрался из города, что было не мудрено, поскольку все шереверны были увлечены грабежом, как малые дети бирюльками, и убежал туда, где в боевом строю стояла городская дружина.

Когда вдали послышался рев боевых рогов, топот сотен ног и бранные кличи бойцов, спешивших на выручку Хохендорфу, Хрольф побледнел, как фламандское льняное полотно. Воинственный раж в мгновение ока оставил и других шёрёвернов. На серьезную битву никто из них не рассчитывал. А теперь, из-за того, что они не сумели вовремя унести ноги и награбленное добро, городец вот-вот мог стать для них ловушкой! Медвежьим капканом! Волчьей ямой!

– Русь! Русь!!! К воротам! Всем к воротам! Поднять щиты! Держать строй! – орал Хрольф, неловко выпутываясь из наплечного ремня своего щита.

На этот раз повторять приказ не пришлось. Варяги, бежали к воротам со всех концов городца. В створе возникла сутолока. Но со стороны можно было решить, что шёрёверны умышленно сгрудились в узком проходе.

Самые быстроноги ругии, уже добежавшие до города, видели перед собой плотную стену щитов и останавливались в нерешительности, высматривая, скоро ли подойдут основные силы.

И в этот миг к ним подскочили двое: рыжий громила со щитом и топором и безоружный живчик. Вид у верзилы был весьма бойкий. Своим топором он орудовал умело, а уж орал при этом и вовсе отменно. Ратники изготавливались к битве с рыжим, но тут из-за его плеча слышалось вендское слово: «Мой!», здоровяк пригибался… и ругии один за другим валились наземь, закатив глаза!

Никто не мог понять, что за страшное оружие сжимает в кулаке щуплый парнишка, но дюжие мужики после его наскока оседали долу, точно хворые девицы от немощного обморока.

Когда основные силы ругиев подоспели к месту битвы, их взорам предстала чудовищная картина. Почти сотня бойцов нелепой кучей валялись друг на друге у ног викингов. А ведь прошло совсем не так много времени с тех пор, как первые ополченцы подбежали к воротам городца. И вот они уже все пали!

Леденящий душу ужас обуял городских ополченцев. Никто из них даже не удосужился посмотреть, что, несмотря на все потери, варягов было в три раза меньше, чем защитников города. Так что стоило Хрольфу крикнуть: «Русь!!! Вперед!», как ругии частью побросали оружие и упали на землю, моля о пощаде, а частью разбежались в леса Зеленой Горы.

– Что это было? – в один голос, но на разных языках орали варяги, турпилинги и хижане, после того, как все враги были повязаны путами. Они сгрудились вокруг Варга и Ольга и были готовы растерзать их своими вопросами.

– Что у тебя в кулаке? – спрашивал Хрольф, теребя Волькшу за рукав.

– Ничего, – ответил тот.

Как и после кулачной стенки на Ярилов день его мутило и нестерпимо хотелось пить.

– Покажи? – потребовало сразу несколько голосов.

Волькша разомкнул пальцы. На взмокшей от напряжения ладони лежал маленький песчаный кулич.

– Это что? – загомонили все.

– Мать Сыра Земля, – едва слышно промямлил Волкан и медленно опустился на траву. Через мгновение он впал в полудрему. Олькша поднял его и отнес на драккар. И дальше, в силу своего разумения, отвечал за Волькшу на вопросы ошалевших от восторга соратников. Говорил он по-венедски и всем несведущим в наречии Ильменьских словен, пришлось довольствоваться неумелыми толкованиями тех, кто его понимал. А таких было не много, да и излагали они Олькшины слова каждый по-своему. Вот уж воистину, дивная небылица родилась в тот день из Олькшиного рассказа. Однако, чем дольше говорил Рыжий лют, тем с большим благоговением и почитанием манскап и Волиняне смотрели на драккар, где отсыпался после небывалых ратных трудов Волькша.

– Это ест в коробь, котор Варг приносить till Гром в устье Вольхов? Этат Мать Сир Землё и ест? – догадался Хрольф.

– Где? – раздался десятикратно повторенный вопрос.

Позабыв обо всем, победители помчались на корабль. Одному Одину ведомо, чего они ожидали увидеть в Волькшином коробе. Может, серебряную россыпь с толчеными самоцветами, а, может наоборот, муку из болотной тины с ежовыми иголками. Но только, когда их взорам предстала обыкновенная супесь, посжимав которую в кулаках, они ничего не почувствовали, шёрёверны не смогли скрыть своего разочарования.

– Не про вас ано! – басил Олькша: – Только Волкан Годинович от Родной Земли силу берет! И боле так никто не способен. Даже я…

Разочарование оттого, что Мат Сир Землё дает силу одному Волькше, было единственной тучкой, омрачившей лучезарный небосвод ликования викингов. Да о такой победе Хрольф и мечтать не смел! Сам воинственный Тюр[151] завидовал шеппарю в тот день. И чем ближе к вечеру двигалось время, тем все более невероятными казались свеям события уходящего полдня. Неужели это их добыча?! Четыре с половиной сотни взрослых фольков: мужчин и женщин, не считая детей. А сколько всякой утвари и серебра с золотом? А лошади, коровы, свиньи и овцы? А гуси, утки и куры? А припасы и заготовки? Глаза у варягов разбегались, как у голодных крысят попавших в огромный амбар.

Но даже больше чем обилие добычи, голову шёрёвернам дурманила мысль о том, как та им досталась. На весь манскап у них было пара ссадин да один порез ножом. Сподобился-таки один верткий ругий пырнуть Ёрна в ягодицу. Да в иной пьяной драке можно больше повредиться! А полоняне?! Где это видано, чтобы на без малого три сотни пленников только пятеро были ранены, да и те легко. Тех из невольников, что были оглоушены Каменным Кулаком, ранеными никто не считал: отлежаться денек и будут готовы выйти в поле, работать на хозяина. Словом, покуда мозги викингов не раскисли от хмеля, их преследовал морок, точно кто-то взял и преподнес им город на блюде.

Сын Альферта тем временем нашел свою Броню в неприкосновенности. Свадебный наряд, что висел в ее узилище, влюбленные хотели порвать на лоскутья, но домовитость взяла верх, и они забрали его с собой: будет чем в новом доме пыль вытирать.

Да и остальные Волиняне ходили довольные, как молодые петухи в курятнике. Супостаты-ругии получили по заслугам и даже больше. И почему это старейшинам Винеты в голову раньше не пришло вот так же захватить этот гнусный городишко и покончить с ругийскими кознями? Ну, да, это было в прошлом, когда турпилинги и хижане про меж друг друга усобились, а теперь они над всем Щецинским заливом верховодить будут. Вон, они какая сила. Надо было видеть, с каким рвением приятели Рудгера и его будущие сродники помогали викингам вязать поверженных врагов. Только что не плевали они в глаза Хохендорфским старшинам.

В подтверждение того, что они, как и говорил Варглоб, не зарятся на долю в добыче Хрольфа, Винетские парни хотели отплыть домой на ругийских лодках сразу после того, как город был повержен. Но Хрольф, шалея от щедрости, настоял, чтобы его «союзники» взяли себе хоть что-нибудь. Все равно Гром не смог бы свезти даже десятой доли захваченного в Хохендорфе.

Победители

Волькше ничего не снилось. Только чудовищная тишина сдавливала тело, точно он погрузился на морское дно или был засыпан двухаршинной кучей песка.

Когда сквозь толщу сна к нему начали возвращаться звуки, был уже вечер. Годинович проспал весь день и не видел, как, опьянев от жадности и пива, варяги выволакивали из домов и сваливали в огромную кучу все ценное, как жестоко брали силой приглянувшихся женщин, как безжалостно прикончили пятерых ругиев, посмевших вопить от гнева, когда победители тешились с их женами. Пребывая в немочи, Волькша не лицезрел безобразный грабеж, который последовал за Победой, которую он выбил у Стречи собственными кулаками.

Когда он наконец открыл глаза, город был уже тих и пуст, как осенний лес. Жителей Хохендорфа загнали в несколько домов, заколотив жердями двери и окна. Пленники уже устали голосить и лишь едва слышно причитали. Их пожитки свалили посередине городца в ожидании дележа. На главной улице горели костры, на которых жарилось сразу три свиньи. И только собаки рыскали по городцу в поисках объедков со стола шёрёвернов.

Появление Варглоба на улицах Хохендорфа было встречено пьяными здравицами:

– Пусть живет сто лет, Каменный Кулак!

– Пусть Победа бежит за тобой, как верный пес!

– Каменный Кулак, ты – Великий Воин! Ты наш Трувор! Сам Тор хотел бы сидеть с тобой за одним столом!

Сразу несколько рук протягивало ему кружки с пивом, ломти хлеба и кольца колбасы. Жадность, с которой Волькша накинулся на еду, привела изрядно захмелевшей русь в поросячий восторг. Темная ячменная брага непривычно горчила, но вкус упругой, пахнущей дымом и душистыми травами мясной кишки был дивно хорош и примирял со странным вкусом пива.

Волькша не выпил и кружки, как в голове у него зашумело, земля под ногами стала неровной и начала прогибаться в самых неожиданных местах. Сердце наполнилось весельем и чем-то похожим на счастье.

Тут как раз подоспела свинина. Откуда-то прикатили бочонок с красным вином. И вскоре весь манскап Хрольфа ползал на четвереньках, поучая собак учтивости.

– Йахо! – вдруг завопил один из гребцов: – Наш Каменный Кулак сегодня не вкусил женщины! Победитель не может оставлять победное семя в мошонке, или оно загниет и лишит его мужской силы!

– Йахо! – подхватили другие: – Пусть выберет лучшую и отдаст ей горячую живицу!

Волькша поискал глазами Ольгерда. Все плыло у Годиновича перед взором, но Рыжего Люта он все же углядел. Тот спал прямо на земле, сжимая недоеденную свиную ногу в одной руке и недопитую кружку браги в другой.

– Вставай, вставай! – услышал Волкан у себя над головой.

Варяги поднимал его с бревна, на котором он сидел и куда-то повели. Кто-то запалил факел. У Волькши зачесался нос. Он хотел дотянуться до него рукой, но шёрёверны держали его на совесть.

– Ты чего рыпаешься, Кнутнев? – спросил его один из провожатых: – Наш победитель должен получить свою женщину, и он ее получит. Йахоо!

Голова Волькши моталась, как у тряпичного болванчика. Мысли никак не могли зацепиться одна за другую и разъяснить ему, зачем его куда-то ведут, если победитель должен получить свою женщину. Он то тут причем? Ответа на этот вопрос Варгу никто не дал.

Волкана подвели к одному из домов, с пьяной руганью отодрали жерди, которыми была заколочена дверь, и внесли его внутрь.

– Выбирай!

Из темноты на него смотрело несколько десятков женских лиц. Заплаканных. Перепуганных. Мрачных. Отчаявшихся.

– Выбирай же! – настаивали варяги.

Волькша икнул и пошатнулся. Ему хотелось убежать. Хмель стремительно выветривался из его головы. Горящие ненавистью или потушенные отчаянием женские глаза будили в нем стыд, а не желание.

– Варг! Если ты этого не сделаешь, если не отдашь семя, перекипевшее в тебе во время битвы, то Удача отвернется от тебя! – увещевали его варяги: – Ты должен выбрать!

Горький комок подкатился к горлу из глубины утробы. Волькша вырвался из рук свеев и бросился на улицу. Пиво, вино, мясо и все прочее, съеденное за вечер, хлынуло из его глотки пенным потоком. Это было так мучительно, что Волкан упал на четвереньки и застонал. Почти завыл.

– Уж не вервольф[152] ли наш Кулак?! – заржали варяги, спеша к страдальцу с кружками пива и кусками свинины.

– Запей и заешь! – требовали они.

Волкан был уверен, что даже маленький глоток браги вызовет новый приступ рвоты, но этого не случилось. После трех глотков тошнота прошла, точно волхв отшептал. И развеселый Квасура[153] вновь заплясал у венеда в голове.

Волькша закрыл глаза, и сон утащил его на самое дно хмельного омута. Ему грезилась Кайя. Он так обрадовался, увидев ее, что не сдержался, обнял и неумело ткнулся губами в щеку. Девушка улыбнулась ему и поманила за собой. Волькша послушно пошел за ней, думая только о том, как бы от внезапного счастья не взлететь над землей. Они пришли в какие-то большие хоромы, так непохожие на дом на деревьях. И Кайя положила его на полати, после чего сделала то, о чем Волькша запрещал себе даже думать. Девушка быстро разделась и возлегла рядом ним. Волькшу наполнило напряжение, почти такое же, как на вершине священной горы Хогланда. Его бросало то в жар, то в холод, но Кайя была заботлива и нежна. Она раздела Годиновича, а затем поступила точь-в-точь как шаманка с ведуном, чья Ярилова палица осталась воздетой к небу, в то время, как сам он пребывал в беспамятстве. Но долгой утехи не получилось. Едва оказавшись в девичьем лоне, факел Волькши вспыхнул и, разбросав вокруг огненные искры, погас. Однако Кайя была настойчива: еще несколько раз она извлекала Волкана из омута беспамятства, возжигая жар его чресл. Наконец, устала и она. Но даже улетев в дальние дали сна Волькша продолжал изнемогать от запаха молока, который источала Кайя, и все тянул, тянул губы к ее груди…

Вернувшись с Ирийских просторов сна, Волкан обнаружил себя лежащим на большой полати. На таком ложе в их Ладонинском доме почивали Година с Ятвой. Позднее Червеньское[154] утро стучалось во все окна огромного дома, в котором он был один, если не считать молодой женщины, тихо сидевшей возле стола. Увидев, что Годинович проснулся. Она поднялась и поднесла ему кувшин с молочным квасом. От кислого запаха у Волькши скрутило потроха. «Вот бы сейчас полбратины велле», подумалось ему. Однако подношение женщины, хоть и не пахло ягодами и медом, но на утробу подействовало усмиряюще. Было оно жиже привычной простокваши, вкус имело солоноватый и терпкий. Осушив кувшин Волькша смог наконец улыбнуться.

– Guten Morgen, mein Herr, – сказала фрау и начала накрывать на стол.

– Ты кто? – обратился к ней Волкан на фалийском.

– Я – Эрна.

– А что ты тут делаешь? – спросил он, и тут только обнаружил, что лежит в постели совершенно голый.

Эрна потупилась. Кровь бросилась Волькше в лицо. Да нет, не может быть! Он спал. Напился впервые в жизни и спал. Все остальное ему привиделось.

Женщина отвернулась. Волкан огляделся и нашел рядом с изголовьем заботливо сложенные портки и рубашку. Когда он взял их в руки, то они оказались выстиранными и сухими. Такого быть не могло! И все же…

Волькша торопливо натянул одежду. Руки его предательски дрожали. Онучи никак не хотели заматываться. Годиновичу пришлось несколько раз разматывать их и начинать снова. В это время Эрна скрылась в какой-то клети и принесла ему длинные узкие мешки с лентами и положила возле его обучей.

– Was ist das? – боясь смотреть женщине в глаза, спросил Волкан.

– Dies es Strumpf, – ответила Эрна.

Это слово ничего не сказало венеду, и тогда женщина опустилась перед ним на колени, размотала онуч и начала надевать струмф на его ногу. Такое мягкое полотно на Волхове обычно использовали только для пеленок. И вообще от вида посторонней женщины, касающейся его грязных ног, Волькша почувствовал себя точно стоящим посреди торжища без порток. Он уже хотел отдернуть давно немытые пятки, но в это мгновение сквозь дымоходное окно в дом заглянуло солнце и осветило Эрну. Вся левая часть ее лица была огромным синяком. Волкан сглотнул и посмотрел на ее руки. Их тоже покрывали сизые пятна. Сквозь не завязанный ворот сорочки были видны кровоподтеки на плечах.

– Кто это сделал? – спросил Волькша на языке турпилингов.

Эрна одернула рукава рубашки, затянула завязки ворота и быстро перевязала ушные лопасти своего чепца под горлом, скрыв тем самым почти все следы побоев.

– Никто, – ответила она и углубилась в натягивание струмфа на ногу венеда.

Оказалось, что этот мешок был онучем, только гораздо удобнее. Его днище сходилось на усеченный клин и было почти что по стопе. Эрна перехватывала струмф лентой на лодыжке, а потом в несколько оборотов привязала его к голени. Никогда еще обучи не сидели на ноге так ладно, как со струмфами. И почему венеды не догадываются делать из онучей такие мешки? И надевать быстро, и носить складно.

– Спасибо, – сказал Волькша, соскакивая с полати.

Эрна уже направилась к столу, но Волькша тронул ее за плечо, и она покорно остановилась.

– Что прикажет мой господин? – спросила она, поворачиваясь к нему лицом.

В свете солнца он смог наконец разглядеть ее всю. Она была очень похожа на Кайю. Только, пожалуй, чуть выше и гораздо статнее. Возможно, олоньская охотница станет такой же года через три-четыре, когда выйдет замуж и родит пару детишек. Впрочем, вряд ли Кайя когда-нибудь станет выше Волькши на полголовы, как Эрна.

Годинович подошел к женщине вплотную и только тут уразумел, что глаза обманули. Ругийка вовсе не была так высока, как казалось. Просто весь склад ее тела: маленькая голова, длинная шея на широких плечах, обширная грудь и узкий перехват стана, который не могли скрыть даже мешковатые одежды, а так же тяжелые, плавные бедра делали ее на много значительнее, чем она была. В какой-то миг Волькше показалось, что она похоже и на Ятву. Мать всегда казалось Годиновичу величественнейшей из женщин. Но спустя несколько томительных ударов сердца это сходство исчезло. Впрочем, как и схожесть с Кайей. Черты лица Эрны были мельче и милее, чем у олоньской охотницы, глаза больше, а на щеках и подбородке играли задорные ямочки. К тому же ее волосы цвета темной меди легкими волнами ниспадали до середины спины, в то время как золотистые и прямые локоны Кайи доходили олоньской охотнице почти до колен.

Узрев все эти различия Волькша облегченно вздохнул: получалось, что ночное любовничество ему все-таки приснилось. В своем сне он миловался со светловолосой Кайей, а не с тёмнорыжей Эрной.

– Что прикажет мой господин? – еще раз спросила ругийка, глядя в пол.

– Почему ты называешь меня господином? – полюбопытствовал Годинович, теперь уже смело глядя Эрне в глаза.

– Господин выбрал меня вчера ночью, как свою… добычу, – тихим голосом ответила женщина.

– Выбрал, как… – собирался было переспросить Волькша, но вопроса не закончил. Осекся. Взгляд его опять запрыгал по закоулкам чужого терема. Годинович начал смутно припоминать, как варяги водили его в дом с плененными женщинами. Требовали, чтобы от кого-то выбрал. Вытаскивали из темноты разных девушек. Заставляли трогать грудь, ягодицы, точно торгуя ему домашнюю скотину. Но он тогда уже спал и видел перед глазами лицо Кайи…

– Это не я тебя? – еще раз спросил Волкан, имея в виду побои.

– Нет, господин.

– А кто? И не называй меня господином.

– Хорошо, господин.

Волькша недовольно хмыкнул.

– Извините…

– Эрна, кто тебя побил? – строгим голосом повторил свой вопрос Годинович.

– Никто, – ответила женщина, отступая на шаг и пряча лицо: – Синяки скоро пройдут.

Больше говорить было не о чем.

Точнее остальные вопросы Волькша попросту боялся задавать.

Эрна подошла к столу и положила еды в миску. Ее стряпня оказалась удивительно вкусной. Вроде бы, все как у Магды или у Фриггиты, а язык радовался каждому куску, и довольство растекалось по брюху. Травяной взвар с медом был особенно хорош. А куриные яйца, печеные на камнях, Волкан и вовсе пробовал первый раз в жизни. Вот ведь опять, все просто, а в Ладони такого никто не готовит, даже Ятва-латва, как называли в родном городце Волькшину мать.

От сытости и тепла Волькше снова захотелось спать, но он заставил себя встать и направиться к дверям.

– Что мне делать, господин? – спросила его Эрна, собирая посуду со стола.

Волкан пожал плечами.

– Не называй меня господином, – настоятельно попросил он.

– А как вас называть? – с готовностью осведомилась женщина.

– Мама называла меня Варглобом.

– Хорошо, господин Варглоб.

Досадливо передернув плечами, Волькша вышел из дома…

Утренний Хохендорф удручил Годиновича больше чем накануне. Объедки вчерашней свинины валялись повсюду. Даже собаки больше не могли грызть кости. Сваленные в кучу пожитки горожан выглядели сиротливо. Двери десятка домов были заколочены жердями. В одну из них кто-то настойчиво стучал изнутри.

– Что? – спросил Волькша по-турпилингски.

Стук прекратился.

– Что вы стучите? – сказал Годинович чуть громче.

– Тут дети, – раздался из-за двери женский голос: – Они хотят пить и есть.

– Сейчас я. Только возьму топор, – пообещал Волкан, и только через пять шагов сообразил, что скорее напугал, чем обнадежил пленников.

– Йахо! Наш Кнутнэве проснулся! – раздался на весь городец крик Ульриха: – Пусть он живет сто лет!

Загребной Хрольфа был уже навеселе. Не так, конечно, как накануне, но пивом от него разило за пять шагов.

– Варг, мой друг! – вопил Уле: – Я за тебя даже Старуху Хель пощекочу! Не веришь? Ты мне не веришь?

– Где Хрольф? – оборвал его Волькша.

– Где… кто? – захлопал глазами гёт.

– Хрольф, наш шеппарь.

– А, этот потрошитель сумьских засек… – икнул Ульрих.

– Заткнись, – шикнул на него Годинович: – Он твой шеппарь. И мой тоже. Он наш воевода, какой бы он ни был.

Уле теперь икал молча. От неожиданности у него опустились руки, и пиво медленно выливалось из кружки на землю. Вот уж чего он никак не ожидал, так это того, что Кнутнэве, великий воин, положивший голыми руками больше полусотни человек, и вдруг заступится за этого трусливого сына бондэ.

– Там твой Хрольф, – буркнул гребец, указав на один из не заколоченных домов, и поплелся прочь…

– Это ты Варг! – обрадовался шеппарь.

Он сидел в одной рубахе и терзал ножом вчерашнее мясо. В темном углу дома прикрывала наготу растрепанная женщина.

– Будь я скальдом, то уже сочинял бы про тебя песню Саге,[155] – чавкал Хрольф: – Да такую, чтобы на пирах после нее все вставали с заздравными чашами. Это же надо: в одиночку победить целый город, а потом еще и укротить самую завидную пленницу.

– Укротить? – не понял Волькша.

– Ну, да! – неизвестно отчего ликовал Хрольф: – Думаешь, вчера только тебе приглянулась эта рыжая ругийка?

Губы Годиновича сжались. Лоб под волосами похолодел.

– Трое наших парней пытались вчера взять ее силой, – балагурил тем временем шеппарь: – И то ведь, правду сказать: не женщина – сливки с медом. Уж я бы ее… Но она так брыкалась, кусалась и рвала когтями, что трое викингов с ней не совладали. Хотели убить, но потом передумали. Оставили для продажи. Такая работница крон пятьдесят стоит, а то и больше. Вот, думали, посмеемся: будет какому-нибудь бондэ заноза в заднице.

Только сейчас Волькша увидел, что морду Хрольфа украшали глубокие царапины. Теперь стало понятно, кто был одним из трех варягов, не совладавших с Эрной.

– А наш герой, наш Стейн Кнутнэве, только глянул на эту фру, так она тут же и сдалась. Только что сама тебя в свой дом не отвела. Мы, дабы чего не вышло, постояли какое-то время подле дверей, а вдруг бы она тебе вздумала глаза выцарапать. Да только сколько не прислушивались – ни гугушеньки. Ну, точно два голубочка в гнездышке. И чем ты ее взял? А Варг? Может, Родной Земли по юбку насыпал?

И Хрольф разразился диким смехом, от которого слезы брызнули у него из глаз.

Но едва он закрыл рот, чтобы перевести дыхание, и встретился взглядом с Волькшей, как хохот перешел в сдавленный кашель.

– Ты, что, Варг? – просипел шеппарь: – Ты, что, хотел меня убить? Я видел по твоим глазам. За что? Я же пошутил. Варг!

– Никогда больше так не шути, – холодно сказал Волкан: – Ни про Мать Сыру Землю, ни про Эрну. Понял?

– Понял, – ответил Хрольф, прочищая горло: – А что я сказал? Она же…

– Хрольф, еще слово… – предупредил Годинович.

Волкану не пришлось объяснять шеппарю, что произойдет, если тот не внемлет предупреждению.

Споры

– Что будем делать, Хрольф? – сухо спросил Волкан у шеппаря.

– О чем ты говоришь, Каменный Кулак? – вопросом на вопрос мрачно ответил свей. Он никак не мог свыкнуться с мыслью о небывалой силе, скрытой в худощавом, неказистом венеде. Один удар копьем или топором и нет зазнайки, что осмеливается приказывать шеппарю шёрёвернов, племяннику Неистового Эрланда. Или все-таки нет? Или все-таки в этом щуплом теле гуляет по Митгарду[156] великий Магни[157] или даже сам владыка Тюр? И если последнее истинно, то, что делает сын Одина в манскапе викинга, который только и мечтает о том, чтобы купить плодородный бонд и забыть о ветреном Ньёрде и безумной Рэне,[158] как о чужом сне?

– Что будем делать с людьми и их скарбом? – уточнил вопрос Волькша, нажимая на слово «делать».

– Я не понимаю, – сознался Хрольф: – Что значить «что будем делать»? То, что всегда делают с добычей: поделим. А дальше, пусть каждый сам решает, как поступить со своей долей.

– Хрольф, эти люди – данники конунга Роскилле, – как ребенку втолковывал Волкан: – Часть из них разбежалось. Кто-то от страха залез на деревья Зеленой Горы, но кое-кто, наверняка, побежал на поклон к даннскому владыке.

– Да что нам сделает даннский Харек Черепаха?[159] – напыжился шеппарь: – Пусть только сунется на Бирку.

– Мы не на Бирке, Хрольф. Сколько дней будут плыть сюда драккары конунга?

– Если из Роскилле, то дней пять или шесть.

– А если из другого места… – подсказал Волькша.

– А если из Коге,[160] то два дня, а без отдыха и при попутном ветре один,[161] – закончил Хрольф и в задумчивости поскреб бороду, но тут же приободрился: – Ругии будут добираться до конунга дней пять. Это если на лодке до Коге, а оттуда на лошади до Роскилле. Так что у нас еще восемь дней, чтобы убраться отсюда. Да за это время мы успеем добраться до Бирки и вернуться обратно.

– Вот я и говорю: что будем делать с людьми и их пожитками? – наседал Волкан: – Гром не возьмет больше двадцати человек сверх манскапа.

Наконец-то шеппарь понял. Со вчерашнего дня он был лягушкой, возомнившей, что может проглотить собаку. Добыча, подобная той, что выпала на его долю, по плечу только ярлам, да и то не всем. Надо двадцать пять драккаров, чтобы забрать всех пленных и пожитки, вместе со скотом. Или десять драккаров и десять кнорров. А в заливе рядом с Хохендорфом сиротливо стоял один единственный, видавший виды Гром Неистового Эрланда.

– Вот ведь, Гарм мена раздери, – осерчал Хрольф. В коем веке ему в руки пришло богатство, а забрать его не было никакой возможности.

– Созывай манскап! – приказал шеппарь и тут же осекся, ожидая, что Каменный Кулак озлится на такое обращение. Но Волькша и не думал строптивиться. Однако в дверях он повернулся и сказал:

– Там полоняне просят воды и еды для детей. Надо бы дать.

Хрольф махнул рукой, дескать, делай что хочешь…

Гребцы давно уже собрались возле драккара, а Волькша все разносил по узилищам жбаны с водой, хлебы и другую снедь. Не приди к нему на помощь Эрна, он бы провозился вдвое дольше.

Когда Волкан прибежал к ладье, манскап, дыша тяжелым похмельем, внимал шеппарю.

– Нам нужны кнорры, – вещал Хрольф: – два или три.

– Почему так мало? – выкрикнул Ёрн: – Что мы сможем на них увезти? Полсотни фольков да кое-какую поклажу. А остальное куда?

– Выберем самое ценное, остальное придется бросить здесь.

– Не-е-ей! – возмутились гребцы, лишь вчера впервые почувствовавшие себя заправскими шёрёвернами. Такой добычей не могли похвастаться даже самые отчаянные шеппари, ходившие в набег ватагой в пять кораблей. Да на свою долю каждый русь мог построить себе дом на Бирке и обзавестись хозяйством, а этот потрошитель сумьских засек пугает их даннским конунгом и велит оставить большую часть добычи неизвестно кому.

– Волькша, о чем они тут собачатся? – обрадовался Рыжий Лют появлению приятеля: – Кое-какие слова разбираю, а так ни в кушак, ни в дышло.

Волкан шепотом истолковал Олькше суть загвоздки.

– А-а-а! – пробасил Ольгерд, вникнув в незадачу: – Ано неей, ано так не пойдет! – закипел он: – Ты скажи ему, что оставлять мы тут ничего не будем. Все заберем, а что не уместиться на ладье, то спалим!

Манскап обернулся на возглас рыжего верзилы.

– Кулак, ты слышал! – загомонили они: – Хрольф хочет, чтобы мы отказались от добычи! Он ополоумел! Скажи ему! Скажи! Это ведь больше всего твоя добыча. Твоя и Ольга. А, Кулак?

Волькша вспомнил лица ругиев тянувших руки за плошками с водой сквозь заколоченные окна. Вспомнил заплаканные лица детей.

– Людей надо отпустить, – сказал он гребцам.

