«Интерферотрон Густава Эшера»

- 2 -
Harry Games

В старые времена планета была окутана плотной сетью пси-станций, регулировавших весь быт, и главной их заповедью было доставлять человеку оптимальное количество наслаждений, не препятствующих, естественно, получению наслаждений другими. Теперь, после серии войн и межпланетных миграций, на Земле вряд ли набралось бы даже с пару дюжин люпусов, да и те, что сохранились, работали с перегрузкой, часто давая сбои. Хорошо еще, что кокону — из-за какой-нибудь мелкой поломки — не приходят мысли яростно размять мне мошонку под хор валькирий, — подумал Эшер, отказываясь от традиционного завершающего предложения. Местный люпус не знал (а, скорее всего, подозревал, но из вежливости не подавал виду), что подавляющее большинство оставшихся на Земле мужчин — импотенты. Исключительно в силу возраста: как-никак, всем перевалило за двести.

Оркестр затух окончательно; кокон плавно трансформировался в шезлонг, куда соскользнул Густав. Перед глазами у него еще висели некоторое время картинки, наводившиеся с люпуса: озера и радуги на фоне горных ледников. Примечательным было отсутствие любых животных — после затяжных генетических войн любой зверь вызывал у современников Густава омерзение. В позапрошлый четверг соседи Эшера по поселку, увидев из окна своего дома рыжего котенка, мяукавшего посреди улицы, тут же его уничтожили. Котенок (это был бродячий торсионный фугас) оставил после себя огромную воронку; ударной волной размололо и самих соседей. В свое время генетики наштамповали множество псевдоживотных, начиненных разными убийственными приспособлениями, и теперь беспризорное оружие, стремясь разгрузиться, иногда забредало в жилые районы.

Густав помотал головой, разгоняя клочья образов. В его зрение вернулась привычная панорама: океан, ворочавший желто-зелеными волнами, бурый песок, мутное вечернее солнце, валившееся за обрыв. На календаре была суббота, 9 августа 2462 года, — как всегда после сеанса музажа, об этом заботливо напомнил люпус.

- 2 -