«Быть рядом»

Алесь Куламеса Интернет-сборник «Быть рядом»

Предисловие к интернет-сборнику

Добрый день. Меня зовут Алесь Куламеса и я иногда пишу фантастику. Этот сборник я сделал специально для бесплатного распространения в интернете. Логика проста — свободное распространение позволит большему числу читателей познакомиться с моим творчеством.

Кому-то мои рассказы наверняка понравятся, кому-то, так же наверняка — нет. Я спокойно отношусь к этому — люди разные и вкусы свои у каждого. Пусть расцветают все цветы, как говорится.

Маленькое предупреждение. Поскольку я готовил его без редакторов и корректоров, в тексте, несмотря на все мои усилия по вычитке, могут оказаться опечатки. Что ж, значит, судьба такая. Поскольку сборник достался вам даром, я надеюсь на извинение моей маленькой оплошности.

В сборнике одиннадцать рассказов, объединённых в три раздела.

Первый, «Люди большого города», посвящён мегаполису и происшествиям, случающимся с его жителями. Это когда грустные, когда забавные истории, в которых бывает и хорошо, и плохо.

В разделе «Будущее, которого не ждут» рассказы — о недалёком будущем, о ближайшей перспективе и о том, чего никак нельзя допустить. Такого будущего нам не надо.

Рассказы раздела «Между Бугом и Днепром» основаны на белорусском фольклоре и истории.

Все рассказы о разном и по разному исполнены, но все написаны от души и с удовольствием.

Приятного чтения.

Люди большого города

Быть рядом

— Добрый день, — поздоровался седоватый мужчина лет сорока, останавливаясь в двух метрах от меня.

— Добрый, — ответил я, замедлив шаг.

— Меня зовут Игорь Олегович Белых, — он протянул мне визитку. — У вас найдётся для меня несколько минут?

На его угольно-чёрной карточке было только имя и два контактных телефона — городской и сотовый. С другой стороны — то же самое, но по-английски.

— Да, конечно. В чём дело?

— Присядем? — он указал на скамейку. — Сидя разговаривать удобнее, не так ли?

— Так в чём же дело? — поинтересовался я, когда мы сели.

Игорь Олегович раскрыл дипломат и достал тоненькую прозрачную папку протянул мне:

— Посмотрите.

Я открыл её.

— Узнаёте? — спросил Белых, когда я просмотрел содержимое папки.

— Да, — удивлённо сказал я. — Это результаты тестов. Вот это — тест эмпатических тенденций Меграбяна, это — экспресс-диагностика эмпатии по Юсупову. Потом — тест «Определение эмпатии», диагностика эмпатии Зеера. Вот это — тест Кэтелла, шкала I. Ну а это, — я взял последний лист, — диагностика уровня эмпатических способностей по Бойко. Но мы делали очень много разных тестов. Почему здесь результаты только по эмпатии?

Игорь Олегович улыбнулся и пригладил волосы.

— Дело в том, Василий, что все прочие ваши способности нам не так интересны.

— В каком смысле?

— В прямом. Василий, я хочу пригласить вас на работу. Мы тщательно изучили результаты тестирования по вашему факультету — у вас показатель способности к эмпатии самый высокий. Поэтому вы нам подходите.

— Наверное, — ляпнул я невпопад. — А что за работа?

— Лучше, чем ваша нынешняя.

— Разве вы знаете, где я работаю?

— Знаем. Это ещё проще, чем получить информацию о результатах вашего тестирования.

— Ну, — протянул я, — а что ещё вам известно?

— Василий, не надо скепсиса, — спокойно улыбнулся Игорь Олегович. — Я хочу вам предложить работу, где вы можете использовать свои способности в полной мере. Ведь вы не для того, надеюсь, учитесь на психологическом факультете, чтобы после окончания продавать бытовую технику в салоне, но уже на полной ставке?

Я кивнул — действительно, нынешней работой я не тяготился, но будущего в ней не видел. А вот по специальности пойти — да ещё на сразу хорошее место — это редкая удача.

— А что за работа? Можно подробнее?

— Работа хорошо оплачивается — во время стажировки вы будете получать сорок тысяч рублей. Потом — шестьдесят.

— Ого! — я не смог сдержать удивления. — Так много? Почему сразу столько?

Игорь Олегович хитро улыбнулся:

— Потому что нам интересны не ваши знания, Василий, а ваши способности. Ваша высокая — да что там — очень высокая эмпатия. В нашей работе это — самое главное.

— Ну, а что делать-то надо? — нельзя сказать, что Игорь Олегович меня убедил, но по крайней мере, определённа логика в его словах была.

— Применять свои способности. И всё.

— И всё? Может, расскажете подробнее?

— В этом нет необходимости, — Белых поднялся, взял у меня папку и спрятал её в дипломат. — Вы всё равно согласитесь. Наша деятельность не противозаконна, более того, она одобрена властями. Мы служим обществу, платим хорошие деньги, даём простор для использования вашего потенциала. Ну и, кроме того, вам просто интересно. Ведь так?

Я машинально кивнул. Потом спохватился, но мотать головой, мол, и вовсе не интересно, было глупо.

— Отлично, завтра я жду вас в десять утра у себя, — Белых назвал адрес и пояснил. — Это в трёх минутах ходьбы от «Лубянки». Когда поднимитесь наверх, позвоните по любому номеру из визитки и вас встретят.

— Но у меня завтра…

— Не волнуйтесь, — перебил Игорь Олегович, — Инга Вячеславовна заболела и пары отменили. А замену не поставили. Думаю, староста ещё позвонит вам.

В этот момент у меня запиликал сотовый.

— Ну, вот видите, — засмеялся Игорь Олегович, глядя на мою вытянувшуюся физиономию, — точно по расписанию. До завтра.

Он кивнул и пошёл прочь.

— Подождите! — окликнул я его, не обращая внимания на трели телефона, — Вы что, в ФСБ работаете?

— Почти, — улыбнулся Игорь Олегович, — почти.

* * *

Я подышал на стекло и соскоблил ногтем иней. Всё равно ничего не видно — снаружи окно заляпано грязью. Ругнувшись про себя, я натянул перчатку. Троллейбус, зажатый в пробке, дёрнулся и проехал ещё десяток метров.

Один в один — я сейчас. Михась Балашевич перед срывом говорил что-то похожее. Мол, зажали, взяли за жабры и выжали досуха. Через неделю он напился до чёртиков и слетел с набережной, пробив машиной ограду. Эх, Михась — три года отпахал, а большинство через год уходит. А больше двух лет почти никто не выдерживает. Ну, разве что я — уже четыре с половиной года в Конторе, на боевом посту.

И только сегодня сорвался…

Троллейбус остановился, и я вышел на остановке, едва не поскользнувшись на мокрых ступеньках. Спас поручень. Да, мне бы сейчас такой не помешал. Только где взять?

Дул сильный ветер, в свете фонарей танцевали снежинки. Я поправил шарф, подтянул перчатки и подошёл к киоску. За павильоном остановки, визжа и смеясь, сновала ребятня, пацанята лет двенадцати. Пулялись снежками, благо погода что надо — оттепель ещё не закончилась.

Одни из мальчишек, пробегая мимо, поднырнул под поперечную перекладину металлического каркаса павильона. Но под снегом оказался лёд и мальчишка, поскользнувшись, ударился лицом.

Никто из стоящих на остановке людей не шелохнулся, чтобы помочь ребёнку, а его друзья, испугавшись, куда-то исчезли. Он лежал один на снегу, закрыв лицо руками и рыдая навзрыд. Маленький одинокий человечек в самом сердце снежного королевства, где без отдыху прогуливается Снежная Королева.

Самое время было бы пожалеть мальчишку, но без аппаратуры, это сделать невозможно. Ну и пусть. Я подошёл к пареньку и, присев над ним, аккуратно отнял руки от лица.

— Тише, боец, успокойся. Дай посмотрю, что у тебя.

Мальчишка зашёлся новыми рыданиями. Жалость сжала горло, но без аппаратуры я бессилен. Давно шла речь, что ведутся разработки, которые позволят создать маленькие, карманные кристаллы, но дальше разговоров дело не шло. Что ж, остаётся простое человеческое участие. Никакой машинерии и мистики.

Я зачерпнул горсть снега и протёр мальчишке лицо, убирая кровь. Пацанёнок тихо заскулил, но сдержался, не заревел.

— Молодец, казак. Дай-ка я посмотрю, что у тебя с зубами.

Я приподнял опухающую на глазах верхнюю губу. Ну, уберём здесь кровь, и всё станет понятно. Ага. Зубы целы, челюсть вроде тоже. Похоже, мальчишка отделался расквашенным носом и разбитой губой.

Я ещё раз протёр его лицо снегом и, поднявшись, поставил, парнишку на ноги. Он покачнулся, но устоял. Я убрал руки. Мальчишка стоял сам, без моей поддержки. Ну, значит, и с головой всё в порядке. А то ведь мог черепно-мозговую схлопотать, когда об лёд хряснулся.

Его друзья пугливо жались метрах в двадцати от павильона остановки. Я подозвал их движением руки. Они осторожно приблизились.

— Помогите ему дойти до дома. Ясно?

Они быстро закивали. Я обратился к пострадавшему мальчишке:

— Ну, давай, герой, топай.

Он попытался поблагодарить, но разбитая губа мешала говорить. Я похлопал его по плечу и вернулся к киоску. Возможно, мне показалось, но люди избегали моих взглядом. Я хмыкнул и отвернулся к витрине.

Сегодня на душе было совсем погано, и хотелось себя как-то порадовать. Я купил три двухлитровых пакета яблочного сока — посижу, попью. Напиваться уже давно не помогает.

От остановки до дома — две минуты, но я шёл дольше. И не то чтобы от усталости. Да, день выдался тяжёлый и я сильно вымотался, однако дело не в этом. Просто было очень сложно заставить себя двигаться быстрее. И хотя ветер, бивший в лицо, торопил зайти в тепло, я не ускорил шаг.

Иногда бывает так — хочется остановиться. Я хочу сказать — не просто остановиться и замереть на месте, а по-другому остановиться, в более широком смысле. Чтобы перестать бегать, суетиться, работать как проклятый. Ну, то и есть — остановиться. Плотно, наглухо. Может быть — навсегда.

* * *

Этаж у меня второй, так что предпочитаю обходиться без лифта. Свет в квартире зажигать не стал — хватает и света от фонарей на улице. Живу я один — мать умерла восемь лет назад, а отец живёт с новой семьёй и постоянно мотается по командировкам.

Я разделся, включил на ноутбуке саундтрек из «Амели» и залез под одеяло.

Надо немного отдохнуть. Завтра буду решать, что делать.

* * *

Снилось что-то нейтральное. Не плохое, не хорошее, но именно этого и хотелось. В этой серости было спокойствие, от которого не хотелось уходить. Просыпаясь несколько раз, я заставлял себя засыпать снова — лишь бы не возвращаться в реальность.

Около часу дня, несмотря на все старания, проснулся окончательно. И хотя спать решительно не хотелось, ещё заставил себя ещё полчаса лежать с закрытыми глазами.

Потом поднялся. Голова гудела, всё тело ломило — это последствия слишком долгого сна. Сонное отравление. Теперь весь день буду такой вялый.

Душ, разумеется, не помог. Постояв минут десять под горячей водой, я вышел из ванны таким же сонным.

Завтракать не хотелось совершенно — сил хватило только на сок. Выпил два стакана и поплёлся чистить зубы.

Закончив все традиционные утренние процедуры, я осознал — заняться больше нечем. Даже на работу идти не надо — спасибо графику «день через три». Остаётся лишь переживать или пережёвывать вчерашнее происшествие. А вот этого как раз и не хотелось.

Я отправился на кухню и достал аптечку. Там у меня хранилось снотворное — так, на всякий случай. Выпив две таблетки, я снова абрался под одеяло и очень скоро вырубился.

* * *

Я проснулся вечером, около десяти. Есть по-прежнему не хотелось, но таки заставил себя проглотить пару бутербродов. Сок я допил, но идти в круглосуточный ларёк не хотелось. Обойдусь чаем.

Стоя у окна и наблюдая за машинами, проносящимися по проспекту, я почувствовал, что мне необходимо поговорить. Хоть с кем-нибудь.

Я включил мобилу. Странно, этот номер у меня уже три года, а телефонов в справочнике скопилось меньше трёх десятков и то большая часть — какие-то справочные, заказ пиццы и тому подобное.

Впрочем, её номер сохранился.

Я не решился позвонить и выбрал номер отца.

Стерильный женский голос предсказуемо ответил, что «абонент вне зоны доступа».

Тогда я собрался с духом и позвонил ей.

Она не ждала.

И не обрадовалась.

— Вась, уже полодиннадцатого, — недовольно пробурчала она в ответ на моё «Привет, это я», — я уже почти сплю.

— Прости. Мне просто очень нужно с кем-нибудь поговорить.

— Ясно. И я — этот самый «кто-нибудь». Ну, разумеется! Ничего другого я от тебя и не ожидала.

— Да нет, ты не понимаешь… Мне… Мне просто надо поговорить.

— Знаешь что, по-моему, мы расстались не настолько хорошо, чтобы ты звонил мне и плакался в жилетку. Когда мне нужно было с тобой поговорить, ты вообще не брал трубку.

Я промолчал. Она права — я тогда не знал, как расстаться по нормальному, вот и сделал, как сумел. Плохо сделал, не по-людски. Хорошо, хоть передал дело Насти ребятам, и благодаря их присмотру ей было не так больно, как могло бы.

— Я…

— Не оправдывайся. Я не хочу это слушать. Ты никогда не умел вести себя по-мужски. Спокойной ночи.

Я не стал ей перезванивать. Разумеется.

Заварил чаю и присел у окна с дымящейся кружкой в руках. В этот момент запиликал телефон. Настя?

— Привет, это Иван. Как ты там? Мы тут волнуемся — у тебя всё в порядке?

Я сбросил звонок и отключил сотовый. Вот с ним я сейчас точно не хочу общаться. И не только сейчас. Я вообще больше не хочу там работать. Сколько можно — изо дня в день одно и тоже. Работа на износ. Постоянное наблюдение людской боли. Я за четыре года такого насмотрелся, что не каждый опер видел — кровь, грязь, страх. Удивительно, что меня на столько хватило. Нет уж, пошло оно к чёрту.

Я отключил ещё и домашний телефон, потом закинулся тремя таблетками снотворного и отправился спать. Сон долго не шёл и уснул я только под утро.

* * *

Утро третьего дня было таким же, как и предыдущие, да и день снова обещал быть долгим и занятым опустошительной рефлексией.

Интернет принёс только одно письмо. Естественно — из Конторы. «Позвони в офис, это срочно». Хрен вам срочно — можете считать, что я уволился.

Я стёр письмо и отправился в ванную. Наполнил до краев и залез отмокать. Пролежал так пока вода не остыла. Потом спустил эту и набрал новую.

На душе всё так же пусто и никаких желаний.

Так и лежал.

В дверь позвонили. Пусть их! Не открою — не хочу. Звонок прозвенел ещё пару раз и замолчал. Ну и хорошо.

День тянулся очень медленно, несмотря на фильмы и интернет. Я уснул глубоко за полночь. Зато без снотворного.

* * *

На работу мне к девяти, так что в Конторе наверняка уже всё поняли. И хорошо. Почту я проверять не стал и телефоны не включал.

Этим утром я, наконец, почувствовал голод и приготовил себе яичницу с жареной колбасой. Не без удовольствия съел.

Около часа захотелось прогуляться. Я натянул одежду и вышел. И у лифта столкнулся с Игорем Олеговичем Белых, моим шефом.

— Рад, что ты жив, — протягивая мне руку, улыбнулся он. — Мы уж волноваться начали. Ребята к тебе вчера приходили — Борис со Славиком. Потоптались у двери, но тебя вроде дома не было. Или ты не хотел их видеть?

— Не хотел, — буркнул я, пытаясь обойти Белых. — И вообще — я уволился.

— Понимаю, — кивнул он, заступая мне дорогу. — Может, поговорим?

— О чём? — я не оставлял попыток избежать разговора.

— О тебе, о конторе, — Игорь Олегович держался крепко и понемногу теснил меня от лифта.

Пришлось сдаться:

— Ладно, что вы хотите?

— Во-первых, зайти в квартиру и выпить кофе.

— Ладно.

Мы вернулись в квартиру.

— У меня только растворимый, — предупредил я.

— Сойдёт.

— Сахар нужен?

— Нет, спасибо, — Игорь Олегович пригубил кофе и довольно зажмурился.

Я молчал.

— У меня была тяжелая ночь, — пояснил шеф. — После такого кофе — самое то.

— Так о чём вы хотели поговорить?

Белых отхлебнул кофе и ответил:

— О тебе, разумеется. Как самочувствие?

— Живой.

— Значит дело совсем плохо, — Игорь Олегович снова отпил кофе и продолжил. — Ты сказал, что уволился. Я правильно понимаю, что ты больше не хочешь у нас работать?

Я кивнул.

— Отлично. С чем это связано? Ты нашёл другую работу?

— Нет, я просто не хочу больше работать в Конторе.

Игорь Олегович ещё отпил из чашки и поёрзал немного на табурете, устраиваясь поудобнее.

— Вот что, давай по честному. Я приехал к тебе по одной простой причине — ты мой лучший сотрудник. Ты один можешь обрабатывать семь, а то десять клиентов одновременно. Ты сам знаешь, что это значит. Тем более при нашей вечной нехватке людей.

— Знаю, — буркнул я.

— Поэтому я не могу позволить себе потерять тебя. Соответственно, я хочу, чтобы ты остался.

— Нет. Я — не хочу.

Игорь Олегович глотнул кофе, аккуратно поставил чашку на стол и спросил:

— С чем это связано?

— Я обязан отвечать?

— Отнюдь. Мы же не в армии, всё-таки. Я так поинтересовался, — внезапно он наклонился и заглянул мне в глаза. — На случай, если ты хочешь мне что-то сказать.

Никогда ещё я не видел у шефа таких глаз. Они были похожи на пустыню — злую, пронзённую насквозь беспощадным солнцем. Но в тоже время где-то в глубине угадывался оазис. Где-то. В глубине.

Я сглотнул и отвёл взгляд. Ладони вспотели — меня неудержимо тянуло туда — в глубину, к оазису.

Игорь Олегович наклонился ещё немного и тихо, но очень весомо сказал:

— Говори. Я знаю, тебе есть, что мне сказать.

Я попытался отвести взгляд, но глаза шефа не отпускали:

— Говори, — повторил он. — Говори!

Неожиданно я осознал, что внутри меня бурлит и вскипает целое море слов и эмоций, которое сдерживает только хлипкая дамба страха непонимания.

Я сжался, пытаясь удержать это море в себе, но глаза шефа тянул в глубину. В оазис. И дамба рухнула.

— Игорь Олегович, я больше не могу! Одно и тоже каждый день — грязь, кровь, слёзы. А зачем, зачем это всё? Кому, чёрт возьми, это помогает? Что им станется от моей жалости, что они с ней делать будут? Умершие не воскреснут, заболевшие не поправятся, беда не уйдёт. Это бессмысленно, понимаете?! Это абсолютно бесполезно. Им же, бедолагам этим, нужна реальная помощь. Лекарства там, деньги, я даже не знаю что ещё. Но не жалость! Что они с ней могут сделать? На полочку поставить? Любоваться по вечерам и стирать пыль? Что проку от нашей работы, если у человека ничего не меняется?! Я несколько дней назад мальчишке помог — он упал на остановке и расквасил нос. Вот как есть — помог. Без кристалла этого дурацкого, без компьютера. Подошёл, блин, и помог. Делом! Простым осязаемым делом. Вот чем мы должны заниматься, понимаете? Оказывать реальную помощь. Конкретную. А от соплей наших меня уже блевать тянет.

Я вскочил и зашагал по кухне, рубя воздух ладонью:

— Вся наша работа — это миф! Иллюзия дела. Красивая картинка, которая позволяет вам, а мне позволяла раньше, прикидываться, что вы занимаетесь чем-то полезным. Чёрта с два! Ни хрена полезного в нашей работе нет. Ничегошеньки! Ни вот такой вот малюсенькой капельки пользы. Мы врём. Себе, им — всем! Наша Контора — такое пристанище для последних романтиков, которые себя в жизни не смогли найти и поэтому теперь занимаются всякой ерундой. Нет, хватит! Я уволился и не жалею об этом.

Я ещё что-то говорил, а Белых молчал, опёршись подбородком на сцепленные пальцы рук.

— Скажи, Вася, а ты в Бога веришь? — неожиданно спросил он.

— Чего?

— В Бога, говорю, веришь?

— Ну, это… меня крестили в детстве. В православие. А, собственно,…

— Я не о том, — перебил меня Игорь Олегович. — Половина Москвы — крещёные. А в церковь постоянно ходит полтора человека. Я спрашиваю именно про веру — ты в Бога веришь?

— Ну не знаю. Наверное, есть там что-то, что управляет нами.

— Так «наверное» или действительно — есть?

— Да не знаю я! Есть, нету — какая разница!.

— То-то и оно, — кивнул Игорь Олегович, — не чувствуешь.

Он потёр переносицу и продолжил:

— Знаешь, у меня есть друзья — они староверы. Так вот — они никогда не бывают одиноки. Я хочу сказать, что даже когда они одни — он или она, или их дети — они всё равно не одиноки. Понимаешь?

— Нет. А к чему вообще вы об этом говорите?

Игорь Олегович подошёл к окну и с минуту, хмуря брови, смотрел на поток машин. Не знаю почему, но я не мог поторопить его с ответом. Это было как-то неуместно.

— Не знаю, помнишь ты или нет, — наконец ответил шеф, — но у Высоцкого была в одной из песен такая строчка «Купола на Руси кроют золотом…». Знаешь, как он это объяснил?

Я мотнул головой.

Шеф понимающе кивнул:

— Строчка продолжается так: «Чтобы чаще Господь замечал». Вот — чтобы замечал чаще.

Игорь Олегович снова умолк. Потом повернулся ко мне и сказал:

— Иногда мне кажется, что Он перестал замечать очень многих. Или, если по-другому, это они перестали замечать Его. Ты не замечал — наши клиенты ведь все очень одинокие люди? Вспомни. Все, с кем ты работал, одиноки. В тот конкретный момент или вообще по жизни — не важно. Важно, что им не с кем было разделить свою боль. Думаю, ты знаешь как это — когда даже пожаловаться некому…

Игорь Олегович подошёл к столу, отпил кофе и сказал, держа чашку обеими руками:

— А мои друзья не бывают одиноки. В смысле, что даже если они — он, она или кто-то из их детей — остаются одни, они не бывают одиноки. Понимаешь? Одни — но не одиноки. Потому что они всегда чувствуют рядом с собой Бога. Всегда чувствуют Его поддержку, его жалость, его любовь.

Шеф снова посмотрел в окно, проводил взглядом какую-то машину и продолжил.

— А другие — те, которые не верят, — лишены всего этого. Вот и приходиться нам с тобой брать на себя Его функции. Именно поэтому им нужны мы. Не знаю почему, но так уж получилось, что мы единственные, кто может быть рядом с ними в самые тяжёлые моменты их жизни.

Он замолчал и допил кофе. Поставил её на стол и нажал кнопку на электрочайнике. Потом насыпал себе из банки пару ложек кофе и кинул несколько кусков рафинада.

Я молчал. Не то, чтобы нечего было сказать, но я чувствовал, что сейчас не мой черёд говорить. Потому что Игорь Олегович ещё не закончил.

И правда — налив себе воды из закипевшего чайника, шеф снова заговорил:

— Вот ты, Вася, говоришь, что мы, на самом деле, ничем им не помогаем. Мне это знакомо. В Конторе абсолютно каждый задавался вопросом: «А какая от нашей работы польза?». Потому что очень сложно работать, не видя результата. Строитель видит дом, построенный его руками, рабочий на заводе выпускает с конвейера новенькую машину, художник может любоваться своей картиной. Даже учитель, чья профессия уж на что не предполагает результата, и тот может через пару десятков лет гордиться своими учениками. А мы не можем. Это — специфика нашей работы. Потому-то и возникает такое страстно желание помочь им «как-то по-настоящему», как говорил Балашевич. Но как им поможешь? Ведь невозможно всем дать всё. Потому что всех много, а всего — мало. Мы не можем решать за них их проблемы. Иначе они все, понимаешь, все до единого, окажутся на нашей шее и нам, всей Конторе, придётся жить за них.

— Но…, — я даже не знал, что сейчас скажу — просто очень хотелось возразить. Хоть что-нибудь, лишь бы не смолчать.

Игорь Олегович остановил меня жестом:

— Погоди, я ещё не всё сказал. Мы не можем помочь им делом, потому что свои проблемы они должны решать сами. А мы просто находимся рядом, чтобы они не чувствовали себя одинокими.

— И что? — всё-таки возразил я, — от этого что-то меняется?

Шеф подошёл к холодильнику, подвигал магниты, помолчал и сказал:

— Балашевич как-то, перед самой смертью, тоже меня об этом спросил. Я тогда не смог ответить. А теперь — могу.

Он вздохнул и начал:

— Представь себя на месте любого из наших клиентов. Тебе сложно, больно и плохо. Все тебя бросили, ушли куда-то. Где тебе черпать силы, чтобы справиться с ситуацией? Где найти поддержку? Где получить хоть немного веры в тебя? И если в этот момент мы принимаем этого человека как клиента, он вдруг чувствует, что он не один, что рядом с ним кто-то есть. И этот кто-то верит в него, поддерживает. Даже не словом, а просто — присутствием.

Игорь Олегович взял дипломат и достал оттуда несколько листов.

— Смотри, — протянул он их, — это результат итогов деятельности нашей службы за пять лет с момента начала эксперимента. Особое внимание обрати на график номер три. Это на следующей странице.

Я посмотрел. Кривая графика плавно росла до года, когда мы заработали. Потом — резкое падение. Надпись под графиком гласила «Количество самоубийств по Москве и обрасти».

— Да, именно так, — подтвердил мою догадку Белых. — За пять лет количество самоубийств в Москве и области снизилось наполовину. Можешь себе представить? Это ведь не просто цифры — это люди, это спасённые жизни. И многих спас — ты. Это достаточный ответ?

Я медленно кивнул — ответ действительно был исчерпывающий.

— Вот и хорошо, — Игорь Олегович поднялся с табуретки и достал из внутреннего кармана пиджака конверт. — Это банковская карта. Там сейчас лежит девяносто тысяч рублей. С этого месяца мы поднимаем зарплаты.

— Откуда деньги?

— В фонд сейчас собирают много средств. Вдобавок, мы удачно вложились в акции и наши резервы сильно выросли. Кроме того, эксперимент идёт удачно — ты сам видел — и теперь наверху решили, что уже можно отказаться от зарплаты наличными, поэтому мы переходим на карточки. Ты, кстати, получил первый. Остальным выдадут только через две недели. Но я не закончил — разреши, я договорю?

— Да, конечно.

— Так вот, это твоё жалование за месяц. Независимо от того, останешься ты у нас или нет, тебе каждый месяц в течение полугода будет начисляться эта сумма.

Шеф поднял дипломат и пошёл к двери квартиры.

— Мой тебе совет, Вася — сказал он, уже держась за ручку, — съезди, наконец, куда-нибудь в отпуск.

* * *

Вдохнув в последний раз утренний воздух, наполненный весело пляшущим тополиным пухом, я нырнул в метро. До работы езды всего двадцать пять минут, поэтому можно не торопиться — я успеваю.

В самом низу лестницы меня настигла смс-ка. От Насти.

«Я тебя люблю. Ты мой самый главный мужчина в жизни».

Я не стал писать ответ.

Просто набрал её номер. И Настя ответила сразу же.

— Я тебя тоже люблю, — сказал я. — Давай пойдём в ресторан? На Большой Никитской есть отличное место — настоящая белорусская кухня, очень уютно. Пойдём туда?

Настя согласилась. И пожелала мне хорошей смены. И её голос был тёплым.

А всего-то стоило набраться смелости, придти и рассказать ей всё как есть — про работу, про то, что на близких порой не остаётся сил, если отдавать их другим. Про то, что я дурак и трус. И про сны, в которых она улыбалась и тянула ко мне руки. Это было сложно.

Ещё сложнее оказалось выслушать то, что говорила она. Её боль, её обиды, её страхи.

А потом было хорошо.

Я вошёл в метро. Людей в вагоне было не много, поэтому удалось сесть. Включив звук в наушниках погромче, чтобы перебить гул метро, я погрузился в чтение.

На «Комсомольской» в вагон разом завалила плотная толпа. Сразу стало душно и тесно. Кто-то наступил мне на ногу и, волей-неволей, пришлось оторваться от книги.

Надо мной стояла молодая женщина с грустным лицом. Одной рукой она держалась за поручень, а другой придерживала огромный живот.

Я тут же вскочил и уступил ей место. Она облегчённо вздохнула и осторожно присела, по-прежнему держа руку на животе.

— Девятый месяц, — смущённо улыбаясь, зачем-то пояснила она.

Я её не слушал. Просто смотрел на красивое лицо, которое враз перестало быть грустным. Удивительно, что такая мелочь подняла этой женщине настроение.

Я улыбнулся женщине, мол, всё нормально, так и надо, кивнул и стал пробираться ближе к выходу. Не то, чтобы я не мог остаться там (выходить-то только через две станции), просто не хотел её смущать.

Выйдя из метро, в подземном переходе, я столкнулся со старушкой, опиравшейся на тележку с какой-то кладью и просящее смотревшей на проходивших мимо.

У лестницы не было полозьев для колясок, и бабушка не могла сама поднять тележку наверх. А люди не обращали на нее внимания.

— Вам помочь?

Бабушка закивала и затараторила:

— Ой, сыночек, помоги, пожалуйста. Сил уже нет, из Сергиева Посада еду, умаялась совсем.

Я вынес тележку наверх.

— Ой, спасибо, дитятко, — запричитала старушка, — я бы без тебя не знаю как справилась бы.

— Да не за что, бабушка, не за что. Ну, будьте здоровы.

Старушка ещё что-то говорила, но я уже шёл дальше. Всё-таки надо научиться принимать благодарность как следует, а не вот так вот — через плечо. Ну да ладно, не в последний раз.

* * *

Мы работаем по одному, в маленьких комнатках. Это нужно для того, чтобы мы не фонили, не мешали друг другу. Такое случалось раньше, когда мы сидели в одном зале, разделённые только невысокими перегородками. Тогда импульсы одного, особенно, если случай был сложный и человек работал на пределе возможностей, могли начисто перебить импульсы всех остальных. У меня так случилось дважды.

Поэтому нас и рассадили в разные комнаты, предварительно изолировав их от излучения.

Я сел в кресло, включил компьютер и, пока загружалась операционная система, приладил на голову обруч с датчиками, которые передавали импульсы от мозга на Кристалл, установленный в отдельном помещении. Через него мы и работали. Компьютер лишь очищал и усиливал сигналы, а всю остальную техническую часть делал Кристалл. Он действительно был кристаллом — синтетически выращенным рубином неправильной формы и аномальными свойствами. Собственно, благодаря последним и работали. Почему и как действовал кристалл, откуда в нём эти аномалии появились, мы не знали. Подозреваю, не знало и начальство.

Из тумбочки рядом со столом достал бутылку с водой. Во время работы обязательно нужно что-нибудь пить — от постоянного стресса часто пересыхает горло. Одни предпочитают соки, другие чай, третьи — квас. Я пью просто воду.

Я одел наушники и включил музыку. Это тоже важная часть нашей работы — музыка даёт энергию, поддерживает рабочее настроение. В последнее время мне стали нравиться саундтреки к романтическим комедиям типа «Бриджит Джонс» или «Реальной любви».

Теперь — работать. Я открыл «Exel». Кристалл улавливал импульсы, излучаемые мозгом каждого человека в радиусе почти сотни километров, подавал их на компьютер, тот расшифровывал данные и выводил собранными таблицу, содержащую всю нужную информацию.

Итак, что у нас есть? Девушка, с чьим парнем переспала её же лучшая подруга, за что теперь умоляет простить, но за её словами отчётливо чувствуется плохо скрываемое злорадство. Студент, который не подготовился и завалил экзамен, и сейчас боится, что придётся идти в армию. Пятилетний мальчик, чьи родители разводятся, а он не знает почему и считает себя виноватым в этом. Бизнесмен, на предприятие которого сегодня наложили большой штраф, а жена вчера ушла к другому. И так далее, и так далее. Люди, у которых случилась беда, конфуз, неприятность, трагедия. Люди, которым в эту секунду плохо, одиноко, больно, тоскливо. Люди, которых некому пожалеть.

Кроме меня и моих коллег. Мы не можем помочь и решить их проблемы, но мы можем дать этим людям самое ценное в мире ощущение: «Ты не один, мы рядом».

Пожалуй, лучше начать с мальчика.

Несколько глубоких вздохов — и я ухожу в транс, полностью растворившись в музыке и эмоциях.

И через несколько секунд где-то в Москве маленькому мальчику, который плакал, забившись под стол в своей комнате, показалось, что он не один. В комнате никого не было, но ребёнок чувствовал, что себя так, словно кто-то большой, сильный и добрый гладит его по непослушным вихрам тёплой ладонью.

И мальчику стало легче. Немного, совсем чуть-чуть, но — легче.

