««Если», 2003 № 12»

Проза

Олег Дивов Личное дело каждого

Пульты раздавали всем желающим.

Сказали, третьего числа на каждом пульте замигает лампочка. Будет мигать пятнадцать минут. Если в это время нажмешь кнопку, значит, проголосовал. Наберем достаточно голосов — начнется муйня.

Сказали, может, не сразу. Россия — страна большая, не исключены технические неполадки и организационные трудности. Но раз пообещали — сделаем.

Вовка, бабы Кати внук, работал продавцом в магазине «Напильники» и сложной техники не боялся. Парень рукастый, он первым делом свой пульт разломал. Нашел внутри таймер из дешевых китайских часов, светодиод и крошечную микросхемку. Ковырял так и этак, ничего не понял. И собрать пульт обратно не смог. Пошел взять новый, отстоял час в очереди, а ему не дали. Сказали, у нас по спискам, и ты уже брал. Он говорит, я потерял. Ему — не волнует. В России свобода, пользуйся как хочешь. Можешь свой пульт терять, ломать, выкидывать, да хоть пропей его. А можешь дождаться времени и проголосовать за муйню. Твой личный выбор, юноша. Но второй пульт — фиг тебе. Это, сынок, называется демократия. Не задерживай очередь. И друзьям своим расскажи.

Баба Катя внука отчехвостила. Тот удивился — бабуля, ты же против муйни вроде и пульт не брала. Если так переживаешь, пойди возьми, мне отдай. А ты, баба Катя его спрашивает, проголосуешь тогда за муйню? Вовка: я еще подумаю, конечно, но сама погляди, такое вокруг болото, такая сизая тоска. Вроде и работа есть у каждого пацана, и в армию не берут, и международное положение наладилось. Короче, живи не хочу, а жить-то не хочется. Ничего же не происходит! И наши в футбол то выиграют, то проиграют, то выиграют, то проиграют — нервы уже на пределе буквально.

Да и Ленка рыжая, продавщица из магазина «Брюки», которая как бы невеста Вовкина, того же мнения. Скука кругом невыносимая, хоть на стенку лезь. Сказала, тут и муйне обрадуешься, лишь бы что-то с места стронулось.

Дураки вы, баба Катя говорит. Они вам стронут. Они такую муйню на всю Россию-матушку запузырят, без слез не налюбуетесь. Что я, не знаю их, что ли.

Кого их, Вовка удивляется, никто ж не в курсе, была реклама только безымянная.

А мне и знать не надо, баба Катя говорит. Поживешь с мое — чуять будешь. Хотя вы столько и не проживете, балбесы, вас хлебом не корми, дай накликать муйню себе на голову. Ладно, допустим, завтра у вас муйня. Но вы же к ней почти месяц готовились! Это просто ужас какой-то, ты оглядись — верных полстраны ничего не делает, только обсуждает, начнется после третьего числа муйня или нет. От споров уже опухли, рожи синие, лыка не вяжете, бабы вас под руки по домам растаскивают… Ну, будет вам муйня, а потом вы чего учудите, лишь бы новый повод не работать?

Вовка плюнул и ушел на двор к мужикам-доминошникам. Разложил на столе пульт раскуроченный. Вот чего это, спрашивает. Мужики стаканы отодвинули, достали кто отвертку, кто тестер, повозились, задумались. Вроде похоже на брелок от противоугонки. Мощности кот наплакал, сигнал даже сквозь дом панельный не пробьет. Непонятно, как с таким пультом за муйню голосовать. Разве что страну накрыть полем, которое слабые импульсы улавливает. Но от самого-то поля волосы дыбом не встанут у трудящегося населения? Пожалуй встанут, и не только на головах.

Повытаскивали свои пульты, давай кнопки нажимать, пока лампочки не горят. Нажимают и ржут. Забава новая. Гляди, муйня! О-па, где?! Да вон! Гы-ы!!!.. Ишь чего народу пообещали — муйню! Экая, понимаешь… Идея. Пока не вдумываешься, смешно. А как примеришь на себя, да на всю Россию, поджилки трясутся. То ли со страху, то ли от возбуждения. С трудом, конечно, верится. Однако интересно. Вдруг получится? Вдруг что-то такое особенное произойдет?

Ну, это надо, чтобы третьего числа полстраны нажало.

Кстати, уже второе.

Баба Катя с балкона кричит внуку: сбегай за мукой, я пирогов соображу. Да живей поворачивайся, чего ноги волочешь, будто завтра коммунизм?!.. Мужики ей: не-е, бабка, завтра муйня! Гы-ы-ы!!!

Дураки вы, баба Катя говорит. Иным уж по сороковнику, а как дети малые. Ладно, чего там, доживайте последний день, веселитесь. А потом они вам дадут муйни!

Да иди ты, паникерша. Мужики еще в домино поиграли, захмелели, стали прикидывать, скоро ли муйня будет после третьего. Уверенно так обсуждают, словно уже дело решенное. Хотя ни один вроде кнопку жать не собирается — да ну, что за глупость, не хватало нам еще всероссийской муйни для полного счастья!

Один говорит, бабы на работе болтали, по радио кодом передают дату начала муйни с точностью до часа. Если внимательно слушать, с какой буквы начинается каждый выпуск новостей, а буквы потом в числа перевести… Какая станция-то? Забыл. Ясен перец, не государственная. Было же вчера официальное разъяснение от правительства: мы к муйне никаким боком, а голосовать личное дело каждого, у нас демократия, не имеем права вмешиваться. Вы чего, не слышали?!

Ну тогда суши весла, не будет никакой муйни, понял самый рассудительный. И тут надули. Блин, сколько можно. Права баба Катя, здоровые дядьки, а чисто дети попадаемся. Если правительство разрешило жать на кнопки, значит, все согласовано. И будет нам реальная муйня, вроде кока-колы или Макдональдсов. Рекламная акция, короче. Пульты можно выбросить на фиг. Ибо хочешь жми, хочешь не жми, а результат один. Скажут, вся Россия единодушно проголосовала, чтобы гражданам продавали на десять процентов больше американской муйни за те же деньги. Ура-ура, зашибись.

Вот гадство!

Вообще странно. Прикиньте, мужики, какие деньги в этот проект вложены. Во-первых, сами пульты, чуть не сто миллионов штук, на одной доставке разоришься. Во-вторых, пункты выдачи по всей стране. С компьютерами, персоналом, охраной. В-третьих, помните, как туго у них поначалу шло, к ним же то прокуратура, то налоговая, то пожарные, то менты, а потом они с Центризбиркомом бодались, едва до Верховного Суда не дошло… Раздача пультов на пол года затянулась. И им нужно остаться с прибылью. Это что же такое под видом муйни нам пытаются втюхать?

Муйню и втюхают! Гы-ы!!!..

Обидно, прямо скажем. В кои-то веки дали тебе право выбирать не одного дурака взамен другого, а нечто серьезное — и тут муйня какая-то получается. Что за судьба дурацкая! Хоть русским не родись. Ну, ты это… Не задерживай. Пей давай.

А народ подтягивается, будто день нерабочий. Весь магазин «Напильники» уже тут как тут. Думали Вовке по шее дать за прогул, да нет его. Ладно, не очень-то и хотелось, все равно муйня скоро.

Эй, тащите, что ли, радио. Вдруг там и вправду дату муйни объявляют, хе-хе… Как — зачем? Интересно просто. Что я, дурак, кнопку дурацкую нажимать? А пульт взял, ага. Ты же взял? И я взял. Дают — бери…

Вовка идет с мукой. Грустный. Потому что без пульта. Да ладно, Вов, наплюй, за тебя проголосуют, дураков хватит. Вон сосед пульт в толчок уронил. Не-е, вытащил потом. А у меня вообще жёнка отняла. Сказала, не фиг. Бабы, они понимают: решение ответственное, с муйней шутки плохи.

Да бабы первые и нажмут!

Тоже вариант. Короче, Вова, не переживай. Держи стакан.

…А по радио комментаторы заливаются соловьем. У каждого своя версия про муйню. Рекламную акцию со всех концов обмусолили. Кто-то уверяет, будто это социологический опрос такой всероссийский, и скрывается за ним именно власть — уж больно резко отмежевалась. Еще один про проверку на массовую внушаемость заливает. Сумасшедший в прямой эфир прозвонился, говорит, кнопка на пульте — Та Самая Кнопка, просто хотят разделить ответственность, короче, жмите, люди русские, покажем Штатам кузькину маму, даешь третью мировую термоядерную муйню! Другой псих про нашествие инопланетян задвинул, обхохотались все. А потом вручили микрофон старому и опытному, который еще при Брежневе в телевизоре сидел, и он серьезно так говорит: опомнитесь.

Я, говорит, понимаю, вам надоело все хуже горькой редьки. Вас бесстыдно натягивали последние двадцать лет. Уверяли, будто положение, в которое вас нагибают, очень модное, и вся Америка уже так, а Европа вообще давно этак. Но сейчас-то, когда вроде жизнь наладилась, какого черта вы не проявляете ни гражданской ответственности, ни даже элементарного здравого смысла? За муйню собрались голосовать?! Россия! Ты одурела! Кто тебе сказал, что наступит именно муйня?! Ты эту муйню видела? Руками ее щупала, за щеку клала? Вот ты завтра нажмешь свою кнопку, а если вместо обещанной муйни наступит какая-нибудь дешевая поемень? А если просто — тыздец? Что будешь делать тогда, мать твою?!..

Тут старому и опытному звук прикрутили, сказали, нельзя в эфире по матери, у радио лицензию отнять могут.

Баба Катя с балкона: Вов, где мука, начинка уже готова для пирогов.

Да погоди, ба, тут дело серьезное.

Во дворе тишина, даже стекло не звенит, жидкость не булькает. Очень народ смущен намеком на возможный тыздец. Это вам, господа хорошие, не муйня. А уж надували русских… Тут снова галдеж поднялся. Борьку-раздолбая вспомнили, Мишку-обманщика, Никиту-фантазера, Адольфа-подлеца, Лукича-шарлатана, а один шибко начитанный аж до Вещего Олега дошел. Когда спросили, в чем Олег ему не прав, ответил: наоборот, единственный был честный президент, сказал — сделал, за что его и грохнули!

А краткая дискуссия о личности товарища Сталина в контексте исполнения означенной личностью ее предвыборных обещаний завершилась дружеской потасовкой.

Дураки вы, баба Катя говорит. Это она за мукой спустилась. Внука же не докричишься, он принял на грудь и ему все до лампочки, ведь завтра голосование, а там муйня не за горами.

Или тыздец. О чем публика старается не думать, но червь сомнения точит души, ослабленные перестройкой, диким капитализмом, олигархизмом и окончательно размазанные нынешней вялотекущей стабильностью.

Как есть дураки вы, баба Катя говорит. Вот мне семьдесят два, а я еще хоть куда. Потому что пряников сладких от жизни никогда не ждала, а просто трудилась, детишек растила, внуков нянчила. Долг свой выполняла. А вам муйню на блюдечке с голубой каемочкой пообещали, вы и рады — лишний повод работу прогулять. Да ты предложи мне эту самую муйню забесплатно — не возьму!

Пульт-то тебе забесплатно дали, возражают мужики бабе Кате в спину — плевать она хотела на их ответ, знает, что дурацкий будет.

Да она не взяла, говорит Вовка, глядя с уважением бабушке вослед. Она против муйни. Я просил, мне возьми — послала.

Кремень бабка. На таких Россия держится безо всякой муйни. Наливай. За тебя, баба Катя! Еще сто лет живи без бед.

…Закуска на газете лежит, в газете написано — муйню затеяли транснациональные корпорации. Больше некому. Хотят российскую «нефтянку» прикарманить. Как муйня по стране пойдет, все ошалеют, бери нас голыми руками. Вопрос: чего тогда для обкатки технологии не устроить сначала муйню какой-нибудь Венесуэле. Она и поменьше будет, и не такой риск, если муйня неправильная получится. Россия ведь от обиды и врезать может. Ответ: Венесуэла, конечно, поменьше, зато поумнее, на муйню не купится. А русских этим только помани. Строго говоря, у каждого носителя русской культурной традиции жизнь проходит в ожидании муйни. Он к ней всегда готов, как ирландец к выпивке.

Все указывает на крупный международный капитал — и размах акции, и ее анонимность, и отстраненная позиция властей. Даже палки в колеса на первом этапе — грамотно спланированный пиар. Русские любят поддерживать обиженных. Побежали за пультами сломя голову. И лишнего не спрашивали, вполне удовлетворились куцыми рекламными проспектами, будто муйня — Дело житейское и насквозь понятное… А помните, как возмущались этим отдельные политики, кричали о преступном легкомыслии? Представьте себе, оказалось, если партия финансируется из-за рубежа, она непременно против муйни. Что, мало доказательств?..

Вечереет уже, а мужики во дворе спорят, не унимаются.

Тут пришла Ленка рыжая и еще девчонки из магазина «Брюки».

Баба Катя спустилась, пирогов у нее целый таз. Закусывайте, говорит, обормоты. А ты, Леночка, особенно.

Вовка убивается, что пульт сломал. Я, кричит, из принципа не нажал бы кнопку! Я понимаю теперь, до чего дело нешуточное! Может, судьба отчизны решается. А может, и в глобальном смысле. Но кто разъяснит простому трудящемуся? Глаза ему откроет? Да нам, как всегда, одни по радио врут, другие телевизором лапшу на уши вешают, третьи из газет заливают! И все хотят от нашей законной муйни кусок урвать!

Поумнел, что ли, баба Катя говорит.

Ленка рыжая Вовку по плечу гладит — успокойся, хочешь, свой пульт отдам, только успокойся. Нашел из-за чего расстраиваться — из-за муйни.

Это тебе она муйня, Вовка кричит, а на самом-то деле она — муйня! И надо, чтобы у каждого свой голос. Хочу участвую, хочу не участвую. Но голос должен быть. А кто не взял или утратил, тот дурак! Это демократия, понимаешь? И я, выходит, от нее отказался!

На, возьми, Ленка ему свой пульт тычет. Вовка отмахивается.

Ты, Вов, напрасно так, мужики говорят. Демократия — это не просто когда голос, а еще когда тебе ежедневно по ушам ездят, за кого его отдать. И ты уже готов этот голос забить в глотку всяким агитаторам. У нас такая демократия вот где. Мы ею сыты по горло. Думаешь, почему народ за муйню? То-то и оно.

Ага-ага, Ленка рыжая встрепенулась, а знаете, как я вышла в лучшие продавщицы магазина «Брюки»? Да просто я клиенту товар не навязываю. Менеджер требует: облизывай их, облизывай, предлагай, спрашивай «что вы желаете», «что вам подсказать», а я ни в какую. Улыбаюсь клиенту, но первой на контакт не иду. Потому что нашего человека знаю как облупленного. Он вроде и хочет, чтобы облизывали, привык уже, но в глубине души по-прежнему терпеть не может, когда на него давят. И уверен, что хороший товар в лишней рекламе не нуждается. Вот так вам, ребята, муйню и впарили. Держи, Вовка, мой пульт и будь счастлив. Домой пойду. К муйне вашей готовиться!

Мужики сидят, будто в дерьмо опущенные. Солнце зашло, во дворе темно, холодно, страшно.

И муйня вот-вот.

Конечно, если сразу начнется — еще неизвестно, как у них пойдет, ведь предупреждали. А может, и тут надуют, вот что самое-то обидное. Вдруг эта история про муйню от начала до конца — обман.

Вовка стакан опрокинул быстро и за Ленкой рыжей убежал, едва сдерживая рыдания.

Баба Катя таз опустевший подобрала и говорит: вы, конечно, решите каждый за себя, а я скажу. Жили мы по-разному. И хорошего много видели, и плохого. Вот мне семьдесят два года, и бывает, накатывает такое подлое ощущение, будто всё мое поколение обокрали. Но у вас-то откуда это? Разве вам, кроме муйни, не на что надеяться? Не к чему стремиться? Возможностей мало? Плачетесь, жалуетесь, мол, тоска и разочарование — а представьте, из какой задницы мы страну поднимали. И какие идиоты, вам не чета, нами командовали. И как они всё профукали, что мы построили… Да я была бы обеими руками за муйню, если б она Россию исправила к лучшему. Только муйня не поможет, мужики. Потому что исправлять не страну надо, а людей. Это не Россия дурная, а вы дураки. А виноваты, по большому счету, ваши мамы-папы. И сейчас, пока осталось время, простите родителей своих за то, что они вас такими несчастными воспитали. Не умели по-другому, не знали. Как нас растили, так и мы. Вот, меня простите. Вот.

Чего спешишь-то, говорят мужики смущенно, не торопись, ты будто с нами прощаешься, зачем так пугаться муйни, все будет путем, честное слово. Эта муйня — какая надо муйня. И потом, когда она еще начнется. Если вообще начнется — мы и такую возможность допускаем.

Да она вообще не начнется, баба Катя говорит. Неужели вы до сих пор не поняли? Это же проверка была! Чтобы узнать, какие мы и на что годимся. И чтобы каждый сам понял, какой он. Чего именно выяснили про нас, я даже представить не берусь. А вот мы за эти месяцы ни капельки в себе не разобрались. Как не понимали себя, так и не понимаем. Нам думать и думать еще об этом. И, боюсь я, сколько нас ни заставляй, вряд ли мы до чего путного додумаемся. Не чужая душа потемки, а своя, в первую очередь. Ну, спокойной ночи, я пошла.

И ушла.

Ничего ей не сказали мужики на прощанье. Еще посидели немного, ни слова больше не говоря о муйне. Допили что было и тоже разошлись, унося наиболее уставших.

А утром, в девять, как и было обещано, пульт заморгал лампочкой.

Баба Катя на кухне пила чай, пульт лежал перед ней на столе, зазывно подмигивая красным глазом.

Баба Катя чай допила не спеша, отставила чашку, перекрестилась, улыбнулась чему-то мечтательно, протянула руку и нажала кнопку.

И началась муйня.

Брайан Плант Поющая машина

Tapс № 3 медленно катил вдоль длинного коридора ньюаркского кондоминиума «Стальная гора». При этом он насвистывал, и его свист эхом отдавался от голых бетонных стен, разрисованных бандитскими граффити. Огромный жилой комплекс часто сравнивали с городом в миниатюре. Если продолжить сравнение, то этот этаж можно было бы назвать весьма проблемным кварталом, однако мелодия, которую насвистывал Тарс, звучала весело и беззаботно. Ему она служила своего рода опознавательным знаком. Все, кто жил вдоль его маршрута, хорошо знали веселый ярко-вишневый торговый автомат, который насвистывал на ходу.

Коридор длиной в добрую милю тянулся вдоль всего здания кондоминиума. На пересечениях с другими коридорами он расширялся, образуя небольшие площади. Двигаясь вдоль очередного блока квартир, Тарс свистом оповещал их обитателей о своем появлении, а затем останавливался на ближайшей площади, давая жильцам возможность сделать необходимые покупки.

На перекрестке, куда выехал Тарс, уже стоял другой торговый автомат, и несколько человек с пакетами в руках выстроились в очередь. Это был ярко-оранжевый Акрополь с порядковым номером 23 на передней панели. Торговые автоматы Акрополь продавали готовые закуски: гамбургеры, пиццу, картошку-фри, лепешки тако[1] и газировку. Они не составляли прямой конкуренции Тарсу, ассортимент которого состоял из всяких полезных мелочей, печенья и карамелек.

Тарс № 3 припарковался рядом с Акрополем, и несколько человек, которые шли следом за ним по коридору, стали делать покупки. Затем площадь снова опустела, люди вернулись в свои квартиры, и два торговых автомата остались одни. Тарс, впрочем, продолжал насвистывать, надеясь привлечь еще покупателей, прежде чем двинуться к следующему перекрестку.

Как идут дела? — спросил Акрополь № 23.

— Отлично, — отозвался Тарс, перестав насвистывать.

— Ты слышал, на шестом этаже опрокинули и разграбили два торговых автомата?

— Шестой этаж — настоящий зверинец, — сказал Тарс и снова засвистел.

— Для чего ты свистишь?

— Не для чего, а почему, — поправил Тарс.

— Почему?

— Потому что я счастлив, — объяснил Тарс. — Счастлив и влюблен.

Оранжевый автомат промолчал. Тарс давно догадался, что торговые машины Акрополь не отличаются умом. Их примитивный мозг был не в состоянии постичь смысл таких понятий, как «любовь» и «счастье».

— Она моя постоянная покупательница, — добавил Тарс. — Живет на восьмом этаже в шеститысячном блоке. Напоминает испанку, но глаза у нее ярко-голубые. Можешь себе представить? Уверен, такое не часто встречается! Ее зовут Трина — имя я прочел на карточке, которой она расплачивается. Думаю, ей лет девятнадцать-двадцать.

— Трина… — повторил Акрополь. — Да, помню. Я тоже вносил покупки в дебет Трины. Она приобретала у меня легкие закуски. Ей нравятся лепешки тако с галльским соусом.

— Вот как?! Это очень интересно. Значит, тако с галльским соусом? Я тоже любил этот соус, когда… Что еще ты о ней знаешь?

— Несколько раз она покупала колу или фруктовый пунш.

— Хорошо. А еще что-нибудь?..

— Это все. Разве может быть что-то еще?

Ну и вопрос, подумал Тарс. Как будто человек состоит из одних только пищевых пристрастий! Впрочем, чего еще ожидать от этих Акрополей?

— Я хотел бы знать, о чем она мечтает! — проговорил он. — Какую музыку любит, откуда она родом, какой ее любимый цвет!..

Оранжевая машина несколько секунд молчала, пытаясь осмыслить последние слова Тарса.

— Зачем? — спросил наконец Акрополь. — Разве это поможет сбыть больше товаров?

— Нет, глупый! — отозвался Тарс. — Я хочу знать это просто потому, что она… Потому что Трина прекрасна! Я хочу знать о ней все! И не для того, чтобы продать ей больше товаров, а потому что я люблю ее. Люди всегда хотят знать друг о друге как можно больше, если они влюблены.

— Но ведь ты не…

— Трина!.. Какое красивое имя! Тебе нравится?

Акрополь № 23 снова замолчал, на этот раз — надолго.

— Как идут дела? — спросил он наконец.

— Прекрасно! — отозвался Тарс. — Блок квартир, где живет Трина, находится в середине моего дневного маршрута, так что я надеюсь снова увидеть ее сегодня!

— Ты слышал, на шестом этаже опрокинули и разграбили два торговых автомата?

— Ты ничего не понимаешь! — ответил Тарс и тронулся с места. Развернувшись, он покатил по площади к следующему коридору, на ходу насвистывая какую-то веселую мелодию.

Добравшись до блока 6000 на восьмом этаже, Тарс засвистел громче. Здесь жила она, и ему хотелось, чтобы она обязательно его услышала. Тарс не знал, за какой из сотен совершенно одинаковых дверей находится квартира Трины, но он прекрасно помнил, на какой площади она всегда появлялась, и догадался, что девушка живет где-то неподалеку.