– Что-о-о?! – отшатнулись от Волкана варяги. Даром, что еще вчера он был их идолом, их Тюром, Тором и Одином. За такие слова они были готовы растерзать его в клочья. Четыре сотни здоровых одерских фольков, которые, не в пример тупым лопарям, покупаются хозяевами бондов по пятьдесят-шестьдесят крон за голову, – это же двести сотен серебром! Да такого богатства – по семь с половиной сонет крон в руки – у манскапа Хрольфа никогда не было и, может статься, никогда больше не будет!

– Вы сказали, что это по большей части моя добыча, – напомнил гребцам Волькша, отступая на шаг: – Значит я могу большую часть людей забрать себе и отпустить? Так?

– Ну, не совсем так, – поспешил Хрольф ему на помощь: – Пойми, венед. Ты теперь русь. Над тобой теперь Тор и Один, а они глупостей не любят. Сам посуди, хорошо ли на званом пиру рот от угощения воротить?

Волькша покачал головой.

– А что подумает радушный хозяин, если ты побрезгуешь его гостинцем? Пригласит ли он тебя снова? Станет ли вспоминать ласковым словом? Или он все-таки затаит обиду?

Волкан кивнул. Ему не нравилось, что Хрольф поучает его, как неразумного дитятю. Мало того, он уже догадался, куда тот клонит, но решил терпеливо слушать шеппаря до конца.

– Пойми, Варг, ты – больше не сын бондэ. Ты – Steinknytnдve – трувор, Великий Воин! Ты – званый гость на пиру однорукого Тора. Сражение – вот его пир, добыча – вот его гостинец. Отвергая дары Победы, ты рискуешь потерять благоволение сыновей Одина.

Хрольф еще долго нанизывал слова на нитку лести, а Волькша стоял и думал о последних словах Лады-волховы о его Доле. Неужели это и есть его стезя? Грабит? Полонить? Насиловать? В этом миг он был так благодарен Ятве, своей возлюбленной матушке, за то, что она попыталась избавить его от этой Доли. Макошь, конечно, не перехитришь, но мудрая женщина сделала все, что смогла…

Волькша оглядел Хохендорф. Был он в разы больше Ладони. Вокруг него шел ров и обшитый бревнами вал. А вот ведь, пал городец под наскоком кучки варягов, никогда не считавшихся храбрецами. И тут сердце Годиновича сжалось страхом. Он представил себе, как варяжские драккары вонзают свои хищные носы в мягкий Ладонинский берег, как под завывание рогов и стук щитов к родному городцу бегут кровожадные свеи, данны или норманны, как мечутся в ужасе его сродники и соседи…

– Варг, Каменный Кулак, пойми: таково повеление Одина – враг должен быть убит, – продолжал тем временем Хрольф: – Если ты забрал у врага его пожитки, но не убил его, ты – вор, а Один никогда не посадит вора за стол с героями, что наслаждаются мясом Сэримнира.[162] Если ты не убил врага в бою, а пленил его, то у него больше нет жизни. Она теперь твоя. Ты можешь прервать ее, когда захочешь. Ты можешь продать ее другому, и тогда он сможет делать с твоим врагом все, что захочет. Если тебе не нужен фольк или ты не желаешь возиться с его продажей, ты можешь оставить его, но он должен всю жизнь платить тебе за право жить. Вот и все. Так что, если мы не хотим прогневить Одина, мы должны или оставить здесь людей и сделать их данниками, или убить их и забрать добычу, или увезти с собой и то и другое. Но Хохендорф уже платит дань Хареку Ленивому, так что у нас всего два пути. Понимаешь, Варг?

Волькша вспомнил страшную былицу, рассказанную когда-то Годиной про варяга Эрика Кровавая Била, того самого, что убил девятнадцать своих братьев. Однажды Эрик попал к одному бондэ. Каким образом это произошло, Волкан запамятовал, но только приглянулось Кровавой Биле кое-какое добро в доме. Ночью Эрик выкрал его и бежал. Но на полдороге опамятовал, вернулся и… убил бондэ. После чего пошел восвояси весьма гордый собой. Раньше Волькша не верил в эту байку, но теперь понимал, что Эрик всего лишь хотел остаться воином, а не вором. Вот он и убил человека, на чье добро позарился.

И опять видение кровожадных варягов осаждающих Ладонь пронеслось у Годиновича перед глазами… Может быть, в том, чтобы уводить шёрёвернов подальше от Волховских берегов, и есть его Судьбе. Вон, Уле, нынешним утром был готов пощекотать за него старуху-смерть. На лицах прочих еще недавно было написано то же обожание. Если только он позовет, они пойдут за Каменным Кулаком до самого края Яви. Пойдут и в Навь, буде он скажет, что ступит в Кощеево царство первым. Так, может, пусть они ярятся как можно дальше от Гардарики! Может статься, что быть Перуновым помазанником как раз и значит уводить беду от родного дома?

– Так что Варг? – нарушил его задумчивость Хрольф.

Манскап терпеливо ждал ответа Стейна Кнутнева. Олькша переминался с ноги на ногу, точно желал помочиться.

– О чем вы тут болтаете? – спросил верзила.

– Потом расскажу, – ответил Волькша, а сам подумал, что лучше бы Ольгерду и вовсе не знать то, что втолковывал ему Хрольф. С такими обычаями Рыжий Лют и вовсе человеческий облик потеряет. Ему же побеждать да пленить, ломать да калечить все равно, что браги медовой напиться. Только ведь рано или поздно, а варяжская «мудрость» и до него дойдет. Что тогда будет?

– Варг? – еще раз позвал шеппарь: – Что скажешь?

– Людей надо отпустить, – спокойно повторил свои давешние слова Волкан: – Но…! – возвысил он голос, дабы не дать варягам раскричаться: – Но не всех.

Шёрёверны нахмурились, но пока хранили молчание.

– Сколько гребцов надо на кнорр?

– Ну, это какой кнорр брать, – ответили ему: – Можно шестнадцать, можно меньше, но тогда он пойдет совсем медленно.

– Сколько надо людей, чтобы гребцов-невольников в узде держать?

– Человек пять.

– А нас сколько?

– Двадцать один.

– А сколькие из вас умеют с кормовым веслом управляться?

Таких оказалось три человека, кроме Хрольфа.

– Выходит нам более трех кнорров без надобности. Так?

– Так ведь можно кнорры с манскапами взять! – возразил Гунес.

– Где? – гнул свое Волькша.

– Где-где – на Бирке.

– На Бирке, говоришь, – переспросил Волкан, прищурившись совсем как Година, когда тот собирался прищучить кого-нибудь за недомыслие: – Пять дней до Бирки плыть. День кнорры собирать. Пять дней назад. А через седмицу сюда явятся драккары даннского конунга. Ты будешь его хольдов воевать?

Гунес потупился. Многие варяги полезли пятернями в глубь своих косм, дабы понавычесывать свежих мыслей.

– Я думал поискать даннских кнорров, – вставил Хрольф: – Может, в Золотом городе[163] найдутся, а, если там не найдем, так в Коге точно сыщутся.

– Тогда даннских шеппарей в долю брать придется. А еще и сверх того платить. За молчание.

Добыча таяла прямо на глазах манскапа. Три кнорра могли взять семь-восемь десятков фольков и кое-какое добро. Гром мог взять еще десяток пленников и сундуки с поживой. Как забрать еще три с лишнем сотни невольников и гору утвари, не говоря уже о домашней скотине?

– Ладно, – склонился перед неизбежным Уле: – Заберем самых здоровых парней и красивых девок, серебро и добро побогаче. Остальных убьем, а городец спалим.

– Нет! – гаркнул Волькша так, что мосластый гёт даже присел от испуга: – Я, Каменный Кулак, это моя добыча! И пока вы хотите, чтобы я был с вами рядом, вы не будете убивать пленников! Вам ясно?

Варяги ошалело уставились на Волкана. Да, они видели Каменного Кулака в бою! Да, они благоговели перед его даром сносить одним ударом любого противника! Но они никак не могли уразуметь, что вот это щуплый, упрямый парнишка – и есть тот чудо-воин, благодаря которому они вчера одержали небывалую победу.

– Кто желает сказать слово против – путь выходит со мной на поединок, – пустил Волькша свою последнюю стрелу. От собственных слов у него похолодело в груди. Если варяги вздумают накинуться на него всем гуртом, то непременно задавят. А заступится ли за него Олькша, Годинович не знал.

Он смотрел гребцам в глаза не мигая, точно волк на свиней. Темный ободок вокруг его зрачка стал почти черным. Кожа на его скулах натянулась от напряжения. Губы пересохли. Виски пылали точно кто-то прижимал к ним головешки.

Один за другим свеи отводили глаза.

– Мы сделаем так, как сказал наш шеппарь, Хрольф, – подытожил Волькша, с трудом переводя дыхание. Каждый закоулочек его тела неистово дрожал.

– Волькша! Братка, – раздался голос Олькши, все это время силившегося понять смысл перебранки: – Я замаялся стоять тут как баран. Объясни мне, наконец, о чем вы тут рядитесь?

Волкан отвел Рыжего Люта в сторонку и не спеша растолковал ему задачку с кноррами. Хвала Велесу, Олькша внял разъяснениям и даже согласился с тем, что негоже убивать пленников.

Когда парни вернулись к драккару там разгорелся новый спор. Оказалось, что никто не хочет оставаться в Хохендорфе сторожить фольков и добычу.

– Хрольф, хитрая лиса, после того, как ты заберешь серебро для покупки кнорром, тебя можно тут и не дождаться. Вдруг как ты забудешь сюда дорогу? – кричали из толпы.

– Вы же мой манскап, моя русь! – бил себя кулаком в грудь шеппарь: – Я же за вас саму Рэну за волосы оттаскаю!

Однако его цветастые посулы пролетали мимо ушей гребцов, знавших о повадках «потрошителя сумьских засек» не понаслышке.

– Я останусь в Хохендорфе! – выкрикнул Волькша: – И буду ждать вас с кноррами.

Олькша понял сказанное приятелем и пробасил, что он тоже останется в городце. Но Годинович, что-то шепнул ему на ухо и тот закивал головой.

– Ольг поедет с Хрольфом! – огласил их сговор Волкан.

Эта новость изменила расклад сил. В манскапе сразу нашлись охотники дожидаться кнорров подле добычи. Их оказалось больше половины гребцов, и Волькше пришлось вновь вступить в пререкания спроваживая свеев на гребцовские сундуки.

Когда разногласия были исчерпаны, Хрольф дал приказ готовиться к отплытию.

Серебряных и золотых монет, цепей, и другой ценной утвари среди добычи оказалось достаточно, чтобы уговорить любого купца уступить три, а то и четыре своих кнорра. Хитрый сын бондэ разложил их по пяти мешкам, чтобы не показывать продавцу все серебро разом. Дескать, увидит – тут же цену поднимет.

Закатили на драккар бочонок с пивом и притащили жареную свинью, что осталась почти нетронутой со вчерашнего дня. Расселись по сундукам, обмениваясь грубыми шутками с теми, кто оставался в Хохендорфе.

– Что Варг, прельстила тебя рыжая ругийка? – подмигнул Хрольф Волькше.

Волкан вскинул брови.

– Сочная фру, – подбодрил его свей: – я бы тоже с такой еще пару дней позабавился.

– Я же просил тебя, Хрольф, не шутить так больше, – процедил сквозь зубы Волкан, и в следующее мгновение шеппарь отлетел головой в борт.

– В следующий раз не пожалею, Родной Земли возьму, – пригрозил он Хрольфу. Удар пустым кулаком не был таким сокрушительным, как те, что Волькша рассыпал накануне, но челюсть у шеппаря болела до следующего утра.

Ругийка

Когда Волкан и пятеро варягов вернулись в стены Хохендорфа, городок показался им похожим на разворошенное гнездо. Несколько напуганных, неприбранных женщин, пользованных шёрёвернами в ночь после Победы. Свора обожравшихся уличных собак. Гора разных полотнищ. Посуда. Котлы. Прошедшее не одни руки плотницкое сручье.[164] Бочки и бочонки. Даже пустая колыбелька, по воле любящего родителя украшенная тонкой резьбой.

Точно живые, стонали и плакали дома с заколоченными дверями и окнами. Остальной город был болезненно тих. Его опрокинула навзничь и придавила к земле заморская немочь по прозванию «викинги». Волькша старался не думать о том, что, может статься, разумнее было послушать Рудгера и вызволить Броню быстрым ночным наскоком…

Мимо Хохендорфа на всех веслах и парусах пронеслась вереница купеческих судов. Может им и было, что выставить на продажу на ругийском торжище, вполне возможно, у них были в городце знакомцы, но они проплывали западную протоку одерского устья держась как можно дальше от поверженного городка. Как же быстро летят дурные вести! Куда там птицам и конным вестникам.

К Волькше подошла Эрна. Волосы она убрала под чепец, от чего выглядела даже старше, чем утром. Лицо ее выражало озабоченность и страх. Но самого страха Волькша в ней не чувствовал. Она как будто исполняла какую-то повинность или обряд. Покорность и раболепие были только личиной, которую ей надлежало носить перед грозными шёрёвернами.

– Херр Варглоб, – обратилась она к Волькше, глядя в землю: – Люди в… домах просят еды и питья. Нас, – она указала на женщин сиротливо застывших посреди площади: – слишком мало, чтобы приготовить еду на весь город…

Волькша оглянулся, но варяги, оставшиеся с ним в Хохендорфе уже разбрелись, показывая всем своим видом, что их беспокоит только собственный голод, а на пленников им наплевать.

– Хорошо, мы поможем, – не слишком уверенно обещал Волькша.

Но помогать ругийкам ему пришлось в одиночку. Пятеро гребцов Хрольфа не посмели поднять Каменного Кулака на смех, но в ответ на его слова о том, что надо помочь готовить еду для невольников, они поступили по-варяжски: выпустили еще пяток стряпух, а сами сели их сторожить, вооружившись кто метательным копьям, а кто луком. Волькша один таскал тяжелые бадьи с водой, дрова и мешки с крупой. Готовили прямо на улице, как в день большого праздника или великой тризны.

В хлопотах прошел день. И за все это время ни одна из женщин не разу не улыбнулась, не возвысила голос. Еда получилась безвкусной и не очень благовидной. Но варяги, уже осушавшие в ту пору второй бочонок пива, выбрали из котла лучшие куски и остались довольны.

Вечером викинги хотели загнать женщин обратно в невольничьи узилища. Похоть, рожденная битвой, давно улеглась. Наполнив животы мясом и пивом, шёрёверны больше не желали женских прелестей, а только сытого беспробудного сна. Они долго, вяло переругивались о том, кто из них будет загонять ругийских куриц в курятник, но не сумели найти самого трезвого. Так что женщины были на ночь предоставлены сами себе, дескать, сбегут, так сбегут, раз уж все равно на кноррах всех не увезти.

На закате Волькшу осенило. Он вспомнил, как легко им сдался сонный город. А что как подсчеты Хрольфа не верны, и ратники даннского конунга, нагрянут в Хохендорф не через седмицу, а завтра. На такую беду кто-то должен остаться в дозоре. В Ладони ни о каких дозорах отродясь и не помышляли. Про эту премудрость Волькша узнал только в нарядниках на княжеском дворе. Ему, правда, не довелось посидеть на башне, все больше бегал с поручениями, но в насущность дозоров он вникнуть смог. Не будь жители Хохендорфа так беззаботны, не позабудь они о своих сторожевых башнях, что стояли на углах городского вала, не оказались бы они столь легкой добычей. Щит конунга над воротами, может, и хорошая защита, да только бдительность лучше.

С этой высокой мыслью он отправился на поиски разбредшихся по городцу варягов. Собрать их вместе было не легко, убедить в необходимости сидеть на сторожевой башне – еще труднее. В конце концов, они все-таки согласились. Умирать в бою – удел воина, а вот погибать во сне или быть повязанным путами на постели – доля глупцов. А такие в Валхале не пируют. Оставалось только решить, кто первым пойдет в дозор. Гребцы Хрольфа уже приготовились к долгой тяжбе друг с другом, как вдруг Каменный Кулак по собственной воле вызвался поперед всех заступить в дозор.

Если бы кто спросил Волькшу, чего ради он после дневных трудов полез на сторожевую башню Хохендорфа, у него, само собой разумеется, нашлось бы не одно мудрое толкование этой прихоти, однако в самой глубине души он попросту избегал Эрны. Весь день, стоило только ругийке пройти мимо, как на него наваливался сонм нестройных мыслей и невнятных переживаний. Если утром он убедил себя, что ночная ярилова потеха ему пригрезилась, то к вечеру от этой уверенности почти ничего не осталось. Воспоминания о «сне» странным образом изменились. Волосы «ночной» Кайи порыжели, бедра потяжелели, а грудь еще больше налилась. Волькша гнал от себя саму мысль о том, что события прошлой ночи могли произойти в Яви, но с приближением вечера она становилась все назойливее. Мало того, он начал ловить себя на том, что ему хочется пережить все это вновь, но уже без хмельной мути.

И вот, прячась от Кайи-Эрны, а с ними и от шаманки с Хогданда, но в первую голову от своей неуверенности, Волькша и отправился бдеть на северно-западную сторожевую башню Хохендорфа.

Кто из сродников Вышней поглумился: как всегда Макошь или все же похотливый Ярила, а, может, сама Лада-матушка оборотила свой взор на затерявшегося вдали от родных мест венеда и решила согреть женским теплом? Как бы то ни было, направляясь в дозор, Волькша столкнулся с той, кого как раз и старался избегать.

– Herr Varglob, was Sie zum Abendessen wollen?[165] – спросила Эрна, как обычно не поднимая головы.

– Danke, Erna. Ich gehe in den Vorposten,[166] – ответил Волкан и сглотнул. От Эрны так нестерпимо пахло молоком.

Ругийка вскинула на него свои большие серо-голубые глаза. Если бы сумерки уже не осеняли землю своими темными крыльями, Волькша разглядел бы в них и удивление, и вопрос, и даже тень обиды. Но Ярило уже ушел на покой, а Месяц еще не показался из-за горизонта, так что решимость Годиновича провести ночь вдали от Эрны осталось незыблемой.

– Wie Sie befehlen werden, Herr Varglob,[167] – покорно согласилась женщина и опустила голову.

Но стоило Волькше сделать несколько шагов, как она вновь окликнула его:

– Kann sein, ich werde Ihnen das Abendessen auf den Turm bringen?[168]

Волкан размышлял, пожалуй, слишком долго для такого простого вопроса. Эрна терпеливо ждала. Когда же господин Варглоб согласился, она развернулась и пошла домой, пожалуй, слишком веселой походкой для такого простого дела, как принести еду.

Все, что она положила в корзину, оказалось как раз тем, чем Волькше хотелось бы повечерять: молоко, яйца, овсяные лепешки и немного колбасы. Пока дозорный уплетал еду, на небо вышел Биль.[169]

– Странные все-таки они, варяги, – сказал Годинович, указывая на Луну: – У их Месяца три лика, а у Солнца одно. А у нашего Ярила три лика да еще Коляда, Купало, Овсень, а Месяц всегда один. Только он родится и умирает.

– Так ты венед? – спросила Эрна.

– Да, – ответил Волькша: – А как ты узнала?

– Я выросла в Винете, – поведала Эрна. Только сейчас Волкан заметил, что она распустила волосы и они мерцали в лунном свете.

– Родители не разрешали, но я все равно дружила с хижанскими девчонками, – созналась женщина: – Они такие добрые и веселые. Не чета моим соплеменницам.

– Так ты не ругийка? – в свою очередь догадался Волькша.

– Это как посмотреть. Мой отец был турпилинг, а мать происходила из Хохендорфа. У меня была такая счастливая семья…

При этих словах Эрна замолчала и точно шагнула за какую-то стену.

Волькша оглядел окрестности. С башни был виден Хохендорфский залив, протока выносившая воды Одера в море. Наверное, днем было видно и само море. Бледный свет Месяца играл на воде. На севере возвышалась Зеленая Гора, похожая на растрепанную копенку сена, забытую древним великаном. С моря долетал теплый влажный ветер. Было тепло и спокойно. Запах молока наполнял верхнюю площадку сторожевой башни. Волькша зажмурился и набрал полную грудь душистого воздуха.

Эрна начала собирать в корзину остатки вечеря. От торопливости и холодной сосредоточенности ее движений чары Одерской ночи распались. Точно морозный сквозняк проник в самое сердце лета.

Волкан оглянулся, когда женщина уже начала спускаться с башни.

– Эрна, – окликнул он.

– Что прикажете, господин Варглоб? – спросила она, останавливаясь, но, не поворачивая головы.

– Не называй меня «господином», пожалуйста, – с легким упреком попросил Волькша.

– Как прикажете, – изобразила покорность ругийка и вновь начала спускаться.

– Эрна, – позвал Годинович: – Не уходи…

Женщина вернулась на башню. Поставила корзину и встала рядом, сложив ладони на животе. Ни дать, ни взять батрачка, готовая внимать прихотям недоросля.

– На что ты обиделась? – спросил ее Волкан.

– Я не обиделась, – честно, но отстраненно ответила она: – Мне не за что обижаться.

– Почему же ты поспешила уйти?

– Я принесла еду. Больше вам, …, ничего не надо. Я не хотела мешать.

Не называть Варга «мой господин» далось ей с большим трудом. Казалось, ей куда легче выслушивать нарекания, чем не произносить это слово. Точно оно въелось ей под язык и срывалось с него каждый раз, когда она открывала рот. Ни на Бирке, ни в Винете, ни тем более у Ильменьских словен Волькша не видывал такого подобострастия. Это так не вязалось с той силой и достоинством, которое Годинович чувствовал в Эрне.

– Ты мне не мешаешь, – сказал он женщине, подходя ближе.

Он долго не мог придумать с чего бы начать разговор. Ругийка застыла, как изваяние. Взгляд Волькши упал на ее руки, сложенные на животе. Рукава задрались, и темные пятна синяков в бледном свете Луны выглядели просто чудовищно.

– Знаешь, а я сегодня дал в морду одному из тех, кто пытался взять тебя силой, – поведал он Эрне с каким-то непривычным для себя жестоким удовольствием.

Та ничего не ответила, но встрепенулась, от чего ее лицо стало лет на пять моложе, глаза ее заблестели, а на щеках заиграли ямочки. Это продолжалось всего несколько мгновений, но от ее безмолвной благодарности Волькше стало почти так же тепло, как в доме Кайи, когда та узнала, что Годинович прибежал защищать ее от Рыжего Люта.

– … Варглоб, – вновь с трудом перескочив запретное слово, начала Эрна: – а кто вы такой?

– Я – венед. Из Ильменьских словен, моя мать латвица… – Волькша прикусил губу, соображая, что бы еще поведать о себе.

– Спасибо, …, но я хотела знать, кто вы на корабле? Почему морские разбойники вас слушаются, как своего старшину? Вы, должно быть из знатной семьи?

– Да, уж какой знатный, – прыснул Волькша: – Сродник бороне да господин корове. Я из самоземцев… бондэ… кнехт, наверное.

Эрна улыбнулась и кивнула.

– Но почему же они вас слушаются?

Волькша замялся. Как-то не хотелось ему хвастаться перед ругийкой своим даром. Не так уж он и хорош. Вот толмачество – другой разговор. Вспомнилось Волкану, как отбаярил он Хрольфов маснкап от суровых эстиннов.

– Я много слов знаю, – ответил он наконец: – во всех наречиях Восточного моря смыслю.

– Так ты выходит у викингов вроде ушей и языка? – восхитилась Эрна, но тут же потупилась, сообразив, что по недомыслию посмела обратиться к Варглобу на «ты»: – Извините меня, мой господин.

– Эрна, ну, пожалуйста! Пожалуйста, пожалуйста, не называй меня «господином» и давай на ты, – совсем по-мальчишески взвился Волькша.

Женщина смотрела на него округлившимися глазами и чуть заметно качала головой.

– Ну, пожалуйста, пожалуйста, Эрна, говори мне ты, – Волькша только что не топотал ножками и не дул губы. На сестру Ластю такое ребячество всегда действовало безотказно. Она начинала отворачиваться, чтобы скрыть улыбку и, в конце концов, соглашалась на то, о чем ее просил брат.

Но глаза Эрны, чем дальше, тем больше наполнялись ужасом.

– Что, Эрна? Что? – удивился Волькша.

– Я не могу, – едва слышно созналась молодая женщина.

– Чего ты не можешь?

– Я не могу не говорить вам «господин» и не могу говорить «ты».

– Почему?

Эрна с диковатым блеском в глазах уставилась туда, где днем можно было бы увидеть море. Она развязала тесемки чепца, точно он душил ее, и стащила его с головы. Непокорные волнистые волосы рассыпались по плечам. В лунном сеянии Волькша залюбовался их переливами.

– Так почему же? – уже не так настойчиво, как за мгновение до этого спросил Волкан.

– Муж так приучил, – ответила Эрна, точно сознаваясь в том, что у нее одна нога короче другой.

У венедов тоже было заведено, чтобы жена и дети относились к отцу семейства с почитанием. Но чтобы супруга не могла слова сказать, не назвав мужа господином, – такое было для Годиновича в диковинку. Ни у свеев, ни даже у сродных ругиям турпилингов он не видел ничего подобного.

Ни мало не сумляше, Годинович поделился с Эрной этими соображениями. Как же он был удивлен, когда молодая женщина заплакала. Волькша потратил множество слов, чтобы успокоить ее и разговорить. Он даже начал думать, что Макошь свела его с одержимой: уж так упорно Эрна отвечала слезами на его расспросы. Но не даром Волькшиного отца, Годину, звали порой Родомысличем, мало кто был так же рассудителен, как Ладонинский самоземец. А Волкан был его сыном во всем.

Однако то, что он услышал из уст Эрны, заставило его признать правоту Ятвы, когда та говорила, что лучше порой пребывать в неведении. Повесть ругийки легла на его сердце горючим камнем и замазала мрачными красками красоты Одерской ночи.

У Эрны было пять братьев. Она была младшей, долгожданной дочерью и единственной любимой сестрой. Даром, что ей дали имя Эрна – Первая. Все счастье ее родителей венчалось ею. Братья могли драться друг с другом из-за вкуснятинки, но стоило Эрне попросить у них «хоть кусочек», и они наперегонки отдавали ей то, что она просила. Никто и никогда не смел обижать рыжую девочку, за спиной которой всегда высилось полдесятка удалых парней.

Мать Эрны не поделила тропинку с гадюкой, когда девочке было одиннадцать лет. Как болотная тварь попала на песчаный Волин, неизвестно. Может быть, и не гадюка это была вовсе, но через полдня после укуса у доброй женщины посинели губы и она умерла, точно замерзнув на лютом морозе.

Какое-то время, пока жены старших братьев не приняли на себя заботы по хозяйству, младшая дочь была хозяйкой большого и дружного дома. Но это нисколько ее не тяготило, потому как отец и братья всегда были готовы выполнить любую ее просьбу. Ей даже нравилось считать себя старшей женщиной в семье.

Может статься, потому, не в пример своим сверстницам, Эрна и не торопилась замуж. Может, потому и была разборчива в женихах. Отец ее не неволил, а братья так и вовсе были готовы поднять на смех любого парня, который женихался к любимой сестре.

Когда сын Хохендорфского старшины посватался к девушке ей шел уже шестнадцатый год, и она считалась засидевшейся в невестах. Жених был завидный: статный да родовитый. В детстве мать рассказывала, что ругийский городец у подножья Зеленой Горы, был мрачным местом, но в пору сватовства эти воспоминания уже поблекли в девичьей голове. Ах, если бы была жива ее матушка, не случилось бы всего этого позора!..

Еще на свадебном пиру, что сотворили в Винете, Эрна заметила, как странно смотрит отец ее жениха на свою будущую невестку. Она осведомилась у своего суженого, почему свекор, не таясь, взирает на нее как на лакомое блюдо, только что рукам волю не дает. Но человек, с которым она должна была в ту ночь впервые разделить супружеское ложе, точно не услышал вопроса.

Перед брачной ночью имело место еще одно странное событие: отец мужа хотел войти в спальню вместе с молодоженами. Только смущенный вопрос Эрны заставил ее супруга остановить в дверях своего родителя. Они долго перебранивались шепотом, и старшина Хохендорфа все же послушал своего сына, хотя и сделал это с очень недовольным видом.

В Хохендорфском доме Эрну встретила беременная девочка, лет семьнадцати – жена отца ее новоиспеченного супруга. Волинянку поразила страшная подавленность, в которой находилась ее «свекровь». Для девушки, привыкшей в доме своего отца к самому лучшему обращению, та приниженность и забитость, с которой ее сверстница обращалась к своему мужу и его сыну, была совершенно непонятна.

И уж полная и жестокая неожиданность ждала ее вечером, когда отец мужа начал беззастенчиво лапать, да что там лапать, пытаться изнасиловать ее на глазах у супруга. При этом муж Эрны совершенно не обращал внимания на ее крики и возмущения. Но не даром девушка выросла с пятью братьями. Какой бы любимой сестрой она ни была, но и ей доводилось принимать участие в потасовках. Словом отпор, который получил свекор, ошеломил его.

И тогда отец кликнул сына. И к ужасу Эрны тот явился на помощь насильнику. Вдвоем они одолели молодуху, и после того, как старший сделал свое похотливой дело, муж, ни мало не сумляши, выполнил и свой супружеский долг.

Она хотела бежать в тот же день, но ее связали, запихнули в рот деревянную чушку и оставили на несколько дней без пищи и воды.

Через седмицу братья приехали проведать Эрну. Но им сказали, что их сестра со своим мужем, младшим старшиной Хохендорфа, уехала жить в Роскилле, ко двору даннского конунга, которому городец платил дань. Об этой лжи ей шепотом рассказала «свекровь», когда месяц спустя у них завязалось что-то вроде скрытной дружбы. Она же поведала Эрне, в какой ужасный дом та попала.

