«Сонарол»

- 1 -
Harry Games
Георг Мордель Сонарол 1

Совершенно секретно.

Государственной важности.

Полковнику Джону Л.Доусону

Лампара, отдел 4А,

Юго-Западная резиндентура.

"Сэр, в дополнение к шифровке о ликвидации Сонарола препровождаю личные записки Миссионера. Считаю необходимым ещё раз подчеркнуть нежелательность подобного рода транспортировок, настаиваю дальнейшем уничтожении документов на месте.

С совершенным почтением, майор Уильям Ф.Уоррен.

P.S. Доставка записок поручена второму лейтенанту Гарри Брауну-младшему, который должным образом ознакомлен с порядком действий на случай непредвиденных обстоятельств".

Гордон поднял тлаза: старик Тичитхатонг невозмутимо сидел возле костра, глиняная трубка курилась сиреневым дымком. Два воина, опершись на длинноствольные ружья, стояли неподвижно над распростёртым телом лейтенанта Гарри Брауна.

– Где ты нашёл его? – спросил Гордон.

– Ревущий коршун свалился в море, ветер вынес на песок того, кому ещё не время предстать перед Извечным.

– Самолёт сбили?

– Люди ма не знают, отчего железные птицы поднимаются в воздух, как я могу сказать тебе, почему они перестают летать?

– Почему ты принёс его ко мне? Разве на том берегу Поющей Реки нет солдат правительства, которому подчиняются ма?

– Этот человек – человек твоего племени. Его дела – дела твоего племени. Возьми этого человека, и пусть ваши дела обходят стороной землю ма.

– Я всего лишь собиратель бабочек, от меня не зависят ни мир, ни война.

Старик словно не слышал.

– Горный медведь питается листвой и мёдом. Но когда охотники разоряют его берлогу, Хозяин лесов пьёт кровь. Скажи им это, Собирающий Бабочек.

"Я не хочу! – должен был закричать Гордон. – Мне не нужен этот американец! Я – англичанин, ты ошибся, я не причастен к этой войне! Я не хочу, чтоб меня впутывали в политику!" – но это не имело ровно никакого значения для ма. Они не приглашали в свою страну ни англичан, ни американцев, и все европейцы были для них одинаково чужими, а значит, связанными круговой порукой. Тичитхатонг сказал всё, и его уста замкнулись. Упрашивать и спорить было бесполезно.

- 1 -