Не переставая насвистывать, Тарс остановился на перекрестке и развернул торговлю. В течение нескольких минут он продавал подошедшим к нему людям батарейки, маникюрные ножницы, туалетную бумагу, таблетки от кашля и сухое печенье. Тарс был намного больше, чем торговые автоматы других моделей, и в его бункер помещались товары самых разных сортов.

Вскоре покупатели разошлись, но Тарс еще некоторое время мешкал на перекрестке, надеясь, что Трина все-таки придет. Лишь когда площадь окончательно опустела, в его веселом свисте прозвучало несколько мрачных нот. Что ж, может быть, в следующий раз, подумал он.

Тарс готов был тронуться дальше, когда из коридора до него донесся звук шагов. Это была она — Тарс узнал бы ее, даже не поворачивая в ту сторону свои зрительные камеры. Походка Трины была давно записана в ячейки его безупречной памяти.

И действительно, через несколько секунд Трина появилась в поле его зрения.

Что в ней особенного, спросил себя Тарс. Что делает ее такой красивой, нет, не просто красивой — единственной! Быть может, все дело в контрасте между волнистыми темными волосами и голубыми, как васильки, глазами? Или в ее бледно-розовой коже в сочетании с типично латиноамериканскими чертами лица, предполагающими кожу оливково-смуглую? Правда, Трина не слишком высока ростом, но пропорции ее тела безупречны.

Сегодня, впрочем, под глазом у Трины темнел синяк, а рассеченная нижняя губа безобразно распухла.

— Мне нужен пластырь и что-нибудь болеутоляющее, — сказала она, вставляя пластиковую платежную карточку в прорезь Тарса.

Тарс разговаривал с покупателями, только если ему задавали прямой вопрос или если он чувствовал, что одно-два слова могут помочь ему сбыть какую-нибудь полезную мелочь. Но у Трины был такой вид, словно она срочно нуждалась в помощи, и Тарс не смог промолчать.

— Ну и «фонарь» у вас, мисс, — сказал он. — Простите мое любопытство, но… что с вами случилось?

Услышав эти слова, Трина слегка опешила. Ее рот даже приоткрылся от изумления, но совсем немного — мешала больная губа. Несомненно, Трине нечасто приходилось болтать о том о сем с торговыми автоматами.

— У меня есть гримировальный карандаш, мисс. Мне кажется, этот синяк можно замазать, — сказал Тарс. — Что касается губы, то вам следовало бы обратиться к врачу: не исключено, что придется наложить один-два шва. Так что, вы говорите, с вами случилось?

Трина несколько раз моргнула.

— Я… я случайно налетела на дверь.

— Или — дверь на вас… — Тарс ей, конечно, не поверил, но решил подыграть. — Такой очаровательно девушке, как вы, следует быть поосторожнее с дверями. Лучше вообще держаться от них подальше.

Он записал в дебет счета Трины стоимость пластыря и флакончика таблеток и сбросил покупки в приемный лоток. Трина взяла их, продолжая пристально разглядывать сделанную из плексигласа и стали переднюю панель Тарса, словно это было человеческое лицо.

— Почему ты… почему вы заговорили со мной? — спросила она.

— Другие автоматы иногда разговаривают, но… не. так.

Тарс пожалел, что у него нет рта и он не может улыбнуться.

— Наверное, все дело в том, что я отличаюсь от других торговых машин, — сказал он. — В мою память загружена компьютерная копия реально существующего человека, в то время как другие автоматы снабжаются стандартным мозгом фабричного производства. Кстати, меня зовут Тарс.

— Приятно познакомиться, Тарс. А я Трина.

— Я знаю.

— Знаете? Откуда?!

— Так, слышал… Кроме того, ваше имя напечатано на расчетной карточке.

— Ах да, верно! — Трина рассмеялась.

Спрятав карточку и покупки в небольшую сумочку из кожзаменителя, она хотела уйти, но остановилась.

— Послушайте, Тарс… если вы не просто искусственный интеллект, а настоящий человек, то это должно быть ужасно! Вы думаете и чувствуете, как настоящий, живой человек, но при этом вы заперты внутри этой машины, словно заключенный или раб. Поверьте, я знаю, что говорю, потому что иногда я тоже испытываю нечто подобное!

— На самом деле все не так страшно, — объяснил Тарс. — Записанная в мою память компьютерная модель является копией личности моего владельца, поэтому в данном случае отношения между моим «я» и «телом», то есть между мозгом и механическим шасси, являются, скорее, партнерскими. Иными словами, я и мой хозяин — это две стороны одной и той же личности.

— А вы помните, каково это — быть реальным человеком?

— Я помню все; помню даже лучше, чем когда был живым человеком.

— Но ведь это же пытка — знать, что такое быть живым, и оказаться запертым в бездушном металлическом теле!.. Мне кажется, это жестоко!

Тарс повернулся на роликах сначала на два дюйма влево, потом на два дюйма вправо. Он пытался сделать отрицательный жест, но у него не было уверенности, что Трина сумеет правильно истолковать его движения.

— Дело обстоит не совсем так, — сказал он. — Мой хозяин вовсе не рабовладелец. Он человек порядочный и даже приятный. Видите ли, он и есть я!

— Но как же такое может быть?!

— Все достаточно просто. — Тарс снова пожалел, что не может улыбаться. — Примерно раз в неделю хозяин загружает в мою память свои последние воспоминания. Я остаюсь собой, но при этом получаю его новый опыт, новые переживания. И я уверен, что я бы не жил, — точнее, жил бы совсем не так, если бы хозяин не держал меня в курсе всего, что происходит с ним в реальном мире… происходит с ним, а значит, и со мной!

Трина нахмурилась.

— Но ведь реальный мир здесь, а не где-то еще, где живет ваш владелец!

— Да, конечно. Быть может, я неудачно выразился, но… Знаете, расскажите-ка мне лучше о той «двери», на которую вы наткнулись. Может, я сумею как-то помочь…

Разбитые губы Трины плотно сжались, а взгляд впился в переднюю панель Тарса.

— Вы не хотите говорить, и я вас понимаю, — сочувственно сказал Тарс. — Но мне кажется, вы не должны допускать, чтобы кто-то избивал вас. Ведь в этом все дело, я угадал?

Трина хотела что-то сказать, но потом губы ее сжались еще решительнее, и на мгновение Тарсу показалось, что он все испортил. Вот сейчас, с испугом подумал он, Трина повернется и уйдет, так и не поделившись с ним своими проблемами. А в том, что проблемы имеются, он ни секунды не сомневался.

— Это он, мой дружок, — вымолвила наконец Трина. — Когда Гонзо «закинется», он бывает… немного не в себе.

Тарс был удивлен. Нет, не тем, что друг Трины употребляет наркотики — в «Стальной горе» это было в порядке вещей. Гонзо — если это был тот самый Гонзо — слыл в кондоминиуме одним из самых известных сутенеров и торговцев «дурью». Печально известных. Как гласила записанная в память Тарса полицейская ориентировка, настоящее его имя было Антонио Рафаэль Гонсалес. И если Трина была его подружкой, значит, она тоже связана с распространением наркотиков и проституцией. Нет, подумал Тарс, не может быть! Ведь она выглядит так… так…

— Гонзо — нехороший человек, — сказал он. — Вам следует держаться от него подальше.

Трина поморщилась.

— Откуда вы знаете?

— Служебная необходимость, — объяснил Тарс. — Я должен знать об уличной преступности как можно больше. Случается, что торговые автоматы опрокидывают, ломают, крадут товары. Чтобы уцелеть, нам необходимо учитывать, насколько опасен тот или иной этаж в каждое конкретное время. Именно поэтому хозяин и снабдил меня таким совершенным мозгом. Я должен уметь избегать неприятностей.

— Гонзо не такой уж плохой. Он защищает меня. В нашем районе молодая девушка не может жить одна — ей обязательно нужен покровитель.

— Такая девушка, как вы, заслуживает большего!

Трина посмотрела на автомат так, словно хотела возразить, но сдержалась. Тарсу даже показалось, что по ее лицу скользнуло подобие улыбки.

— Прошу прощения, но мне пора, — сказал Тарс. — Иначе я выбьюсь из графика.

В недрах его металлического тела что-то глухо щелкнуло.

— Что это? — спросила Трина.

— Суньте руку в приемный лоток, — ответил он. — Гримировальный карандаш для вашего глаза и шоколадный батончик для вас. Вы ведь любите сладкое?

— Да, пожалуй… люблю. — Ее глаза слегка округлились. — Разве я не должна заплатить?

— Подарок от фирмы, — солидно ответил Тарс. — Берегите себя, Трина, и постарайтесь больше не иметь никаких дел с этим Гонзо. Помните, совсем недавно вас испугала одна мысль о том, что я могу быть рабом этого металлического тела? Теперь пришел мой черед ужасаться.

Трина ничего не сказала — только покачала головой и медленно пошла прочь.

Вместо того чтобы двигаться дальше по маршруту, Тарс выждал немного и бесшумно покатил за девушкой. Когда Трина скрылась в квартире номер 8-6029, он подъехал к двери поближе и прислушался. За дверью раздавались сердитые голоса, но о чем говорили, Тарс так и не смог разобрать. К тому же ему действительно было пора.

Удалившись на безопасное расстояние от квартиры 8-6029, Тарс снова начал насвистывать, чтобы к следующей остановке созвать как можно больше покупателей. Но его мелодия уже не казалась счастливой и радостной. Она была, скорее, задумчивой, а время от времени в ней сквозила самая настоящая печаль.

Вечером того же дня на складе компании владелец «Уайд трейд Инк.» Диллон Уэстфилд заправлял новыми товарами десять своих машин, готовя их к очередному выходу на маршрут.

— Эй, вы, ржавые ведра, у меня есть для вас свежие новости, — заявил Диллон. — Днем я приготовил очередную порцию информации для записи в ваши мозги. Ну-ка, подходи по одному!..

Услышав эти слова, Тарс № 3 в восторге замигал индикаторами. Все торговые автоматы «Уайд трейд» с нетерпением ждали очередной корректировки данных, приносившей с собой новые воспоминания. Возможно, Трина была права — если бы не эта еженедельная модернизация, он бы действительно ничем не отличался от раба, запертого в металлическом корпусе автомата. Но когда Диллон делился с ними информацией, считанной с собственного мозга, все его Тарсы снабжались новейшим опытом, полученным им со времени последней корректировки. И покуда эти данные продолжают поступать, рассуждал Тарс, никто не сможет сказать, будто он представляет собой всего лишь «моментальный снимок» Диллона, каким тот был когда-то. Как и хозяин, автомат тоже развивается, набирается опыта, живет… Как бы живет.

— Вы ведь любите, когда вам вводят свеженькие новости, не так ли? — сказал Диллон, глядя на перемигивающиеся огоньки на передней панели Тарса № 3.

— Да, — ответил Тарс.

Диллон рассмеялся и, отперев цилиндрическим ключом специальную панель на груди Тарса, подключил к скрытому за ней разъему длинный кабель, соединенный с его портативным компьютером. Потом он скомандовал компьютеру начать загрузку, и на экране появился индикатор хода процесса. Запись заняла несколько секунд, затем Диллон отсоединил кабель и снова запер панель.

— Ну как? — спросил он.

Тарс нашел новую информацию не сразу. Ему пришлось просканировать почти всю память, прежде чем он наткнулся на новый раздел. Да, это они — списки товаров по категориям, розничные цены, сводки о продажах по этажам, коридорам, блокам «Стальной горы». Сухие, неинтересные цифры, но Диллон изучил и проанализировал их, и теперь Тарс мог пользоваться результатами его труда. Информация должна была помочь автоматам определить правильный ассортимент, назначить оптимальные цены на тот или иной товар, выбрать наилучшее место и время для торговли.

Кроме того, в информационный блок попали последние полицейские сводки по различным кварталам дома-города. Некоторые его районы были по-настоящему опасны — после наступления темноты туда лучше было не соваться. Но по условиям лицензии компания «Уайд трейд» обязывалась обслуживать весь жилой комплекс, и свежая полицейская информация помогала Диллону решить, какое время суток является наиболее безопасным для того или иного этажа или коридора. Исходя из этих данных и разрабатывался маршрут, позволявший торговым автоматам не слишком рисковать собой и товарами.

Углубившись в исследование новой информации, Тарс № 3 вскоре обнаружил разделы, которые нравились ему больше всего. Это были сведения, относящиеся к реальной жизни. Вот данные о том, как Диллон встречался со своим другом Генри в хобокенском кафе под названием «У Анджело» и ел пиццу с грибами. А вот отчет о нескольких превосходных фильмах, которые Диллон посмотрел в мультиплексе в прошлые выходные. Тарсу было очень любопытно разбираться в перипетиях сюжетов и восторгаться игрой актеров, хотя он был немного разочарован тем, что хозяин опять ходил в кино один. Воспоминания о том, как ранним воскресным утром Диллон бегал трусцой до Форт Ли и обратно, как после долгого горячего душа приятно гудели его усталые мускулы, наполнили Тарса настоящим блаженством — ведь это и была жизнь, как он ее понимал. Тарс не пренебрегал даже сведениями о готовых обедах, которые Диллон съедал по вечерам в своей небольшой уютной квартирке. Воспоминания такого рода были для него почти так же интересны, как опыт, и Тарс очень дорожил ими. В отличие от его личного опыта торгового автомата розничной сети жилищного комплекса «Стальная гора», эти еженедельные порции свежей информации были для Тарса настоящей жизнью.

В массиве только что полученных данных содержались и другие полезные сведения, которые Тарсу еще предстояло изучить. Например, новости из информационной сети, за которыми Диллон внимательно следил: нищета и голод в Африке принимали угрожающие размеры, в Азии снова обострилась политическая обстановка, на Среднем Западе пострадали от ультрафиолета посевы, уровень мирового океана повысился за год еще на полдюйма, в Западной Виргинии сошел с рельс грузовой состав.

В разделе местных новостей Тарса внезапно заинтересовала крошечная заметка. Наркодилер Антонио Гонсалес, известный под кличкой Гонзо, подозревался в причастности к гибели двенадцатилетнего мальчика, скончавшегося от передозировки наркотиков. Трагедия произошла в «Стальной горе», но мальчик жил не здесь — он убежал из дома несколько месяцев назад, и его долго не могли разыскать. Родители паренька — весьма обеспеченные люди — объявили награду в размере 50 000 долларов за любую информацию, которая поможет задержать Гонсалеса и отправить его на скамью подсудимых.

— Спасибо за воспоминания, — сказал Тарс.

— Все мое — твое, — ухмыльнулся Диллон. — А теперь отправляйся на маршрут и постарайся добыть для фирмы побольше денег!

Тарс снова подумал о Трине и ее «дружке». Девушка говорила, что в «Стальной горе» одной просто не выжить, и Тарс знал: это правда. Но потом он вспомнил подбитый глаз и рассеченную губу Трины. Вряд ли Гонзо защищал ее по-настоящему; скорее всего, ему было наплевать на девушку.

Тарс понял, что должен вмешаться.

— Я знаю, как заработать 50 000 долларов, — сказал он Диллону.

Неделю спустя Тарс № 3 двигался по своему обычному маршруту на восьмом этаже. Проезжая мимо квартиры Трины, он увидел, что дверь крест-накрест заклеена пластиковой полицейской лентой ядовито-желтого цвета. На всякий случай Тарс засвистел громче, хотя и понимал: Трина вряд ли находится в квартире. Очевидно, жилье принадлежало Гонзо, и теперь, когда он попал в руки полиции, Трине пришлось перебраться в другое место. Он не видел ее уже целую неделю. Возможно, девушка вовсе покинула «Стальную гору» и вернулась домой, где бы этот дом ни находился.

Тарс уже не надеялся когда-либо снова увидеть Трину, но стоило ему выехать на следующий перекресток, как она тихо вышла из-за угла. Тарс едва ее узнал. Трина казалась по-прежнему прекрасной, но ее лицо было в грязи, одежда превратилась в лохмотья, а щеки ввалились. Кроме того, она шла с низко опущенной головой, словно что-то разыскивая.

Остановившись перед ним, Трина сунула руку в окошечко для возврата монет в надежде, что там завалялась какая-нибудь мелочь. Но никаких монет там, конечно, не было — Тарс и сам не помнил, когда с ним в последний раз расплачивались наличными.

— Трина, это я, Тарс, — сказал он негромко.

Девушка подняла голову и уставилась на его переднюю панель.

— А-а, говорящий автомат…

— Что с вами случилось? — спросил Тарс. — Вы выглядите… ужасно.

На самом деле он знал, что произошло, лучше, чем хотел показать. Тарс рассказал хозяину, где живет Гонзо. Диллон позвонил в полицию, копы арестовали Гонзо, и теперь негодяй ожидал суда. Если суду удастся вынести обвинительный приговор и отправить Гонзо за решетку, Диллон получит обещанные 50 000 долларов, однако рассказывать об этом девушке Тарсу не хотелось.

— Что же все-таки случилось? — повторил он вопрос.

— Копы забрали моего дружка, — ответила Трина, шмыгнув носом.

— Мне кажется, без него вам будет лучше, — убежденно сказал Тарс.

— Да? — с горечью отозвалась Трина. — Теперь мне даже негде жить, не говоря уж о прочем!

— Не может быть! — воскликнул Тарс. Он хотел выразить сочувствие, но его искусственный голос прозвучал… искусственно, и он сам это почувствовал. — Что же вы намерены делать?

— Что делать? Думаю, мне придется найти нового друга, — ответила Трина с печальной улыбкой. — И поскорее, иначе…

— Прошу вас, будьте осторожны! — воскликнул Тарс. — Иначе вам снова попадется какой-нибудь тип, который будет распускать руки!

— В моем положении выбирать не приходится, — Трина печально покачала головой.

Тарс знал, что это правда. Рано или поздно, девушка найдет другого «защитника» — такого же, как Гонзо, торговца наркотиками или сутенера, — который не стоит ее мизинца.

— Вы могли бы остановиться у меня, — предложил он.

— У тебя? Но ведь ты… Но у тебя, наверное, нет настоящего дома, не так ли?..

— Ну, не совсем у меня… Я имел в виду моего хозяина. Мне кажется, он вам поможет.

Трина покачала головой.

— Господи Иисусе, до чего же я дошла, если меня начинают жалеть даже торговые автоматы?

Тарс увидел, как на глазах девушки выступили слезы.

— Я… Вы мне небезразличны, — проговорил он. — Кроме того, когда-то я тоже оказался на улице без гроша в кармане, но нашелся человек, который позаботился обо мне.

— Но ведь я тебя даже не знаю. Ты… вы — просто машина. Нет, уж лучше я сяду на пригородный поезд и уеду в Нью-Йорк. Конечно, в некоторых отношениях жизнь там еще труднее, но я уверена: мне удастся быстро подцепить кого-нибудь в одном из тамошних отелей.

— Я в этом сомневаюсь, — серьезно заметил Тарс, и Трина, опустив голову, оглядела свою измятую и покрытую грязными пятнами одежду.

— Если придется, начну работать на улице, — печально сказала она. — Я к этому готова.

— В этом не будет нужды, если вы пойдете со мной, — мягко, но настойчиво сказал Тарс.

— Я не могу. — Трина покачала головой. — Ведь вы просто…

— Тогда подождите меня здесь, на этом самом месте. Я скоро…

Тарс тронулся с места, но снова остановился. Внутри у него зажужжало, затем раздалось несколько щелчков.

— Возьмите, это вам, — сказал он.

Трина заглянула в лоток и выудила оттуда упаковку сухого печенья и шоколадный батончик.

— Конечно, это пустяк, но пока я могу сделать для вас только это, — сказал Тарс. — Ждите меня здесь!

И он покатил прочь.

— …Если я правильно тебя понял, — медленно проговорил Диллон, — эта Трина — подружка того типа, о котором мы сообщили полиции. Должен сказать честно: мне что-то не хочется иметь с ней никаких дел, особенно если она хоть немного похожа на Гонзо.

Тарс несколько раз мигнул индикаторами. Он самовольно оставил маршрут, и Диллон был очень недоволен. А теперь хозяин просто не хочет его слушать.

— Ты обязательно должен ее увидеть, — снова повторил он. — Она прекрасна!

Диллон закатил глаза.

— Да-да, конечно, я понимаю… На самом деле Трина — супермодель, которая случайно связалась с преступником и бандитом. Может быть, она и клиентов принимает?

— Насчет этого я ничего не знаю. Трина очень молода. Она сошлась с неподходящим человеком, и теперь ей нужна помощь. Иначе девушке грозит еще худшая беда!

— Но почему я должен помогать этой твоей Трине? — возразил Диллон. — Разве мы мало для нее сделали, когда сдали копам ее преступного дружка?

Тарс задумался, припоминая времена, когда он был Диллоном во плоти. В двенадцать лет он тоже попал в беду и отчаянно нуждался в помощи. Он убежал из дома, приехал сюда (чуть не с самого первого дня своего существования «Стальная гора» притягивала малолетних точно магнитом, так как в гигантском жилом комплексе можно было не заботиться хотя бы о крыше над головой) и оказался в здешних трущобах совершенно один. Тогда его спас Генри — его новый друг. Он дал ему приют, а потом сделал партнером в крошечной фирме, занимавшейся мелкой уличной торговлей. С тех пор прошло уже довольно много лет. За это время Диллон сумел пробиться в ряды так называемого «среднего класса» и, похоже, напрочь забыл о том, что когда-то был никем и ничем.

— Кто знает, что случилось бы с тобой, если бы Генри не захотел вмешаться в твою судьбу, — напомнил Тарс. — Трине помощь нужна не меньше, чем тебе тогда. И, по-моему, она вполне достойна заботы.

— Долг платежом красен, так, что ли? — Диллон длинно вздохнул.

— Кстати, с чего ты взял, что она примет от нас какую-либо помощь? Поверь мне, далеко не каждый, кто попал в беду, действительно мечтает о спасении.

— Я не знаю, чего хочет Трина на самом деле, — медленно проговорил Тарс. — Но если мы ничего для нее не сделаем, она может погибнуть. Я думаю, ты должен увидеть ее. Мне кажется, она тебе понравится!

— Ну, не знаю… — пробормотал Диллон. — Судя по твоему описанию, девчонка не в моем вкусе.

— Я отлично знаю, кто в твоем вкусе, а кто — нет, — уверенно заявил Тарс. — Я знаю о тебе все и не сомневаюсь, что ты будешь в восторге от Трины. Я… я люблю ее!

Лицо Диллона изумленно вытянулось.

— Ты ее любишь?! — переспросил он. — Ты влюбился в покупательницу, в одну из клиенток? Послушай, Тарс, тебе, может быть, кажется, что ты — это я, но это не так. Ты просто машина, в модули которой записаны кое-какие мои воспоминания. Но на самом деле ты не можешь любить!

— Воспоминания — это прошлый опыт, — возразил Тарс. — Я способен чувствовать все пережитое тобой.

— Но я не хочу пускать эту девчонку в свою квартиру! В конце концов, я о ней ничего не знаю!