Предки мужа Эрны были старшинами Хохендорфа уже одиннадцать колен. Даром что должность эта считалась выборной, но на сходках в общинном доме никто даже слова не мог сказать против них. Люди шептались, что на непокорных старшины наводят порчу и разорение. Поговаривали, что род их восходит не то к древним вождям, приведшим ругиев на эти земли, не то к древним колдунам, опустошившим берега Одера своими чарами, для того чтобы ругии могли здесь поселиться.

Как бы там ни было, но черная судьба висела над родом мужа Эрны. У его отца было уже одиннадцать жен. Та девочка, что поведала ей об этом, была двенадцатой. Волинянка ужаснулась, подумав, что ее свекор, прямо как в сказке, убивает своих жен за провинности. Но все оказалось проще. Они все умирали во время родов. Все как одна. Точно плод, посеянный в их утробе, был ядовитым. Из всех младенцев выжил только один, тот, что стал мужем Эрны. Его выкормили кормилицы, а воспитали дальние родственники, жившие в пяти трех пути вниз по Одре.

Но, когда мальчику исполнилось двенадцать, отец повелел ему вернуться. Не успел тот обжиться в доме предков, как была сыграна свадьба. Жена была на четыре года старше мужа, а супружеские обязанности за него выполнял свекор, у которого в ту пору была уже девятая избранница.

С тех пор через дом старшины Хохендорфа стало проходить в два раза больше «жен», чем прежде. Эрна с ужасом узнала, что она была уже третьей женой своего мужа, но лишь второй настоящей, поскольку первая супруга умерла в родах, так ни разу и не подарив ему супружеской радости.

«Свекровь» поведала Эрне, что ничто так не взнуздывает похоть старшего мужчины в доме, как непокорность. Укрощая строптивых, он мог насиловать их до бесчувствия, так что девушка настоятельно советовала своей «невестке» держать глаза долу, говорить тихо, и что ни слово обращаться к мужчинам в доме «мой господин». Эрна вспылила и дала девушке клятву, что никогда не опустит голову.

Но через год, уже после того, как ее подруга умерла в родах, Эрна поняла, что не может больше хранить верность своей клятве.

Полтора года, прошедшие в доме старшин Хохендорфа, выжгли из Волинянки всю душу. В начале она, как и поклялась «свекрови», буйствовала и противилась позору, изо всех сил. Чтобы она не сбежала, в доме заколотили окна, а двери днем и ночью держали запертыми на огромные замки. Каждую ночь она подвергалась унижениям. Муж и свекор избивали ее до полусмерти, а потом обихаживали почти до утренних петухов, а утром супруг привязывал Эрну за руки и за ноги к постели, чтобы днем отец мог позабавиться с ней в одиночку. Уж лучше бы старик продолжал ее избивать, поскольку ночные издевательства в сравнении с дневными могли сойти за нежные ласки. Эрна с трудом подбирала слова для того, чтобы рассказать о том, что творил с ней отец ее мужа.

Случилось так, что во всем Хохендорфе не осталось дома, из которого старшина мог бы взять себе невесту. В городце просто не нашлось девиц подходящего возраста. Эрна подозревала, что горожане попросту отсылали девочек старше одиннадцати лет к своим родственникам. А «безбрачие» распаляло старшину еще больше.

Прошел год и Эрна сдалась. К тому времени она уже была беременна. Она даже отдаленно не знала, чей именно плод она вынашивает. Но одна Эрна осознавала наверняка: ей, как и всем прочим женщинам в этом доме, не пережить родов. И она стала тише воды и ниже травы, она говорила «мой господин» через слово и угождала мужчинам, чем только могла, дабы хоть остаток своих дней провести без ежедневных издевательств.

И совет покойной «свекрови» оказался действенным: отец мужа почти перестал претендовать на ее тело, разве что иногда, когда дела вне дома выводили его из себя. Но зато свекор озаботился новыми женитьбами. Он был настолько уверен, что Эрна, – а чем она лучше других, – скоро последует за остальными женщинами, прошедшими через его дом, что подыскивал невесту сразу и для себя, и для сына. Стоило уняться весенней непогоде, как они снарядили корабль и отплыли в неизвестном направлении…

– И где они сейчас? – сквозь зубы спросил Волькша. Впервые в жизни, он хотел кого-то убить. Нет, не убить. Убивать! Медленно. Жестоко. Хладнокровно. Он представил себе Ластю или Данку в лапах таких вот выродков. Да узнай он о таком, самолично отхватил бы им Родов сук тупым ножом, а потом… вырезал сердце, а потом…

– Никто не знает, но три месяца от них нет ни слуху, ни духу, – неопределенно ответила Эрна.

По торговым делам ее муж как-то уезжал месяца на два. Так что его отсутствие в течение четверти года еще ни о чем не говорило.

Важнее было другое. Две седмицы назад у Эрны начались преждевременные роды. Она уже попрощалась с белым светом, но недоразвитое дитя родилось мертвым, так и не разлив яд в крови своей матери. Что она будет делать, если старшины Хохендорфа, отец и сын, вернуться-таки с новыми женами?

– Не вернутся! – зло прохрипел Волькша.

Он был готов в тоже мгновение ринуться на поиски мужа Эрны и его отца, дабы воздать им за все слезы пролитые рыжеволосой ругийкой. Кто бы мог подумать, что она была всего на год его старше, а выглядела порой как двадцатилетняя, не раз рожавшая баба. От бессильного гнева Волкан хрустел костяшками пальцев и метался по сторожевой башне, как зубр, попавший в коровью стайку.[170]

На востоке, за Волином, за взбунтовавшейся Винетой, за хмурыми эстиннами, за суровыми охтичами и добродушной водью, за Волховом и Белоозером вставало ярое Червеньское солнце…

Часть 3 Эрна

Кнорры

Весла размеренно вспенивали воду. Ньёрд наполнял парус до краев. Течение западной Одерской протоки в меру сил подгоняло драккар. И вскоре только ноющая челюсть и вершина Зеленой Горы на горизонте напоминали Хрольфу о Хохендорфе. Разложенное по пяти мешкам в его сундуке покоилось серебро, которого могло хватить на покупку бонда. Завидного бонда, обширного, плодородного. Того, что шеппарь скопил за годы своих бесславных походов по северо-восточным закоулкам Восточного моря, достанет на то, чтобы обзавестись фольками и, в случае чего, подлатать постройки. Конечно, продав Гром можно было бы разжиться куда более завидным хозяйством, но дядюшкину посудину придется бросить на поживу этому сброду, что зовется его манскапом. Ах, да, немного серебра можно выручить за дом на Бирке и за Глаз Имира. Эти несложные подсчеты с каждым мгновение все больше укрепили решимость Хрольфа покончить с морскими скитаниями как можно быстрее. В даннском Гюльдборге он сойдет на берег, как бы для того чтобы торговать кнорры, а сам напросится на первый же корабль идущий в сторону Свейланда. Вряд ли, конечно, ему повезет настолько, что он доплывет туда на борту одной ладьи, придется пересаживаться и не раз, но все равно сын Снорри полагал попасть на Бирку и исчезнуть оттуда значительно раньше, чем туда придет эта неблагодарная, скрипучая и вечно подтекающая развалюха беспутного Эрланда. Больше всего на свете Хрольф мечтал о том, чтобы Гром вместе с манскапом больше никогда не появился в водах Мэларена. А после исчезновения шеппаря это должно было неминуемо произойти. У ладьи, управляемой этим сбродом, не было другого пути кроме, как наскочить на мель или пропороть днище о подводный камень. А те пятеро, что остались сторожить добычу, закончат свою жизнь на даннской плахе. Особенно этот венедский сопляк, что посмел поднять руку на своего шеппаря!

Теперь важно было сделать так, чтобы люди, особенно два загребных, что в упор смотрели на Хрольфа со своих сундуков, ни о чем не заподозрили. Сын Снорри потрогал припухающую челюсть и углубился в раздумья о новом бонде и созерцание морских просторов.

В устье Одры Хрольф был второй раз в жизни, а о Гюльдборге знал только по рассказам шеппарей, плававших к даннам этим путем. К северо-западу от Волина должна была лежать обширная гряда островов. Если обогнуть их с моря и взять прямо на запад, то попадешь на северную оконечность острова, на котором стоит Гюльдборг. Если же пробраться мимо гряды вдоль берега и опять-таки направиться на закат, то можно было попасть к длинному проливу, который опять-таки приведет к Золотому Замку. Обладая столь скудными сведениями о предстоящем пути, Хрольф решил не испытывать судьбу и плыть вдоль берега.

Весь день драккар летел, как птица, но Гюльдборгского пролива достиг только впотьмах. Сказалось то, что из Хохендорфа Гром вышел только в полдень. Идти в такую пору по неизведанной шхере Хрольф не решился, и манскап провел ночь в деревеньке Хассело.[171]

То ли лицезрение унылой жизни окрестных землепашцев подточило столбы Хрольфовых намерений, то ли за ночь перестала болеть челюсть, то ли гребцы ни словом, ни взглядом не выдали того, как их позабавила полученная шеппарем оплеуха, но утром сын бондэ уже изрядно сомневался в том, что готов бросить свой драккар.

А когда по левому борту появился городок, подходивший под все описания Гюльдборга, Хрольф едва не грыз родерарм от сомнений, терзавших его разум и сердце.

Он уже облачился во все свое бранное железо, перекинул через плечо тяжеленную суму с серебром и подошел к борту корабля, чтобы перебраться на мостки. Оставалось только сурово наказать манскапу ждать, не покидая драккара, как вдруг, совершенно неожиданно для себя Хрольф обернулся к загребным и гаркнул:

– Уле, Ольг, раздери вас Гарм! Что вы сидите? Пойдете со мной. Не гоже шеппарю, как последнему фольку, таскать тяжелую поклажу. Кто же поверит в то, что я не просто так языком треплю, а, как есть, покупаю кнорр?

Олькша, который из иного разговора понимал самое большее два слова, и то подивился тому, как яростно и цепко торговался Хрольф. Будь у него побольше времени сын Снорри выторговал бы три кнорра по цене двух.

Так ведь и то сказать, первую посудину он купил прямо у корабелов. Они только закончили ее для какого-то купца. Тот задержался в пути. И Хрольф так заморочил умельцев, что те были рады-радешеньки избавиться от новенького кнорра, получив за него как за изрядно потрепанный.

Дальше пошло труднее. Гюльдборг – не чета Коге или Роскилле. Оказался городишко мал, да и скуден. И все же Хрольф нашел еще две посудины. Рядом с первой покупкой они выглядели совсем старыми, но на плаву держались хорошо и нисколечко не текли, а что еще требуется от кнорра. Если же принять во внимание то, что оба они не просто болтались где-то у полусгнивших мостков, а ждали загрузки товара, то можно понять, сколько умения и задора понадобилось племяннику Неистового Эрланда, чтобы убедить их владельцев уступить ему корабли. Торговля растянулась на полдня. Хрольф врал, пугал, льстил, топал сапогами и звенел железными бляхами на броне. Купцы недоумевали, отнекивались, стращали, удивлялись, неверили. И, в конце концов, согласились. После этих долгих и тяжких торгов у всех, даже у тех, кто просто стоял рядом, осталось чувство, что они поучаствовали в самой выгодной сделке в жизни. Даром, что после нее бывшие владельцы кнорров застряли в Гольдборге со своим добром на пару месяцев и потратили все полученное серебро на покупку новых судов.

Вечер был уже на подходе, когда Хрольф и его высоченные спутники вернулись на Гром, сообщить о покупке кнорров.

И вот тут началось самое сложное. Шеппарь неплохо поднаторел в управлении драккаром, но никогда не водил за собой ватагу кораблей. К тому же на весла четырех кораблей он мог рассадить всего пятнадцать человек – неполный манскап Грома. Суда же надлежало увести из Гольдборга как можно скорее, пока корабелы или купцы не спохватились и не пришли требовать свои кнорры назад.

Задача оказалась куда сложнее, чем представлялась в Хохендорфе. После того, как были определены четыре кормчих, в распоряжении Хрольфа осталось всего одиннадцать гребцов. Не густо. Очень не густо для того, чтобы везти широкопузые, неуклюжие кнорры. Такого позора на Бирке не пережил бы ни один шеппарь, но, хвала Одину, Гюльдборг был на безопасном расстоянии от варяжской вольницы, и никто из шёрёвернов не увидел, как Гром Трюморк, гордый корабль Неистового Эрланда, тянет за веревку три грузовые посудины. На всякий случай на каждом кнорре сидела пара гребцов, но их помощь почти не ощущалась теми, что ломал спины на сундуках драккара. Еще и Ньёрд издевался, как мог, дуя прямо в драконью морду.

Словом, к ночи связка кораблей едва добралась до местечка Зюндбю, что было на пол пути к Хассело, принимавшего драккар прошлой ночью.

На заре было решено, что днем гребцы на кораблях станут меняться, дабы не загнать насмерть тех, кто надрывался на головном судне. Но осуществить эту задумку оказалось не так-то просто. При первой смене один из гребцов свалился за борт и едва не утонул, поскольку обессилел донельзя.

Если бы варяжский бог ветра не сменил гнев на милость, связка драккара и кнорров так и плыла бы к Хохендорфу, точно снулая рыба. Но Ньёрд подсобил и к вечеру пригнал вереницу к той россыпи островов, за которой начиналась Одерская губа…

Угасал уже четвертый день с тех пор, как Хрольф увел драккар на северо-запад. Варяги, оставшиеся с Волькшей сторожить добычу, мрачнели на глазах, точно яблоки-паданцы. Ни пиво, ни вино не веселили их больше. Еда становилась все преснее и преснее. И только страх разрастался у них в сердцах. Что они будут делать, если Гром не появится еще через пару дней? Бежать? Как? Куда? Где смогут найти убежище викинги, брошенные своим шеппарем на растерзание даннского конунга, чьих данников они ограбили. Ведь говорили же они Варгу, что нет веры потрошителю сумьских засек. Не по зову сердца, а по прихоти судьбы стал этот бондэ шеппарем шёрёвернов. Оттого для него Дрерхизкапур – пустой звук, а его Валхала заключена в собственном жалком клочке земли.

Теперь Волькше больше не приходилось уговаривать их ходить в дозор. Они сами рвались на сторожевую башню, так что порой им приходилось напоминать о том, что кто-то еще должен следить за порядком в городце.

Впрочем, женщины, кашеварившие на весь город, были так покорны своей Недоле, что Волькша уже начал подозревать, что насилия и поругания, которые выпали на долю Эрны, были здесь частью жизненного уклада. Или, может быть, для них бытность данниками, и правда, означала лишь отложенную неволю или же смерть. Выходило, что Хрольф прав, и жизнь человека, не сумевшего победить в бою, становилась собственностью того, кто одержал над ним победу? Выходило, что тот, кто не отдал жизнь, защищая свою свободу, теряет право свободно распоряжаться своей жизнью? И все жители Хохендорфа, оказавшись в заколоченных домах-узилищах, признали властителями своих судеб горстку шёрёвернов? О том, чьими руками была добыта эта победа, Волкан старался не думать. Грело душу лишь то, что у жадных варяжских крысят лопнет пузо, если они попытаются сожрать весь Хохендорф.

Нельзя сказать, что Волькша не взирал в ожидании на северо-запад, но его взгляды вверх по Одерской протоке были лишены тоски, пожиравшей души варягов. Он знал, куда пойдет и что будет делать, если вдруг придется спасаться бегством от нагрянувшей дружины даннского конунга. Его путь проляжет на восток. Вдоль моря. Волькша даже смутно не представлял себе, сколько времени он проведет в дороге, но места, в которые его она приведет, Годинович видел явственно. Была только одна невнятность: Волкан понимал, что на восток он двинется не один, но как сложится судьба Эрны после этого похода, он даже представить себе не мог. Оставить рыжеволосую женщину в доме извергов он не согласился бы ни за что на свете: не они сами, так их сродники рано или поздно, но приедут в мрачный дом Хохендорфских старшин, и тогда нестерпимое унижение Эрны продолжится. Но в то же время он не находил ругийке места ни в Ладони, ни в доме на деревьях… Волькша, конечно, мог доставить ее в Винету, но он слишком мало знал он о нравах ругиев и турпилингов, дабы полагать, что столь простой выход станет самым лучшим. Примут ли беглянку ее отец и братья? Впрочем, у него было еще дня три, чтобы это решить.

То время, что оставалось у него от дозоров и забот о прокорме пленников, Волькша проводил в доме Эрны. Каждый вечер он впадал в оцепенение, ожидая повторения того, что ему пригрезилось в ночь после падения Хохендорфа, но ничего даже близко похожего не происходило. Это уверило Годиновича в том, что нежная близость не то с Кайей, не то с Эрной, ему все-таки пригрезилась. В свете того, что он недавно узнал о бесчинном замужестве ругийки, ему было бы невыносимо думать, что и он поступил с ней, не лучше ее мучителей. То, что в его видении она все сделала добровольно, ничего не меняло. Срам – он срам и есть, чем его не выгораживай.

Словом, Волькша не разделял смятения гребцов, а спокойно дожидался либо возвращения Хрольфа, либо прошествия седмицы. Он был одинаково готов и к тому, и к другому. Так что, когда на исходе четвертого дня на протоке показалась вереница из драккара и трех кнорров, Волькша вовсе не прыгал и не верещал от радости, как прочие варяги.

Отплытие

Гребцы устали смертельно. Особенно Олькша и Уле. Венед и гёт, точно затеяли безмолвный спор о том, кто из них жилистее. Каждый раз, когда шеппарь говорил, что настал их черед пересаживаться на кнорры, они упрямо мотали головами. Более того, они отказывались покинуть даже сундуки загребных.

– А вдруг, как у кого от нашей с Бьерном работы задом кровь пойдет? – грубо отшучивался гёт: – Сундук потом отмывай… Лень… Уж мы лучше тут жилы порвем, пока у кого-нибудь из нас пуп не порвется… Так, Ольг?

И Рыжий Лют растягивал потрескавшиеся губы у ужасающей улыбке.

Так они и силились переупрямить друг дружку все три дня обратного пути. Остались каждый при своем, зато уважать друг друга стали еще больше. Когда их на руках спускали на берег, глаза обоих закатились под брови, а кожа на ладонях была сплошной кровавой мозолью. Но к полуночи они отлежались и показали всем, что значит венедская пословица: работает за троих, а ест за четверых. Глядя на то, как они пьют пиво и перемалывают зубами мясо, кто-то пошутил, что от гребной натуги у них пупки все-таки развязались, и теперь пища проваливается мимо пуза прямо в рубахи. Воистину, ни одно брюхо не могло вместить столько еды, сколько умяли два загребных.

Утро для приплывших началось поздно. Но те, кто оставался в Хохендорфе поднялись на ноги ни свет, ни заря и, в меру своего разумения, принялись готовить корабли к отплытию. Носили к мачт-фишерсам бочонки с пивом и водой, мешки с житом и снедью. Проверяли кницы и весла. Уже никого не надо было убеждать в том, что из разоренного городца надлежит убраться как можно скорее. Самое позднее утро следующего дня.

В полдень горестные вопли вновь поплыли над Хохендорфом: викинги начали делить жителей на тех, кого они возьмут на Бирку, и тех, кого эта участь минует.

Для шёревернов началась потеха. Они ходили от одного невольничьего дома к другому и высматривали «лучший товар». Со стороны можно было подумать, что они судачат об овцах или свиньях.

Однако вскоре бестолковость этого занятия стала очевидной. Русь зарилась в основном на молодых женщин и девиц. Будь у них не три кнорра, а десять они бы не оставили в покоренном городце ни одной юбки, если только та не болталась на костлявой старухе. А кто при этом сядет на весла, их, похоже, совершенно не заботило.

Хрольф ругался со манскапом до хрипа. Но его люди стояли на своем либо требовали от него сделать так, чтобы и караси жирели, и щуки не скучали. Споры закончились тем, что молодух опять вернули в узилища, а будущих фольков начали отбирать по-варяжски мудро.

Хрольф повелел вывести из заколоченных домов всех детей до одиннадцати лет. После этого он приказал их матерям по очереди выходить из дверей и ждать пока ее дети не подбегут к ней. После этого женщина должна была найти своего мужа и вывести из заточения. Полную семью отводили в сторону и, к их великой радости, отпускали, точнее, запирали в их собственном доме. Через какое-то время в узилищах остались только никому не нужные старики, одинокие вдовы, вдовцы, молодые пары, еще не обзаведшиеся детьми, а так же парни и девицы на выданье, отроки и девчонки. Стариков со старухами прогнали взашей, а оставшихся полонян шёрёверны подвергли унизительному отбору.

Волькша ушел с торговой площади прочь. Его мучил нестерпимый стыд оттого, как варяги щупали девиц и молодух, как заставляли его сверстников показывать зубы и спускать портки, оголяя Ярилову палицу. Можно было подумать, что именно ею они будут работать на хозяина. Даже после того как Волкан вспомнил, что на Рюнмарё тяжелолицая жена бондэ пыталась купить у Хрольфа «рыжего фолька», потребного ей не столько для обработки земли, сколько для похотливой орати, он не примирился тем, что творилось перед узилищами.

И вот шестьдесят гребцов невольников было отобраны. К великому разочарованию манскапа женщин на кнорры определили всего двадцать, остальное место на деках отводилось поклаже. Ее набралось так много, что все посудины, включая Гром, сидели в воде настолько низко, что, буде дочуркам Аегира приспичит поиграть в салки, судьба кораблей будет незавидна.

Перед тем, как вереница ладей Хрольфа с богатой добычей покинула Хохендорфскую заводи, в жизни шеппаря произошло еще два немаловажных события.

Гребцов-невольников уже рассаживали по скамьям кнорров, привязывая хитроумными узлами к кницам, когда вверх по протоке из Щецинского залива поднялась лодка. Она не стала, как прочие суда, боязливо жаться к дальнему берегу, а направилась прямо к варяжским кораблям. Кроме двух гребцов в ней сидел какой-то викинг и еще трое воинов в добрых кольчугах, с мечами и щитами.

Хрольф уже хотел крикнуть: «Русь! Поднять топоры!», но Волькша узнал в ратарях трех приятелей Рудгера.

– Что вам надо, турпилинги? – не слишком ласково приветствовал их шеппарь. Парни замялись. В свейском они были не сильны. Пришлось Волкану истолковывать вопрос, даром, что у свейского и турпилингского наречия были общие корни.

– Возьми нас с собой, – попросили воины: – в наших семьях мы все – младшие сыновья. Чем сидеть на шее у старших, мы решили попытать морского счастья. Твои люди, – сказали они, косясь на Волькшу и Олькшу: – самые лучшие воины из тех, кого нам довелось встречать. Ни один хольд Уппландского ярла не сравнится с такими бойцами. Мы хотим сражаться с ними в одном строю, потому что и удача сама приходит к ним на поклон. Мы привезем домой полные сундуки сокровищ и станем старшинами Винеты!

Кто из них сочинил эту высокопарную речь? Но было видно, что готовили они ее не один день. И ведь не даром! Стрела лести попала в цель. Хрольф заухмылялся в усы. Что-то подобное он и сам ощущал с тех пор, как увидел венедских парней, бегущих по берегу Волхова от разъяренной княжеской дворни. Теперь его грезы разделили и сыновья турпилингских купцов. Добыча, с которой его манскап возвращался на Бирку, уже начала превращать мечты шеппаря в Явь. Но только мечтать теперь надо было о большем! О гораздо большем, чем плодородный бонд и десяток фольков! Вот эти Волинские парни вознамерились стать старшинами своего города. Так почему бы ему, шеппарю драккара, на борту которого по воле Судьбы обретается Каменный Кулак, не пожелать стать ярлом? Ну, чем он хуже Ларса?

От тщеславных мыслей в голове у Хрольфа зашумело сильнее, чем от красного вина, так что дальнейших речей он почти не слышал.

Просьбу турпилингов он, конечно, удовлетворил: какой шеппарь откажется от трех, снаряженных для сечи воинов. Уж кто-кто, а потрошитель сумьских засек в прежние времена не мог похвастаться обилием ратарей, жаждавших примкнуть к его манскапу. Вероятно, гордыня родилась на много раньше сына Снорри: как светлейший из ярлов Хрольф небрежным движением руки передал парней под начало Ёрна, которого в свою очередь сделал кормчим одного из кнорров.

Теперь настала очередь викинга обратиться к шеппарю с речью. Даже несмотря на то, что на нем не было лисьей шапки, сомневаться в том, что это человек синеуса Ларса, не приходилось. И потому сказанное им обрушилось на племянника Неистового Эрланда как гнев Рэны среди полного безветрия.

– Я – Эгиль Скаллагримсон, воин, – сказал он голосом сиплым, как шум прибоя: – Я двенадцать лет бился в дружине Уппландского ярла. Случалось и раньше, что его людей брали в плен, но он никогда не приходил к ним на выручку и не платил за них выкуп. Волиняне предложили мне или дожидаться прихода ярла под стены Винеты, или пойти с ними в твой манскап. Прилюдно и громко я, Эгиль Скаллагримсон, воин, говорю, что ухожу от Ларса и хочу искать удачи на твоем драккаре, шеппарь.

– А что ты умеешь в бою, Эгиль? – спросил его Хрольф, с большим трудом одолев приступ удушливой гордости. Прежде ему не приходилось задавать этот вопрос: он с радостью брал на борт любого добровольца. Но уклад шёрёвернов обязывал шеппаря всячески чиниться, набирая людей в манскап.

Эгиль молча взял короткое копье, отвел руку и метнул его. До ворот Хохендорфа было шагов тридцать. Щит, который даннский конунг водрузил на верхнюю перекладину ворот, был невелик. Обычный круглый щит даннского ратаря. Железное жало вонзилось в него чуть выше срединного железного набалдашника. Под тяжестью копья он накренился и через мгновение упал с ворот.

Все, кто видел бросок Эгиля, восхищенно присвистнули. Если этот воин и не был хольдом, то отменным копейщиком он, безусловно, являлся. Хрольф важно кивнул, повелел Эгилю подняться на борт Грома, а сам пошел надзирать за погрузкой. Однако после двух приливов гордыни его рассудок заметно помутился, и шеппарь с трудом соображал, что творится вокруг.

Тем временем Волькша подошел к людям, доставившим с Волина трех парней и Скаллагримсона, и попросил их задержаться на чуток. Неизвестно, что он им посулил, но они согласились, даже несмотря на то, что солнце уже котилось к вечеру, а им предстояло еще неблизкое возвращение в Винету.

Договорившись с гребцами, Волькша побежал искать Эрну. Он нашел ее в мрачном доме Хохендорфских старшин. Женщина укладывала в кожаную, дорожную торбу свои пожитки.

– Эрна, там… – начал Волкан, переводя дух: – там приплыли люди из Винеты! Я уговорил гребцов подождать тебя.

– Меня? – удивилась Эрна.

– Ты, что, хочешь остаться здесь и дожидаться возвращения… – Волкан замялся, не находя слов, чтобы именовать ее мужа и свекра.

– Нет, – ответила ругийка, всем видом показывая, что не для этого она перетряхивала сундук со своим приданым, а до этого разорила тайники своих мучителей.

– Так пойдем скорее! Они отвезут тебя домой к братьям и отцу!

– Ты не хочешь брать меня с собой? – опустила голову Эрна.

Волькша оторопел.

– Я плохо готовлю? – спросила молодая женщина.

Волкан покачал головой. Вкуснее чем ругийка готовила только Ятва.

– Я слишком старая для тебя? – все так же тихо спросила Эрна.

– Ну, что ты! – поспешно ответил Годинович и отчего-то сглотнул. Ему хотелось спросить: для чего именно Эрна считает себя старой, но он не посмел.

– Тогда почему мой господин хочешь избавиться от меня?

– Я не хочу! – возмутился Волькша: – Я хочу вернуть тебя в дом, где ты была счастлива.

– Была! – впервые за все это время Эрна заговорила в полный голос: – Да, я была счастлива в доме моей семьи. Теперь это дом старшего брата, он заботится об отце. Это его доля – доля старшего брата. Но, чтобы там ни было, я буду для него обузой. Девушки для того и выходят замуж, чтобы покинуть родное гнездо. Для меня там больше нет места. Точно так же, как и в домах остальных братьев. Я знаю, что они никогда так не скажут, но это так. Ничья вдова и ничья жена, я принесу под их кров черную оспу своей горестной судьбы…

Волькша опустился на лавку и уронил голову.

– Когда в ночь вашего набега тебя под руки привели «выбирать» женщину, ты выглядел даже более напуганным, чем мы. Но когда ты посмотрел мне в глаза, я вдруг поняла, что передо мной человек, который никогда меня не ударит. Не знаю уж, как я это увидела, но с тех пор я с каждым днем все больше убеждалась, что первый взгляд не обманул меня. Господин… извини… Варглоб, ты – единственный мужчина в моей… взрослой… жизни, который был со мной нежен. Не выбрасывай меня, как негодный хлам, как кишку от съеденной колбасы. Возьми меня с собой. Я буду самой покорной из твоих фольков… Пожалуйста, Варглоб.

С этими словами Эрна опустилась на колени.

Волькша молчал. От того, что он сейчас услышал, менялось многое. «…был со мной нежен…» Значит, был! Была! Значит не пригрезилась, а произошла в Яви та… нежная близость, которая после возвращалось смутным томлением и метаниями между стыдом и отрадой.

С улицы долетал шум суматохи.

Беззвучные слезы текли по щекам Эрны.

В дверь задрожала от чьих-то ударов.

– Кулак! Ты здесь? – горланил кто-то из гребцов: – Хрольф готов отплывать!

