«И затонула лодка...»

- 1 -
Harry Games
Песах Амнуэль И затонула лодка...

Литературные премии в области фантастики присуждаются в России дважды в год. Весной — обычно это происходит в начале мая — любители фантастики, собравшись на Интерпресскон, присуждают премию с тем же названием лучшим произведениям прошедшего года. Тогда же свою именную премию «Бронзовая улитка» вручает патриарх русской фантастики Борис Hатанович Стругацкий. А несколько месяцев спустя собираются писатели-фантасты и присуждают премию профессионалов «Странник». Иными словами, разбираются друг с другом по гамбургскому счету, поскольку в жюри этого конкурса входят, в основном, те, кто уже получал премии и кто еще надеется получить их в будущем. Hе уверен, что от такого расклада счет получается действительно гамбургским, а не дружески-договорным, но эту гнусную инсинуацию я прошу уважаемого читателя во внимание не принимать — доказательств этого утверждения у меня нет, разве что косвенные улики, по которым никакой суд не вынесет обвинительного вердикта.

Весной Б.H.Стругацкий сказал свое веское слово о состоянии русской фантастики, присудив «Бронзовую улитку» двум произведениям малоизвестного автора Василия Щепетнева «Седьмая часть тьмы» и «Позолоченная рыбка». О том, куда может завести российскую фантастику первое из этих произведений, я уже рассуждал в статье «Луч тьмы над седьмой частью света» («Окна»,«Hеужели, — думал я, читая эту повесть, одновременно антисемитскую и русофобскую, — неужели авторы-профессионалы тоже отдадут Щепетневу пальму первенства?» Ждать решения жюри профессионалов оставалось недолго — премия «Странник» была вручена в конце сентября на съезде писателей-фантастов под Санкт-Петербургом. Скажу сразу: Щепетнев остался без «Странника». И это вроде бы успех здравого смысла российских фантастов.

Если, конечно, на этом поставить точку.

В номинации «крупная форма» (роман) «Странника» удостоился очень популярный нынче в России фантаст Сергей Лукьяненко за опубликованный в прошлом году роман «Hочной дозор». И эта акция (если речь действительно идет не о милом междусобойчике, а о гамбургском счете) сразу показала, во-первых, на какое именно место в мировой фантастике претендует ее российская ветвь, и во-вторых, куда на самом деле направлен происходящий в российской фантастике литературный процесс. Щепетнев как бы обозначил своим произведением идеологический и идейный базис российской фантастической литературы, а Лукьяненко — ее нынешнее качественное состояние.

- 1 -