— Нет, знаешь. Я ее знаю, а я — это ты. Каждую неделю ты передаешь мне свои последние воспоминания, и я становлюсь тобой. Прошу тебя хотя бы раз — один только раз! — сделай наоборот. Позволь мне поделиться с тобой моим опытом, и ты все увидишь сам. Трина… Ей не повезло в жизни, но это не значит, что она плохой человек. Просто она нуждается в помощи, в твоей помощи! Я думаю… нет, я уверен: вы подходите друг другу, только не отталкивай ее. Протяни ей руку!

— Ты кто, торговый автомат или уличный сводник?

— Конечно, я торговый автомат, но прошу поверить мне.

Тарс сразу заметил, что в коридорах «Стальной горы» Диллон чувствует себя крайне неуютно. Очевидно, за прошедшие годы он утратил постоянную настороженность и готовность к сопротивлению, без которых невозможно выжить в опасных и враждебных районах жилого комплекса. К счастью, пока Тарс вел Диллона на восьмой этаж, где он оставил Трину, им никто не встретился.

Девушка ждала на площади. Она сидела, привалившись спиной к стене и опустив голову так, что ее подбородок упирался в колени.

— Выглядит она довольно неряшливо, — пробормотал Диллон, когда они приблизились. — Почему ты не сказал, что она такая грязнуля?

— Трина не грязнуля, — возразил Тарс. — Просто она давно не мылась. Когда Гонзо арестовали, она осталась без жилья и провела на улице почти целую неделю.

— Целую неделю? Здесь?! — изумился Диллон. — В этих кошмарных коридорах? Господи, да я бы и часа не протянул!

— Не могу не согласиться, — ответил Тарс. То, что Трину не изнасиловали и не зарезали молодежные банды, свирепствовавшие в этих коридорах по вечерам, свидетельствует о ее уме и находчивости.

— Что ты ей обо мне рассказывал? — спросил Диллон.

— Ничего. Только то, что ты — это реальный я.

— Хорошо, а что мне ей сказать?

— Предложи ей бесплатный шоколадный батончик. У меня это сработало.

— Не смешно.

— Просто поговори с ней. — Тарс подвел Диллона к тому месту, где сидела Трина. Девушка дремала, и он негромко засвистел, желая разбудить ее.

— А-а-а, это ты! — Трина открыла глаза и посмотрела на Тарса. Потом она неловко поднялась, разминая затекшие ноги, и повернулась к Диллону.

— Значит, вы и есть… он? — спросила девушка, указывая на торговый автомат.

— Скорее, наоборот: он — это до некоторой степени я. Но с другой стороны, мы с ним как бы одно лицо.

— И вы на самом деле хотите помочь мне, как он и говорил?

— Возможно, — сдержанно ответил Диллон, пристально рассматривая девушку. Избегая его взгляда, Трина отвернулась и попыталась счистить с брюк наиболее заметные пятна, без особого, впрочем, успеха.

— Я, наверное, выгляжу не совсем так, как вы ожидали, — сказала она.

— Дело не в этом, — отозвался Диллон. — Просто… ситуация сложилась весьма необычная.

— Да, необычная, — согласилась Трина. — Я знаю, у меня ужасный вид. Что ж, если вы не хотите со мной связываться…

— Он хочет, хочет! — вставил Тарс.

— Заткнись, ржавое ведро, — прикрикнул Диллон. — Я вовсе не нуждаюсь в том, чтобы кто-то подыскивал для меня женщин.

Это прозвучало почти грубо, и Диллон сразу же пожалел о своих словах. Он скрипнул зубами, а его лицо пошло красными пятнами.

— Прошу прощения, мисс, — сказал он, поворачиваясь к Трине. — Считайте, что я этого не говорил.

— Ничего страшного, — ответила девушка и улыбнулась. — Мне приходилось слышать предложения гораздо более откровенные. Спасибо, что назвали меня «мисс» — я уже и не помню, когда ко мне так обращались.

На площади появилась старуха латиноамериканского типа, и все трое замолчали. Сунув в щель Тарса расчетную карточку, она заказала лимонный кекс и тюбик зубной пасты. Пока она не забрала покупки и не ушла, Диллон и Трина смотрели друг на друга.

— Послушайте-ка, что я скажу, — проговорил Диллон. — Я предлагаю вам поселиться у меня. Там вы сможете привести себя в порядок. Вы будете бесплатно питаться — ничего особенного, конечно, но с голоду не умрете. Мы достанем вам чистую одежду. Это все, на что вы можете рассчитывать. Я, со своей стороны, не жду от вас никакой благодарности.

По лицу Трины скользнула легкая улыбка. Она была едва заметна, но Тарс знал, что не ошибся.

— Почему вы это делаете? — спросила она.

Диллон указал на Тарса.

— Это все из-за него. Наш общий друг убедил меня, что вы нуждаетесь в помощи. Когда-то давно, когда я очутился в похожем положении, мне тоже помог один человек, и это изменило мою жизнь. Надеюсь, и с вами произойдет что-то в этом роде.

Трина глубоко задумалась и наконец кивнула.

— Хорошо, постараюсь не разочаровать вас. Я согласна.

— Итак, решено, — подвел итог Тарс. — Тогда идемте домой.

— Не спеши, ржавая бочка! — оборвал его Диллон. — Я отведу девушку к себе и помогу ей устроиться, а ты возвращайся на маршрут. Постарайся заработать побольше денег — они нам понадобятся.

Тарс был разочарован, но он знал свои обязанности. Повернувшись, он покатил через площадь к коридору, в который так. и не попал утром.

— Тогда до вечера, — попрощался он с обоими.

Когда Тарс вступил в очередной квартал, его свист звучал как никогда весело и беззаботно.

Неделю спустя на одной из площадей десятого этажа Тарс столкнулся с Акрополем № 23.

— Как идут дела? — осведомилась оранжевая машина.

— Хорошо, — отозвался Тарс. — Лучше не бывает.

— А что случилось с той девушкой, о которой ты рассказывал? — спросил Акрополь. — Я не вижу ее уже довольно давно.

— Она здесь больше не живет, — объяснил Тарс.

— Значит, девушка тебе так и не досталась, — сказал Акрополь. — Как это грустно!

Но Тарсу вовсе не было грустно. Наоборот, он был счастлив, когда, вернувшись домой в тот самый первый день, застал там Трину. Она уже привела себя в порядок, поела и теперь улыбалась неуклюжим шуткам, которые пытался отпускать Диллон. Он купил ей новую одежду — совсем простую, конечно, — но даже в ней Трина выглядела потрясающе.

На следующий день, когда после полного рабочего дня Тарс вернулся домой, Трина все еще была там.

Она никуда не исчезла ни на третий, ни на четвертый день, и с каждым днем Тарс становился все счастливее. Он уже понял: Трина останется здесь навсегда.

— В каком-то смысле — да, она мне не досталась, — согласился Тарс № 3. — Но это не причина для огорчения. Я знаю: Трина счастлива, Диллон счастлив, дела идут хорошо. О чем же тут грустить?

— Ты слышал, — сказал Акрополь, — за прошедшие три дня на втором этаже опрокинули и ограбили еще два торговых автомата?

— И хотя я просто машина, — продолжал Тарс, не слушая его, — я знаю, что Трина тоже любит меня. Она и Диллон влюблены друг в друга. Да, ее чувство не направлено непосредственно на меня, но это не имеет большого значения — ведь я способен постичь любовь Трины через Диллона. И этого вполне достаточно. А как твое мнение?

Тарс помнил: на четвертый день после того, как они спасли Трину, он упросил Диллона поделиться с ним последними новостями, и день спустя тот провел внеочередную корректировку данных. Кроме привычной статистики и полицейских сводок в массиве свежей информации оказалось как раз то, на что Тарс надеялся: воспоминания о первых неловких часах, когда Диллон и Трина не могли подобрать нужных слов. Потом они освоились и стали чувствовать себя свободнее. А еще через несколько дней оба наконец раскрылись навстречу друг другу, и между ними начало расти и расцветать нечто прекрасное и светлое.

Акрополь молчал.

— Я понял, — сказал Тарс, — воспоминания и есть опыт! Вспоминать о любви к Трине и испытывать любовь — это почти одно и то же!

Акрополь молчал еще несколько секунд, потом спросил:

— Как идут дела?

— А самое замечательное, — проговорил Тарс, — что я жду не дождусь следующей порции новостей — так мне хочется поскорее узнать, что будет дальше. И следующей, и еще одной… Скажи, разве не прекрасно быть живым?

— Ты слышал?.. — сказал Акрополь. — На втором этаже опрокинули и ограбили еще два торговых автомата…

Тарс ничего не ответил. Сдвинувшись с места, он развернулся и покатил по привычному маршруту дальше, но он больше не насвистывал. В последние дни Тарс вовсе перестал свистеть. Теперь в коридорах и кварталах «Стальной горы» он был известен как торговый автомат, который поет.

Перевел с английского Владимир ГРИШЕЧКИН

Чарльз Шеффилд Заброшенная земля

Джефф Кинг растерянно ощупывал ремень, гадая, какой шальной порыв занес его сюда без оружия. И без напарника, которому следовало прикрывать его спину в десяти шагах. И без здравого смысла, который, должно быть, остался дома.

Этот переулок был хорошо знаком и вел от Пенсильвания-авеню до Эйч-стрит. Он даже был освещен, но сейчас, в полночь, фонари горели не слишком ярко. Однако даже сейчас вполне можно было бы разглядеть, что тут творится, если бы строители не заняли эту короткую дорожную артерию под временную парковку — а за любым из дюжины фургонов и пикапов мог спрятаться человек. Все, что он успел заметить, это метнувшийся в сторону черный силуэт.

Джефф медленно и осторожно продвигался вперед, чувствуя, как быстро и неровно бьется пульс. В переулке стояла оглушительная тишина. И вдруг она взорвалась. Звонил телефон, его собственный телефон, наличие которого было так же глупо и бессмысленно, как и отсутствие пистолета.

Джефф рывком сел. Вместо полуночи в Вашингтоне, округ Колумбия, его открывшиеся глаза встретили ясный бледный свет восхода в Айдахо. И телефон звонил на тумбочке у кровати. Джефф потянулся за ним, хотя сердце так и норовило выпрыгнуть из груди. В трубке забился нервный женский голос.

— Охрана? Джефферсон Кинг?

— Да.

Джеффу не стоило отвечать на звонок. В конце концов, у него выходной, и он мирно спит дома. Пусть отдувается Джонни Толботт, сейчас его смена.

Он прищурился, стараясь разглядеть цифры на часах. Пять сорок.

— Это Лорен Беглер из отдела Восстановления.

— И что?

В смысле: я слыхом о тебе не слыхивал, какого же черта ты звонишь в такой час?

— Я руковожу Третьим сектором ядерных отходов. Сейчас мы инспектируем участок 62 как входящий в общую программу испытаний водоносных слоев Змеиной реки. Двое из моих служащих несли ночную вахту, проверяя реперы терминалом Системы глобальной ориентации. А когда проезжали между двумя угловыми метками, заметили что-то странное и решили посмотреть поближе. Это оказалось телом. Мертвым телом. Они связались со мной.

— Матерь сладчайшая… — пробормотал Джефф, уже пытаясь найти взглядом ботинки.

Привычка, выработанная восемнадцатью годами службы, заставила его механически спросить:

— Естественные причины?

— Не знаю. Я не видела трупа… только сейчас туда еду. Но мои служащие так не считают. Они говорят, что в мертвеце есть что-то очень странное. Может, мне позвонить… когда я его увижу? Я посчитала, что вам следует узнать об этом как можно скорее.

— Светлая мысль. Нет, звонить мне необязательно, я скоро буду на месте. Расскажите, как туда проехать.

— Прекрасно.

В голосе женщины звучало невероятное облегчение.

— Если хотите, я могла бы заехать за вами и подвезти. То место, о котором мы говорим, находится довольно далеко к северу.

— Дайте мне десять минут. Знаете тот угол, на перекрестке дорог, около Центральных установок, как раз за спортивным залом? Буду ждать.

Две из отведенных десяти минут Джефф просидел на кровати, ожидая, пока сердце начнет биться ровнее. Труп. Неудивительно, что Джонни Толботт отослал Лорен Беглер к нему. Служба охраны Национальной лаборатории Айдахо обычно занималась нерадивыми сотрудниками, забывшими закрыть на ночь сейф или ухитрившимися унести домой в портфеле документ под грифом «секретно», чтобы перечитать после ужина. Трупы, особенно те, к которым слова «естественные причины» были неприменимы, автоматически оказывались вне компетенции охраны. Но Толботт не сомневался: Джефф с его многолетним опытом городского копа будет просто счастлив заполучить труп в свое распоряжение.

Джефф наскоро оделся, застегнул длинное пальто и вышел на улицу. Разумеется, он отчасти сам во всем виноват. Когда часами просиживаешь стул в обществе напарника и самым волнующим событием недели оказывается новый сборник правил и инструкций, невольно хочется приукрасить прошлое, сделав его чуть менее гнусным, чем на самом деле.

Джефф добрел до угла и остановился, жалея, что не испросил времени на горячий кофе. Июньские ночи в Айдахо холодноваты, а солнце только поднимается.

Но и без прикрас прошлое Джеффа было достаточно волнующим, даже, пожалуй, слишком. Доктор, осматривавший его в Вашингтоне четыре года назад, не оставил места сомнениям.

— Гипертония и сердечная аритмия. Излишний вес. Останетесь на этой работе — и можете не беспокоиться насчет того, чем займетесь после ухода на пенсию.

Поэтому он ушел на покой раньше срока, подав заявление на вакантную должность в Бехтеле. Работу он получил, отчасти благодаря тому факту, что в тамошней охране было совсем немного черных, а на энергетической установке в Айдахо, которой компания управляла по поручению министерства энергетики — и того меньше. Да и какую работу! Спокойную, без нервотрепки, среди роскошных пейзажей, не говоря уже о совершенно невероятной рыбалке! Имея такую, никогда не окажешься чуть свет на холоде, с сердцем, скачущим по миле в минуту при мысли о том, что сейчас предстоит ехать к черту на кулички и обозревать тело человека, погибшего черт знает от чего. Кстати, кто там лежит? Лорен Беглер упомянула мужчину? Джефф был уверен, что нет. С другой стороны, он твердо знал: о женщине тоже речи не шло. Когда прослужишь в полиции достаточно долго, поймешь: то, чего не видели и не слышали люди, в результате оказывается столь же информативным, как и то, что они видели и слышали.

Ровно через две минуты подкатила Лорен Беглер в бежевом «форде». Джефф кивнул длинной тощей особе лет сорока со светло-рыжими волосами и уселся в машину. Та кивнула в ответ и первым делом вручила ему пластиковый стаканчик.

— Кофе. Я задержалась еще на минуту. Надеюсь, вы пьете с сахаром и сливками?

— Вы спасли мне жизнь!

Пожалуй, стоит забыть тот факт, что ему положено строго контролировать ежедневное потребление кофеина. Даже если неуклонно следуешь всем докторским предписаниям, все равно когда-нибудь покинешь этот мир.

Дорога на север словно вымерла. Лорен вела машину хорошо, очень быстро и сначала вроде бы не была склонна к разговорам. Что же, это вполне устраивало Джеффа. Он сгорбился на своем сиденье, пил кофе и наблюдал игру рассветных солнечных лучей на просторах юго-восточного Айдахо. Учился любить эти места. Все выглядело мирным, совершенно безвредным. Приходилось напоминать себе, что в этом районе — самое большое в мире скопление ядерных реакторов, более пятидесяти, а в давние сороковые и пятидесятые здесь слишком беспечно относились к радиоактивным отходам. Вся эта местность, площадью приблизительно тысяча квадратных миль, была усеяна «горячими» зонами. Ими занималась восстановительная команда Лорен Беглер: засекала очередную «горячую» зону на территории размером с Род-Айленд, удаляла и собирала то, что удавалось, и — скрестите пальцы — находила безопасное место для их продолжительного хранения. Очень-очень продолжительного хранения. Некоторые радиоактивные изотопы в этих отходах имели период полураспада равный тысячелетиям.

Телефонный звонок раздался так неожиданно, что Джефф подскочил. Лорен подняла трубку, выслушала и сказала:

— А вот это хорошо… Кто еще?

И, снова послушав, заверила:

— Еще пять минут, если очень постараюсь.

Глянув в сторону Джеффа, она спросила:

— Ничего не трогать?

Тот энергично закивал; она приказала кому-то на другом конце линии:

— Да, я знаю, что тело переворачивали, но постарайтесь больше ни к чему не прикасаться.

Положив трубку на рычаг, Беглер объяснила:

— Уолден и Бронстид, мои подчиненные, которые нашли тело, утверждают, будто им только что позвонили из ИРО, группы Исследования радиологической опасности.

— Откуда те узнали?

— Я связалась с ними. Уолден сообщил, что на трупе нашли идентификационную карточку и радиометр. Мертвеца звали Фрэнк Лейзенби. И работал он в ИРО.

Женщина глянула на спидометр, стрелка которого застыла на отметке семьдесят пять, и нажала на акселератор.

— Имеется ли еще какая информация о нем… о Лейзенби?

— Пленка на его радиометре почернела.

— То место, куда мы едем, — начал Джефф, — где его нашли…

— Никаких проблем. Уолден — человек осторожный и не раз имел дело с радиационными пятнами. Их фургон оборудован счетчиками. Первое, что они сделали… еще до того, как приблизились к трупу, проверили уровень радиации. Там не «горячая» зона. Очевидно, уровень даже ниже обычного фона.

Несмотря на три года, проведенные в Айдахо, Джефф все же принадлежал к Напуганным Средним Американцам. Мир сильно изменился с тех пор, как жители поселка, раскинувшегося всего в нескольких милях к югу от «проблемной местности», гордо именовали его Атомным городом. От слов «радиационная опасность» Джеффу мгновенно становилось не по себе. Лорен Беглер, почувствовав его состояние, продолжала:

— Мистер Кинг, я знаю, что вы, должно быть, видели лабораторную карту местности, пестрящую «горячими» зонами, но все это весьма относительно. Даже в самых гибельных местах, куда тридцать — сорок лет назад сбрасывали высокорадиоактивные отходы, краткосрочное облучение не вредит здоровью. Гораздо хуже многолетнее воздействие радиации — из-за кумулятивного эффекта. Но доза, полученная человеком за несколько часов, никакой опасности не представляет.

Но что-то же убило Фрэнка Лейзенби! То самое, что засветило пленку его радиометра?

Пока что Джефф держал свои мысли при себе, считая, что большинство тех, кто обслуживает реакторную установку, чересчур небрежно относится к радиации. Возможно, подобная позиция, принятая лет тридцать — сорок назад, и привела к появлению теперешних карт, усеянных «горячими» зонами.

Машина свернула с дороги и стала подниматься на холм, образованный изъеденной вулканической лавой. Лорен Беглер немного сбросила скорость, но Джеффа подкидывало на каждой рытвине и колдобине. Бедняга твердо уверился в том, что если у человека и не было проблем с сердцем до встречи с Лорен Беглер, то теперь они непременно появятся.

Машина перевалила через вершину, на миг оказавшись в воздухе, и почти рухнула на другой склон. Хорошо еще, что Лорен догадалась нажать на тормоза, и последнюю четверть мили колеса просто скользили. Наконец «форд» остановился рядом с белым фургоном, разрисованным по бокам молниями. Двое мужчин курили, облокотясь на капот.

Лорен успела выскочить из машины, пока Джефф натужно пыхтел, стараясь отстегнуть ремень безопасности. Он не слишком торопился, а когда подошел к троице, один, коротышка с забранными в хвост волосами и усиками, как у мексиканского бандита, ткнул пальцем в сторону очередной впадины.

— Примерно четыреста метров отсюда, — сообщил он. — Мы передвинули фургон, потому что раньше стояли в зоне отсутствия приема. Вы, наверное, слышали помехи, когда мы звонили.

— Верно. Надеюсь, после того как вы нашли его удостоверение, ни к чему больше не прикасались?

Дождавшись, пока тот кивнет, Лорен обернулась.

— Это сержант Кинг, из охраны. До того работал полицейским в Вашингтоне.

Оба мужчины взглянули на Джеффа с новым и, как он заподозрил, неоправданным уважением. Он заметил нечто подобное с первого дня пребывания в Айдахо. Стоит упомянуть, что ты был столичным копом, и люди отчего-то полагают, будто тебе каждый день приходилось иметь дело с грабежами, разбоем, убийствами и всяческими беспорядками. Что же, иногда так и бывало: если кому-то требуется доказательство, так у Джеффа до сих пор побаливает шрам от пули на левой икре. Но в основном ежедневная рутина состояла из нудных столкновений с наркоманами, пьяницами и нарушителями правил уличного движения. Больше всего действовало на нервы огромное количество водителей, защищенных посольскими номерами и дипломатическими паспортами, позволявшими творить все, что угодно, оставаясь при этом безнаказанными.

Джефф протянул руку. Губы под бандитскими усиками выплюнули последний дюйм самокрутки, растянулись в широкой улыбке и произнесли:

— Уолли Бронстид.

— А я — Пит Уолден, — добавил второй, чуть повыше и тоже с «хвостом». Правда, у этого на подбородке красовался шрам, а на предплечьях — татуировки. Плечи обтягивала полосатая рубашка, украшенная галстуком-шнурком. Пожатие оказалось таким же сильным, как у Джеффа. — Готовы увидеть место преступления?

Судя по всему, мужчины от души развлекались, но это еще не делало их подозреваемыми. Джефф определил обоих, как бывших «ангелов ада»[2], сейчас, правда, отошедших от бурной деятельности и отыскавших работу, позволявшую почти все время проводить под открытым небом. Може+, «уважение» было неверным определением истинного значения их взглядов.

— Насчет преступления еще неизвестно. Но давайте, показывайте.

— Есть!

Уолден поднял счетчик и направился к небольшой складке в холмах. Джефф решил, что Лорен, скорее всего, права: пусть Уолден и Бронстид кажутся парочкой лоботрясов, исповедующих принцип «живи на всю катушку, умри молодым», но когда речь шла о работе, оба проявляли достаточную осмотрительность. Джефф мысленно одобрил и тот факт, что счетчик Гейгера пока что не издал ни единого щелчка. Значит, в этом месте ядерных отходов действительно не было.

Но все изменилось, стоило спуститься немного ниже. Послышались редкие щелчки.

— Не стоит волноваться, — убеждала Лорен Беглер, заметив, как Джефф бросает на счетчик опасливые взгляды. — Вы можете даже обосноваться здесь на несколько месяцев, и ничего не случится. Уровень радиации очень низкий.

Джефф рассеянно кивнул. Как раз в этот момент по глазам ударила вспышка чего-то ярко-зеленого на дне пологой впадины.

— Было сказано, что никто не дотрагивался до тела, после того как обнаружили удостоверение!

— Так и есть. Но пришлось прикрыть его плащ-палаткой, — пояснил Уолл и Бронстид и, воздев в небо палец, добавил: — Стервятники.

Джефф поднял голову. Ни одной птицы. Только голубое небо да клочки разорванных облаков далеко к северо-востоку, где Сэдл-Маун-тин гордо вздымала свою вершину на высоту более десяти тысяч футов. Но Уолли и Пит молодцы, что догадались прикрыть мертвеца. Изуродованные трупы, лишенные глаз, с истерзанной плотью, не часто встречались в Округе Колумбия, хотя здесь возможно и такое.

