«Хрен-на-тень, или, Ох, лучше б я сама помыла уши»

- 6 -

одному из окон. Ну и насрано здесь! Коллеги, так сказать, клошары местные постарались. Не-е, не живёт здесь никто! Даже бомжи, и те не срут в лежбище. Что ж, тем лучше.

Я на месте. Самочувствие настолько херовое, что начинаю сомневаться, дождусь

ли собачьего стула. А, может, ну его? А тут ещё сушняк от выпитого шампусика начался. Блядство! Лежу и жду, молча подыхая. Шарик пригрелся и тихо засопел. Он что, ночевать на мне собрался? А вдруг я потеряю сознание или засну? Мало того, что облевали, так ещё и обосрут. Желание отпустить шавку восвояси становится сильнее, но жадность, как всегда, победила.

Эх-ма! Ежели б да не желание иметь поболе! Была бы сейчас парфюмером!

Композиции бы создавала. А так вот ситуации соображаю, понимаешь. Вернее, ситуёвины.

Темнота накатывает, но я замечаю слабые полоски света, как праздничные лазерные лучи мечущиеся по комнате, и цепляющие в своем беге прогнившие перекрытия. Проваливаюсь в небытие. Хрен-на-тень, не выдержала!

Сквозь темноту, пробивались еле различимые голоса. Проведя рукой по груди, я

почувствовала, что вся в чём-то липком. И даже вспоминать не хотелось в чём. Говорят, что запахи могут приходить с сны. Запахи-то пусть приходять. Но вот вонь-то, навфиг она там нужна. Кое как сосредоточившись, принюхиваюсь и, сдерживая позывы рвоты, начинаю классифицироать это амбрэ.

Уля-а! Собака таки, прежде чем сбежать, сделала своё маленькое дело.

Четверо стояли и выжидающе смотрели на меня.

Ну и видок у них. Уолт Дисней Представляет... Да, хер с ними, пущай побалуются.

Чтой-то рано они заявились. Р-работодатели. Да неплохие они, на самом-то деле, но друзьями я бы назвать остереглась. Не позволяли побездельничать, а могли бы... Я ж делала самую важную часть работы. Штуки, которые приносила, были настолько значимы в их мире, что и вообразить невозможно. Наниматели использовали их как источники энергии для своих микролептонных кораблей.

Я сжала четвёртую штучку в руке и, сделав над собой усилие, блеванула.

Э-эх, встать надо было. Гадость тут же полезла назад, а штуки энти чёртовы,

так вообще не в то горло пошли. Сознание снова померкло.

Я лежала животом на чьём-то колене, а о спине мне лупили что есть мочи.

- Ладно, отпустите. - Промычала я. Живая вроде.

- Меня усадили на пол и один из них начал.

- Ты принесла четыре штуки. Проси что хочешь.

Волшебные картины сказочных дворцов замелькали перед глазами.

- 6 -