Волкан поднялся, закинул на плечо переметную суму Эрны и протянул ее руку.

– Пойдем.

Разоренный городок был теперь еще больше похож на место крысиного пира. Многое из утвари, вытащенной на улицу в день набега, так и осталось лежать на торговой площади. Кое-где порушенная, кое-где потраченная гора уворованного добра сиротливо высилась среди потухших кострищ и пустых пивных бочонков. Сам не понимая, почему для него это так важно, Волкан отметил, что резная колыбелька все-таки пропала. Кто из варягов позарился на нее? Для своих детей умыкнул он ее или все-таки на продажу, как будто такую же не могли сделать свейские столяры?

В Хохендорфской заводи все и впрямь было готово к отплытию.

Манскап Хрольфа, понацепив на себя бранного железа, в одночасье превратился из вольных гребцов в строгих надзирателей и, похоже, эта ипостась была шёреверном по душе. Они со свирепым видом прохаживались вдоль сундуков, на которых еще недавно сами ломали спины.

Появление Волкана в воротах Хохендорфа варяги встретили нестройными здравицами. Гребцы-невольники украдкой взирали на щуплого парнишку, за которым, опустив глаза долу, следовала жена сына городецкого старшины. Знал ведь живчик, кого выбрать в фольки!

В воротах Эрна остановилась, точно справляясь с чудовищным порывом ветра. Ее лицо побледнело и осунулось, – она увидела возле варяжских кораблей небольшую лодку, в которой сидели люди из Винеты.

Волькша взял ее за руку и тихонечко потянул вперед. Ругийка покорно двинулась, но в лице ее читалось твердое намерение возле лодки вновь упасть на колени и умолять Варга не отсылать ее на Волин.

Когда же она поняла, что ее господин ведет ее к драккару, краски жизни вновь заиграли на ее щеках, а походка стала еще более неуверенной, но уже не от отчаяния, а от счастья. Из всех плененных жителей Хохендорфа, Эрна была единственной, кто взошел на борт варяжского драккара улыбаясь.

Попятный путь

Когда викинги покидали западную Одерскую протоку, небо укрылось кисеей перистых облаков. Точно нерадивая жена забыла тряпицу в бадейке со щелоком, и та расползлась на нитки, вохрые и хилые, тронь – разойдутся.

Опасаясь того, что по пути кнорры с добычей могут потеряться, шёрёверны перед отплытием вновь связали корабли длинными веревками. Однако Хохендорфские пленники, сидевшие на веслах грузовых посудин, гребли нестройно, отчего ладьи то и дело дергали драккар за упряжь. Иногда рывки были так сильны, что на обоих кораблях люди валились на деки. Ругаясь на чем свет стоит, русь Хрольфа принималась раздавать тумаки гребцам-невольникам. Но спустя непродолжительное время разлад повторялся, и варяги вновь падали с ног.

В конце концов, Хрольф приказал отвязать веревки, а судна поставить наконечником стрелы: Гром впереди, пара старых кнорров за ним, а замыкала поход новая ладья с Волинскими турпилингами в манскапе и Ёрном у рулевого весла. Людям на грузовых посудинах было приказано лечь костьми, но держаться не дальше броска копья друг от друга и от драккара.

Выйдя в море, Хрольф повел ватагу кораблей на восток, туда, где несколько дней назад высаживал Волькшу.

– Мы плывем в Винету? – спросил Волкан.

Он был не прочь еще раз повидаться с Альфертом, узнать, как готовятся к свадьбе Рудгер и Броня, и стоят ли уже на месте створки городских ворот.

– Все-таки, венед, ты иногда кажешься на много глупее, чем есть, – ответил шеппарь, перекладывая родерарм на себя, от чего драккар начал неторопливо забирать к северу.

Когда Кулак появился возле Грома с рыжей Хохендорфской строптивицей, недавние обиды вновь замутили сердце свея. Нет ничего оскорбительнее, чем чье-то бесспорное превосходство, особенно если оно не выражено размахом плеч и исполинским ростом. Вот с Большим Руном все понятно. И хотя Хрольф впервые увидел человека-гору, распростертым возле ног все того же Варглоба, одного взгляда на берсерка, недошедшего до Валхалы, было достаточно, чтобы любой человек признал собственное ничтожество. Но когда твой манскап вопит здравицы мозгляку, когда молодая и сочная сверх меры фру, которую не смогли взять силой трое лихих викингов, сама отдается тщедушному заморышу, а потом, как верная собака, приходит за ним на корабль, даже самое чистое сердце почернеет от зависти. А сын бондэ душевной пригожестью похвастаться не мог.

– Не ты ли, венед, стращал меня скорым подходом кораблей Харека? – цедил сквозь зубы Хрольф: – А теперь хочешь, чтобы я потерял день, таская эти грузовые лоханки вверх и вниз по Одерским протокам?

– Нет, – ответил Волькша, удивившись внезапной немилости шеппаря.

– Вот и не задавай глупые вопросы. Стезю прокладывать – шеппарьская забота. Иди, вон, лучше…

Он хотел сказать: «Иди вон лучше, потискай свою рыжую фольку», но его скула предупреждающе заныла, и он не закончил своих речей…

К ночи, когда Хрольф уже привел свои корабли к необитаемому безымянному островку в полудне пути от Борнхольма и спрятал в чашеобразный залив, отгороженный точно крышкой песочной грядой, Восточное море взбеленилось бурей. Даром, что пару дней назад начался теплый, душистый Червень, волны расходились не на шутку. От их щедрот досталось даже причаленным судам. Перекатываясь через «крышку залива», они вытолкали один из кнорров на берег и едва не разбили его о морену в прибрежном песке.

Не иначе Позвизд[172] осерчал на кого-то в восточном краю. Он стремился туда во всей мощи своего гнева. Застань Стрибожичи Хрольфовы корабли в море, не видать бы им больше Бирки. Опрокинул бы кверху дном, и поминай, как звали.

Утром море было безмятежно, как лесное озеро, но страх в душах манскапа не унялся вместе с ветром. В прежние времена, когда только ленивый не смеялся над ничтожностью Хрольфовой добычей, его люди бесстрашно встречали любую бурю. Теперь же, когда их прибыток не влез и на четыре корабля, они вспомнили всех Асов и Ванов, всех великанов и альвов, о которых когда-либо слышали. Викинги вдруг уверовали, что все верхние и нижние боги, все подгорные и подводные чудовища только и мечтают отнять у них завоеванное добро.

– Хрольф! – наседали они на шеппаря: – Надо принести жертву Ньёрду, Рэне и Аегиру! Мы давно не воздавали им должное!

– Боги гневаются на нас! – показывали они на выброшенный на берег кнорр.

Сказать по правде, Хрольф последний раз вспоминал о богах почти год назад, когда собирался плыть на Ильмень. Тогда он откупился от сыновей и соратников Одина связкой сушеной рыбой, плошкой каши, чашкой масла и кувшинчиком меда. Но сегодня манскап, похоже, говорил о настоящей жертве, может быть даже человеческой, как это любила сварливая Рэна.

– О чем они опять грают? – спросил Олькша у приятеля. Сборище варягов и вправду было похоже на стаю крятунов на пашне. Каркают, крылами машут, головами вертят.

– Они требуют чтобы Хрольф принес жертву варяжским богам, дабы те пропустили их через море, – ответил Волькша.

– Вот ведь дурни! – хохотнул Рыжий Лют: – А раньше они чего же о своих богах не вспоминали?

– А Велес их знает, – хмыкнул Волкан.

Хрольф тем временем повелел сложить жертвенный костер. На пустынном берегу набрать хвороста было не так-то просто. Рыскать за ним по окрестностям варягам было не досуг да и перед лицом полонян не по чину. В конце концов, они отвязали от гребцовых скамей пяток Хохендорфских парней, отвели на берег, и довольно споро те насобирали у воды стопу разнородных бревен, сучьев и корабельной щепы.

Варяги связали длинные бревна так, что получился плот, чуть больше гребецкого сундука, после чего соорудили на нем поленницу. Невольники с ужасом смотрели на эти приготовления. По всем далям и весям ходили былицы о кровожадности варяжских обрядов. Рассказывали, что когда в Свейланде умирал ярл, его хоронили вместе с конем и рабынями, которые должны были ублажать его в державе ледяной Хель, раз уж ему не посчастливилось, пасть в бою и отворить двери Валхалы. Хохендорфские мужчины на веслах вспомнили свое вчерашнее нерадение и уверились, что на жертвенный костер взойдет кто-то из них. Девицы и молодухи, глядя на жертвенник, то и дело падали в обморок, посчитав, что викинги вряд ли станут приносить жертву столь потребных для похода гребцов, и потому будут ублажать своих страшных демонов кровью невинных женщин.

Когда же на одном из кнорров жалобно заблеяла коза, все невольники разом обмякли, закатили глаза и возблагодарили ругийских богов за то, что жадность викингов оказалось сильнее их страха перед владыками моря.

Пока манскап собирался вокруг жертвенника, Волькша недоумевал, как же варяги собираются творить священнодействие без волхва или шамана? Кто будет разговаривать с богами от их имени?

Когда же обряд начался, Волкан просто потерял дар речи. Нестройными голосами манскап начал выкрикивать имена богов и просьбы к ним. Под эти вопли Хрольф перерезал козе горло так, точно собирался ее свежевать для жаркого.

– Att gala fцlja med! Gala! Gala! – Крикнул венедам шеппарь, выразительно показывая на небеса.

– Он хочет, чтобы мы галдели вместе с ними? – удивился Олькша.

– Не галдели, а молились, – поправил Волькша: – Галдеть – варяжское слово. Мне отец говорил, но я никогда не думал, что их молитвы и правда так похожи на галдеж.

Тем временем Хрольф деловито свежевал козу. Сердце, печень и прочую требуху он бросил на поленницу. Следом полетели голова и копыта. Поморщившись от досады, шеппарь отделил и бросил на жертвенник еще шею вместе с оковалком нутряного жира. После чего вытер он руки о тушку и взялся за огниво. Когда костер занялся, Хрольф столкнул плот в воду и принялся галдеть вместе со всем манскапом. Но было видно, что его больше беспокоила мысль о том, успеет ли кровь вытечь из козьих жил до отплытия, ведь иначе мясо будет изрядно пованивать.

Варяги рядились со своими богами довольно долго. По всем приметам Ваны приняли мзду благосклонно: плот с жертвенником не перевернулся, и огонь на нем не потух. Даже густой дым от горящего мяса отлетал в самом благоприятном для шёрёвернов направлении – на Север – как раз по пути кораблей.

С кнорром, который волны вытолкали на берег, справились бы играючи, не будь люди Хрольфа так усердны в окриках и битье бестолковых пленников. Запуганные ругии никак не могли взять в толк: что и куда тянуть и толкать. Наставив синяков, искупав в море почти всех, кто стаскивал посудину с берега, викингам вернули-таки злополучный кнорр на воду. И дальнейший путь вереницы был похож на катание по тихой заводи.

Первые дни Хрольф еще зыркал глазами по морским далям и поминал Гарма оттого, что кнорры тащились так медленно. Но ни единого драккара не промелькнуло на юге. Даже рыбацкие лодки возле островов и то попадались нечасто.

До Окселёзунде корабли Хрольфа добирались пять с половиной дней.

Шеппарь оказался рачительным хозяином. Он строго следил за тем, чтобы манскап без нужды не лупцевал гребцов-невольников. Он повелел кормить пленников наравне со своими людьми, отказывая им лишь в пиве и мясе. Мало того, он наказал шёрёвернам не брать Хохендорфских молодух силой, дабы довести их до Бирки без синяков и ссадин. Со стороны племянник Неистового Эрланда был похож на заботливого козопаса, везущего на продажу излишки своего тучного стада.

На Окселёзунде сын бондэ соприкоснулся со своей новой Долей. Железных дел мастера прознали, что Хрольф везет на Бирку почти сотню здоровых молодых фольков, и насели на него с просьбами уступить им добычу по баснословно высокой цене. Шеппарь и представить себе не мог, что за ругиев будут давать по восемьдесят крон за голову. Эх, кабы знать, так он, потратив еще денек, купил еще два кнорра!

Хрольф был уже готов согласиться на посулы Окселёзундских рудоплавов, но вовремя спохватился. Если он продаст большую часть фольком, то кто поведет кнорры дальше. Едва ли на Окселёзунде он найдет вольных гребцов, да и сколько серебра они запросят за то, чтобы отвести грузовые посудины Хрольфа на Бирку. Плавильных дел умельцы признали правоту шеппарских слов и предложили купить фольков вместе с кноррами. Дескать, грузовые суда им тоже до зарезу нужны. За два старых корыта Хрольфу обещали серебра как за три новых. Это было уже выше всех корыстных мечтаний недавнего потрошителя сумьских засек, и он поспешил согласиться… но при одном условии. Хрольф настаивал, чтобы новые хозяева его добычи последовали за ним на Бирку, дождались там, пока кнорры будут разгружены и только после этого забрали своих людей и корабли. Услышав о такой прихоти, Окселёзундцы заскребли в затылках, но, видать, даже это не уменьшало их выгоды.

Еще три дня Хрольф поднимался от Окселёзунде до Мэларена. Однако прямо на Бирку шеппарь не поплыл. Манскап недоумевал, но, будучи наслышан про выгодный торг с плавильщиками, возражать не стал.

А Хрольф тем временем нашел в Виксберге[173] ватагу плотников и отправил их на Бирку вместе со своим помощником Аве и целым плотом отборного бруса.

Людей Хрольфа снедало любопытство. Чего нельзя было сказать про невольников и их новых хозяев, которые уже скрежетали зубами от странных затей взбалмошного шеппаря. Однако прошло еще целых два дня прежде, чем он приказал манскапу двигать корабли к варяжской вольнице.

Берег заливчика, не в пример первому появлению Волькши и Олькши на Бирке, был весьма многолюден. Даже, пожалуй, слишком многолюден для обычного дня. Вряд ли все люди, что толкались в тот час на пристанях, пришли туда по насущному делу. Было видно, что многие пришли снедаемые любопытством.

– Roth sakta![174] – покрикивал шеппарь, вырядившийся так, как не одевался даже ко двору синеуса Ларса: – Еще медленнее, Гарм вас раздери.

Манскап таращился по сторонам, но не мог понять, куда Хрольф направляет свой драккар. Там, где еще в середине Травеня почти тонули в воде шаткие мостки, над волнами озера возвышался широкий и прочный настил, уходивший от берега так далеко, что три кнорра враз могли причалить к нему с одной стороны, оставив другую для драккара.

На новом причале, уперев руки в боки, стояла Фриггита и хмурила лоб, силясь понять, откуда у ее непутевого мужа взялось серебро на такие знатные мостки, и, главное, отчего у Хрольфа теперь четыре корабля вместо одного, в то время как у нее на шее, как и прежде всего два серебряных обруча.

Новые мостки

Весь путь от Волина до Бирки Волькша был молчалив. Так же скуп на слова он был лишь в ту пору, когда драккар Хрольфа летел вниз по-весеннему полноводному Волхову, Ниену и дальше вдоль берегов Сумьского залива.

Только на этот раз Волкану не нашлось места на сундуке, так что ему нечем было унять немилосердные терзания, что раздирали его с яростью лаек, обложивших медведя. Вглядываясь в морскую даль, Волькша думал о Кайе. Ее золотистые волосы грезились ему в солнечных бликах. В криках морских чаек он слышал ее смех. Он снова и снова гулял с ней по борам, болтал о повадках зверей, грибов и ягод, потешался над ее доверчивостью и внимал олоньским сказаниям. Снова и снова видел он кичливого селезня несущегося над берегом реки, поражался точности полета стрелы с каменным наконечником и той беззаботности, с которой девушка перед ним обнажилась…

Но на этом месте его видения начинали преображаться. Волосы девушки стремительно рыжели, перехват стана сужался, а бедра, напротив, наливались женской статью. Как ни противился Волкан, как ни гнал от себя это наваждение, Эрна снова и снова ложилась рядом с ним, и он тонул в дурманящей неге ее ласк. В такие мгновения ему хотелось подойти к ругийке и обнять ее или хотя бы вдохнуть сладкий запах молока, который она источала. В такие мгновения он знал, что будет защищать Эрну от невзгод до последнего вздоха, что сделает все, дабы она позабыла все гнусности, выпавшие на ее долю. И тогда он снова видел перед собой веснушчатое лицо Кайи, и от этого погружался все глубже в пучину разлада с самим собой.

Он не мог поведать свою кручину ни родному Яриле, ни варяжскому Ньёрду. Он не доверил бы ее ни одному человеку, будь то сызмальства знакомый Олькша или просоленный морскими ветрами и трепанный жизненными неурядицами Хрольф. Стоило ему подумать об этом разговоре, как ему слышался их язвительный смех и грезились издевательские ухмылки. Дескать, из-за баб кручинится только юродивый да малохольный, всем прочим, буде они в силе да при мужицком соку, бабой потешиться, как высморкаться. Рыжий Лют говаривал так лет с четырнадцати, а то и раньше. Не оттого ли и приключилась с ним та неурядица в доме Кайей, после которой он навеки-вечные потерял туда дорогу? То-то он чуть ли не год носом шмыгал да с тоски сох…

Мысль о том, что олоньская охотница всегда относилась к нему как к брату, а сама, невзирая на свои же слова и поступки, загадывала на Ольгерда, больно резанула Волкана по сердцу. И в то же время точно приоткрыла дверь в перетопленной бане Волькшиных терзаний. Свежий воздух ворвался в его рассудок и разделил наконец Кайю и Эрну. Годинович мысленно поставил их перед собой и начал рассуждать здраво. С чего он решил, что Кайя ждет не дождется его, Волькши, появления в доме на деревьях? Она прекрасно жила и до их встречи на берегу зимней Ладожки. Не потеряйся Торхова телочка, они бы с ней и вовсе не встретились вновь. Она, Кайя, не очень то искала встречи с тем, кто спас ее от поругания. А ведь дорогу в Ладонь она знала куда как хорошо… Идя по шаткой гати этих рассуждений, Волькша дошел до того, что его вмешательство в похотливые дела между Олькшей и Кайей показалось ему не таким уж и благодетельным. Вспаши той зимой Рыжий Лют девичью новь олоньской охотницы, крики и причитания о Лемби забылись бы в пылу любовных утех, после чего зажили бы Олькша с Кайей душа в душу…

От таких дум Волкан день ото дня погружался все глубже в омут гнетущей тоски. Так гадко на сердце, как в дни возвращения с Волина на Бирку, ему еще никогда не было.

– Что печалит, моего господина? – осмелилась спросить Эрна, когда суда Хрольфа дожидались неизвестно чего в Виксберге.

– Я же просил… – простонал Волькша, зарываясь лицом в ладони.

– Извини… Извини. Это пока сильнее меня… – пролепетала Эрна и уже собиралась уйти подальше с глаз Варга.

– Это ты меня прости, – сказал Волькша, поднимая глаза.

Молодая женщина оторопела. Таких слов от человека, которого викинги величали Каменным Кулаком, она никак не ожидала.

Волкан долго, не мигая, смотрел на Эрну. Он узнавал и не узнавал ее. То ли за время плавания она изменилась, то ли в Хохендорфе он ни разу не посмел взглянуть на нее так пристально. Но только теперь он увидел задорные веснушки на ее миловидном лице, маленькую темную родинку над губой, яркий, похожий на лепестки василька, узор ее зениц.[175] Теперь он почему-то не чувствовал, что она старше него. Даже сугубая женственность ее стана показалась Волкану сродни девичьей, невестинской, не потраченной на домашние хлопоты, пышнотелости.

Медленно, но необратимо радостная улыбка озарило Волькшино лицо. Не сразу почувствовав ее тепло, Эрна свела брови домиком и приготовилась услышать нечто ужасное, нечто, за что сам Каменный Кулак предварительно попросил прощения. Но Годинович продолжать улыбаться, глядя ругийке в глаза. И она оттаяла. Уголки ее губ тоже потянулись кверху, а через несколько мгновений между ее пурпурных ланит засияли белые, какие-то даже слишком белые и крепкие, зубы. Эрна сделала шаг вперед, точно собираясь обнять Волкана, но сдержала порыв. И вдруг на ее щеках заблестели слезы.

Волкан не знал, куда деть руки. Он бесцельно теребил складки своей одежды, пока его пальцы не нащупали за пазухой что-то твердое размером с ладонь. А он-то уж и забыл о нем, о янтаре, найденном на эстиннском берегу. Помнится, Волькша тогда первый раз в жизни вступил на Янтарный берег, и Восточное море тут же сделало ему такой роскошный подарок. Это же море привело его к Эрне, чьи волосы были похожи на янтарные волны. Янтарь к янтарю…

– Вот, – сказал Волкан, протягивая ругийке необработанный алатырь. За то время, пока Годинович носил его в потайном кошеле, тот натерся о полотно и теперь поблескивал, точно гребень, который Торх подарил синеокой Раде.

– Вот, – повторил Волькша: – У меня больше нет ничего, что я мог бы тебе подарить, а мне так хочется… Из него можно сделать… гребень или, если за хочешь, бусы… Что тебе больше нравится?

– Варг… Мой… – Эрна осеклась, чуть не вымолвив запретное слово: – Но фолькам не делают подарков, тем более таких. Их подарок – сохраненная жизнь… а мой еще и вызволение из… Хохендорфа. Фолькам…

– Эрна, – оборвал ее Волькша: – Ты – не фолька! Пока я жив, у тебя никогда не будет господина. Это я тебе говорю, Волкан Ладонинский…

В эту ночь Волькша не позволил Эрне ночевать на корабле вместе с пленниками. Хрольфов манскап, пополнившийся тремя турпилингами и Эгилем Скаллагримсоном, едва вмещался на постоянный двор Виксберга. Полатей на всех не хватало, и шёрёверны спали вповалку на полу. Даже зная, что никто из гребцов не будет перечить Каменному Кулаку, Волькша не решился привести Эрну в общую горницу, так что они с ругийкой устроились ночевать на сеннике, постелив старый парус поверх остатков прошлогоднего покоса. Они возлегли рядом и затихли. За тонкими стенками сенника кто-то бродил в ночи. В стайке посапывала скотинка. Волкан точно нырял из проруби в кипяток и обратно, но при этом не шевелил даже кончиками пальцев. Ругийка тоже не шелохнулась. Ждала ли она ласк или просто наслаждалась теплом Волькшиного плеча? Как бы то ни было, но она вскоре крепко заснула. Варг обнял ее, уложил ее голову себе на грудь и долго гладил непослушные волосы. От Эрны головокружительно пахло молоком и чем-то пряным.

Утром Волкан проснулся с мыслью о том, что ему нужен дом. Он не приведет ругийку к Хрольфу, пусть даже тот отгородит им особую клеть. В какое-то мгновение Волькше пригрезился сруб на деревьях, но он нещадно отогнал это видение. Нет, он обзаведется настоящим домом. Будь дело в Ладони, братья и соседи помогли бы ему срубить остов и поставить крышу за полмесяца. На обустройство ушло бы еще несколько две-три седмицы. К концу Липеца[176] он смог бы там жить. Но Волкан был далеко от родных мест, а на Бирке его единственным помощником было серебро.

Серебро, серебро…

В это утро Волькша взглянул на Хрольфовы кнорры совсем другими глазами, и слово добыча наполнилось для него иным смыслом. Его вдруг взволновал вопрос: как велика будет его доля в том, что везет на Бирку Хрольф. Он уже собирался спросить об этом шеппаря, но тот как раз повелел готовиться к отплытию.

– Волькш, ты чего сегодня какой-то… навостренный? – спросил его Ольгерд: – Шлялся где-то всю ночь. А? Тискался что ли со своей рыжей? Дал бы и мне разок ее помять? А, братка?

Щелкнули костяшки Волькшиных кулаков. Темные ободки серых зрачков налились мраком грозовой тучи.

– Заткнись, – холодно выдохнул он: – Ты слишком быстро становишься варягом. Не по-словенскому обычаю просить чужую женщину взаймы точно скотину на пахоту. Если ты еще хоть раз посмеешь даже в мыслях гнусно отнестись в Эрне, то я тебе больше не соплеменник, забуду и кто ты, и как тебя звать. Понял?

– Да ты что? – взвился Рыжий Лют: – Пугаешь? Из-за бабы сродника пугаешь? Из-за фольки?

– Она – не фолька! – рявкнул Волкан.

– А кто? – ярился Олькша: – Жена она тебе, что ли?

– Не твое дело, ягонь конопатая, – буркнул Волькша.

– Что! Как ты меня назвал? Да, я тебя сейчас порву на куски, погань латвицкая!

Волькша нагнулся и черпнул горсть прибрежного песка.

– Олькша, МНЕ НАДОЕЛО ТЕБЯ ВРАЗУМЛЯТЬ! – сказал он слова, которые в прежние времена и впрямь отрезвляли Рыжего Люта. Годинович почти не надеялся, что они подействуют. Варяжская земля в кулаке не придала Волкану и малой толики той силы, которую источала родная, Ладонинская. Если бы началась потасовка, Каменному Кулаку пришлось бы уворачиваться и уклоняться, пока они с Ольгердом не оказались бы рядом с драккаром Хрольфа. Однако заветные слова и памятное движение вразумили-таки Олькшу и он охолонул.

– Ты это серьезно? – спросил он.

– Что серьезно? – уточнил Волькша.

– Хочешь на ней жениться?

– Не твое дело, – насупился Годинович.

– Да брось! – едва не рассмеялся Рыжий Лют: – Жениться на первой бабе, которую облапал?! Да ты спятил! Мы же теперь варяги. Да у нас в каждом походе по пятку таких будет!

– Заткнись! – опять повысил голос Волкан и устрашающе поднял кулаки.

– Да ладно тебе, Волькш, – сказал Олькша и отступил на шаг: – Дело конечно твое. Но я бы…

– Ты бы лучше вспомнил о Кайе! – не сдержался Волькша.

– А что? – набычился Рыжий Лют: – Кто это? – издевательски спросил он. Кровь прилила к его конопатой морде. Ни разу со времен похода в барсучий город парни не говорили об олоньской охотнице. Но судя по последним словам, Волькша знал о неудачном сватовстве Ольгерда. С чего бы тогда иначе ему поминать Кайю?

– Никто, – бросил Волкан и двинулся к мосткам, возле которых стоял драккар Хрольфа и три его кнорра.

Чувствуя, как ярость клокочет у него в жилах, и памятуя слова Годины о том, что гнев – худший из советчиков, Волькша решил отложить разговор о дележе добычи на более спокойное время. Он же не знал, что прямо на причале Фриггита насядет на шеппаря с бабьей склокой.

Жена Хрольфа начала вопить о том, что ее муженек держит ее в черном теле и наряжает в обноски чужих фольков, едва только драккар оказался в досягаемости ее истошного крика. Такие наветы и оскорбления не могли придти в голову даже Рыжему Люту, а уж от его сквернословия порой краснел сам задира Локки.

Хрольф побагровел, как клюква.

Люди на берегу хватались за животики, внимая разнузданной обличительнице. Никто не верил в то, что на поле супружеской брани Хрольф настолько плох, но до упаду смеялись все, кто находился на безопасном расстоянии от мужа Фриггиты.

Олькша, понимавший в бабьем крике в разы меньше прочих, и то лыбился от уха до уха. Он не преминул подобраться к Волькше, хлопнуть по плечу и многозначительно подмигнуть. Дескать, что, братка, хочешь чтобы и тебя вот так же из походов встречали?

Волкан нахмурился и отвернулся.

Когда Хрольф шагнул с драккара на мостки, Фриггита уже дошла до исступления. Она перегородила шеппарю дорогу и требовала немедленных ответов на вопросы, которые, якобы, задала мужу еще до его отплытия. Племянник Неистового Эрланда молча отступал по причалу вглубь озера. Оказавшись на дальнем краю мостков он остановился, тяжело вздохнул и… столкнул Фриггиту в воду.

То ли она растерялась от неожиданности, то ли вовсе не умела плавать, но, оказавшись в озере, жена Хрольфа начала тонуть. Не обращая внимания на ее мольбы о пощаде и милости, шеппарь вернулся к драккару и потребовал копье.

– А может не надо, Хрольф? – спросил Эгиль, подавая ему грозное оружие.

Ответа не последовало.

Так же неторопливо племянник Неистового Эрланда вернулся туда, где барахталась в воде его жена. Все вокруг затаили дыхание. Хрольф поиграл копьем, ища на нем сподручное место. От ужаса Фриггита даже перестала кричать. Она то погружалась в воду, то с трудом выкарабкивалась на поверхности. Покачав головой, шеппарь раздосадовано плюнул и протянул жене тупой конец копья. Но он не стал вытаскивать ее на мостки, а потянул к берегу.

Едва ноги Фриггиты коснулись каменистого дна, как она уже открыла рот, чтобы возобновить свой крик. Но Хрольф сдавил пальцами ее щеки, так что ее рот стал похож на разинутый утиный клюв, и рявкнул:

– Зашей свою пасть кожаными шнурками! Заколоти ее дубовой пробкой, женщина! Ибо твой муж теперь самый удачливый из ныне здравствующих шёрёвернов! Моя добыча не уместилась даже на четырех кораблях! Так что я больше не желаю слушать твои поганые речи! Ты поняла меня, женщина? А если ты ослушаешься, я сложу в лодку все твои пожитки, посажу туда тебя и твоих детей и прикажу своей руси оттолкать вас на середину Мэларена. Ты меня поняла?

От сырости платья, от ужаса, от возмущения, от неожиданности, от стыда и отчего-то еще Фриггиту ознобило. Она стучала зубами, икала и часто-часто хлопала мокрыми ресницами.

