«Скрытое зло»

- 5 -

— Знаешь, отчего больнее всего? — спросила она Генриетту. — Мы ссорились. Всего лишь вчера. Ах, Ген, ну почему я всегда с ним пререкалась? Зачем?

— Ты унаследовала папин характер, — ответила Генриетта с грустной улыбкой. Она убрала выбившуюся прядь блеклых каштановых волос обратно в пучок.

— Да, — согласилась Мэгги. — Мы так часто спорили без всякого повода. А я вчера вечером вела себя просто отвратительно. Что, если он умер, думая, будто я… будто я не люблю его… — Мэгги закрыла лицо ладонями.

Генриетта обняла сестру и стала слегка покачивать ее из стороны в сторону.

— Он знал, что ты любишь его, конечно же, знал, — шептала она.

"По крайней мере, у меня осталась Генриетта", — думала Мэгги.

Их мать умерла, когда Мэгги было шесть лет. Генриетте только-только исполнилось девять, и все материнские заботы о Мэгги она взяла на себя. Успокаивала, когда та просыпалась среди ночи от страшного сна. Выслушивала все ее жалобы.

Милая Ген.

Мэгги посмотрела на сестру и едва заметно улыбнулась:

— Если бы не ты, то не знаю, как бы я все это вынесла.

— Нам надо быть сильными, — согласилась Генриетта. — Мы должны быть очень сильными.

Кто-то постучал в дверь.

Генриетта прочистила горло:

— Войдите, — хрипло проговорила она.

В дверях появилась Коллин, горничная, и сделала реверанс. Ее круглые щеки пылали.

- 5 -