«Что за Проспектом Мира»

- 2 -
покупал сам прямо на посту. – Опять мать послала?

Онивсе еще верили, что книги на продажу ему давала мать, и посылала сына на Проспект Мира. Ну да... Вот как только вернется, она его так пошлет – мало не будет! Каким-то чудом Ершику пока удавалось исчезать со станции под бдительным оком матери, получая как следует ремнем по пятой точке по возвращении, но уж очень хотелось заработать немного патронов самому. Сталкеры недавно обнаружили наверху библиотеку, давали ему книги, назначая свою цену, разница с продажи шла в карман. И, хоть не всегда была ощутимой эта разница, дело Ершику нравилось. Пусть над ним посмеиваются, все мальчишки хотят когда-нибудь взять в руки оружие, а книги продавать... Он ведь не только продавал, обязательно заглядывал в каждую, будь это хоть учебник математики. Мать не понимала его интереса, и после каждого возвращения Ершика на Рижской в течение часа не умолкал тренированный и закаленный голос рыночной торговки: «Чтоб сгорели они все, книжки ваши поганые, и библиотека эта районная... И те паразиты, которые за ними наверх шляются и тебе их в руки дают!...» Через пару минут приличные слова заканчивались, начинались такие, которых Ершик ни разу не видел на бумаге, только нацарапанными на стене в темном уголке. Иногда выручал сосед Сан Саныч, отвлекая мать вопросом, нее забыла ли она покормить сына, прежде чем орать. Дома книг не было. Ни одной. Ершик все их носил в голове, отчего истории перемешивались, наползали одна на другую, и разобраться в этом бардаке было трудновато. А он все наваливал и наваливал сверху новые истории, перемешивая вычитанные с реальными. Ничего, авось не лопнет голова, хоть мать и обещала, что это случится рано или поздно, где-нибудь все разместится, зато скучать не приходилось. Он поискал глазами дядю Славу, самого молодого из этой смены, но его не было видно.

- Агде дядя Слава?

ВладимирАфанасьевич закрыл книгу, поправил на плече автомат.

- Ты,Ерш, в этот раз много не продашь, не до торговли сейчас: мобилизация. – Он постучал по картонной обложке. – Заглядываешь ведь в книжки-то, знакомое слово?

Ещебы не знакомое.

-Война? А кто? С кем? Ганза?

-Красные. Не война, но что-то они там закопошились, у нас пока только народ собирают на всякий случай. И берут не моложе восемнадцати! – Старик строго посмотрел на Ершика. – Были б патроны, сам бы у тебя все купил, да назад отправил... Может, в другой раз? Иди домой.

Ещечего, домой! И пропустить

- 2 -