Удача круглый год

Геннадий потоптался у входа, решительно вздохнул и потянул ручку на себя. Дверь бесшумно отворилась, пропуская его в небольшой уютный офис.

— Добрый день, — улыбнулась Геннадию девушка на ресепшен. — Чем могу помочь?

— Я… э-э, — Геннадий откашлялся, — в компанию «Удача круглый год». Это ведь здесь?

Девушка снова улыбнулась и кивнула:

— Да, вы пришли правильно. Проходите, присаживайтесь — менеджер скоро освободится. Чаю? Кофе?

— Чаю, пожалуйста. Можно без сахара.

— Хорошо, — девушка опять мило улыбнулась, и Геннадий почувствовал, что напряжение потихоньку спадает. И в самом деле, чего переживать: если ему здесь не понравится, он в любой момент может уйти.

Улыбчивая девушка принесла чай. Без сахара. Глядя на неё, Геннадий подумал, что, по крайней мере, сотрудники компании не производят впечатления сапожников без сапог. Значит, есть надежда, что его не обманут.

Он спокойно допивал чай, листая свежие деловые журналы, когда девушка пригласила:

— Менеджер ждёт вас.

Геннадий поблагодарил и прошёл в указанную дверь.

Он попал в маленький светлый кабинет. Навстречу ему из-за стола поднялся крепкий парень лет тридцати.

— Добрый день, меня зовут Михаил, — сказал хозяин кабинета. — Прошу присаживаться.

Представившись, Геннадий опустился в кресло напротив и с плохо скрываемым любопытством оглядел кабинет. Ничего особенного. Стол, два кресла на колёсиках, высокие шкафы со стеклянными дверцами, сплошь уставленные разноцветными папками. На стенах фотографии улыбающихся людей и благодарственные письма в рамках.

— Это наши клиенты, — Михаил перехватил взгляд Геннадия. — Как-то так повелось, что они присылают нам свои фотографии. В кабинете скоро места не хватит, будем в приёмной вывешивать.

— Да, — рассеянно кивнул Геннадий, разглядывая снимки, — уж больно понравились ему лица запечатлённых на них людей. Михаил не торопил. Ждал.

Наконец Геннадий перешёл к делу.

— Пару дней назад, — начал он, откашлявшись, — мне на почту пришёл вот такой спам.

Он достал из кармана пиджака вчетверо сложенный лист бумаги, развернул его и вслух прочёл:

— «Компания „Удача круглый год“ за умеренную плату гарантирует вам удачу средней степени в течение года». И телефон. Я сначала посмеялся над очередной шарлатанской рекламой, но потом навёл кое-какие справки и… вот, пришёл.

— Да, мы рассылаем подобные письма. Извините, если наше объявление вам досадило, — Михаил произнёс это серьёзным тоном, но в его глазах плясали весёлые чёртики. Геннадий был заинтригован.

— Скорее, озадачило. Например, что такое «удача средней степени»?

— В двух словах об этом не скажешь, — Михаил откинулся на спинку кресла. — У вас есть время?

Геннадий кивнул.

— Хорошо, тогда слушайте. Удача средней степени — это такое стечение обстоятельств, при котором вы не сможете выиграть десять миллионов рублей или коттедж в «Алых парусах», но вполне можете рассчитывать на то, что ни одна сделка у вас не сорвётся, жена не уйдёт к приятелю, а партнёр не предаст. Удача низкой степени — выиграть мелочь у «однорукого бандита», снять красотку на ночь — по нашему мнению, не может заинтересовать серьёзных людей. А наши клиенты — люди серьёзные. Ну а удачу высокой степени мы, увы, не можем обеспечить — это не в наших силах… Вы меня слушаете?

— Я не женат, — невпопад ответил Геннадий. — И бизнес веду без партнёров.

Произнося эти слова, про себя он повторял другие: «Ни одна сделка не сорвётся. Ни одна». То есть «Неотех» не откажется от заказа! Для его маленькой компании по разработке компьютерных программ это было равносильно выживанию.

— Вижу, вы заинтересовались. Желаете поподробней?

— Да, если можно.

— Очень даже можно, — улыбнулся Михаил. — Итак, известный вам учёный, учредитель нашей компании, — вы ведь наводили справки о нас, не так ли? — изобрёл способ контролировать удачу человека. То есть, я хочу сказать, удачу низкой и средней степени. Над контролем удачи высокой степени мы пока работаем.

— Контролировать? Но каким образом?

Михаил пожал плечами:

— Вряд ли я смогу объяснить. Здесь использованы последние достижения квантовой механики, теории хаоса и психологии. Сам я во всём этом слабо разбираюсь. Моё дело — продавать удачу.

— Но разве можно продавать товар, не разбираясь в его природе? — Геннадий вскинул брови. — Я, конечно, не специалист по продажам, но у меня своя компания, и в том, как продвигать свой продукт, я кое-что понимаю.

Михаил отпил чаю и прищурился:

— Вероятно, я неточно выразился. В сущности, я ничего и не продаю.

— То есть?

— Согласитесь, было бы странно продавать вам вашу же удачу.

— Но тогда что вы здесь делаете? И что здесь делаю я?

— Я вас консультирую, а вы решаете, нужны ли вам наши услуги, — Михаил был абсолютно спокоен.

— Что-то консультации я пока не заметил, — раздражённо бросил Геннадий.

— Это потому, что её не было. В нашей компании такой порядок: сначала мы заключаем договор, получаем плату, а уж потом начинаем работать.

— Значит, деньги вперёд… И сколько?

— Сто тысяч.

— Долларов? — ужаснулся Геннадий.

— Ну что вы. Мы же в России… Рублей, сто тысяч рублей.

— А скидки?

Михаил широко улыбнулся.

— Думаю, в данном случае торг не уместен. Мы работаем просто: клиент или платит и получает удачу средней степени на ближайший год, или не платит и ничего не получает. Выбор, как водится, за самим клиентом. Мы ничего не навязываем.

Геннадий почесал затылок. В принципе, свободные деньги у него были — отложил на поездку в Тибет. И удачи, хотя бы средней степени, очень хотелось. Но не кинут ли?

— Я бы хотел ознакомиться с текстом договора.

— Пожалуйста, — Михаил достал из ящика стола тоненькую папочку.

Геннадий внимательно просмотрел документ. Всё стандартно: права, обязанности, порядок разрешения споров, ответственность сторон.

— Карточки принимаете?

Если бы Михаил при этих словах улыбнулся, оживился или каким-то другим способом показал, что вопрос его обрадовал, то Геннадий тут же ушёл бы. Но менеджер не повел и бровью. Он ответил так же спокойно, как и прежде:

— Разумеется.

Геннадий всё ещё сомневался, но перспектива контракта с «Неотехом» перевешивала. Стоило рискнуть.

Расплатившись и получив на руки полный пакет необходимых документов, Геннадий заполнил небольшую анкету: ФИО, паспортные данные, место рождения, мелкие биографические данные. Анкету забрал коротко стриженый мужчина лет сорока с незапоминающимся лицом — явно, бывший сотрудник спецслужбы. Внутри несмело шевельнулось подозрение, но Геннадий подавил его.

Затем была полутёмная комната с кушеткой. Встретивший его холёный бородач пророкотал обволакивающим басом:

— Эдуард Эрнестович, психоаналитик. С вашего позволения, я погружу вас, так сказать, в лёгкий транс и задам некоторое количество вопросов.

— Гипноз? Это ещё зачем?

— Чтобы помочь вам, мы должны узнать о вас больше, чем написано в вашей анкете.

— Вот как?

— Да. Видите ли, опыт показывает, что часто на нашу удачу влияют не случайности, а вся наша, так сказать, прошлая жизнь и психологические особенности личности. Понимаете?

Геннадий молча кивнул.

— Вот и славно.

— Погодите, — встрепенулся Геннадий, — а вдруг…

— Не извольте беспокоиться, — прервал его взмахом руки Эдуард Эрнестович. — Наша беседа записывается, и вы всегда можете проверить, что я у вас спрашивал. Ну так как, приступим?

Геннадий вздохнул и прилёг на кушетку. Какое-то время он слышал голос бородача, а потом провалился куда-то вниз, в тёплую и мягкую колыбель…

— Ну всё, возвращайтесь, — почти тут же произнёс Эдуард Эрнестович, — мы закончили.

— Так быстро?

— Это как считать. Полтора часа без двух минут.

Геннадий распрощался с психоаналитиком, и улыбчивая девушка с ресепшен отвела его в третий кабинет, где за компьютером сидел бледный длинноволосый юноша. По виду — чистый программист, такие и у Геннадия работали.

Юноша почти без слов уложил его на столик вроде массажного, нацепил кучу датчиков, подсоединённых к компьютеру, и попросил не двигаться минут десять. Потом сел за компьютер и застучал на клавиатуре.

Через десять минут он закончил и освободил Геннадия от датчиков.

— Всё, можете возвращаться к менеджеру.

Геннадий кивнул и вышел из комнаты. Сразу за порогом его встретил Михаил.

— Итак, — сказал он, — основная часть работы сделана. Теперь мы в течение трёх дней обработаем данные и начнём влиять на вашу удачу.

— То есть через три дня попрёт? — в голосе Геннадия прозвучала ироническая нотка.

Михаил ответил так же серьёзно, как и раньше:

— Да.

* * *

Уже вечером Геннадий опять начал терзаться сомнениями. Поразительно, как легко он дал уговорить себя, купившись на мнимое — теперь он был в этом уверен — равнодушие менеджера! И что теперь делать? Деньги уже у них на счету, и вернуть их вряд ли получится. Конечно, у него есть и квитанция об оплате, и чек, и договор с подписью и печатью, но разве это поможет? Объегорили его, как ребёнка. И ведь что обидно — сам пришёл, от безысходности.

Чтобы хоть как-то успокоиться, Геннадий приговорил целую бутылку коньяка и только тогда немного расслабился и заснул.

С утра началось странное.

Около семи в дверь позвонили. Полусонный Геннадий даже не удосужился поинтересоваться, кто там. Едва он раскрыл дверь, как в прихожую вскочил тощий всклокоченный мужик в спортивных штанах, майке и шлёпанцах на босу ногу.

— Какого чёрта! — заорал визитёр, размахивая руками. — Я только неделю как ремонт закончил, а вы мне уже всё залили! Что мне теперь прикажете делать?

— Вы о чём? — Геннадий спросонья не понимал, чего от него хотят.

— Залил ты меня, сосед! — мужик распалялся всё больше. — Проверь, небось, в ванной кран не закрыл, паскуда!

— Какая ванная? Ничего не понимаю… — замямлил Геннадий и только тут обнаружил, что в полу в прихожей мокро.

Он кинулся в ванную. Воды там было по щиколотку, и она переливалась через порожек в коридор. Видимо, он вечером случайно заткнул пробку в раковине и не до конца закрыл кран. Проклятый коньяк! Проклятая импортная сантехника, в которой даже в раковине есть пробка!

— Вот, что я говорил! — победоносно шумел за спиной мужик. — Отсюда и натекло.

— Но уже не течёт…

— Это потому что я на весь дом воду перекрыл, — рявкнул мужик, — а то бы и моих соседей снизу так же залило.

— И чего теперь? — Геннадий окончательно проснулся и лихорадочно соображал, что же делать.

— А ничего. Плати за ремонт. Или давай участкового звать, акт оформлять. Так дороже выйдет.

— А столько надо? — с участковым связываться не хотелось.

— Две штуки, — рубанул мужик. — Да не бойся, в рублях это. Твоё счастье, что я рано просыпаюсь. Вовремя заметил да воду перекрыл.

Геннадий облегчённо вздохнул и поплёлся за кошельком. Рассчитавшись с соседом, он принялся убирать воду, в полголоса матеря всех и вся. А в особенности поганую контору, которая обещала ему удачу.

День на работе начался спокойно — подготовка к тендеру в «Неотехе» шла размеренно: Геннадий смог выстроить систему, работающую без авралов. Зато в кафе, где он обедал, новенькая официантка пролила на него горячий кофе.

Геннадий закатил скандал, администратор пообещал сделать скидку и уволить неумеху, но это не сильно успокоило. В кабинет Геннадий вернулся в отвратительном настроении.

Вечер тоже не задался — выйдя из офиса, Геннадий обнаружил на левом крыле своего «Фольксвагена» жирную царапину. Не иначе, какой-нибудь урод-маргинал гвоздём от зависти царапнул.

Хотелось завыть.

Дома Геннадий тщательно проверил все краны, перекрыл на всякий случай воду и газ и только после этого лёг спать. Но наверху соседи, до этого вообще не подававшие признаков жизни, устроили настоящий шабаш, и толком поспать не удалось. А пойти разобраться Геннадий не решился.

Утром он встал разбитый и ещё более злой, чем вчера. Соседи на этот раз не беспокоили, но какие-то гады так поставили свои «тачки», что выехать было совершенно невозможно. Геннадий стучал по машинам, заставляя их пищать сигнализацией, но хозяева не объявились. Пришлось добираться до работы на метро. Для Геннадия, который уже три года передвигался только на машине, это оказалось нелёгким испытанием. Сначала он заблудился и поехал не туда, потом из-за давки пропустил три поезда. В четвёртый всё-таки смог втиснуться, но пять станций пришлось ехать, словно в банке сардин.

На работе всё шло спокойно, если не считать пожарного инспектора, который припёрся совершенно некстати. Чтобы отвадить незваного гостя от комнаты, где, нарушая все пожарные нормы, стояли серверы, пришлось всучить ему конверт с пятью тысячами рублей.

После этого Геннадий не выдержал. Наказав заму Евгению продолжать в прежнем темпе подготовку к тендеру, он вызвал такси и направился в компанию «Удача круглый год».

* * *

— Добрый день, — солнечно улыбнулась ему девушка на ресепшен и, не дав выпалить отрепетированную в машине тираду, добавила. — Мы ждали вас ещё утром. Проходите к менеджеру, он свободен.

Геннадий хмыкнул и протопал в кабинет.

— Признаться, ждали вас немного раньше, — Михаил был, как всегда, спокоен.

— Перестаньте! — рявкнул Геннадий. — Со мной эти штучки не пройдут!

— И не должны. Потому что их нет, — Михаил улыбнулся. — Перейдём к делу?

— Да уж, пожалуйста! — раздражённо бросил Геннадий. — Объясните, почему, вопреки вашим обещаниям, меня постоянно преследуют неудачи. За что, чёрт возьми, я заплатил такие деньги!

— За удачу средней степени, — невозмутимо ответил Михаил. — Я могу объяснить, если вы меня выслушаете.

— Лучше просто верните деньги!

— Как скажете. Я готов это сделать, но прежде всё-таки хотел бы объяснить вам кое-что. Хорошо?

— Валяйте, — Геннадий упал в кресло и сложил руки на груди. Михаил также удобнее устроился в кресле.

— Как я уже говорил, учредитель нашей компании изобрёл способ управлять удачей. Не открою Америки, если скажу, что наша жизнь состоит из событий, на которые мы реагируем либо положительно, либо отрицательно.

— Либо нейтрально, — съехидничал Геннадий.

— Если мы воспринимаем событие нейтрально, значит, для нас оно вовсе не событие, — отмахнулся Михаил. — Событием является лишь то, что вызывает у нас эмоции. И вот это-то и решил использовать наш учредитель. Он выяснил, что мы не можем влиять на положительные события, но можем контролировать отрицательные.

— И как же? — Геннадий не верил ни единому слову менеджера.

— Предваряя их аналогичными, но менее страшными.

— Это как?

— Ну, например… — Михаил на мгновение поднял взгляд к потолку, словно там была подсказка, — например, вы опаздываете на важную деловую встречу. И ваша машина оказывается заблокированной на стоянке другими автомобилями так, что вы не можете выехать. Плохо?

— Да уж, не сладко.

— А что если этот случай произойдёт тогда, когда вы никуда не торопитесь и можете себе позволить поплутать в метро и пропустить три поезда, уехав на четвёртом?

— Погодите, — Геннадий выпрямился в кресле, — вы хотите сказать, что машины, которые сегодня заблокировали мой «Фольксваген», — ваша работа?

— Именно.

— И сделано это с той целью, чтобы предотвратить моё опоздание на некие будущие переговоры?

— Правильно.

Геннадий откинулся на спинку кресла.

— Бред.

— Все так говорят, — кивнул Михаил. — Мы сканируем человека и прогнозируем, какие серьёзные неприятности могут с ним случиться за ближайший год. А потом…

— Погодите, вы что — заглядываете в будущее?

— Ну, — Михаил задумчиво почесал переносицу, — можно и так сказать.

— И получается, — Геннадий наморщил лоб, выстраивая гипотезу, — что превентивное и, можно сказать, театральное проигрывание ситуации ведёт к тому, что настоящая беда не случается?

— Да. Мы называем это «управляемой неудачей».

— Но идея же элементарна!

— А я и не обещал, что будет что-то сверхоригинальное.

— И всё прочее подстроили тоже вы? — Геннадий ткнул пальцем в сторону Михаила.

— Да.

— А потоп у меня дома? Вы что, вломились в мою квартиру?

— Во время сеанса гипноза вам внушили закрыть раковину и приоткрыть кран. Мужика снизу отыгрывал нанятый нами актёр. Две тысячи — неплохой гонорар для полунищего артиста. Ваш реальный сосед еще не вселился, там только начался ремонт, и рабочие мелкую протечку сверху даже не заметили. Нам оказалось на руку, что вы плохо знаете своих соседей.

— А что бы случилось, не спровоцируй вы этот потоп?

— Примерно через полгода вы бы залили соседей на десять тысяч. Причем долларов. А так вы потеряли на два порядка меньше. Согласитесь, неплохая экономия.

— А царапина на машине?

— Предупреждение аварии, после которой вам пришлось бы менять крыло и оплачивать ремонт владельцу подрезанной вами иномарки. Можете сами прикинуть, сколько мы вам сэкономили.

— Да бросьте, — махнул рукой Геннадий, — не может быть, чтобы вот так просто удавалось предупредить неудачу, застраховаться от неё.

— Может, — Михаил был предельно серьёзен. — Нужно просто знать, что именно следует предупредить. А потом, когда все неудачи уже предупреждены, сцена оказывается чистой и на первый план выходят удачи. И не просто выходят, а растут и множатся.

— Чушь! — снова отмахнулся Геннадий.

— Как хотите, — пожал плечами менеджер, — наша система не требует веры от наших клиентов. Всё работает и без неё.

— А кофе? — вспомнил Геннадий. — Это тоже что-то серьёзное?

— Да. Его бы на вас опрокинули прямо пред важной встречей, когда уже не было бы возможности переодеться… И так по всем пунктам. Мы предупредили все критичные неудачи, которые могли произойти с вами в течение года. Обычно это приводит к тому, что следующие неудачи не возникают и наши клиенты целый год, а иногда и больше пользуются удачей средней степени.

— Я не верю!

— Ваше право. Мы продаем удачу уже три года, и пока сбоев не было.

Геннадий не нашёлся, что возразить, и замолчал, нахохлившись, как сыч. Михаил спокойно рассматривал фотографии на стенах.

Спустя несколько секунд у Геннадия запиликал сотовый. Он схватил трубку:

— Да!

В ответ мобильник заорал голосом Евгения:

— Гена, они согласились! Отменили тендер и выбрали нас! «Неотех» наш, Гена!

Михаил, слышавший каждое слово, усмехнулся:

— Надеюсь, мы можем рассчитывать на вашу фотографию и благодарственное письмо?

Офисная история

— Ну что же, — сказал Олег Петрович и поднялся, держа пластиковый стаканчик с вином, — будем прощаться.

Сидевшие за столом, как по команде, вздохнули.

— Понимаю, — кивнул Олег Петрович. — Самому очень жаль расставаться. Увы, обстоятельства сильнее меня. В качестве, так сказать, компенсации, я — из полученных за компанию средств — каждому из вас перечислил на карточки квартальный оклад. У кого активирован «Мобильный банк» уже должны были получить уведомление.

— Получили, — всхлипнула Татьяна Львовна, бухгалтер. — А может передумаете, Олег Петрович?

— Увы, — вздохнул мужчина, — сделка уже состоялась, и уже с сегодняшнего дня у компании новый хозяин. Не волнуйтесь, коллеги. Человек он, может, и суровый, но, безусловно, справедливый — мой друг, которого я знаю лет двадцать уже.

— Всё равно новая метла по-своему метёт, — буркнул усатый парень с длинными волосами, собранными в хвост.

— Согласен, Миш, — Олег Петрович хрустнул стаканчиком. — Более того, хочу предупредить, что поначалу будет не просто. Пока сработаетесь, найдёте общий язык, приспособитесь друг к другу… Поэтому прошу — воздержитесь от резких решений. Чем трезвее вы все будете, тем легче пройдёт начальный период.

— Ох, Олег Петрович, вы чем больше говорите, — вздохнула Татьяна Львовна, — тем страшнее становится…

— Что ж, — директор мотнул головой и вскинул стаканчик, — тогда закончим. В качестве финала, хочу выпить за вас всех. Спасибо за работу и за то, что были со мной все эти годы. За вас, дорогие коллеги. За вас — и до свидания!

Олег Петрович отпил из бокала под нестройные возгласы подчинённых и, ещё раз попрощавшись, вышел.

После его ухода разговор шёл вяло, не клеился. Уже через полчаса, убрав стол, люди разошлись.

* * *

— Бизнес у меня крепкий, коллектив профессиональный, люди душевные, — сказал Олег Петрович. — Вот…

— Ты так говоришь, — усмехнулся Игорь, — типа я ещё покупатель. Алё, Олежка, я ж купил уже!

— Не в том дело, — Олег Петрович взялся за чашку с кофе, потом разжал пальцы, отодвинул её в сторону и подался вперёд, к собеседнику. — Игорь, я эту компанию десять лет создавал. Людей одного к одному подбирал, с клиентами выстраивал отношения… Ты пойми, в нашем секторе работа нервная, претензии идут постоянно, от рекламации деваться некуда. Я смотрел — у конкурентов текучка колоссальная, за два года отдел продаж меняется едва ли не полностью. Процент увольнений дизайнеров — ещё выше. А у меня — люди годами работают. И никаких конфликтов, склок или интриг. Люди в офис как на праздник ходят. Как на праздник! Понимаешь?

Игорь вскинул бровь, медленно кивнул.

— Я тебя прошу — как друга прошу, — говорил Олег, — не развали компанию. Она ж как родная мне. И люди как родные. Понимаешь?

Игорь прочистил горло, отпил сока, ответил, качая головой:

— Ну ты даёшь, Олежка! Я не понял, мы что — первый день знакомы? Ты меня знаешь — мне кроме денег ничего не надо. Будут люди лопатить по совести — всё будет кучеряво. А нет — ты уж прости, лентяи мне не нужны. Вышвырну пинками.

Олег стиснул челюсти, поиграл желваками:

— Нет у меня лентяев. Сам таких не люблю.

— Ну вот, — Игорь перегнулся через стол и хлопнул друга по плечу, — тогда и париться нечего! Всё будет зашибца, я те кричу. Расслабься уже. Тебе сейчас надо про переезд думать, про то, как на новом месте устроиться. Как сын-то?

Олег Петрович сразу почернел лицом:

— Плохо. Нельзя ему в Москве оставаться, вредно очень — состояние прямо на глазах ухудшается. Я уже купил билеты в Барнаул.

— Туда решил?

— Ну да. Думаю, вложить деньги в какое-нибудь дело, связанное с туризмом. Алтай в последние годы значительно улучшился, да и воздух там для Ваньки самый подходящий.

— А за бугор думал? — Игорь отрезал кусочек стейка, захрустел корочкой. — Лазурный берег там, или Черногория, а?

— Думал. Не подходит, — Олег отпил воды и, увидев вопросительный взгляд друга, пояснил, — далеко же.

— Алтай дальше, — Игорь взмахнул вилкой, показывая расстояние.

— Это другое, — отмахнулся Олег. — Я про то, что не хочу растить детей вдалеке от родины. Не по мне это. Да и красивее на Алтае.

— А цивилизация?

— Да ну тебя. Цивилизация! Мне эта цивилизация, — Олег чиркнул ребром ладони по горлу, — вот где уже. Достала хуже налоговой. В леса хочу, в горы.

— Ага, понял. Сам когда переезжаешь?

— Недели через две. Но ты это, — Олег дёрнул подбородком, — звони, если что. Я на связи всё равно останусь.

Игорь усмехнулся:

— Не отпускает таки?

— Угу, — отозвался Олег, дожёвывая свою порцию. — Истинно так.

— Тогда сообщи, как прибудешь.

— Разумеется. Ты всё?

— Да.

— Тогда — счёт и поехали, — Олег выпрямился, нашёл глазами официантку и подозвал её движением руки.

Расплатившись, друзья вышли на улицу. Достав брелок сигнализации, Олег разблокировал машину и повернулся к другу:

— Слушай, есть предложение. Давай я завтра с тобой приеду, представлю моим… Ну, вроде как официальную передачу власти сделаю. Что скажешь?

— Тема! Это ты толково придумал! — Игорь хлопнул друга по спине. — Так и решим.

— Тогда встречаемся в одиннадцать на стоянке перед офисом. Идёт?

— Идёт.

— Значит, договорились.

Мужчины обменялись рукопожатиями и разъехались.

* * *

Игорь поправил ноутбук и откинулся в кресле, сложив руки за головой. Что ж, он рулит тут почти две недели, пора подбить бабки. Пока выходит, что фирму он купил правильную, рабочую. Олег всё «по чесноку» сказал — люди толковые, дельные. Клиентская база — приличная, по деньгам всё в поряде. Короче, жить можно. Вчера, правда, пришлось малость пошуметь, чтобы сотрудники уразумели, что власть переменилась. Нервов было много, но дурь в головах поулеглась. Если всё путём будет, то через годик вполне можно будет перепродать компанию за куда большие деньги.

— Хо-ро-шо! — сам себе сказал Игорь и пододвинул к себе ноутбук, чтобы проверить почту.

«Outlook» не работал. Игорь несколько раз щёлкнул по кнопке «Отправить и получить», но ничего не изменилось. Попытка отправить наспех созданное письмо тоже провалилась.

Игорь пошевелил сетевой кабель в гнезде ноутбука, достал, вставил, попробовал загрузить «Mail.ru». Безуспешно.

— Вот, блин, — выругался директор вполголоса и, сняв трубку телефона, набрал внутренний номер. — Наташка, слушай, у нас же есть сисадмин?

— Да, Игорь Георгиевич, — сухо ответила секретарь. — Но сейчас его нет.

— Как это?

— Он звонил, сказал, что заболел.

— Что значит «заболел»?! — вспылил Игорь. — А работать кто будет? У меня интернет лежит, как мужик первого января!

— Мы в таких случаях Мишу просим, — отозвалась секретарь.

— Чего? — мгновенно насторожился директор. — Что значит «в таких случаях»?

— Ну, — замялась секретарь, — когда Вася не… Ой!

— Та-ак, — сощурился Игорь. — То есть такое часто случается, верно? Ты не молчи, отвечай. Быстро!

— Ну да…

— Не нукай! Отвечай по делу!

— Я не знаю, Игорь Георгиевич, — заканючила секретарь, — я ж не слежу за ним… Он же больничные не мне отдаёт.

— Ясно, — отрезал Игорь. — А ну быстро главбуха ко мне. Живо!

Через пять минут в дверь кабинета постучали и Татьяна Львовна боязливо, бочком просочилась в кабинет:

— Вызывали?

— Что у нас с сисадмином? — рыкнул директор.

— А что такое?

— Не прикидывайтесь! — Игорь хлопнул ладонью по столу. — Он же только и делает, что болеет! За что мы ему деньги платим?!

— Ну он не всегда болеет…

— Что это за цифра — «не всегда»?! Сколько это дней? Что вы сидите, ушами хлопаете? Отвечайте, сколько я могу ждать! Ну же!

— Мне посмотреть нужно, — промямлила Татьяна Львовна, пойдя красными пятнами.

— Ну так что вы сидите?! Чего ждёте? Идите, и чтобы через пять минут у меня был доклад на столе.

Всхлипнув, как побитая собака, бухгалтер выскочила за дверь.

Ровно через десять минут она положила на стол директору отчёт о количестве больничных, взятых системным администратором.

— Так, что у нас получилось? — буркнул Игорь себе под нос, погружаясь в чтение.

Татьяна Львовна замерла перед столом директора, как новобранец перед старослужащим.

— Ну что я могу сказать, — произнёс, наконец, Игорь, откладывая листок с отчётом, — получается, «что не всегда» — это сорок восемь рабочих дней за прошлый год и уже пятнадцать — за этот. Так?

Татьяна Львовна втянула голову в плечи и утвердительно всхлипнула.

— Ну а что вы мне про него расскажете? — обратился к ней директор. — Что должно мне помешать уволить этого бездельника?

— Ну он… он… не знаю, нормальный парень.

— Надо же, — притворно вскинул брови Игорь, — у нас теперь платят за то, что ты просто нормальный парень. И давно такие расклады? А?

Татьяна Львовна сжалась ещё больше.

— Вот что, — сказал директор, барабаня пальцами по столу, — вы можете сказать про нашего хилого сисадмина что-то дельное? Кроме того, что он нормальный парень. Нет? Тогда ладно — идите.

Когда бухгалтер уже стояла в дверях, Игорь окликнул её:

— Надеюсь, больше у нас никто так не болеет?

— Нет, что вы!..

— Понятно. Всё, идите.

Татьяна Львовна вышла, а директор достал телефон:

— Говоришь, лентяев не брал….

Олег взял трубку не сразу — Игорь уже собирался нажимать отбой.

— Аллё…

— Привет, это Игорь. Можешь?

— Это ты там в Москве своей нормально поговорить не можешь, всё времени нет, — засмеялся Олег. — А я тут никогда не занят и всегда доступен. Ты по делу или так — поболтать?

— На этот раз по делу. Хочу про сисадмина твоего справиться.

— Про Васю? А что такое?

— Скажи, ты в курсе, что он у тебя на больничном в прошлом году просидел сорок восемь рабочих дней?

Олег как будто пожал плечами:

— Ну да, болел он часто. Ты ж его видел? Еле-еле душа в теле….

— По-твоему, — напирал Игорь, — это нормально, что работник столько болеет?

— Нервный ты стал, — невпопад отметил Олег. — Приехал бы сюда, пожил с недельку — глядишь, и перестал бы по пустякам волноваться.

— Это не пустяки! Он болеет, а зарплату-то мне платить надо.

— Да будет тебе, — зевнул Олег. — Вася нормально справлялся. Никогда ни от кого не слышал нареканий на его работу. А что болеет — ну так что поделаешь, экология нынче совсем отвратительная. То ли дело здесь…

— Ладно, — вроде бы успокоился Игорь, — то есть ты думаешь, что не надо его увольнять?

— Правильно. Без него, думаю, будет хуже.

— Хорошо, понял. Привет жене и детям.

— И ты своей передавай.

— Непременно, — Игорь скривился и закончил разговор.

Положив трубку, он задумался. Олега он знал как сурового руководителя, который зарплату за красивые глаза не платил. И вот это расслабленное, считай — наплевательское отношение к работе сисадмина удивляло.

Надо было разобраться.

* * *

Положив руки ну руль, Игорь наблюдал за Васей, шедшим на работу. Маленький, похожий на голодного таракана, сисадмин, забавно хромал и неуклюже загребал воздух рукой. На плече у него болтался рюкзак, закрывая почти всю спину и выглядывая из-за плечей. Из-за этого Вася походил на первоклашку, тянущего ранец с тетрадями, который больше ребёнка.

На крыльце курили ребята из отдела продаж и веб-дизайнер. Последний размахивал руками и очень выразительно что-то рассказывал, распаляясь всё больше и больше.

Игорь знал, о чём так разорялся парень — вчера клиент, сайт которого уже был готов к запуску, передумал и потребовал всё переделать. Кардинально. Веб-дизайнер потратил на этот сайт почти месяц, и новая переделка ему была не в жилу. Вот он и ярился.

Вася поравнялся с коллегами, кивнул, протянул руку для приветствия. Ребята мимоходом ответили на его рукопожатия, и сисадмин, подволакивая ногу, прошёл дальше.

Веб-дизайнер сказал ещё несколько слов, потом махнул рукой, кинул бычок в урну и пошёл вслед за Васей.

Игорь покрутил головой, почесал затылок и вышел из машины.

Три часа спустя он стоял в коридоре и орал в телефон:

— Да ты совсем оборзела, корова безрогая! Ты забыла, с какой помойки я тебя поднял?! Опять захотела на свой чулочно-носочный комбинат в Урюпинск? Я ж могу, мне ж не сложно! Не нравится — собирайся и проваливай обратно! Держать не буду!

Навстречу рассвирепевшему директору подволакивая ногу, шёл Вася.

— Только и знаешь, что бабло разбрасывать направо, налево! — грохотал Игорь, не обращая внимания на подчинённого. — А ты его зарабатываешь, бабло-то?! Тебе бы только покупать и больше ничего! Ты лопнешь уже скоро!

Вася, проходивший мимо, неловко поставил ногу, качнулся и задел Игоря плечом. Пробормотав извинения, сисадмин заспешил подальше от директорского гнева.

