«Рамонь — родина Амона-Ра?»

- 5 -

Но и поисков того, что он считал истиной, принц не прекратил. По косвенным намекам известно, что, заручившись поддержкой некоего общества, достаточно могущественного, чтобы не убояться жрецов Амона-Ра, он вступил со жрецами в прямые контакты. На неизвестных поныне условиях принц Петр был допущен к тайнам культа, тайнам, настолько захватывающим, что он совершенно охладел к сахароварению. Завод стал давать убытки, его пришлось продать! Но принца интересовало другое: "Кажется — не уверен, хорошо или плохо, что только кажется — древним богам были известны дороги в иные измерения. Они могли — и, быть может, способны поныне — посещать и прошлое, и будущее. Я пытаюсь повторить опыты древних, которые последний раз проводились лет пять тысяч тому назад. К счастью, время не властно над Главным Двигателем опыта. Это пара больших рубинов, замечательных по своим качествам" — писал он Забелину в январе 1909 года. К сожалению, это было последнее письмо — вскоре Ивана Егоровича не стало, а других корреспондентов, которым Петр Ольденбургский столь же доверял, пока не сыскалось. Впрочем, кое-что можно судить по дневнику Ольги Ольденбургской. Она, молодая женщина (в 1909 году ей исполнилось двадцать семь лет, принцу же — сорок один), все больше склонялась к мысли, что брак ее неудачен. "Он каждую свободную минуту проводит в лаборатории, устроенной глубоко в подземельях дворца. Порой я вспоминаю сказку о Синей Бороде, но, по счастью никто из окружающих нас не пропадает бесследно. Просто проходит Жизнь — и все… Порой Piter отлучается на час или два — и возвращается с недельной щетиной, исхудавший, с горящими от счастья глазами. Но не я причина этого счастья, увы. Недавно он принес из лаборатории глиняный сосуд с маслом, запах его был по-своему привлекателен и невероятно стоек. Piter уверял, что сама Клеопатра пользовалась подобным маслом. Быть может, он занялся парфюмерной химией? В другой раз он преподнес мне цветы лотоса… Все это очень трогательно, но я устала от загадок и одиночества. Хоть романы сочиняй!"

Итак, приготовления к Опыту длились дни напролет. Петр выписывает из Венеции большие зеркала, но не для украшения дворца, а для лаборатории. У Цейса он заказывает линзы. Собирается строить обсерваторию? По крайней мере, жрецам, если они действительно были реальностью, удалось в конце концов, научить его хранить тайну. Начиная с 1910 года никаких сведений о деятельности принца на поприще археологии и изучении религии Амона-Ра не сохранилось.

- 5 -