– Иди в дом, женщина, – приказал Хрольф: – и пусть к вечеру будет готово столько еды для меня, моих людей и дорогих гостей с Окселёзюнде, чтобы наши животы лопнули от натуги, и все равно мы не смогли бы съесть ее всю!

Когда Хрольф вернулся к своим кораблям, манскап встретил его приветственными криками, в которых не было и тени насмешки, а лишь гордость за своего шеппаря и одобрение его деяния.

Хрольфовы бобы

Добычу начали делить только через три дня после возвращения на Бирку.

Двое суток шёрёверны беспробудно объедались и пьянствовали. Фриггита в точности исполнила волю мужа, и под тяжестью приготовленной снеди у стола подламывались ножки. Рудоплавам пришлось отложить свое отплытие на время пира. Хотя они и были в основном гётами, но набить пузо мясом и пивом любили не меньше свеев, фалийцев, фламандцев и турпилингов из Хрольфова манскапа. Рыжий Лют от варягов не отставал, а в части жестоких шуток и зубоскальства над упившимися товарищами, так и вовсе не знал равных. От его выходок ухахатывалось все застолье.

И только Волькша поскрипывал зубами и хмурил брови. Если бы не здравицы, славословившие его вперемешку с Ольгом и шеппарем, он и вовсе улизнул бы из-за стола. Но Година завсегда приучал своих сыновей к благочинию, а покидать трапезу прежде главы дома, по словам Волькшиного отца, было вопиющим невежеством.

Хрольф с манскапом гулял, а Бирка клокотала слухами, как разваренная каша. Даже старики не могли вспомнить, чтобы из набега шёрёверны возвращались с такой баснословной добычей. На каждого из людей бывшего потрошителя сумьских засек приходилось по четыре пленника и немереная куча всякого добра. Поговаривали еще и о сундуках с серебром, которые племянник Неистового Эрланда привез на Громе, но в глаза их никто не видел.

Впервые за все время, пока сын бондэ был принужден судьбой жить среди мореходов, к его дому потянулись своенравные шеппари и заносчивые ратари. Они приносили к его столу пива или вина, желали ему прожить сто лет, а после полушепотом уславливались о «важном разговоре». Гастинг с трудом мог остановить глаза на госте. Лицо у него при этом случалось суровое и мудрое. Он выпячивал сомкнутые губы, беззвучно шевелил ими, точно пережевывая что-то передними зубами, после чего важно изрекал:

– Bra! Vi ska talla efterеt. Bra?[177]

После чего Хрольф жестом приглашал викинга за свой стол. Тот присаживался и начинал в меру своей хитрости выяснять, в чем потаенная причина Хрольфовой удачи.

Как бы ни был гость изворотлив в речах, но за столом бывшего потрошителя сумьских засек он слышал только одно: Каменный Кулак. И варяг принимался яростно скрести в затылке: меньше месяц тому назад с Адельсёна пришли слухи, что никакого Steinknytnдve не существует, а Большой Рун сам ударился головой о камень, после чего и уподобился немощному младенцу. И поскольку это было суждением ни кого-нибудь, а самого синеуса Ларса, то все немедленно с ними согласились. Даже те, кто что видел тот приснопамятный удар собственными глазами. А ныне, люди Хрольфа вещали о том, что два десятка гребцов одолели целый город, и все это только благодаря пресловутому Каменному Кулаку! Головы шеппарей начинали трещать не столько от вина и пива, сколько он потуг разобраться в том, где же спрятана истина. Что правдивее: слова Уппландского ярла или небывалая добыча Хрольфа, привезенная аж на четырех кораблях, куда она поместилась лишь частично, о чем в один голос горланили его люди? Такая Удача просто так не приходит. Было о чем призадуматься вожакам шёрёвернов. Но таким размышлениям лучше придаваться на трезвую голову.

Третий день прошел у Хрольфа в тяжкой головной немочи, которая, однако, не помешала ему завершить сделку с купцами из Окселёзунде. Те, наконец, смогли забрать своих фольков: всех плененных мужчин и половину женщин, а шеппарь получил семьдесят две сотни крон серебром за людей и пять сотен за ладьи.

Однако не обошлось без прискорбных недоразумений. Один из рудоплавов положил глаз на Эрну и уже собирался затащить ее обратно на кнорр, как одну из десяти купленных невольниц. Но ругийка дала такой отпор, что Окселёзундцы опешили. Они потребовали у Хрольфа, чтобы он обуздал фольку и отдал им ее в путах. Тот кликнул своих людей, но они остановились как прибитые, едва сквозь дурман похмелья до них дошло, о какой полонянке идет речь.

– Ты думаешь, он тебе это простит? – спросили они у шеппаря.

– Кто? – поморщился Хрольф, с трудом превозмогая пенную бурю в голове и муть в кишках.

– Каменный Кулак, – ответили ему: – Ты хочешь продать его женщину без его ведома?

– Вот ведь, Гарм меня задери! – выругался свей: – Это я с перепою рассудка лишился… Да… Вы только Варгу ничего не говорите.

Но было уже поздно. К мосткам бежал Волкан, и лицо его не предвещало ничего хорошего.

Рудоплав, ни мало не вникнув в происходящем, подступил к Хрольфу с требованиями отдать ему рыжеволосую фольку. Шеппарь глупо улыбался и пытался наскоро объяснить упрямцу, что тот может выбрать любую другую девку взамен этой. Окселёзундец настаивал. И тут к спорщикам подбежал Волькша. Он взял Эрну за руку и повел прочь. Рудокоп, заплативший за фольков очень добрую цену, схватил ругийку за другую руку.

– Это моя фолька! – рявкнул он: – Я ее купил. Твой шеппарь, сказал, что я могу брать любых. Так что пошел прочь, мозгляк.

У всех людей Хрольфа, что оказались в тот миг на причале, похолодело в загривке. Им еще не приходилось видеть Варглоба в такой злобе. Разве, что шеппарь удостоился этого зрелища в Хохендорфе, прежде чем отлетел головой в борт драккара. Но тогда на лицо Каменного Кулака набежали лишь серые облачка, теперь же его укрыла грозовая туча.

Как же Хрольф порадовался тому, что уже получил деньги. После удара Волькши рудокоп отлетел к своему кнорру, перекувырнулся через борт, упал на товарищей, те не удержались на ногах и всей кучей свалились за борт. Когда гёты, ругаясь на чем свет стоит, взобрались на кнорр и вытащили из воды бессознательное тело любителя рыжих женщин, железных дел мастера были близки к тому, чтобы взять свои слова и серебро обратно.

Впрочем, с шёрёвернами ссориться – как у собаки кость отнимать – может выйти себе дороже. И рудоплавы почли за лучшее убраться с Бирки подобру-поздорову, даже не забрав десятую девицу.

– Йахо! – восклицал ближе к вечеру племянник Неистового Эрланда: – Да наш Кнутнэве одним ударом выбил нам еще восемьдесят крон!

– Йахо! – вторил ему манскап, который в прежние времена делил между собой всего полторы сотни крон с набега…

На следующее утро к дому Хрольфа потянулись шеппари, окрестные бондэ и слуги окрестной знати. Слух о богатой добыче разошелся по округе как круги по воде. Но Фриггите было велено просить всех добрых людей зайти ближе к вечеру: дескать, шеппарь с манскапом заперся в доме и делит добычу. Жена безропотно подчинилась приказу мужа и, когда поток желавших переговорить с Гастингом иссяк, даже не подумала совать носа в мужские дела и пошла в гости к подругам. Ей, до грудной жабы хотелось погорланить при раскладе долей, но новое платье, два четыре серебряных обруча на шее и золотую цепь на поясе надлежало немедленно показать «этим спесивым стервам», как жена Хрольфа называла своих приятельниц.

В прежние времена, когда в манскапе у Хрольфа было всего двадцать человек, делить добычу было на много проще: шеппарь забирал себе пятую часть, остальное поровну делили между собой гребцы. Теперь перед племянником Неистового Эрланда стояла непростая задача. При дележе надлежало учесть двух венедов, без которых Победа могла бы и не улыбнуться викингам, трех турпилингов, которые в набеге участвовали, но вроде бы как по началу от своей доли отказались, и Эгиля Скаллагримсона, который прибыл в манскап уже после битвы, но судя по всему привык получать свою долю в добыче синеуса Ларса. Усложнялось все еще и тем, что у Хрольфа в голове с трудом ворочались такие большие числа, как восемьдесят семь сотен. Обычно на сходках за него все подсчеты вела Фриггита. Делала она это проворно и, как подозревали в манскапе, всегда в пользу мужа.

Понимая, что теперь его люди ждут от него честного дележа, шеппарь созвал всех. Точно камень свалился с души сына Снорри, когда Эгиль сказал, что Дрерхизкапур не позволяет ему взять даже горсть ячменя, за которую он не пролил ни своей, ни чужой крови. Турпилинги помялись, пошушукались, и передали через Ёрна, что, поскольку они и правда прежде отказывались от своей доли в добыче, то будут рады, если им на троих дадут долю как одному гребцу. Но только на этот раз!

Оставалось понять, сколько серебра отдать венедам, чтобы те не осерчали. Что ни говори, а почти все фольки, купленные рудоплавами, были пленены после того, как Волькша оглушил их ударом своего каменного кулака.

В доме Хрольфа повисла зябкая тишина.

– Ольг, – по-венедски обратился шеппарь к Рыжему Люту: – Ты и Варг делать большай добыч. Ви был хороший битва. Ви наш хольд. Хольд брать три доля гребец. Ты – хорошо?

– Что он говорит? – переспросил верзила Волькшу: – Не в обиду, Хрольф, но я ничегошеньки не уразумел.

Годинович объяснил, что шеппарь предлагает им, как знатным воинам, взять в три раза больше, чем достанется гребцам.

– А он сколько оттарит? – спросил Ольгерд: – Ты-то сам, сколько себе tar?[178] – обратился он к Хрольфу.

Манскап захихикал. Неуклюжесть и тугодумность, с которым Рыжий Лют осваивал свейское наречие, давно стала поводом для шуток. Но иногда верзила смешивал разные языки весьма забавно.

– Я тар фюра – штыре, – ответил Хрольф и для верности показал четыре пальца.

– У-у-у, – протянул Олькша и поскреб в затылке. Он посмотрел на Волькшу, потом на Ульриха. По всему было видно, что он не может понять, как это шеппарь возьмет себе четыре доли, а они с Волканом по три. Ано, конечно, почетно, но получается, что кто-то из гребцов останется без добычи?

– Да нет, Олькша, – начал втолковывать ему Годинович. Как и в Ладони, Рыжему Люту надо было все объяснять на пальцах: – Вот смотри нас двадцать четыре: Эгиль отказался, Волиняне на троих берут одну долю. А Хрольф будет считать, точно в нем четыре человека. Понял? Ну, он, Фриггита и дети. А в нас с тобой, как будто, по три.

– Но я-то один, – изрек Ольгерд.

– Ну, ты как будто берешь еще для Пекко и Удьки, а я, скажем, для Буяна и Ятвили. Уразумел?

– Не знам. Вродя да.

– Не знам, – передразнил его Волькша: – Двадцать один гребец, считая турпилингов за одного, ты, Пекко, Удька, я, Буян, Ятвиля, Хрольф, Фриггита и Хрольфовы дети итого тридцать рыл. Поделим всю добычу на три десятка. Получится тридцать долей. Каждый возьмет себе по одной. Понял?

– Вродя да, – пробасил Олькша.

– Ну, ты полено, – похлопал его по плечу Годинович.

– Но как Пекко и Удька возьмут свои доли? – спросил Рыжий Лют, хлопая белесыми ресницами.

Манскап, – не даром же они зимовали на Ильмень-озере, – грохнул дружным хохотом. Вряд ли они поняли все слово в слово, но Волькша все так внятно втолковывал верзиле, что суть понял даже Эгиль, никогда не живший среди словен. Так что смысл последней Олькшиной глупости дошел до всех.

– Чего они ржут? – обозлился Олькша: – Inte garva![179]

Тяжелая оплеуха, которую он отвесил одному из гребцов, только взъярила всеобщий смех.

– Да ну вас, скоморохи безмозглые, – вскочил со своего места Ольгерд. Расталкивая гребцов он направился к дверям. Несколько голосов, в купе с Волькшиным, просили его остаться, но эти просьбы потонули в гоготе.

После его ухода настал черед подсчетам и пересчетам. Чтобы не распалять манскап лицезрением серебра, – мало ли у кого норов взыграет, – Хрольф решил прикинуть сколько кому причитается… на бобах.

Отсчитали восемьдесят семь бобов по числу сотен крон. Разложил на тридцать кучек. Получилось по два на долю и двадцать семь ничейных бобов. Тогда договорились, что в одном бобе десять ячменных зерен. Раскидали ячмень по кучкам и вышло, что на каждую долю приходится по двадцать девять десятков крон. Сжимая в горстях по два боба и по девять ячменных зерен, люди Хрольфа не верили своим глазам: каждый из них мог купить себе по кнорру, и у них еще останется серебро на разные разности.

– Днями, как продадим невольников и прочий скарб, каждый получит причитающееся серебро, – перекрикивая довольный гомон, вещал Хрольф: – Берегите свои бобы и ячмень как ключи от казны. Если кто не хочет брать все серебро сразу, то может менять бобы на кроны по мере надобности! А они до поры полежат у меня в сундуках!

Это предложение было встречено ехидным ропотом, самыми безобидными словами в котором было: «нашел полоумных». Однако горланили гребцы скорее из зубоскальства, чем по злобе.

– Ну, все, проваливайте, – шутливо погнал Хрольф свою русь из дома: – Мне еще с умными людьми поговорить надо…

– Хрольф, – дернул Волькша шеппаря за рукав, когда манскап выкатился из дома на улицу.

– Что тебе, Варг? – с благодушной улыбкой спросил свей. Никогда еще в своей жизни он не чувствовал себя таким благородным и могущественным.

– Хрольф, отдай мне долю сегодня. Сейчас, – без обиняков, хотя в полголоса потребовал Волкан.

Шеппарь даже не сразу смог сосчитать, сколько серебра у него требует Каменный Кулак. Но не тяжесть расставания с белым металлом придавила душу сына бондэ к земле. Неизвестно через какие дыры туда прокралась уверенность в том, что, получив свою долю, Кнутнев уедет с Бирки или, самое меньшее, покинет его манскап, променяв Гром на драккары Ларса или, может статься, самого конунга.

И все же Хрольф совладал с собой и вида не подал.

– Что за спешка, Варглоб? – спросил он.

– Я больше не могу жить в твоем доме, – ответил Волькша.

При этих словах сердце шеппаря точно покрылось тонкой ледяной коростой и больно заворочалось в груди. Ведь он так и знал! Так и знал!

– Я хочу построить или купить себе дом, – сознался Волкан.

– Где? – дрогнувшим голосом осведомился Хрольф.

– Ну, где-где? Здесь, на Бирке, раз уж я теперь твоя русь.

Шеппарь сел на скамью и запустил пальцы в бороду. Еще никогда прежде он так не радовался собственной ошибке.

– Так что, Хрольф? – настоятельно вопрошал Волькша.

– Да у тебя будет самый лучший дом на все Бирке! – с воодушевлением пообещал шеппарь: – Нет! Врешь! У Каменного Кулака должен быть самый лучшей дом на всем Мэларене. Каменный! Большой, как у ярла!

– Я не хочу каменный, – оборвал его Волкан.

– Почему? – удивился сын бондэ.

– Не хочу и все. Камень на могилу кладут. А я здесь жить собираюсь. Покамест.

Хрольф хмыкнул. Такой присказки про каменные дома, он не знал, но в устах Каменного Кулака она ему понравилась, хотя в своих грёзах он возводил для себя отнюдь не деревянные срубы.

– Так ты дашь мне мою долю сейчас? – в который уже раз спросил Волькша: – А то я попросил Виксбергских плотников обождать пару дней, а уже три прошло.

Не говоря больше ни слова, походкой благородного ярла Хрольф удалился в хозяйский конец дома. Он вернулся оттуда с тяжелыми мешками. Улыбаясь, точно оно не уходит, а само плывет к нему в руки, шеппарь поменял Волькшины шесть бобов и двадцать семь зерен ячменя на увесистую толику чистейшего серебра.

И в тот же день Волкан начал обзаводится собственным домом на Бирке.

Дом-гриб и печка на ножке

На дюжину дней Бирка превратилась в большое торжище. На ней и раньше постоянно шла торговля: шёрёверны меняли добычу на еду, одежду, оружие и новые корабли. Однако такого множества торговцев за раз на ней не бывало никогда. Можно было подумать, что двор свейского конунга переправился на каменистый островок посередине Мэларена и обустраивается на долгий постой. Таких дорогих тканей, добротной брони и оружия, изысканных пряностей и другой роскоши еще никогда не привозили сюда. В прежние времена, буде шёрёверн хотел потешить себя диковинами, он отправлялся в Сигтуну,[180] Роскилле или Хедебю.[181] Теперь же запах большой добычи привлек сюда расторопных торговцев со всего Свейланда.

С прибытком оказался тот, кто привез на Бирку ратную одежду и оружие. Ошалев от богатства, манскап Хрольфа скупал все, что блестело, звенело и переливалось смертоносными гранями. Теперь это были не просто гребцы, одетые в меховые безрукавки поверх полотняных рубах. Мохнатые шапки, в которые кое-кто из руси подкладывал железные пластины, сменились остроконечными шеломами. Кольчуги мелкого плетения были подпоясаны железными поясами, на которых висели длинные мечи в костяных ножнах. Простые дубовые щиты сменились узорными, обитыми кожей и множеством железных блях.

Особенно усердствовал Олькша. Если бы не Уле, который везде таскался со своим венедским наперсником, Рыжий Лют переплатил бы за свои наряды втридорога и остался бы без всей своей доли серебра в первые же дни после того, как она к нему попала. Но гёт объяснил Хорсовичу, что в доме Хрольфа гребцов кормят отнюдь не за просто так. А если кому нечем платить, Фриггита складывает в особый горшок камешки на память, дабы потом при следующем дележе добычи удержать с должника.

Олькша подивился такому обычаю, но мотовать перестал. И так уже возле его полатей на манскаповой половине Хрольфова дома высилась гора разных дорогих покупок. Напоследок Бьёрн купил неподъемный сундук, куда и сложил все свои пожитки.

– Эх, – досадовал он: – Видел бы меня Хорс! Вот бы порадовался старый пень.

– Vad säger du?[182] – спрашивал Ульрих.

– Jag säger… min far inte ser… såg… det,[183] – выковыривал Олькша свейские слова из памяти.

– Не пойму я тебя, венед, – усмехался гёт: – Ты теперь, почитай, знатный викинг, про таких скальды поют Саге свои песни, а все не можешь отцовские зуботычины забыть. Все-то тебе надо, чтобы он тебя по головке гладил да на коленках тетешкал.

Но Олькша понял из его слов далеко не все, и разговора по душам не получилось…

С поглядом на Хрольфовых людей, и другие варяги, случившиеся в то время на Бирке, подраспустили тесемки своих кошелей. А кое-кто даже откопал заветные сосуды с серебром и золотом. Никто не хотел ударять лицом в грязь. Так что купеческие кнорры уплывали с Бирки, сидя на воде значительно выше, чем на пути сюда.

Но были на острове два человека, поступившие со своей долей добычи, иначе прочих.

Сколько раз Фриггита пыталась заполучить у мужа серебра на какую-нибудь диковину, да только с таким же успехом она могла бы разгрызть зубами камень. Хрольф считал, что нового платья, двух обручей на шею и золотой цепочки на пояс для жены более, чем достаточно. Остальное он решил потратить на… корабли! Он извлек из потаенного места все, что откладывал на покупку бонда, сложил со своей долей добычи и понял, что может заказать у Мэларенских корабелов целых два драккара по пятнадцать весельных рядов. При этом у него еще останется достаточно серебра на покупку второго кнорра для перевозки награбленного. Представляя себя во главе двенадцати десятков отборных викингов, Хрольф ощущал, как сладкий дым небывалой Славы начинает куриться вокруг него. Хвала Одину, что не позволил он шеппарю прежде времени изменить своей судьбе и осесть в каком-нибудь скудном бондэ. Не согласись Хрольф проучить рыжего верзилу во время кулачек на Волховском льду, не промайся он целый месяц немочной хворью после встречи с каменным кулаком его щуплого приятеля, не узри он, как эти двое точно зайцы удирают от княжеской дворни, до конца своих дней копошился бы он в серой грязи. Но не попустил Тюр, чтобы племянник Неистового Эрланда упустил свою Удачу и Славу. И теперь при споспешестве Стейна Кнутневе и грозных жителей Асгарда, Хрольф мог всерьез думать о том, чтобы превзойти своего именитого предка. Те немногие старики, что жили на Бирке, вспоминали, что Эрланд обзавелся Громом Трюморком, когда был уже в зрелых летах. Его племянник еще только входил в возраст, а уже собирался владеть пятью кораблями. И если в прежние времена скальд, начиная песнь о славном набеге, долго перечислял шеппарей и хольдов, что в него отправились, то очень скоро белобородые запоют о Хрольфе-Мореходе, свершавшем знатные подвиги сам о пяти кораблях. Так они пели только о светлых ярлах. Так пели о конунгах…

Волькша так страстно желал поскорее покинуть большой, но неуютный дом шеппаря, что был готов переселиться даже в амбар или на сенник. Несколько старых хозяйственных построек пустовало на юго-восточном краю варяжского поселения на Бьёркё. Пятнадцать, а то и больше лет назад кто-то поставил их на берегу рядом опушкой березовой рощи. Вероятно, намеревался соорудить рядом мостки, да не сподобился: то ли дно оказалось неподходящим, то ли хозяин закромов сгинул в морской пучине. От заводи, где испокон века причаливали драккары шёрёвернов, амбары оказались слишком далеко, и по сему они так и не наполнились ни дровами, ни утварью, ни мешками с житом.

Прежний хозяин немало поскупился на крыши и двери, так что бесхозные срубы издалека напоминали огромные шалаши, по чьей-то прихоти водруженные на бревенчатые короба. Тонкие березовые стволы, заменявшие стропила покосились, лиственные ветви, некогда укрывавшие амбары, пожухли и много лет назад осыпались трухой. Так что в дождь здесь было не суше, чем в осеннем лесу. От этого верхние венцы[184] срубов сгнили настолько, что древесину можно было отщипывать руками.

Но все равно из ничейных амбаров можно было исхитриться и выстроить жилье. Те бревна, что не затрухлявели, оказались достаточно сухими и ровными, чтобы сложить из них дом.

Любопытные шёрёверны то и дело приходили посмотреть на чудачества щуплого венедского парнишки. Виксбергским плотникам иногда казалось, что Варглоб попросту забавляется, настолько странной казалась им его затея.

Он наказал привести на Бирку столько бруса и щепы, что можно было построить кнорр, а то и драккар. Пока их везли, чудной венед повелел разобрать амбары на бревна, а сам без устали собирал по острову камни. Если бы он ограничился тем числом, которым обычно обкладывают очаг, никто бы не сказал ни слова. Но куча булыжников день ото дня все росла, и никто уже не мог понять, куда венед хочет их приспособить, если только он не удумал обкладывать деревянную домину камнем.

Приплыл плот с брусом. Его перетаскали к бревнам, и недоумений стало еще больше. Амбары были разных размеров. Бревна, соответственно, тоже. И все они были гораздо короче, чем те, что обычно шли на постройку теремов.

И вот тут началось такое, от чего у свеев рты превратились в гнезда ласточек-береговушек.

Варглоб повелел сложить на земле невысокую клеть из коротких бревен. Проем под дверь в ней сделали не высокий, но достаточно широкий, чтобы туда могла войти лошадь. Начиная с восьмого и до одиннадцатого венца шла сплошная потеха и недоразумение. Венед повелел класть венцы так чтобы каждый из них нависал над следующим, и к последнему концы бревен выступали над нижней клетью во все стороны почти на два локтя. На одиннадцатом венце приказал он также положить поперек клети еще два больших бревна вдаль и два поперек, так что получилась решетка в девять ячей, самая узкая из которых пришлась посередке.

После того как это было сделано, венцы стали класть по краю нависающих бревен, от чего домина раздалась вширь, и зеваки сходу прозвали Волькшин дом грибом, на что Годиновичу было глубоко наплевать.

Его дом еще не дорос до перекрестных бревен, когда Волкан удивил свеонов еще раз. На Оксёлезюнде он видел плавильные печи лишь мельком, но то, что они могут делать железо текучим, как ранние сливки, ошеломило его. Варить железные камни Волькша не собирался, а вот подготовить свой невиданный дом для зимних холодов он задумал всерьез. А по сему посреди нижней клети он начал возводить каменную ступу.

– Ано, это у тебя что? – недоумевал Олькша. Сын Хорса с первого дня пособлял Волькше, чем мог. Как и его отцу, рыжему здоровяку было всласть понянчиться с тяжелыми бревнами да покричать на помощников. Правда иной раз он последним понимал Волькшины задумки, но без его могучих рук, работа шла бы намного медленнее.

– Это очаг, – пояснял Годинович, отирая глину с рук.

– Как же ты собираешься его жечь, когда он уже вровень с твоим ростом? – недоумевал Ольг.

– Так его тут и не будет, – невозмутимо объяснял Волькша: – В нижней клети – стайка и амбар, а горница – она на втором прясле. Там очагу самое место, а это ее нога. Не на брусья же его класть. Такой тяжести ни один настил не выдержит.

– До чего же ты мудрен, братка, – качал Олькша рыжей башкой: – Дом как гриб, очаг на ножке. Не иначе тебя в младенчестве мамка не доглядела: объелся бузины, вот у тебя все и не как у людей. Где, в каком краю ты такие дома видывал?

– Человеку на то и разум даден, чтобы новости небывалые придумывать. Это только бобер завсегда хатку одинаково кладет. Так ведь он – зверь лесной, неразумный.

– Ано как развалится твоя домина? Или из очага на настил прясла уголь выпадет и все запалит? Не спроста наши предки на земляных полах жили, а избы рубили приземистые. По уму это. И теплее, и безопаснее. А у тебя заумь одна. Ты бы еще свой дом на деревьях поставил…

На этих словах Олькша осекся. Они с Волькшей долго смотрели друг другу в глаза, но никто из них не выдал взглядом сокровенного…

Через седмицу дом гриб был подведен под крышу. Два окна в три венца высотой смотрели из него на юг, и одно в два венца на восток. Крышные стропила ставили на варяжский лад высокой кичкой. Вот только с кровлей вышла незадача.

Подведя «ножку» очага под перекрестные балки, Варглоб сложил в верхней клети печь по образу, виденных в Окселёзюнде, только без мехов. Удалась она на славу, а вот как отводить из горницы дым, Годинович никак не мог придумать. Замыслил он сделать дымоход так, как его сооружала олонь, дабы в доме не было угара. Но видать местная глина была нехороша. При обжиге она все время трескалась. Любой на месте Волькши махнул бы рукой и топил печь по-черному, но и тут Волькша сумел доказать, что он не бобер.

В доме уже положили настил верхнего прясла, возвели лестницу из нижней клети в светелку. Уже надо было заканчивать крышу, а Волкан все ломал голову над дымоходом. И вот однажды ему на глаза попалась корзина из-под глины. Ее забыли вовремя отмыть и тонкий слой глины, покрывавший прутья, засох. Годинович взял корзину в руки. Она была намного легче, чем был бы глиняный чан такого размера, его стенки не пропускали воду. А раз не проходит вода, не пройдет и дым! Оставалось только сплести корзину нужной длины и ширины, обмазать изнутри и снаружи и дымоход готов!

Это затея рассмешила Бирку до грудных коликов: мало того, что полоумный венед соорудил дом-гриб, мало того, что он сложил в нем печь на ноге, он еще приладил к этой печи бездонную корзину обмазанную глиной! Если бы не боевая Слава Каменного Кулака, Волькше хохотали бы в прямо глаза.

Однако, когда Варглоб развел в жерле печи огонь, даже у самых смешливых отбило охоту зубоскалить: весь дым послушно улетал по дымоходу, не оставляя в светелке ни дыминки…

К середине Липеца в доме оставалось только навесить ставни, поставить стол и полати. За время строительства Волькша измотался до черных синяков под глазами. Он не мылся уже больше трех месяцев. Его кожа задубела на солнце и стала в цвет старого глиняного горшка. Все эти дни они с Эрной жили под навесом из старого паруса, который Волькша купил у Хрольфа. Там же обитала и вся плотницкая артель. Спали, не раздеваясь, на земле, ели еду сготовленную на костре.

Однако ругийке такая жизнь пошла только на пользу. Ее щеки впали, но от этого она только похорошела. Она все чаще улыбалась и почти перестала называть Волькшу господином. А уж как она наловчилась готовить все в одном котле, так и вовсе уму не постижимо. Виксбергские умельцы не скупились на солоноватые похвалы и стряпне, и стряпухе. Они говорили, что за такую еду готовы работать бесплатно до конца своих дней.

Впрочем, когда отстучали топоры, обещанное серебро они все же забрали, пожурив Варглоба за то, что тот не вычел с них переведенные харчи. Как же подивился Волькша, уже составивший о свеях не самое лестное мнение, когда плотники вернули ему часть серебра, сказав, что чужого им не надо, и по совести они должны заплатить Варгу за то, что им скормил.

– К тому же, – добавили они: – Мы набрались у тебя, венед, столько разных шкодных премудростей по части рубки теремов, что впредь будем работать быстрее и затейливее.

Невдомек было Виксберским умельцам, что ничего подобного не бывало прежде и на берегах Волхова. Просто Волькша хотел распорядиться бревнами от бесхозных амбаров как можно рачительнее, раз уж ему было невмоготу рыскать по округе в поисках достаточного числа подходящих сухих стволов.