Игорь развернулся, чтобы рявкнуть на подчинённого, но упёрся взглядом в криво стриженный затылок Васи, в его смешную тараканью походку — и почувствовал, что рявкать не хочется. Он проводил сисадмина взглядом и опомнился. Подняв трубку к уху, он услышал рыдание жены. Она что-то говорила, но так неразборчиво и вперемешку со всхлипами, что Игорь ничего не понимал.

— Слушай ты, — начал он и вдруг понял, что совершенно, ну то есть совсем, не злится. Игорь мотнул головой, поморгал, шмыгнул носом, кашлянул. Набрал воздуха в грудь и сказал, — Слушай, ты это… Я, короче, не прав был. Просто день такой сегодня…. Завёлся…

Всхлипы в трубке стали тише.

— Ты знаешь, — продолжал Игорь, с трудом подбирая слова, — я не против. Покупай шубу, не убудет от нас.

— Честно?

— Да, — Игорь удивился пришедшему ниоткуда желанию, но не стал сдерживаться. — А хочешь, я сегодня с тобой пойду и сам куплю тебе шубу. Хочешь?

— Ты правда хочешь пойти вместе со мной?

Игорь хмыкнул, улыбнулся и сказал предельно честно:

— Да.

Женщина в трубке примолкла, вздохнула и сказала:

— Спасибо, милый. Очень-очень-очень тебе благодарна. Очень-очень!

Мужчина покрутил головой, ещё раз улыбнулся и сказал:

— Хорошо, тогда я заеду за тобой в пять. Всё, целую.

Женщина тоже попрощалась, очень тепло, и положила трубку.

Игорь почесал затылок и, буркнув себе под нос, мол, не ожидал от себя, отправился в кабинет.

Через полчаса он сел в машину и, как обещал, поехал к жене.

* * *

— Подобьём бабки, — сказал Игорь сам себе; была у него такая привычка, помогала думать. — Что я выяснил? Вася работает так себе, но коллектив за него. Что характерно, нельзя сказать, что его любят, но как-то… крышуют, что ли? Почему — непонятно. Мистика какая-то.

Зазвонил мобильник. Игорь взял трубку и услышал голос Олега:

— Приветствую! Удобно говорить?

— Да, сейчас свободен. Ты по делу?

— Отнюдь. Я тут сижу на валуне, наслаждаюсь видом, и вот решил с тобой поделиться. Хочешь эмэмэс пришлю?

— Пришли, если не жалко.

— Сделаю. Как там мои?

— В целом — зашибись! Вчера налоговая приходила, трясла страшно. Все ухайдокались вусмерть. Я думал — всё, хана работе до конца недели. А сегодня — слышишь? — все бодрые, как с выходных. Только Вася этот твой опять не вышел. Болеет!

— У него так часто бывает, — подтвердил Олег. — Едва случится что-нибудь подобное, он обязательно заболеет. Наверное, слишком близко к сердцу всё принимает.

— Может, у него блат какой есть и он просто штампует больничные?

— Вряд ли. Я поверял — серьёзно проверял, даже домой к нему ездил. Он правда болеет.

— Понятно, — протянул Игорь, задумавшись. — Как сын?

— Поправляется, спасибо.

Друзья ещё немного пообщались, потом Олег попрощался и отключился. Игорь продолжал думать. Через несколько минут он позвонил в бухгалтерию, узнал адрес Васи и поехал к нему.

Системный администратор жил на Автозоводской, в старом пятиэтажном доме.

Домофон не работал, но дверь был открыта. Игорь поднялся на третий этаж и позвонил в дверь. Когда никто не отозвался, он утопил кнопку звонка и не отпускал, пока не услышал движение за дверью.

— Вася, открой!

Сисадмин не торопился выполнять приказ. Игорь слышал, как тот кашляет и шаркает по полу.

— Вася, я по делу, открывай.

Клацнул замок, дверь приоткрылась на длину цепочки, в щели показалось бледное лицо с потухшими глазами.

— Здравствуйте, Игорь Георгиевич.

— Здравствуй, Вася. Пустишь директора?

— Вы настаиваете? — в голосе сисадмина звучала безысходность.

— Сам-то как думаешь?

— Хорошо, — Вася прикрыл дверь, снял цепочку и пригласил директора в квартиру.

Игорь переступил порог, осмотрелся. Квартирка была маленькой, однокомнатной. Мебель, обои, холодильник, рассохшийся дощатый пол — всё старое, как будто с середины двадцатого века. Из современного Игорь заметил только ноутбук на столе.

— Как себя чувствуешь? — Игорь повернулся к подчинённому и смерил его взглядом.

— Болею, — скривившись, ответил тот. Он с трудом стоял на ногах и держался за стену.

— Это я вижу, — хмыкнул Игорь. Он по-хозяйски прошёл на кухню, сел за стол. — Я по делу.

Вася, держась за стенку, добрался до кухни, опустился напротив директора:

— Я уже понял.

Игорь отвел глаза, кашлянул и сказал:

— Ты слишком много болеешь, это…

— Я знаю, — перебил его сисадмин. — Вы недовольны тем, что я часто на больничном, поэтому хотите меня уволить. Но что-то вас останавливает. Что это — вы и сами не знаете. Поэтому приехали. Чтобы разобраться.

Игорь нахмурился:

— Как узнал?

— Так же как всегда — почувствовал, — увидев, что директор его не понял, Вася пояснил. — Я чувствую. Чувствую, что у людей на душе. Например, вы сейчас заинтригованы…

— Это любой дурак может сказать! — воскликнул Игорь. — Тут же логично всё!

— Кроме этого, — продолжал Вася, — вы злитесь. А ещё вы чем-то довольны. Думаю, тем, как сегодня работают все наши.

Игорь хрустнул пальцами, собираясь что-то сказать, но Вася опередил его:

— Я не звонил сегодня в офис. Плохо мне стало ещё вчера, тогда же я и предупредил, что не приду. Я — чувствую. А дальше — логика.

Директор недоверчиво покрутил головой. Потом вдруг резко подался вперёд и сощурился:

— Что значит — логика? Ты, что ли, знал, как сегодня люди будут работать?

— Да, — Вася кивнул.

— Но как?

— Логика.

Игорь хлопнул ладонью по столу:

— Хватит темнить! Говори толком, что к чему.

— Как скажете, — Вася закашлялся, утёр испарину со лба. — Я чувствую переживания людей. И я могу их снимать.

— Чего можешь?

— Снимать. То есть делать так, чтобы человек перестал злиться. Например, чтобы не орал на жену.

Игорь вздрогнул. Тот эпизод в коридоре действительно был странным. Лизка потом ещё долго охала про то, как неожиданно он сменил гнев на милость. Раньше такого за ним не водилось.

— Чтобы снять, — добавил Вася, — мне нужно только коснуться человека. Даже через одежду.

Директор снова вздрогнул — вчера, когда он собрал сотрудников после проверки, чтобы дать указания на завтра, Вася долго слонялся по комнате, ища себе место. При этом — Игорь это хорошо запомнил, потому что разозлился — сисадмин коснулся каждого, кто был на собрании. После этого, люди, кипевшие из-за проверки, вели себя на диво спокойно.

— Надо же, — протянул Игорь. — И давно это у тебя?

— Всегда.

Директор вздохнул, окинул взглядом измождённого подчинённого:

— И, походу, кайфа тебе с этого не много. Болеешь после каждого… как это сказать… снятия?

Вася кивнул.

— То есть, как бы через себя пропускаешь то, что с другого снял. С чего такая щедрость?

Сисадмин ответил тотчас, как будто уже не раз репетировал этот момент:

— Это не выносимо.

— Что?

— Чувствовать.

Игорь побарабанил пальцами по столу:

— И?

Вася отвернулся, шмыгнул носом:

— И всё.

Игорь что-то уловил в его голосе, но не сразу понял, поэтому ляпнул привычно:

— Зарабатывать этим пробовал?

— Чем тут заработаешь? — вяло удивился Вася.

— Да я так, — махнул рукой Игорь, — на всякий случай…

Он поднялся, прошёлся по кухне:

— Короче, понятно всё. Олег видел, что ты работаешь так себе, но, видимо, чуял что-то. У него чуйка всегда была знатная. Вот и держал тебя в компании, потому что работа нервная. Ха! Выходит, ты всё-таки зарабатывал своим, этим, даром.

Вася не отреагировал. Игорь хмыкнул:

— Ладно, я не глупее Олега. Как поправишься, выходи. Ничего про тебя не поменяется.

Вася кивнул в знак благодарности.

Когда Игорь подходил к входной двери, у него зазвонил телефон.

— Котик, — донеслось из трубки, — я такую сумочку увидела, просто прелесть! Купишь её мне?

— Чегооо? — тут же, слёту, завёлся Игорь. — Куда тебе ещё одна?! И так складывать некуда. Всё, отбой!

Он повернулся к сисадмину:

— Завтра будешь?

— Послезавтра, если можно.

— Ладно, — стиснув зубы, процедил директор. — Но не позже. Всё, бывай.

— Погодите, — воскликнул Вася.

Он проковылял к удивлённо замершему Игорю, коснулся плеча.

— Всё, — скривившись, как от язвы, сказал Вася, — теперь можно.

Игорь поднял глаза к потолку, прислушался к себе:

— Вот чёрт. И правда — всю злость высосал.

Вася пожал плечами, мол, привычка.

И тут Игорь понял:

— Ты сам себя убиваешь. Тебе невыносимо жить так и ты себя убиваешь.

Сисадмин дёрнулся как от удара, схватился за косяк двери. Но нашёл в себе силы:

— Страшно.

— Что?

— Быстро — страшно. А так — нет. Если медленно, то бояться нечего.

Игорь почесал затылок:

— Ну, твоё дело.

Он хлопнул сисадмина по плечу и вышел.

Вася закрыл дверь на замок, с трудом дополз до туалета и, откинув крышку, упал перед унитазом на колени. Его вырвало.

На этот раз — кровью.

Африка

Миша не заметил, когда эта машина появилась в их дворе. Просто однажды утром, торопясь с отцом в школу (первый класс — никак нельзя опаздывать!), мальчик увидел старый, потрёпанный автомобиль бежевого цвета.

— Что это за машина? — спросил он отца.

— «Волга», сынок — ответил тот, небрежно глянув на колымагу. — Это старая модель — на таких раньше таксисты ездили. Когда я сам ходил в первый класс.

Ребёнка такой ответ устроил, и он спросил уже о другом.

В школе Миша оставался в продлёнке, откуда его забирала мама. Возвращаясь, он снова увидел эту машину. Наверное, она никуда не уезжала. Теперь её можно было рассмотреть её получше.

«Волга» была очень старой и очень ржавой. Во многих местах краска облупилась, обнажив рыжий металл. В крыльях машины то тут, то там виднелись неровные дырочки и прорехи. Колпаки на колёсах густо покрывала грязь.

Больше всего Миша удивился занавескам. Старые и порванные они закрывали заднее и боковые стёкла. Словно это не автомобиль, а квартира. На колёсах.

А ещё на заднем стекле под занавеской притулился большой плюшевый заяц с оторванным ухом. Заяц сидел понурившись и казался ещё более старым, чем машина.

— Мам, — спросил ребёнок, указывая на занавески, — а почему эта «Волга» такая странная?

Женщина шлёпнула мальчика по руке и ускорила шаг:

— Не прилично тыкать пальцами, — отчитала она надувшегося сына. — А про машину — не смотри туда, не надо.

Миша обернулся на автомобиль и увидел, что за рулём, положив руки на баранку, сидит грустный небритый старик.

* * *

Каждое утро и каждый вечер Миша проходил мимо этой машины. Старик возился с ней — мыл, чистил салон, копался под капотом. И никуда не уезжал.

Мальчик иногда перед сном смотрел из окна на «Волгу» и думал о старике. Пару раз он видел, как в машине вспыхивал красный огонёк — водитель курил. Огонёк был маленьким и жалким. Как старик. Миша, правда, надеялся, что плюшевый заяц на задней панели не даёт тому чувствовать себя одиноким.

«Мой медведь, — думал ребёнок, крепче обнимая большую мягкую игрушку, — охраняет меня во сне, и я знаю, что он всегда рядом. Наверное, заяц нужен дедушке для того же».

* * *

Однажды, в воскресенье, Миша подошёл к «Волге».

Старик опять копался под капотом, изредка тяжело вздыхая.

— Дедушка, — позвал Миша. Тот дёрнулся и чуть не ударился головой об капот. Потом сориентировался и посмотрел на мальчика странным, очень странным взглядом.

— Дедушка, — повторил ребёнок, и старик опять дёрнулся, словно от удара плёткой, — а вы здесь живёте? В машине?

Старик отвернулся и буркнул через плечо что-то неразборчивое.

Миша не смутился, обошёл старика и снова спросил, глядя ему в лицо:

— А почему?

Может быть, ему показалось, но губы старика задрожали, а глаза заблестели. Мальчик отступил на шаг, приготовившись сбежать, если что.

Но старик тряхнул головой и неожиданно улыбнулся:

— Мне здесь нравится, — сказал он хриплым, надтреснутым голосом.

— Нравится жить в машине? — не унимался Миша.

Старик немного помолчал, глядя в сторону, потом ответил:

— Да, нравится жить в машине.

Мальчик покачал головой:

— Но ведь это неудобно. И телевизора нет.

Старик опять посмотрел в сторону, дрожащими пальцами достал папиросу, торопливо закурил. Выдохнув дым, ответил:

— Моя «Волжанка» — лучшая квартира в мире. Поэтому — конечно! — мне очень нравится здесь жить.

Ребёнок внимательно посмотрел на автомобиль, покрутил головой и сказал:

— Я вам не верю.

Старик вспыхнул, шагнул к мальчику, но тут же остановился, повернулся и запустил руки в двигатель.

— Иди отсюда, — бросил он через плечо.

Миша постоял немного и ушёл.

* * *

Вечером он зашёл на кухню, где отец читал и пил чай, и спросил:

— Папа, а почему тот старик живёт в машине?

Отец заложил книгу спичкой и посмотрел на сына. Тот терпеливо ждал. Мужчина вздохнул, посадил ребёнка на табурет перед тобой и ответил:

— Понимаешь, сынок, это… жизнь. Просто не всем везёт, и плохие люди иногда делают хорошим людям больно…

— Кто-то отобрал его квартиру? — спросил Миша напрямую.

Отец крякнул и поскрёб затылок, изумившись про себя, как же много знают современные дети из того, что знать совсем не надо. Собравшись с мыслями, ответил:

— Ну да, плохие люди отобрали его квартиру. И теперь ему приходится… Ну, сам видишь.

— А почему их не наказали?

— Потому что…. — мужчина замялся, подбирая слова — всё-таки не так уж много понимают современные дети, всего не объяснишь. — Ну, я думаю, их уже ищут и обязательно накажут.

— Хорошо, — Миша поёрзал на табурете, — пап, а можно я ещё спрошу?

— Конечно.

— А почему никто из взрослых не подходит к тому дедушке? Мы вот к своему же ходили, когда он в больнице был.

— Ох, сынок, — вздохнул мужчина, — как бы тебе ответить… Понимаешь, у взрослых жизнь не такая простая… Ну вот и получается, что до чужих людей… как бы это сказать?… Короче, чем старше человек становится, тем сложнее ему прикоснуться к чужой боли. Понимаешь?

Мальчик неуверенно кивнул.

— Ну и ладно, — махнул рукой отец, — вырастешь — поймёшь. Иди, играй.

Миша слез с табурета, но на пороге кухни остановился и повернулся:

— А ты можешь ему помочь? — слова ребёнка, казалось, били в самое сердце.

Отец отвёл глаза, потом схватился за кружку с чаем и долго пил. Миша смотрел, не отрываясь и почти не мигая. Смотрел твёрдым взрослым взглядом. Мужчина опять вздохнул и ответил:

— Конечно, сынок, я обязательно что-нибудь придумаю.

— Спасибо, папа! — мальчик подскочил и чмокнул отца в щёку. — А ты не забудешь?

— С тобой забудешь, как же, — криво улыбнулся мужчина, — всё, беги давай.

* * *

Отец Миши подошёл к «Волге». Старик лежал на заднем сидении, свернувшись калачиком и накрывшись потрёпанным пледом. На переднем пассажирском сидении валялись полбуханки хлеба и пачка «Беломора». На зеркале заднего вида висела фотография. На ней подросток лет тринадцати, улыбаясь, обнимал за плечи невысокого, но крепкого мужчину.

Мужчина долго смотрел на фото, потом вздохнул и занёс руку, чтобы постучать по стеклу. Но, увидев, что оно слегка опущено, передумал.

Он достал кошелёк, открыл его и извлёк сотенную купюру. Сунул её обратно. Достал красноватую пятихатку. Повертел её в руках, обернулся, посмотрел на окна своего дома и сунул обратно. Достал тысячную купюру. Оглянулся по сторонам — не смотрит ли кто, сложил купюру поперёк, протолкнул её в щель приоткрытого стекла и быстро пошёл прочь.

Не оборачиваясь.

* * *

— Зачем вы чините машину? — спросил Миша через несколько дней у старика.

Тот демонстративно стал копаться во внутренностях автомобиля с ещё большим усердием. Но мальчик не отступал, и старику пришлось сдаться.

Он достал папиросу и, закурив, ответил:

— Чиню, чтобы уехать отсюда. А зачем ещё чинят машины?

Но ребёнок не дал себя сбить:

— А куда Вы хотите уехать?

Старик достал сигарету и внимательно посмотрел на ребёнка. Тот выдержал взгляд и улыбнулся.

— Ну, коли не шутишь и тебе правда интересно…, — старик сделал паузу, почесал затылок и решился. — В Африку — вот куда я хочу уехать.

— Почему туда? — не унимался мальчишка.

Старик усмехнулся. По-доброму так, собирая лучики морщин возле глаз:

— Мне там понравилось, вот почему.

— А когда вы там были?

— Эх, ну что же ты такой настырный, — неожиданно засмеялся старик. — Конечно, был. Давно ещё, при Союзе. Плотины неграм строил, понимаешь?

Мишка кивнул. Глядя на серьёзное лицо мальчика, старик улыбнулся ещё шире и протянул руку, чтобы потрепать его по волосам. Но остановился — рука была грязной.

Миша в ответ подошёл чуть ближе и спросил:

— А я могу как-то помочь?

Старик замер, потом судорожно хватанул ртом воздух и выдавил:

— Помочь? Мне… Н-не знаю…

Мальчик опять кивнул:

— Если могу, то вы скажите, хорошо?

Старик медленно, очень медленно кивнул.

— До свидания, — сказал ребёнок и пошёл домой.

— Погоди, — окликнул его старик и когда мальчик обернулся, негромко сказал, — Я придумал. Ты это… приходи иногда. Поговорить.

Миша улыбнулся и кивнул. Потом подпрыгнул и побежал, шлёпая по лужам.

Старик проводил его взглядом, потёр глаза запястьем и вернулся к аккумулятору.

* * *

Так прошёл октябрь. Миша иногда приходил к старику. Ненадолго — минут на пять, больше не разрешали родители. Они всегда ругались, если видели, что сын околачивается возле автомобиля.

Миша не околачивался. Он спрашивал про Африку.

Старик улыбался и рассказывал.

— Африка, — говорил он, глубоко затягиваясь папиросой и глядя куда-то мимо мальчика, — Африка это что-то. Представляешь, там негры себе в мочки ушей специально грузики привешивают, чтобы вытягивать их до плеч и даже ниже. Спросишь почему? Хе-хе… Красота, Мишка, красота. Они такие уши красивыми считают. Ну и пусть их — у каждого народа свои правила, свои, понимаешь, представление о красоте. Вот так.

Миша слушал и улыбался. Ему нравился этот чужой дедушка.

* * *

Незаметно подкрался ноябрь. Тёплую, пусть и дождливую осень сменили почти зимние заморозки. Старик продолжал копаться под капотом «Волги», Миша продолжал изредка приходить к нему и спрашивать про Африку.

Но однажды мальчик задал другой вопрос:

— Вы так долго её чините… А почему до сих пор не починили?

Старик вздохнул, отложил гаечный ключ, повернулся к Мише, открыл рот — и ничего не ответил. Но мальчик всё понял.

Он подошёл к старику, взял за руку и, заглянув в глаза, сказал:

— Вы не волнуйтесь, я обязательно что-нибудь придумаю.

Старик промолчал и Миша ушёл.

Через два дня, задувая торт на свой день рождения, мальчик загадал желание.

— Что ты загадал, миленький? — спросила его мама.

— Мам, ну ты же знаешь, что нельзя рассказывать, — ответил ребёнок, укоризненно покачивая головой, — А то не сбудется.

Она не стала больше спрашивать.

Ночью, уже засыпая, Миша улыбнулся, прижал к себе медведя и подумал, что старику в потрёпанной «Волге» его желание должно понравиться.

* * *

Иван Николаевич Смирнов, дремавший на заднем сидении своего автомобиля, неожиданно проснулся. Ему показалось, что кто-то его окликнул.

Сын? Неужели передумал? Неужели?!..

Иван Николаевич выскочил из машины и замер, озираясь по сторонам.

Никого.

Показалось. Старик опустил плечи, сгорбился, и, с трудом достав папиросу, закурил. Постоял, посмотрел на окна, в которых, несмотря на поздний час, уютно горел жёлтый свет, и полез обратно в машину.

Но почему-то не назад, под старое покрывало, а на место водителя, за руль.

Что-то толкнуло его под руку. Он достал ключ зажигания из-под козырька, и вставил его. Повернул.

Машина, которой хватило только на то, чтобы привезти его сюда, на Автозаводскую из Марьино, вдруг зачихала, кашлянула пару раз и взревела мотором. Так же громко и резво, как во времена своей молодости.

Иван Николаевич глянул на приборную панель и брови его поползли вверх. Удивительно, но бак оказался полным.

Иван Николаевич нажал на педаль газа, и мотор заревел ещё громче, ещё бодрее.

Впереди, в метрах двух перед капотом, воздух загустел, заклубился и разлетелся в стороны, как занавес. И старик увидел — Её.

Бескрайнюю саванну с редкими деревьями и высокой сухой травой, стадо пасущихся зебр, пугливых антилоп, толстых носорогов, нелепых жирафов. И негров, у которых мочки ушей оттянуты настолько, что касаются плеч.

Иван Николаевич выдохнул и коснулся рукояти переключения передач. Движение рукой, потом ногой, и машина, слегка дёрнувшись, поехала в синий воздух, прямо туда — в саванну.

* * *

Когда Миша проснулся утром, он первым делом подбежал к окну. Старенькой «Волги», окна которой закрывали порванные занавески, нигде не было.

А место, где она раньше стояла, весело засыпал первый снег.

Миша засмеялся, подмигнул игрушечному медведю и побежал на кухню — смотреть мультики.

Заседание

— Итак, все здесь? — председатель заседания сверился со списком и обвёл присутствующих долгим взглядом поверх очков.

— Да, — отозвался нестройный хор.

— Хорошо, — кивнул председатель, — В таком случае внеплановое заседание международного совета авторов народных сказок, объявляю открытым.

Раздались жидкие аплодисменты. Переждав, председатель продолжил:

— Коллеги! Я собрал Вас здесь, чтобы сообщить пренеприятное известие.

— «Ревизора» цитируешь? — съехидничал автор неувядающей «Курочки Рябы», присутствующий здесь как представитель от России, поскольку председатель не имел права голоса. — Не по нашему ведомству, между прочим.

— Да постоял рядом, — отмахнулся председатель, — вот и набрался. Кроме того, и момент соответствующий.

— В чём дело? — осведомился тощий нигериец, автор классической «Мбанга и паучок».

Председатель откашлялся, протёр очки, водрузил их обратно и начал:

— Уважаемые коллеги, на настоящий момент наши позиции сильно упрочнились — нас стали массово издавать, повсеместно ставить в театрах, даже снимать в кино. На лицо прогресс, не так ли?

— Всё так, — подтвердил сухопарый англичанин, автор «Трёх поросят».

— Да, всё так, — согласились с ним остальные.

— Однако, — продолжал председатель, — Несмотря на все наши сегодняшние успехи, мы не должны расслабляться.

— Это понятно, — пробасил швед, — Работать над улучшением качества нужно всегда. Но стоило из-за такой банальности собираться?

— Да, — подхватил японец, — чтобы похвастаться нашими успехами — мои, кстати, и не такие уж выдающиеся — можно было дождаться очередного собрания. К чему спешка?

— Я ждал этого вопроса, — председатель сел и продолжил. — Дело в том, что успехи могут вскружить нам голову. И мы кое-чего не заметим. Вспомните моего Колобка — сначала мир был прекрасен, и ничто не предвещало беды. Но появилась лиса — и всё! Нет Колобка.

— Можно без таких тонких намёков? — поморщился испанец. — Говорите уже прямо.

— Да, — подхватил автор «Рябы», — у тебя всегда была болезненная тяга к многословию. «Колобка» можно было на страницу уложить, а ты его растянул почти на лист.

— Нэ согласэн! — воскликнул грузин. — Харошей сказки далжно бить много!

— Прекратите, — остановил их председатель, — литературные споры — в том числе касающиеся и меня — прошу оставить до более благоприятных времён.

— Да не томите вы! — воскликнул итальянец. — Объясните уж понятно — что такое случилось.

— Я тоже хочу быстрее перейти к делу, но мне мешают, — председатель кивнул в сторону автора «Рябы».

— Ладно, — хмыкнул тот, — давайте уж к делу.

— А дело такое, — председатель набрал в грудь воздуха, напрягся и выпалил. — Грядёт упадок!

— Чего? Можете обойтись без высокого штиля? — швед нетерпеливого барабанил пальцами по столу.

— Хм, простите, — председатель кашлянул. — Просто я очень волнуюсь.

— А что за упадок нас ждёт? — поинтересовался японец.

— Дело в том, что пройдёт ещё пятьдесят лет — мелочь для нас, как вы понимаете — и про нас все забудут.

— Откуда такой вывод? — швед продолжал барабанить пальцами.

— Я тщательно проанализировал всё, что происходит и готов поручиться — нынешний взлёт вовсе не развитие. Это агония.

— Заявление сильное, — после некоторой паузы произнёс англичанин. — Хотелось бы увидеть основание.

— Справедливо, — отметил председатель. — Докладываю. Сейчас на дворе сороковые годы двадцатого века. Ещё тридцать лет назад взрослый человек был гораздо более религиозен и верил в большее количество примет, там, колдовства и так далее. Согласны?

— Ну, в общем да, возразить особо нечего, — выразил общее мнение притихшей аудитории немец.

— На мой взгляд, сложившаяся ситуация возникла из-за резкого ускорения прогресса. Ещё вчера люди если и летали, то только на примитивных воздушных шарах. А теперь? Некоторые уже запускают реактивные ракеты!

— Хочу напомнить, что я никакого отношения к ним не имею, — окинув всех тяжёлым взглядом, сказал немец.

— Как и все мы не имеем отношения к тому, что делают наши народы, — поклонился японец.

— Так вот, — кашлянул председатель, — ускорившийся прогресс выбивает у нас почву из-под ног. Чем меньше взрослых людей верит в сказки, тем меньше они будут читать их своим детям.

— Кстати, да! — хлопнул ладонью по столу француз. — Уже начались разговоры о том, что сказки бесполезны и их надо отменить. Я раньше не обращал на это внимания, думал — просто блажь, а вот сейчас задумался…

— Именно об этом я и говорю! — поддержал его председатель. — Если мы ничего не предпримем, то в ближайшие сто лет мы исчезнем. Мы на пороге гибели, коллеги!

Над столом повисла тяжёлая тишина. Авторы народных сказок молчали, переглядывались. Думали. Председатель тоже молчал, крутя мельницу большими пальцами сцепленных рук.

— Madonna mea, надо же что-то делать! — не выдержал итальянец. — Мы ведь не можем просто так сидеть и ждать.

— Именно за этим я вас и созвал, — вздохнул председатель, — чтобы что-нибудь придумали. Есть какие-нибудь идеи?

Все замолчали. В тишине стало слышно, как на улице простучал запоздалый трамвай.

— Так есть какие-нибудь идеи?

Авторы народных сказок молчали.

Потом несмело кашлянул якут:

— Если уважаемое собрание позволит, я бы хотел внести предложение.

— Да конечно позволим! — воскликнул председатель. — Говорите скорее!

— А что если обратиться к опыту Ганса нашего Христиана, так сказать, Андерсена?

— В смысле? — англичанин развёл руками и посмотрел на окружающих. — Можете говорить конкретнее?

— Я хочу сказать, — якут снова откашлялся, — Я хочу сказать вот что — наши сказки ведь мы не сами придумали.

— Что значит не сами?! — возмутился поляк. — Моя «Золотая утка» плоть от плоти народная сказка!

— Ну да и я о том же, — кивнул якут. — Наши сказки выросли в народе, их рассказывало сразу много разных людей. И в какой-то момент возникли мы — авторы народных сказок, архетипичные личности.

— Послушайте, — перебил его председатель. — Гипотез о том, как именно мы появились много и эта лишь одна из них. Прошу заметить, что тема заседания у нас совсем другая. Что вы там говорили об Андерсене?

— Я сказал, что нам надо воспользоваться его опытом.

— Но как? — пожал плечами француз. — Ганс — ремесленник, он сказки придумывал.

— Вот именно! — якут аж залоснился от радости. — Нам надо, чтобы нас продолжали читать. И желательно взрослые. Что нужно сделать? Придумать сказки. Новые!

На мгновение повисла пауза. Потом зал взорвался:

— Так нельзя! Это попрание канонов! Как можно было такое подумать?! Ересь!!!

Якут пожал плечами и сел. Через минуту, когда собрание немного утихло, слово взял председатель:

— Господа, я понимаю ваше волнение. Но давайте немного успокоимся и обдумаем предложение коллеги.

— Да что тут думать! — выкрикнул испанец. — Ерунду предложил! Как мы можем придумать сюжеты сами?!

— Вообще-то, — подал голос белорус, — у меня есть один сюжет.

— Ну-ка, — повернулся к нему испанец, — что за он?

— Не нукай — не запряг, — отрезал белорус. — А сюжет такой: по небу летит что-то большое.

— Птица Рух? — перебил индиец.

— В том-то и дело — никто не знает, что это такое.

— А потом? — спросил англичанин.

— А потом оно падает у маленького провинциального городка и из этой штуки вываливаются маленькие зелёные человечки.

— Эльфы! — не выдержал ирландец.

— Ну, — поднял брови испанец, — а где сказка? Чушь!

— Погодите, — остановил его белорус. — Коллега сказал, что нам нужны сказки, в которые будут верить. Так?

— Так.

— Люди будут верить в эту историю. Они будут искать отгадку — что же это было, правда ли там были человечки.

— Погодите, погодите, — поднял руку финн. — Вы хотите сказать, что они будут писать книги, доказывая свои версии, снимать кино и так далее?

— Ну да, — улыбнулся белорус. — Именно так.

— А это дело, — швед хлопнул по столу ладонью. — У меня тоже есть история про озеро, в котором живёт чудовище с длинной шеей. Вот только названия ему не придумал.

— Назови его по имени озера, — глядя перед собой, произнёс индеец-навахо.

— Точно! — стол снова содрогнулся от удара шведа. — Спасибо, друг!

— А я тоже скажу! — поднялся китаец. — Представьте, что в Гималаях живёт большой волосатый человек…

— И что? — не понял поляк. — Где загадка?

— А загадка в том, что его никто не видел. Только следы и издалека и очень неясно.

— Интересно, — согласился поляк. — Хочется разгадывать. А ещё варианты есть у кого-нибудь?

Зал снова взорвался. Все стали наперебой предлагать сюжеты. Здесь были и большие ящеры в Африке, и летающие котлы, и большой город на Южном полюсе, и убийство президента в кабриолете, и монстр, высасывающий кровь из овец, и ещё много других сюжетов.

Сюжетов было столько, что некоторые не успевали записывать.

— Ну что ж, — поднялся, наконец, председатель, — кажется, мы нашли выход из кризиса. Осталось немного доработать наши идеи — например, я предлагаю летающие объекты представить не в виде котлов, а как блюда, — и запустить их в головы подходящих людей. Все согласны?

— Все, — дружно выдохнули авторы народных сказок и стали расходиться по книгам.

В зал библиотеки заструился свет восходящего солнца.

Фея для Золушки

Я остановился у подъезда, проверил диктофон, вопросы для интервью, и нажал кнопку домофона.

— Слушаю, — отозвался певучий женский голос.

— Добрый день, это Егор Удальцович, журнал «Восьмая нота». Мы договаривались…

— Да-да, — перебила женщина, — Входите. Девятый этаж.

За дверью раздался сигнал и я зашёл в подъезд, стряхнул густо облепивший одежду снег, постучал ботинками, чтобы не наследить в квартире.

Пока ехал в лифте, продолжал думать.

Мой сегодняшний визави — молодой рок-музыкант, Владимир Лис. Вроде бы талантливый. Коллеги несколько раз бывали на его концертах (именно на его — аккомпанирующий состав был из сессионных музыкантов, которые профессионально играли, что им скажут) и все до единого остались под большим впечатлением — шоу парень устраивал знатные. Да и пел хорошо.

И всё бы ничего, но вчера редактор приказал взять у этого Лиса интервью. Чего ради? Парень, может быть, и хорош, но ещё недостаточно известен, чтобы помещать его в раздел «Молодые да ранние». Группы и исполнители обычно попадали туда через год-два усиленной работы, а то и после первого альбома. С чего Лису такие преференции? А он уже и нос воротит — не желает встречаться где-нибудь в кафе. Мол, холодно очень. Вот и пришлось заехать к нему в Марьино. Тьфу.

