«Если бы юность умела…»

- 6 -

Бородатый жрец что-то бормочет и чем-то мажет мне голый живот. Язык не знаком совершенно. Никогда я ничего подобного не слышал. Ни слова не понятно. На шее у жреца болтается какой-то амулет серебристого цвета в виде креста. На кресте изображён распятый вниз головой полуголый человек. Странный амулет. У меня даже сложилось такое впечатление, будто этот амулет изначально делался для того, чтобы носить его в другом положении, а жрец надел его вверх ногами. Глупое предположение, конечно. Уж жрец-то должен знать, как правильно надевать на себя амулеты собственного бога.

Ага, появился и зловещего вида нож. Пора бы мне сделать что-то, а то меня тут сейчас убьют. Глупо бы получилось. Работать столько столетий, чтобы в итоге отдать душу в рабство неизвестному тёмному божеству.

Маны нет ни капли. Непривычное ощущение. Более того, в окружающем меня эфире маны тоже нет. Совсем нет. Мир без магии? Бывают и такие, я слышал. Самому только бывать не доводилось, такие миры редки.

Придётся пока использовать внутренние ресурсы тела. С маной позже разберусь. Ничего страшного, тело молодое, здоровое. Сильно я ему не наврежу. Да и маны мне сейчас нужно совсем чуть-чуть. Я же не собираюсь пока устраивать ничего грандиозного.

Жрец же, тем временем, передал нож какому-то молодому бледному парню, улыбнулся и что-то сказал мне. Естественно, я его не понял, так что отвечать ничего не стал. А парень с ножом-то, по всему видно, сильно трусит. Возможно, впервые в жертвоприношении участвует. Или впервые сам исполняет. Какой-нибудь ученик или младший жрец.

Вот трусливый младший жрец подходит ко мне вплотную, заносит над моим животом свой нож и… с силой втыкает его в глаз старшего жреца, который только что сам ему этот нож и дал. Это очень просто оказалось. Парень легко внушаем, у меня с ним проблем не было.

Старший жрец молча падает на землю. Труп однозначно. Даже я не могу спасти. Нож повредил мозг. Лечению не подлежит. Слышу вокруг взволнованные голоса. Кто-то срывается на крик. А, тут и женщины есть. Вернее, девушки. Вообще, судя по голосам, здесь одна молодёжь. Вероятно, убитый старший жрец был тут самым старым, хоть на вид ему всего лет тридцать.

- 6 -