Сын Годины Ладонинца вошел в такой хозяйственный раж, что никак не мог остановиться. Узрев, что не все бревна пошли в дело, он попросил Виксбергцев поставить ему еще и баньку на самом берегу озера. Те не поняли, о чем он их просит, но сделали в точности так, как он им объяснил.

Когда Волькша распрощался с умельцами, помогавшими ему ставить дом, в далекой Ладони вот-вот должен был начаться сенокос. А по Мэларену уже скользили лодки, похожие на плавучие стога с веслами. Волкану взгрустнулось, ведь надвигался его первый день рождение, который он встречал вдали от дома, от матери с отцом, от родимой быстротечной Ладожки. Грядущим Серпнем ему должно было исполниться полных семнадцать лет.

Банька

Новый дом Волкана пах свежеструганным лесом, высыхающей глиной, дерном, укрывавшем крышу, и совершенно не пах жильем. Несколько мис, прокопченный на костре котел, лоскуты парусины вместо занавесей на окнах, вот и вся утварь. В нижней клети еще сиротливее: только короб с Ладонинской землей да несколько корзин с купленными припасами.

– Нечего, обживемся! – устало улыбнулся Эрне Волькша.

– Конечно, … Варглоб, – согласилась ругийка, бросив на него быстрый взгляд. С тех пор, как на удивительном доме ее господина появилась крыша, она все чаще возводила на него свои васильковые глаза, и Волькша видел в них невысказанный вопрос.

Он и сам не раз задавал себе его: кем ему приходится Эрна? Еще в Хохендорфе он сказал ей, что не считает ее своей невольницей. Тогда кто же она ему? Волькша трепетал перед этим словом, он старался не произносить его даже в своей голове, но по всему выходило, что рыжеволосая ругийка была его женой.

Венед вспоминал красивые обряды, что совершала над молодоженами Лада-волхова, душевные слова и красные ленты, которыми она связывала жениха и невесту, шумные свадебные застолья, на которых гуляла вся Ладонь.

А что же они с Эрной? Сошлись, что ли, тихой сапой, точно бобыль с вдовицей? Получалось, что так, раз уж в ночь после победы варягов над Хохендорфом они… соединялись в супружеской неге. С тех пор, правда, Волькша ни разу не прикасался к Эрне, но это ничего не меняло.

Однако эта невнятность не могла продолжаться долго, тем более, что дом, который Волькша вздумал строить только потому, что в его жизни появилась ругийка, был наконец построен, хотя еще и не обжит. Все чаще и чаще ночные сны приводили Волкана в сладостные объятия ласковой девы похожей не то на Кайю, не то на Эрну. Просыпаясь среди ночи от таких снов, он долго не мог заснуть вновь, ворочался и злился.

И вот они остались одни. Даже Рыжий Лют, тершийся все время около Волькши по причине неразумения свейского наречия, и тот уплыл с Ульрихом на Екерё.[185]

– Не стопить ли баньку? – задумчиво сказал Годинович: – Уж больно я грязен.

Эрна потупилась.

– Ты чего? – спросил ее Волькша.

– Простите, если я плохо стираю, – ответила она.

– Нет! Что ты! Ты хорошо стираешь. Просто я давно в баньке не парился.

Белесые брови ругийки поднялись домиком. Как всегда бывало, когда она чего-то не понимала. На этот раз Эрна не могла взять в толк, что как господин собирается делать в der Banne, когда подходящего чана у них нет. Ругии обычно наполняли огромные банны горячей водой, а затем по очереди залезали туда мыться: мужчины первыми, потом дети, и уж в последнюю очередь женщины. В доме своего мужа Эрне всегда доставалась чуть теплая и весьма грязная вода. Волькшу передернуло, когда он представил себе, что надо окунаться в воду, где плавают чьи-то волосы и не только…

Не находя слов дабы объяснить, чем словенская баня отличается от ругийский банне, Годинович счел, что лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать, и пошел топить парную.

– Раздевайся, – не слишком уверенно сказал он Эрне, приведя ее в жаркий предбанник. Сам он при этом отвернулся и начал торопливо стаскивать с себя одежду. Кровь шумела у него в жилах так сильно, что он даже не сразу почувствовал, как горяча оказалась банька.

– Что теперь делать? – спросила Эрна из-за двери.

– Иди сюда, – позвал Волькша и почувствовал, как обильный пот выступает на его теле от одной мысли, что сейчас он увидит ее обнаженной.

Ругийка едва вошла, так тут же задохнулась от пара.

– Ой, как здесь жарко, – сказала она и выскочила в предбанник.

Волькша, сожалея о том, что приходится париться без веника, посидел в парной, пока были силы терпеть жар, терзавший его уши и ноздри. Когда терпеж иссяк, он выскочил из бани и нырнул в озеро. В прежние времена, когда он после плотницкой и камнекладной работы ходил ополоснуться в Мэларен, он радовался тому, что вода там была достаточно теплая. Теперь же это расстроило венеда. Как же приятно было дома окунуться после баньки в студеную Ладожку!

Тем ни менее купание расслабило Волькшу. Неровным шагом он вернулся в баню. Эрна все еще сидела в предбаннике. Даже здесь ее лицо и плечи были покрыты крупными каплями пота.

– Пойдем, – поманил ее Волькша.

– Там очень жарко, – пожаловалась ругийка.

– Так на то и баня, чтобы было жарко. Пойдем. Пар костей не ломит.

Говоря все это, Волькша старался смотреть мимо Эрны, но когда она встала и пошла к дверям в парную, сердце его опять разыгралось. Хорошо хоть волнение приключившееся в груди, не хлынуло в чресла и не вздыбило Ярилову палицу.

В парной Эрна беспрестанно ойкала и пыталась прикрыть ладонями не только уши, но и соски грудей. От ее мельтешения Волькша все время косился на нее и ненароком скользил взглядом по ее телу. «Не женщина – сливки с медом» – вспомнились ему слова, которые еще в Хохендорфе сказал Хрольф. Куда там! Еще слаще, еще нежнее, еще сливочнее…

– Я больше не могу! – взмолилась ругийка.

– Побежали в озеро, – сказал Волькша.

– Зачем?

– Так надо. Из жара в студеную воду: так грязь отстает от тела и хворь уходит.

Они одновременно ринулись к дверям, и Волькша невольно наскочил на Эрну всем телом. Она покорно отступила, давая ему дорогу, тем самым избавив его от душного приступа стыда, который накрыл парня из-за стремительного взлета его утренней птицы.

– Иди, мойся, – сказал Волькша Эрне: – Холодная вода в предбаннике, горячая в парной. Смещай в ушате и мойся. Мочало и черепок с мыльным корнем под лавкой. А я еще поплаваю.

Ругийка исполнила все в точности. Она удалилась в баню и довольно скоро вышла оттуда уже одетая. А Волькша наплавался до синих губ, после чего парился и мылся до тех пор, пока кожа его не захрустела от чистоты, а в чреслах не унялся недозволенный жар.

За вечерней трапезой, первой вечерней трапезой в новом доме над столом летали осторожные взгляды и разговор как-то никак не вязался.

В конце концов, в светелке наступила неловкая тишина.

– Вы не разгневаетесь… ты не разгневаешься, – поправилась Эрна: – если я тебя спрошу кое о чем?

– Конечно, нет, – ответил Волькша, сглотнув. Прежде ругийка никогда не начинала разговор первой и уж тем более не просила разрешения на то, чтобы задавать вопросы. Не иначе как речь пойдет о чем-то очень важном. Для нее. Да и для Годиновича тоже.

– Почему Варглоб меня… не хочет? – едва слышно спросила Эрна: – Я ему противна? Я слишком старая для него?

Волькша вспыхнул как солома. Плохо ли, хорошо ли, но ругийка поборола в себе привычку через слово говорить «мой господин». Но с тех пор у нее появилась эта склонность обращаться к нему точно через какого-то посредника, точно его самого в этот миг рядом с ней нет, и она шлет ему вопросы с посыльным.

Впрочем, кого он обманывал: кровь бросилась ему в лицо отнюдь не из-за этого. Просто Эрна первой заговорила о том, что больше месяца лишало Волкана сна.

– Во все дни своего замужества я только и мечтала о том, чтобы меня оставили в покое, – тихо-тихо заговорила Эрна, не дождавшись Волькшиного ответа: – Если бы не думы о смерти, те месяцы, что мой муж и его отец отсутствовали в доме, были бы самыми счастливыми в моей семейной жизни… Потом нагрянули викинги… Когда твои люди хотели взять меня силой, я была готова скорее умереть, чем снова оказаться… с мужчиной… А потом они привели тебя. Свейское наречие хоть и сильно отличается от ругийского, я все же понимала, что они тебе говорили… Не спрашивай меня, что толкнуло меня добровольно пойти с тобой… но ты был первым мужчиной, с которым мне было по-женски хорошо… ты был такой беспомощный и нежный…

При этих словах Волькша так сильно сжал черенок ложки, что будь она оловянной, он согнул бы ее и не поперек, а вдоль. Но липовая ложка выдержала. Хрустнули костяшки пальцев. Эрна еще пуще склонила голову, слова ее стали едва различимы, но она продолжила:

– С той ночи прошло больше месяца, и Варглоб… извини, и ты не разу не прикоснулся ко мне. Даже тогда на сеновале, когда мы были совсем одни… На первых порах я была тебе благодарна за это… но в последние дни это начало меня тяготить… Почему ты мной брезгуешь, Варг?

– Я… – начал было Волкан, но осекся: – Ты… – попытался он зайти с другого конца, но опять не преуспел: – Понимаешь… надо чтобы все было честь по чести… Лада-волхова… но она далеко… Я даже не знаю, есть ли у варягов волхвы. Похоже, они сами справляют свои обряды… без ведунов. Да я и не хочу по варяжскому обряду…

– Не хочешь чего? – спросила Эрна.

Годинович набрал полную грудь воздуха и выдохнул:

– Жениться не хочу по варяжскому обычаю. По-венедскому благочинию хочу. С Дидом,[186] Лелем[187] и Полелей.[188] Противно мне быть повязанным с тобой одним срамом.

– Тебе не надо на мне жениться, – успокоила его Эрна: – Фольков берут не для этого.

– Сколько еще раз говорить, что ты – не фолька, – внезапно окрепшим голосом упрекнул ее Волкан: – не будь тебе мужний дом узилищем, я бы и не подумал увозить тебя с Одры.

При этих словах Эрна поникла окончательно.

– Ты чего? – унял голос Волькша.

Эрна молчала совсем как на сторожевой башне Хохендорфа в ту ночь, когда Волькша вытянул из нее откровения про ужасы ее семейной жизни. И, совсем как тогда, Годиновичу понадобилось все его красноречие, чтобы, в конце концов, ругийка сказала:

– Выходит, ты меня пожалел. Спас убогую от мучителей, а куда деть так не решил. Так я и знала, что я для тебя не хороша. Не люба. Оно и понятно: траченное яблоко рот не льстит…

– Не говори так, Эрна, – попросил Волькша: – Я ж потому и рвал жилы, строючи этот дом, что я и помыслить не могу нежить тебя при сторонних людях да под чужой крышей. Потому как ты для меня, как есть, Леля– желанная.

Волькше и самому было неведомо, откуда в нем берутся все эти слова да еще на ругийском наречии. Не иначе Полеля ему их в уста вкладывал:

– Эрна, радость глаз моих, сладость сердца моего, – отбросив все сомнения, продолжил Волкан. Он подошел к ругийке и поклонился. От смущения молодая женщина тоже поднялась со скамьи: – Я ночи напролет снами о тебе маюсь. День-деньской только о тебе и думаю. Были б мы сейчас на Волховской земле, обженила бы нас Лада-волхова по доброму венедскому чину. Связала бы нас так, что не разлей вода, не раздели огонь… Только далеко она, Лада-кудесница… Не очень хорошо я ее свадебный обряд помню. Да делать нечего, попробую сам его совершить… Если, конечно, ты, Эрна согласна стать мне любимой супругой и верной женой?

Васильковые глаза ругийки наполнились огромными слезами, а на лице зажглась самая счастливая улыбка из всех, которые Волькше довелось видеть в жизни.

– Светлый муж Варглоб Ильменьский, нет мне счастья большего, чем стать твоей женой и быть тебе в услужении и в горе, и в радости до конца своих дней, – ответила она, и в свою очередь поклонилась Волкану, но потом не сдержала нахлынувших чувств, шагнула вперед и обвила его шею руками…

Странный это получился обряд. Венедские слова и боги мешались с ругийскими, и все они были обильно подслащены поцелуями. Иногда лобзаний становилось там много, что жених и невеста забывали о заветных словах, которые надлежало говорить, и начинали все снова, только для того, чтобы опять утонуть в ласках и нежности. Ни на одной свадьбе не было так мало гостей и так много клятв. Того, что наобещали друг другу Волкан и Эрна, хватило бы на сотню жизней. Но даже священные слова и те разжигали в молодоженах кровь.

В эту ночь они возлегли на ложе в новом доме полные страсти и сознания того, что брачные узы их теперь нерушимы. И вскоре свет сознания потух у них в головах, уступив место самому горячему и нежному из всех огней мира.

Бергертайлеры

Сколько не напрягал Волькша свою память, а такого солнечного и радостного утра он никак не мог вспомнить.

Проснувшись, он долго лежал с закрытыми глазами, наслаждаясь запахами, которые источало тело Эрны, теплом и гладкостью ее кожи, мягкостью груди и живота, коими она прикасалась к нему. Ему хотелось, чтобы это тихое счастье длилось бесконечно, но надо было вставать и обустраивать дом, дабы это счастье угнездилось в нем на веки вечные.

Волкан открыл глаза, и ему показалось, точно Вышни всю ночь отмывали Явь от всяческой скверны: кривды и скорби. Он бы не удивился, если бы за стенами его дома им с Эрной открылся лучезарный Ирий.

– Доброе утро, мой ненаглядный, – прошептала ему Эрна в самое ухо: – Я давно проснулась, но все ждала, пока ты откроешь глаза, чтобы сказать тебе, что это самое доброе утро в моей жизни.

И волна неистовой нежности накрыла их, точно прошлой ночью они не предавались любви бессчетное число раз…

Солнце почти добралось до зенита, когда они смогли выбраться из постели.

– Надо бы сегодня устроить пир… – не слишком уверенно сказал Волькша.

По всем обычаям свадьба без гуляний – не свадьба. Однако, зачем им, уже связавшим друг друга всеми возможными клятвами и вкусившим сладости супружеских утех, праздновать это задним числом? А вот привадить шумным застольем домашних духов надлежало всенепременно. Без покладистого домового в доме полно сквозняков, да и скотина чаще хворает. Без заботливого овинника припасы начнут ни с того, ни с сего портиться, а без задобренного банника того и гляди угоришь в парной или ошпаришься. А как же их всех заманить, ежели не шумной пирушкой?

На том и порешили, что созовут гостей как бы на новоселье, а заодно молчком отпразднуют свою свадьбу, все равно варяги в венедских обычаях не сведущи, и, стало быть, просто придут набить животы угощениями.

Весь день Эрна хлопотала над стряпней, а Волькша сооружал стол. Не так то легко оказалось принять в пустом доме без трех тридцать человек прожорливой руси. В Ладони на такую беду можно было пойти по соседям и насобирать застольной утвари, но Бирка – не Ладонь. Нравы варягов часто удивляли Волькшу не лучшим образом. Однако, невзирая на все возражения Фриггиты, Хрольф расщедрился и ссудил Каменного Кулака посудой, и чашами. Большой котел Волкан взял с драккара, а кабана купил втридорога у одного зажиточного шеппаря.

Под вечер шумная толпа гребцов во главе с племянником Неистового Эрланда собралась в светелке Волькшиного дома. Хотя дом-гриб вырос на их глазах, викинги искренне дивились небывалой выдумке Волкана. Особенно их поразила бездымная печь и то, что в горницу можно было попасть только из нижней клети.

– Эй, Кулак, ты еще дверь сделай лежачую! – пошутил Ёрн, на что Волькша просиял лицом: как же эта мысль не пришла к нему в голову? Ано и правда, если перекрыть вход с лестницы, так, почитай, зимой куда как теплее будет, да и скотиной не так пахнуть станет.

Не иначе, как Ольгерд наскреб в своей рыжей голове варяжских слов и намекнул гребцам, а, может, и у свеев было такое в обычае, но все гости, даже Эгиль Скаллагримсон, пришли на новоселье с подарочками. Однако на этом схожесть обычаев закончилась. Под крики skеl[189] русь опрокидывала в глотки чаши с хмелем и уплетала все, что можно было разжевать.

Однако все венедские новосельские обряды варяги исполнили с радостью и детской готовностью. Они выпили за Мать Сыру Землю. По ошибке пожелали сто лет жизни Даждбогу и Ярилу. Осушили до дна за Долю и Дида. Кинули под стол по кусочку для домового, швырнули щепотку через правое плечо для овинника, плеснули через левое плечо последнюю каплю из чарки для банника. Узрев краем глаза, как стараниями гостей увазгался струганный настил прясла, Волькша от души укорил себя за то, что не удосужился укрыть пол соломой, но раз хозяин дома просил сорить, так уж варяги засорили на совесть.

Когда Олькша узнал, что Волкан в его отсутствие топил баню, то осерчал люто, но, получив разрешение впредь попользовать баньку по своему усмотрению, обиду простил и вместе с варягами горланил: «Ja mo han leva en hundra de еr!».

Словом новоселье получилось на славу. И если бы не похотливые взгляды, которыми гости обмусоливали Эрну, Волькша пребывал бы в полном хозяйском счастье. А так ему то и дело приходилось хмурить брови, а порой и стучать кулаком по столу, когда Хрольфовы люди намеривались распустить руки.

– Ты что, Варг? – непослушным языком спросил Кулака шеппарь: – Приходи ко мне и хоть на смерть затискай моих фольков.

Застолье огласилось неистовым смехом. Все знали, что в доме Хрольфа прислуживают две сумьские старухи, которых в свое время никто не захотел покупать.

– Эрна – не фолька! – рявкнул Волькша.

Варяги притихли.

– А кто же она тогда? – спросил Хрольф.

– Она моя жена, – ответил Каменный Кулак, обведя гостей многозначительным взглядом.

– Тогда… За жениха и невесту! – поднял чашу Гунес, который того и гляди мог свалиться под стол в объятия Квасуры.

Русь зашумела здравицами. И только Олькша разочарованно мотал рыжей башкой. Дескать, ну и дурак же ты, братка…

Велесов светоч – Месяц – стоял уже высоко, когда, поддерживая друг друга, гости выкатились из Волькшиного дома. Кое у кого это вышло и вправду кувырком. Ульрих не совладал с непослушными ногами и свалился с лестницы. Но недаром говорят, что у пьяного кости тверже: внизу Уле, как ни в чем не бывало, встал и продолжил путь к своей полати в доме шеппаря. А земля у него под ногами раскачивалась, как дека драккара в бурю…

Утро после новоселья не предвещало ничего плохого кроме большой уборки. Окна Волькшиного дома выходили на юг и восток, так что события, происходившие в причальной заводи оставалось для Волкана где-то далеко за стенами его новой жизни. Стройка обошлась ему в две трети серебра, полученного им от Хрольфа, однако его оставалось еще достаточно, чтобы обзавестись крепким хозяйством и припасами на долгую зиму. Именно этим заботам Варглоб и мыслил посвятить ближайшее время.

Он же не знал, что Макоши неймется наслать на него новую неурядицу, и сварливая пряха уже вязала замысловатый узел на нитке его судьбы.

В полдень в двери его дома постучали. Волькша прислушался и различил на улице шум изрядной толпы.

– Я посмотрю, – сказала Эрна и споро сошла вниз по лестнице.

Через считанные мгновения она вбежала в светелку ни жива, ни мертва, и забилась в дальний ее угол.

– Что случилось? – бросился к ней Волькша.

– Там… – лепетала ругийка побелевшими губами: – Оба… Бергертайлеры… с ними данны. Много…

– Кто такие Бергертайлеры? – спросил Волкан, но ему хватило одного взгляда на Эрну, которую трясло как в лихорадке, чтобы обо всем догадаться без слов. Под сенью Иггдрассиля было всего два человека, появление которых возле дверей ее нового дома могло напугать ругийку до полусмерти.

В дверь опять забарабанили.

Как был, босиком, в рубахе без пояса, Годинович бросился к входным дверям. За мгновение до того, как распахнуть дверь, Волькша точно услышал чей-то окрик. Он подбежал к коробу с Ладонинской землей, откинул крышку и черпнул горсть родной супеси. И раскаленные угли у него под ногами мгновенно остыли, подернувшись пеплом, сердце в груди обрело спокойствие хищной птицы, распластавшей крыла над миром, воздух стал свежее и тоньше.

Дверь в третий раз содрогнулась под чьими-то ударами.

– Чего же это вам неймется? – самым будничным голосом спросил Варг, отодвигая засов.

У его дома и правда собралась немалая толпа, однако даннов в ней можно было сосчитать по пальцам. Остальные были свои: Хрольф, русь его и Бирковские шёрёверны, пришедшие потешить свое любопытство.

– Эй, фольк, – обратился к нему разодетый, увешенный золотыми цепями, почище варяжской фру, дородный купчина. То, что перед ним купец, Волькша понял с первого взгляда. Множество таких же спесивых и разряженных гостей видел он на Ильменьском торжище. Но рожа этого ругия показалось Годиновичу самой гадкой из всех образин. Не только жидкие его волосы были намазаны маслом, но и коротко стриженая борода на красных, как грудки снегирей, щеках лоснилась каким-то жиром. На улице стоял жаркий полдень, а он красовался в высокой бобровой шапке. За поясом у него блестело два сечных ножа, а на боку висел изрядной длинны меч в наборных ножнах.

– Фольк, я к тебе обращаюсь, – рявкнул на Волкана купец: – Живо ступай и позови сюда того, кого здесь кличут Каменным Кулаком!

– А кто спрашивает? – вспомнил Волькша разговор Хрольфа с посланцем синеуса Ларса.

– Кутц Бергертайлер, старшина Хохендорфа, верный данник и член совета конунга Северного и Восточного морей Харека Скьёлдинга Великого, – напыжился ругий.

В толпе зевак раздались смешки. Слава ленивца, труса и обжоры давно превратила даннского конунга в посмешище шёрёвернов. Слова «добрый Харек» было у мореходов ругательством. Бергертайлер обвел викингов суровым взглядом, но это лишь больше развеселило свеев. Только даннские ратари и второй ругий в бобровой шапке сохраняли суровые лица.

– Что Кутц… так тебя там… хочет от Стейна Кнутнева? – невозмутимо спросил Волкан.

– Я, Кутц Бергертайлер, старшина Хохендорфа, верный данник и член совета конунга Северного и Восточного морей Харека Великого, хочу выкупить у него свою бывшую жену, – ответил купец.

Глупость про величие даннского владыки будучи повторенной дважды вызвала у большинства собравшихся неудержимый смех. Безусловно потешало людей, особенно Хрольфов манскап и то, как Варглоб разыгрывал этого напыщенного даннского лизоблюда.

– Ты можешь ехать домой, – сказал Кутцу Волькша: – В этом доме нет ТВОЕЙ жены.

– Ты лжешь! – завопил Бергертайлер: – Я видел, как она выглядывала из этих дверей!

При этих словах он потянулся к бранному ножу.

На лице Волькши не появилось даже малой толики того страха, который хотел вызвать ругий. Видимо, решив, что имеет дело с непроходимым тупицей, старшина Хохендорфа опустил руку и спесиво бросил:

– Когда я выкуплю эту сучку у Каменного Кулака, я попрошу его выпороть тебя. А если ты хочешь, чтобы твой зад остался с тобой, тогда неси его к своему хозяину и скажи ему, что я жду его здесь.

– Ты ошибся, Кётт Багателлер,[190] у меня нет хозяина, – невозмутимо ответил Варглоб. Окончание его слов потонуло во всеобщем хохоте. Даже даннские воины хихикали в кулаки.

– Что значит, нет хозяина? – перекрикивая толпу вопил Кутц: – Это дом Каменного Кулака? Нам сказали, что это дом Каменного Кулака!

– Да, это мой дом, – ответил Волькша.

– Так ты… – догадался ругий, что-что, а в сообразительности ему нельзя было отказать.

– Эти… эти недоумки… эти свеи… эти дубины… называют каменным кулаком мозгляка, которого можно соплей перешибить!..

От смеха красная рожа Хохендорфского старшины стала свекольного цвета. Волькше очень хотелось полоснуть ножом по его щеке и посмотреть, как оттуда брызнет свекольный отвар.

– Не кичись пузом, кичись лбом, – по-венедски сказал Волкан.

– Что ты сказал, сопляк? – утирая пот со лба спросил ругий.

– Я сказал, что тебе лучше уйти туда, откуда пришел, или тебя унесут отсюда на руках, – все так же спокойно ответил Варглоб.

Только сейчас Хрольфовы люди заметили, что правая рука у Волькши сжата в кулак, а на пальцах видны следы земли. Они зашушукались, и вскоре вся толпа знала, что, вполне возможно, сегодня они увидят Каменного Кулака в полной красе.

– Ладно, – примирительно сказал Кутц: – Мне плевать. Пусть эти бестолочи считают тебя, кем угодно. Мне нужна моя бывшая жена, которую, как мне сказали ты забрал себе. Я дам тебе за это турпилингское отродье пятьдесят крон. Идет?

Желваки перекатывались у Варглоба на скулах, но он молчал.

– Хорошо. Я дам тебе за нее семьдесят крон. Ни одна фолька не стоит этих денег, – предложил Бергертайлер и для весомости слов полез в кошель отсчитывать серебро.

– Ты плохо слышишь меня, Мясная Мелочь? – ледяным голосом спросил Волькша: – Я же сказал тебе, чтобы ты убирался откуда пришел и забыл сюда дорогу.

– Нет, это ты плохо меня слышишь, – взъярился ругий: – Я даю тебе восемьдесят крон за эту сучку. И это моя последняя цена. Или ты берешь серебро, и отдаешь мне ее подобру-поздорову, или я заберу ее силой.

– Это почему это? – Волькша чуть наклонил голову, точно прицеливаясь. В голове его звучали слова сказания про Тапио и Хийси: «‘Что же ты медлишь?’ – недоумевал Тапио. ‘Медлит тот, кто ничего не делает,’ – ответил Хийси. ‘А что делаешь ты?’ – спросил хозяин леса. ‘Я готовлюсь убить этого кабана.’»

«Я готовлюсь убить этого кабана», – повторял про себя Волькша.

– Да потому, – ответил кабан: – что ни одна женщина не покидала дом Бергертайлеров живой. И эта рыжая Волинская гордячка не будет исключением пока я жив.

– Значит, тебе придется умереть, – сказал Волькша так, словно указывал ругию на то, что у него перепачкана задница.

– Что ты сказал? – взревел Кутц.

Старшина Хохендорфа оказался проворнее, чем можно было ожидать. Одним движением он выхватил из-за пояса нож и тут же полоснут Волькшу сверху вниз. Клинок пропорол рубаху и рассек Годиновичу грудь с левой стороны. Одежда венеда мгновенно окрасилась кровью.

– Я раскромсаю тебя на жаркое! – завопил ругий.

Но следующий его удар пронзил лишь воздух.

Левое плечо Волькши быстро немело. Но он не чувствовал ничего, кроме холодной ненависти к краснощекому купчишке, который посмел назвать его Эрну сучкой…

Кутц выхватил второй клинок. Он выделывал ими разные кренделя в воздухе. Вероятно, эта наука передавалась в роду Бергертайлеров из поколения в поколение. И «кабан» не был самым бездарным наследником этих знаний. Железо кружилось вокруг него, в замысловатой пляске. Время от времени ругий делал глубокие выпады, и тогда от Волькши требовались чудеса верткости.

Левая рука Волкана совсем перестала слушаться.

– Наших бьют! – из далека донесся бас Олькши. Рыжий Лют, шатавшийся до этого неведомо где, бежал на выручку к соплеменнику.

– Нет, Олькша! – крикнул ему Годинович, когда тот начал проталкиваться сквозь толпу зевак: – Он мой! Мой, слышишь!

Несмотря на то, что рубаха Волькши была уже красна от крови до самого подола, его голос заставил Рыжего Люта остановиться.

«Кабан» хрипел. Он опустил голову и выставил веред клыки своих ножей.

«И тут Хийси бросил свой камень».

Кутц сделал очередной выпад сразу двумя руками, целясь Волькше в грудь и в живот. Тот увернулся и ударил противника чуть выше локтя левой руки. От внезапной острой боли ругий выронил оба бранных ножа и схватился правой рукой за сустав левой.

В следующее мгновение каменный кулак Варглоба вонзился ему в грудину. Позже многие говорили, что слышали, как хрустнули ребра Хохендорфского старшины. Однако, скорее всего, они различили хруст кольчуги, которую Кутц носил под одеждой.

И все же удар Волькши сокрушил ругию ребра и их осколки вонзились ему в сердце. Он побледнел, схватился за грудь и начал оседать.

– Сын мой! – раздался крик второго Хохендорфца.

Тут только Волькша вспомнил, что Эрна говорила о том, что Бергертайлеры приехали оба. Вот ведь не сиделось старику дома.

Впрочем, старик оказался полным сил и злости мужиком. Он не стал играться с ножами, а выхватил из ножен меч, который оказался на целую ладонь длинее, чем те, которыми обычно бились шёрёверны. Да и бежал старший старшина резвее иного юноши.

Волькша обернулся к новому супостату. Слабость уже стучала в каждый уголок его тела. Обильный пот заливал глаза. Только рука с Родной землей еще хранила ему верность.