Лифт остановился.

Я вышел, спрятал шапку, перчатки и шарф в рюкзак и позвонил.

Дверь открылась почти сразу.

— Заходите, — сказала хозяйка, молодая женщина с бездонными глазами и длинной, какой-то… ммм…старомодной, косой.

Я зашёл.

— Куртку можете повесить здесь, а обувь — вот сюда, — щебетала она.

Я повесил одежду и разулся. И не переставал любоваться женщиной — она была какой-то уютной, домашней. И очень красивой.

Впечатление портил лишь гипс, наложенный на безымянный палец и мизинец левой руки. Женщина держала её за спиной, и я не сразу заметил. А когда заметил, получилось очень неудобно — она перехватила сочувственный взгляд. Я смутился и поспешил отвести глаза.

— Не волнуйтесь, — жемчужно рассмеялась девушка, — это пустяки. Я вчера неудачно поскользнулась.

Я не нашёлся, что ответить и, кашлянув, спросил:

— А Владимир?

— Он в студии, — ласково улыбнулась она, — пишет что-то. Пойдёмте, я вас провожу.

Она пошла вперёд, я следом. Шли мы не долго — много ли нагуляешься в трёхкомнатной квартире? Я поймал себя не странном поведении — я шёл и восхищался походкой девушки. Ладно бы — на зад пялился или, там, на ноги. Так ведь нет — именно восхищался, тем, как она идёт. Будто порхает.

Влюбляюсь, что ли? А и хорошо бы. В такую — грех не влюбиться.

Увы, всё хорошее имеет гадкое свойство заканчиваться. Мы подошли к закрытой двери, и девушка постучала.

— Володя не любит, когда кто-то входит неожиданно, — пояснила она слегка виновато и, когда никто не ответил, постучала снова.

На это раз из-за двери донеслось: «Можно!».

Мы вошли.

Владимир Лис оказался молодым парнем лет двадцати двух, двадцати трёх. Высокий, худой — обычный юноша. Ни за что не скажешь, что гений. А поди ж ты — уже в «Молодых да ранних» нашего журнала. И ни одного ругательного отзыва журналистов. Сплошь восторги. Чудны дела твои, Господи.

Я представился. Лис поднялся, отставил в сторону гитару и пересел за невысокий столик, и жестом предложил мне сесть напротив.

Не поздоровавшись. Не протянув для рукопожатия руку.

Если бы не редактор, кровь из носу требовавший это интервью, я бы тут же развернулся и ушёл. Не люблю, когда такие вот молодые, мало кому известные, звёздочки раздуваются от чувства собственной важности и выпендриваются почём зря.

Но я стерпел. Присел, достал диктофон, вопросы.

— Маш, — обронил Лис, — сделай-ка нам кофе.

Я внутренне скривился. Как по-барски, словно она ему прислуживает. Может, всё-таки уйти? Нельзя интервью делать без уважения и интереса к собеседнику. Никак нельзя.

Но Маша — как ей подходило это имя, просто удивительно! — только улыбнулась Лису нежно, поинтересовалась моими вкусами и вышла.

Мы начали. Всё стандартно — сначала немного о себе, чтобы было из чего делать подводку, потом обычные вопросы про творческий путь, вдохновение, кого из мэтров считает своими учителями.

Владимир отвечал многословно, с обильными лирическими отступлениями. Временами брал гитару, показывал кусочки своих песен. Надо сказать, очень интересных песен. Эдакая помесь раннего Гребенщикова и позднего Леонидова, сдобренная истеричностью Ромы Зверя, помноженной на отвязность Хендрикса. Действительно, что-то было в его музыке, что-то необычное. Я бы сказал — не от мира сего. Может, зря я на парня окрысился? Просто натура у него сильно творческая, эгоцентричная, вот Лис и ведёт себя так.

Маша принесла кофе. Владимир поблагодарил, но опять вышло по-барски, словно официантке сказал. Я внутренне скривился, но продолжил интервью.

Свой неожиданный взлёт Лис прокомментировал коротко: «Фишка попёрла» и больше ничего не стал говорить на эту тему, как я не допытывался.

Правда, музыкант обмолвился, что раньше «до Маши» писал совсем другие песни, но «она стала моей музой».

В этом месте я едва не наехал, мол, что же тогда ты себя с ней так ведёшь?. Но сдержался. Всё-таки чужая семья — потёмки не меньше, чем чужая душа. Может, это он при посторонних стесняется проявлять тёплые чувства? Молодой ещё, не знает, как себя с любимой женщиной при мне держать. Короче, хоть и не сильно хочется, но понять можно.

Через полчаса мы закончили.

— Давайте договоримся так, — сказал я, собирая свои вещи, — я в расшифрую запись диктофона, приведу всё в божеский вид, потом, максимум через неделю, отправлю вам — на утверждение. А потом уже в печать. Договорились?

— Да, — сказал Владимир и взял гитару, — дорогу сами найдёте?

Начиная привыкать к его беспардонности, я только вздохнул, попрощался и вышел из студии.

В коридоре Маша протирала многочисленные фотографии Владимира в рамочках, висевшие по стенам. Из-за двери зазвучала музыка.

— Закончили? — солнечно улыбнулась женщина.

— Да.

— Может быть, пообедаете? — легко и совершенно искренне предложила она.

Мне очень захотелось остаться. Но это было неправильно, и я отказался. В качестве компенсации я оставил Маше свою визитку, в тайне надеясь, что у неё когда-нибудь найдётся ко мне какое-нибудь, пусть даже самое пустяковое, дело.

Я ещё немного потоптался в дверях, потом, сообразив, что выгляжу как подросток, который никак не может расстаться с девушкой, попрощался.

Дома я зашёл в свой живой журнал и написал: «Сегодня видел самую красивую женщину мира. Через что — счастлив исключительно».

И закрыл запись ото всех, включая друзей.

* * *

Несмотря на обещание сделать всё за неделю, я изготовил интервью за три дня. Стимул был сильнейший — я хотел опять увидеть Машу. А как это сделать без повода, я не придумал.

Я отправил получившийся текст Владимиру по электронной почте и почти тут же позвонил ему на домашний.

Трубку сняла Маша.

— Это Удальцович, — сказал я, поздоровавшись.

— Да, Егор, я узнала, — даже не видя её, я понял — она улыбнулась.

— Маша, я отправил Владимиру текст интервью. Вот, хочу убедиться, что всё дошло.

— Я сейчас проверю. Подождёте минутку?

— Конечно.

С минуту в трубке слышались шорохи и скрипы, потом раздался Машин голос:

— Да, всё дошло, спасибо.

Я в ответ тоже поблагодарил её и положил трубку. И выругался.

Чёрт! Я — журналист в третьем поколении! — не смог найти слов, чтобы ещё немного продлить общение с этой женщиной. Плохо, плохо, плохо!

Чтобы успокоится, я сделал крепкого чаю, щедро заправил его сахаром и уселся за компьютер, уныло разглядывая рыбок в мониторе.

Потом зашёл в живой журнал, нашёл сообщество психологов и начал писать сообщение: «Нужна консультация. Скажите пожалуйста, что делать, если мне нравится (очень сильно) женщина, живущая с другим мужчиной. Понимаю, что неправильно интересоваться ею, но никак не могу заставить себя забыть о ней. Что мне делать?».

Я перечитал запись, сделал большой глоток чаю, почесал затылок и закрыл окно браузера. Нет. Как-нибудь сам разберусь. Нечего полоскать Машу на весь интернет.

Сделав несколько глубоких вдохов-выдохов, я принялся за другую статью.

* * *

Новый повод увидеться с Машей представился через два дня. Владимир утвердил текст, и у моего редактора тоже не было вопросов. Осталось только добавить фотографии. Конечно, можно было попросить, чтобы их прислали по электронной почте, но тогда не было бы повода.

Я позвонил Лису домой и снова попал на Машу. Она согласилась выделить мне несколько снимков («Володи сегодня не будет, но, я уверена, он не будет против»). Сказала, что я могу заехать за ними хоть сегодня.

Так я и сделал.

Дверь открыла Маша. Она почему-то была в тёмной бейсболке, натянутой почти до самых бровей. Я удивился, но виду не подал. И только потом, когда женщина посторонилась, пропуская меня в квартиру, увидел, что она постриглась почти под ноль.

— Разувайтесь и проходите, пожалуйста, на кухню, а я принесу фотографии, чтобы вы могли выбрать, — её голос звучал вроде бы как всегда, но что-то в нём было не то. Словно Маша болела ангиной.

Я прошёл на кухню и присел за стол, разглядывая обстановку. Мебель была старой, ещё советской. Видимо, Владимир, ещё не заработал на ремонт кухни. Эта мысль неожиданно порадовала меня. Тут же подумалось: «Если бы Маша была моей женой, я бы в лепёшку расшибся, но сделал бы её приличную кухню».

В кармане запиликал мобильник. Я вытянул его — на экране хмурился редактор.

— Да?

— Егор, новость, — наш редактор не любил долгие разговоры по сотовому, — интервью с Лисом переносится на следующий месяц, так что можешь не торопиться со сдачей.

— Ясно, — сказал я, пожав плечами — А с чем это связано?

— Нашлись более важные материалы, — усмехнулся редактор, — более настойчивые. Понимаешь?

— Понимаю, — мы нередко печатали заказные материалы — музыкантов хватает, всем хочется пробиться в звёзды. — Это всё?

— Да, всё. Отбой.

Я сунул трубку обратно в карман, и в этот момент на кухню вошла Маша, неся ворох альбомов, конвертов и просто отдельных снимков.

Я вскочил и снял часть, чтобы ей было удобнее класть ношу на стол. Она благодарно улыбнулась, я расплылся в ответной улыбке. А потом заметил, что глаза у Маши — красные и припухшие. Словно она всю ночь плакала. Я сдержал рвущийся вопрос и, положив фотографии на стол, сел обратно.

— Чаю?

— Да, с удовольствием, — ответил я рассеяно, занятый размышлениями о том, связаны ли остриженные волосы Маши с красными глазами и сипловатым голосом. Неужели Владимир, сукин сын, заставил её постричься? Но чем ему не угодила её коса? Хотя можно не удивляться — он, судя по тому, что я видел, вообще Машу в грош не ставит.

— Сегодня Володенька был в утренней передаче на Первом, — сказала Маша через плечо, занятая чаем. — Видели?

— Нет, — сказал я и, увидев, что Маша тянется разбирать фотографии, добавил. — Не стоит торопиться. Только что звонил мой редактор — интервью выйдет в следующем номере.

— Как? — Маша подняла на меня странно заблестевшие глаза. — Как это — в следующем?

— Понимаете, — начал я, — не все начинающие музыканты такие талантливые, как Владимир. Многим помогают деньги…

Маша кинула быстрый взгляд на свой гипс и спросила:

— А можно что-нибудь сделать, чтобы интервью вышло всё-таки в этом номере? Володенька очень хотел…

— Я очень хочу вам помочь, но — правда! — я ничего не могу сделать. Это совершенно от меня не зависит.

— Понимаю, — Маша поджала губы. — Тогда, может быть, вы знаете, сколько стоила публикация тому, кого взяли на место Володи?

Я хотел сказать, что не знаю, но этой женщине я не мог соврать. Поэтому сказал правду.

Услышав цену, Маша охнула и с минуту сидела, ломая пальцы. Я пытался ей объяснить, что ничего страшного не произошло, что месяц — это сущий пустяк, что так даже лучше, потому что слишком много информационного шума про человека это плохо. Но она меня не слушала. Смотрела в окно, и думала о чём-то своём.

— Ну что ж, — сказала она наконец, — деньги есть деньги. Тут уж ничего не попишешь. Вы, Егор, выбирайте пока фотографии — не зря ведь ехали. А я пока обедом займусь.

Я кинул и, хоть на душе было погано, принялся сортировать фотографии: что совсем не подходит, что подходит, что нужно обдумать. Время от времени я украдкой поглядывал на Машу, хлопотавшую у плиты. Она двигалась мягко, плавно, словно плыла. В один момент я залюбовался так, что едва не попался. Она резко повернулась, и я чуть успел сделать вид, что смотрю не просто так:

— Можно ещё чаю?

Маша прищурилась, улыбнулась — видно, всё-таки поняла что-то — и налила мне ещё чая.

Потом она достала из ящика с кухонными принадлежностями молоток для отбивных и принялась ожесточённо колотить мясо. Походило на то, что на месте мяса она представляла того, кто пролез в журнал на место Лиса.

Я понимающе кинул сам себе и вернулся к фотографиям.

Буквально через минуту Маша вскрикнула и стала оседать. Я вскочил, сбросив часть фотографий на пол, и бросился к женщине. Она привалилась к шкафчикам под мойкой и шипела сквозь зубы, обхватив правой рукой пальцы левой. Белый гипс покраснел, по локтю бежала струйка крови.

— У вас есть лёд?

Маша кинула на холодильник. Я распахнул дверь и сразу увидел целую коробочку, доверху заполненную кубиками. Я схватил её и, вернувшись к Маше, почти силком заставил её положить раненую руку в лёд. Он тут же налился красным и стал таять.

— Нужен йод и бинты.

Она мотнула головой, указывая куда-то вверх. Я обнаружил аптечку почти сразу — во втором шкафчике над мойкой. Откупорив склянку йода, я щедро залил им раненую руку Маши, успев мимоходом заметить, что кровь струится из распухшего и сплюснутого указательного пальца, по которому Маша, видимо промахнувшись, попала молотком.

— Сейчас вызову «скорую».

— Не стоит, — кривясь от боли, прошептала Маша пересохшими губами. — На зеркале в прихожей есть номер. Это мой врач, позвоните ему.

Я метнулся в прихожую и позвонил со своего мобильника. Мне ответили почти сразу.

— Добрый день, Пётр, — прочитал я имя врача на бумажке. — Мне нужна ваша помощь. Маша повредила руку…

— Опять?! — перебил меня доктор. — Сейчас-то зачем?

— В смысле «зачем?», — опешил я. — Она мясо отбивала, и промахнулась…

— Ладно, не важно, — врач опять не дослушал. — Что вы сделали с рукой?

— Уложили в лёд и обработали рану льдом.

— Молодцы. Ждите, я буду через десять минут.

Я вернулся на кухню.

Маша сидела на прежнем месте, по ещё щекам катились слёзы. Но — странное дело! — она улыбалась.

— Всё хорошо, — сказала она, — Спасибо вам за помощь.

В кармане запиликал мобильник. Я достал его — на экране опять хмурился редактор.

— Слушаю.

— Вот что, Егор. Заказчик передумал, поэтому интервью Лиса выйдет в этом номере. Так что давай — срочно вези фотографии. Чтобы они до завтрашнего вечера были в редакции. Понял?

— Да.

— Тогда отбой.

Я спрятал мобильник и глянул на Машу. Она улыбалась ещё шире. И ещё счастливее.

— Вы слышали? — спросил я её.

— Не всё, — сипло ответила она. — Но главное, кажется, слышала.

— Вы мужественная женщина. Другая бы на вашем месте в обморок упала, а вы ещё успеваете о своём мужчине думать, — я старался, чтобы она не услышала в моём голосе жгучую зависть к Лису.

— Это нормально для русской женщины, — улыбнулась она. — Разве нет?

— Да, наверное, — рассеянно согласился я. — Может быть, за столом вам будет удобнее.

Я помог ей пересесть за стол, растворил в воде две таблетке «Солпадеина» и сел напротив. Маша выпила болеутоляющее и, откинувшись на спинку мягкого уголка, прикрыла глаза.

Я же, ничуть не скрываясь, любовался ей. Даже сейчас она была невероятно красива.

Через пять минут в дверь позвонили. Я открыл. На пороге стоял взъерошенный мужчина, очень похожий на Машу.

— Где она? — пролаял он.

— На кухне.

Он бесцеремонно отодвинул меня в сторону и прошёл, не разуваясь, к Маше. Я последовал за ним.

— Машка, блин, сколько можно?! — ругался он, осматривая рану женщины. — Это уже которая травма за последний месяц?

— Первая, — слабо улыбаясь, ответила она. — За этот месяц — первая.

— Не важно, — Пётр дёрнул плечом и выругался, разглядев, наконец, что стало с пальцем Маши. — Важно, что за последний год я уже и не помню какая. Столько можно? Ну?

— Ты же знаешь, Петя, так надо.

— Надо?.. — взвился он и тут же осёкся, увидев, что я стою в дверях. — Это кто?

— Журналист. Он пришёл за фотографиями.

— Понятно, — кинул Пётр и повернулся ко мне. — Вот что, друг, спасибо тебе большое за помощь и всё такое. Теперь бери, за чем пришёл, и до свидания.

— Петя, — укоризненно протянула Маша. — Не надо.

— Не учи меня, — огрызнулся он. — Это не я глупостями занимаюсь. Давай, друг, поторапливайся — мне нужно вести сестру в больницу.

Я быстро подхватил отобранные фотографии, буркнул Маше «поправляйтесь» и вышел в прихожую. Пока я обувался, Петр молчал, только изредка ругался в полголоса. Я вышел, прикрыл за собой дверь и пошёл вниз пешком — не хотел занимать лифт, чтобы Петру не пришлось долго ждать. Он хоть и вёл себя по-хамски, но его можно понять — всё-таки не каждый день сестра такую травму получает. Или каждый? Если судить по их разговору, получается, что Маша достаточно часто травмируется, причём по своей воле. Но зачем?

Эта мысль терзала меня до вечера и только несколько бутылок пива помогли мне успокоиться и уснуть.

* * *

Я несколько дней пытался дозвониться до Маши, но домашний телефон Лиса не отвечал, а сотового я не знал. Потом навались дела, и стало не до того. Я ещё несколько раз звонил, но трубку никто не брал. Самому Владимиру я звонить не решался.

Интервью Лиса вышло, и очень удачно — в письмах читатели просили рассказать побольше о «таком интересном человеке и талантливом музыканте». Редактор приказал мне снова встретиться с ним и сделать ещё один материал на этот раз какой-нибудь репортаж с концерта.

Я позвонил Владимиру на сотовый (благо имелся предлог), но трубку взяла Маша.

Её голос звучал так же сочно и ласково, как раньше. Узнав, какое у меня дело к Владимиру, она огорчилась, сказав, что только вчера Лис уехал в мини-турне по клубам Киева и «вёрнется недели через две». А потом предложила встретиться. Сама.

Разумеется, я согласился. Разве могло быть по-другому?

Мы встретились в «Кофе Хауз» на Тверской. Маша выглядела очень счастливой. Её волосы немного отрасли и такая короткая, задиристая, причёска ей очень шла.

Несмотря на тёплый март, она не сняла перчатки. Я не сказал не слова. Кажется, она была благодарна за это.

По дороге на встречу, я всё думал, что же сказать, как же начать, и стоит ли показывать Маше, насколько она мне интересна. Но всё пошло совсем не так, как я ожидал.

— Я позвала вас по делу, — взяла Маша быка за рога, даже не сделав заказ. — Вы, наверное, удивлены, но мне нужно вам кое-что объяснить, чтобы вы поняли всё правильно.

— О чём вы?

— О словах моего брата. Я видела, что вы их услышали и теперь я хочу, чтобы вы поняли их правильно.

К нам подошла официантка. Я заказал первое, что увидел в меню. Маша тоже не утруждала себя долгим выбором. Официантка приняла заказ и ушла, а Маша продолжила.

— Думаю, вы поняли Петю неправильно. Я действительно умышленно причиняю себе вред, но это вовсе не мазохизм или ещё что-то в этом роде. Понимаете?

— Смутно, — признался я.

— Ладно, — вздохнула она. — Похоже придётся рассказать всё как есть.

Маша замолчала, глядя на Тверскую с бесконечным потом машин. Я не торопил её.

Нам принесли заказ. Маша молчала. Я тоже.

Наконец она тряхнула головой и начала говорить:

— Вы согласны, что Володя появился совершенно неожиданно и очень быстро получает известность?

— Это да, — я отпил кофе. — Как говорит мой коллега, «в этом смысле Земфира по сравнению с ним — мелочь, пшик».

— Да, — с тихой гордостью согласилась Маша, — это правда. Его ещё называют «Золушкой от рока». Володенька злится, но это правда.

— Угу, — пока я не понимал, к чему она клонит.

— Вы помните сказку про Золушку?

— Конечно.

— А вы когда-нибудь задумывались, почему фея помогла ей? — спросила Маша. И тут же, не дав мне ответить, спросила ещё, — И чего ей это стоило?

— На какой из вопросов отвечать?

— На оба.

Я пожал плечами:

— Наверное, она любила Золошку. И вряд ли ей все эти волшебные чудеса чего-то стоили — всё-таки она фея.

— Насчёт любила — это правда. А вот насчёт стоимости чуда…., — она бросила взгляд на свои руки в перчатках, — Володя действительно Золушка. И я — его фея. Своим взлётом он обязан мне.

— Каким образом? — я уже начал что-то подозревать, но что именно — и сам не понимал.

Маша глубоко вдохнула и выпалила:

— Когда плохо мне, ему становится хорошо!

— Как это? — я правда не понял.

— Очень просто, — она грустно улыбнулась. — Если мне больно, плохо, грустно, то ему сразу начинает везти. Например, же снятый материал тут же ставят в номер.

— Это совпадение, — не знаю почему, но я не хотел ей верить.

— Вы думаете? — она вскинула брови. — Когда я сломала себе мизинец, ваш журнал решил сделать с ним материал. «Б-2» стоил мне безымянного пальца. Эфир на Первом — косы, которую я растила с первого класса.

Я сглотнул, отпил кофе и промолчал.

— Вы, кажется, не верите мне.

Я замялся, но Маша смотрела так пристально и настойчиво, что я сказал правду:

— Это всё слишком фантастично, чтобы я поверил.

— Понимаю, — кивнула она и грустно улыбнулась. — Найдите мне сигарету.

Я сходил к барной стойке, купил «Vouge» и зажигалку и вернулся к Маше. Она раскупорила пачку, достала одну сигарету и неглубоко затянулась. Потом откинула рукав кофточки, улыбнулась мне и воткнула дымящуюся палочку себе в запястье.

Я рванулся и выбил сигарету из её рук.

— Вы что?!

— Мне очень важно, чтобы вы поверили, — её голос дрожал, но говорила она спокойно, словно рана не болела. — И не распускайте руки, а помогите мне. Там в сумочке йод и пластырь. Вы справитесь?

Пришлось.

Когда я закончил и убрал всё обратно в сумочку, раздался звонок:

— Егорий, привет. Это Юра Гинзбург из «Роллинг Стоунз». Тебе удобно говорить?

— Да, — автоматически ответил я.

— Слушай, у нас тут главред решил сделать интервью номера с Лисом, ну этим, музыкантом. Может у тебя есть его телефон?

— Есть, — всё так же на автопилоте ответил я. — Сегодня сброшу тебе смс-ку.

— Хорошо, спасибо! — обрадовался Гинзбург. — Сам-то как?

— Позже поговорим, — я, наконец пришёл в себя. — Пока.

Я нажал кнопку «отбой» и посмотрел на Машу. Её лицо побелело, но она улыбалась. Я при всё желании я не смог найти в улыбке боли или сожаления. Кажется, она была счастлива. Как тогда на кухне.

— Это не может быть случайностью, — сказала она.

— Зачем вы это делаете? — во мне поднималась злоба. — Зачем истязаете себя? Я не понимаю!

— Это потому что вы — мужчина, — тихо сказала Маша. — Будь вы женщиной, для вас в моих поступках не было бы ничего удивительного. Вы бы поступали так же.

— Вы про то, что русские женщины, дескать, ждут, терпят, надеются и верят? Мол, таков их крест и нет существа преданнее, чем русская женщина? Вы про это?!

— Успокойтесь, Егор. Истерика вам не к лицу, — она коснулась моих рук, сжатых в кулаки. — Я понимаю, что вы и злитесь, и ревнуете, и обижены. Наверное, на вашем месте я бы чувствовала тоже самое.

Я опять промолчал.

— Да, я люблю его, и счастлива, что могу помочь ему осуществить свою мечту.

Я отвернулся и смотрел на Тверскую.

— Он детдомовский, — продолжала Маша, — я встретила его на Курском вокзале. Он пел в переходе — грязный, в порванной одежде. Я не могла пройти мимо.

Я молчал.

— Он заслужил это. Он детдоме голодал, его постоянно били, а мне родители купили трёхкомнатную квартиру. Он болел и играл на плохонькой гитаре, а я каталась по заграницам.

— Мне он рассказывал совсем другую историю, — буркнул я.

— Это миф, который мы придумали вместе. Так больше подходит для рок-звезды.

— Послушайте, Маша, — я не выдержал, — но ведь вы не должны чувствовать себя виноватой из-за того, что вам в жизни повезло больше чем ему. Это же глупо!

— Я и не чувствую себя виноватой, — мягко ответила она. — Я помогаю любимому мужчине добиться успеха и поэтому чувствую себя счастливой. Ну, кроме тех моментов, когда делаю себе больно.

Я выругался сквозь зубы. Маша сделала вид, что не услышала.

Она поднялась, надела курточку и сказала:

— Я сказала всё, что хотела. Мне просто важно, чтобы вы понимали меня правильно. И всё.

— Я понимаю вас. Вот только не знаю, насколько это правильно.

— Не важно, — она снова улыбнулась. — Думаю, нам не стоит больше видеться. Договорились?

— Да, — я смотрел перед собой.

— Хорошо. Прощайте.

— Береги себя, пожалуйста, — я сказал это тихо, но она, хоть и отошла достаточно далеко, услышала.

Остановилась, повернулась и сказала через весь зал.

— Я постараюсь, но обещать не могу.

И ушла.

А я ещё долго сидел над остывшим кофе и просто смотрел перед собой.

* * *

Через год Владимир Лис получил «платиновую пластинку» за то, что продал большее полумиллиона тысяч копий своего дебютного альбома.

Узнав об этом, я напился, и хотел набить ему морду. Не дошёл. Не набил.

Ещё через год он стал первым русским музыкантом, получившим «Грэмми».

В этот раз я напился ещё сильнее.

Когда спустя полгода в новостях сообщили, что его жена, Мария Лис, покончила с собой, я тут же выключил телевизор и, взяв отпуск на три недели, уехал к другу на Соловки, чтобы не знать, какая же удача привалила Лису на этот раз.

А там, на Соловках, я только и делал, что просто сидел и смотрел перед собой.

Будущее, которого не ждут

Умереть за Родину

До отпуска оставалось всего два дня. Чемоданы уложены, билеты куплены, номера забронированы. Канарейку, как всегда, сдали на хранение бабушке.

Вот тогда-то всё и началось.

Отец пришёл со службы неожиданно рано — около десяти. Я только-только встал и завтракал на кухне, глядя «Футураму» по мультивизору. Отец прошёл, не разуваясь, на кухню, сел на табурет, положил тяжёлые кулаки на столешницу. Молчал. Смотрел перед собой угрюмым, мрачным взглядом.

Я от этого взгляда чуть не подавился, поэтому отодвинул тарелку с яишницей и спросил:

— Что случилось, папа? Что-то с бабушкой?

Он встрепенулся:

— А что с Мариеей Владимировной?

— Ну, ты же вчера говорил, что ей не здоровится. Может…

— Нет, — перебил он меня, — с ней всё в порядке.

Он снова замолчал. А я не знал, что и как спросить. Папа с трудом поднялся, достал из бара на стенке бутылку водки и плеснул в кружку. Выпил одним махом и даже не поморщился. Потом повернулся ко мне и сказал:

— Война, сын. Вот что случилось. Включи новости.

И пошёл в спальню.

Я схватил пульт и переключил мультивизор на ТВ. На «Первом канале» шли новости. Ведущая Марина Агапова сидела, напряжённо выпрямившись, и зачитывала с бумаги. Через секунду появился звук:

— … войны посол Петер Йохансон сделал сегодня в восемь утра по столичному времени. Он передал официальную ноту министру иностранных дел Виктору Приходько. Причиной войны названо необоснованное с точки зрения Евросоюза повышение цены на энергоносители. Нашей стране был выдвинут ультиматум: снижение цены на треть в этом году и ещё на четверть — в следующем. И в дальнейшем Евросоюз настаивает на том, что именно он будет регулировать цену на наши энергоносители. Президент назвал это требование неприемлемым. В прямом обращении к народу, он заверил граждан, что не уступит наглым захватчикам. «Наша армия как никогда сильна и мы дадим отпор врагу, так же, как делали это наши предки», — сказал президент. Напоминаю, что за прошедшие два часа военный взаимозачёт выглядит так: двести солдат Евросоюза и триста наших воинов. Плюс четыре с половиной сотни мирных жителей. Министр обороны выразил надежду, что потери с нашей стороны заставят противника одуматься и прекратить конфликт: «Возможно, они поймут, что наш народ готов защищать свою страну до последнего человека и не испугается никаких жертв, лишь бы отстоять свою свободу. Думаю, через несколько дней мы сможем сесть за стол переговоров».

Буквально через полчаса после его выступления у военкоматов стали появляться добровольцы, желающие вступить в армию. Они требуют отправки к пунктам взаимозачёта. Многие несут государственные флаги. Военные пока отправляют добровольцев по домам, так как предполагают, что конфликт будет быстротечным и армия обойдётся своими силами. В военкомате Северо-западного округа столицы побывал наш корреспондент, Никита Арбатов. Передаю ему слово…

Я убивал звук, потому что вошёл отец. Он был в парадной форме и держал в руке чемодан.

— Слышал?

— Слышал.

— Тогда собирайся. Нашу часть переводят на казарменное положение. Возможно…, — он запнулся и снова посмотрел на водку, которую так и не убрал в бар.

— Что «возможно»?

Отец оторвал взгляд от бутылки и сказал хрипло:

— Ходят слухи, что нас могут перебросить к зачётнику. Если война не закончится в ближайшее время.

— Правда? — вскочил я. — Вот здорово! Всегда об этом мечтал!

Отец посмотрел как-то странно и, резко повернувшись, вышел из кухни. Я услышал, как он открыл сейф, где хранил мамины драгоценности и какие-то свои документы. Потом зажужжали замки чемодана, и отец вернулся на кухню.

— Что-то забыл?

— Да, решил взять кое-что, — голос у отца был холодный и сухой. Точно такой же, как четыре года назад, когда маму насмерть сбила машина, и он приехал забирать меня из летнего лагеря. Мне тогда только-только двенадцать исполнилось.

— Что-то мамино?

— А? Да-да, мамино…, — отец странно кашлянул и, как будто уводя разговор в сторону, спросил. — Сумку сложил?

— Ага, только зубную щётку не взял.

— Хорошо. Возьми — и идём.

Я закинул в сумку туалетные принадлежности, пару дисков, которые купил накануне, и натянул кроссовки.

— Я готов.

— Тогда пошли.

Отец окинул взглядом квартиру, задержавшись на большой фотографии мамы, висевшей в зале, но видной даже из прихожей. Этот снимок папа сделал за день до гибели мамы. Они отдыхали на Гавайях, как всегда. Каждый год они отправляли меня в летний лагерь и летели вдвоём на Гавайи. Это был вроде как медовый месяц. Вот только тогда он закончился на четвёртый день — пьяный водила сбил маму на глазах у папы. Отец сделал портрет после сорока дней и специально его так повесил. Чтобы видеть маму, приходя домой. «Как будто встречает», говорил он.

— Ну, может и вернёмся, — прошептал он так тихо, что я едва расслышал. Расслышал и понял — он сказал это для себя. И для маминого портрета.

— Давай, сын, — сказал он громко и бодро, — поехали. К часу нужно быть в части.

В машине отец включил радио «Классика ФМ» и стал рассказывать несмешные анекдоты. Я для вида смеялся, но видел, что папа думает о чём-то своём.

Мы неожиданно остановились. Я чуть не стукнулся о лобовое стекло, потому что, как всегда, не пристегнулся. Отец, не говоря ни слова, вышел из машины и направился к банкомату. Через пару минут папа вернулся, запихивая в бумажник толстенную пачку тысячных купюр.

— На всякий случай, — сказал отец, перехватив мой изумлённый взгляд.

— Какой случай?

Папа не ответил. И музыку выключил. До самой части мы ехали молча, при этом отец держал себя так, словно меня рядом не было. Только уже подъезжая к части, отец вполголоса произнёс:

— Ну и хрен с ним, звёзды всегда можно срезать.

* * *

В части мы поселились в отдельном двухместном номере — отцу, как офицеру, полагается по званию. Если бы он был не майором, а хотя бы подполковником, то нам бы дали номер с джакузи. Но и так не плохо — мультивизор, кондиционер, ионизатор воздуха, ванная с круговым душем и мини-сауной. Ну и интерьер соответствующий. Не в каждом отеле можно найти такой номер. В армии же все жилые помещения были сделаны по высшему разряду. Минимум — три звезды, если сравнивать с гостиницами. А ещё во дворе каждой части — открытый бассейн. И закрытый, для холодного времени суток. Не мудрено, что многие так стремятся в армию. В последнее время — сам слышал в новостях — устраивают конкурсные отборы, как при поступлении в университет.

Отец кинул сумки на кровать и ушёл в душ. А я сразу же включил телевизор.

