«Оборотень»

- 2 -

— Да, мам… — Он вздрогнул, почувствовав ее поцелуй на щеке. Он ненавидел, когда она прикасалась к нему. Больше всего в эту минуту он хотел убежать, исчезнуть куда-нибудь, чтобы не видеть ее больше. Никогда!

— Теперь, если ты захочешь поговорить с кем-то, ты сначала поговоришь со мной и не будешь выдумывать глупости про своего дружка, которого нет и не может быть.

— Но он не выдуманный, он настоящий. — Неожиданно мальчик заплакал.

— Послушай, сынок, — начала мать поучительным тоном, — ты придумал его только для того, чтобы заменить отца. Вначале это было хорошо, но теперь, когда ты уже большой, ты не должен больше придумывать друзей.

— Но, мама, он настоящий, — закричал мальчик сквозь слезы. — Ты никуда не пускаешь меня, только к старому Ваткинсу за яйцами и овощами, я не могу играть с другими детьми, а Энди приходит в мою комнату, разговаривает и играет со мной.

— Если он настоящий, — сурово сказала мать, — то почему я никогда не видела и не слышала его?

— Он не хочет видеть тебя, — ответил мальчик уверенно.

— Что?! — закричала мать и толкнула его в грудь.

— Он сказал, что ты ему не нравишься, — мальчик опять заплакал. Рука рассекла воздух и шлепнула его по все еще красной щеке.

— Что ты сказал?! — закричала мать.

— Он сказал, что ты не нравишься ему, — с вызовом крикнул в ответ мальчик.

Он никогда до этого не кричал на мать. Сейчас он почувствовал себя другим, непомерно сильным. Он давно хотел противостоять матери, но всегда слишком боялся. Да и сейчас он был все еще напуган, но какое-то другое чувство примешивалось к страху и подавляло его.

— Он сказал, что терпеть тебя не может! — закричал мальчик, и лицо его перекосила жуткая гримаса.

— В комнату, живо! — рявкнула мать, показывая на дверь его спальни. Дверь была слегка приоткрыта, и из щели выбивался тонкий луч света. — Иди в свою комнату и жди там.

Мальчик вызывающе смотрел в глаза матери. Ему казалось, что он видит там огоньки. Сначала небольшие, с игольное ушко, но стремительно растущие, превращающиеся в сверкающие молнии, вспыхивающие в глазах. Он чувствовал, как они пронзают его голову, проникая в мозг.

То новое, странное чувство быстро рассеялось, и он начал дрожать от страха.

— Иди к себе! — закричала мать. — Ты не умеешь вести себя, как подобает, но я заставлю тебя слушаться, даже если мне придется выбить из тебя мозги.

Почему мои ноги застыли? Энди! Это ты заставляешь меня стоять?

- 2 -