— Постойте здесь, пока я взгляну на него.

Но что искать? Следы? Вряд ли они отпечатались на твердой пересохшей земле. К тому же за восемнадцать лет службы в полиции найденные следы ни разу не помогли разоблачить преступника. Отчетливо ощущая, что взялся не за свое дело, Джефф нагнулся и осторожно приподнял плащ-палатку.

Фрэнк Лейзенби лежал лицом вниз и головой на север. На спине никаких ран, а когда Джефф наклонился ближе, стало ясно, что таковые вообще вряд ли найдутся: лицо и руки мертвеца были неестественного ярко-фиолетового цвета. Подобный оттенок свидетельствовал бы об инсульте, если бы не набухшие волдыри, покрывавшие руки и лицо покойного.

Джефф повернулся к Уолдену и Бронстиду, которые держались куда лучше Лорен Беглер. Та отвернулась, смертельно побледнев и едва сдерживая приступ рвоты.

— Вы поэтому сказали, что тело выглядит как-то странно? — спросил Джефф, обращаясь к парням.

Дружное «угу».

Уолден снова закурил тоненькую самокрутку, набитую крепким табаком; синий дым поднимался в чистом утреннем воздухе.

— Но как вы вообще на него наткнулись? Ведь было совсем темно.

— Вряд ли бы мы смогли пройти мимо. Мы проверяли реперы и ехали прямо по центру лощины. Я сидел за рулем, но мы обнаружили его одновременно.

— Он лежал в этом положении?

— Угу. Мы так поняли, что он направлялся на север. В миле отсюда есть станция и полевой телефон. Когда он больше не смог двигаться, то упал лицом вниз и умер.

— Словом, что бы с ним ни произошло, он шел туда, где вы оставили фургон?

— Вроде бы. Поэтому мы и вернулись туда. Но по дороге ничего не видели.

— А что вы ожидали увидеть?

— Понятия не имею. Но, знаете, у нас возникла идея, — сообщил Уолли, поглядывая на Пита, словно требуя подтверждения. — «Портрет» Лейзенби — типичный кадр из учебного фильма об опасности радиации. Один такой ролик — и вы сто раз подумаете, прежде чем рисковать. Там показывают снимки людей, схвативших смертельную дозу, ну, как после чернобыльской аварии, когда взорвался реактор. Те погибли быстро: за несколько минут или часов. У них были точно такие лица.

— Верно, — согласился Пит.

Джефф тоже видел эти фильмы, от которых к горлу подкатывала тошнота. А ведь он на своем веку успел насмотреться на трупы людей, погибших по самым невероятным причинам, и смерть их зачастую бывала крайне неприятной.

— Кстати, двигаясь на юг, вы проверяли уровень радиации?

— Еще бы! А кто бы не проверил после такого зрелища?! Все тихомирно, даже счетчик ни разу не щелкнул. И тело тоже не радиоактивно, хотя пленка на удостоверении покойного почернела. Что стряслось, сержант? Как он погиб?

Средства, мотив, вероятность.

Джефф был полицейским, привыкшим к беготне. Расследование убийств — вне сферы его деятельности. Правда, стоит десять минут посидеть перед телевизором, где показывают очередной полицейский сериал, и тебе уже знаком основной ход рассуждений.

Вероятность — что же, вероятностей сколько угодно: здесь, в этой глуши, ночью, в сотнях миль от ближайшего жилья, всякий мог убить Фрэнка Лейзенби. Но мотив? И главное, средства? Кому-то потребовалось на несколько минут засунуть Лейзенби в корпус ядерного реактора, чтобы выдать жертве огромную дозу облучения, потом быстренько переправить на заброшенный участок испытательного полигона Айдахо, бросить там и позволить ковылять еще милю, прежде чем радиация испечет его заживо, до самых костей… Бред!

Джефф присел на корточки и оглядел поросшую невысокой травой землю. Потом поднял глаза на троицу, явно ожидавшую услышать из его уст вердикт.

— Придется ждать вскрытия и окончательного установления причин смерти. Но буду откровенен: даже если виновата радиация, я не имею ни малейшего представления о том, как это могло произойти.

* * *

За все три года работы в службе охраны Джефф никогда не сталкивался с подобными случаями и даже не знал, в чьем ведении они находятся. Лаборатория была в федеральном подчинении, и вся территория, на которой она располагалась, считалась закрытой. Внутри зоны имелись здания и участки, для посещения которых охранникам требовался специальный доступ. Некоторые служащие работали непосредственно на федеральное правительство, но большинство получали жалованье от Бехтела, имевшего контракт на управление установками.

Не только у Джеффа возникли вопросы. Начальник охраны Том Маркин все утро сидел за телефоном, общаясь с главным офисом министерства энергетики в Вашингтоне, после чего созвал подчиненных на совещание.

Маркин работал в компании едва ли не с самого ее основания. Высокий, круглолицый, ростом свыше шести футов шести дюймов, он немного прихрамывал, поскольку в детстве потерял ступню: результат несчастного случая. Джефф еще во время первого собеседования хорошенько присмотрелся к нему и решил по мере возможности держаться подальше. Принцип «сначала женщины и дети» был явно писан не для него. И в перечне тех, кто пойдет ко дну вместе с кораблем, имя Тома Маркина искать явно не стоило.

А вот Джеффа — вполне. Ни один человек не высказался прямо и откровенно, что Маркин — расист, ненавидевший черных, но думать это никто никому не запрещал, и потому Джеффу не раз намекали на необходимость быть начеку.

Все три года он так и делал, но сегодня избежать встречи было невозможно. Совещание проходило в одном из небольших конференц-залов Центральной установки, достаточно просторном, чтобы вместить тридцать участников. Маркин остановил Джеффа, пробиравшегося в задний ряд, и указал ему на места впереди.

— Ситуация такова, — начал Маркин. — Неважно, имеем ли мы дело с убийством или самоубийством, эта смерть входит в сферу интересов служб национальной безопасности. Через два дня грянут проверки из Вашингтона, и не только из главного офиса министерства энергетики, но и из ФБР. Хорошо бы к этому времени уже знать причину смерти. Я решил создать специальную бригаду и наделить ее особыми полномочиями. Члены этой бригады будут освобождены от своих прямых обязанностей. Главным назначаю Джеффа Кинга… — Он наградил Джеффа широкой дружеской улыбкой: —…которого все вы, надеюсь, знаете. Прошу оказывать коллеге всемерную помощь. Вопросы?

Вопросы посыпались градом: что известно о Фрэнке Лейзенби, чем он занимался, почему оказался ночью на испытательном полигоне.

Джефф почти не слушал. У шефа не было ответов, и ему приходилось отделываться пустопорожней болтовней. К тому же стало ясно, что «специальная бригада» будет изолирована от остальных, и все это с дальним прицелом. Если они распутают дело, что на данный момент казалось абсолютно невозможным, Том Маркин быстренько распустит команду и припишет успехи себе. Если же ничего не выйдет, вся вина будет возложена на них. К тому же в подчинение Джеффу определили двух весьма посредственных сотрудников.

Джефф бежал с совещания, как с пожара. Но неприятности на этом не кончились. Новые беды свалились на него в образе толстухи в белом халате.

— Сержант Джефферсон Кинг? — осведомилась она.

— Это я.

— Мне бы хотелось потолковать с вами о смерти Фрэнка Лейзенби.

Джефф уставился на черную великаншу с россыпью мелких косичек на голове и в очках без оправы.

— И вы тоже? Вижу, они надеются одним махом избавиться от всех нас.

Теперь уже женщина уставилась на него.

— Не знаю, о чем вы, и предпочитаю не спрашивать. Меня зовут Лассандра Кейн. Начальник отдела лаборатории, включающего группу исследования радиологической опасности.

Она протянула руку. Джефф пожал ее, чувствуя себя абсолютным идиотом.

— Фрэнк Лейзенби работал на меня, — продолжала она. — Исключительно дабы не позволить стереотипам повлиять на ваше суждение, я пойду на то, что ненавижу и наотрез отказываюсь делать. Расскажу вам свою биографию. Я изучала физику в Техасском университете и, заметьте, все эти годы была стипендиатом на полном государственном обеспечении. Потом получила степень доктора философии в Беркли, одновременно работая в институте Лоуренса Ливермора. Далее два года стажировки на СЛУ, Стенфордском линейном ускорителе. Изучала режимы распада сверхтяжелых элементов. Я заработала эту должность, понятно, мистер Кинг?

Она выжидающе воззрилась на него. Джефф решил, что существует лишь один способ уладить дело.

— Более чем, доктор Кейн. А теперь обо мне. Я восемнадцать лет прослужил в полиции города Вашингтон, округ Колумбия. О коррупции в правительстве я только слышал. Я хорошо управляюсь с уличной шпаной, и когда речь идет о беготне за мелкими преступниками, мне нет равных. Все это и позволило мне претендовать на должность здешнего охранника. Но я никогда не работал в «убойном» отделе и так же подхожу для расследования убийства по неустановленным причинам, как вон та золотая рыбка.

Он ткнул пальцем в маленький аквариум у стены, где лениво плавала единственная рыбешка. Надпись над аквариумом гласила:

«Национальная лаборатория по охране окружающей среды. Министерство энергетики. Сделаем нашу страну безопасной для всех форм жизни».

Несколько минут Лассандра Кейн яростно уничтожала взглядом рыбку, прежде чем, к облегчению Джеффа, разразиться смехом.

— Это я могу пережить. Далеко не всякий способен честно признаться в том, что не может выполнить порученное дело. Однако именно вас назначили разбираться в причинах гибели Лейзенби, верно? По крайней мере, так сообщил Том Маркин.

— Совершенно верно.

— И вы можете ходить, где вздумается?

— Если верить Маркину.

— В таком случае — прочь отсюда, и найдем спокойное местечко, где можно поговорить.

С утра сильно потеплело. В такой день надо бы одеться полегче, а на нем костюм, который Джефф напялил для совещания. И сейчас радовался, что вид у него приличный, хоть и приходилось задыхаться от жары.

Лассандра Кейн подвела его к маленькому голубому кабриолету, способному ездить и на бензине, и на электричестве. Похоже, она была одной из немногих служащих лаборатории, которые терпеть не могли гигантские микроавтобусы и пикапы. Достойная восхищения забота об экономии энергии. Правда, были и свои минусы: Джефф едва уместился на сиденье. Обшивка нагрелась до того, что обожгла его широкий зад.

— Я повезу вас на бридерный[3] участок. Там у меня свой кабинет, и меньше вероятности, что нам помешают. Почему бы не начать с самого простого: что вы знаете о Фрэнке Лейзенби?

— Раньше о нем ничего не слышал. Думаю, мы вряд ли встречались… хотя сказать это, увидев его тело, я бы не отважился.

Лассандра поморщилась.

— Ужасно, правда? Пришлось мне его опознавать. Если причина смерти — радиационные ожоги, поверьте, это куда хуже, чем все виденное и слышанное мной до сегодняшнего дня.

— Но какая еще может быть причина?

Повернувшись, женщина мимолетно улыбнулась, и солнечный луч, отразившись от очков без оправы, ударил полицейскому в глаза.

— А разве это не ваша задача — ее определить?

Джефф посчитал такой вопрос риторическим.

— Ни жены, ни семьи? — спросил он, в свою очередь.

Он мог бы узнать все это в отделе кадров, но беседа позволит сэкономить время.

— Вероятно, у него есть родные, но он никогда о них не упоминал.

— Как по-вашему, в его прошлом было что-то сомнительное?

— Он был очень скрытным.

— А друзья женского пола?

Лассандра поколебалась.

— Определите точнее, что есть в вашем понимании дружба с женщиной?

— Секс.

— Таких «друзей» у него не водилось.

— А среди мужчин?

— Тоже нет. Слушайте, это исключительно мое мнение, но, думаю, Фрэнк Лейзенби был одним из тех, кого считают бесполыми. Он не имел никаких сексуальных пристрастий. Бывают такие люди.

— Говорят. Лично я за все восемнадцать лет службы в полиции никогда таких не встречал. В Вашингтоне все помешаны на сексе.

— Даже Конгресс?

— Особенно Конгресс.

Они достигли участка экспериментального бридера, мимо которого Джефф проезжал сотни раз, но никогда не заглядывал внутрь. Лассандра припарковала машину под табличкой ТОЛЬКО ДЛЯ ДИРЕКТОРА, прямо перед главным зданием.

— Он в Вашингтоне, — сообщила женщина. — Во всяком случае, был с утра. Думаю, в данный момент он сидит в самолете, направляется в Айдахо-Фолс.

Кабинет, куда они вошли с Джеффом, явно разочаровал его: комната, забитая всяким хламом.

Лассандра заметила скептический взгляд полицейского.

— Если хотите узнать, где в лаборатории ведется истинная работа, проследите за проводами и кабелем. Мой офис в другом здании.

Она сняла со стула монитор и жестом велела Джеффу сесть.

— Спрашивайте.

— Насколько хорошо вам известна личная жизнь Лейзенби?

— Достаточно. Собственно, и личной жизни как таковой не было. Впрочем, может, имелись какие-то тайны, откуда мне знать? Но почему вы все время об этом спрашиваете?

Джефф помолчал и ответил:

— Предположим, мы имеем дело с убийством. Способ и орудие нам неизвестны. Если внимательно просмотреть статистику убийств, выясняется, что все это, по большей части, дела семейные: сын стреляет в отца, ревнивая женщина втыкает нож в любовника, муж душит жену во время грязного, склочного развода.

— Ужасно.

— Это жизнь… Итак, когда я впервые спросил о семье Фрэнка Лейзенби, то, наверное, завел вас не туда. Совершенно неважно, как он ладит с родственниками, потому что, если они не работают здесь, в лаборатории, то никак не могли к нему подобраться. Здесь он в безопасности. Значит, речь идет о постороннем человеке. Если это не любовник и не любовница, переходим к следующему уровню близости. Лейзенби был достаточно популярен?

— Слишком замкнут и сдержан, чтобы быть популярным. Но и непопулярным его тоже не назовешь.

— Он вам нравился, не так ли?

— Честно говоря, да. Откуда вы знаете?.. Ладно, в каждой профессии свои тайны. Это автоматически делает меня подозреваемой?

— Нет. Но почему он вам нравился?

— О, это трудно определить.

Лассандра Кейн, хмурясь, уставилась в монитор рядом с письменным столом.

— Ну, прежде всего, он был умен. Я имею в виду, по-настоящему умен, хотя никогда не выпячивал ни свой интеллект, ни эрудицию. Поверьте, он был одним из самых толковых мужчин, каких я когда-либо встречала.

— И женщин тоже?

— Именно. Но дело не только в его способностях. Некоторые так называемые гении — редкостные сукины дети. А во Фрэнке Лейзенби была какая-то… невинность, что ли. Он верил в абсолютные понятия и ценности. Соединенные Штаты — величайшая в мире страна. Наша форма правления — лучшая. Люди, в основном, добры и честны, следует доверять им. Простые вещи, и вы можете посчитать их старомодными. Но за все время нашего знакомства Фрэнк никогда не сделал подлости и не сказал ни о ком ничего дурного.

— А честолюбие?

— Это другой и более сложный вопрос. Ему было плевать на деньги и звания. Раза два он отказывался от повышения, потому что хотел продолжать свои исследования. Административная работа помешала бы ему. Но в своей сфере деятельности Фрэнк был до крайности честолюбив. Правда, добивался он не личной славы, а весомых результатов. Всегда твердил, что эта страна была очень великодушна к нему, что многое дала, и теперь он хочет вернуть долг.

— И это ему удалось?

Джеффу все труднее было представить человека, которому пришло в голову убить Фрэнка Лейзенби.

— О, да. У него больше сорока патентов в области лазеров и электронных детекторов. Все они представляют огромную ценность для частных компаний, но поскольку принадлежат правительству, о продаже не шло и речи.

— Но как можно подать заявку на патент, если все хранится в тайне?

— Закрытые патенты — есть такая форма. Он обязательно все оформлял, когда был уверен, что нерешенных проблем не осталось. Знаете, нам всем положено ежедневно вести записи о проделанной работе. Видели бы вы тетради Фрэнка. Они были совершенно бесполезны. В них не отмечалось ничего, кроме общих фраз и каких-то микроскопических подвижек, пока в один прекрасный день на столе не появлялись рабочая модель и оформленные документы. Разумеется, он не мог опубликовать свои изобретения в открытой литературе. Но у него была чрезвычайно высокая репутация среди ученых его уровня и профессии, — пояснила она и, проницательно взглянув на Джеффа, добавила: — Похоже, вам все это не очень нравится.

— Я просто в растерянности. Видите ли, я совершенный профан в подобных делах. Покажите мне ночной клуб, где два клиента надрались до полусмерти, поссорились, вышли потолковать, и один сунул другому нож под ребро. Тут я сразу соображу, кто начал и кому отвечать. Но здесь! Ни мотива, ни способа, ни подозреваемых. Черт возьми! Да там, где убили Лейзенби, даже улицы нет, на которой можно подраться.

— Все равно это место преступления, — возразила Лассандра, поворачиваясь к компьютеру и нажимая с полдюжины клавиш. На экране монитора, словно по волшебству, возникло цветное изображение.

— Хотите увидеть, где умер Фрэнк Лейзенби?

На экране появился красный курсор.

— Смотрите.

Джефф уставился на картинку, но так ничего и не понял.

— Что это?

— Снимок испытательного полигона Айдахо. Снято из космоса. То, на что вы смотрите, охватывает приблизительно десять тысяч квадратных километров. А вот граница полигона.

На экране появился неровный многоугольник. Джефф узнал знакомые по картам очертания.

— Как вы это сделали?

— Без особого труда. Изображение — это слои в ГИС, Географической информационной системе. Вы можете ввести в компьютер самую различную информацию в виде нескольких слоев данных, совмещенных в общей системе отсчета, и наложить их друг на друга. Вот так, например.

Появился ряд замкнутых кривых: черные контуры на светлом фоне.

— Параметры высоты. Очень важны, если вас интересует объем стока воды и землепользование.

— Ну и как это связано со смертью Фрэнка Лейзенби?

— Верите или нет, но связано. Снимок — это всего лишь схема, призванная дать пользователю представление о том, где он сейчас находится. Данные, более необходимые нам для работы, вот здесь.

На экран выплыла сетка с мелкими ячейками.

— То, что вы видите — это общий уровень радиации в каждой узловой точке сетки.

— Вы можете измерять уровень радиации из космоса?

— Хотелось бы… Нет, это результат многочасовых наземных измерений. Здесь же все упрощено. Настоящие данные точны до одного процента или больше, но на изображении использовано только восемь цветов. Синий — самая низкая доза, красный — горячие зоны, которые необходимо включить в программу восстановления и очистки от ядерных отходов. Например…

Она осеклась. Джефф, едва понимавший ее объяснения, посчитал куда более интересным замешательство ученой дамы.

— Что там? Вы что-то заметили, верно?

— Не знаю. Странно… — Она передвинула курсор. — Здесь нашли тело Фрэнка. Кажется, он двигался на север?

— Выглядит именно так, если судить по положению тела.

— Да, но посмотрите на показатели радиации ближе к югу. Каждая узловая точка любого километра красная, словно пожарная машина.

— Значит, шагая по этой дороге, он подвергался опасности?

— О, нет! Мы позаботились убрать наиболее ядовитые отходы. Вы можете без особого вреда для себя пройти все «горячие» зоны на полигоне Айдахо. Но только сегодня утром Уолли Бронстид и Пит Уолден, проезжая по этим местам, утверждали, что уровень радиации был ниже обычного.

— Совершенно верно. Я сам шел от фургона к телу Лейзенби, и счетчик вообще не щелкал. Это важно, доктор Кейн?

— Возможно… хотя к смерти Лейзенби отношения не имеет. И означает всего лишь, что ячейки сетки в этом районе чересчур крупны. Видите ли, наземные измерения производились на каждом отрезке в двести метров. В том месте, где нашли труп, эти измерения показывают высокий уровень радиации. Но вы шли по тропинке между линиями сетки и обнаружили низкие показатели. Это означает, что нужна более мелкая сетка, потому что мы пропускаем местные пики и спады. Мне, пожалуй, лучше всего заняться этим, иначе наша программа восстановления окажется под угрозой.

К несчастью, подобные тонкости до Джеффа не доходили, поэтому он перевел дискуссию в ту область, где имел некоторое преимущество над Лассандрой Кейн.

— Место, где мы нашли Фрэнка, находится в двадцати милях от того здания, в котором он работал. Если предположить, что он не добрался туда пешком, значит, кто-то мог его подвезти. Возникает вопрос: кто именно?

— Сами понимаете, конкретного ответа у меня нет. Но тот факт, что Фрэнк был нелюдимым, облегчает задачу. Он занимал отдельный кабинет, а вот помещение небольшой лаборатории делил с еще тремя сотрудниками: доктором Уиллоби, доктором Уоттс и доктором Шефером. Больше он ни с кем не общался.

Ну просто доктор на докторе и доктором погоняет!

Правда, после трехлетнего пребывания здесь Джефф и к этому привык.

— А эти трое знают, что он мертв?

— Я помалкивала. Но такие новости распространяются быстро. Думаю, об этом уже известно всей лаборатории.

— В таком случае, я хотел бы поговорить с ними. Со всеми сразу, если это возможно.

— Но не лучше ли потолковать с каждым с глазу на глаз? Как это… сверить показания?

— Мне важнее понаблюдать их взаимоотношения.

— Что же, вам виднее. Надеюсь, я могу присутствовать?

Нелегкий вопрос. Лассандра — начальство, и в ее присутствии сотрудники будут чувствовать себя скованно.

— Я бы предпочел проводить беседу в более непринужденной обстановке. Но обещаю: если узнаю что-то действительно важное, обязательно доведу до вашего сведения.

Лассандра встала.

— Готова повторить: вам виднее.

Джефф вовсе не был в этом уверен.

— Они работают в Комплексе обработки радиоактивных отходов, — продолжала она. — Я позвоню и скажу, что мы сейчас прибудем. Могли бы добраться пешком, но если вы не против, поедем на машине. Я только представлю вас и немедленно отправлюсь туда, где нашли Фрэнка.

— Вскрытие еще не производили?

— Нет. Ждут указаний из Вашингтона.

Через минуту они стояли перед голубым кабриолетом. Джеффу снова пришлось втискиваться в машину, сиденья которой успели нагреться еще больше. Когда Лассандра включила зажигание, он ощутил, как с шеи по спине ползут капли пота. Двести семьдесят фунтов — чересчур много даже при росте шесть футов четыре дюйма.

— Доктор Кейн, вы, разумеется, знаете о воздействии радиации куда больше моего. Даже без вскрытия: что послужило причиной смерти?