На «Первом» по-прежнему шли новости. Агапову сменил другой ведущий — Юрий Симонов. Он выглядел гораздо бодрее своей предшественницы и уверенно читал текст:

— …теперь на каждом пункте взаимозачёта в нашей стране есть комиссия наблюдателей из ООН. Их задача — следить за тем, чтобы взаимозачёт шёл честно. Точно такие же комиссии заняли свои места на пунктах противника. Многонациональный состав комиссий, куда включены представители разных государств, гарантируют непредвзятое, беспристрастное и объективное наблюдение за процессом взаимозачёта. Наш корреспондент Аркадий Волков пообщался с главой комиссии ООН по нашей стране…

Это было неинтересно, и я переключил на другой канал:

— Мы наблюдаем за отправкой Кантемировской дивизии к пункту взаимозачёта. Приказ поступил всего час назад, но дивизия уже пришла в движение. Один полк отбыл, сейчас заканчивается погрузка второго. Провожать бойцов пришли сотни людей.

На экране появились молодые парни, которые сидели в открытых кузовах грузовиков и весело улыбались. Им бросали цветы, девушки старались дотянуться, чтобы поцеловать. Солдаты хохотали и свешивались с бортов, подставляя губы.

— Как вы можете видеть, — продолжал рассказывать невидимый журналист, — бойцы полны энтузиазма и с радостью готовы отдать свои жизни за свободу нашей Родины. Почти все их них ещё не женаты, поэтому вместе с ними на пункты взаимозачёта отправятся их родители и браться с сёстрами. Они грузятся в поезд в километре отсюда. Разумеется, на пункте взаимозачёта, они встретятся. Нам удалось поговорить с родителями одного из солдат. Они ещё не отправились, но ждут своей очереди с нетерпением.

В кадре появился седоватый мужчина, держащий под руку немолодую женщину. Рядом с ними стоял, широко улыбаясь, парень с нашивками сержанта.

— Мы гордимся тем, что наш сын — солдат! — срывающимся от волнения голосом произнёс мужчина. — И очень рады, что сможем быть с ним рядом, когда он будет отдавать свой долг стране. Это ведь прекрасно — умереть за Родину! Правда, дорогая?

Женщина молча кивнула. В глазах её стояли слёзы, но она нашла силы улыбнуться. Сына камера не показала.

Шум голосов и моторов перекрыла мелодия «Прощание славянки», которую заиграл военный духовой оркестр. Машины тронулись. Люди бежали за ними, кидали солдатам оставшиеся букеты, что-то кричали. В ответ с грузовиков махали руками и смеялись.

Я позавидовал им. Если мы отправимся к зачётнику, то меня вот так по ТВ не покажут — я поеду на поезде, как член семьи военного. Чтобы ехать на грузовике, нужно быть солдатом. А что, если…

Вошёл отец.

— Папа! — подскочил я к нему. — Папа! Я хочу тебе кое-что сказать!

Отец присел и повернулся ко мне:

— Я тебя слушаю.

— Пап, а как ты смотришь на то, чтобы я тоже стал солдатом? Как ты!

Отец сощурился, с шумом втянул воздух:

— Зачем?

— Ну, понимаешь, — слова не находились. Сложно вот так сразу взять и объяснить это желаниё. Просто я знал, что это будет правильно, — Понимаешь, если нашу часть вдруг отправят в зачётник…

— То тебя отправят следом, вместе с остальными, — перебил меня отец, едва сдерживая раздражение. — Я не хочу разговаривать на эту тему. Кроме того, тебя не возьмут из-за возраста.

— Но ты сам рассказывал, как мой прадед пошёл на фронт, когда ему исполнилось шестнадцать. Чем я хуже него?

Отец резко вскочил и шагнул ко мне, я инстинктивно отшатнулся. Он замер, потом торопливо сел обратно.

— Тогда было другое время, — его голос звучал глухо, он словно выдавливал из себя слова, — немцы рвались к Москве, и их нужно было остановить любой ценой. Сейчас всё не так. Совсем не так…

Глядя на грустное, можно даже сказать скорбное, лицо отца, я вдруг понял, почему хочу стать солдатом.

— Пап, — я подошёл к отцу, — я просто хочу быть рядом с тобой. Когда нас повезут туда, я хочу быть рядом.

Отец поднял голову, и мне показалось, что он готов заплакать. По крайней мере, его глаза странно блестели. Не уверен, возможно, просто почудилось — ведь отец не плакал, даже когда умерла мама.

— Спасибо, сынок, — сказал он тихо и крепко сжал мою руку, — кроме тебя у меня никого не осталось.

Захотелось обнять его, что бы он понял, как я люблю его, но отец не признавал таких нежностей. Поэтому я просто ответил на его пожатие.

Какое-то время мы молчали. Потом отец отпустил мою руку и поднялся.

— Давай поговорим о твоём желании позже. Может, нас никуда не отправят. Идёт?

Я кивнул. Может и правда, к чему торопиться? Всё же отец лучше знает, что и как надо делать.

— Вот и хорошо. — Отец посветлел. — Мне нужно идти — служба. В шесть часов будет общий ужин, а до этого времени, думаю, ты найдёшь, чем себя занять.

Он надел фуражку и сказал:

— Если ты голоден, то можешь сходить на кухню. Скажешь, что мой сын. Тебе обязательно что-нибудь дадут.

— Да не хочется пока.

— Понимаю. Если что, ищи меня в штабе. Только по пустякам не дёргай, хорошо?

— Да ладно тебе, пап, я ж не маленький, всё понимаю.

— Молодец. — Отец улыбнулся. — Тогда до вечера. Пока, сын.

— Пока, пап.

Отец вышел. Я собирался снова включить мультивизор, но ноги сами собой вынесли на балкон. Внизу, на крыльце, появился отец, и, не поднимая головы, зашагал прочь. Очень быстро я потерял его из виду.

Сегодня в части было непривычно много народу. Обычно здесь одновременно размещалось не более сотни военных, в основном ефрейторы и сержанты. Иногда — офицеры, которые не хотели тратиться на жильё в городе.

Теперь же по дорожкам, покрытым фигурной тротуарной плиткой, туда-сюда сновали толпы народу. И военные среди них встречались не так уж часто. Зеленоватый цвет кителей почти терялся за разноцветными одеждами гражданских — членов семей военных.

А люди всё пребывали. Приезжали на специально выделенных армейских автобусах, на автомобилях.

Надо сказать, что зрелище было потрясающее — кругом люди, люди, люди. И все — такие счастливые, праздничные! И ведь совсем не факт, что нашу часть отправят к зачётнику, а они всё равно радуются. И от их улыбок мне тоже очень хорошо стало. Захотелось общения, встреч, разговоров и смеха. Я накинул куртку и выбежал на улицу.

* * *

Чтобы разместить всех прибывших в часть, ужин устроили в спортзале, поставив столы буквой «П». Я сел с новыми знакомыми — симпатичной брюнеткой Ниной и её братом Витей. Они прибыли в часть незадолго до нас, их папа служил заместителем по воспитательной части. Мы сидели отдельно от родителей, среди других гражданских, потому что даже в таких случаях военным полагалось есть отдельно.

Отец вошёл, отыскал меня взглядом и кивнул. Я помахал ему рукой и принялся за еду. В военных частях всегда кормили отменно, но на этот раз повара превзошли сами себя. Они сделали ужин в традициях русской кухни: уха и щи, блинчики с разнообразнейшей начинкой, бефстроганов с гарниром из гречки, расстегаи, морсы. Я проголодался, поэтому ел быстро и с аппетитом, изредка отвлекаясь, чтобы перебросится парой слов с Ниной и Витей.

Перейдя ко второму, я заметил, что к командиру части, полковнику Борисову, который сидел за средним столом, подбежал усатый капитан и протянул бумагу. Пока Борисов читал, на его лице последовательно сменилось раздражение, удивление и что-то среднее между радостью и спокойствием. Закончив чтение, полковник поправил китель, проверил, застёгнута ли пуговица на воротнике и резко встал.

Его заметили, и постепенно лёгкий шумок, висевший в зале, стал стихать. Полковник дождался полной тишины, откашлялся и начал, слегка волнуясь:

— Товарищи офицеры! Уважаемые члены их семей — матери, отцы, жёны и дети! Мне выпала честь сообщить, что пришла наша очередь.

Он сделал паузу и провёл взглядом по притихшим людям. На их лицах он мог прочитать только то же, что и я, — спокойствие и воодушевление.

— Только что пришёл приказ из штаба, — продолжал Борисов окрепшим голосом, — завтра нашу часть перебрасывают к зачётнику. Погрузка начнётся в восемь ноль-ноль. Нам с вами, друзья, досталась участь нелёгкая и почётная. Мы все и всегда готовились к этому моменту. И, тем не менее, сложно встретить такой приказ спокойно. Мы, солдаты, давали клятву защищать Родину ценой своей жизни. Вы, наши близкие, хоть и не давали такой клятвы, но всегда рядом с нами, тем более в такие минуты. Для гражданина и патриота нет ничего более почётного, чем отдать свою жизнь за счастье и свободу своей страны. Когда-то кто-то сказал: «Не спрашивать, что Родина может сделать для тебя. Спроси, что ты можешь сделать для неё». Наша Родина сделала для нас всё что могла и даже больше. Теперь пришло время отдать ей наш сыновний долг.

Полковник перевёл дух и взял стакан:

— Пусть здесь всего лишь морс. Это не важно. Когда пьёшь за свою страну, важна только искренность. Я хочу поднять этот стакан за нашу страну, за нашу Родину. За её процветание и счастливое будущее. За Родину!

В этот момент из громкоговорителей рванулся гимн, и все мы, как один, вскочили и, подхватив стаканы да кружки, замерли. От звуков нашего гимна у меня всегда по спине пробегали мурашки. А сегодня просто всё тело, всё моё существо охватил невероятный, восхитительный трепет. Хоть у меня и нет голоса, я всё равно пел, и казалось, что лучше петь никто не может. И невозможно описать восторг и счастье от того, что рядом стоит с полтысячи твоих соотечественников и вдохновенно поют гимн твоей страны.

Взглядом я отыскал отца. Он стоял и пел, как и прочие, но на его лице не было радости, а губы двигались совсем не так, как у остальных. Он не пел, а шептал совсем другой текст. Непонятно какой именно, но точно — не слова гимна. Поведение отца поразило меня на столько, что я замолчал и опустил стакан. Но, перехватив удивлённый взгляд Вити, спохватился и продолжил петь. Чисто машинально, не задумываясь над текстом.

Меня беспокоило поведение отца. Он всегда учил любить нашу страну, и невозможно было представить, что мой отец, кадровый офицер, потомственный военный, удостоенный нескольких наград, мог в такой момент не петь гимн своей страны. Страны, которой он присягал. Это просто невозможно! Легче поверить, что Солнце и Луна поменялись местами.

Гимн закончился, и это прервало мои размышления. Полковник отпил из стакана и сел. Его примеру последовали все остальные. Спустя пару минут, переговорив с несколькими офицерами, полковник поднялся и, напомнив всем о времени начала погрузки, удалился. Мой отец последовал за ним.

Я спешно доел, на скорую руку попрощался с Ниной и Витей и со всех ног побежал к нам в номер, надеясь переговорить с отцом. Конечно, в номере его не оказалось, и я решил подождать. Снаружи звенели голоса, играла музыка, слышался смех, а я ждал отца. С ним что-то не так, это очевидно. Но в чём дело? Увы, ответить на этот вопрос никак не получалось. Возможно, стоило поискать отца, но, скорее всего, сейчас он очень занят. Уж лучше ждать его здесь.

Отец появился только за полночь, когда голоса на улице немного стихли. Он осторожно вошёл в комнату и притворил дверь, стараясь не шуметь. Я сидел без света, поэтому он заметил меня, только щёлкнув выключателем.

— Не спишь?

— Не сплю, — ответил я из-под руки, которой заслонился от яркого света.

— Это хорошо, — сказал отец, — собирайся, мы уезжаем.

— Куда? — изумился я. — Ведь завтра…

— Да, завтра, а если точнее, то уже сегодня, нашу часть перебрасывают к зачётнику, — отец был спокоен, но глаза у него были странные — напуганные и решительные одновременно, — а меня — и тебя, соответственно — переводят в другую часть. Так решил полковник…

— Но, папа, а как же переброска к зачётнику?

— Зачётник подождёт! — Сверкнул глазами отец. — Приказы — не обсуждают. Собирайся!

— Но…

— Живо!!! — рявкнул отец, и я, помимо своей воли, тут же кинулся к сумкам.

Я испугался, потому что отец очень давно не кричал на меня. Если до гибели мамы он вполне мог прикрикнуть или отвесить мне подзатыльник, то после он ничего такого себе не позволял. Можно сказать, он стал обращаться со мной очень бережно.

Я лихорадочно побросал вещи обратно в сумку и выскочил из номера. Отец прихватил чемодан и вышел следом. Он не запер дверь на замок, это было странно, но я побоялся говорить ему об этом. Мы спустились вниз. Народу почти не было, а редкие прохожие, в основном — занятые друг другом парочки, совершенно не обращали на нас внимания. Тем не менее, отец шёл так, чтобы по возможности находиться в тени.

По приезду, отец не стал загонять машину с гараж, а оставил на открытой стоянке. Теперь это очень пригодилось — автомобили стояли везде, буквально один на другом, и я не уверен, что мы смогли бы выехать.

Отец завёл машину и медленно стал лавировать между другими автомобилями, двигаясь к воротам. Он ехал без света, выключив фары.

— Пап, — начал я, — а почему…

— Цыц, — шикнул он на меня, — не твоего ума дело!

Я замолчал. Теперь я испугался по-настоящему. Мне вдруг показалось, что отец не в себе. По крайней мере, таким я его никогда не видел.

Всё так же, не включая фар, мы подкатили к воротам. Отец остановил машину и, сунув руку за пазуху, замер. На КПП горел свет, но внутри никого не было. Отец немного подождал, потом вышел из машины. Он зашёл внутрь строения, и через секунду ворота дрогнули и стали разъезжаться.

— Надо же, как повезло, — пробормотал отец, вернувшись в машину и трогаясь с места, — впервые в жизни радуюсь отсутствию дисциплины.

Выехав за пределы части, отец включил фары и поехал гораздо быстрее. Выбравшись на трассу, он и вовсе помчался стрелой.

Несмотря на довольно-таки рискованную скорость и необходимость уделять всё внимание дороге папа расслабился. Он расстегнул ворот, достал из бардачка между сиденьями смятую пачку сигарет и с видимым наслаждением закурил. Потом включил проигрыватель со своей любимой испанской гитарой. Стал тихо насвистывать в такт мелодии.

В этот момент я понял, что гроза миновала и отец — снова прежний. Поэтому я рискнул спросить:

— А в какую часть нас переводят?

Отец улыбнулся и подмигнул:

— А разве это важно, сынок?

Я улыбнулся в ответ:

— Просто интересно.

Отец кивнул, затянулся сигаретой и ответил:

— Тогда давай я скажу так: приедем — увидишь. Идёт?

— Идёт. А ехать далеко?

— Ну, — протянул отец, — надеюсь, к утру будем. Так что спи пока. Музыку сделать тише?

— Не надо, папа, — сказал я, устраиваясь поудобнее на сиденье, — и так засну.

— Ну хорошо, сынок, — тихо сказал отец и всё таки уменьшил громкость. Как всегда.

Он неисправим, успел подумать я, прежде чем провалиться глубокую дрёму.

* * *

Я проснулся из-за того, что болела затёкшая шея. За окном уже серели предрассветные сумерки.

— Доброе утро, — произнёс отец, — правда, здорово вот так, вдвоём, ехать навстречу рассвету? Согласись, что-то в этом есть.

Я посмотрел на него искоса, но ничего не ответил.

— Выспался? — поинтересовался отец.

— Так себе, — я потянулся и снова зевнул.

Отец, несмотря на то, что всю ночь провёл за рулём, совершенно не выглядел утомлённым. Напротив, он казался бодрым и свежим, словно хорошенько поспал. А ещё — очень счастливым.

Отец перехватил мой взгляд и подмигнул:

— Не расслабляйся, нам ещё долго ехать.

Я посмотрел на дорогу внимательнее. Странно… Это не автобан или шоссе. Впереди между рыжими стенами соснового леса петляла узкая линия, засыпанная сухими иголками. Обычный просёлок, по которому ездить можно только летом и то — на внедорожнике вроде нашего ВАЗа.

— Пап, а где мы?

— В машине, где же ещё.

— Серьёзно, пап. Почему мы по лесу едем, а не по нормальной дороге.

Отец пожевал губу и спросил:

— Если я тебе скажу, что так быстрее, ты мне поверишь?

— Нет. Ко всем частям ведут хорошие дороги, и ты это знаешь, — я снова стал волноваться за отца; кажется, у него ничего не прошло. — Куда мы едем?

Отец перестал улыбаться. Он замедлил ход машины и спросил:

— Ты в самом деле хочешь знать?

Я кивнул.

— Мы едем на Алтай, к моему другу. Он лесник.

— Чего??? Пап, причём здесь Алтай? Тебя же в другую часть перевели.

— Никуда меня не переводили. Просто я решил до поры до времени не говорить тебе правды.

— Какой правды, пап? О чём ты?

— Да о том, дурья башка, что я не хочу тебя потерять! — вспылил отец.

Я отшатнулся к дверце.

— Я не допущу, чтобы ты попал в зачетник, понимаешь? Ты — это всё, что у меня есть, и я не могу допустить, чтобы ты умер. Мы уедем на Алтай, спрячемся в горах, и никто нас не найдёт. В той глуши можно дивизию спрятать и никто не узнает. И не важно, что будет дальше, главное чтобы ты жил. Понимаешь? Сынок, ты понимаешь меня?

Я не мог ему ответить. Просто слова застряли в горле. В голове не укладывалось: мой отец — дезертир. Мой! Отец!! Дезертир!!!

— Папа, — вырвалось у меня, — но ведь ты присягу давал.

— Да пусть они подавятся своей присягой! — рыкнул отец, — Они не могут заставить меня отдать им своего единственного сына.

— Папа, но ведь нельзя так — Родина в опасности….

Отец вдруг резко вывернул руль, и мы соскочили на обочину, под кроны деревьев. Машина дёрнулась и остановилась. Отец повернулся ко мне:

— Сынок, да ты что? Причём здесь Родина? Через пару часов нашу часть повезут на смерть. И вместе с солдатами — их семьи. Жён, матерей, детей. Какая Родина, сынок? Это обыкновенное убийство!

— Но это же взаимозачёт, папа! Наши — их! — жизни приблизят победу! Так и должно быть. Так всегда было.

— Нет! — заорал отец, — Не всегда! Твой прадед сражался с оружием в руках, видя лица врагов. Он прошёл от Москвы до Берлина и вернулся. И он победил! И остался жив. А если бы он умер, то не было бы ни меня, ни тебя.

— А ты помнишь, что он рассказывал, — вспылил я в ответ, — про разорённые города и сёла, про разруху и голод? Про «всё для фронта, всё для победы»? Теперь-то всё совсем по-другому! Ни голода, ни разрухи, ни сирот и вдов. А всё потому, что ты и я, как твой сын, идём на смерть. Идём добровольно, чтобы наша Родина победила. Папа, это долг наш, понимаешь? Обязанность наша!

— Долг, Родина — это всё красивые слова! А ты знаешь, как всё выглядит на самом деле? Всех загоняют в большую камеру и травят газом. И вроде всё безболезненно, но видел бы ты лица людей и то, как они, лежат вповалку друг на друге.

— А то ты видел!

— Видел! И не хочу, чтобы ты оказался среди них.

— Папа, ну пойми ты, — я не знал, как ещё объяснить ему, — нельзя так. Мы должны и всё. Родина нуждается в нас.

— Знаешь что, — удивительно спокойным тоном проговорил отец, — в сорок первом году, когда немцы рвались к Москве, твой прадед пошёл на фронт. Потому что Родина нуждалась в нём. Потому что его винтовка могла остановить врага. И остановила. А наша с тобой смерть кого остановит?

— Такого же врага!

— Сынок, да забудь ты про то, что тебе в школе говорили. Всё изменилось! Раньше я мог вернуться с войны. А теперь — нет. Всё, билет в один конец. Вот поэтому и решили, что семьи военных нужно вместе с ними в зачётник отправлять. Чтобы сирот не плодить да на пенсии не тратиться. Конечно! Это гораздо экономнее. Мне тоже в школе рассказывали, что высвободившиеся после разоружения в восемьдесят шестом деньги помогли поднять экономику до заоблачных высот. Это так, это правда. Но! Понимаешь, твой прадед видел перед собой врага. А что увидишь ты? Стены газовой камеры? Раньше убивали хотя бы враги, чужаки. А теперь — травят свои. Арифметика проста: кто больше собственных граждан передушит — тот и победил! Ну да, экономика в порядке, разрушений никаких — чистенькая война. Политики пригрозили друг другу пальчиками и всё. А люди… Только вот что я тебе скажу, сынок: страны, которые сами — понимаешь, сами, добровольно! — убивают своих граждан, не имеют права требовать верности и преданности.

Он замолчал. И у меня тоже закончились слова. Отец положил мне руку на плечо и заглянул в глаза:

— До смерти твоей мамы я ни о чём таком не думал, сынок. Но когда она погибла, что-то во мне надломилось. Я не отдам тебя им. И плевать я хотел на долг, патриотизм и Родину. Ты им — не достанешься.

Я посмотрел в его глаза и ощутил, как заплясали на кончике языка нужные, правильные слова:

— Можно я скажу?

Отец кивнул.

— Пап, на самом деле ничего не изменилось. Подожди, дай я договорю!

Отец сдержался и промолчал.

— Ничего не изменилось, — повторил я, — что тогда, что сейчас — от нас зависит победа. От каждого из нас. Чем больше людей пожертвует своей жизнью — тем вероятнее наша победа. Разве раньше не так было? Да так же, один в один так же! У кого больше солдат, то и побеждал. Да, теперь это выглядит по-другому. Но суть осталась та же.

— Нет, — медленно проговорил отец, — не та же. Твой прадед сражался за Родину. И его враги — хоть и были не правы — тоже сражались. А нас — и тех, на другой стороне — заставляют за неё умирать. Неужели ты не понимаешь, что это совсем разные вещи? Диаметрально противоположные!

Я промолчал. Всё равно ему ничего доказать невозможно.

Отец хотел что-то сказать, но вдруг наклонился к рулю и впился глазами в небо. Я проследил его взгляд и заметил среди облаков чёрную точку. Она быстро приближалась.

— Ну вот, сын, — сказал отец, — нас, похоже, нашли.

Точка превратилась в десантный вертолёт. Он уверенно шёл в нашу сторону.

Отец сунул руку во внутренний карман и достал что-то металлическое. Я изумился — он держал пистолет. Я такой видел только в кино про войну.

— Трофей, — пояснил отец. — Называется «Парабеллум». Твой прадед с войны принёс. Когда проходило разоружение, прадед его спрятал. Потом передал деду, а тот мне. А я хотел тебе оставить. Семейная реликвия…

— И что ты собираешься делать? Это же…

— Ну да, — согласился отец, — это боевое оружие. А у них там — парализаторы. Повоюем? По-настоящему?

— Пап, ты что? Ты же убить можешь.

— Не просто могу, сын, — оскалился отец. — Буду. Я не дам нас захватить.

Он открыл дверцу и выкатился из машины.

— Папа, стой!

Отец прижался к стволу сосны, прячась под кроной. Вертолёт прошёл совсем низко, почти над самыми деревьями. Я смог разглядеть эмблему внутренних войск и лица десантников, выглядывавших из дверей.

Нас тоже заметили. Вертолёт сделал круг и завис над деревьями. С него упали верёвки, по паре с каждого борта. Отец перехватил пистолет двумя руками и прицелился, но клубившаяся пыль мешала ему. Он сплюнул, и отступил чуть дальше в лес. Я сидел окаменевший, не зная, что делать и как поступить.

По верёвкам заскользили десантники. Как только первый из них достиг земли, отец выстрелил. Боец схватился за правый бок и повалился наземь. Отец перебежал к другому дереву и снова выстрелил — ещё один десантник упал в пыль.

Солдат это не остановило. Они продолжали спускаться, а уже высадившиеся укрылись за машиной. Отец не стал стрелять, боясь задеть меня, и десантники воспользовались этим — вскинули парализаторы и прижали его очередями к земле. Шарики с парализующим составом шлёпали по деревьям, лопались, забрызгивая всё вокруг яркой оранжевой краской. Отец пытался отползти дальше в лес, но десантники стреляли слишком часто, и ему оставалось только плотнее вжиматься в землю.

Моя дверца распахнулась, и меня буквально вырвали из машины. Я упал на землю, уткнувшись в пыль и сухие иголки. Кто-то придавил меня коленом и левую руку обжог укус карманного парализатора. В глазах сразу потемнело, уши заложило ватой, и я провалился в тёмную бездну.

* * *

Резкий запах ударил мне в нос. Я затряс головой, пытаясь отвернуться от источника запаха, и получил несильную оплеуху.

— Он очнулся, товарищ капитан.

Я открыл глаза. Передо мной сидел на корточках прапорщик с флаконом нашатыря. Военный ещё пару раз шлёпнул меня по щекам и отошёл.

За спиной я услышал голоса:

— Как там наши раненные? Есть сведения?

— Так точно, товарищ капитан! Уже оперируют. Врачи говорят — опасности для жизни нет.

— Хорошо, сержант. Что с машиной?

— На подходе, товарищ капитан.

— Оставайтесь на связи с ними, поможете найти дорогу, если что.

— Есть!

Я попробовал встать, но ноги не держали, и пришлось остаться сидеть, опираясь на колесо машины. Передо мной остановился крепкий молодой мужчина.

— Ты, я так понимаю, был заложником? — начал он без предисловий и представления.

Я хотел объяснить, что это не так, но язык работал плохо — получилось только промычать что-то невразумительное.

— Ладно, следствие разберётся, — махнул рукой капитан. — Сейчас прибудет машина, а пока отдыхай.

Он поднялся.

— Кстати, мужик этот, который тебя захватил, дуба дал. Ребята ему слишком много парализатора всадили от злости, что он наших подстелил. Вот сердце и не выдержало. И откуда у поганца оружие настоящее было? Ты не в курсе?

Я не ответил. Потому что мир в один момент перевернулся и погас. Из глаз сами собой потекли слезы. Капитан, не сказав ни слова, отошёл.

За моей спиной, в салоне, кто-то включил радио:

«Сегодня, в шесть часов утра по московскому времени, Евросоюз предложил объявить перемирие и сесть за стол переговоров. Наш президент предложение принял. Переговоры состоятся через два дня в Москве. В связи с этим, все намеченные на сегодня операции взаимозачёта отменены».

Война

— Раз!

Я проверяю амуницию — активная броня включена на полную защиту, разгрузочный жилет пригнал плотно, но движений не стесняет, все кармашки надёжно закрыты. Магазин в автомате новый, полный, затвор легко ходит.

— Два!!

Дышу ровно. Вдох — носом, выдох — ртом. Вдох, выход. Всё равно не могу успокоиться. Сердце стучит как бешенное. Сжимаю автомат и бессвязно, то шёпотом, то про себя начинаю молиться. Кому — и сам не знаю.

— Три!!!

За спиной дружно хлопнули миномёты.

— Вперёд! В атаку!!!

Одним движением выпрыгиваю из окопа и, пригнувшись, устремляюсь вперёд. Ору что есть мочи. Насколько хватает глотки и лёгких.

Рядом ревут такие же как я, бедолаги пехотинцы. Не элитный десант, не тщательно отобранные, один к одному, гренадёры. Простая пехтура. Махра. Первые, кто смог сюда добраться.

Бегу. Ноги увязают в месиве из грязи, осколков камня и гильз. Постоянно перепрыгиваю через трупы. Это те, кто шли в атаку час назад.

Я не стреляю. Боюсь задеть тех, кто передо мной. Бегу и ору.

Впереди рвутся наши мины — ребята стараются хоть немного нас прикрыть. Но миномёты — это всё что у нас есть. И этого не хватает. Слишком долго они здесь укреплялись, готовя ловушку.

Там, впереди, они блокировали несколько наших колонн. В основном, с припасами и раненными. Уже второй день там идёт бой, наши ждут подкрепления и вертушек. А мы тычемся, тычемся и никак не можем прорвать внешний обвод. И погода, мать её…

Бегу. Рвусь из сил, из всех сухожилий. Сейчас у наших закончатся мины. Сейчас дикари ударят изо всех столов. Сейчас мы заляжем. И тогда нам конец. Надо успеть проскочить к мёртвой зоне.

Дым впереди разорвало огнём. Началось. Пригибаюсь ещё больше, бегу почти на четвереньках. Бегу. Не падаю.

Только вперёд.

Только туда.

Не смей падать.

Я уже не ору. Судорожно хватаю воздух и как заведённый переставляю ноги.

Слева вырастает столб дыма и земли. В левое ухо из наушника рвётся многоголосый вопль. Я не обращаю внимания. Вперёд, только вперёд.

Двое падают прямо под ноги. Я не могу рассмотреть, кто это. Не важно. Я перепрыгиваю, не останавливаясь.

Впереди грохочет, плюётся огнём и косит наших. Передо мной никого. Я стреляю, не целясь. Выпускаю из подствольника гранату за гранатой.

В левое ухо, сквозь рёв и треск помех врывается ошалелый голос лейтенанта:

— Не останавливаться! Перебьют как котят! Вперёд, братцы!! Впе…

Хрип, бульканье — и всё. Только помехи.

Я палю в белый свет, реву что есть мочи, и бегу дальше. Ботинки тяжело бухаются о землю, расплёскивая грязь. Я не знаю, есть ли кто-то рядом. Всё равно. Я уже вижу мёртвую зону. Там, валуна с косой чертой. Только бы добежать. Только бы…

За спиной бухает.

Потом звук исчезает. Как будто выключил кто. Я падаю на колени. Очень отчётливо вижу лужу, в ней разбухшее тело и много жёлтых листьев.

И мир исчезает.

* * *

— Ну что, третий?

— Давай, не чокаясь.

Мужчины встали, залпом опустошили кружки и замерли на мгновение, склонив головы. Потом сели. Один из них, круглолицый, с погонами майора, медленно достал сигарету, закурил.

Второй, с капитанскими знаками различия, отломил маленький кусочек хлеба, и катал его в пальцах, превращая в прессованную массу цвета хаки.

— Не понимаю, — сказал майор. — Вот хоть убей — не понимаю.

— Ты про что?

— Да всё про тоже. Что происходит? Почему так в штабе решают. Вот-вот мы их прижали, на схроны, на базы вышли. Десяток рейдов, полсотни бомбоударов — и всё, никаких дикарей. А нет! Приказывают отступать, сворачивать наблюдение. Зачем?

— Потому что дураки, — капитан хлопнул ладонью по столу и выматерился. — Сидят себе по штабам, ничего не знают, ничего не видят. Воют по карте!

— И вообще, — горячился майор, — я не понимаю — почему никак это клятая война не закончится?! Ведь сколько уже было моментов! Нажми чуть-чуть, надави — и всё закончится. Так ведь нет! Отпускаем их, отходим. Дикари за это время приходят в себя, зализывают раны — и вперёд на равнины. Убивать и грабить. Ну что мешает отдать приказ на уничтожение?!

— А то ты не догадываешься! Смешно даже. Эта война — большие деньги. И все там, — капитан ткнул горящей сигаретой вверх, — на ней наживаются. Прикрыть кормушку? Вот уж дудки! Дураков-то нет.

— Да кто ж им платит? Генералам-то?

— Да дикари и платят. Ну сам смотри как только их прижмут, наши из штаба: «Цыц, назад». Почему? Получили на лапу и рады. А на солдат им положить.

— Тьфу, — сплюнул майор, — аж противно. Пацаны гибнут, а они мошну набивают. На солдатской крови — на святом, брат! — деньги делают. Что-то надломилось в стране. Раньше за солдата душой болели, зря в бой не гнали. А теперь? После Смуты всё псу под хвост. Только деньги всех интересуют. А о солдатах не думают. И охранка — что молчит, почему не арестуют? Неужто и с ними делятся?

— А то! Бабло побеждает зло, — капитан плеснул в кружку водки, выпил залпом. — Ты вот о чём лучше подумай. Пока мы возимся с этими дикарями, пока наши генералы сдают солдат, как стеклотару, весь мир над нами смеётся. И поделом! С танками, с пушками, с вертолётами, с роботами, не можем задавить кучку бородачей с автоматами.

— Вот уж точно, — закивал майор, — смотрят и смеются. И не дай бог нападут — что мы против них? Выстоим?! Чёрта лысого! Если с дикарями справиться не можем, о какой войне может идти речь!? Сомнут нас, растопчут как тараканов.

— Как пить дать, — капитан снова плеснул себе водки. — А эти наверху как-нибудь договорятся. Небось, только спят и видят, как бы за кордон сбежать. С награбленным. Им-то кто бы на нас не напал — всё одно хорошо. Будет ещё от кого бабла получить.

— Но я вот чего не понимаю, — майор затушил окурок и отпил из пластиковой бутылки с водой, — неужто император не видит, что происходит?

— Куда ему всё увидеть?! — отмахнулся капитан. — Неужто наши генералы не прикроют свои задницы? Наплетут ему с три короба, мол, солдаты плохие, офицеры нерадивые, то да сё, пятое-десятое. Он и поверит. Ему-то из дворца не видно, что у нас тут происходит.