Вероятно, отец Кутца хотел разделаться с обидчиком сына одним ударом, раскроив его от плеча и до пупа. Он вложил всю силу в один удар, и, возможно, преуспел бы, не будь перед ним Стейн Кнутнев.

За долю мгновения до того, как засвистел смертоносный клинок, вся Волькшина ненависть, вложенная в один удар, разорвалась в подвзохе[191] ругия точно глиняный сосуд с горящим маслом. Дыхание старшего Бергертайлера прервалось. Сердце остановилось. На глаза упала ночь.

Но меч все же спел свою кровавую песню. Бранное железо рассекло воздух,… а с ним и шею Кутца Бергертайлера, в тот миг стоявшего на четвереньках позади Волькши.

Две бобровые шапки лежали друг возле друга. Но в одной из них была голова.

Два мертвых тела лежали друг подле друга. Но у одного из них не было головы.

– Я же говорил, что тебе придется умереть, – прошептал Волькша и сел на землю, что бы унять дрожь в ногах. Но вот была ли то немочь, что всегда накатывала на него после битвы, или это сказалась большая потеря крови, Каменному Кулаку так и не понял: слабость поборола его и уложила рядом с поверженными врагами.

Посланник Харека Скьёлдинга

Волькша увидел ее огромные васильковые глаза. Горе застило их небесную лазурь серой пеленой. Даже игривые ямочки на ее щеках превратились в горестные складки.

– Все хорошо, Эрна, – одними губами прошептал Варглоб: – Они не вернутся…

– Что ты говоришь? – сквозь слезы спросила ругийка: – Я не слышу тебя. Повтори, если можешь.

Эрна склонилась и поднесла ухо к самым губам Волькши. Ее неприбранные волосы рассыпались по его лицу, и он вдохнул их дурманящий аромат.

– Леля моя, никто и никогда не разлучит нас, – прошептал он, касаясь губами нежной раковины ее уха: – Помнишь, я обещал тебе, что твой муж и его отец никогда не вернутся?

– Конечно помню, – сказала Эрна. Слеза скатилась с ее щеки и упала Волькше на лоб.

– Не плачь, моя Эрна, – попросил Волкан: – Теперь они точно больше никогда не вернутся в нашу жизнь. Теперь ты по-настоящему свободна…

– Но ты истекаешь кровью, – продолжала скулить Волькшина суженая.

– Это царапина… – попытался утешить ее Годинович, но слабость вновь одолела его…

В следующий раз он пришел в сознание от дикой боли.

– Самое лучшее – прижечь рану. Иначе она загноится и может отравить кровь, – деловито рассуждал Густав, диковатого вида варяг, считавшийся на Бирке лучшим знахарем и костоправом. Орудуя так, точно перед ним мертвое тело он сыпал в открытую рану раскаленную золу какого-то папоротника. Его нисколько не смущало, что кое-где в пепле еще тлели угольки. Горячечная дрожь сотрясала тело раненого, но знахарь только радовался этому.

– Это Хель колотится в двери его тела, а каргу не пускают, – потирал он руки с самым довольным видом: – Эх, жаль, что я не видел, как этот малый кулаком проломил грудину даннскому прихвостню, – сетовал он.

Любопытство тех, кто видел поединок Волькши с Бергертайлерами, было так велико, что они упросили Густава осмотреть тело Кутца, прежде, чем он поднимется в дом Кнутнева. Весть о том, что ругийский купец был смертельно ранен обломком собственного ребра, вызвала у шёрёвернов, особенно тех, кто впервые видел Каменного Кулака в бою, благоговейный трепет.

– Ну, да ничего, – успокаивал сам себя знахарь, продолжая деловито трусить золу в рану: – В следующий набег пойду с Хрольфом и все увижу. Что шеппарь, возьмешь меня с собой? – обратился он к стоявшему возле окна племяннику Неистового Эрланда.

– Не обессудь, викинг, но пока мне не построят хотя бы один новый драккар, боюсь, места на Громе больше ни для кого не найдется.

И Хрольф не кривил душой. Из двухсот воинов, что приходили проситься в его манскап, он принял только восьмерых. Еще девяти десяткам были обещаны места на сундуках тех кораблей, что спешным порядком стругали на Екерё и в Виксберге.

– Сразу видно, что прежде ты на Бирке тишком ныкался, – укорил его Густав: – Невежа ты, коли не знаешь, что у меня свой драккар имеется, не хуже твоего.

– Тогда это уже другой разговор, – примирительно сказал Хрольф, уже имевший подобные договоры с шестью шеппарями: – Как буду куда собираться, кликну.

Знахарь тем временем пеленал Волькшину рану чистыми тряпицами. Видать папоротник, что пошел на жгучее снадобье, был не прост. Боль из раны ушла почти сразу, а на ее месте угнездилось ласковое тепло, растекавшееся по телу подобно полуденной дреме на солнечном припеке.

– Пусть много пьет. Пиво – хорошо. Эль – хорошо. Но лучше всего – красное франкское вино. Еще пусть есть свеклу с не прожаренным мясом. И мед с орехами, – наставлял знахарь Эрну.

Та послушно кивала головой.

– Дня через два-три рану надо промыть. Лучше ему это время с полати не вставать. Хотя… Молодой он. Такая царапина ему, как собаке репей: позудит и отвалится.

Знахарь с удовольствием осмотрел свою работу и поднялся.

– Все, – сказал он: – Теперь все пошли вон. Ваш Кнутнев спать должен.

Шёрёверны, набившиеся в горницу вместе с Олькшей, который принес раненого приятеля домой, послушно затопали вниз по лестнице.

– А корабль твой как звать-величать? – спросил Хрольф знахаря.

– А что? – полюбопытствовал тот.

– Так ведь мой Гром – он же Трюморк, а они, сам знаешь, тезок не любят.

– Не бойся, шеппарь, – подмигнул Густав: – У меня на форштевне Саганскрул однорогий красуется.

– Во, как оно все складывается! – порадовался Хрольф. Кто же не знает, что Саганскрул сам по себе щепка в море, а если он в ватаге, то, почитай, у всех кораблей удача золотой цепью к мачтам привязана.

– Так что, Хрольф, возьмешь меня в дело? – еще раз спросил костоправ прощаясь.

– Вот тебе в том мое слово, – ответил шеппарь Грома: – Только когда это еще будет…

– Когда бы ни было – не забудь. Слово?

– Слово!

Гордо ступая в окружении манскапа к своему дому, Хрольф и помыслить не мог, что ему придется держать это слово на много раньше, чем он мог предположить.

Когда снекшип высадил на берег Бирки шестерых даннов и двух ругиев в бобровых шапках, почти никто не обратил внимания на то, что доставившая их ладья принадлежала синеусу Ларсу. Уж очень рьяно приплывшие искали шеппаря, люди которого в начале Червня опустошил Хохендорф, но пуще даже они разыскивали трувора, которого прочие варяги во время набега именовали Стейном Кнутневым.

После того, как темные Бергертайлеры нашли то, чего и не думали найти, данны, оставив их тела там, где они повстречались со смертью, невозмутимо вернулись на снекшип и отбыли на Адельсён. И жители Бирки забыли про них. Шёрёвернам было что обсуждать. Как не крути, а не каждый день им доводилось видеть, как худощавый парень убивает голыми руками двух иноземных боровов.

И те, на чьих глазах это произошло, и те, кто кусал локти, сетуя на себя, за то что поленился оторвать седало от лавки и не увидел небывалого поединка, сходились во мнении, что венед, прибывший весной на корабле Хрольфа, на самом деле вовсе не был ни венедом, ни, скорее всего, не был и человеком. Гадали только, кто из Асов пожаловал остров шёрёвернов своим благоявлением: Вали, Тюр, Тор или сам вседержитель Один. А еще роптали на богов, за то, что Каменный Кулак выбрал своим шеппарем не кого-нибудь из славных мореходов, доходивших до Ледяных Земель,[192] а потрошителя сумьских засек, которого в прежние времена мало кто и по имени-то знал.

В досужих разговорах прошло три дня. За это время люди Хрольфа сожгли тела ругиев, поскольку на Бирке не нашлось дураков везти Бергертайлеров в устье Одры. Их богатые отороченные мехом одежды, дорогие сапоги, золотые цепи, кольчуги, мечи и сечные ножи никто взять себе не посмел. Их сложили кучей в нижней клети Волькшиного дома. К милашке Хель Хохендорфские старшины отправились в одном исподнем. И пусть бы они были благодарны даже за такие проводы, в противном случае их мясистые ляжки обглодали бы островные собаки.

Волькша, как и предсказывал шеппарь-костоправ, оправлялся от раны с той легкостью, с которой выпрямляется молодой дубок, погнутый буйным ветром. Была в том немалая заслуга Эрны, с утра до ночи стряпавшей своему мужу и спасителю такие дивные разносолы, что он не сумел бы от них оказаться даже при смерти. Кто бы мог подумать, что уже на второй вечер, после сечения бранным железом Волькша настолько окрепнет, что не только сможет, но и возжелает супружеской ласки. На утро же третьего дня он сел на полати, игриво посмотрел на Эрну и промолвил:

– А не истопить ли мне баньку?

Ругийка выгнула лебединую шею, повела статными плечами и заиграла бровями. «Не женщина – сливки с медом», – опять вспомнил Волькша и облизнулся в предвкушении.

Однако попариться с молодой женой Варглобу в тот день не довелось. Около полудня прибежал Уле и передал просьбу Хрольфа прибыть как можно скорее. В чем была спешность, новоиспеченный приятель Ольгерда не знал, но рассказал, что к шеппарю Грома приходил посыльный от синеуса Ларса, и теперь племянник Неистового Эрланда споро собирается ехать на Адельсён.

Когда Волкан пришел в дом Хрольфа, хозяина там уже не было, как впрочем, не было и части манскапа. Годинович поспешил к мосткам и с удивлением обнаружил там снекшип Уппландского ярла. Корабль уже отплывал. Завидев Кнутнева, шёрёверны загомонили, и кормчему ничего не оставалось, как вновь подвести ладью к мосткам.

– А мы думали, ты еще слишком слаб, – пробасил Олькша, но трепать сродника за плечи не стал.

– Ты чего одет как фольк? – упрекнул его Хрольф.

– Я всегда так одеваюсь, – возмутился Волькша.

– Это ты раньше так одевался, – назидательно промолвил шеппарь Грома: – А теперь ты хольд! Знатный воин! Трувор! Тебе не престало простую одежду носить.

– Если тебе не любо, какая на мне одежка, так я могу и сойти с корабля, – пообещал Волькша, подходя к борту снекшипа, шедшего уже по середине пролива между Биркой и Адельсёном.

– Остынь, Кнутнэве, – не без опаски в голосе сказал Хрольф: – Это же я так… А то мы все в серебре, а ты как…

– Как кто? – прищурился Волькша.

– Не будем, – ответил шеппарь: – Только впредь уж не срами меня, Варглоб.

– И ныне, и впредь я буду одеваться так, как хочу. Идет?

Свею ничего не оставалось, кроме как кивнуть.

На Адельсёне уже начали собирать урожай. Фольки резали кривыми ножами стебли овса и вязали в снопы. Видать прав был весной Хрольф, когда рассказывал о пользе выдергивания сорной травы. Не в пример Ладонинским угодьям, где испокон веку никто с весны по осень на поля не хаживал, овес тут был весомее, метелка больше, зерно крупнее. А ведь земля на Адельсёне была не так хороша, как на Волхове.

Волькша остановился, чтобы получше рассмотреть высокое, ядреное жито, но Хрольф невозмутимо проследовал в Дворовую Усадьбу. При взгляде на урожай, сын бондэ не проснулся в душе шеппаря. Еще бы, ведь на этот раз рядом с ним шагали его люди, разодетые в завидные бранные одежки и подпоясанные добрыми мечами. Присутствие среди них Эгиля Скаллагримсона вдохновляло племянника Неистового Эрланда не меньше, чем его, Хрольфа, новые золотые цепи. Мало кто на Бирке мог похвастаться тем, что заполучил в свой манскап человека, двенадцать лет служившего Уппландскому ярлу верой и правдой.

– Ларс, ты звал меня, я пришел! – хотел, как обычно, проорать шеппарь, но осекся, увидев, что тот поджидает его посреди двора. Лицо Хрольфа вначале вытянулось от удивления, но тут же приняло невозмутимый, чтобы не сказать, спесивый вид.

– Здравствуй сто лет, – приветствовал он ярла.

– И ты, Хрольф, сын Снорри, племянник Неистового Эрланда из рода Гастингов, – ответил ему Ларс, исподлобья глядя на шеппаря: – Видимо, я и правда становлюсь стар, – продолжил он: – в молодости я никогда так не ошибался в людях. А ты озадачил меня уже трижды.

Как бы не был уверен в себе сын бондэ, скрипучий голос второго, после конунга, властелина Свейланда поверг его в трепет.

– Первый раз, когда ты сумел спасти драккар своего дяди из той переделки. Второй раз, когда ловко скрыл от меня великого трувора, уговорив его свалять дурака в схватке с Гронтом. И третий раз теперь, когда, приплыв на одном драккаре, захватил город в пятнадцать раз больше числа своих людей. Не иначе как мне надо было дать тебе в управу херад, а взамен потребовать твой корабль со всем манскапом. Даже потратившись на весь этот сброд, я и то не прогадал бы. Что скажешь?

Хрольф натянуто улыбнулся. Что говорить, до Хохендорфа он и сам считал своих людей отребьем и трусами, которых не взяли на другие драккары. Но теперь они выглядели почище дружинников ярла.

– Не стоит называть моих людей сбродом, – сиплым голосом заступился шеппарь за свой манскап.

– Думаешь, они накупили дорогого железа и тут же стали хольдами? – усмехнулся Ларс.

– Они почувствовали вкус добычи, и больше не выпустят ляжку Удачи из своих пастей, – ответил Хрольф.

Уппландский ярл удивленно поднял брови и вытянул вперед губы: такой простой, но глубокой мысли он от сына Снорри явно не ожидал.

– Можешь считать, что ты удивил меня в четвертый раз, – сказал синеус Ларс: – Но я послал за тобой свой корабль не для того, чтобы словами играть. У меня в трапезной сидит посланник даннского конунга.

Глаза Хрольфа при этих словах забегали из стороны в сторону. Он ждал разгневанных даннов в течение первых седмиц после набега, а они приплыли только через месяц.

– Троюродный брат нашего государя, даннский конунг Харек очень разгневан. Некто, высадившись с единственного драккара, манскапом в три десятка человек, захватил его подданный торговый городок Хохендорф. Люди из этого городка добрались до Роскилле и просили Харека о помощи. В начале тот отказался, сославшись на другие неотложные дела, но через пару недель к нему подступили старшины Хохендорфа и «звонким словом» упросили-таки конунга вмешаться.

– Харек снарядил пять кораблей и поплыл на Волин, под стены Винеты, – при упоминании городка, который весной так неласково принял его людей, в голосе Ларса послышался посвист меча, покидающего ножны: – Ему сказали, что люди из Винеты грабили Хохендорф вместе с викингами. Но Волиняне не только не пустили его дружинников в город, но и в ночной вылазке сожгли четыре из пяти драккаров. Люди Харека были частью перебиты, частью заточены в узилище.

Эта новость, как ни какая другая, порадовала Волькшу. Это могло означать лишь то, что хижане и турпилинги до сих пор живут в Винете как один народ, вместе встречая самых грозных врагов. Выходило, что не даром они помогали Рудгеру вызволять Броню из лап ругиев.

– Харек пришел в бешенство. Говорят, это уже не первое поражение, которое его дружина терпит в этом году. Тогда он соизволил вспомнить, что даннский и свейский дворы связывают кровные узы. Он отправил посольство в Сигтуну с братской просьбой наказать виновных. А поскольку подданный Хареку Хохендорф разорили свейские шёрёверны, то владыка отослал этого даннского кляузника ко мне, раз уж я на тингах[193] стараюсь превратить ваши беспутные выходки в гордость конунга. Сейчас я отведу тебя к этому… ярлу Ютландии и ты сам разбирайся с ним как хочешь, – закончил свои речи Ларс: – Я чист перед Сигтуной и перед Роскилле. Надеюсь, ты меня понимаешь. Хотя, сказать по правде, мне на это наплевать.

Вот как оно получилось. Синеус Ларс разом избавлялся и от зависти к растущей славе Хрольфа, и от всех его людей, как бы хороши они не были.

– Русь! – гаркнул племянник Неистового Эрланда: – Достать мечи!

– Какой же ты все-таки дурак, сын Снорри Гастинга, – сказал ему Уппландский ярл: – Очень мне надо крутить тебе руки и отдавать даннам в правила. Если хочешь, можешь сейчас же уйти из моего дома. Я передам посланнику, что ты сбежал. Я же сказал: мне наплевать, как ты поступишь и что сделаешь. Тебя и твоих людей ждут в моей трапезной. Поступай, как хочешь.

Хрольфова русь убрала клинки. На дворе Ларса и правда не было вооруженных людей, кроме троих даннов, недоуменно взиравших из дальнего угла на свейское сборище.

– Держите оружие наготове, – повелел Хрольф и двинулся к лестнице на гульбище, с которого можно было попасть в трапезную ярла.

Посланник Харека Ленивого оказался мужем тучным и улыбчивым. А каким еще мог быть повелитель и распорядитель славного торжища Хедебю? Всем ведь известно, что на морях, где ходят драккары, нет богаче места, чем Хедебю. Кто же не налижется до поросячьего визга, когда мимо рук текут медовые реки.

– Кто из вас убил этих двух полудурков, старшин Хохендорфа? – вместо приветствия спросил посланник.

– Я, – ответил Волькша.

– Мне рассказали, как это было. Жаль, что я сам этого не видел, – досадовал даннский ярл: – Да вы садитесь, вкушайте. У Ларса еда, конечно, плохенькая. Так ведь лучше, жаворонок на вертеле, чем кабан в лесу.

Хрольфов манскап не заставил просить себя дважды.

– Вы зачем с Хохендорфских ворот щит Харека сняли? – все так же добродушно спросил правитель Хедебю.

– Он сам упал, – сознался Хрольф. Незлобивость ютландца сбивала шеппаря с толку. То, как вел себя посланник, совсем не вязалось со кличкой «кляузник», которой наградил его Ларс. Впрочем, судя по всему, они относились друг к другу с равным пренебрежением: два вторых человека в своих краях, сведенные вместе таким пустяком, как набег на какой-то жалкий городишко.

– Как это сам? Пятьдесят лет висел – не падал. Его же повесил еще отец отца конунга Харека. А тут вдруг сам упал.

– Видать, время пришло, – сказал Хрольф, переглянувшись с Эгилем.

– Время, говоришь, пришло? – без какого-то особого выражения уточнил толстяк.

– Ну, да, – подтвердил шеппарь.

Вино у Ларса всегда было забористым, а от волнения Хрольф опьянил еще быстрее.

– Послушайте, молодцы, – начал ютландец бодрым, почти веселым голосом, но все поняли, что он, наконец, переходит к основной части своего посольства: – Даннский конунг Харек Великий, сын Гаскла Справедливого, очень зол на вас за проделки в Хохендорфе. Конечно, ругии сами оплошали, что вышли в поле, что украли эту девку и вообще. Но вы нарушили извечный порядок: нельзя грабить то, что находится под чужим щитом прежде, чем победишь того, чей это щит. Так?

Хрольф, как и все варяги, конечно, слышал о таком порядке, но никогда не думал, что кто-то относиться к этому старинному уговору всерьез. Сколько раз сами данны разоряли селения, считавшиеся данниками Сигтуны. Не иначе Бергертайлеры, которые разжалобили Харека «звонким словом», и, правда, были колдунами, раз уж конунг, чьи подданные сами называли его ленивым, так нешуточно осерчал, что месяц гонял по морям Ютладнского ярла.

– Так? – настаивал на ответе толстяк.

– Это как посмотреть, – заюлил Хрольф.

– Как не смотри, а щит Харека на воротах Хохендорфа был. И ты, невзирая на это, городец пощипал. Люто пощипал. Люди говорят, что хотел полонить чуть ли не всех, да челюсть хрустнула – не разявилась так широко. А ругии эти, между прочем, из года в год приносили моему господину дани двадцать тысяч крон серебра.

«Врет!» – Чуть не выкрикнул Хрольф. Не может городок в сотню домов давать столько подати. Его отец платил в херад пять крон в год, и то каждый раз прибеднялся, чтобы платить еще меньше. Чтобы получать хотя бы двадцать сотен, данны должны были обкладывать Хохендорф четверной данью. На сколько же богаты были ругии, чтобы из года в год отдавать такую уйму серебра и не бунтовать!

– Так вот, если ты вернешь ему эти деньги, он простит тебя и всех свейских шёрёвернов вместе с тобой, – продолжил правитель Хедебю, обгрызая кабанье ребро.

– У меня нет таких денег, – возмутился шеппарь Грома.

– У меня тоже, – подмигнул ему посланник: – Но если ты не сделаешь этого, Харек повелит убивать всех мореходов с Бирки до тех пор, пока вы не заплатите сполна.

– А как вы будете отличать своих от чужих? – спросил Хрольф.

– Никак, драккары конунга будут хватать всех, а уже после разбираться.

– Но это же будет означать резню!

– Резню так резню, – согласился толстяк: – Хареку все равно как это назвать, но если до того, как выпадет первый снег, ему не привезут двадцать тысяч крон, он сделает так, как обещал, и не даст шёрёвернам Бирки прохода мимо всех своих владений.

Хрольф опустил голову. Неужели напрасно отдал он серебро корабелам. Не драккар надо было покупать, а бонд в теплом Гётланде.

– Но я могу надоумить тебя, шеппарь, – в который раз подмигнул толстяк: – В этом году в казну Харека не придут деньги из Овсяной заводи. Прошлой осенью франки взбунтовались и прогнали драккары конунга ни с чем. Весной дружина конунга пыталась взять тамошнее городище приступом, но получила по зубам так крепко, что до сих пор зализывает раны. Хавр[194] приносил короне шестьдесят тысяч серебра ежегодно. Сможешь со своими молодцами одолеть Овсяную заводь, возьмешь оттуда сколько сумеешь. Двадцать тысяч отдашь Хареку, а остальное поделишь между своими воинами. Подумай. Если ты один к двенадцати взял Хохендорф, то может и один к ста тебе по плечу, а?

Хрольф продолжал смотреть в дно своей чаши.

– Я все сказал, шеппарь, – уже без всякого зубоскальства сказал посланник даннского конунга: – Ты и твои люди можете идти отсюда, а то от ваших постных рож вино киснет.

Уж лучше бы он кричал, грозил, топал ногами, брызгал слюной, тогда бы Хрольфу и его людям было бы куда легче понять, откуда столько навоза у них в душах. Как побитые псы, шёрёверны уходили со двора синеуса Ларса, ярла Уппландского, которому тоже было все равно, где и как бывший потрошитель сумьских засек возьмет двадцать, целых двадцать тысяч крон серебра и не кроной меньше…

Продолжение следует

Алфавитный указатель устаревших слов и понятий

Адельсён (Adelsön) – большой остров на озере Мэларен, расположенный примерно в 500 метрах на северо-запад от Бирки. Adel– знать, дворянство (швед.)

Аегир – в скандинавской мифологии Бог моря. Аегир управляет настроением морской поверхности, и говорят, что он имеет девять дочерей.

Алатырь-камень – священный камень, упоминавшийся как славянской, так и скандинавской мифологии.

Асы – в скандинавской мифологии высшие боги(Жsir). Верховным богом и вождём асов был Один.

Ахтерштевень – задняя приподнятая часть драккара.

Бальдер – в скандинавской мифологии бог интеллекта, набожности, мудрости, а также весны; сын Одина и Фригг. Его мать Фригг взяла клятву с огня, воды, металлов, земли, камней, а также всех птиц и животных, в том, что они никогда не принесут ему вреда. Поэтому он был неуязвим. Но Локки узнал у Фригг, что растение омела было единственным, что не дало клятвы. Локки немедленно сделал стрелы из омелы и отдал их брату Бальдера Хеду. Бальдер умер, но попал не в Валхалу, а в мир мёртвых Хель. Богиня мёртвых потребовала, чтобы все в мире плакали за Бальдера – тогда она отпустит его. Однако Локки отказался плакать, и Бальдер остался у Хель.

Банка – отмель вдали от берега.

Берегиня – то же, что и оберег, – амулет, приносящий удачу и предотвращающий беду.

Билль – у скандинавов уменьшающаяся луна, одна из трёх, наравне с Хъюк и Мани.

Бирка (Björko) – остров на озере Мэларен (mдlaren) центральное место, где собирались викинги для распродажи награбленного и организации новых походов.

Блуд – у славян бог животной страсти.

Большой Ковш – другое название созвездия Большая Медведица.

Бондэ – хозяин бонда, свободного крестьянского хозяйства, то же что и самоземец.

Брасы – веревки регулирующие положение парусной реи относительно мачты.

Бьёрк (Вjörk)– береза (Швед.)

Ваал – от шведского val – кит. Под кровожадным чудовищем имелся в виду кашалот. О буйном нраве северных китов среди викингов ходили легенды.

Ваны – в скандинавской мифологии боги, связанные с плодородием, одно время враждовали с асами.

Велесова лучина (ночник, око и др.) – иносказательное название Луны.

Виксберг (Viksberg) – местечко в начале еще одной длинной протоки, соединяющей озеро Мэларен с морем

Винета на острове Волен – поселение в акватории Щецинского залива. Неоднократно подвергалось набегам викингов, позже датских королей.

Восточное море – по-шведски Балтийское море называется Цstersjцn, что буквально переводиться именно так.

Вор – в скандинавской мифологии богиня любопытства и разрешения загадок.

Всплывающие острова – отмели, которые летом, при активном испарении озерной воды, видны над водой, а в остальное время года находятся под ней.

Гарм – в скандинавской мифологии волк Хель, стерегущий врата подземного мира

Гулльвейг – у скандинавов одна из главных противниц асов. Асы говорят о ней как о ведьме и колдунье, изображая её в самых чёрных тонах.

Гюльдборг (Guldborg) – город на датском острове Лоланд, в дословном переводе – Золотой город (Замок).

Дайн – в скандинавской мифологии светлый альв, принёсший добытые Одином руны в Лессавльхейм.

Дид – у славян Бог супружеской любви и семейного счастья, а так же предок.

Дек – палуба (däck Швед.)

Ё(Ö) – остров (Швед.)

Екерё – большой, протяженностью более пятидесяти километров, остров к востоку от Бирки.

Ёль(öl) – пиво, эль (швед.)

Ёрд – в скандинавской мифологии мать бога Тора, богиня земли.

Живица – свежая смола, проступающая в бреши древесной коры.

Загребной – гребец, который сидит первым в ряду и задает ритм и амплитуду гребли.

Зунд (Sund) – пролив (Швед.). Имеется в виду сужение Балтийского моря между Эстонией и Финляндией.

Иггдрассиль – в скандинавской мифологии мировое дерево, ясень, в виде которого скандинавы представляли себе вселенную.

Имир – у скандинавов ледяной гигант, возникший из мрака Гиннунгагап, нижнего мира. Один, Вили и Ве убили его и создали из его тела мир Мидгард. Кровь Имира стала морями и озерами. Его череп стал небом, которое было установлено над землей. Мозги Имира были подброшены в воздух и стали облаками. Скелет Имира стал горами Мидгарда. Его зубы и челюсти стали скалами и камнями. Волосы Имира стали деревьями. Личинки, оказавшиеся в плоти Имира, стали гномами.

Йормунганд – сын Локки, Мировой змей, лежащий на дне океана.

Готланд – крупный остров в балтийском море, принадлежал в те времена датчанам: к северо-востоку от него располагаются земли, входящие теперь в состав Финляндии.

Квасура – у славян бог хмелеварения, Лада научила его делать Сурью, секрет которой он и открыл людям.

Квэдьо (Kvädö) – полуостров на южном берегу устья длинной шхеры Valdemasvik, в глубине которой находится одноименный город. Kväd– эпическая песня (Швед.).

Кнорр – грузовой корабль викингов, менее маневренный и быстрый, чем драккар.

Кнуц – весла в весельных портах драккаров закреплялись веревочными петлями, узлами (knut – узел Швед.).

Коге – порт на юго-востоке Дании.

Ледяные Земли – имеется в виду Исландия.

Лель – у славян бог любви и страсти.

Леля – у славян богиня лета и молодости, младшая из Рожениц, жена Перуна.

Лохи – финно-угорское название реки Луги, связано с обилием лосей на этой территории.

Магнии – у скандинавов бог физической силы, сын Тора.

Мачт-фишерс – специальное место на палубе для крепления мачты.

Мережа – корзина просторного плетения либо сеть специальной формы, натянутая на несколько обручей, предназначена для пассивной ловли рыбы, разновидность садка.

Мидсомер – 22 июня, праздник летнего солнцестояния (midsummer Швед.).

Мимер – в скандинавской мифологии гигант, охраняющий источник мудрости. Один пожертвовал ему свой глаз, чтобы выпить из этого источника. Когда Мимер перестанет охранять свой колодец, равновесие в мире нарушится и придет конец света.

Мингард – согласно скандинавской мифологии Срединным мир, место, где живут люди и Ваны.

Миса – у славян большая миска, блюдо.

Моди – в скандинавской мифологии сын Тора и Сиф, упоминается как покровитель берсеркеров.

Нанна – в скандинавской мифологии богиня плодородия, жена Бальдера, не пережившая его смерти.

Ниен – шведское название Невы, другое звучание Нюен.

Ну вила (Nuvila.) – Сейчас отдыхай. (Швед.)

Овес – по-шведски овес пишется как havre, точно так же как название гальско-франкского поселения Гарв – Le Havre.