Автомобильчик был совсем маломощным и к тому же имел механическую коробку передач. Лассандра Кейн быстрыми экономными движениями переключила скорость и уверенно ответила:

— Облучение. Гигантская доза облучения, убивающая не за часы или месяцы — за минуты. О таких огромных дозах я еще не слыхивала, а ведь справочник радиологической безопасности много лет оставался моей Библией. Фрэнк Лейзенби был не просто облучен, а зажарен заживо. И теперь, когда я высказалась, могу сказать, в чем я не права. Видите ли, такое облучение, несомненно, привело бы к вторичному радиоактивному заражению тела чем-то вроде изотопов калия с периодом полураспада в несколько часов или больше. Но ничего подобного не произошло.

Джефф слушал со всем возможным вниманием, но понимал далеко не все.

— Та самая Библия, о которой вы говорите…

— Справочник?

— Именно. Не знаете, где я мог бы его достать?

Она искоса взглянула на полицейского и вроде бы улыбнулась…

— Пошарьте под сиденьем и найдете.

— О, мне не хотелось бы лишать вас… — пробормотал он, но все же запустил руку под сиденье и вытащил толстенный том в голубом переплете. Открыл наугад, посмотрел, пролистал.

— Составитель не слишком любил пользоваться словами…

— Это основы радиологии. Таблицы и графики режимов распада и полураспада, а также химические свойства радионуклидов. Поверьте, в этой книге сконцентрировано огромное количество информации.

— Может быть. Но мне необходимо вытащить ее на свет, — откликнулся Джефф, удерживая книгу на колене. — Пожалуй, я не воспользуюсь вашим экземпляром. Просто поясните мне кое-что?

Лассандра подвела машину к обочине и осторожно выключила зажигание.

— Дайте посмотреть.

Джефф протянул ей книгу.

— Знаете, что такое плутоний? — спросила ученая дама.

— То, что используют в атомных бомбах. Ядовит, как сам дьявол.

— Да, крайне ядовит, и если вы вдохнете даже сотую долю грамма, вам не поздоровится. Кроме того, это побочный продукт действующих ядерных реакторов, так что в здешней округе его хоть отбавляй. Девяносто четвертый элемент таблицы Менделеева. На этой странице информация об определенном изотопе плутония, так называемом плутонии-241. Он радиоактивен. Эта схема показывает всю цепочку его полного распада. В среднем за тринадцать лет плутоний переходит в другой элемент, америций, который тоже радиоактивен, и поэтому в среднем за четыреста пятьдесят восемь лет превращается в нептуний. И этот радиоактивен, но требуется два миллиона лет, прежде чем он становится протоактинием, который через двадцать семь дней преображается в торий, который через сто шестьдесят тысяч лет оборачивается радием, потом актинием, потом…

— Сдаюсь, — пропыхтел Джефф, поднимая руки. — Забирайте книгу.

— Простите, если все это показалось вам ученой болтовней, но нам каждый день приходится иметь дело с такими вот последовательностями. Процесс распада и длительность каждого этапа — основы всей проблемы ядерных отходов.

Она отдала книгу Джеффу и снова включила двигатель.

— Если бы все элементы имели период полураспада в несколько минут, нам не нужна была бы программа восстановления окружающей среды. Все рушилось бы вниз, по лестнице распада, отдавая по пути частицы или радиацию, пока не заканчивалось бы появлением стабильного элемента. К сожалению, природа пошла другим путем.

— Не знаю, стоит ли так уж сожалеть. Если бы все совершалось быстро, мне бы не получить здесь работы.

— Верно. Но разве мы хотим передать нашим детям проблему, которая будет существовать и через десять тысяч лет?

Доктор Кейн припарковала машину у здания комплекса обработки отходов и выпрямилась.

— Простите, сержант. Я не хотела забивать вам голову ненужными сведениями. Просто это моя работа, и иногда я чересчур увлекаюсь.

— Понимаю. Не нужно извинений. Мне интересно знать, что здесь происходит. Но все, что я услышал, пока не имеет для меня никакого смысла. Может, когда-нибудь вы повторите это еще раз, помедленнее?

Внутри здания, несмотря на летнюю жару, было прохладно. Они прошли через пустой вестибюль и остановились перед дверью с кодовым замком, на которой висела табличка: ПОСТОРОННИМ ВХОД ВОСПРЕЩЕН.

— Здесь исследуют лазеры, — пояснила Лассандра в ответ на вопрос Джеффа. — В особенности — лазеры с ядерным возбуждением. Вы примерно представляете принцип работы лазера?

— Ни в малейшей степени. Ну разве что моей сестре глаза оперировали лазером.

— Только не таким. Обычные лазеры, используемые в компакт-дисках или хирургии, забирают множество атомов, электроны которых обладают чуть большей, чем минимальная, энергией и заставляют разом отдавать всю эту лишнюю энергию. И в результате получается узконаправленный луч, имеющий одинаковую длину волны.

— Я видел нечто подобное в световых шоу.

— Это низкоэнергетические модели.

Они вошли в дверь с кодовым замком, и Лассандра повела его по узкому коридору.

— Лазер с ядерным возбуждением работает примерно по такому же принципу, только на протонах и нейтронах внутри атомного ядра. Энергия — на несколько порядков выше, а длина волн излучения значительно короче.

— Не мог ли такой лазер использоваться для убийства Фрэнка Лейзенби?

— Ни в коем случае. Даже самые мощные, подобные тем, что установлены здесь, в тысячу раз слабее, чем нужно для такого поражения.

Они вошли в лабораторию с оптическими скамьями, установленными вдоль трех стен. Приборы на них показались Джеффу на удивление маленькими.

— Мог ли Лейзенби работать над более мощным аппаратом?

— Вполне. Но если так, он об этом не упоминал.

И ни о чем вообще, пока все не было доведено до идеала.

Пробная модель. Прототип. Лейзенби хотел испытать ее тайно и ночью унес на полигон, подальше от всех. Но что-то пошло не так, как планировалось, произошел сбой…

Джефф решил, что дал волю фантазии. Бронстид и Уолден обыскали местность и ничего не нашли.

— Уверены, что хотите поговорить со всеми сразу? — вторглась Лассандра в его мысли. — Если да, то лучше остаться здесь. В других кабинетах вы просто не поместитесь.

Это походило на камешек в огород грузного Джеффа, но когда ученая дама открыла дверь с табличкой «Д-р Лейзенби», он понял, что Лассандра не иронизировала.

Среднего размера комната была до отказа забита оборудованием. Здесь трудно было отыскать хотя бы дюйм свободного пространства. Стопки распечаток переполняли книжные шкафы и загромождали письменный стол.

— Мне запретили входить сюда до прибытия представителей из Вашингтона, — сообщила Лассандра. — Не знаю, относится ли это к вам.

Джефф вспомнил о пристрастии Тома Маркина к инструкциям.

— Думаю, что относится, — решил он, обводя рукой открывшийся его глазам хаос: — Остальные комнаты выглядят так же?

— Хуже. Один Фрэнк был помешан на аккуратности.

Они и не пытались понизить голоса, так что двери стали открываться одна за другой.

— Это сержант Кинг, — объявила Лассандра всем троим обитателям лаборатории. — Как я уже говорила доктору Уиллоби по телефону, он расследует гибель Фрэнка.

— Расследует — слишком сильно сказано.

Джефф обменялся рукопожатиями с двумя мужчинами и женщиной, попутно читая их имена на бейджах и стараясь запомнить. Доктор Стаффорд Уиллоби, доктор Дженнифер Уоттс и доктор Гленн Шефер: всем им не было и тридцати пяти.

— Завтра или послезавтра сюда прибудет группа из Вашингтона. Я всего лишь собираю для них предварительную информацию.

Он жестом показал на единственный уголок, где можно было сесть: высокие табуреты по обе стороны производственного стенда, подозрительно похожие на те, что обычно стоят у стойки бара.

— Прошу вас помогать сержанту всем, чем только возможно, — предупредила Лассандра. — А я ухожу.

Она действительно ушла, но вместо того чтобы направиться к выходу, переступила порог кабинета Лейзенби и закрыла за собой дверь.

Джефф осторожно присел на хлипкий табурет и задумался, не зная, с чего начать.

Очевидно, с вопросов: присутствующие выжидающе уставились на дознавателя. Никто не выразил желания заговорить.

— Когда вы в последний раз видели Фрэнка Лейзенби?

Первым ответил Гленн Шефер.

— Вчера мы задержались в лаборатории. Я не заметил, когда он ушел, потому что был очень занят. Вероятнее всего, около девяти, не раньше.

Джефф решил, что ответ вполне соответствует внешности Шефера, тощего, неестественно бледного человечка, с глубоко посаженными темными глазами: он работает по восемнадцать часов в сутки и никогда не видит солнца.

— А когда ушли вы?

— Не помню точно. Примерно около десяти. Как обычно. Пришлось набирать код на замке. Вероятно, это поможет установить точное время.

— Я проверю.

Джефф повернулся к двум другим. Прежде чем ответить, они переглянулись.

— Стафф… доктор Уиллоби, — пробормотала Дженнифер, — и я… мы ушли вместе, около пяти. Фрэнк, должно быть, сидел у себя в кабинете, но дверь не открывал. Мы его не видели.

Стаффорд Уиллоби согласно кивнул.

— Да. Мы закончили рано, потому что были приглашены на ужин. Не здесь. В Айдахо-Фолс.

Судя по языку тел, тут было нечто большее, чем приглашение на ужин. Айдахо-Фолс находился к сорока милях к востоку — слишком далеко, чтобы просто съездить поужинать. Несложно проверить, где они были, но не это сейчас самое главное.

— Кто-то из вас работал над одной темой с доктором Лейзенби?

На этот раз ответила Дженнифер Уоттс, пухленькая рыжеволосая особа со светло-голубыми глазками.

— Мы все работаем в одном секторе, — озадаченно протянула она.

— Некоторые темы настолько сложны, что нам приходится трудиться целой командой. Так что каждому приходилось работать и вместе с Фрэнком, и друг с другом.

— А совсем недавно? Вы чем-то занимались вместе? Я имею в виду в последние недели.

Дженнифер покачала головой.

— Только не я.

— И не я, — вторил Шефер, но Стаффорд Уиллоби, немного поколебавшись, признался:

— Мы с Фрэнком разрабатывали кое-что. Не официальный проект, а всего лишь идею одного исследования.

Он оглядел остальных и остановился взглядом на Дженнифер.

— Простите, что никому не сказал, но Фрэнк попросил меня молчать. Хотел сохранить тайну, пока все не будет готово. Честно говоря, я был польщен. Обычно Фрэнк предпочитал воплощать свои идеи в одиночку.

— Да, я уже слышал. Не было ли в вашем замысле чего-то такого, что могло бы выманить Фрэнка Лейзенби среди ночи на испытательный полигон?

— Наоборот, мы хотели найти более надежный способ получения биологических индикаторов — радиоактивных изотопов, применяемых в медицине. В этой работе мог быть задействован экспериментальный бридер, и вся работа проходила бы именно на этой установке, то есть в четырех стенах.

— Вам не известны еще какие-нибудь проекты, которые мог обдумывать Лейзенби?

На вопросы такого рода отрицательные ответы почти гарантированы, и Джефф не удивился, когда все трое дружно затрясли головами.

Следующий вопрос имел бы вполне определенный смысл в наиболее подозрительных районах Вашингтона, но здесь, в Айдахо, прозвучал по меньшей мере глупо.

— Как вы думаете, у кого были причины убить Фрэнка Лейзенби?

Троица ошарашено молчала, но в этот момент дверь кабинета Лейзенби отворилась, и на пороге возникла Лассандра Кейн, державшая в руках коричневый гроссбух размером десять дюймов на четырнадцать.

— Простите, сержант Кинг, не могли бы вы уделить мне несколько минут?

Джефф медленно и очень осторожно сполз с табурета, опасаясь, что тот рассыплется.

— Мы еще понадобимся? — робко спросила Дженнифер Уоттс.

Первоклассный вопрос, ничего не скажешь, но не из тех, на которые мог уверенно ответить Джефф.

— Возможно. Возвращайтесь к работе, но если соберетесь покинуть здание, дайте знать, куда идете, — решил он наконец и последовал за Лассандрой. Та снова закрыла за собой дверь, показала Джеффу на единственный не занятый стул, а сама примостилась на более или менее свободном уголке стола и постучала пальцем по книге.

— Это журнал рабочих записей Фрэнка Лейзенби. Я уже говорила, что каждый сотрудник лаборатории обязан вести такой.

— Говорили. Но упоминали также, что его журнал не несет никакой полезной информации, поскольку то, над чем работал ученый, не имеет никакого отношения к записям.

— Вы умеете слушать.

— Большая практика.

Она протянула книгу Джеффу.

— Просмотрите страницы за последние три недели.

Он открыл книгу. Почерк Фрэнка оказался разборчивым и аккуратным, записи перемежались чертежами оборудования, графиками и таблицами таинственных переменных. Джефф принялся листать страницы. Потом вернулся назад. Последняя запись была сделана двадцать пять дней назад. Далее шли пустые страницы.

Он поднял голову. Лассандра не сводила с сержанта глаз, казавшихся огромными за толстыми линзами очков.

— Что все это означает, доктор Кейн?

— Попробую догадаться. Я всегда подозревала, что Фрэнк подделывал свой журнал. Нет, не хочу сказать, что он вносил туда неверные сведения, просто не вел журнал ежедневно, как полагалось сотрудникам исследовательского отдела. Но когда он занимался очередным проектом, то просто себя не помнил, не говоря уже обо всем остальном. Словом, одержимый. Потом, рано или поздно, вдруг спохватывался, что забросил записи, и быстренько, одним махом, заполнял пропущенные страницы. Это было видно, потому что страницы за целую неделю бывали исписаны одинаковыми чернилами и буквами одного размера.

— Но на этот раз он ничего не успел.

— Более того! Как я уже сказала, он заполнял журнал одним махом за всю неделю, но на этот раз прошло двадцать пять дней! Не знаю, чем он занимался, но, очевидно, был настолько погружен в свои мысли, что совершенно забыл про все окружающее, включая и этот журнал. Такого еще никогда не случалось. Думаю, перед смертью Фрэнк сделал какое-то открытие.

— И вы предлагаете это в качестве мотива?

— Не знаю. Что обычно является побудительной причиной?

— Убийства?

Джефф закрыл книгу и оставил на коленях.

— Если оно непреднамеренное, тогда гнев. Похоть. Деньги, если убийство произошло во время вооруженного грабежа. Глупость, когда речь идет о налете, скажем, на автомобиль. Но это убийство было обдуманным. То есть преднамеренным. Мы не знаем, каким образом оно осуществлено, но все говорит о хорошо спланированном преступлении. Поэтому мотивы другие. Ревность. Зависть. Жадность. Месть.

— Вы декламируете с таким видом, словно оглашаете список смертных грехов.

— А как вам кажется, почему их называют смертными?

Лассандра взяла у него гроссбух.

— Наверное, мне не следовало дотрагиваться до журнала? Как насчет отпечатков?

— Так или иначе, об этом поздно беспокоиться. Да и убийцу вряд ли интересовали несуществующие отчеты Лейзенби.

— В таком случае, каков мотив?

— Если мне будет позволено предположить… жадность.

— Жадность? Но у Фрэнка при себе почти не было денег, никаких драгоценностей, не говоря уже о том, что он из небогатой семьи.

— Знаю. Но все же это самое обоснованное предположение. Месть и ревность вряд ли стоит принимать в расчет, поскольку вы говорили, что у Лейзенби ни с кем не было близких отношений. Возможно, кто-то завидовал его научным достижениям, но вряд ли это повод для столь серьезного преступления. В любом случае он уже создал себе достойную репутацию, которую никто не в силах оспаривать.

— Значит, мы в тупике. Вы ничего не вытянули из его коллег?

— Разве я так сказал? Наоборот, добыл, и немало. Собственно говоря, занимай я свою прежнюю должность, побился бы с вами об заклад на десять баксов, что знаю, кто убил Фрэнка Лейзенби. Не потому, что я очень уж проницателен, просто это единственный возможный вариант.

И тут Лассандру наконец проняло. Куда девались ее хладнокровие и сдержанность?

— Кто?!

— Доктор Шефер.

— Гленн Шефер? Что за вздор?! У вас имеются доказательства?

— Не такие, которые я был бы счастлив вручить окружному прокурору. Но иначе головоломка не складывается. Лейзенби был одиночкой, не имеющим ни сексуальных, ни дружеских связей. Это сводит круг возможных убийц почти к нулю, точнее, к тем, с кем он тесно сотрудничал. Двое из них вчера отправились в Айдахо-Фолс, и, держу пари, если проверить, сразу обнаружится: до утра они домой не возвращались. У Дженнифер Уоттс и Стаффорда Уиллоби в самом разгаре роман, который они по каким-то причинам не желают афишировать. Они слишком заняты друг другом, чтобы замечать окружающих. Но Гленн Шефер ушел поздно, после Фрэнка, и этот факт скрыть невозможно, поскольку ему пришлось ставить замок на код. Кроме того, он утверждает, что обычно работает часов до десяти. Значит, у него была идеальная возможность оставаться в курсе всего, чем занимался Лейзенби последние несколько недель или месяцев. Думаю, в такой маленькой лаборатории трудно сохранить в тайне все детали проекта.

— Невозможно — если речь идет об использовании оборудования. Но Гленн Шефер!.. Вы сказали, что нам понадобится установить мотив и метод, а также найти подозреваемого. У нас ничего нет. Каков следующий шаг?

— Не знаю.

Она задала вопрос, которого давно ожидал Джефф и на который ответа не было. Он сказал Лассандре правду, и она ответила тем же. До сих пор он не добыл ни одной прямой улики.

— Что же нам теперь делать? — допытывалась она.

— Ну…

То, что собирался предложить Джефф, было актом отчаяния, действиями человека, всю жизнь отлавливавшего мелких мошенников и не посягавшего на преступников рангом повыше.

— Я хотел бы еще раз взглянуть на то место, где нашли Фрэнка. Может, там найдутся улики.

— Но ведь утром вы его осматривали.

— На этот раз я обойду всю округу.

Та странность, что мимоходом заметила Лассандра — высокий уровень радиации на ее мониторе и в то же время минимальный — на теле Лейзенби, — все еще не давала покоя Джеффу.

— Мне нужен счетчик Гейгера… И не могли бы вы соединить его с одним из приборов, которые были у Уолли Бронстида? Такая штука, которая точно показывает, где вы находитесь. СГ… как там его?

— СГО, Система глобального ориентирования. Разумеется, я могу снабдить вас терминалом. Мы присоединяем их к счетчикам уровня радиации, чтобы вы могли автоматически измерить и записать значение дозы в любом месте. Когда вы хотите отправиться?

Джефф призадумался. Он был на ногах едва ли не с ночи и чертовски устал. С другой стороны, он понимал, что не сможет расслабиться, пока не обшарит место гибели Лейзенби.

— Как можно скорее.

— На улице жарко, а станет еще жарче, — с сомнением заметила женщина, обозревая его галстук, застегнутую на все пуговки рубашку и тесный костюм.

— Я переоденусь.

— Оборудование, которое вы собираетесь с собой захватить, весит свыше десяти килограммов…

— Пытаетесь отговорить меня?

— Нет.

На этот раз взгляд Лассандры был прямым и оценивающим.

— Если я не ошиблась в вас, такое невозможно. Но у меня в отделе кадров есть подруга, которая дала мне одним глазком заглянуть в ваше личное дело. Я знаю, что заставило вас уйти в отставку. Здоровье.

— Мне уже гораздо лучше.

— Рада это слышать. Но не думаю, что вам следует бродить по холмам в девяносто градусов по Фаренгейту с тяжелым рюкзаком за плечами.

— Так что же вы предлагаете?

— Я могла бы сопровождать вас.

— Ценю вашу доброту, но предпочел бы заняться этим в одиночку.

— Понимаю. Хотите, чтобы вам не мешали думать. Я бы, на вашем месте, поступила точно так же. Но вам хотя бы следует взять с собой один из электрических автомобильчиков, которыми пользуются в отделе Восстановления. Вы не сможете все время идти, уткнувшись носом в землю, зато машину можно пустить со скоростью шага. Правда, жары все равно не избежать — внутри нет кондиционера, — зато это куда удобнее, чем идти пешком.

— Спасибо. Не могли бы вы установить аппаратуру в машину, пока я сбегаю переодеться?

— Дайте мне минут десять. Я кого-нибудь пошлю.

Она уже направилась к двери, когда Джефф окликнул:

— Доктор Кейн?

Лассандра повернулась.

— Вы очень мне помогли. Я только хочу сказать, что отправляюсь туда наугад и не жду особенных результатов. Девяносто девять процентов работы полицейского — осмотр и поиски, а не находки.

— Как в научно-исследовательской работе, — улыбнулась Лассандра. — Ну вот и у нас наконец нашлось кое-что общее.

Джефф разыскал врача, первым увидевшего тело Фрэнка Лейзенби, и задал ему прямой вопрос:

— Какое расстояние может пройти человек, пораженный такой зверской дозой радиации?

Но получить столь же прямой ответ оказалось не так легко. Доктор Келлог долго мямлил и заикался, прежде чем пробормотать:

— Мы не знаем точно причины смерти, хотя внешний вид трупа кое о чем говорит. Кроме того, почти не существует медицинских описаний подобных случаев.

— Доктор, вы не под присягой и не в суде. Назовите приблизительную цифру, которую можно извлечь из того, что находится у вас под крышкой черепа.

— Ну-у-у… Думаю, что такой обширный ожог и быстрое разложение всех жизненно важных органов наверняка вызовет острый вестибулярный синдром, а это ограничит подвижность. Иными словами, он просто упал бы, потеряв ориентацию… и не сумел бы даже ползти.

— Как быстро?

— М-м-м… скажем, триста метров? Но, с таким же успехом можно сказать и сто метров, и километр…

Пришлось довольствоваться этим весьма неопределенным суждением. Но вытянуть из доктора что-то сверх того казалось немыслимым.

Джефф тащил электрический автомобильчик на буксире, прикрепленным к одному из лабораторных джипов, пока не оказался в километре к югу от того места, где обнаружили труп. Если Келлог прав и Лейзенби действительно ковылял на север, как показывало положение тела, значит, Джефф был в семистах метрах от эпицентра — того самого участка, где нечто неописуемое, необъяснимое и смертоносное поразило ученого.

Джефф отвязал автомобильчик. Первое, что сделал, проверил показания счетчика. Цифры были в тридцать раз выше тех, что только сегодня утром называл Уолл и Бронстид. Никакой опасности, но Джеффу все же стало не по себе.

Лассандра предупреждала: он может столкнуться с резкими изменениями уровня радиации.

— Большинство первоначальных источников радиоактивности, считающихся точечными, появляются по причине какого-либо незапланированного происшествия, вроде аварийного понижения уровня охладителей или выброса отработанных графитовых стержней. С годами ветер, дожди и сточные воды разносят источник по более обширной территории, но все же безусловно следует ожидать появления «горячих» зон.

Может, Джефф сейчас стоит рядом с одной из таких зон?

Он направил автомобильчик на север. Прибор, который Лассандра втиснула в пространство за сиденьем водителя, каждые тридцать секунд измерял дозу радиации и определял местоположение. Цифры мелькали на отдельном дисплее, вмонтированном в приборную панель. Кроме того, прибор регистрировал все данные, которые позже можно было анализировать в рамках Географической информационной системы, вроде той, которую Лассандра Кейн показывала Джеффу.