— Да уж, — протянул майор, — да уж. Ай, ладно, давай выпьем. Мы с тобой вернулись живыми? И то хлеб!

— Давай, — капитан подставил кружку под горлышко бутылки, — вернулись живыми, с наградами — имеем право выпить.

Они чокнулись кружками и залпом выпили.

За окном кружился снег.

* * *

Генерал нервно расстегнул ворот кителя и принялся раздражённо расхаживать по кабинету, комкая в руках лист бумаги. Потом ткнул пальцем в селектор:

— Начштаба ко мне. Мигом!

Через минуту начштаба вошёл в кабинет. Выглядел он помятым, глаза были красные, но держался молодцом. Он уже третью ночь ночевал в штабе — следил за операцией. Всего третий месяц здесь. Из тыловых, но на удивление толковый оказался.

Генерал тяжело уселся в кресло. Спросил:

— Читали?

— Так точно.

— Что скажете?

— Я не могу себе позволить усомниться в воле императора. Если он…

— Прекратите, — оборвал его генерал. — Я не желаю слушать дифирамбы. В вашей преданности правящему дому и лично императору я не сомневаюсь. Я спрашиваю, что скажете о приказе.

Начштаба помолчал, хрустнул пальцами:

— Желаете честно?

— Именно.

— Я не понимаю приказа. Операция идёт как надо, мы прижали противника к горам, оседлали перевалы, отрезали пути отступления. По моим сведениям, у них уже не хватает продовольствия и боеприпасов. Нам осталось нанести один — последний — удар и враг будет уничтожен. После этого можно выводить войска и вводить жандармерию. Но отводить войска сейчас… Я не понимаю.

Генерал поднялся и подошёл к окну:

— И я не понимаю. Опять повторяется та же история. Едва противнику становится совсем жарко, сверху цыкают, и мы отступаем. Раз за разом. Уже четвёртый год одно и тоже….

Начштаба молчал.

Генерал посмотрел на него искоса и решился:

— Знаете, у меня иногда складывается впечатление, что эти приказы неспроста приходят так удачно для противника.

— Что вы имеете ввиду?

— Я могу быть с вами откровенным? Настолько, чтобы наша беседа осталась строго между нами.

Начштаба выдержал долгий взгляд генерала и сказал:

— Да.

— Хорошо, — генерал снова сел. — У меня такое ощущение, что дикарям помогают.

— В смысле?

— У нас есть изменники, — рубанул генерал. — И более того, мне кажется, что измена окопалась где-то на самом верху.

Начштаба зашагал по кабинету, затем остановился и повернулся к генералу:

— Разрешите предложить?

— Разрешаю.

— Может быть, стоит ослушаться?

— Не понял.

— Я предлагаю ослушаться приказа и закончить операцию, — чётко проговорил начштаба.

— Вот как, — протянул генерал и откинулся на спинку кресла, прикрыв глаза.

Начштаба молчал. Ждал.

Наконец генерал открыл глаза, застегнул китель и поднялся:

— Нет, приказ есть приказ. Мы с вами люди военные, должны его выполнять.

— Даже если приказ откровенно преступный?

— Даже в этом случае, — отрезал генерал. — Начинайте выполнять приказ.

— Слушаюсь, — щёлкнул каблуками начштаба. — Разрешите идти?

— Ступайте, — кивнул генерал.

Начштаба уже подошёл к двери, когда генерал окликнул его. Начштаба повернулся.

— Я понимаю ваше желание нарушить приказ, — глухо, глядя в стену, проговорил генерал. — Очень хорошо понимаю. Думаю, если подобные приказы будут приходить слишком долго…. Может повториться шестьдесят шестой. Но на этот раз мы будет куда внимательнее в выборе императора…

Начштаба понимающе кивнул и вышел.

За окном на тонких ветках деревьев отливала свежей зеленью первая листва.

* * *

— Что ещё осталось? — осведомился худощавый мужчина лет сорока с короткой бородкой у сидящего напротив офицера в чине генерал-лейтенанта, с шевронами представителя охранки.

— Не самые утешительные новости, ваше величество.

— Рассказывайте.

Генерал-лейтенант покопался в папке, лежавшей перед ним и, заглянув в бумаги, продолжил:

— В армии зреет недовольство политикой в отношении дикарей. Офицеры считают, что наша политика слишком осторожна…

— Полно вам, — прервал его император. — Давайте без экивоков. Офицеры считают, что приказы, приходящие из центра, откровенно идиотские, так?

Генерал-лейтенант сдержанно кивнул.

— Что-то есть кроме этого?

— Да. В среде высшего офицерства начались разговоры о…, — генерал-лейтенант замялся, но под пристальным взглядом императора откашлялся и продолжил, — они стали заговаривать о новом военном перевороте.

— Вот это действительно новость, — после некоторого молчания сказал император. — Причина, полагаю всё та же? Наша якобы странная политика на Юге?

— Да.

— Предсказуемо, — криво улыбнулся император. — На какой стадии подготовка к перевороту?

— Пока только разговоры. Вероятность решительных действий мы оцениваем как ниже десяти процентов. В шестьдесят шестом она, осмелюсь напомнить, была восемьдесят три.

— Что ж, видимо, у нас есть время. Наблюдайте, решительных действий не предпринимать. Через неделю жду вас с новым докладом.

— Слушаюсь, — генерал-лейтенант, поднялся, поклонился императору и вышел из кабинета.

Император ещё немного посидел, барабаня пальцами по столу, затем пересел за своё рабочее место.

На широком столе стоял ноутбук с государственным гербом на крышке, чернильный прибор и лежала толстая стопка документов.

Император вздохнул и принялся за работу. Первым документом в стопке оказался доклад из министерства иностранных дел о новом письме из МИДа западных соседей. Они в очередной раз настойчиво интересовались возможностью выкупа «своих исторических земель». И в очередной раз предлагали смехотворно низкую сумму компенсации.

Внимательно прочитав доклад, перевод письма и его оригинальный текст, император взял перо, обмакнул его в чернильницу и размашисто написал поверх доклада: «Затягивайте. Очень похоже, что требование выдвинуто лишь для отвода глаз. Постарайтесь выяснить, чего они хотят на самом деле. Император».

После чего снял с чернильного прибора лампу, под лучами которой чернила мгновенно высыхали, провёл ею над резолюцией и отложил доклад в сторону.

Следующим был набор писем для похоронок из министерства обороны. Полгода назад император распорядился, чтобы к похоронке прикладывали письмо с его личной подписью.

Император раскрыл папку и достал первое письмо:

«С превеликой скорбью сообщаем Вам, что Ваш сын погиб во славу Родины. Его смерть не была напрасной, ведь он отдал жизнь за спокойный сон наших подданных. Гибель Вашего сына тяжело отзывается в нашем сердце. Мы соболезнуем Вашей потере и всей душой с Вами».

Неожиданно император отшвырнул письмо на стол и, вскочив из кресла, заметался по комнате, шипя сквозь зубы что-то неразборчивое. Через минуту он плюхнулся обратно, одним движением выхватил из ящика стола несколько листов чистой бумаги и принялся писать.

«Дорогая..».

— Не то! — император отшвырнул лист.

«Уважаемая..».

— Глупости! — второй лист отправился за первым.

В третий раз император написал просто имя и отчество матери погибшего солдата и продолжил:

«Ваш сын погиб. Поверьте, мне так же сложно писать об этом, как Вам читать, даже сложнее. Гибель каждого солдата в этой войне я воспринимаю так, словно они мои дети».

Он оторвался от письма и взглянул на объёмную фотографию своих детей. Её сделали совсем не давно, за два дня до того, как средний сын отправился в действующую армию на юге. Вслед за старшим. Императрица ругалась беспощадно, но он разрешил сыновьям поступить так. Более того, император гордился тем, что они не только служили в штабе, но и принимали участие в боевых действиях.

А чтобы династия не прервалась, он держал младшего подле себя, окружив его максимальной заботой.

Император тряхнул головой и продолжил: «Я знаю, что никакие слова не заменят Вам сына, и поэтому не буду их писать. Я лишь смею надеяться, что когда-нибудь вы поймёте и, может быть, простите меня. Ваш император».

Он быстро, чтобы не передумать, отложил письмо и взялся за следующее. Сегодня он решил всем ответить собственноручно, не размениваясь на короткие подписи под набранные неизвестно кем тексты.

За окном слабо шелестела выгоревшие на июльском солнце листья.

* * *

— Здравствуй, отец, — сказал император белому надгробию, присаживаясь на маленькую скамеечку, вкопанную рядом. Он часто приходил сюда, когда ему нужно было подумать или выговориться. На могиле отца император чувствовал себя спокойнее, чем где бы то ни было.

Какое-то время император молчал.

— Знаешь, отец, — начал он, наконец, — когда ты сказал мне, что подданные редко понимают своего государя, я тебе не поверил. И не верил ещё долго. А потом — как всегда, с опозданием — понял, что ты был прав.

На шершавую поверхность надгробия выпрыгнул кузнечик и замер, шевеля усами. Император усмехнулся:

— Знаешь, отец, а ты делал очень похоже.

Кузнечик прыгнул в сторону, император проследил за ним взглядом:

— Мне иногда тоже хочется вот так прыгнуть и исчезнуть, чтобы никто не видел, где я, и не мог найти.

Император вздохнул.

— Мы давно могли бы закончить эту войну. Ещё два года назад. Но я тяну. Я намеренно тяну. Подданные не понимают в чём дело. В армии уж начались разговоры о перевороте. Да, вот так — тебя на трон посадили, меня снимут. Эх…

Он махнул рукой, будто разговаривал с живым человеком. Надгробие никак не отреагировало.

— Я тяну, отец. Потому что мне нужна эта война. Многие думают, что на ней зарабатываются деньги, но это не так. Любого, кто наживается на этой войне, арестовывают и сурово наказывают. Мне эта война нужна не для наживы.

Подул ветер. Император подставил ему лицо и подумал, что это очень похоже на то, как в детстве отец дул ему на лицо, а он закрывался ручонками и смеялся.

— Мы ещё очень слабы. Экономика, конечно, выправилась, но сделать предстоит очень много. Армия ужасно запущена. Как бы я не старался, чтобы не делал, но всё равное — всех наших ресурсов не хватит, чтобы её перевооружить как следует в ближайшие пять лет. Мы ещё не оправились от Смуты. А враги вокруг точат зубы. То территорию потребуют, то снижения цен на наше сырьё. Шакалы.

Император коротко ругнулся.

— Мне нужна эта война. Я прогнал через неё почти всех кадровых офицеров и больше половины призывников. В стране сейчас почти шесть миллионов обстрелянных, опытных солдат. Они умеют воевать, они — наша последняя надежда. Вот поэтому я и тяну.

Он замолчал.

— Одного боюсь — а вдруг всё это зря? Вдруг не будет нападения и тогда получится, что я зря губил солдат. И без того тяжело похоронки подписывать, а так получится, что из-за моей глупости люди погибли. Как бы ты поступил на моём месте?

В повисшей паузе было слышно, как вдалеке раздалась трель горна — это разводящий давал команду сменять караулы у дворца.

— Думаю, ты сделал бы правильно — закончил бы эту войну и будь что будет.

Император поднялся, подошёл к надгробию и прикоснулся к нему губами.

— Спасибо, что выслушал.

И вышёл, притворив за собой низенькую калитку ограды.

* * *

Помощник ворвался в кабинет без стука, словно его кто в спину толкнул.

Значит, что-то случилось.

— В-ваше величество, в-ваше величество, — заикаясь начал помощник.

— Говори внятно, — приказал император, а мысленно сделал себе замечание, что держит у себя эдакого мямлю.

— Война, ваше величество! — выпалил помощник. — Только что по нам нанесли ракетный удар!

Император сжал пальцы, сломав перо.

— И?

— Семьдесят процентов ракет уже сбито. По остальным данных пока нет.

— Ясно. Немедленно приступить к выполнению директивы «Сорок один-бис». Далее — всех министров ко мне. Сейчас же. Выполнять.

Помощник выскочил из кабинета. Император откинулся на спинку кресла.

«Началось, — подумал он, прикрыв глаза. — На-ча-лось. Значит, не зря. Господи, не зря, значит». И сглотнул комок в горле, чувствуя, как подступают к глазам слёзы.

Человек из леса

— Сеня, он вчера опять приходил, — сказала Любовь, ставя перед мужем чугунок с двумя вареными картофелинами. Каждая — размером с небольшую дыню.

Семён вздохнул и покосился на сына Митьку. Тот увлечённо стругал найденную недавно корявую ветку — делал очередного динозавра. Однако на словах матери ребёнок замер, прислушиваясь.

— Пойдём на двор.

Женщина прихватила туесок с зерном и вышла за мужем.

Он остановился возле бывшего свинарника, в котором сейчас хранилось сено для козы, и грыз травинку. Люба сыпанула горсть зерна трём пеструшкам и петуху и отдельно — наседке с цыплятами.

— Как узнала? — нетерпеливо спросил Семён.

— Возле ручья следы от ботинок. Я… Сень, я боюсь.

Мужчина дожевал травинку и выплюнул зелёный комок:

— Не стоит. К нам сюда он не попадёт — колючки дядя Ваня не пожалел.

Любовь скользнула взглядом по забору, прикрытому спиралью колючей проволоки. Та шла ещё по краю крыши и даже по коньку.

— Под забором, — продолжил Семён, — не пролезет. Ну, то есть пролезет, но копаться придётся долго. За ночь — не справится. А вокруг заимки я каждый день обхожу. Получается, тут нам ничего не грозит.

Жена хотела что-то возразить, но он остановил её резким жестом:

— А вот в поле всё не так. Хм… Как думаешь, Люба, он один?

— Не знаю, — она пожала плечами. — Следы вроде одинаковые.

— Допустим, один… Почему он тогда не проходит дальше ручья?

Семён не ждал ответа, просто думал вслух, но Люба решила ответить:

— Выжидает.

— Может быть. Но, знаешь, я бы хотел поговорить с ним. Всё-таки первый человек за два года, Люба!

— За два с половиной, — машинально поправила женщина и тут же добавила. — А я бы хотела, чтобы его не было. Я спать не могу, когда знаю, что кто-то рядом бродит.

Семён подошёл, обнял жену. Она прижалась к нему, спрятала лицо на груди, в раскрытом вороте рубахи.

— Я понимаю, что тебе страшно. Но… а вдруг он знает, что произошло? Нельзя же его упустить!

— Сеня, если бы он хотел, то давно бы показался нам. А раз не показывается…

Мужчина промолчал. Люба тоже. Несколько минут они стояли молча, потом женщина оживилась:

— Сень, слушай…

— Ну ладно, ладно! Придумаю что-нибудь.

— Да я не об этом, — Люба улыбнулась. — Ты помнишь — завтра Новый Год?

Семён хмыкнул, сорвал с растущей возле свинарника груши полузрелый плод, попробовал на зуб. Скривился:

— Кислятина. А говорили, после ядерного взрыва зима будет.

— Сеня, — жена чуть отстранилась и заглянула ему в глаза, — что делать-то?

— Пойду, срублю какую-нибудь елочку, украсим чем получится. Отметим, значит.

Люба опять спрятала у него лицо на груди и тихо засмеялась.

— Ты чего?

— Да я не про Новый Год, — ответила женщина, улыбаясь. — Я про вообще…

Прежде чем ответить, Семён долго молчал.

— Я думаю, — наконец сказал он, — отсюда лучше не уходить. Дядя Ваня ушёл — и всё, как в воду. Значит, всё плохо. Будем пока здесь сидеть.

— А потом?

— А потом видно будет. Идём в дом.

Любовь сыпанула курицам ещё горсть зерна и, вздохнув, пошла за мужем.

* * *

После завтрака Семён привычно обошёл вокруг заимки. Он всё пытался встать на место незнакомца и смотреть его глазами. По всему выходило, что забор непреодолим. Крепкий, почти два метра, он окружал заимку полностью, включая даже небольшой участок, поделённый между картошкой и рожью.

Итак, незнакомец вряд ли попадёт внутрь. Это не плохо, но ещё лучше — помешать ему выйти на поляну. Но как это сделать? Вопрос…

Чтобы обдумать его, Семён направился на картофельную делянку, где была оборудована небольшая беседка. Там он скрывался от жары. Тень давала высокая, вровень с забором, ботва картошки. С каждый урожаем — а с прошлого нового года их было четыре — она становилась всё ярче, а клубни всё крупнее. По началу вся семья боялась есть такую необычную картошку, но голод, голод…. Поэтому ели. До сих пор ничего страшного не случилось.

По пути Семён проверил рожь. В отличие от картошки пошла не в высь, а вширь. Каждый колос стал размером с литровую пластиковую бутылку. Чтобы он не падал, приходилось подвязывать к колышкам. И следить, чтобы не сорвалось.

В центре узкой полосы земли стояло пугало в ненужном за отсутствием зимы ватнике. Ниже Семён приметил Митьку. Тот сидел с рогаткой на изготовку — в небе кружили две птицы. Иногда мальчишке удавалось подстелить такого мародёра. Люди их не ели, а вот коты — с удовольствием. Семён махнул сыну, тот кивнул в ответ, но с поста не ушёл.

Мужчина уселся в беседке и задумался. Все варианты, приходившие в голову, были или откровенно фантастические, или предательски ненадёжные. Семён не сдавался. Ругался вполголоса, думал, чертил прутиком на земле абстрактные рисунки. Наконец, появилась идея.

На чердаке, нещадно чихая от едкой соломенной пыли, Семён разыскал мешок со старыми консервными банками. Они часто пригождались в хозяйстве, например, как поилки для куриц. Возвращаясь в беседку мужчина захватил моток соломенного шнура. Семён научился плести его только недавно, и шнур выглядел донельзя кустарным. Однако это лучше, чем ничего.

Устроившись поудобнее, Семён принялся за работу. После нескольких не очень удачных попыток он соорудил сигнализацию, связав банки в подвески по три штуки. Затем, дважды поцарапавшись, разместил три таких связки на заборе, внутри спирали колючей проволоки. Воздух сразу же наполнился аккуратным постукиванием.

Семён приноровился, чтобы не оцарапаться в третий раз, дернул проволоку, как будто кто-то пытается перелезть забор. Банки резко забренчали.

Кошка Дуська, дремавшая вместе с котятами в тени забора, перепугано вскочила, выгибая спину. На крыльцо выбежала Люба:

— Ты чего?

— Тестовый запуск, — ухмыльнулся в ответ муж. — Выполняю обещание.

Люба улыбнулась, кивнула одобрительно и вернулась в дом. Семён, кликнув сына, до вечера развешивал с ним банки по периметру заимки.

Получилось очень даже ладно.

После ужина, при свете лучины и под довольное мурлыканье кота Василия, устроившегося у неё на коленях, Люба на память читала Митьке «Онегина». Её профессиональная память учительницы русского языка и литературы помогала скрашивать вечера. Заодно и сын приобщался. Математике и прочим точным наукам его учил отец.

Под голос жены Семён заснул.

Несколько раз он просыпался. Каждый раз он видел открытые глаза жены и, шепнув ей что-нибудь успокаивающее, выходил с ружьём на крыльцо. Прислушивался. Но кроме привычного уже ночного шумка из леса и почти мелодичного перезвона консервных банок, ничего не слышал. Возможно, потому, что незнакомец этой ночью не приходил.

* * *

Следующим утром, ещё до завтрака, Семён с ружьём обошёл поляну, на которой стояла заимка, но следов не заметил. Завершая круг, у самого ручья, протекавшего по краю поляны, мужчина приметил ель, поваленную ветром ещё год назад. Она лежала поперёк ручья, и крепкие её ветки походили на частокол.

Семён хмыкнул и попробовал перелезть. Стоя по ту сторону бревна и стирая кровь с расцарапанной щеки, он понял, как защитить не только заимку, но и всю поляну. Семён вернулся за инструментом, позвал Митьку, чтобы тот следил за лесом, и принялся за дело.

Валить деревья оказалось тяжело — раньше Семён брал только уже упавшие, поэтому опыта не было никакого. Первое подрубленное дерево — молодая сосенка — едва не упала прямо на Семёна. Спасли ветви росших рядом елей, задержавшие падение. Отскочив, мужчина долго приходил в себя, ругаясь сквозь зубы. Сын, к счастью, ничего не понял, посчитав, что всё идёт как надо.

Следующее дерево Семён валил уже умнее — привязав его к другому. Время от времени мужчина перевязывал верёвку, увеличивая натяжение. В итоге, освобожденное дерево упало куда нужно.

К вечеру Семён повалил ещё три дерева. Вроде не много, но участок метров в десять стал совершенно не проходим. Засека получилась плотной — крупный зверь, даже медведь, не пролезет.

— Смотри, Люба, — показал Семён подошедшей жене. — Как?

Женщина придирчиво осмотрела засеку, хмыкнула:

— Просто линия Мажино какая-то.

Мужчина расплылся в улыбке:

— Недели за две по всему краю сделаю. Никакой немец боком не обойдёт.

— Ты у меня просто чудо, — Люба чмокнула мужа в губы.

Вечером, украсив шишками несколько еловых веточек, они всей семьёй отметили Новый год праздничным ужином — картошкой с последней банкой тушёнки.

Ночью Люба спала куда спокойнее. Семён же дважды просыпался, ходил на крыльцо, но ничего не слышал.

* * *

Утром Семён нашёл следы. Два глубоких, будто специально выдавленных отпечатка ботинок. Возле засеки. Казалось, будто пришелец осматривал результат трудов Семёна.

Сплюнув от досады, Семён аккуратно затёр следы и не стал рассказывать о них жене. Весь день он упорно, почти не отдыхая, валил деревья. Благодаря уже набитой руке дело пошло быстрее и к вечеру засека выросла больше чем вдвое. Люба заметила, что следовало бы сделать её гуще, но Семён не согласился. Прежде стоило закончить «основной периметр». Жена возражать не стала.

Он трудился над завалом ещё четыре дня. В итоге по всему краю леса вокруг поляны — и даже на заросшей лесной дороге, ведущей прочь — возникла плотная стена, ощетинившаяся сучьями и ветками. Перебраться через неё — непростая задача.

Единственное место — это узкий лаз, вырубленный под стволами деревьев, поваленных на дорогу. Семён прикрыл его дверью от летней кухоньки, уложенной горизонтально. Чтобы незваные гости не проникли незаметно, он подпёр дверь кольями и повесил связку банок. Если кто-то будет выбивать дверь — грохот предупредит.

За время работы Семён ещё дважды видел следы. Что характерно — они никогда не появлялись возле самой заимки. Только в отдалении. Эту странность он не понимал, но с женой не обсуждал. Не хотел понапрасну тревожить. Любовь только начала спокойно засыпать, и очень не хотелось её пугать.

Соорудив засеку, Семён с трепетом ждал — появятся следы или нет. Несколько раз за день он обходил свои владения, но, к радости, ничего не замечал. Кажется, незнакомец оставил их в покое.

Это успокаивало. Но Семён не стал расслабляться. Он решил сделать засеку максимально широкой и планомерно валил по два-три дерева в день. В некоторых местах завалы расширились до шести-семи метров.

Люба была довольна.

* * *

— Надоела картошка, видеть её не могу, — Семён с отвращением проглотил кусок и скривился. Митька прыснул и скорчил такую же рожицу.

Люба покачала головой, но промолчала — такие разговоры случались едва ли не ежедневно.

— Пойду-ка я на охоту, — решил Семён, поднимаясь из-за стола.

— Думаешь, стоит? — встрепенулась Люба. — Может, не надо…

— Да ну, — махнул рукой муж, — без мяса нельзя.

— Но он, — начала женщина, но осеклась, увидев, как Семён нахмурился и кинул взгляд на ребёнка.

— А он ушёл давно, — отодвинул тарелку Митька. — Следов уже почти неделю нету.

Люба поджала губы и выразительно посмотрела на мужа. Тот смущёно кашлянул, а Митька вступился за отца:

— Ну а чего — вы же шепчетесь, а я слышу.

— Ладно, замяли, — Семён подошёл к жене, поцеловал в пробор. — Не злись, он уже большой.

Люба промолчала, но, кажется, остыла.

— Пап, а можно я с тобой? — подскочил Митька.

Семён призадумался — незнакомец вроде ушёл. Но Люба права, мало ли что…

— Лучше останься здесь — на всякий случай.

— Ну вот, — приуныл Митька, — опять.

— В качестве компенсации, — усмехнулся Семён, — разрешаю патрулировать заимку с ружьём.

Люба вздохнула, глядя на радостно прыгающего Митьку, но снова промолчала.

Собравшись, Семён на четвереньках пробрался через лаз и углубился в лес. Сначала шёл по дороге, путаясь в высокой траве, потом свернул в чащу. Если идти напрямик, то через час пути лес редел, и зайцы там встречались чаще. Впрочем, ушастых за последний год расплодилось так много, что временами Семён охотился, не уходя с заимки.

Впереди хрустнула ветка. Кабан? Семён рывком сдёрнул ружьё и сжал покрепче. Снова хрустнула ветка, и раздался глухой надсадный кашель. За кустами лещины мелькнул силуэт. Кажется, у него в руках было оружие.

Не думая, Семён вскинул ружьё и выстрели дуплетом, с обоих стволов.

В ответ донёсся мат и треск сучьев. Человек убегал.

Семён дрожащими руками перезарядил оружие и осторожно пошёл вперёд.

Беглеца он не видел из-за слишком густого леса, поэтому ориентировался на шум. Постепенно, правда, треск веток стихал — то ли беглец замедлился, то ли наоборот оторвался от Семёна.

Наверное, стоило остановиться и повернуть назад, но отступать было поздно. Страх и азарт, побудившие выстрелить и преследовать, отступали. Теперь Семён чувствовал себя виноватым. А вдруг рана тяжёлая? А если человек не желал зла? Может быть, это вообще не тот, кто наведывался на заимку? Даже пусть это и он, то, по совести, он ведь ничего плохого не делал. Надо было найти его и помочь.

Семён выскочил на поляну и замер, оглядываясь. Листва нигде не колыхалась, но впереди виднелся изрядно потоптанный малинник — кажется, беглец скрылся туда.

Семён двинулся вперёд. Когда он был на середине поляны, за спиной отчётливо клацнул затвор. Мужчина замер.

— Стой, где стоишь, — раздалось где-то за спиной. — Повесь ружьё через плечо, — приказал хриплый голос. — Наискосок. И не вздумай дурить — у меня «калаш».

Пришлось подчиниться. Семён осторожно, чтобы не спровоцировать незнакомца, выполнил приказ.

— Молодец, — похвалили сзади. — Теперь можешь поворачиваться.

Семён ничего не увидел — кусты, сосны, заросли. Где он прячется?

— Ты не туда смотришь, — заметил незнакомец. — Выше бери.

Семён послушно задрал голову. На высоте метров пяти, между тремя близко растущими соснами он увидел помост из веток. На нём, привалившись спиной к одному из деревьев, сидел бородатый мужчина с удивительно бледным лицом. Рядом лежал большой рюкзак.

— Вот теперь поговорим, — мужчина положил автомат на колени. — Меня Антоном зовут.

— Семён, — голос звучал сипло. От страха.

— Надо же — как отца моего….

Какое-то время они молчали. Потом Антон сказал:

— Ты, Семён, вот что — расслабься. Я тебе ничего плохого не сделаю.

— Уже сделал, — буркнул Семён, но сиделец его услышал.

— Ты про что?

— Жену перепугал, сына.

Антон почесал бороду:

— Это да, это ты прав. Но — как бы тебе это объяснить? — я не со зла.

— Как это?

— Ты присядь, я тебе расскажу.

Семён опустился на пенёк, торчавший недалеко.

— Тут такое дело, — начал Антон, но закашлялся, прикрыв рот рукой. Кашлял он не долго, но трудно. Казалось, его выворачивает наизнанку. Когда он перестал и убрал руку ото рта, Семён заметил на ней кровь. Губы Антона тоже покраснели.

— Так вот, — продолжил тот. — Я майор, служил в разведбате. Когда всё случилось, мы стояли в небольшой части, километров двести на север отсюда.

— А что случилось-то? — встрепенулся Семён.

— Ты не знаешь?

— Только догадываюсь.

— Понятно… Если без подробностей — сначала Китай по Тайваню долбанул, США по Китаю, те в ответ. А потом все сразу ударили, кто чем мог. Кто за союзника, кто сам за себя. Как с цепи сорвались.

— А с погодой что?

— Геооружие применили.

— Разве есть такое?

— Сам посмотри, — Антон обвёл рукой, указывая на лес. — По календарю декабрь…

— Январь уже, — поправил Семён.

— Серьёзно? Смотри-ка, вот и я чего-то не знаю. Спасибо, просветил. Так вот — у нас тут январь и солнце, а Англия замерзла к чертям собачьим. Такие дела…

— Понятно, — протянул Семён. — Ты это, скажи — зачем пугал нас?

— Да не злись ты, — махнул рукой Антон. — Надо было.

— Почему??

— Не шуми, сейчас объясню. Короче, когда долбануло, мы так в части и остались. Через два дня связь пропала наглухо. Так и сидели. Отправили группу — как в воду. Вторая туда же. Решили, понимаешь, ждать. Если по календарю, то больше двух лет ждали. А потом добрался до нас один летёха — грязный, оборванный. Он вроде как приказ доставил. Хотя какой там приказ — на мятом листке, карандашом. Короче, написали, мол, всё, нет больше ничего, всё рухнуло, «по возможности сохраните личный состав, гражданских и материальную часть». А через неделю стало понятно, что лейтенант тот с собой какую-то заразу приволок. Два месяца — и кроме меня никого не осталось.

Семён, почти не двигаясь, слушал.

— Ну и решил я попытать счастья — выбраться к людям. А потом, уже в дороге, понял, что болен.

— Так, а мы тут причём?

— При том. Выбираюсь я на полянку твою и понимаю — вот люди, но мне туда нельзя. Даже к забору не подойти. Представляешь, как это?

Семён не ответил. Представил.

— А живёшь ты, ну то есть жил, совсем наивно — как будто кругом рай, а не тайга. Даже собаки нет.

— Она за дядей Ваней сбежала, — насупившись, пояснил Семён.

— Пусть так. Посмотрел я на это, ну и решил тебе помочь.

— Пугая нас?

— А чем плохо?

— А чем хорошо?!

— Ох, Сеня, Сеня, — покачал головой майор, — ты кем раньше работал?

— Учителем в школе, — после короткой паузы сказал Семён.

— Ну так подумай сам, на что я вас пугал.

Семён замолчал. Долго думал и, наконец, спросил:

— Учил, да?

— В точку. Подойти не мог — сам понимаешь, не с моей заразой. А у тебя баба, дитё — и ни сигнализации, ни ловушек, ничего. Понимаешь, нельзя сейчас таким салагой жить. Неровен час, кто другой набредёт на заимку твою. Потому я и… Вот.

— Понимаю, — кивнул Семён, — понимаю.

Они замолчали. Прошло минут десять, прерываемые кашлем, прежде чем Семён решился:

— Тяжело тебе было?

Антон не ответил. Просто неопределённо мотнул головой и сказал:

— Зато не зря, кажется.

— Не зря, — кивнул Семён, вспомнив засеку. И тут же спохватился, — Слушай, я, наверное, попал в тебя?

— Есть немного, — скривился Антон.

— Давай я поднимусь к тебе.

— Нельзя. И когда домой пойдёшь, обойди подальше.

— Ты уверен? Может, болезнь уже не заразная?

— Сдурел, что ли? Хочешь семьё рискнуть?

— Ты же рисковал собой.

Антон хрипло засмеялся. Очень быстро смех перешёл в надсадный кашель.

— Мне, когда я на тебя вышел, жить осталось месяц-полтора. Какой там риск, брось…

Семён поднялся:

— Ты мог попробовать пойти дальше. Вдруг где-то встретились бы люди с лекарствами. А ты остался. Я должен тебе помочь.

И сделал шаг вперёд. Антон встрепенулся и дал очередь. Недалеко перед Семёном упала подкошенная трава.

— Не подходи, — предупредил майор. — Я тебя, конечно, не застрелю, но раню обязательно.

— Но…

— Слушай, ты совсем дурак, нет? — вскипел Антон. — Сказано — нельзя, подцепишь заразу. Думаешь, мне не хочется к людям?! Думаешь, я хочу умирать? Но не-ль-зя, понимаешь ты?

Антон закашлялся. На этот раз он кашлял особенно долго. Кровь забрызгала бороду и оружие.

— Так что, — наконец смог продолжить майор, — не приближайся.

Семён удручённо кивнул.

— Вот и хорошо. А теперь слушай — где-то южнее, километров сто отсюда, кто-то посылает сигнал «SOS». У них нет приёмника, только передатчик. Передают уже примерно год. Может быть, это автоматическая станция. А может — люди. Что тебе теперь делать — решай сам. Я тебе больше помочь тебе ничем не могу.

Семён поднялся и сказал, приложив руку в сердцу:

— Ты и так помог. Спасибо тебе.

— Иди уже, не трави душу.

— Прощай тогда.

— Прощай.

У самого края опушки Семён повернулся, хотел что-то сказать, но только махнул рукой на прощанье и углубился в лес.

