«Бабки в Иномирье»

- 4 -

– Фроля! Фроль! Оть, глухая тетеря! Ну хто ж ее в разведчиты-то назначил?

Я ходила и орала под деревом уже полчаса. В густом лесу, куда мы с ней попали, было темно, как у негры в… попе. Очнулись мы на завалинке. Вроде, усе было, как у нас: трава зеленая, деревья, деревья, пожалуй, повыше будут. По веткам белочки скачут, ну прям как в моей родной Америке, куды я иммигрировала так давно, что сроднилась не по-децки. Но это не суть важно, важно, что мы, кажись, влипли.

А как красиво все начиналось!

Ежегодный слет начальница наша назначила на весеннее время: птички, мол, проснулись, гуси на север полетели, и нам, бабкам йожкам, пора. Зимний жирок раструсить, молодостью блеснуть да красотой.

Купила я себе, как полагается, джинся новые. Чо ржете? Думаете, не влезла? Влезла! Я заради них два месяца на диете сидела. Сначала на буряк села, но он, гад круглый, на нем сидеть неудобно. Так я перешла на французскую диету. По ночам в озере лягух ловила. Потом про Василису вспомнила, жрать не стала, вдруг родственницу Васькину загублю. Но наклоны вперед помогли. Кароче, целый месяц я в болоте провела. Заодно молодость вернула – газ болотный помог, да и лешачка встретила… но речь не об этом.

Влезла я, значица, в джинся, тухли новые, опять таки, кофточку теплую, кашемировую, напялила. Деньги в лифчик, как положено, сунула и пошла метелку свою заряжать. Магии у меня много, я в нее чуток добавила, верхом села и – прощай, земля, в добрый путь.

Лететь пришлось долго – над всей Америкой, да на Тихим океаном, потому как сговорились мы с Фролгой встретится в родном краю. Да, Приморский край – родилась я там годков… неважно скока. Вот, значится, приземляюсь я у ее подъезда, а она мне из окошка ручкой уже машет.

Расцеловались мы, метелку в угол поставили, сели чай пить с брусничным вареньем, а она тут и говорит:

– Афиночка ты моя ненаглядная, я тут на новую работу устроилась, а они тама новое оборудование испытывают. Кристаллы телепартационные. – во как загнула! – Ну я парочку и приватизировала. Сейчас испытывать будем, или до вечера подождем? Я уже собралась.

И довольная такая, на стол передо мной жменю блестящих камушков вываливает.

Да, собралась, это я вижу. Платечко на ней – одно слово, матерное, а не платечко. Два кусочка, три веревочки. Сапожки на шпилечке да амулеты везде. Ну, я ей и говорю:

– А где куда, ты точно знаешь?

– Вот этот, зелененький, тот, что нам нужен – как раз в среднюю полосу и попадем. А красненький – это в твою Америку. Про синий не помню. Но разведаю. Так что не боись – сейчас раздавим и сразу там, где надо, окажемся.

Раздавили…. Хорошо еще, я ее переодеться заставила. В джинся и свитер, а сверху она курточку нацепила. Вот так мы тут и оказались. Я сперва не поверила, что мы в другой мир попали, а потом, гляжу – птичка какая-то подозрительная в небе летит. Пригляделась – а это дракон. Ну, говорю, мать, мы и влипли! Глядь, а Фролга уже метлу оседлала и на самую верхушку дерева приземлилась. Осмотреться, значится. Я ей кричу, кричу, а она не слышит. А чего я кричу – так дракон ее заметил и на снижение пошел!

Бабка Йожка Фролга

Н-да, доэкспериментировались! Раньше эксперименты проводили на кошках, а сейчас– на Йожках… Хотя раньше как раз ничего не сбоило. Прекрасно всё и все переносились туда и обратно. И ведь почти запустили массовое производство кристаллов. Что-то тут не так.

Пока Афина ошалело оглядывалась, я решила посмотреть на мир сверху. Разведать обстановку, так сказать. Красиво! Зеленый лес вокруг, голубой ленточкой река вдалеке вьется, а небо – чистое и свободное. Лети – не хочу!

Ой, и правда, не хочу! Совсем не хочу, хочу побыстрее на землю. А еще лучше – домой, к брусничному варенью и привычным самолетам над головой. У меня от страха уже в глазах троится! Афина, ты где? Забери меня отсюда-а-а…

Бабка Йожка Афина

Зашел, гад крылатый, в пике перешел, да на наше дерево прямиком! Чо делать? Чо делать? Собрала я магию в кулак, файербол сварганила на скорую руку и в него запустила. Есть! По хвосту попала!

А он только кончиком махнул, и мой же снаряд в соседнюю сосну влетел. Елка – она и в этом мире горит неплохо. Сквозь клубы дыма я с трудом разглядела, как дракон откусил верхушку дерева вместе с вцепившейся в него Фролгой, и, лапами передними перехватив, понес подруженьку мою в далекие горы. Не успела я, только хотела на метелку вскочить, когда с высоты мне прямо по лбу ударила выроненная Фролей метла.

Плоховато мне что-то. Дым глаза разъедает, да в горле першит. Лежу я, значица, на земле, седым пеплом присыпанная. Хорошо, что дождь пошел, да не дал пожару весь лес спалить – только сосна, как свечка, в стороне догорает. Перевернулась я, откашлялась, свою метлу нашла и Фролгину тоже. Сумка на месте – уже хорошо. Там у меня не только парадно-выходная одежка, там еще много чего есть. Мы, бабки йожки, народ запасливый. Набор юного туриста, набор юного бойца, да еще и юного охотника, в придачу. Подумала я, что пистолет мне пока не нужен, достала арбалет со стрелами, зарядила, да на спину на ремешке и перекинула. Теперь можно и в путь.

Только из-за дыма проклятого не знаю я теперь, в какую сторону лететь, чтоб логово драконье отыскать. Но не беда! Фролга – она только с виду слабая да трусливая, а на самом-то деле, еще неизвестно, кому больше не повезло: ей или гаду этому летучему.

Оттряхнула я пепел с коленок, да на метлу взгромоздилась. Ну что – земля, прощай! В добрый путь!

Перво-наперво осмотрелась. Поднялась невысоко – за краем лесным ленточка голубая вьется. Река…. Поднялась выше – горизонт обозрела – горы вдалеке с одной стороны, град белокаменный – с другой. Чует мое сердце бабка-йожское, не понесет злодей подругу мою в город, а вот в горы шансов больше. Прикинула я расстояние, задала метле координаты, и, сжав Фролгину метлу подмышкой, пригнулась и понеслась вперед. Лечу я, значица, невысоко так, окрестности обозреваю, небо, опять-таки. Дождик прошел, тучки разлетелись, и солнышко выглянуло. Благодать! Мне уж показалось, что вижу я точку черную в небе, настигаю гада, как что-то ударило меня снизу в правую ягодицу, и я камнем полетела прямо в кусты боярышника.

- 4 -