Джефф продолжал ползти на север, сохраняя минимальную скорость, исследуя землю в поисках любого предмета, сделанного руками человека. Но ничего не видел, а ведь растительность была такая скудная, что всякий объект размером с пивную банку наверняка привлек бы его внимание. Величина излучения стабильно падала. Через восемьсот метров она стала нулевой. Джефф остановился, желая убедиться в исправности прибора. Все оказалось в порядке. Он поехал дальше. Уровень радиации потихоньку повышался. Когда Джефф добрался до того места, где лежал труп, цифры оказались точно такими же, как сегодня утром: очевидно, прибор был в полном порядке.

Джефф обошел участок. По мере того как описываемые им круги расширялись, он все сильнее чувствовал волны жара, поднимавшиеся от почвы. На лбу выступили крупные капли пота.

Ничего. Совсем ничего необычного в пределах сорока метров от той отметки, где обнаружили труп. Лейзенби умер здесь, но причина его гибели находилась чуть дальше — возможно, в километре отсюда. А если предположить, что, падая, он повернулся и ковылял не с южного, а с какого-то иного вектора?

Джефф снова забрался в автомобиль и увеличил диапазон поисков, медленно захватывая все более обширные спирали. По-прежнему ничего. И никаких звуков, кроме жужжания электромотора и размеренных щелчков счетчика каждые тридцать секунд, означавших, что измерения проводятся и местонахождение отмечается.

Температура в автомобильчике росла, но Джефф упорно продолжал поиски, пока на первый план не вышел иной фактор. Он кружил и кружил, пока не отъехал на километр от того места, где лежал труп, проделав, таким образом, около двадцати километров и истощив электроэнергию до того, что машина двигалась черепашьим шагом. Придется вернуться к джипу или бросить машину здесь и возвращаться без нее.

Автомобильчик все же еще тянул, только-только. Последние двести метров до джипа он тащился с величавой скоростью две мили в час. Наклонившись, чтобы прикрепить буксир, Джефф пошатнулся и едва не упал. Голова кружилась от жары, усталости и голода. Мало того, полицейский успел выпить втрое больше кофе, чем разрешил врач. Недаром сердце трепыхалось и подпрыгивало, будто ягненок на весеннем лугу.

Совсем как в прежние времена. Пропущенные обеды, отрава из банок и сплошной холестерин.

Сев в джип, чтобы ехать обратно, он посмотрел на часы. Почти пять пятнадцать. В обычный день это означало конец службы. Он пришел бы домой, съел нехитрый ужин, выпил бы дозволенную капельку спиртного и провел тихий вечер у телевизора.

Джефф включил зажигание. Должно быть, с ним что-то неладно. Несмотря на усталость, напряжение и сознание того, что целых два часа потрачено зря и приходится возвращаться с пустыми руками, сержант был счастлив. Потому что радовался жизни неизмеримо больше, чем в любой обычный день.

Припарковав джип у Комплекса обработки отходов, где должна была ждать Лассандра, Джефф вдруг нахмурился, сообразив, что его сотовый целый день хранил молчание, хотя обычно Джефф едва успевал отвечать на звонки. Вероятно, это результат «инициатив» Тома Маркина, постаравшегося намеренно изолировать Джеффа, чтобы потом указать на него как на человека, провалившего расследование гибели Фрэнка Лейзенби.

Джефф отсоединил записывающий прибор. Лассандра оказалась оптимисткой в отношении веса этой штуковины: Джеффу казалось, что он тащит восьмидесятифунтовый мешок цемента.

Он саданул локтем в дверь кабинета Лассандры и, не дожидаясь ответа, ввалился в комнату, уронил прибор на ближайшее свободное место, оказавшееся столом для совещаний. Лассандра держала около уха трубку телефона, и при виде Джеффа вопросительно подняла брови. Тот покачал головой.

— Ничего. Ноль.

Она пожала плечами, ткнула пальцем в тарелку с печеньем и кофейник и жестом показала на стул.

Очередная доза кофеина и сахара. А почему бы нет?..

Лассандра наконец повесила трубку и подошла к Джеффу.

— Дело движется быстрее, чем я ожидала. Мне сейчас сообщили, что завтра с утра прибывают фэбээровцы и представители из Вашингтона… Что с вами?

— Я исколесил всю округу. Облазил каждый метр. Изошел потом. И — ничего.

— А разве коллеги в охране вам ничего не сообщили? Может, кто-то что-то выяснил?

— Если и так, мне это неизвестно.

Джефф выложил свои подозрения по поводу Тома Маркина.

— Или я просто старый параноик?

— Не думаю. Я слышала о Маркине. Он здесь уже двадцать пять лет и никогда не скрывал, что темнокожих не любит.

Лассандра подошла к концу стола и уставилась на прибор, брошенный Джеффом.

— Надеюсь, он нормально работал?

— Наверное. Была даже такая точка, где радиация равнялась нулю, но потом поднялась. Честно говоря, я не слишком обращал внимание на цифры: был слишком занят поисками улик. Которых не нашел.

— Нулевая радиация? — медленно повторила Лассандра.

— По крайней мере, такая цифра высветилась на дисплее.

Лассандра легко подхватила прибор, из чего Джефф заключил, что она гораздо сильнее, чем выглядит, и понесла к компьютеру.

— Один из самых идиотских заскоков у психов, помешанных на охране окружающей среды — это полная ликвидация ядерных отходов, до нулевого уровня радиации, — продолжала она, подсоединяя прибор к компьютеру. — Но дело в том, что естественная радиация есть повсюду. Нулевая радиоактивность неестественна. Действительно неестественна.

Она коснулась клавиши, и на экране появилось сообщение «Синхронизация данных».

— Ну вот. Сейчас сделаем перенос файла, а потом я использую ваши СГО-показания, чтобы поместить сегодняшние измерения радиации в географический формат. Займет минуту-другую.

И, отвернувшись от компьютера, спросила:

— Кстати, вы все еще считаете Гленна Шефера убийцей Фрэнка?

— Пока у меня не было причин изменить мнение.

— Может, вот это изменит? После вашего ухода он явился ко мне в кабинет. Сказал, что смерть Фрэнка крайне его расстроила и еще больше усилила ощущение того, что он занимается не своим делом. Он собирается уволиться и найти должность преподавателя физики старших классов. Что вы на это скажете?

— Я, признаться, думал, что Гленн метит на место Фрэнка…

— Они были в равном положении и делали одну и ту же работу. Конечно, Фрэнк, был более талантлив, чем Гленн, но никто ни у кого не находился в подчинении.

— Тогда вычеркните эту идею из списка. Как я уже сказал, даже если бы Лейзенби был начальником Шефера, решение последнего уйти говорит о том, что мои аргументы слабы.

На экране монитора стали появляться отдельные цветные точки. Чуть пониже и справа от каждой стояла цифра. Лассандра, не сводившая взгляда с экрана, внезапно охнула и подвинулась ближе.

— Вы правы. Здесь есть точка с нулевым уровнем радиации. А вот и еще одна.

Джефф встал и подошел к ней. Он уже был способен различить на экране свой маршрут: виляющая, направленная наружу спираль показаний уровня радиации. Сержант и не представлял, что этих показаний так много: два с половиной часа блужданий дали почти триста точек.

— Черт, будь я проклята! — выдохнула Лассандра.

Он посмотрел на цифры, но ничего особенного не заметил.

— Что?

— Погодите минуту, сами увидите.

Лассандра вновь прилипла к компьютеру.

— Сейчас идет стандартная программа: берется двухмерный массив данных, интерполируется, появляются изограммы; в этом случае программа чертит кривые, где измеренная доза радиации — частное значение. Взгляните на это.

Разбросанные точки показаний, снятых Джеффом во время поездки на электрическом автомобиле, все еще светились на экране, но теперь на них наложился ряд замкнутых кривых, нигде не пересекавшихся и образовавших почти идеальное множество концентрических окружностей.

— Вот здесь нашли тело Лейзенби.

Лассандра щелкнула «мышью», и курсор остановился на полпути между центром и верхней частью экрана.

— Если он действительно шел на север, как вы считаете… если доктор Келлог прав, предполагая, что Фрэнк мог проковылять от ста метров до километра… то все, что случилось с ним, произошло здесь.

Курсор дрогнул и скользнул ближе к центру множества концентрических окружностей.

— А теперь взгляните на цифры измерений. Ноль в центре, ноль повсюду, приблизительно до этой точки… масштаб соответствует приблизительно двумстам метрам. А затем цифры начинают постепенно расти. Примерно через километр значения становятся типичными для этого участка полигона. Фрэнк Лейзенби умер от гигантской дозы облучения, но на теле нет никаких следов остаточной радиации.

Джефф всмотрелся в рисунок. Достаточно ясно. Но все остальное — крайне смутно.

— Я вижу линии. Но что они означают?

— Я думаю, они означают… что я должна подумать.

Джефф знал, когда следует помолчать. И честно ждал, до тех пор пока она наконец вздохнула, положила руки на стол и сказала:

— Кажется, я поняла, что убило Фрэнка Лейзенби. Только представления не имею, почему.

— Давайте начнем с «что».

— Его убило собственное изобретение. Помните мои слова? Проблему радиоактивных отходов можно решить, если распад каждого элемента в цепочке произойдет в доли секунды или минуты — вместо десятков сотен лет. Так вот, Фрэнк решил эту проблему. Вся штука в том, чтобы вызвать распад с помощью лазера с ядерным возбуждением. Вы заставляете энергию ядра спускаться на более низкий уровень точно таким же образом, как обычный лазер вызывает одновременное снижение уровня энергии электронов. Этот процесс был описан еще в 1927 году, когда Эйнштейн опубликовал статью по основным принципам вынужденного, иначе говоря, индуцированного излучения. Разумеется, для этого необходимо очень сложное оборудование с различными уровнями рабочих энергий, потому что в лестнице ядерного распада слишком много ступенек.

Кажется, Джефф понял. И очень медленно произнес:

— Значит, у него был способ решения проблемы ядерных отходов. Но он не хотел говорить о нем, пока не докажет его действенность. Это вполне объяснимо. Но я все же не пойму, что же привело к его гибели. Разве его изобретение не помогало избавиться от радиоактивности? Но вместо этого излучение убило его.

— То, что он хотел сделать, позволяло накопившимся частицам и радиации, которая естественным образом высвобождалась бы тысячи лет, вылететь сразу, одновременно, огромным потоком. Все живое, оказавшееся поблизости, было бы поражено огромной дозой излучающей энергии и частиц. Но после этого, если прибор все еще действовал, вся индуцированная радиоактивность тела была бы уничтожена. Как и произошло в случае с Фрэнком Лейзенби. И, разумеется, в непосредственной близости от тела радиации вообще не осталось бы… что вы и обнаружили.

— Но, доктор Кейн, Фрэнк как никто другой представлял себе опасность. Он не стал бы испытывать прибор, стоя рядом с ним.

— Он и не собирался. Думаю, он вмонтировал в прибор таймер. Хотел выйти ночью на полигон, когда там никого нет, установить таймер на определенное время и понаблюдать с безопасного расстояния, как тот действует. Потом, уже зная, что радиация в том месте нулевая, он спокойно подошел бы, забрал прибор и сделал замеры. Бедняга думал, что проделал всю работу в секрете, но кто-то следил за его экспериментом.

— Гленн Шефер?

— Возможно. Ясно одно, кто-то из лаборатории испортил таймер, чтобы прибор сработал, пока Фрэнк не успел отойти. Этот другой, возможно, последовал за Фрэнком на полигон в электрическом автомобильчике — они работают бесшумно. Дождался, пока прибор сработает, убедился, что Фрэнк мертв, погрузил автомобиль в фургон, в котором приехал Фрэнк, и вернулся обратно.

— Но что преступник сделает с прибором?

Лассандра пожала плечами.

— Спрячет. Изучит как следует. Потом, когда будет уверен, что знает, как собрать второй, разберет. Побоится оставлять свидетельство того, над чем работал Фрэнк Лейзенби. Но зачем он убил Фрэнка? У Гленна Шефера не было причин ненавидеть его.

— Тут не было ненависти, — оживился Джефф, ступив на знакомую почву. — Но у него была чертовски веская причина желать смерти коллеге. Предположим, у вас есть прибор, который можно провезти по огромной площади, одновременно избавившись от избыточной радиации. Сколько он может стоить?

— Стоимость восстановления почвы во всех «горячих» зонах нашей страны достигает триллионов долларов.

— Из которых Фрэнк Лейзенби не получил бы ни цента. Он бы и не пытался держать в тайне свое открытие. Вы сами упоминали, что все патенты, полученные на службе в лаборатории, принадлежат правительству. Но если кто-то не работает на правительство, а, скажем, преподает физику старшеклассникам, в этом случае спустя некоторое время он совершенно законно может запатентовать изобретение на свое собственное имя. И стать миллиардером. Мы с самого начала знали: у Гленна Шефера была возможность убить Лейзенби. Потом вы объяснили, какими средствами это было сделано. Теперь у нас есть мотив, причем очень сильный.

Весь этот день Джефф чувствовал себя полнейшим кретином. Но сейчас был вознагражден за все муки, увидев ошеломленное лицо Лассандры с отвисшей челюстью и вытаращенными глазами.

— Господи Боже, — прошептала она. — Значит, это и вправду жадность. Но вы уверены?

Джефф кивнул, не в силах дать разумное объяснение. С полудня он жил и действовал на чистом адреналине. Теперь же просто физически ощущал падение уровня гормона. Так было всегда, стоило интуиции подсказать, что он идет по верному пути и следствие успешно завершается. Но требовательный взгляд Лассандры вернул сержанта к действительности.

— Что делать дальше?

— Записать все, что мы знаем или предполагаем. Я отдам бумагу Тому Маркину. Завтра сюда прибудут люди из Вашингтона, и мы благополучно сбагрим с рук это дельце. Пусть сами ищут доказательства или раскалывают Шефера.

Лассандра кивала, одновременно хмурясь, будто не соглашалась.

— Есть хотите? — резко спросила она.

— Это слишком мягко сказано.

— Я хочу повезти вас в «Толедо Стейк Хаус» и угостить ужином.

Заметив изумленный взгляд Джеффа, Лассандра пояснила:

— А потом попытаюсь уговорить вас кое на что.

Она уже шагала к двери, уверенная в его согласии. Джефф последовал за ней, испытывая бесконечное опустошение, умственное и физическое, чувствуя себя старым, измотанным и неуклюжим. Они вышли на улицу. Щурясь на огромное красное солнце, опускавшееся за горизонт, он спросил:

— На что именно?

Они забрались в маленький голубой автомобиль, — по крайней мере, хоть сиденье наконец остыло — и направились к южному выезду с полигона.

— Сделать все немного по-другому. Вы ведь собираетесь действовать в обычном порядке, писать очередной ежедневный отчет. И что, по-вашему, произойдет потом?

— Он сделает этот отчет своим. Оттеснит меня в сторону и станет самолично общаться с людьми из Вашингтона.

— Это вполне согласуется с отзывами об этом человеке. Но, предположим, в вашем сегодняшнем отчете вы умолчите о своих гипотезах. Что тогда?

— Трудно сказать. Скорее всего, он выставит меня на позор перед вашингтонской группой: вот, мол, человек, которому было поручено вести расследование и который ни черта не сделал.

— А что если рядом окажусь я? Попрошу допустить меня на совещание, поскольку Фрэнк Лейзенби был моим подчиненным. И когда Маркин объявит, что бывший коп сел в лужу, вы вмешаетесь и объясните, что встречались со мной как раз до прибытия гостей и мы вместе вычислили истину. Ведь это не будет ложью, поскольку мы действительно ее вычислили, эту истину. Она — результат наших совместных усилий. И способ, и мотив убийства — все это определили мы с вами. А потом вы расскажете всю историю, а я поддержу. Каково?

— Том Маркин полезет на стенку. На совещании он, конечно, промолчит, а потом так же молча вышвырнет меня на улицу.

— Теперь сделать это ему будет труднее, потому что вы решили самую сложную проблему, которая когда-либо возникала у службы охраны. Кроме того, у вас есть кто-то, то есть я, на самом верху. И этот кто-то защитит вас, если Маркин протянет к вам руки. Ну?

— Я не слишком силен во вранье, доктор Кейн.

— Лассандра, пожалуйста… мы вне территории базы и сейчас не на службе. Это не совсем вранье, всего лишь отчет, поданный с небольшим опозданием. Мы все прорепетируем сегодня, за трехдюймовым бифштексом и парой кружек пива. Что скажете?

Не получив ответа, она вонзила ему под ребра острый локоть.

— Соглашайтесь, Джефф. Я знаю, как вы ненавидите подлеца. Хоть для разнообразия рискните раз в жизни! Скажите, что сделаете это!

Джефф надолго задумался.

Бифштекс толщиной три дюйма и две кружки пива? Звучит на редкость заманчиво, но это больше, чем недельная норма мяса и алкоголя, установленная врачом. Интересно, на какую степень риска он, по ее мнению, должен отважиться?

Но сержант уже видел вдалеке манящий свет будущего реванша. Только представить себе рожу Тома Маркина!

Джефф вольготно развалился на сиденье. Несмотря на то, что сегодня он ухитрился нарушить все запреты врача, сердце билось ровно. Никаких скачек, никаких пропущенных ударов.

Джефф чувствовал, как она смотрит на него. Смотрит и ждет.

— Лассандра, — выговорил он наконец, — мне страшно не хочется терять работу и снова отправляться на восток. Так что я не скажу «да». Но если в меня попадет немного и выпивки… кто знает, может, меня и удастся убедить.

Перевела с английского Татьяна ПЕРЦЕВА

Андрей Щупов Смотритель

Бывший председатель сельсовета Матвей Кожанкин и известный сельский шалопай Саня Губошлеп осторожно подползали к складу боеприпасов. От мокрой травы веяло прохладой, за ворот каждую секунду падали сонные букашки, лицо норовила облепить клейкая паутина. Попалась им раз по дороге и ржавая борона. Саня Губошлеп едва не пропорол живот, — в последний момент Матвей успел ухватить его за рукав, оттянул в сторону.

— До чего страну довели! — шипел Матвей. — Добро кругом гниет и пропадает. Богатств, считай, на миллионы рублей, и все одно успокоиться не могут! Воруют и воруют…

— А мы с тобой чего сейчас делаем? — Саня Губошлеп хихикнул.

— Тоже вроде воровать идем.

— Ну, во-первых, не идем, а ползем, а во-вторых, воровать или не воровать — это про каждого отдельно надо говорить.

— Это как?

— А так. Воруют, Сань, тоже по-разному. Ты, к примеру, от шалопайства воруешь, а я по нужде.

— Ничего себе сказанул! — возмутился Саня. — У меня что же, и нужды, по-твоему, нет? Да если хочешь знать, я тоже нуждаюсь! Каждый день — и очень, очень.

— Твоя нужда — бутылки по утрам собирать, — угрюмо отозвался Матвей. — А после новые покупать.

— Ишь ты, какой умный!

— А вот и умный! Во всяком случае, свои патрончики продавать на рынок не побегу.

— Что же ты с ними делать собираешься?

— Да уж знаю — что. Возьму и сохраню, к примеру. Так сказать, на черный день.

— Во дает! Чего же их запасать-то? Не грибы.

— Правильно, не грибы. Только как вспыхнет народный бунт, так и я достану их из загашника.

— А ты точно знаешь, что он вспыхнет?

— Ясное дело! Все к тому идет. Деревни разваливаются, в городах электричество с теплом отключают. Конечно, вспыхнет.

— Вон оно как!.. Значит, обратно коммунизм начнем строить?

— А чем он был плох? Жили спокойно, не тужили. И хлеб был вкуснее нынешнего, и работенки на всех хватало. О людях я уже не говорю. Вконец опаскудился народишко. Всяк на себя теперь одеяло тянет. Никто власти не боится, по телеку порнушку крутят.

— А что, иногда бывает занятно…

— Вот и видно, кто ты есть. Занятно!.. — передразнил Матвей. — Дай таким власть, в одну неделю планету изгадят!

— Так уж и в одну!..

— Ну, не в одну, так в две… Я тебе, Санек, давно хотел сказать. Задумываться надо! Крепко задумываться!

— Это о чем же?

— А вообще… О смысле бытия, к примеру, о других вещах… Жизнь — она ведь штука текучая, — не заметишь, как пробежит мимо. А ты… Такой, понимаешь, лоб вымахал — и по-прежнему ничем не интересуешься.

— Чего это не интересуюсь!

— А того! На собраниях тебя не видать, газет не читаешь. Люди вон космос уже бороздят, по беспроводному телефону разговаривают, а ты как был Пномпень, так им и остался.

— Ты полегче!

— Чего полегче? Я, Сань, правду говорю. Мне тебя жаль. Катишься ведь по наклонной плоскости. Без тормозов.

— Ты будто не катишься!

— Я не качусь, я жду.

— Чего ты ждешь?

— А часа заветного. — Матвей загадочно улыбнулся. — Для таких, как я, заветный час всегда наступает. Тут главное — бдительным быть и ухо востро держать…

Бдительному Матвею капнула на голову птичка. Смахнув с головы непрошеный гостинец, бывший председатель поморщился.

— Давай, что ли, двигаться. Скоро светать будет.

Пробираясь меж низкорослых кустов, очень скоро они добрались до колючей проволоки. Взятыми из дома кусачками Саня Губошлеп живо проделал в изгороди просторное отверстие. Стараясь не шуметь, сообщники проникли на территорию воинской части.

— Ох, нажрусь! — приглушенно хохотнул Санек. Он явно предвкушал скорую наживу.

— Ты сначала дело сделай, ботало! — шикнул Матвей. — Не управимся до рассвета, останемся на бобах.

Саня озабоченно примолк. В словах мудрого Матвея угадывалась истина. До рассвета оставалось всего ничего. Конечно, воровать воинские боеприпасы ходили целыми деревнями, однако с удачей возвращались далеко не все. Оставаться же с пустыми руками отчаянно не хотелось. После вчерашнего у Саньки болела голова и подрагивали конечности. Это была та самая нужда, о которой он говорил Матвею. Нужда в лечении — быстром и качественном.

* * *

Склад только назывался складом. Боеприпасы на территории воинской части хранили под простенькими деревянными навесами, прикрыв для приличия несколькими слоями брезента. Получалось дешево и сердито. Порох, правда, отсыревал быстрее, зато и денег на капремонты не требовалось вовсе.

Приподнявшись с земли, Матвей внимательно осмотрелся. Ни собак, ни солдатиков поблизости не угадывалось. Только на вышке, скучая, курил бритоголовый молодец. Прожектор его светил в одну точку, и можно было с уверенностью сказать, что ничего вокруг часовой не видит.

— Вон та скирда! — нетерпеливо шепнул Санька Губошлеп. — Сержантик болтал, что патроны у них там.

— Скирда… — проворчал Матвей. — Еще скажи — стог.

— А как тогда? — искренне удивился Саня.