Антон выждал с полчаса и спустился на землю. Надо было уходить — учитель мужик совестливый. Ещё вернётся, хоронить станет, подцепит заразу.

Майор закинул автомат на спину и заковылял прочь. Рана была легкой — считай, только кожу содрало. Но болезнь… Болезнь брала своё.

Антон откашлялся, сплюнул кровью и пошёл быстрее.

Между Бугом и Днепром

Гнилой угол

Эту историю мне рассказали в маленьком новогрудском шинке.

Я медленно ел гречку со шкварками, когда ко мне подсел дед с лирой. Он заботливо уложил потрёпанный инструмент на лавку и со вздохом облегчения вытянул ноги.

Потом кашлянул и посмотрел на меня.

— Хорошо, — кивнул я, — так и быть, угощу. Но за это ты что-нибудь расскажешь. Интересное.

Старик, конечно, согласился. Я подозвал шинкаря, попросил принести вареной картошки со сметаной. Тот взял медный грошик и удалился.

Дед проводил его взглядом, погладил бороду и заговорил, тихонько подыгрывая на лире:

— Давно ли, недавно ли, далеко ли, близко ли, думай-гадай сам, да только если от Браслава на север принять да пойти день-другой, можно упереться в деревню, что завётся-прозывается Замостье. Под деревней той — болото раскинулось. Не обойти его, не объехать, не перелететь. Звали селяне то гиблое место Гнилым Углом. И не спроста — оттуда издавна напасть всякая лезла: то дождь не к месту, то град крупный, то ураган злой. А хуже всего — в том болоте лютый цмок жил. Страшный он был неимоверно — хватал коров, коз, иногда людей уволакивал в топь. Хлопы сами не могли совладать с гадом, но на их счастье добрый пан Бог послал им шляхтича Хадкевича, удалого да опытного вояра.

* * *

— Цмок, говоришь? — переспросил Адам Хадкевич, потирая колючий подбородок.

— Цмок, — подтвердил солтыс, управлявший панским имением. — Житья от него вообще не стало. Жрёт, понимаешь, всех подряд, гадина. И куда только в него всё влазит, чтоб его приподняло да приложило! Как бочка бездонная! Вот те крест, шляхтич, истинно как бочка.

Адам, дожидаясь, пока управляющий иссякнет, отпил молока прямо из крынки, роняя капли на грудь. Наконец, солтыс выдохся, и шляхтич сказал то, что давно крутилось на языке:

— Так не ходите на болото — и всего делов!

— Да как не ходить?! — взвился его собеседник. — А сенокосы? Там рядом знаешь какая трава? Молоко от неё сладкое-сладкое… Да ты и сам пробовал. Опять же, коровка или козочка, бывает, заблудиться. Ну не бросаться же скотинку. Ведь своя, родная. Или вот — клюква там богатая растёт. Её наберёшь, насушишь, всю зиму детишкам лакомство. Они едят, понимаешь, не болеют. Не, шляхтич, нам без болота никак нельзя. У нас тут, считай, вся жизнь вокруг болот вертится. А тут цмок этот! И откуда взялся? Ведь не было. Принесла нелёгкая нам на голову…

Хадкевич задумчиво дёргал себя за длинный ус, разглядывая закопчённый потолок хаты. Солтыс, наконец, заметил, что его не слушают и заговорил по-другому:

— Ты, шляхтич, не сомневайся — мы заплатим. Ты только избавь нас от цмока, а?

Адам глянул на свои прохудившиеся сапоги, шмыгнул носом и спросил:

— А что ваш пан, почему не пришлёт людей?

Управляющий вздохнул:

— Пан далеко, в Несвиже. Что ему до нашей глуши? Деньги идут в казну — и ладно. А моих гайдуков ты видел — только и годятся, что девкам юбки драть. Выгнал бы их, да других взять негде. На тебя вся надежда, панич, только на тебя.

— Понятно, — кивнул Хадкевич. — Понятно.

Дверь в хату отворилась, вошёл хлоп и позвал солтыса на двор, по хозяйственным делам.

— Ну, Ясь, что думаешь про цмока? — спросил Адам Хадкевич, когда управляющий вышел.

Ясь Вяличка, слуга и оруженосец, сопровождавший шляхтича без малого десять лет, почесал затылок, отхлебнул кваса и ответил:

— Дело для нас новое, господин, это ж не с татарвой рубиться. Поперёд думанья надо бы посмотреть на тварюгу.

Шляхтич кивнул:

— Так и поступим. Посмотрим на неё, а потом подумаем, как извести дьявольское отродье. И сколько денег за это взять.

Когда солтыс вернулся, Хадкевич встал с лавки, поправил саблю на поясе и сказал:

— Вот что — о цене поговорим позже, когда я на цмока погляжу да прикину, что к чему. А пока дай нам какую-нибудь худобу — на приманку.

Управляющий заохал, начал жалиться, мол, куда ж цельную животину да гаду этому ползучему скармливать, но под спокойным взглядом шляхтича умолк и ретировался на двор. Очень скоро бородатый хлоп в широкополой соломенной шляпе притащил старую облезлую козу.

— Вот, пане шляхтич, — пробормотал он, стянув шляпу и поклонившись, — самое то для Него. Он коз больше всех других любит. Самое ему лакомство.

Ясь отобрал у мужика верёвку и привязал козу к стремени своего коня.

— Нам бы проводника, чтоб дорогу показал, — бросил Хадкевич солтысу.

Тот глянул на хлопа. Мужик ковырнул лаптем землю и буркнул:

— А чего тут показывать? Ехайте себе вон тудой, — и махнул рукой куда-то за околицу, — тама всего одна дорога, не ошибётеся.

Адам покачал головой и тронул коня. Ясь сплюнул, одарил хлопа с управляющим презрительным взглядом и последовал за хозяином. Последней, негодующе мекая, затрусила коза.

Сразу за околицей всадников окружил плотный строй старых, обросших мхом елей. Дорога съёжилась в узкую тропку, только на одного всадника. Тропинка густо заросла травой и подорожником — видно, селяне редко пользовались этим путём.

Спустя полчаса кряжистые ели начали уступать место кривым берёзам да ольхе, а потом и совсем исчезли. Подстилку из хвои сменил пышный мох, а в воздухе ощутимо запахло стоячей водой.

— Довольно, — решил Хадкевич, — оставим коней здесь, а дальше пойдём пешком. И захвати пищаль — мало ли что.

Ясь кашлянул и кинул взгляд на своего вороного.

— Пустое, — ответил шляхтич на немой вопрос слуги, — кто сюда зайдёт?

Вяличка вздохнул и привязал лошадей. Покопавшись в тюках, достал огнестрел и большую торбу, где хранил пыжи, пули и всё остальное, что требовалось для пищали. Вытащил из чехла при седле верный бердыш. Немного поразмыслив, прихватил и рогатину, чтобы дорогу проверять. Шляхтич же не стал нагружать себя — довольствовался лишь саблей да круглым татарским щитом.

— Бери козу, — приказал Хадкевич, — пойдём.

Вскоре деревья сменились кустами орешника, а потом лес по правую сторону тропы исчез, уступив место моховому ковру, утыканному короткими стволами сгнивших берёз. Они стояли без ветвей, навытяжку, словно вымуштрованные прусские наёмники. Дальше виднелись низкие, словно вдавленные в землю, ивы и скрюченные елочки, а в просветах между деревьями поблескивала вода.

По макушкам деревьев пробежал шепоток, и закапал мелкий, противный дождь.

Мох сразу потемнел, по воде побежала рябь. С ветки ели сорвалась большая ворона. Каркая, она полетела.

Хадкевич проводил её взглядом, ещё постоял, разглядывая унылый пейзаж, и повернулся к слуге:

— Халимон Марцынкевич как-то рассказывал, что цмок тварь привередливая, не на всякого нападает, зато, если крови попробует уже не отстанет. Даже на краю света достанет. Поэтому так — козу привяжем вон там, у деревьев, поближе к воде. Думаю, так вернее будет. Потом вернёмся и здесь укроемся. Глядишь, и приманим цмока, посмотрим, каков он из себя. Что думаешь?

Ясь прикинул расстояние до деревьев и ответил:

— Далековато, можем толком не разглядеть.

Хадкевич усмехнулся:

— Если люди говорят правду, то мы его рассмотрим и с расстояния в два раза больше.

— Хорошо, — согласился Ясь. — Только вот…

— Что?

— Может, я один сбегаю? Что вдвоём идти, — пояснил Ясь, — делов-то — козу привязать! Я и один справлюсь. А?

Шляхтич потёр лоб, глянул на слугу, на болото и решил:

— Пойдём вместе. Так спокойнее будет.

Ясь не стал перечить.

— Будь осторожен, — сказал Хадкевич, — видишь, сколько окон?

Ясь кивнул. То там, то сям плотный слой мха разрывали аккуратные, почти квадратные провалы шириной в человеческий рост. Свалишься в них — и всё, поминай, как звали. Самому из окна никак не выбраться — разве только чудом.

— Я пойду первый, — приказал шляхтич, забирая у Вялички рогатину, — ты за мной, шагах в пяти. Привяжем козу — и обратно. Ждать.

Хадкевич осторожно, проверяя дорогу рогатиной, зашагал к воде. Ясь, таща упирающуюся козу, следовал за хозяином.

Посреди пути шляхтич неожиданно остановился и поманил к себе слугу.

— Смотри, — сказал он, когда тот приблизился, — вон туда.

Там, куда указывал Хадкевич, ясно виднелась длинная полоса примятого мха — словно с пяток толстых брёвен волочили. След вёл из одного окна в другое.

— Думаете, это цмок, господин?

— Кроме него не кому. Как, по-твоему, сколько он весит?

— Пудов пятьдесят, господин, никак не меньше. Иначе мох бы давно распрямился.

— Пятьдесят пудов, — повторил шляхтич, оглядываясь. — И может прямо из окна выскочить. Скверно.

Ясь повернулся, чтобы прикрыть хозяину спину, крепче сжал бердыш и подтянул козу поближе. Та недовольно замекала.

Почти тут же раздался плеск воды, и за деревьями мелькнуло что-то чёрное.

Шляхтич первым понял что это.

— Назад, Ясь, к дороге. Скорее!

Вяличка бросился обратно. Перепуганная коза мчалась впереди него, и он не задумывался особо, куда ступать — животное служило неплохим проводником. Шляхтич бежал сзади, ухватив рогатину наперевес.

Одно из окон впереди них забурлило, вспенилось, вскинулось фонтаном, и из болота вынырнула зубастая голова на длинной шее. И голова, и шея были раза в два больше лошадиных.

— Поворачивай, Ясь! — крикнул Хадкевич. — Налево!

Ясь бросил верёвку и свернул, как приказал хозяин. Коза, почувствовав свободу, припустила ещё сильнее.

Цмок одним резким движением выскочил из окна и, волоча чёрное брюхо по мху, помчался наперерез козе. Он почти настиг её, но та, отчаянно мекнув, сделала невероятный прыжок и скрылась в лесу.

Болотный гад прытко развернулся, сшибая длинным хвостом гнилые берёзы, и на замер, переводя взгляд маленьких красных глаз со слуги на шляхтича и обратно. Больше всего цмок походил на тритона — такой же чёрный, гладкий, блестящий, только очень большой. Из ноздрей чудовища вырывались фонтанчики дыма, а на спине трепыхались маленькие сморщенные крылья.

Ясь воспользовался заминкой и сорвал с плеча пищаль. Припав на колено и ругая себя последними словами за нерасторопность, Вяличка лихорадочно заряжал её. Если поспешить, то можно успеть. Быстрее, быстрее! Порох на полку, её закрыть, сдуть крошки, шомпол вытащить, порох и пулю в ствол, пыж туда же, шомпол…

— Эй, выродок ползучий, сюда давай. Ко мне! — заорал Хадкевич, отвлекая цмока от Яся.

Цмок словно услышал шляхтича. Выдохнул паром и кинулся на человека, извивая тело и вырывая куски мха когтистыми лапами. Адам перехватил рогатину поудобнее и приготовился отпрыгнуть в сторону. Расчёт прост — если повезёт, удастся ударить цмока в бок. А промажет — так успеет добежать до леса, пока тварь будет разворачиваться.

Ясь зарябил шомполом пыж, загнал бердыш древком в мох и кинул на него огнестрел. Прижался щекой к ложу, навёл ствол на мчащегося цмока, и дёрнул за курок.

Кремень ударил по кресалу, брызнули искры, но оружие не выстрелило.

Дождь намочил порох! Ясь зарычал и отшвырнул пищаль в сторону. Упав на колени, вытащил из торбы рожок с порохом, а из кошеля на поясе трут и кремень. Прикрыв их, насколько получалось, от ветра и дождя, принялся высекать огонь.

Чудовище быстро приближалось. Хадкевич сжался и напряг мышцы ног.

Ещё немного.

Ещё.

Сейчас!

Святы Бож…

Шляхтича учили воевать с самого детства. Он прошёл столько битв, стычек, поединков, боёв и схваток, что видел и знал всё, что может случиться в бою. Расчёт был верен.

Но цмок оказался быстрее и опаснее всех прежних врагов разом взятых.

Одновременно с прыжком человека, тварь изогнула шею и, ещё в полёте достала шляхтича.

Адам упал, заливая мох кровью, хлещущей из разорванного живота. Цмок, пробежал ещё несколько шагов и ловко развернулся.

Хадкевич закашлялся кровью и подтянул к себе рогатину. Чёрная туша противника медленно приближалась. Шляхтич стиснул зубы и приготовился ударить.

* * *

— Храбрый шляхтич истекал кровью. Она хлестала фонтаном, доставая до самого неба. Но не таков был Адам Хадкевич, чтобы потерять твёрдость руки и крепость духа, нет не таков! — старик нетерпеливо косился на тарелку с дымящейся бульбой, посыпанной укропом, но речь его лилась плавно, как песня.

Я слушал.

— Когда цмок приблизился, и открыл зловонную пасть, Хадкевич приподнялся и что было сил ткнул его рогатиной, и пробил болотному гаду язык и шею. Цмок завыл страшно и тут же испустил дух. И тут, словно сам пан Бог захотел посмотреть на храброго вояра, тучи над Гнилым углом разошлись, и на шляхтича упали лучи солнца. А спустя мгновение ясновельможный пан Адам Хадкевич, истребитель нечисти и защитник христиан, умер.

Дед перевёл дух и не удержался — захватил таки крепкими пальцами самую маленькую картофелину и, почти не жуя, проглотил.

— Слуга Хадкевича отрубил цмоку голову и вместе с телом хозяина привёз в деревню. Хлопы схоронили шляхтича со всеми почестями, а голову цмока нанизали на кол и воткнули у околицы. Слуга же, не выдержав смерти господина, спустя три дня утопился в болоте.

Старик ещё немного покрутил ручку лиры, выжимая из неё жалостливые звуки, потом отложил инструмент и принялся за еду.

Я поблагодарил деда за рассказ, расплатился за еду и вышел из шинка. В лицо ударили лучи яркого майского солнца.

Почти такие же, как тогда на болоте.

Да, старик многое рассказал правильно, почти ничего не приукрасил, но вот конец истории…

Хозяин не ударил цмока.

Потому что я отогнал болотного гада, прицепив на бердыш и запалив промасленную тряпку, которая лежала в торбе и служила для ухода за пищалью.

Цмок яростно рычал и изгибал шею, пытаясь обогнуть завесу из огня и дыма. Но Всевышний сберёг меня, и тварь отступила — развернулась и нырнула в ближайшее окно. Через несколько мгновений — три удара сердца, не больше — чёрная блестяща спина мелькнула в воде за деревьями и скрылась.

Подхватив хозяина, я поволок его к лесу. Забравшись поглубже, чтобы цмок не смог до нас достать, я осмотрел господина. В большой рваной ране виднелись внутренности, ручьём текла кровь.

Я навидался подобного, когда воевал с татарами, — их сабли вспарывают животы с одного удара. Такие раны очень опасны и далеко не всегда даже самый искусный и опытный лекарь или ведун-травник может спасти человека.

Нужно спешить — шансов мало, но брезговать ими не стоит. Я подхватил хозяина на руки и осторожно понёс к лошадям. Там положил его на землю и стал делать носилки, чтобы примостить раненного между конями.

Хозяина трясло, его лицо побелело. Кровь текла меньше, но всё же достаточно обильно, чтобы самое позднее к вечеру свести шляхтича в могилу. Надо было спешить.

И тут господин заговорил. Его голос был слаб, я не всегда разбирал слова и тогда мой несчастный хозяин кашлял кровью и повторял снова:

— Нельзя мне в деревню, никак нельзя. Цмок кровь мою попробовал, теперь не отстанет. Придёт за мной. А там же люди. Он нападёт и на них, понимаешь? Нельзя мне в деревню, Ясь, никак нельзя….

Я молчал. Господин снова и снова повторял одно и то же.

Я безмолвствовал. Господин говорил.

Он ничего не обещал этим людям. Он даже не собирался побеждать цмока, когда ехал на это болото. Но умереть побеждённым мой шляхтич не хотел. Не хотел и не стал.

И тогда я сдался.

Господин рассказал, что и почему нужно делать. Я не смог ему возразить. Я повиновался.

Пришлось вернуться на болото, собрать наше оружие. Мне повезло — цмок не появлялся.

Дождь стихал.

Вернувшись с оружием, я перетащил хозяина к тропе. Дал ему в руки саблю и щит, уложил под елью.

Уложил так, чтобы перед господином открывался вид на болото. Сам же спрятался в стороне, за деревьями. И натянув кунтуш на голову, укрыв под ним от дождя пищаль с новым, сухим порохом, принялся ждать.

Я ждал, смотрел, как тяжёло — с хрипом, рвано, судорожно — дышит умирающий хозяин, и по моим щекам текли холодные слёзы. А я не мог их унять.

Не мог и не хотел.

Дождь перестал, и в воздухе запахло гнилью. В верхушках деревьев путался слабый, раненный ветер. Адам Хадкевич лежал бледный, его бил озноб. Мох вокруг ели стал бордовым. Я глотал слёзы, но продолжал ждать. Упорно, истово, отчаянно.

Вскоре над болотом поднялся туман. Он лениво плавал надо мхом, не решаясь выползать в лес. Я откинул кунтуш — теперь уже порох не отсыреет.

Со стороны болота раздался всплеск. А потом в молоке тумана появилось тёмное пятно. Раскачиваясь, как маятник, оно приближалось.

Цмок шёл на приманку.

Хозяин очнулся. Его глаза ярко заблестели, он сплюнул кровь и, сжав рукоять сабли, прикрылся щитом.

Тварь пошла быстрее, волоча чёрное брюхо по мху. Господин оказался прав — уж если цмок попробует крови, то жертву в покое не оставит.

Я приготовился.

Цмок выполз на дорогу и остановился, дымя ноздрями. До шляхтича ему оставалось всего несколько шагов, но болотный гад не решался их сделать. Он ворочал головой туда-сюда, будто высматривал ловушку.

Хозяин с трудом повернул голову, посмотрел мне в глаза и чуть заметно кивнул.

Я задержал дыхание, уловил момент между ударами сердца и выстрелил. По округе, срывая птиц с деревьев, прокатился грохот.

Пуля угодила цмоку прямо в шею, вырвав здоровенный кусок мяса. Тварь завыла, начала метаться, вырывая лапами куски мха и заливая всё вокруг чёрной кровью.

Потом передние лапы цмока подкосились и он, протяжно завыв, рухнул на дорогу. Я подскочил и тремя ударами бердыша перерубил ему шею.

В тот же миг тучи над болотом разошлись, и красное вечернее солнце выжгло туман.

Мой господин вытер с лица кровь цмока, снова посмотрел на меня, улыбнулся.

И обмяк. Умер.

А я опустился рядом и долго сидел так, ничего не делая.

Потом, когда солнце село, погрузил тело господина на лошадь, к себе в седло привязал голову цмока с обрубком шеи и двинулся в деревню. Ехал долго — будто путь от селения до болота вырос втрое.

Хлопы обрадовались несказанно. Они нацепили голову цмока на шест, воткнули его у колодца и устроили пляски.

Я не танцевал — готовил господина к погребению: обмывал и переодевал. Когда закончил, уже светало.

Солнце ещё не добралось до зенита, когда из ближайшего села прибыл батюшка. Он отпел хозяина, и мы схоронили его на деревенском погосте, под высокой берёзой. Надо было бы отвезти господина на родной хутор-застенок, да тот два года тому назад сожгли крымчаки.

После похорон солтыс придержал меня за рукав:

— Это… Мы ж о цене не столковались.

— И что?

— Шляхтича схоронили, — зачастил солтыс, — всё справили, как следует. Попа вызвали, гроб я хороший дал. Поминки даже организовал. Даже службу заказал — отпоют шляхтича, помолятся за упокой. Ты не волнуйся, отработают на все деньги, я договорился. Будет ему на том свете хорошо и покойно. Примет его пан Бог, как родного примет!

— Чего ты хочешь?

Управляющий вздрогнул, растерялся, но тут же делано вздохнул, опустил плечи:

— Поиздержался я, понимаешь? Оставишь мне коня хозяйского, чтоб убытки покрыть? Ты не думай, я с животиной всегда добрый, не обижу. Или пищаль оставь — хорошее оружие в хозяйстве пригодится. А тебе одному всё одно много будет. Ну, согласный?

— Забирай. Моего коня и мою пищаль.

Управляющий скривился, но хлопнул всё же по плечу, разразился длинной благодарностью. Я скинул его руку и пошёл к деревенским, которые уже выставили столы посреди улицы и поминали моего господина.

У колодца, на самом видном месте, торчала голова цмока. Вокруг уже роились мухи.

Деревенские предлагали мне остаться. Обещали невесту сыскать, всем миром, толокой, хату поставить. Но остаться — означало платить за землю, воду, сенокосы и даже за право придти в церковь. И платить всё тому же болтливому солтысу.

А, самое главное, кому я один, без хозяина, нужен?

Я подался в Запрожскую Сечь. Побывал в Москве. Послужил в Пруссии.

Со дня гибели моего господина минуло почти два года, но и сейчас почти каждую ночь я вижу болото, поверженного цмока и улыбку моего хозяина.

В Новогрудке я опять искал работу — боевой хлоп, умеющий обращаться с саблей и бердышом, может пригодиться многим. Шинок же — самое лучше место для поиска таких людей.

Так я и оказался в корчме возле торговой площади.

И услышал рассказ деда.

Теперь, благодаря этому старику, я, наконец, могу как на духу, как на исповеди, сказать то, что всё это время жило в душе.

Я, Ясь Вяличка, человек застенкового шляхтича Адама Хадкевича, хоть сейчас, хоть через тысячу лет, перед людьми и перед Богом, под присягой и под пыткой, готов сказать и повторить сколько угодно раз: я не жалею.

Может, я ошибся. Может, я должен был хотя бы попробовать спасти жизнь хозяину или облегчить его страдания. Может и так. Но я сделал то, что сделал.

И рассказ деда в шинке говорит мне, что в людской памяти мой хозяин остался тем, кем хотел.

Победителем.

Люди на болоте

— Значит, — председатель заглянул в направление, уточняя имя, — Олег Соболев, ты в наш колхоз на практику? Так?

По-русски он говорил очень чисто, без грубого местного акцента. Единственным, что выдавало в этом пожилом мужчине уроженца БССР, была необычная, воздушная мягкость речи.

— Да, Рыгор Наумович, — ответил юноша. — Второй курс закончил и вот…

— Ты не стой, присаживайся, — председатель указал на стул по другую сторону стола. — Второй курс, значит? Что-то староват ты для второго курса, студент.

Олег слегка улыбнулся — многие так говорили:

— Так я после армии. Отслужил и поступил на географический.

— Понятно, — кивнул председатель. — А с чем к нам?

— Ну, как же? — удивился студент. — Полесье — это ж самый болотистый край во всём Союзе. Где ж, как не здесь их изучать? У меня курсовая будет, вот я и приехал материал собрать.

Услышав про изучение, председатель сдвинул кустистые брови и заёрзал на стуле. Олег заметил это, но виду не подал — мало ли отчего человек нахмуриться может. Вдруг у него старая рана заболела?

— Значит, изучать…, — протянул Рыгор Наумович. — А почему у нас? Ну, почему в нашей деревне?

В его голосе Олегу почудилось волнение. Странное, непонятное. Необоснованное. Тем не менее, студент ответил:

— Да я как-то не выбирал. Куда направили, туда и поехал. Лишь бы на Полесье.

— Не выбирал, говоришь? — лицо председателя немного посветлело.

— Ну да, — подтвердил студент, — в деканате связались с облисполкомом, а они к вам направили.

— Слушай, — неожиданно подался к нему Рыгор Наумович, — а давай я тебя в другой колхоз переведу. У нас-то что — всего-то три десятка домов в деревне. А там — три деревни больших, в одной даже клуб есть, танцы проводят, кино, значит, по выходным крутят. Давай я тебя туда переведу?

Олег, удивлённый напором председателя, поскрёб затылок и ответил:

— В деканате не поймут. Раз сюда направили, значит тут и надо быть.

Председатель откинулся на спинку стула, потёр небритый подбородок, потом выдохнул и поднялся:

— Ну ладно, студент, как хочешь. Пойдём, определю тебя на постой.

Юноша взял тяжёлый рюкзак и двинулся вслед за Рыгором Наумовичем. На крыльце тот остановился, достал кисет с махоркой, бумагу и ловко свернул самокрутку.

— Будешь?

Олег помотал головой, отказываясь — даже в армии он не закурил.

Председатель затянулся, довольно жмурясь, и спустился с крыльца. Олег последовал за ним.

— Поселим тебя у деда Антося, — говорил Рыгор Наумович, пока они шли, утопая в мягкой белой пыли широкой улицы. — Живёт он бобылём, старуху евоную в войну каратели расстреляли, пока он партизанил. Так он с тех пор и не женился.

Олег рассеяно слушал, время от времени поправляя лямки рюкзака.

— Дед Антось — человек у нас легендарный, — продолжал Рыгор Наумович. — Он почти всю жизнь под ружьём провёл. В девятьсот пятом с японцами воевал, в Первую мировую, значит, с немцами. В гражданскую беляков да поляков бил. Потом — уже в партизанах — карателей по лесам отстреливал да поезда взрывал. Наград у него — на всю деревню хватит. Восемьдесят лет старику, а он бодряк бодряком.

Они подошли к слегка покосившейся хате с маленькими окнами, низкой дверью и без крыльца.

— Предлагал я деду поставить новый сруб, — извиняющимся тоном пояснил Рыгор Наумович, заметив, как Олег разглядывает дом, — только старик против. Говорит, мол, хаты молодым нужны. Может, и прав он.

Председатель постучал в дверь:

— Дед, ты дома?

Никто не ответил. Рыгор Наумович, нагнувшись, зашёл в сени и позвал ещё громче. На этот раз из-за хаты долетел ответ:

— Тута я! Курэй кармлю.

Председатель жестом позвал студента за собой и прошёл через сени к другим дверям, ведущим, судя по всему на двор.

Там их встретил колоритный старикан — небольшого росточка, в затёртой пилотке с рубиновой звездой, бородатый и весёлый. Он сыпал мелкое зерно себе под ноги, где копошился с десяток рыжих куриц.

— Бог в помощь, — кивнул председатель деду.

— Казау Бог, каб ты дапамог, — ухмыльнулся тот, а Олег поморщился — сильный белорусский акцент деда резанул слух. Да и понятно не всё.

— Вот, дед Антось, — сказал Рыгор Наумович, указывая на юношу, — постояльца к тебе привёл. Звать Олегом. Он студент. Из самой Москвы!

— Ды няужо! — изумился дед, — А навошта прыехау? Што табе там не сядзицца?

— На практику я, — ответил Олег, в общих чертах понявший вопрос. — Я на географическом учусь, буду курсовую по болотам писать, вот и приехал исследовать.

Услышав про исследования, старик удивлённо поднял брови и спросил у председателя с какой-то странной, непонятной юноше интонацией:

— Ён суръёзна?

— Да, — ответил тот, и в его голосе студенту почудилась та же странная интонация, только сейчас он смог её определить — эти двое говорили так, словно за короткими словами лежало гораздо больше информации. Они говорили так, будто знали что-то, чего ему знать было не положено.

— Ага, — непонятно про что сказал дед, переводя взгляд обратно на Олега, — Ага…

В этот момент глаза старика неожиданно метнулись обратно, в сторону председателя.

Олег обернулся, но увидел лишь, что Рыгор Наумович просто трёт переносицу. Или… непросто? Может быть, это какой-то знак? Похоже, что-то здесь нечисто с этими болотами. Может, и старик, и председатель — недобитые фашисты? А что, таких случаев на западных окраинах СССР много происходило. И далеко не факт, что всех таких недобитков раскрыли. Надо разобраться…

— Ну, — нарушил слегка затянувшуюся паузу дед Антось, — пайшли у хату.

* * *

Олег пристроился на пеньке, открыл тетрадь и карандашом вывел заголовок: «Восьмого июля 1958». Уже третий день он лазил по местным болотам, которые начинались почти сразу за околицей. Материала для курсовой было столько, что он не успевал записывать.

«…низменная территория, представляющая собой систему аллювиальных, пойменных, озёрно-аллювиальных равнин с участками водно-ледниковых и моренных равнин, сильно денудированных краевыми ледниковыми холмами и грядами. Предполагается наличие крупных заторфованных болотных массивов и остаточных озёр».

Юноша потянулся всем телом, и поднялся. Нужно ещё походить, посмотреть. Впрочем, можно ещё минутку постоять, наслаждаясь прохладой и густым, насыщенным запахом, в котором смешивались ароматы хвои, запахи мха, облепившего деревья и землю, духан стоячей воды, покрытой зелёной ряской. А если не двигаться, то, если повезёт, удастся увидеть какую-нибудь болотную птицу, их здесь немало.

Всё, хватит отдыхать — пора работать. Олег тряхнул головой, поправил шапку с москитной сеткой, под которой прятался от ненасытных комаров и засунул тетрадь с карандашом в старый армейский планшет. Подхватив длинную палку, которую он взял на дворе у деда, юноша зашагал дальше.

Да, без палки здесь нельзя. Болота кругом подлые, топкие. Смотришь — вроде твёрдая земля, мох вон растёт, ольха кривая притулилась недалеко, осока шелестит, ягоды растут. А наступишь — провалишься в самую трясину, из которой самому никак не выбраться. Иногда прямо во мху виднеются узкие, словно гробы, проёмы. Их называют окнами. Вот уж куда точно попадать не надо — смерть верная.

А уж если болото открытое — одна вода и кочки редкие с кустами, — то и вовсе глаз да глаз нужен. Пока не протыкаешь дно на пять метров вокруг — даже и не думай идти. Словом, опасные тут места.

Тщательно проверяя дорогу палкой, Олег шёл вперёд. Заблудиться он не боялся — не зря всё-таки отслужил под Иркутском. Ориентироваться в лесу умел, дорогу хорошо помнил, никогда не плутал — что ж тут волноваться?

А вот поведение деда никак не шло из головы. Старик нет-нет да и заводил разговоры о том, что, мол, у них под деревней болота никакие, бедные. И тут же добавлял, дескать, настоящие болота в соседнем колхозе, километров за сорок отсюда.

Председатель, зашедший один раз, ничего такого не говорил, но юноша успел заметить его вопросительный взгляд, адресованный старику. И лёгкое покачивание головы деда Антося Олег ухватил. И то, как расслабился Рыгор Наумович после этого, тоже увидел.

По всему выходило, что эти двое чего-то боятся. Словно на этих болотах можно найти что-то такое, что должно быть скрыто от посторонних глаз.

Но что?

Версия про гитлеровских недобитков казалась очевидной, но совершенно не вязалась с прошлым старика. Разве может человек, сражавшийся против немцев, быть их шпионом? Или может, дед Антось и не воевал против них? Нет, тогда бы вся деревня знала его как полицая и старик бы поплатился за это ещё в 44-м, сразу после освобождения.

Значит, эта версия отпадает.

Олег на секунду остановился, поправил рюкзак, в котором лежал хлеб, огурцы и фляга с водой, и зашагал дальше.

Тогда — председатель и старик работают на какую-нибудь иностранную разведку? Английскую или, скажем, американскую? И на болотах у них спрятан, например, передатчик?

Тоже не всё гладко — для чего капиталистам шпионы в таком глухом уголке Союза? Полесье хоть и на западе находится, но добраться сюда всегда было сложно. А после войны, когда партизаны устроили немцам «концерт» на рельсах, взрывая чуть ли ни каждый метр железнодорожного полотна, так и вовсе проехать сложно. Олег последние километров пятьдесят до колхоза проделал на телегах или пешком. И дороги, по которым он ехал, никак нельзя назвать хорошими.

Выходит, старик и председатель — не шпионы? А если тут рядом есть секретная военная часть, а он, Олег, просто не в курсе? Тогда — всё возможно.

А может быть дело в том, что эти двое что-то прячут на болотах? Например, самогонный аппарат? Хотя зачем — наверняка такой есть в каждой хате. Это ж деревня, куда без самогона, который местные смешно называют «самапляс».

Чёрт! Ничего путного на ум не приходит. Ну и ладно, хватит догадки строить. Лучше присматриваться и прислушиваться. Глядишь, что-нибудь и прояснится.

Олег отмахнулся от комаров и зашагал быстрее.

