«Поплан-пэр»

- 4 -

А младенец у нее был почти лысый, но все-таки надо лбом пушились редкие волосенки, и были они такого цвета, что вопрос об отцовстве Поплана снялся сам собой — по причине очевидности ответа.

Женское население Изерлона разделилось на два лагеря.

Дамы, имевшие виды на Поплана, кривили губы: вот это создание умудрилось сделать невозможное, а нам не удалось! Да что он в ней нашел, ни кожи, ни рожи, ни сисек, в конце концов, хотя вроде и кормящая мамаша, перестанет кормить — вообще же с лупой придется искать эти самые сиськи! как, как она ухитрилась всех обойти? Второй лагерь составляли, само собой, дамы, которых Поплан как мужчина не интересовал. Эти улыбались с некоторым злорадством: допрыгался, зайчик, — и всячески опекали приезжую мисс.

Звали ее Дениза Леро.

— Чудесная девушка, — решительно заявила Ортанс Кассельн.

— Мне показалось, немного глуповата… — осторожно возразил ее супруг.

Ортанс хмыкнула.

— Девушка, прибравшая к рукам Поплана, не может быть глуповатой, — сказала она. — Уж что касается женского ума, дорогой, тут можешь положиться на меня. И кстати, она умеет готовить, в отличие от некоторых признанных умниц.

Кассельн вздохнул и спорить не стал. Но вечером улизнул из семьи и напился в баре со счастливым женихом.

— Как я тебя понимаю, — говорил он слегка заплетающимся языком. — Оливер, это не девушка, а клад, поверь моему опыту.

В глазах его светилось искреннее сочувствие.

— Верю, — отвечал Поплан. — Ага, она чудесная.

В его голосе сквозила тихая паника.

…Свадьбу справляли шумно. В большом конференц-зале было не протолкнуться. Оркестр старался изо всех сил.

Когда под ручку появились жених с невестой, по толпе пронеслось тихое "ах".

— Ей идет, — сказала Фредерика Гринхилл-Ян, глядя на ворох кружев, ленточек и искусственных цветочков. — Забавно, мне казалось, в таком любая девушка будет смотреться куском торта, а вот поди ж ты…

— Да что ты, — рассеянно отозвался адмирал Ян, — правда?

Он думал о том, что причесанный Поплан выглядит и вполовину не так идиотски, как он сам в свое время.

— Черт, — сказали рядом. — Это так трогательно.

Адмирал обернулся на голос. Иван Конев, при полном параде, стоял, не сводя глаз с жениха и невесты, и глаза у него как-то подозрительно блестели. Впечатление портила только свернутая трубкой брошюра с кроссвордами, торчавшая из кармана белого кителя.

- 4 -