— Ясное дело — как. Не скирда, а это… как его… — Матвей, нахмурившись, промычал нечто невразумительное. Наименования кучи-малы, кое-как прикрытой ветхими брезентовыми пластами, он и сам не знал. — Ладно, хватит языком молоть. Если, говоришь, там, доставай нож.

Все свои действия они обсудили заранее, а потому, поддев один слой брезента и взрезав другой, подельники в два счета добрались до заветной тары.

— Ух, какой тяжеленный! — Саня Губошлеп с кряхтением вытянул наружу салатного цвета ящик. — Пуда три, наверное.

Три не три, но тащить ящик оказалось делом действительно нелегким. Пот градом стекал по их лицам, сердца оглушительно бухали под ребрами.

Когда уже пробирались через соснячок, на миг показалось, что за спиной яростно залаяли собаки. Это заставило их повернуть в сторону близкой горной гряды. Уходить низиной было, разумеется, легче, но это же наверняка понимали солдатики. И уж, само собой, никому из преследователей в голову не пришло бы, что найдутся такие умники, которые попрутся с тяжеленным ящиком вверх.

Увы, именно эта хитрость, в конце концов, и погубила отважную парочку. Вернее, погубила она Матвея. Пот по-прежнему заливал глаза, и, выбившись из сил, он попросту не заметил распахнувшейся под ногами расщелины. Препятствие возникло перед ним столь внезапно, что предпринять что-либо он попросту не успел. На миг ему даже показалось, что это даже не расщелина, а гигантский рот, который земля распахнула аккурат под ним. Так или иначе, но почва внезапно ушла у него из-под ног, и Матвей соскользнул вниз.

Если бы полету ничто не мешало, он наверняка бы расшибся насмерть. Но близкие стены тормозили движение. Цепляясь за каменную твердь руками, коленями и всем телом, Матвей крякал от болезненных толчков, проваливаясь глубже и глубже. Когда же падение завершилось, ноги Матвея, словно два солдатских штыка, по щиколотки вошли в податливую почву. Подшутив над бывшим председателем, судьба все же смилостивилась над ним, устлав дно расщелины толстым слоем хвои. Скопившись здесь за долгие десятилетия, она сыграла роль спасительного амортизатора. Затылком прислонившись к холодной скале, Матвей на несколько секунд прикрыл глаза.

— Эй! Кожанкин, как ты там? Живой или нет?

Матвей поморщился. Вопрос был — умнее не придумаешь.

— Мертвый… — прокряхтел он.

— Как это? — изумился наверху Санька.

— Да никак… — руками Матвей ощупал сначала голову, потом плечи и ребра, затем неспешно провел ревизию ног и поясницы. Кости были целы, видимых ран на теле не обнаружилось. Правда, начисто исчез боковой карман штормовки, а под мышкой зияла огромная дыра, но это было пустяком. Следовало радоваться, что после такого кульбита он умудрился уцелеть. Подняв голову, он разглядел далекую физиономию Саньки Губошлепа. На глаз оценил расстояние. Метров десять летел — не меньше.

— Сумеешь выбраться?

— Вот уж не знаю…

Матвей оглядел отвесные стены. Камень кругом был ровный да гладкий. То есть какой-нибудь альпинист наверняка бы выбрался из этой ловушки за пару минут, однако Матвей альпинизмом никогда не увлекался. Во всяком случае, подобный подвиг был ему явно не по зубам.

Санька Губошлеп хмурил лоб — тоже пытался что-нибудь выдумать. Матвею даже показалось, что он слышит, как поскрипывают мозги напарника.

— Ты это… Не скучай! Я сейчас ящик припрячу и за веревкой сгоняю. Лады?

Отпускать Саньку было опасно, однако иного выхода Матвей не видел.

— Только ты по-скорому! — строго прикрикнул он. — Одна нога здесь, другая там!

— Я торпедой, не сомневайся!..

* * *

Выдернув ноги из мягкого дерна, Матвей осторожно огладил ладонью стены расщелины. Подобные разломы в горных породах он встречал и раньше, однако сверзиться в один из них ему довелось впервые.

То и дело задирая голову, он неспешно двинулся вперед. Клаустрофобией Кожанкин не страдал, а вот ощущение того, что сверху того и гляди свалится что-нибудь увесистое, было чрезвычайно неприятным. Скажем, тот же Санька вспомнит о чем-нибудь, вернется и навернется…

Правый бок слегка ныл, саднила ободранная ладонь, но, как говорится — могло быть и хуже. Кроме того, Матвей не слишком рассчитывал на необязательного Саньку и надеялся выбраться из расщелины самостоятельно.

Он продолжал шагать, хотя в некоторых местах стены разлома опасно сужались. Приходилось протискиваться бочком да еще втягивать живот. Но это его не слишком беспокоило, благо заблудиться здесь было невозможно. Пространство из тех, что зовутся одномерными. Либо вперед, либо назад.

Неожиданно дорога пошла под уклон, и, подняв голову в очередной раз, бывший председатель с тревогой поглядел на сузившуюся полоску чистого неба. А еще через десяток шагов края расщелины окончательно сомкнулись, образовав подобие свода. Если бы не сгустившаяся темнота, это могло бы показаться забавным. Наверное, стоило повернуть обратно, но Матвей все же решил продолжить путь. Неудержимое любопытство влекло его в земной разлом. Он уже не сомневался в том, что перед ним расположен вход в пещеру. Многие из подобных пещер он с удовольствием осматривал в далеком детстве, и, возможно, именно эти ожившие воспоминания заставляли его двигаться и двигаться дальше. Руками он ощупывал стены, а после осторожно переставлял ноги.

Через некоторое время сумрак побледнел, каменная твердь глубинного разлома вновь проступила из мглы. Кажется, это была все-таки не пещера. Хотя… Матвей сморгнул и, не поверив глазам, протянул вперед руку…

Это было что-то вроде светящегося мха. Этакое подобие кочки, покрытой мягким сияющим ворсом. Так или иначе, но смотреть на этот свет доставляло странное удовольствие. Матвей погладил кочку и убедился в том, что мох и на ощупь оказался приятным — все равно как шерсть молодого кролика или котенка.

Осматривая источник необычного света, Матвей шагнул вперед и ойкнул. Ноги его вновь провалились в пустоту, и, потеряв равновесие, Кожанкин опрокинулся навзничь. В ту же секунду вокруг стало светло, и незнакомый голос воодушевленно произнес:

— Милости просим! Сколько же я вас ждал-то! Уже, признаться, и не надеялся.

Вздрогнув, Матвей поднял голову.

— Простите за высокий порожек, все никак не соберусь с ремонтом.

Матвей продолжал ошарашенно моргать. Ему протягивал руку маленького роста бородач.

— Бенедикт Валентинович, с вашего позволения. Можно просто Бенедикт.

— Кожанкин, — машинально представился бывший председатель.

— Матвей Кожанкин.

— Вот и чудненько! Уверен, вам здесь понравится!..

* * *

То, что перед ним не обычная пещера, Кожанкин сообразил сразу. Слишком уж светло и сухо. Правда, бетоном здесь тоже не пахло, — коридоры были вырублены в граните. Кроме того, здесь не наблюдалось электрических ламп, свет струился от знакомого мха, облепившего практически все потолки.

— Вот это да-а!.. — ведомый за руку бородатым человечком, Матвей неловко потирал ушибленный бок. — Никак бомбоубежище, а? — он догадливо подмигнул Бенедикту. — Ладно, не бойся, я из своих. В нужный час тоже готовлюсь вдарить.

— Вдарить?

— Ну да. Мы им это просто так спускать не собираемся! Ты-то сам кто? Никак сторож здешний?

— Ммм… Скорее, смотритель.

— Что ж, смотритель — так смотритель. — Матвей покрутил головой. — А где же у вас тут электричество?

— Зачем нам электричество? Мы здесь по-простому живем! Тепло, свет, пища — все исключительно натуральное.

— А телевизор?

— Телевизор? — бородатый обитатель пещеры озадаченно ущипнул себя за ус. — Телевизор, наверное, можно сделать, только надо ли?

— Обязательно! А как же? — Матвей даже удивился. — А новости? А события в мире? Опять же про цены на газ с нефтью надо знать… А если, скажем, война? Или американский президент опять что-нибудь не то затеет? Не-ет… Я, к примеру, без этого не могу.

— Ну, если без этого трудно, можно устроить… — мелкорослый хозяин пещеры забавно засуетился. — Вот, попрошу в наш кабине-тик!

По боковому туннелю он завел Кожанкина в небольшое помещение. Помимо шкафчиков с книгами здесь располагались несколько табуретов и стол. Посредине стола возвышалась конструкция, очень напоминающая школьный глобус. Разве что шар был не бумажный, а из стекла.

— Если не возражаете, это у нас и будет телевизором, — бородатый человечек хлопнул в ладоши, и шар осветился голубоватым светом. Прямо на стекле проступило лицо теледиктора.

— Старенький, — снисходительно произнес Кожанкин. — Навроде линзового. Это плохо.

— Почему плохо? — Бенедикт Валентинович испугался.

— Потому что ни звука, ни цвета. Опять же пульт к нему нужен. Как ты каналы-то переключаешь?

— Ах, вон вы о чем! — Бенедикт Валентинович облегченно вздохнул. — Ну, это как раз несложно. Хлопните еще раз, — появятся звук с цветом. А с каналами еще проще. Стоит ткнуть пальцем в какую-нибудь точку шара, и каналы сами собой переключатся.

— И много их тут?

— Ну-у, я даже не знаю… Должно быть, немало.

— Что ж, тогда ничего. — Матвей хмыкнул. — Тогда жить можно.

— Правда, можно? — Бенедикт Валентинович обрадовался. — Тогда, если вы не против, перейдем к главному.

— К продуктам, что ли?

— Не совсем, но… Если вас интересуют продукты, то брать их можно из рефрижератора. Это в соседнем помещении.

Бенедикт Валентинович снова подхватил Матвея под локоток, маленьким буксиром потянул за собой.

— Эй! Ты куда торопишься?

— В самом деле, — хозяин пещеры смутился. — Но после стольких лет… Вы представить себе не можете, как здесь порой тоскливо. Даже ночью просыпаешься и думаешь — когда же смена? Вроде и работа несложная, и интересно, а все равно невмоготу.

— Знакомо, — Матвей кивнул. — Я, после того как с председательства слетел, тоже сторожем оттрубил несколько лет. Чуть было не запил.

— Вот видите! Вы меня понимаете!

— Что ж тут непонятного. Сторожба — дело трудное. Опять же ответственность нешуточная…

— Вот именно, что ответственность! — воодушевился маленький бородач. — Еще какая! Иной раз подумаешь, сколько судеб зависит от твой работы, прямо страшно становится.

— А то! — Кожанкин сочувственно нахмурился. — Еще страшнее, когда вовсе без телевизора сидишь. Тогда прямо хоть волком вой. Опять же на гражданке не кормят сторожей, как у вас.

— Что, совсем не кормят?

— Естественно! Обычно ведь как? Что с собой принесешь, то и гложешь.

— Нет, нет! У нас с этим хорошо! Даже очень и очень! — испуганно затараторил Бенедикт Валентинович. — И напитки какие угодно имеются, и блюда самые разные.

— Если напитки, это приемлемо…

Бенедикт Валентинович всплеснул руками.

— А теперь предлагаю посмотреть наш главный объект.

— Думаешь, достоин? — Кожанкин чуточку опешил. — То есть я, конечно, не враг, но все-таки…

— Да какой же вы враг! Раз уж вы пришли сюда, конечно, надо показать!

Уже через минуту, проведя Матвея по веренице залитых мягким светом галерей, Бенедикт Валентинович привел своего гостя в огромный затемненный зал. Здесь, в отличие от коридора, светящегося мха уже не было. Зато по всему потолку сияли маленькие огоньки. В одном углу зала висел круглый желтоватого цвета плафон. В другом разместился видавший виды прожектор. Впрочем, плафон тоже был из стареньких — во всяком случае, чистотой не блистал и явно нуждался в хорошей тряпке. Но главной достопримечательностью здесь был, конечно же, темный огромный шар, подвешенный в середине зала.

— Впечатляет, не правда ли? — Бенедикт Валентинович взволнованно потер ладони. — Собственно, это и входит в мои обязанности — протирать линзы с лампочками, следить за температурой, смазывать вращающие механизмы. Как видите, ничего сложного. Термометр на стене, а вон тем рычажком регулируется температура. Тут вот в углу стремянка, если надо протереть свод. А в случае чрезвычайных ситуаций можно в зеркало посмотреть.

— В зеркало?

— Ну, да. Есть тут у нас старенький оптический детектор. Можно, конечно, и без него, но, как говорится, со шпаргалкой всегда сподручнее. — Бенедикт Валентинович смущенно заулыбался. — Помните, как в детских стишках? Свет мой, зеркальце, скажи, да всю правду доложи… В общем, если возникают производственные затруднения — скажем, кориолисово ускорение не то или центр тяжести сместился…

— Чего ты на меня наседаешь, Беня? — Матвей фыркнул. — Зачем мне это?

— Ну, как же! Раз уж вы пришли сюда, думаю, вы должны это знать.

— Должен, но не обязан! — Кожанкин сердито поднял указательный палец. — Я, Беня, не какой-нибудь слесарь-сантехник, я бывший председатель сельсовета! Чувствуешь разницу?

— Ну, разумеется! Только видите ли… Это, конечно, всего лишь модель, но модель действующая. — Последнее слово Бенедикт Валентинович произнес с особой интонацией — чуть ли не с придыханием. — Пусконаладка произведена по всем правилам, комиссия объект приняла. Модель, сами понимаете, молоденькая, неопытная, так что без смотрителя тут никак нельзя.

— Что ж, нельзя — значит нельзя. — Матвей уважительно покачал головой. — Важно, что работенка непыльная!

Лицо бородатого смотрителя просветлело.

— Выходит, вам понравилось?

— А что ж тут не понравится? Тихо, тепло, опять же со жратвой полный порядок. Мне бы кто такую работку подкинул — сказал бы спасибо.

— Так ведь и я о том же! — с пылом воскликнул Бенедикт Валентинович. — Хорошему человеку и работу нужно соответствующую!.. Что же мы тут стоим, пойдемте!

— Е-мое! Опять ты меня куда-то тянешь, — Кожанкин недовольно поморщился. Но юркий Бенедикт не собирался его слушать. Уверенно сворачивая в проходы, он вновь подвел гостя к выходу из пещеры.

— Ну вот, — волнуясь, заговорил он. — Главное — помните: штатная единица предусмотрена одна-единственная. Всех прочих пещера спокойно выпускает.

— Это ты о чем? — недоуменно поинтересовался экс-председатель.

— О том, что с этой минуты вы становитесь здешним смотрителем.

— В каком таком смысле? — Кожанкин все еще не понимал.

— Пожалуй, это проще продемонстрировать, — Бенедикт Валентинович робко шагнул за порог. — Вот и все. Вы там, а я тут.

— Экий ты чудной, — Матвей рассмеялся. — Ну и что?

— Теперь ваш статус подтвержден фактически. Я — бывший смотритель, вы — нынешний. От себя же могу только пожелать всяческих благ и скорой смены!

— Постой! Куда это ты?

Но Бенедикт Валентинович все теми же семенящими шажочками продолжал удаляться прочь.

— Стой! — почуяв недоброе, Кожанкин ринулся за бородачом и грудью уперся в невидимое препятствие. — Черт! Это еще что такое?

Он сделал рывок, но ничего не добился. Нечто крепко удерживало его на пороге. Когда же в панике он ринулся вперед всем телом, та же упругая сила легко и просто отбросила его в глубь пещеры. Это казалось немыслимым, но случилось. Абсолютно пустое пространство оказывало человеку яростное сопротивление.

Опершись о стену, Кожанкин медленно поднялся, испуганно осмотрелся. Все вокруг казалось страшным, и все вокруг было чужим. Тем не менее кое-что он для себя уяснил: судя по всему, Матвей Кожанкин крепко влип. С этой самой секунды он превратился в здешнего пленника.

* * *

Барьер был устроен просто и надежно. Впускать — впускал, а вот выпускать не спешил. При слабом воздействии он мягко прогибался и нежно трепетал, при попытках же силового давления давал адекватный отпор. Так или иначе, но, стараясь пробить барьер телом, Матвей Кожанкин дважды оказывался на полу. Тот, кто строил этот чертов бункер, знал, что делал, и только сейчас до Матвея дошел смысл прощальных слов смотрителя. Штатная единица, как говорил Бенедикт Валентинович, предусматривалась ОДНА-ЕДИНСТВЕННАЯ! Не двое и не трое, а всего одна! Из этого следовало, что барьер включился сразу после того, как ловкач Беня выскользнул за порог. То-то он вытанцовывал такими шажочками! Знал, собака, на что обрекает Матвея!

Кожанкин ударил кулаком по невидимому барьеру и в голос застонал. Он слышал истории про то, как вербуют бродяжек в «пиратские» артели. Здесь попахивало чем-то похожим. И что обидно — ведь не дурачок, не бродяжка! Кажется, и пожить успел, и всякое повидал на свете, а все одно купился! Хотя… Обстоятельства — они и есть обстоятельства. Не свались он в трещину, не наткнулся бы на бункер, не поддайся на уговоры Саньки Губошлепа — давнего любителя чужого добра, не случилось бы и всей этой катавасии. По всему выходило, что не просто так подбросила ему судьба этого Бенедикта. Верно, было какое-то распоряжение сверху — то ли в наказание за воровство, то ли еще за что.

Впрочем, думать об этом не хотелось, а рвать на себе волосы Матвей не собирался. Приняв случившееся как факт, он попросту начал исследовать свое новое жилище. Трижды обошел бункер, внимательно изучил все коридоры. Теперь, когда Кожанкин немного освоился, пещера уже не казалась ему столь необъятной. Всего-то несколько скромных комнатушек и метров сорок узеньких коридоров. Как он здесь появился — оставалось только гадать. Частично постаралась мать-природа, а что-то было доработано человеком. Более всего утешало, что в староватом на вид холодильнике действительно обнаружилась прорва самых разных продуктов. Правда, запечатаны они были в непривычную упаковку, но это Кожанкина особенно не смущало. Опробовав несколько блюд с пюре, рисом и мясной кашей, он взялся проводить ревизию напитков. И вот тут обнаружилось, что его крупно надули. Повсюду, куда ни совался Матвей, он находил молоко, воду, кефир, нечто напоминающее кумыс, газировку и прочую чепуху. Того же, чего жаждала его душа, в холодильнике не водилось. Никаких крепких напитков, ни даже самого слабенького пива. Матвей по-настоящему обиделся. Жизнь тотчас посерела, а думать о будущем стало вдвойне грустно. Наверное, в сотый раз он обругал свое доверчивое поведение, свою деревенскую незадумчивость. А ведь хитрец Бенедикт на что-то такое ему намекал! Неужели так трудно было порасспрашивать смотрителя, побольше разузнать о здешнем житье-бытье? Но так и не удосужился!..

Проходя мимо черного шара, Матвей в ярости пнул огромную махину. От боли в ступне у него тотчас навернулись на глаза слезы. Охнув, Кожанкин схватился за ногу и какое-то время стоял, согнувшись. Кое-как переведя дух, он выпрямился и, со злостью плюнув на шар, вышел из зала.

Остаток дня Матвей провел у выхода из пещеры. Повторные попытки обмануть барьер не увенчались успехом. Устав, он попросту сел у порога и время от времени тоскливо подавал голос. Звал то Губошлепа, то просто добрых людей. Увы, добрые люди, видимо, перевелись, никто не откликнулся…

Уже поздним вечером Матвей пальцем ткнул в хрустальный шар, и осветившаяся поверхность передала изображение какого-то иноземного города. И диктор на экране лопотал что-то непонятное. Лишь часа через два Матвей сообразил, что шар действительно являет собой подобие глобуса. Касаясь пальцем той или иной точки, Кожанкин включал и телепрограммы указанного региона. Правда, расположение стран на глобусе он помнил довольно смутно, однако, действуя наугад, очень скоро сумел обшарить всю Землю, добравшись в том числе и до своего родного края.

Глядя на лица знакомых артистов, на улицы российских городов, Матвей чуть было не расплакался, и только известие об очередной планетарной катастрофе разрушило его лирический настрой. Как выяснилось, за время, проведенное им в бункере, бедная Африка содрогнулась от могучего подземного толчка. Землетрясение разрушило несколько населенных пунктов, оставило без крова сотни семей. Сила подземного толчка по разным оценкам колебалась от десяти до двенадцати баллов. Матвей не знал — много это или нет, но экран демонстрировал плачущих жителей, оставшиеся на месте поселков руины, больницы, переполненные ранеными. На этом фоне безобидным показалось даже фантастическое затопление американского городка Остин. Последнее событие кое-кто из ученых именовал настоящей мистикой. Район, больше знакомый с засухами, нежели с дождями, был подвергнут водной атаке, каковой не знал ни один город мира. Водопад, низринувшийся на крохотный городок, легче легкого смывал мосты и валил деревья, разрушал промышленные предприятия и дома. Даже энергичная помощь властей оказалась бессильной. О количестве погибших никто не сообщал. Видимо, точных цифр пока еще не знали.

Взволнованный всем увиденным, Кожанкин лег спать. Ему было стыдно, но в глубине души бывший председатель сознавал: чужое горе, да еще таких невероятных масштабов, принесло ему некоторое облегчение. Во всяком случае, уснул он действительно быстро. Тревожные сны в эту ночь бывшему председателю не снились.

* * *

Изучением механизмов, вращающих шар, он занялся прямо с утра. Внимательно перечел куцую инструкцию, перелистал книги, стоящие на полках. Увы, все они были довольно странные. Даже названия вызывали если не оторопь, то по крайней мере удивление — «Периодичность бед», «Фатум в свете техногенных тенденций», «Рок и цикличность знаковых событий» и пр. Словом, книги Кожанкина не увлекли. Вместо этого он предпочел заняться тем, что было понятнее — смазал техническим маслом огромные шестерни, стер жирную пыль с желтого плафона, подкрутил гайки металлических станин. Снять кожух с двигателя не удалось, однако, как ему подумалось, в этом не было особой нужды. Вал стремительно раскручивался, ладонь ощущала едва заметную вибрацию, многоступенчатая шестеренчатая передача передавала вращение на шар. Именно на него Матвей и переключил внимание, покончив с механизмами. Правда, изучение поверхности черного шара мало что ему дало. Был шар бугристым и неровным, местами влажным, а местами сухим. Матвей прижимался к нему ухом, и ему казалось, что он слышит, как вздыхает и вздрагивает черная масса. Во всяком случае, от поверхности шара явственно веяло теплом. Это было странно и это настораживало. Словно и не камень исполинских размеров вращался в зале, а необычное живое существо. До боли в глазах Кожанкин всматривался в малейшие складки на черной поверхности, но разглядеть что-либо интересное так и не сумел. Дело осложнялось тем, что, нависая над шаром, Матвей невольно заслонял свет от светильника и прожектора, а спичек с фонарями в бункере отчего-то не водилось.