* * *

Они встретили его вечером, когда он возвращался с болот. Четверо крепких парней, совсем молодых, ещё не служивших.

Олег их уже видел — они приходили послушать его рассказы о Москве. Не хотелось служить аттракционом для местных, но председатель очень просил, всё упирая на то, что Олег комсомолец. Пришлось согласиться и давать что-то вроде концертов. Только без песен.

Завидев Олега, парни оживились. А тот удручённо вздохнул. Ну что за привычка у деревенских? Обязательно нужно проверить городского на прочность. Разумеется, дракой.

Собственно, драться Олегу было не в первой — в армии, когда отпускали на танцы, не раз доводилось с местными кавалерами биться, и один на один, и в свалке. Да и до службы тоже без синяков редко ходил. А уже в институте и вовсе в боксёрскую секцию записался. Пару раз даже на чемпиона института претендовал. Безуспешно, правда.

Так что драки Олег не боялся. Но и не хотел.

— Эй, студзент, — безбожно «дзекая» обратился к нему один из парней, когда Олег приблизился метров на десять, — пагадзи. Пагаварыць нада.

Остальные ребята стали так, чтобы загородить Олегу дорогу в деревню. Он, впрочем, и не собирался убегать:

— Ладно, давай поговорим. Только одни на один. Идёт?

Парня откровенность Олега смутила, и он нерешительно засопел.

— Вот и хорошо, — сказал Олег, сбрасывая на траву рюкзак, на него шляпу, планшет и палку. — Драться будем до первой крови. Ясно?

Деревенские совсем опешили и недоумённо переглядывались. «А вот так, салаги, — усмехнулся про себя Олег. — Надо было сразу нападать, а теперь уже я здесь правила устанавливаю».

Наконец, вперёд вышел белобрысый детина — крупный, слегка неуклюжий, как медведь:

— Ясна.

— Тогда давай, — кивнул Олег, принимая стойку.

Белобрысый не стал долго раздумывать, а сразу попёр в атаку, держа руки на уровне груди и слегка загребая ими воздух.

Олег сделал обманный выпад правой, а когда противник, купившись, открылся, от души врезал прямо в нос. Верзила охнул и пошатнулся, схватившись за лицо.

Не теряя времени, Олег подскочил к нему и впечатал кулак в живот здоровяку. Тот хрюкнул и повалился на колени, не отнимая рук от лица. Между пальцами заструилась кровь.

Олег сделал несколько быстрых шагов назад, цепко вглядываясь в остальных парней. Если нападут, ему не справиться. И если будут нападать, то только сейчас.

Ну… Ну…

Поверженный верзила с трудом уселся и, тихо ругаясь, задрал нос, чтобы остановить кровотечение. Остальные внимательно смотрели на него.

Ещё немного. Ещё пару секунд и они нападать не будут. Ещё чуть-чуть. Олег сделал ещё шаг назад, чтобы быть поближе к шесту.

Здоровяк сплюнул и тяжело поднялся.

«Самое время переходить в наступление» — подумал Олег.

— Вот что, мужики, — проговорил он, — поиграли и хватит. Мир?

Белобрысый, морщась от боли, ощупал распухающий нос, внимательно посмотрел на окровавленные пальцы, сплюнул и спросил:

— Навучыш так драцца?

Олег выдохнул — пронесло.

— Научу, — ответил он.

— Мяне Кастусём завуць, — верзила, подойдя, протянул окровавленную руку.

Олег пожал её и назвался, хотя вряд ли это было нужно — его и так все знали.

Остальные парни тоже назвались и пожали руку Олега. Уважительно так пожали.

— Пайшли з нами, — вступил в разговор Богдан, парень, который первым обратился к Олегу. — Адмецим…

Что именно они собрались отмечать, Олег так и не понял. Но отказать не решился — лучше уж немного выпить с парнями, иначе они крепко обидятся, и в следующий раз встретят уже с колами да оглоблями.

— Ладно, — вздохнул Олег, поднимая свои вещи. — Идём.

* * *

Утром следующего дня Олег сильно маялся головой. Самогон, который выставили местные, оказался неожиданно крепок. Дед Антось, предусмотрительно достал банку с ядрёным рассолом. Олег пил, и, не переставая, благодарил старика.

Тот хитро улыбался и кивал, мол, всё понимаю, сам молодой был. Глядя на его щербатую улыбку и весёлые глаза, Олег уже начал сомневаться в своих подозрениях. Может, зря он про старика так думает? Может, показалось всё — таинственность в голосах, перемигивания?

Однако за завтраком подозрения вернулись.

Ставя на стол сковороду с шипящей яичницей на шкварках, дед Антось улыбнулся и предложил:

— Можа, не хадзи сёння на балота?

Олег сразу насторожился:

— Почему?

— Дык пабераги сябе, — ответил дед, всё так же по-отечески улыбаясь, — Куды ты з такой галавой?

Вроде всё в его речи говорило о том, что он движем единственно заботой об Олеге. Но за улыбкой, за участливым тоном, за глазами добрыми чудилось Олегу страстное желание деда не пустить его на болота.

— Нет, мне нужно идти. Каждый день важен.

Дед нахмурился, но почти тут же снова улыбнулся, и поставил на стол крынку с козьим молоком, которое ему приносила соседка, баба Тоня:

— Вось, учарашнее. Тонина каза збегла, дык вось и няма сьвежага.

Олег кивнул, мол, ничего страшного, и продолжил завтрака. Дед бойко рассказывал о своих приключениях во время Первой мировой, студент слушал его в пол уха, и всё думал — ну что же такое есть на том болоте, отчего дед Антось ведёт себя так странно?

После завтрака юноша натянул штормовку с капюшоном (на улице накрапывал мелкий противный дождик) и вышел на улицу, прихватив шляпу, рюкзак с едой и водой, планшет и палку.

Сегодня он решил пойти не на юг от деревни, где начинались низинные болота, плавно переходящие в Припять, а взять севернее, в верховые, лесные болота. Деревня стояла так, что чётко отделяла один тип болот от другого. Удивительно, но правда — узкая, километров пять-восемь, не больше, полоска дерново-позолистых почв, на которой стоит деревня — и болота. По обеим сторонам.

Очень нетипичный для этих мест ландшафт. Олег записал это сразу по приезду и не переставал дивиться такой аномалии.

Стоило Олегу немного углубиться в лес, как со всех сторон навалились комары. Если бы не штормовка и шляпа с сетью, житья от проклятых кровопийц бы не было. А так — вполне сносно, хоть и жарковато. Но лучше пот, чем комары.

Приблизительно через час бодрой ходьбы по узкой тропинке, Олег отметил, что лес стал мельчать и редеть. Высокие сосны постепенно уступали место лиственным породам, в первую очередь вязу и осине. Кое-где виднелись низенькие, скрюченные берёзы.

Ощутимо пахнуло стоячей водой.

Ещё десяток шагов и перед студентом раскинулось болото — широкая ложбина, густо утыканная тоненькими сгнившими берёзами без ветвей, кустами и низкими, перекрученными деревцами разных пород. То там, то сям виднелись широкие кочки, покрытые мхом и ягодником. Кое-где мох резко обрывался в болотные окна, иногда среди кочек блестела чёрная вода.

Юноша в очередной раз пожалел, что забыл дома фотоаппарат, — такой пейзаж зря пропадает! Но делать нечего — рисовать он не умеет, придётся записывать. Надо только пробраться дальше в болото, чтобы лучше его изучить.

Перепрыгивая с кочки на кочку, Олег добрался до небольшого сухого островка, где и остановился, чтобы сделать записи.

Усевшись на мокрую траву и достав тетрадь, он начал писать, прикрываясь полой штормовки от моросящего дождя.

«…Судя по следам, оставленным водой на деревьях, уровень болота в течение года неоднократно меняется. Летом он ниже, весной и осенью по понятным причинам поднимается. Нестабильность уровня воды свидетельствует, скорее всего, о том, что в данном болоте нет (или очень мало) своих источников воды. Если так, то подвергнуть болото осушению достаточно легко, прокопав несколько относительно небольших канав. Осушенная площадь может быть очищена от растительности и пущена в сельхозоборот».

Раздалось тихое козье мекание. Юноша удивлённо вскинул голову и огляделся. Показалось? Он мотнул головой, поправил сбившуюся от этого шляпу и снова принялся писать.

Мекание повторилось.

Олег привстал и снова осмотрелся. Ничего видно.

Мекание прозвучало опять.

На этот раз студент понял, откуда оно идёт и, прищурившись, посмотрел в то сторону.

Очень скоро он заметил за кустами, метрах в пятидесяти от себя что-то светлое. Приглядевшись, он понял — это коза. Она зацепилась обрывком верёвки, болтавшейся на шее, за корягу и никак не могла вырваться.

«Наверное, сорвалась, когда баба Тоня вывела попастись», — решил Олег, спрятал тетрадь в планшет и, проверяя дно шестом, направился к козе.

На полдороге он остановился и присмотрелся — рядом с кочкой, на которой стояла горемычная коза, появилась другая — больше и покрытая не травой, а тиной вперемешку с водорослями.

Коза тоже заметила эту кочку и заметно обеспокоилась. Она начала рваться с веревки, трясти бородой и жалобно мекать.

Олег ускорил шаг — и тут же снова замер. Кочка — та, другая, — двинулась! Олег мог поклясться своим комсомольским билетом, что когда действительно переместилась ближе к козе. Но как?!

Коза заметалась на своей кочке, дернула верёвку раз, другой — и сорвалась. Радостно мемекнув, она прыгнула в воду и, погрузившись почти целиков, быстро поплыла прочь.

И тут же произошло невероятно — та, другая, кочка рванулась с места и накрыла козу с головой, как волна. Олегу даже на мгновение показалось, что он видит глаза. Большие, страшные, нечеловеческие.

Вода забурлила и на поверхность вырвалась голова козы, облепленная тиной. Животное замемекало, потом жалостливо крикнуло почти человеческим голосом, уставившись на Олега тоскливым желтым взглядом.

Олег рванулся к ней, но из воды выскочило что-то большое и снова обрушилось всей массой на несчастное животное.

Громкий хлопок-всплеск — и тихо. Только круги по чёрной, сытой воде.

Спустя мгновение вода словно выгнулась — что-то огромное быстро-быстро то ли поплыло, то ли побежало по дну прочь, в глубь трясины.

Олег так и остался стоять, завороженный разыгравшейся перед ним драмой.

* * *

Когда запыхавшийся парень влетел на двор, дед Антось занимался починкой косы.

Увидев постояльца, он отложил инструмент и поднялся. Двигался он медленно, словно просчитывал каждое следующее действие. Словно боялся ошибиться.

Олег упал на крыльцо и попросил пить.

Старик молча принёс широкий деревянный ковш, полный холодной колодезной воды.

Юноша сделал несколько крупных глотков, проливая воду на одежду, перевёл дух и заговорил. Дед Антось слушал внимательно, не перебивал, качал головой и странно щурился.

Закончив рассказ, юноша подался к старику и спросил:

— Что это было, дед Антось?

Старик отечески похлопал Олега по плечу и ответил, сдерживая улыбку:

— Прывидзелась табе, унучак. Не пей так больш. А то и не такое убачыш.

— Да не привиделось мне, — вскинулся Олег, — я ж трезвый был.

— Э, унучак, — махнул рукой дед Антось, — ад нашага самаплясу тольки на трэци дзень трызвеюць. Не пей так больш.

И пошёл себе в хату, не обращая больше внимания на Олега.

Юноша проводил старика удивлённым взглядом и, немного посидев, пошёл в огород.

Там, в зарослях малинника, у деда стояла короткая скамейка, на которой он любил сидеть особо жаркими днями. Олег присел, укрывшись в тени растительности, и задумался.

Померещилось? От самогонки? Нет, ерунда это. Что он, в первый раз выпивал что ли? Выпивка хоть и крепкая была, но не настолько, чтобы он не протрезвел к утру следующего дня.

Если так, то, выходит, на болоте есть что-то, что запросто может утащить козу. И, понятное дело, не для того, чтобы искупать или поиграть. А раз козу может утащить, то и так и до человека недалеко. Тот же ребёнок не намного больше козы весит…

Но что же это за тварь? Олег слыхал про сомов, которые уволакивали уток там, или гусей. Конечно, рассказывали, что и на людей они иногда покушались, но в это не верилось.

Да и не живёт сом в таких болотах. Он вообще не живёт в болотах.

А что это, если не сом? Ведь нет в этих местах таких животных, которые могли бы так охотиться. Просто нету.

Задумавшись, Олег не сразу понял, что слышит голоса. Он прислушался — они доносились со двора бабы Тони.

— …усё, гавару, — скрипел дед Антось, — не шукай. На балоце яна была. Ну и… сама разумееш.

— Вой Божа ж, мой Божа, — застонала женщина. — А можа, абыйшлося? Га?

— Не, — отрезал старик, — мой студзент яе бачыу. И — яго.

Олег, услышал слова деда Антося, едва не вскрикнул от догадки, но сумел сдержаться.

— Ох, — выдохнула баба Тоня и замолчала.

Дед Антось ещё немного побурчал, успокаивая всхлипывающую соседку, и пошёл со двора.

Олег сидел как на иголках. Так вот что скрывал дед — то самое болотное чудище, жрущего коз. Пока совершенно не ясно, какая между ними связь, но то, что старик знал об этом существе, и не хотел, чтобы Олег с ним встретился — очевидно.

Юноша поднялся — надо срочно идти к председателю, собирать людей и поспешить на болото. Осушить его — пару дней работы, если всем разом взяться. А когда вода уйдёт, изловить чудище не составит труда. И тогда он уже не будет представлять опасности, ни для коз, ни для — тьфу, тьфу, тьфу — детей.

Но, сделав пару шагов, Олег остановился. Председатель? Да ведь он первый отговаривал его от исследования местных болот. Значит, тоже знал? Наверняка! Потому и перемигивался с дедом. Так что глупо ждать от него помощи и содействия.

Олег потёр лицо — может, стоит пойти к вчерашним знакомым, с которыми отмечали приезд. Они могут согласиться. Вон белобрысый Кастусь говорил, что у него сестрёнка маленькая — страшная непоседа, вечно норовит из дому сбежать и пойти в лес да на болото. Не ровён час, зайдёт она на ту трясину…

И потом ребята деревенские — почти комсомольцы, говорили, осенью будут принимать. Такие не должны отказаться.

Олег снова потёр лицо.

А что, если они тоже про болотную тварь знают? И стоят на стороне председателя? Если обратиться к ним, то не известно, чем всё закончится.

Или ещё с кем-нибудь поговорить? Он же почти всех тут знает — каждый вечер люди приходили слушать его рассказы о Москве.

Олег поскрёб подбородок и решительно мотнул головой. Нет! Лучше промолчать и сделать всё самому — мало ли, как люди отнесутся к его предложению.

Юноша встряхнулся, напустил на себя усталый вид и медленно, пошатываясь, пошёл к хате.

Дед Антось сидел на крыльце и продолжал чинить косу.

Студент остановился и, старательно зевнув, сказал:

— И правда, что-то не выветрился хмель. Пойду, что ли прилягу.

— Ага, — заулыбался старик, — харошае дзела. Прыляг, канешна.

Олег улыбнулся ему в ответ и пошёл в хату.

* * *

Олег аккуратно приоткрыл дверь сарайчика, где старик хранил всякий инструмент, и взял лопату. Замер, прислушиваясь.

Деревня спала. Он же проснулся часа в четыре ночи, тихо поднялся, чтобы не разбудить деда и вышел на двор.

Сейчас надо тихо пройти по улице (жаль, не выучил, как ходить огородами) и — к тому болоту. За один день, он, конечно, не управится, но до конца практики ещё две недели, так что можно успеть. Главное, чтобы никто его не заметил.

За спиной раздался шорох. Олег подпрыгнул и развернулся, выставив лопату словно копьё.

И тут же опустил его и улыбнулся.

Это пёс деда Антося, старый кобель Юзя, выполз из будки, и смотрел на юношу укоризненным взглядом, мол, ходят всякие, спать не дают.

Олег потрепал собаку по голове, закинул на плечо рюкзак и, тихо приоткрыв ворота, вышел на улицу.

Было тихо. На траве густо лежала роса, а восход едва-едва подёрнулся розовым. В небе ещё спокойно мерцали крупные, совсем не такие как в Москве, звёзды.

Олег запахнул штормовку и зашагал по улице, надеясь, что собаки, которых хватало в каждом дворе, не проснутся.

Юноша шёл, ёжась и передёргивая плечами — хотя людей на единственной улице деревни не было, он постоянно чувствовал на спине тяжелые взгляды. Казалось, смотрят отовсюду — сквозь щели покосившихся заборов, заросших малиной, шиповником и сиренью, из маленьких, наполовину затянутых белыми занавесками окошек, с крон высоких клёнов и вязов. Деревня, будто живая, буравила чужака взглядами тысячи глаз.

Олег вертел головой, останавливался, внимательно осматривался, но вокруг было пусто.

Он шёл дальше, и снова чувствовал на спине тяжёлые взгляды.

Когда деревня закончилась, и начался лес, полегчало. Олег пошёл быстрее.

До болота он добрался быстрее, чем вчера — всё же, знакомая дорога, пару раз хоженая. Юноша походил немного у самого края воды, примериваясь, где копать, потом выбрал место — удивительно ровную площадку немного в стороне, чтобы чудище не мог прыгнуть из болота — и приступил.

Поначалу копалось легко — мокрая земля охотно поддавалась лопате. Глубже стали появляться корни. Олег бодро перерубал их лопатой и продолжал копать.

А потом рядом хрустнула ветка.

Олег резко выпрямился. И уткнулся взглядом в серые глаза, прятавшиеся под кустистыми бровями.

— Бог в помощь, — сказал председатель и поправил ремень двустволки на плече. — Что делаешь?

Олег отступил на шаг назад — не нравился ему тон Рыгора Наумовича.

Сзади тоже хрустнуло.

Юноша обернулся — из-за низкой ели вышел дед Антось. В отличие от Рыгора Наумовича старик держал ружьё в руках. И направлял его на Олега.

Тот сглотнул, кинув мимолётный взгляд на болото, повернулся к председателю.

— И не думай убегать, — остудил его тот, — дед до сих пор без промаха бьёт. Понял?

Олег кивнул и, кинув взгляд за плечо председателя, ещё раз судорожно сглотнул — из предрассветного тумана, тянувшегося с болота, выходили ещё три тёмные фигуры. Он знал их всех. Белобрысый Кастусь, щербатый Богдан, местный агроном Карп Игнатович.

Парни держали шесты и верёвки, агроном — винтовку-трёхлинейку. Они подошли и молча стали рядом с председателем.

Похоже, он не ошибался — они все на стороне этого чудища. И пришли они сюда не просто так…

Юноша облизнул пересохшие губы. Что делать? Бежать? В болото? А если там — монстр?

Но оставаться здесь ещё глупее…

Олег резко, без замаха, швырнул лопату в председателя и бросился к спасительной воде.

Грохнул выстрел, правое бедро обожгло болью.

Олег споткнулся, припал на колено и тут же получил по плечу шестом.

Упал. Прикрыл голову, пытаясь защититься от сыплющихся со всех сторон ударов. Крутился на месте, чтобы не попали. Без толку. Нападавшие били уверенно, сноровисто.

— Хватит, — приказал через минуту Рыгор Наумович.

Они тут же прекратили, но крепко связали юноше руки за спиной, больно стянув локти. Рывком поставили на ноги.

Председатель подошёл к юноше.

— Болото осушить хотел, так?

Олег промолчал.

Тут же в левую скулу врезался тяжёлый кулак Кастуся. Во рту стало кисло от крови.

Олег сплюнул красным.

Рыгор Наумович повторил вопрос.

— Там, — Олег, решив не запираться, мотнул головой в сторону болота, — чудовище. Я видел…. Оно же опасно.

— И?

— Если спустить воду, его легко можно обезвредить…. Только вам это, похоже, не нужно.

Олег ожидал нового удара, но его не последовало.

— Да, — председатель свернул цыгарку и с наслаждением закурил, выпуская терпкий дым в свежий утренний воздух. — Нам это не нужно.

Остальные деревенские закивали.

— Но почему? — не выдержал Олег, обращаясь сразу ко всем. — Ведь это чудовище может не только козу съесть. Ему же ничего не стоит человека сожрать. Особенно ребёнка. Кастусь! А если твоя сестра сюда забредёт? Или какой другой ребёнок? Этой твари всё равно ведь — коза или человек. Ему лишь бы мясо…

Олег замолчал, глядя на председателя. Тот лишь качал головой и грустно улыбался.

— Эх, — махнул рукой Рыгор Наумович, — молодо-зелено.

Он отступил на шаг назад и обвёл рукой, указывая на деревья вокруг.

— Смотри, студент. Это — наш лес. Это — наше болото. Мой дед жил здесь. И его дед. И его. В этом лесу, на этих болотах. Понимаешь?

Олег на всякий случай кивнул — похоже, они тут чокнутые. Таким лучше не перечить. По крайней мере, не в его положении.

— Мы всегда здесь были, — продолжал Рыгор Наумович. — А ты пробыл тут сколько? Неделю? Полторы? И уже думаешь, что лучше нашего понимаешь в наших же болотах. Так?

Олег опять не ответил. Державшие его парни слегка ослабили хватку. Он уже не надеялся сбежать, но всё-таки, всё-таки…. Поэтому лучше притупить их бдительность видимой покорностью.

Он подошёл к Олегу вплотную и, взяв юношу за волосы, повернул его голову в сторону болота.

— Того, кого ты назвал чудовищем, — процедил Рыгор Наумович, — в наших краях зовут болотником. Он живёт в болоте с самого начала мира.

Председатель повернул голову Олега к себе:

— Он помогает нашей деревне с таких времён, что никто не помнит. Потому мы и стоим от века. Он в этих болотах топил и крымчаков, и шведов, и французов. Он топил здесь немцев в Империалистическую. В Гражданскую он топил всех подряд — и белых, и поляков, и зелёных, и… Короче — всех.

Председатель отпустил Олега и повернулся к болоту.

— Когда пришли немцы, мы прятались на этих болотах. А болотник топил карателей и приносил нам птиц и рыбу, чтобы мы не умерли с голода.

Он повернулся к Олегу.

— Если бы не болотник, вот он — председатель указал на Кастуся, — не стоял бы сегодня здесь. Болотник спас его. Он нас всех спас, как спасал наших дедов и их дедов.

Председатель поиграл желваками.

— А ты — глупый студен, который думает, что знает всё лучше нас. И ты решил его убить. Думаешь, мы допустим?

В болоте захлюпало. Олег глянул, и его брови приподнялись. Из воды на сушу выползала та сама огромная кочка, облепленная тиной. Теперь, на земле, она казалась ещё больше — ростом почти с председателя и гораздо шире.

Болотник замер, и Олег смог разглядеть его. Больше всего существо походило на гриб, у которого вместо ножки — короткие толстые щупальца.

И большие, красные, но почти человеческие глаза.

Председатель подошёл к болотнику и поклонился.

— Здравствуй, — сказал он.

Болотник заурчал.

— Мы тут это… угощенье тебе нежданное, вот — глухо сказал Рыгор Наумович и, повернувшись к людям, махнул рукой. — Давайте, хлопцы!

Деревенские подхватили Олега, приволокли на край болота, кинули в жижу и быстро растянули его между двух деревьев, привязав к ним концы верёвки.

Болотник заурчал громче и подался вперёд.

Председатель отступил на шаг и снова поклонился чудовищу:

— Ешь, отец.

Остальные люди — кроме Олега — тоже поклонились. И разом прошелестели:

— Еш, бацюхна, еш сытна.

— Вы что?! — завопил Олег, увидев, что болотник стал медленно приближаться, — вы что творите, нелюди!? Я же человек! Я живой! Не хочу!!!

Болотник подобрался к нему вплотную. Олег захлебнулся криком, рванулся, потом ещё. А затем вдруг напрягся и, рыча от боли, встал на ноги, с трудом выпрямился и рявкнул прямо в глаза чудовищу:

— Не боюсь тебя!!! Не боюсь!!!

Болотник никак не отреагировал. Он протянул мокрое щупальце и коснулся лба Олега. Тот мотнул головой, но безрезультатно — щупальце осталось на месте, обжигая кожу холодом. Болотник будто наклонился и заглянул в глаза человека. Олег не мог отвести взгляда, поэтому тоже смотрел. И не увидел в глазах чудища ничего — только багрянец и огонь.

Неожиданно болотник защёлкал, зачирикал почти как соловей, и отпустил Олега. Чудовище отползло к председателю и протянуло ему щупальце. Рыгор Наумович выставил руку, ладонью вверх. Болотник осторожно коснулся ладони, задержал на мгновение щупальце, словно говорил что-то, и стал отползать обратно в воду.

Несколько секунд — и от него остался только мокрый след на мхе и быстро удаляющаяся кочка в болоте.

Председатель проводил его взглядом, пока тот не скрылся за кустами, и повернулся к Олегу. Тот тяжело дышал, но стоял твёрдо. На перемазанном лице тёмными провалами зияли шальные глаза.

— Знаешь, почему он тебя не тронул?

Олег сглотнул, но ничего не сказал — спазм перехватил горло.

— Ты не замышлял худого против нас. А что ты задумал против него… он простил. Повезло тебе, стало быть. Отвязывайте его, хлопцы.

Едва Олега освободили от пут, он закашлялся и согнулся по полам. Его вырвало.

Деревенские спокойно ждали, пока он успокоится.

Наконец, юноша смог выпрямиться и его глаза стали осмысленными.

— Повезло тебе, — повторил Рыгор Наумович, — А ты его убить хотел. Он вот тебя — простил.

— Он чудовище, — с трудом двигая непослушными губами, наконец, выдавил из себя Олег.

Председатель наклонил голову, пожевал губами:

— Мы живём так столько, сколько себя помним. Мы живём так, как у нас получается. И раз мы до сих пор живы, значит, всё не так уж плохо.

— Но мир изменился, — Олег отёр грязь с лица. — Теперь на вас никто не нападает, ведь больше нет врагов. Болотнику не отчего вас защищать.

Председатель вздохнул:

— Эх… Это благодарность. Понимаешь? Да и времена меняются. И враги могут появиться. Тогда болотник снова нам поможет.

— А пока будете кормить его? — Олег снова почувствовал закипающую ярость. — Например, теми, кто не хочет мириться с таким положением вещей.

Председатель окинул студента долгим взглядом:

— Вот что — я не на исповеди тут с тобой. Не хочешь — не понимай, не в институте. Может, потом поймёшь.

Рыгон Наумович повернулся к своим:

— Пойдёмте. Нам тут пока нечего делать.

Деревенские, уже присевшие на мох, встали. Дед Антось заботливо поднял лопату.

— Вот что, студент, — сказал председатель, — Раз болотник тебя не тронул — можешь уходить. Тебе здесь всё равно делать нечего. Вещи твои у деда в хате, в полном порядке. Можешь забирать и уходить. Ногу мы тебе, конечно, забинтуем и — так уж и быть — до Выговщан на телеге подвезём. Если спросит кто — ответишь, мол, случайно на охоте подстрелили. Несчастный, дескать, случай приключился, вот и вернулся. Понял?

Олег помолчал немного, разглядывая мох под ногами, и кивнул.

— Ну, раз понял — пошли.

Идя за председателем, Олег рычал про себя: «Я вам покажу! Я пойду в райком, обком, в милицию, в республиканский комитет. Я достучусь. Я пригоню сюда десяток тракторов. Я осушу болото, я вам тут устрою!!!..». Когда заканчивалась фантазия, и угрозы иссякали, он начинал всё заново. Злость бурлила и вскипала каждый раз, когда раненая нога отзывалась болью при очередном шаге.

Выйдя к деревне, Олег сел на упавшую ель на самом краю леса, чтобы дать немного передохнуть нещадно болевшей ноге. Рыгор Наумович понял его и, коротким приказом отпустив своих, присел рядом.

Они сидели молча и смотрели на деревню, где все уже проснулись и суетились по мелочам. И не было в действиях этих людей ни злобы, ни обречённости — обыкновенные, нормальные крестьяне. Люди.

Люди, которые живут на болоте и по-своему приспособились к такой жизни. Люди.

Олег смотрел на них и думал. Председатель молчал. Олег смотрел и думал.

Наконец, он прервал затянувшееся молчание, повернувшись к Рыгору Наумовичу:

— Но почему именно так?

Тот — это было видно — понял его, но ответил не сразу. Сидел, думал. Потом пожал плечами:

— Я ж говорю — так всегда было.

Олег упрямо мотнул головой:

— А вы могли бы обойтись без болотника?

Председатель снова не ответил сразу. Он свернул цигарку, закурил, выдохнул дым, отгоняя проснувшихся комаров, и только тогда произнёс:

— Мой дед говорил: не стоит чинить то, что не сломано.

И тут же добавил, не дав Олегу сказать:

— Молчи. Я знаю, что ты мне сейчас скажешь. Мол, болотник — это как раз и сломано. А я тебе отвечу, что не надо учить нас жить. И повторю, что раз наша деревня пережила всех врагов и все напасти, значит, всё не так уж плохо. Ты, конечно, не согласишься, и будешь спорить. Я опять скажу, что не на исповеди и закончу разговор. Так что пусть каждый останется при своих. Не надо.

Олег промолчал. Председатель тоже.

Они ещё немного посидели и пошли.

В Выговщанах, когда Олег спрыгнул с телеги и поковылял прочь, стараясь не смотреть на любопытных селян, Рыгор Наумович окликнул его.

Олег повернулся..

— Ты вот что…. Никогда — слышишь? — никогда не возвращайся.

Ехали они всю дорогу молча, так что у Олега было время подумать.

Он повернулся и, глядя в глаза председателю, честно сказал:

— Не вернусь.

* * *

Рыгор Наумович, нагнувшись, вошёл в сени и сразу наткнулся на деда Антося. Тот, одетый в новенький пиджак и свежую рубаху, сидел на лавке, положив ладони на колени.

— Пора, — сказал председатель.

Дед Антось молча поднялся, нацепил картуз и вышёл из хаты. На улице его окружили односельчане — сплошь мужчины, от подростков до стариков. Дед, не глядя на них, шёл медленно, но твёрдо. Мужчины расступились, пропуская его, и двинулись следом.

Молчаливая процессия шла по деревне и бабы да малышня провожали их долгими взглядами. Стояла вязкая тишина. Даже собаки примолкли.

Солнце клонилось к закату, и воздух был необычайно чист. Высоко в небе носились ласточки.

Мужчины шли к болоту. Впереди, всё так же твёрдо, шагал дед Антось. За ним председатель с сыном и тринадцатилетним внуком. Следом — остальные мужчины. Некоторые держали в руках факелы.

Подойдя к лесу, уже тонувшем в полумраке, они разожгли их, и продолжили молчаливый путь. Солнце и ласточки остались там, над деревней.

Вскоре они вышли на площадку возле болота, где три дня назад чудной студент из Москвы пытался расправиться с болотником.

Процессия остановилась, развернулась полумесяцем. Стояли в беспорядке.

От воды тянуло гнилым запахом.

Дед Антось подошёл к краю болота, постоял немного и, повернувшись к мужчинам, сказал:

— Ну, бывайце, што ли…

Председатель подошёл к нему:

— Спасибо, дед.

Старый вояка улыбнулся:

— Не я первы, не я паследни. И гэта… за хатай прыглядзи.

Председатель кивнул.

— Ну, идзи. Ён ужо тут.

И правда — в болоте захлюпало, и из воды, отсвечивая багряным от факелов, поднялся болотник.

Рыгор Наумович поклонился чудовищу и отошёл к своим. Положил внуку руку на плечо, крепко сжал:

— Смотри, внук, смотри. Пришло тебе время всё увидеть самому. Это — наш защитник.

Дед Антось повернулся.

Болотник ещё приподнялся, и его глаза оказались вровень с глазами деда Антося. Тот снял картуз, пригладил волосы и степенно поклонился.

Чудовище заурчало, зачирикало почти как соловей. Мужчины подобрались, и над поляной прошелестело:

— Еш, бацюхна, еш сытна…

Внук прижался к председателю.

— Смотри. Мы все когда-нибудь придём сюда в последний раз.

Дед Антось выпрямился и прикрыл глаза. Болотник положил ему два щупальца на плечи, привлёк в себе, близко-близко.

И одним движением сломал человеку шею. Зашвырнул тело куда-то под капюшон и, коротко чирикнув, стал отползать дальше в болото.

— Смотри и запоминай, — сказал Рыгор Наумович, крепко держа за плечи дрожащего внука, — это наша цена, Мы платим её за то, чтобы жить.

Подросток всхлипнул и кивнул. Постепенно дрожь уходила.

Вода глухо чавкнула и скрыла болотника.

Мужчины погасили факелы.

Послесловие

Если вам понравились мои рассказы, то вы можете зайти в мой блог по адресу — и сказать какое-нибудь «спасибо».

С уважением,

Алесь Куламеса

Оглавление

  • Предисловие к интернет-сборнику
  • Люди большого города
  •   Быть рядом
  •   Удача круглый год
  •   Офисная история
  •   Африка
  •   Заседание
  •   Фея для Золушки
  • Будущее, которого не ждут
  •   Умереть за Родину
  •   Война
  •   Человек из леса
  • Между Бугом и Днепром
  •   Гнилой угол
  •   Люди на болоте
  • Послесловие