Одинберг (Odinberg) – гора Одина (швед.). Замок Эдинбург действительно стоит на горе.

Окселёзунд (Oxelösund) – полуостров на юго-восточном побережье Швеции не далеко от Нюкопинга. Здесь издревле производили знаменитое шведское железо.

Олаф Великий – собирательный образ древних воителей Скандинавии. Несколько реальных исторических персонажей носили позже это имя.

Ора (åra/åran) – весло (Швед.)

Подвздох – солнечное сплетение.

Позвизд – у славян свирепый бог северного ветра, бурь и непогоды.

Полеля – у славян бог брака.

Рагнарек – в скандинавской мифологии ожидаемый конец свете или последняя битва Асов с Ваннами, в результате которой должны умереть многие боги и почти все люди.

Ракс-бугель – место крепления парусной реи к мачте.

Рачий день – в Швеции летний праздник поедания раков.

Рёгхоген (Röghögen) – местечко на недалеко от южной оконечности острова Цland, протяженностью по 137 км.

Рэна – у скандинавов богиня погоды и штормов, требующая регулярных жертвоприношений в виде душ, жена Аегира, бога моря.

Родерарм (Roderarm) – на драккаре рукоять, плечо, рулевого весла (Швед.).

Родерпинн (Roderpinn) – румпель, рулевое весло.

Роскилле – древняя столица Дании.

Русь (Roth) – греби (на древне-скандинавском императив от глагола Ror – грести). Читается как «русь». Сохранился в русском языке в виде ритмичного призыва «И раз, и раз».

Русь сакта (Routh sakta) – греби помалу (Швед.)

Садились на сундуки – в iiiv-ix вместо сидений для гребцов (банок) на драккарах использовались сундуки, служившие так же для хранения личных вещей.

Свеоны – то же, что и свеи, свены, – предки современных шведов.

Сейн Кнутнев (Sten Knytnäve) – Каменный Кулак (швед.)

Сигтуна (Sigtuna) – древнейшая из столиц Швеции. Согласно официальной истории каменный замок был построен там через 150 лет после описанных событий.

Сиф – в скандинавской мифологии богиня плодородия, жена Тора. Красотой Сиф уступает лишь Фрейе, а таких волос, как у нее, нет ни у кого в мире. Эти волосы сделаны из золота гномами.

Скальд – скандинавский певец-сказитель. Героем считался тот, кто удостоился песни скальда.

Сколь (Skål) – Ваше здоровье! (швед.)

Скоттия – Шотландия, от scot – шотландец.

Слега – тонкий шест для измерения глубины топи на болоте.

Соль – в скандинавский мифологии бог Солнца.

Союзные хоромы в два прясла – двухэтажные строения, объединенные стенами и общей крышей.

Сплавняк – бревно, сплавлявшееся по реке и отбившееся от плота; озерные ветры прибивали такие бревна к берегу там, где течение реки уже переставало их нести.

Стайка – клеть или сарай для скотины, то же, что и стоило.

Стор (Stor) – большой (Швед.)

Стрибожичи – сыновья Стрибога, который у славян считался богом и отцом ветров.

Сурт – в скандинавской мифологии предводитель огненных гигантов.

Сэримнир – у скандинавов кабана, чья плоть каждую ночь поглощается героями Валхалы, и который каждый день воскресает.

Таменгонтский ижорец – житель ижорского поселения Таменгонт, что на реке Лахиоя, которая впадает в финский залив западнее Невы.

Тар (Tar) – брать (швед.)

Топ – верхняя часть мачты.

Торка орар (Torka еror!) – Суши весла! (Швед.)

Турпилинги – германское племя, среди прочих населявшее Померанию в раннем средневековье.

Тюр – у скандинавов бог войны, сын Одина и сестры морского великана Хюмира, – третий из асов после Одина и храбрейший среди них. У него одна левая рука, так как правую он потерял, спасая богов от Фенрира, но это не мешает Тюру быть искусным воином и принимать участие в сражениях.

Увазгать – измазать грязью, испортить, проиграть.

Уппланд – объединение херадов, область в центре современной Швеции. Позднее Упсала какое-то время была столицей королевства.

Флоттасьерен (Flottaskдren) – остров в архипелаге на северном берегу Финского залива в 30 км от города Порвоо. Его название в переводе со шведского звучит, как Широкие Шхеры.

Фольк– одно из названий рабов в древней Скандинавии (folk швед.).

Форинг – у скандинавов предводитель дружины, воевода.

Форсети – у скандинавов бог правосудия и победы в спорах.

Фригг – у скандинавов богиня брака и продления рода; жена Одина.

Харек Скьёлдинг – датский конунг с 826 года. Skцld – щит (Щвед.) Skцldpadda – черепаха. Харек получил прозвище черепаха за свою нерасторопность и лень.

Хассело (Hasslø By) – местечко на северо-восточном берегу Гюльдберг Зунд, расположенного между островами Лолланд и Фальстер.

Хедебю – богатый торговый порт на юге полуострова Ютланд в Дании.

Хедебю – крупнейший порт в Дании. Купцы со всей Европы везли сюда свои товары. Викинги покупали предметы роскоши с Востока, например, шелк и специи.

Хель с папашей – согласно скандинавской мифологии королева царства мертвых Хель, была дочерью Локки, огненного гиганта, принятого богами в свой круг и принесшего им немало неприятностей, от которых он же их и спасал.

Херад – у древних скандинавов более мелкая территориальная единица чем ланд, управлявшийся ярлами, что-то вроде уезда.

Хижане – западно-славянские племена лехитской группы, проникшие в Померанию в VII–VIII веках н. э.

Ховгорден (Hovgården) – Дворовая Усадьба (швед.), название местечка на юго-восточном берегу острова Адельсён.

Хогланд– он же Гогланд, остров в Финском заливе Балтийского моря.

Хольд – у скандинавов воин высокого ранга.

Хохендорф – поселение на западном берегу Щецинского залива, расположенное возле бухты называемой Хохендорфское море.

Червень – у славян Июнь.

Шеппарь – капитан (Skeppare [sj'ep: are] Швед.)

Шёрёверн (sjörövern) – морской разбойник (швед.)

Шкоты – веревки удерживающие нижние углы прямоугольного паруса.

Шпитры – продольные жерди, из которых получался палубный навес.

Шуль (skjul) – навес, полог, убежище, легкий сарай (швед.)

Щецин – город на Одере.

Юпт (Djupt) – глубоко (Швед.)

Примечания

1

Венеды, венды – самоназвание славян. Жители Новгорода называли себя ильменьскими словенами. По-фински Россия до сих пор называется Venea.

(обратно)

2

Латы (латвы, латвины, латготты) – название балтийской народности, жившей в верховьях Западной Двины, предки латышей.

(обратно)

3

Явь – в славянской мифологии название Материального мира.

(обратно)

4

Лют – у славян Бог войны, помощник Перуна. Также, лют – старинное название рыси.

(обратно)

5

Яриров день – у славян праздник победы весны над зимой, 22 марта, день весеннего равноденствия.

(обратно)

6

Шеппарь (Skeppare [sj'ep: are]) – капитан судна (Швед.)

(обратно)

7

Драккар – парусно-гребное судно скандинавов, отличалось большой маневренностью и великолепными ходовыми качествами, на много превосходя суда других народов. Могла везти до 50 человек экипажа имела от 8 до15 пар весел. Название переводится как «дракон».

(обратно)

8

Манскап (Manskap) – команда, экипаж судна (Швед.).

(обратно)

9

Свеи, свены, свеоны – древние название шведов.

(обратно)

10

Мережа – корзина просторного плетения либо сеть специальной формы, натянутая на несколько обручей, предназначена для пассивной ловли рыбы, разновидность садка.

(обратно)

11

Сплавняк – бревно, сплавлявшееся по реке и отбившееся от плота; озерные ветры прибивали такие бревна к берегу там, где течение реки уже переставало их нести.

(обратно)

12

Стрибожичи – сыновья Стрибога, который у славян считался богом и отцом ветров.

(обратно)

13

Roth – греби (древне-скандинавский императив от шведского глагола Ror – грести). Читается как «русь». Прослеживается в русском языке в виде ритмичного призыва «И раз, и раз».

(обратно)

14

Ньёрд – в скандинавской мифологии бог ветра, один из старших Ванов, нижних богов.

(обратно)

15

Jaha? Varför hänga läpp, veneden? – Что случилось? Почему нос повесил, венед? (Швед.)

(обратно)

16

Ярл – варяжский аналог удельного князя, управителя провинции (земли). Звание присваивалось также вождям мореходов.

(обратно)

17

Родерарм (Roderarm) – на драккаре рукоять, плечо, рулевого весла (Швед).

(обратно)

18

Ниен – шведское название Невы, другое звучание Нюен.

(обратно)

19

Всплывающие острова – отмели, которые летом, при активном испарении озерной воды, видны над водой, а в остальное время года находятся под ней.

(обратно)

20

Топ – верхняя часть мачты.

(обратно)

21

Банка – отмель вдали от берега.

(обратно)

22

Смоланд (Smoland) – одна из провинций современной Швеции. В раннем средневековье была независимым государством. Была присоединена к Свейланду Ингьяльдом в VII веке.

(обратно)

23

Бонд – земледельческое хозяйство, управляемое мелким земельным собсвенником «бондэ».

(обратно)

24

Мидсомер (Midsummer) – 22 июня, праздник летнего солнцестояния (Швед.).

(обратно)

25

Рачий день – в Швеции летний праздник поедания раков.

(обратно)

26

Хель – у древних скандинавов хозяйка мира мертвых, дочь Локки.

(обратно)

27

Бирка (Björkö) – остров на озере Мэларен (Mдlaren) центральное место, где собирались викинги Швеции для продажи награбленного и организации новых походов.

(обратно)

28

Локки – скандинавский бог обмана и плутовства.

(обратно)

29

Свейланд – обобщенное название земель свеев, Швеция времен викингов.

(обратно)

30

Уппланд – область, губерния в Швеции.

(обратно)

31

Бондэ – хозяин бонда, свободного крестьянского хозяйства, то же что и самоземец.

(обратно)

32

Форсети – у скандинавов бог правосудия и победы в спорах.

(обратно)

33

Сумь – от suomi, славянское название финнов.

(обратно)

34

К северо-востоку от Готланда – Готланд – крупный остров в балтийском море, принадлежал в те времена датчанам: к северо-востоку от него располагаются земли, входящие теперь в состав Финляндии.

(обратно)

35

Хедебю – богатый торговый порт на юге полуострова Ютланд в Дании.

(обратно)

36

Засека – отдельно стоящее поселение, то же что и хутор в украинском.

(обратно)

37

Фольк – одно из названий рабов в древней Скандинавии (folk швед.).

(обратно)

38

Сурт – в скандинавской мифологии предводитель огненных гигантов.

(обратно)

39

Дайн – в скандинавской мифологии светлый альв (см. прим. 24), принёсший добытые Одином руны в Лессавльхейм.

(обратно)

40

Загребной – гребец, который сидит первым в ряду и задает ритм и амплитуду гребли.

(обратно)

41

Била (Bila) – большой боевой топор, тоже, что и секира (Швед.).

(обратно)

42

Восточное море – по-шведски Балтийское море называется Цstersjцn, что буквально переводиться именно так.

(обратно)

43

Roth! Till plaster! – Гребите! По местам! (Швед.)

(обратно)

44

Родерпинн (Roderpinn) – румпель, рулевое весло.

(обратно)

45

Садились на сундуки – в IIIV–IX вместо сидений для гребцов (банок) на драккарах использовались сундуки, служившие так же для хранения личных вещей.

(обратно)

46

Кнуц – весла в весельных портах драккаров закреплялись веревочными петлями, узлами (knut – узел Швед.).

(обратно)

47

Таменгонтский ижорец – житель ижорского поселения Таменгонт, что на реке Лахиоя, которая впадает в финский залив западнее Невы.

(обратно)

48

Лохи – финно-угорское название реки Луги, связано с обилием лосей на этой территории.

(обратно)

49

Саамы – народность, проживающая в северной Финляндии, Швеции и Норвегии.

(обратно)

50

Дек (däck) – палуба (Швед.)

(обратно)

51

Stor björn – большой медведь (Швед.)

(обратно)

52

Еra (еran) – весло (Швед.)

(обратно)

53

Torka еror! – Суши весла! (Швед.)

(обратно)

54

Roddare – гребец (Швед.)

(обратно)

55

Nu vila. – Сейчас отдыхай. (Швед.)

(обратно)

56

Щегла – мачта (Старослав.)

(обратно)

57

Березозол – месяц март по славянскому календарю.

(обратно)

58

Бьёркё (Вjörkö) – название острова на озере Мэларен. От Бьёрк (Вjörk) – береза (Швед.)

(обратно)

59

Stor Вjörken – Большой Березовый.

(обратно)

60

Хогланд – он же Гогланд, остров в Финском заливе Балтийского моря.

(обратно)

61

Sund – пролив (Швед.). Имеется в виду сужение Балтийского моря между Эстонией и Финляндией.

(обратно)

62

Мэларен – большое озеро к северо-западу от Стокгольма.

(обратно)

63

Скальд – скандинавский певец-сказитель. Героем считался тот, кто удостоился песни скальда.

(обратно)

64

Чирок – речная чайка.

(обратно)

65

Шкоты – веревки удерживающие нижние углы прямоугольного паруса.

(обратно)

66

Брасы – веревки регулирующие положение парусной реи относительно мачты.

(обратно)

67

Ракс-бугель – место крепления парусной реи к мачте.

(обратно)

68

Гарм – в скандинавской мифологии волк Хель, стерегущий врата подземного мира

(обратно)

69

Аегир – в скандинавской мифологии Бог моря. Аегир управляет настроением морской поверхности, и говорят, что он имеет девять дочерей.

(обратно)

70

Ирий – у славян место, уда попадают души после смерти тела и где ждут нового воплощения.

(обратно)

71

Ахтерштевень – задняя приподнятая часть драккара.

(обратно)

72

Мачт-фишерс – специальное место на палубе для крепления мачты.

(обратно)

73

Обучи – кожаная обувь, славянский вариант мокасин.

(обратно)

74

Шпитры – продольные жерди, из которых получался палубный навес.

(обратно)

75

Ваал – от шведского val – кит. Под кровожадным чудовищем имелся в виду кашалот. О буйном нраве северных китов среди викингов ходили легенды.

(обратно)

76

Берегиня – то же, что и оберег, – амулет, приносящий удачу и предотвращающий беду.

(обратно)

77

Юпт (Djupt) – глубоко (Швед.)

(обратно)

78

Слега – тонкий шест для измерения глубины топи на болоте.

(обратно)

79

Русь сакта (Routh sakta) – греби помалу (Швед.)

(обратно)

80

Велесова лучина (ночник, око и др.) – иносказательное название Луны.

(обратно)

81

Колесо (коло) Сварога – согласно славянской космогонии Сварог, хтонический бог, создал небо и заставил его вращаться.

(обратно)

82

Därborta kust! – Там (вдали) берег! (Швед.)

(обратно)

83

Var är kust? – Где берег? (Швед.)

(обратно)

84

Большой Ковш – другое название созвездия Большая Медведица.

(обратно)

85

Небесная пряха – по славянскому верованию богиня судьбы Мокша прядет нить, на которой и висит человеческая жизнь.

(обратно)

86

Åror i vattnet! Roth! Roth! Roth! Olg, till vänster. Till vänster! – Весла на воду! Греби! Греби! Греби! Ольг, налево. Налево!

(обратно)

87

Поморы – жители морских побережий, независимо от народности.

(обратно)

88

I gevär! – К оружию! (Швед.)

(обратно)

89

Укко – у карело-финнов верховный бог. Подобно Зевсу, Тору, Перкунасу или Перуну является властителем погоды и туч.

(обратно)

90

Живица – свежая смола, проступающая в бреши древесной коры.

(обратно)

91

Мара (Марена, Морена) – у славян богиня смерти, жена Чернобога. Её чучело сжигалось в последний день Масленицы.

(обратно)

92

Алатырь – древнеславянское название янтаря.

(обратно)

93

Illa roth! Hissa segel! – Навались! (Греби сильней!) Поставить парус! (Швед.)

(обратно)

94

Херад – у древних скандинавов более мелкая территориальная единица, чем ланд, управлявшийся ярлами, что-то вроде уезда.

(обратно)

95

Мимер – в скандинавской мифологии гигант, охраняющий источник мудрости. Один пожертвовал ему свой глаз, чтобы выпить из этого источника. Когда Мимер перестанет охранять свой колодец, равновесие в мире нарушится и придет конец света.

(обратно)

96

Травень – месяц май по славянскому календарю.

(обратно)

97

Нанна – в скандинавской мифологии богиня плодородия, жена Бальдера, не пережившая его смерти.

(обратно)

98

Бальдер – в скандинавской мифологии бог интеллекта, набожности, мудрости, а также весны; сын Одина и Фригг. Его мать Фригг взяла клятву с огня, воды, металлов, земли, камней, а также всех птиц и животных, в том, что они никогда не принесут ему вреда. Поэтому он был неуязвим. Но Локи узнал у Фригг, что растение омела было единственным, что не дало клятвы. Локи немедленно сделал стрелы из омелы и отдал их брату Бальдера Хеду. Бальдер умер, но попал не в Валхаллу, а в мир мёртвых Хель. Богиня мёртвых потребовала, чтобы все в мире плакали за Бальдера – тогда она отпустит его. Однако Локи отказался плакать, и Бальдер остался у Хель.

(обратно)

99

Сиф – в скандинавской мифологии богиня плодородия, жена Тора. Красотой Сиф уступает лишь Фрейе, а таких волос, как у нее, нет ни у кого в мире. Эти волосы сделаны из золота гномами.

(обратно)

100

Моди – в скандинавской мифологии сын Тора и Сиф, упоминается как покровитель берсеркеров.

(обратно)

101

Ёрд – в скандинавской мифологии мать бога Тора, богиня земли.

(обратно)

102

Алатырь-камень – священный камень, упоминавшийся как славянской, так и скандинавской мифологии.

(обратно)

103

Морены, моренские камни – большие валуны, прибрежные камни принесенные в глубь материка льдами ледникового периода.

(обратно)

104

Рагнарек – в скандинавской мифологии ожидаемый конец свете или последняя битва Асов с Ваннами, в результате которой должны умереть многие боги и почти все люди.

(обратно)

105

Йормунганд – сын Локи, Мировой змей, лежащий на дне океана.

(обратно)

106

Хель с папашей – согласно скандинавской мифологии королева царства мертрых Хель, была дочерью Локки, огненного гиганта, принятого богами в свой круг и принесшего им немало неприятностей, от которых он же их и спасал.

(обратно)

107

Флоттасьерен (Flottaskдren) – остров в архипелаге на северном берегу Финского залива в 30 км от города Порвоо. Его название в переводе со шведского звучит, как Широкие Шхеры.

(обратно)

108

Кнорр – грузовой корабль викингов, менее маневренный и быстрый, чем драккар.

(обратно)

109

Фру (fru) – сударыня, госпожа, уважительное обращение к женщине в северо-германских языках.

(обратно)

110

Ёль (öl) – пиво, эль (швед.)

(обратно)

111

Шуль (skjul) – навес, полог, убежище, легкий сарай (швед.)

(обратно)

112

Увазгать – измазать грязью, испортить, проиграть.

(обратно)

113

Städa skjul! Hissa segel! Ny segel! Fort! Fort! – Убрать полог! Поставить парус! Новый парус! Быстро! Быстро! (швед.)

(обратно)

114

Шёрёверн (sjörövern) – морской разбойник (швед.)

(обратно)

115

Иггдрасиль – в скандинавской мифологии мировое дерево, ясень, в виде которого скандинавы представляли себе вселенную.

(обратно)

116

Соль – в скандинавский мифологии бог Солнца.

(обратно)

117

Скоттия – Шотландия, от Scot – шотландец.

(обратно)

118

Одинберг (Odinberg) – гора Одина (швед.). Замок Эдинбург действительно стоит на горе.

(обратно)

119

Уппланд – объединение херадов, область в центре современной Швеции. Позднее Уппсала какое-то время была столицей королевства.

(обратно)

120

Олаф Великий – собирательный образ древних воителей Скандинавии. Несколько реальных исторических персонажей носили позже это имя.

(обратно)

121

Вop – в сканинавской мифологии богиня любопытства и разрешения загадок.

(обратно)

122

Адельсён (Adelsön) – большой остров на озере Мэларен, расположенный примерно в 500 метрах на северо-запад от Бирки. Adel – знать, дворянство (швед.)

(обратно)

123

Ховгорден (Hovgеrden) – Дворовая Усадьба (швед.), название местечка на юго-восточном берегу острова Адельсён.

(обратно)

124

Стейн Кнутнев (Sten Knytnдve) – Каменный Кулак (Швед.)

(обратно)

125

Det är bra, veneden – Вот и хорошо, венед. (Швед.)

(обратно)

126

Союзные хоромы в два прясла – двухэтажные строения, объединенные стенами и общей крышей.

(обратно)

127

Миса – у славян большая миска, блюдо.

(обратно)

128

Хольд – у скандинавов воин высокого ранга.

(обратно)

129

Форинг – у скандинавов предводитель дружины, воевода.

(обратно)

130

Дрергескапур (Drergeskapur) – основа «кодекса чести» викинга.

(обратно)

131

Фригг – у скандинавов богиня брака и продления рода; жена Одина.

(обратно)

132

Винета на острове Волен – поселение в акватории Щецинского залива. Неоднократно подвергалось набегам викингов, позже датских королей.

(обратно)

133

Туперлинги – германское племя, среди прочих населявшее Померанию в раннем средневековье.

(обратно)

134

Хижане – западно-славянские племена лехитской группы, проникшие в Померанию в VII–VIII веках н. э.

(обратно)

135

Щецин – город на Одере.

(обратно)

136

Окселёзунд (Oxelösund) – полуостров на юго-восточном побережье Швеции не далеко от Нюкопинга. Здесь издревле производили знаменитое шведское железо.

(обратно)

137

Крица – заготовка, чушка чернового железа для последующей ковки.

(обратно)

138

Så! Så!!! Vara på bettet, bekväma svinen! – Так! Так!!! Будьте готовы, ленивые свиньи! (Швед.)

(обратно)

139

Jasе! – Вот так! (Швед.)

(обратно)

140

Kvädö – полуостров на южном берегу устья длинной шхеры Valdemasvik, в глубине которой находится одноименный город. Kväd – эпичесския песня (Швед.). Ö – остров (Швед.)

(обратно)

141

Röghögen – местечко на недалеко от южной оконечности острова Öland, протяженностью по 137 км.

(обратно)

142

Имеется в виду местечко Listed на северо-восточном берегу острова Bornholm. List– хитрость (Датс.)

(обратно)

143

Гулльвейг – у скандинавов одна из главных противниц асов. Асы говорят о ней как о ведьме и колдунье, изображая её в самых чёрных тонах.

(обратно)

144

Имир – у скандинавов ледяной гигант, возникший из мрака Гиннунгагап, нижнего мира. Один, Вили и Ве убили его и создали из его тела мир Мидгард. Кровь Имира стала морями и озерами. Его череп стал небом, которое было установлено над землей. Мозги Имира были подброшены в воздух и стали облаками. Скелет Имира стал горами Мидгарда. Его зубы и челюсти стали скалами и камнями. Волосы Имира стали деревьями. Личинки, оказавшиеся в плоти Имира, стали гномами.

(обратно)

145

Пясть – кисть руки (Старослав.), от этого слова происходит запястье.

(обратно)

146

Guten Abend, Herr Alvert – добрый вечер, господин Альферт (Нем.)

(обратно)

147

Свеоны – то же, что и свеи, свены, – предки современных шведов.

(обратно)

148

Хохендорф – поселение на западном берегу Щецинского залива, расположенное возле бухты называемой Хохендорфское море.

(обратно)

149

Роскилле – древняя столица Дании.

(обратно)

150

Sivler! Guld! Var? (Швед.) – Серебро! Золото! Где?

(обратно)

151

Тюр – у скандинавов бог войны, сын Одина и сестры морского великана Хюмира, – третий из асов после Одина и храбрейший среди них. У него одна левая рука, так как правую он потерял, спасая богов от Фенрира, но это не мешает Тюру быть искусным воином и принимать участие в сражениях.

(обратно)

152

Верфоль – волк-оборотень.

(обратно)

153

Квасура – у славян бог хмелеварения, Лада научила его делать Сурью, секрет которой он и открыл людям.

(обратно)

154

Червень – у славян Июнь.

(обратно)

155

Сага – у древних скандинавов богиня истории и гениологии.

(обратно)

156

Мингард – согласно скандинавской мифологии Срединным мир, место, где живут люди и Ваны.

(обратно)

157

Магнии – у скандинавов бог физической силы, сын Тора.

(обратно)

158

Рена – у скандинавов богиня погоды и штормов, требующая регулярных жертвоприношений в виде душ, жена Аегира, бога моря.

(обратно)

159

Харек Скьёлдинг – датский конунг с 826 года. Skцld – щит (Щвед.) Skцldpadda – черепаха. Харек получил прозвище черепаха за свою нерасторопность и лень.

(обратно)

160

Коге – порт на юго-востоке Дании.

(обратно)

161

Чтобы попасть от Роскилле до Щецинского залива корабли должны были обогнуть всю Данию, от Коге лежал прямой путь.

(обратно)

162

Сэримнир – у скандинавов кабана, чья плоть каждую ночь поглощается героями Валхаллы, и который каждый день воскресает.

(обратно)

163

Гюльдборг (Guldborg) – город на датском острове Лоланд, в дословном переводе – Золотой город (Замок).

(обратно)

164

Сручье – инструмент, приспособление. (Старослав.)

(обратно)

165

Herr Varglob, was Sie zum Abendessen wollen? – Господин Варглоб, что ты хотите на ужин? (Нем.)

(обратно)

166

Danke, Erna. Ich gehe in den Vorposten. – Спасибо Эрна. Я иду в дозор. (Нем.)

(обратно)

167

Wie Sie befehlen werden, Herr Varglob. – Как прикажете, Господин Варглоб. (Нем.)

(обратно)

168

Kann sein, ich werde Ihnen das Abendessen auf den Turm bringen? – Может быть, я принесу вам ужин на башню?

(обратно)

169

Билль – у скандинавов уменьшающаяся луна, одна из трёх, наравне с Хъюк и Мани.

(обратно)

170

Стайка – клеть или сарай для скотины, то же, что и стоило.

(обратно)

171

Хассело (Hasslø By) – местечко на свеверо-восточном берегу Гюльдберг Зюнд, расположенного между островами Лолланд и Фальстер.

(обратно)

172

Позвизд – у славян свирепый бог северного ветра, бурь и непогоды.

(обратно)

173

Виксберг (Viksberg) – местечко в начале еще одной длинной протоки, соединяющей озеро Мэларен с морем

(обратно)

174

Roth sakta! – Гребите медленно! (Швед.)

(обратно)

175

Зеница – зрачок (Старослав.)

(обратно)

176

Липец – месяц Июль по старославянскому календарю.

(обратно)

177

Bra! Vi ska talla efterеt. Bra? – Хорошо! Поговорим об этом после. Хорошо?

(обратно)

178

Tar – брать (швед.)

(обратно)

179

Inte garva! – Не смеяться! (швед.)

(обратно)

180

Сигтуна (Sigtuna) – древнейшая из столиц Швеции. Согласно официальй истории каменный замок был построен там через 150 лет после описанных событий.

(обратно)

181

Хедебю – крупнейший порт в Дании. Купцы со всей Европы везли сюда свои товары. Викинги покупали предметы роскоши с Востока, например, шелк и специи.

(обратно)

182

Vad säger du? – Что ты говоришь? (швед.)

(обратно)

183

Jag säger… min far inte ser… såg… det – Я говорю… мой отец не видеть… видит… это (швед.)

(обратно)

184

Венец – в деревянном домостроении ряд бревен одного уровня, сцепленных между собой.

(обратно)

185

Екерё – большой, протяженностью более пятидесяти километров, остров к востоку от Бирки.

(обратно)

186

Дид – у славян Бог супружеской любви и семейного счастья, а так же предок.

(обратно)

187

Лель – у славян бог любви и страсти.

(обратно)

188

Полеля – у славян бог брака.

(обратно)

189

Skеl – Ваше здоровье! (швед.)

(обратно)

190

Кётт Багателлер (köttbagateller) – может быть переведено со шведского языка как «мясные мелочи».

(обратно)

191

Подвздох – солнечное сплетение.

(обратно)

192

Ледяные Земли – имеется в виду Исландия.

(обратно)

193

Тинг – вече, совет, парламент у древних скандинавов.

(обратно)

194

Овес – по-шведски овес пишется как Havre, точно так же как название гальско-франкского поселения Гарв – Le Havre.

(обратно)

Оглавление

  • Допрежь всего
  • Часть 1 . Восточное море
  •   Шеппарь Хрольф
  •   Восточное море
  •   Буря
  •   Эстинны
  •   Хогланд
  •   Полнолуние девяти волхвов
  •   Архипелаг
  •   Бирка
  • Часть 2 . Волин
  •   Большой Рун
  •   Адельсён
  •   Stenknytnäve
  •   Пропавший
  •   Волин
  •   Ругии Зеленой Горы
  •   Победители
  •   Споры
  •   Ругийка
  • Часть 3 . Эрна
  •   Кнорры
  •   Отплытие
  •   Попятный путь
  •   Новые мостки
  •   Хрольфовы бобы
  •   Дом-гриб и печка на ножке
  •   Банька
  •   Бергертайлеры
  •   Посланник Харека Скьёлдинга
  • Алфавитный указатель устаревших слов и понятий . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .