«Бесконечная война»

- 3 -

Около полуночи фронт теплого воздуха достиг нашей округи и снег превратился в жидкую грязь. Продольная балка-стрингер из пермопласта весила пятьсот фунтов, и тащить ее было не сахар, не считая даже, что она была покрыта ледяной коркой. Каждая команда стрингеров состояла из четырех человек - по двое на каждом конце балки. В паре со мной шла Роджерс.

- Сто-о-й... - выкрикнул парень, шедший за мной, имея в виду, что сейчас балка выскользнет у него из закоченевших рук. Хоть и пермопластовая, она вполне могла бы сломать человеку ногу. Мы все разжали пальцы и отпрыгнули в сторону одновременно. Балка, подняв фонтан грязевых брызг, рухнула на землю.

- Черт тебя побери, Петров, - сказала Роджерс. - Может, тебе лучше перейти в Красный Крест или еще куда? Растакая балка не на растак тяжелая. - Обычно наши девушки гораздо осмотрительнее в выборе выражений, но Роджерс можно было понять.

- Нухршо-о! Стрингеры, вперед! Склейщики! Не отставать!

Два человека нашей бригады склейщиков бросились бежать, раскачивая своими ведрами.

- Манделла, давай двигать. А то я что-то отморожу.

- И я, - поддержала девушка. Больше с чувством, чем с логикой.

- Раз-два взяли-и!

Мы подхватили чертовку и потащили к мосту. Он был готов примерно на три четверти. Похоже, второй взвод нас обгоняет. Мне-то было бы все равно, но только взвод, первым закончивший мост, домой полетит на вертолете, а нам придется тогда четыре часа шлепать по грязище, и отдыха у нас сегодня уже не будет.

Мы установили балку на место и начали прилаживать фиксирующие скобы к опоре. Девушки из бригады склейщиков начали уже выплескивать смолу на балку, хотя мы не успели ее закрепить. Ее напарник ждал по другую сторону моста. Настильщики дожидались своей очереди у подножия, каждый из них поднял над головой лист упрочненного пермопласта, словно зонтик. Они были сухие и чистые. Интересно, заметил я громко, за что им такая честь выпала? Роджерс высказала несколько предположений, красочных, но маловероятных.

Мы направлялись за следующей балкой, когда проводящий полевые занятия (имя его было Дагльстайн, но мы звали его "Нухрош") засвистал в свою свистульку и проревел:

- Нухро-о-ш, солдаты, десять минут перекура. Курите, ежели есть что. - Он сунул руку в карман и включил обогрев наших комбинезонов.

- 3 -