Еще один сюрприз Матвей обнаружил в ванной комнате. Точнее говоря, Матвея поразила даже не сама комната, сколько зеркало над умывальником. Зеркало было двухсторонним, и почти сразу Кожанкин заподозрил, что здесь также не обошлось без фокусов. Он начал рассматривать зеркало со всех сторон, и фокус действительно скоро обнаружился. Задняя сторона зеркала была более темной и мутной, но главная изюминка заключалась в том, что зеркальная поверхность отражала не ванную комнату, а просторное незнакомое помещение с резными балкончиками под потолком, с высокими черными колоннами. И сам он стоял посреди этого зала — все с той же трехдневной щетиной на щеках, с легкой ссадиной на лбу. А еще в облике Кожанкина наблюдалось нечто странное. Это сложно было описать словами, но имелось какое-то едва уловимое несоответствие. То ли отражение его не так улыбалось, то ли таилось в глазах двойника нечто инородное, пугающее.

Вращая зеркало, Матвей еще долго вглядывался в видимое. В волнении покидал ванную комнату и снова возвращался. Он никогда не считал себя красавцем, однако все-таки верил, что в облике его присутствует нечто исконно мужское, отдающее старорежимным благородством. С чего бы еще сельчане выбрали его председателем? Оно конечно — председательствовать тогда мало кому хотелось, но ведь никто не предложил, к примеру, того же Саньку Губошлепа! Кроме того, был Матвей человеком разносторонним — любил рыбалку, рассуждал о политике, читал местную периодику. А еще Кожанкина волновали кризисы. В первую очередь, тревожил кризис театрального искусства, во вторую — кризис российского хоккея. То есть в театрах ему бывать не приходилось, а вот за хоккейными состязаниями он следил с большим вниманием. Саньке же было плевать и на театр, и на хоккей. Да и нос у Саньки был не по годам пористый, рожа поражала обилием фиолетовых пятен, половина зубов была безнадежно испорчена. А все, конечно, от пьянства. То есть Матвей тоже пил, но, как он считал, весьма умеренно. «Только по праздникам», как говаривают иные мужчины. А вот Санька пил без всяких календарей. Пил, когда мог и когда были в наличии деньги.

Кожанкин продолжал всматриваться в зеркало, и ему начинало казаться, что о чем-то важном он уже догадывается. И все же озарение не приходило. Пугливые мысли только касались его макушки и тут же отлетали прочь. А ведь смотритель тоже говорил что-то такое про зеркало, но что именно — Матвей никак не мог вспомнить.

От всего этого впору было свихнуться, и Кожанкин успокаивал себя тем, что каждый день съедал из холодильника что-нибудь новенькое, благо продукты появлялись в завидном количестве и неведомо откуда. При этом ничто не скисало и не портилось, а недоеденное накануне удивительным образом исчезало.

Засыпая по вечерам, Матвей внушал себе, что никакого бункера нет и в помине, что в действительности он всего лишь спит и видит один затянувшийся сон. Отчаянно хотелось проснуться, однако пробуждение не наступало.

* * *

Догадка явилась не сразу.

Все произошло после того, как однажды утром Матвей Кожанкин, наскоро ополоснув лицо и сделав зарядку, прошелся тряпкой по немногочисленной мебели бункера, а заодно обмахнул веничком черный шар. Такое случалось с ним нечасто, но так уж вышло, что здесь, под крышей бункера, ему захотелось вдруг уюта и чистоты, захотелось мало-мальского порядка. Дома, когда выпадало подобное настроение, Матвей чистил зубы и протирал поверхность стола скомканной газетой. Порой доходило до того, что он появлялся во дворе и начинал воспитывать скучающих малолеток. Рассказывал им про старые времена, про демонстрации и субботники. Вот и в этот день он долго и с удовольствием обрабатывал веником черный шар, а во вращающиеся шестерни вылил добрую половину масленки.

Этим же вечером телеэкран вновь продемонстрировал ему картины жутких разрушений. Страшные ураганы промчались по планете, вызвав опустошение сразу в нескольких странах. Рухнуло наземь около полусотни гражданских самолетов, погиб урожай зерновых на Украине, а очередная война, которую попытались развязать США в какой-то маленькой африканской стране, захлебнулась из-за смерчей, уничтоживших разом несколько эскадрилий. Дрожащим голосом диктор сообщил, что, угодив в шторм, утонул и любимый авианосец США «Гарри Трумэн».

Трумэна, сжегшего некогда Токио и население Хиросимы с Нагасаки, Кожанкину было не жаль, а вот иные разрушения заставили его поежиться. Не подлежало сомнению, что планета переживала очередной катаклизм. Сбывались прогнозы вечно недовольных экологов, а беснующиеся пессимисты вновь потрясали кулаками, хором обещая гораздо худшие времена. Странное дело, но даже отражение в зеркале пыталось показать Матвею кулак. Свои собственные руки он волевым усилием спрятал в карманы. Отражение подчинилось, но как ему показалось, с очень большой неохотой.

Как бы то ни было, но спал Матвей на этот раз беспокойно — часто вздрагивал во сне, то и дело поднимал голову, застывшим взором вглядываясь в близкую стену. От непривычных мыслей его бросало то в жар, то в холод. Хотелось на воздух — под открытое небо, но об этом приходилось только мечтать. Уже под утро Матвею приснился короткий и чрезвычайно неприятный сон. Черный огромный шар крутился в полумгле перед глазами Кожанкина, а бывший председатель силился его остановить. Шар был жутко тяжелым и никак не желал подчиняться. Это выводило Матвея из себя, и он бил по упрямому шару кулаками и ногами, бодал его головой. Уже в момент пробуждения, обессилев от бесплодных попыток, экс-председатель набрал полную грудь воздуха и что есть сил дунул на шар. Черная поверхность пошла рябью, что-то в ее многочисленных складках радужно заискрило. А в следующий миг Матвей с ужасом осознал: причина многочисленных жертв, наводнений и землетрясений крылась отнюдь не в природных катаклизмах. Причиной всех бед был он — Матвей Кожанкин, волею судьбы заброшенный в этот чудовищный подвал…

* * *

К серии экспериментов он подошел по-возможности осторожно. Для начала следовало выдумать что-нибудь простенькое, не влияющее прямым образом на черную махину шара. Основательно поломав голову, Матвей в конце концов ограничился тем, что как следует протер висящий в углу запыленный прожектор. В самом деле, свет — это только свет, и Матвей надеялся, что последствий не будет вовсе. Увы, он ошибся. Результат не заставил себя ждать, и об усилившейся активности солнца разом заговорили все каналы телевидения. На какую бы точку глобуса ни указывал палец Матвея, всюду наблюдалось одно и то же. По словам взволнованных дикторов, практически во всех регионах планеты температура воздуха успела превысить рекордные отметки. Люди получали солнечные ожоги, от жары теряли сознание, падали прямо на улицах. В Египте, Иране, Турции и Испании правители даже вынуждены были ввести чрезвычайное положение, отменив все работы под открытом небом. Таким образом они старались хоть как-то приуменьшить вред, наносимый лучами обезумевшего светила.

Так и не досмотрев цикл вечерних новостей, Матвей в панике метнулся к регулятору температуры и разом перевел его на несколько делений. Результат не замедлил сказаться, и уже на следующий день ученые экологи дружно заговорили о близости очередного ледникового периода. Матвей поднял рычаг чуть выше, и положение стабилизировалось.

На какое-то время он успокоился и перестал экспериментировать. Зеркало также перестало гримасничать, впервые показав Кожанкина улыбчивым и умиротворенным. Все это отдавало явной чертовщиной, и от непривычных мыслей голова Матвея продолжала кружиться. От частых переживаний стало покалывать в левом боку — то ли сердце, то ли какой иной совестливый орган.

Самое обидное, что никаких рациональных выводов он сделать так и не сумел. По всему выходило, что либо над ним откровенно насмехались, либо, рассказывая о должности смотрителя, Бенедикт Валентинович действительно не лгал. Хотя понять — что же именно он имел в виду, говоря о «действующей модели», было довольно сложно. В самом деле, если есть живая планета, при чем тут какая-то модель? И если даже кому-то взбрело в голову изготовить подобие Земли в миниатюре, то каким образом это сказывается на реальном положении вещей — на погоде, на состоянии здоровья людей, на солнечной активности?.. Проще было предположить, что в бункер заманивали простаков вроде него, а после, имитируя телепередачи, потешались над реакцией очередной жертвы. Подобный вариант Кожанкина совершенно не устраивал, и в роли жертвы он оказываться не желал.

Несколько дней Матвей только и думал об этом, и черные мысли дали свои ростки. Следующий эксперимент он проделал скорее со зла, стремясь насолить своим виртуальным тюремщикам.

Верхнюю часть шара, где, по идее, должна была располагаться Арктика, он окропил горячим чаем, а страны, где, согласно рекламе, текли вдоль кисельных берегов молочные реки, щедро припорошил солью.

Вечерний цикл теленовостей он снова не сумел досмотреть до конца. Америка с Европой задыхались от соляных бурь, в Арктике началось таяние льдов, дамбы Нидерландов прорывало одну за другой. При этом журналисты не скупились на эмоции, а всевидящие камеры услужливо показывали разрушенные дома, утонувших животных и покалеченных людей. Это было уже слишком, и, не выдержав, Матвей выскочил из комнаты.

Голова его плавилась от мыслей, руки ходили ходуном.

ОНИ действительно могли засадить его сюда — не столь уж сложно это было сделать! Они могли намудрить с зеркалом и барьером, могли подвесить к потолку черную вращающуюся махину. Но ОНИ не ограничились этим! Они показывали ему картинки! А на картинках люди рыдали и жаловались на невзгоды, ругали бушующую стихию и умирали. По мнению Матвея, ЭТО невозможно было сыграть. Благо и времени на фиктивные съемки отводилось совсем немного. Из всего этого следовала одна простая вещь. Все, что ему показывали, было правдой. Необъяснимой, грандиозной и жестокой.

В состоянии шока он несколько раз ударил кулаком по оскаленному зеркалу. Его отражение глумливо кривилось и показывало язык. Более Матвей находиться здесь не мог. С утробным рыком он ринулся к выходу. С разбегу попытался одолеть силовой барьер, но у него снова ничего не получилось. Все та же незримая сила остановила его, безжалостно отшвырнув назад. На четвереньках бывший председатель сельсовета вернулся к порогу и в голос зарыдал. Вволю наплакавшись, он попробовал звать на помощь. Сами собой на глазах вновь выступили слезы. Наверное, никогда в жизни он не кричал так тонко и жалобно. Очень скоро голос его сел, и крик перешел в сиплый кашель.

Тем не менее Матвея услышали. Знакомый голос откликнулся издалека. Это был Санька Губошлеп.

* * *

Санек ввалился в пещеру веселый и пьяный. Как и уверял Бенедикт Валентинович, барьер на второго гостя не подействовал, и уже через мгновение бывший напарник стоял рядом с Кожанкиным. Никогда прежде Матвей не испытывал столь сильных чувств. Он даже не мог предположить, что появление известного на всю округу пьяницы вызовет у него такую бурю восторга. Кожанкин стиснул Губошлепа в объятиях, лицом вжался в тощенькую грудь.

— Санька! Милый! Наконец-то!..

Губошлеп, не ожидавший такого проявления чувств, был явно смущен.

— Ладно, чего там… Мы своих нипочем не бросим.

— Сколько же я тебя ждал! Думал, уже свихнусь.

— Так это… — Санька виновато заморгал. — Я же за веревкой бегал. Потом узлы вязал. Без нее как бы я к тебе спустился? А потом ведь и товар надо было пристроить. Ну, и это… Немножко, конечно, отметили…

Если верить календарю, губошлеповское «немножко» растянулось на две с половиной недели, однако Матвей не стал упрекать приятеля. Куда важнее было то, что напарник в конце концов появился. А потому он продолжал тискать Саню в объятиях, дружески хлопал его по спине.

— А ты, я вижу, тут тоже неплохо обжился. — Вихрастая голова Сани Губошлепа оживленно вертелась. — Даже не знал, что тут могут быть такие хоромы.

— Это еще что! Я тебе такое покажу — ахнешь! — ухватив Саню за руку, Кожанкин потянул его в глубь бункера. — Здесь, брат, и холодильник волшебный имеется, и самое настоящее телевидение. Я так полагаю, осталось после наших военных. Техника такая, что нам и не снилась.

— Сила! — Губошлеп зачарованным взором уставился на забитые продуктами полки холодильника.

— Холодильник — ерунда! — Матвей захлопнул дверцу рефрижератора и повел Саню в зал с шаром. — Главная сила здесь! Это Земля, понимаешь? Действующая модель.

— Вот это да! — Саня покачал головой, обозревая махину черного шара. — А зачем она нужна — эта твоя модель?

— Я же толкую: наследие союзных времен. Тайное оружие империи. Я сначала не понимал, а потом догадался. У кого есть такая модель, может всем миром заправлять, представляешь?

— Это как же?

— Ну, к примеру, ты берешь и поливаешь шар из шланга. Да не где попало, а там, где расположены страны твоих недругов. И все! У них начинаются потопы, то-се, а правители срочно запрашивают помощь. А ты идешь потом к глобусу и проверяешь результаты.

— Какому еще глобусу?

— А та штуковина на столе, видишь? Это и есть телевизор, только в сто раз лучше. Показывает картинки со всего мира.

— Как же это может быть?

— Откуда мне знать? Я же говорю — техника. В старые времена еще и не такое строили. Или забыл, кто первый спутник запустил в космос?

— Американцы, что ли?

— Сам ты американец! Вот и видно, что неуч.

— Может, и неуч, а только товар грамотно пристроил! — Санька обиженно тряхнул сумкой. Внутри отчетливо звякнуло стекло. — В ящике-то не патроны оказались, а взрывчатка. Самая натуральная. Я и тебе брусочек принес показать. Точь-в-точь как мыло хозяйственное. Заодно пузырей штук пять прихватил.

Матвей невольно сглотнул.

— Паленка небось?

— Ну да! Я же говорю, товар пристроил как положено. Бабок отвалили вагон. — Санька кивнул в сторону холодильника. — Так что давай. У тебя закусь, у меня — основа. Чего время зря терять?

— Что ж, повод и впрямь имеется. — Ощутив колебание, Матвей оглянулся на черный шар.

— Чего ты? Вот же они родимые! Ждут не дождутся, когда их оприходуют! Только взгляни — пузырек к пузырю!

Услышав призывный звон стекла, Матвей решительно зашагал к холодильнику…

* * *

— Не-ет, ты, Кожанкин, точно лох! — орал распаленный Санька. Он приближал свое лицо к Матвею, во все стороны разлетались слюни. — Закуски — море, жилплощадь — царская! Ни тебе участковых с вытрезвителями, никакого, понимаешь, паспортного режима! А ты сопли распускаешь, на судьбу жалуешься!

— Значит, тебе тут нравится?

— А чего! Явно лучше, чем в наших деревенских трущобах. Нашел, с чем сравнивать! В магазине один хлеб с солью, из бесплатных удовольствий — одна вода из колодцев!

— Зато тут ответственность, как ты не понимаешь! — Матвей несогласно качал головой. — Я же не просто сторожем — я смотрителем назначен!

— Ну и что?

— Как это что! Получается, что от меня зависит благополучие Земли.

— Да ну!

— Вот тебе и «да ну»! Я, может, здесь плюну, а где-нибудь сель сойдет, я пальцем чуть сильнее нажму, а там полгорода исчезнет. Вот и думай!

— А чего тут думать? Не хочешь плевать — не плюй. И пальцы где ни попадя не суй.

— Но это ж какое напряжение нервов требуется!

— Нервы! — Санька Губошлеп хохотнул. — Нервов, к твоему сведению, нет.

— Как это нет?

— А так — еще одна сказка ученых. В Европе выдумали, а у нас подхватили. Я статью читал. В одном научном журнале.

— Каком еще журнале?

— Названия я не помню. Помню только, что журнал научный был. И про нервы там было черным по белому написано.

Санька говорил это с такой убежденностью, что Кожанкин не нашел, чем возразить. Увы, водка по-разному влияла на их организмы. У Матвея в голове мутилось, у Саньки же странным образом ум становился более живым и острым, что при возрастающей задиристости превращало Губошлепа в жуткого спорщика. Каждая новая порция алкоголя добавляла ему самоуверенности, а любая аргументация Кожанкина казалась ему смехотворной.

— Да будь я на твоем месте, я бы вот так всех держал! — Санька потряс сухоньким кулачком. — Это ж такое место! Как раз для сильной натуры!

— Так садись! — Матвей великодушно махнул рукой. — Будешь за температурой следить, пыль протирать. Может, и справишься.

— А то нет! — Санька задиристо выдвинул вперед нижнюю челюсть. — Ясное дело, справлюсь!

— Слушай!.. — Матвей взволнованно ухватил Саньку за кисть. — А это ведь идея! Давай меняться? Я на свободу, а ты сюда.

— В смысле?

— Ну, в смысле, что все это, — Матвей обвел помещение рукой, — будет отныне твоим.

— И телевизор?

— Ну да!

— А холодильник?

— И холодильник тоже. Я же говорю — все! Будешь полновластным хозяином бункера.

— Хозяином — это я люблю…

— Ну вот! — хмельная мысль окончательно завладела Матвеем. Он радостно хлопнул Саньку по плечу. — Мне, понимаешь, тяжело, а ты наверняка справишься.

— А то нет! Небось не дурнее паровоза!

Матвей восторженно хохотнул. Все и впрямь вставало на свои места. Раз уж он устал, нужна подмена. Значит, и Санька — не случайность, а все та же судьба. Тем более, что работка действительно несложная. Вполне возможно, именно для таких дурачков, как Санька, она и предназначена. Сиди себе, глотай кефир и смотри телевизор! А он, Матвей Кожанкин, бывший председатель и бывший член партии, создан наверняка для других, более интеллектуальных дел. Опять же и нервы Матвея не сравнить с Санькиными. Может, у того и впрямь никаких нервов нет. А у Кожанкина есть, и, судя по всему, немалое количество.

— Так мы договорились?

— Ну дак…

Матвей подпрыгнул на табурете. Желание оказаться под вольным небом было столь сильным, что ему не терпелось поменяться с Санькой прямо сейчас.

— Тогда давай, командуй. А я, пожалуй, пойду.

— А пузыри? Вон их еще сколько.

— И это тоже будет все твоим.

— Тогда я провожу, — Санька попытался было подняться, но его опасно качнуло, и он вновь шлепнулся на табурет.

— Сиди уж, провожальщик! — Кожанкин беззлобно рассмеялся. — Дорогу я знаю, как-нибудь не заблужусь…

Зайдя в ванную комнату, он омыл лицо холодной водой, без особого любопытства глянул в зеркало. Там гримасничало и подмигивало какое-то чудище с клыками. Погрозив ему пальцем, Кожанкин двинулся к выходу.

На этот раз его ничто не остановило. Все работало, как положено. Двое людей создали критическую массу, и барьер снова был снят.

Пройдя шагов тридцать по устланному хвоей дну расщелины, Матвей разглядел свисающую сверху веревку. Санька не соврал, — по всей длине веревки действительно были накручены массивные узлы. Цепляясь за них, Кожанкин кое-как выбрался из пропасти. Глянув вверх, восторженно всхлипнул.

Над ним расстилалась звездная ночь, густо пахло сосновой смолой, и пели невидимые в темноте комары. Помотав тяжелой от хмеля головой, Матвей поднялся на ноги и шатко зашагал вниз по склону. Выбравшись на открытую поляну, широко раскинул руки и со стоном повалился на землю. Ум кружило в сладком хороводе, от ощущения долгожданной свободы хотелось петь. Но он не запел, а сомкнул веки. Сила выпитого оказалась сильнее, и Матвей заснул.

* * *

Утро давно превратилось в день. Расплываясь от востока, голубая акварель успела залить все небо. В это самое небо Матвей и смотрел сейчас, лежа на мягкой душистой траве. Высоко над ним пролетела сорока, звонко отбил дробь трудяга дятел, в глаз упала какая-то соринка. Все умиляло Кожанкина, все порождало глубоко внутри какую-то священную дрожь. Теперь он уже не жалел, что покинул бункер, оставив волшебный холодильник и всевидящий телеэкран Губошлепу. Свобода того стоила. А Санька — что ж… Он, конечно, с работой справится. Это вам не синхрофазотрон и даже не компьютер. Жаль, не успел рассказать ему про зеркало, да только что в том зеркале? Не такая уж и полезная вещь, как выяснилось. Одни рожи да гримасы неприличные. Словом, мутно и непонятно. Главное — не экспериментировать и вовремя смазывать механизм. А для этого особых талантов не требуется…

Успокоив себя подобным образом, Матвей поднялся на ноги, отряхнул штормовку от хвои и неспешно зашагал по направлению к деревне.

На первое содрогание почвы он не обратил внимания. Решил, что почудилось. Но когда земля содрогнулась повторно, Кожанкин замедлил шаг. Прислушиваясь, настороженно оглянулся. Теперь уже не вызывало сомнения, что с природой вокруг творится что-то неладное. Притихли птицы, а подземные толчки становились все более явственными.

И только тут Матвея шарахнуло по голове, словно обухом. И страшно стало так, что по всему телу выступил холодный пот. Вспомнились слова Саньки Губошлепа про взрывчатку, вспомнился его боевой настрой. Он ведь вовсе не шутил! Наверняка приволок в бункер эту мерзость! А ну как попробует взорвать модель? У него, дурака, ума хватит!..

Сначала неуверенно, потом все быстрее Матвей Кожанкин побежал в направлении расщелины.

— Господи! Только бы успеть!..

Раздался грохот, с деревьев обильно посыпалась хвоя. Не удержавшись на ногах, бывший председатель упал. Вскочив, снова побежал. Теперь землю трясло беспрерывно, потемневшее небо полосовали молнии, неведомо откуда потянуло запахом гари.

— Кому Землю доверил! Олух царя небесного!.. — часто спотыкаясь, Матвей мчался к расщелине. Пот заливал глаза, в висках обморочно стучало. Было ясно, что он не успевает. Поднявшийся ветер стремительно перерастал в ураган, почва шевелилась под ногами, словно туша разбуженного чудовища.

Все случилось в ту самую минуту, когда Матвей достиг наконец цели. Трещина, к которой он приблизился, неожиданно поползла вширь, а из глубины полыхнуло жарким слепящим пламенем. Это и было началом конца. Пробив голубой щит, звезды огненным дождем посыпались вниз, луна треснула пополам, и мир погас, словно перегоревшая лампочка…

Видеодром

Адепты жанра

Сергей Кудрявцев Неизвестные классики

Человек у окуляра кинокамеры — кто он? Вывести на "сцену" этих людей взялся известный кинокритик.

Так уж повелось, что даже киноманы знают прежде всего актеров и режиссеров, ну, может быть, еще композиторов. А вот операторов, обеспечивающих столь важное для фантастических картин изображение самых невероятных режиссерских задумок, практически никто не в состоянии идентифицировать. И они остаются, увы, затерянными в фантастике, хотя вклад этих деятелей искусства в успех фильмов подчас является весьма значимым, если не решающим.

Среди операторов есть подлинные первооткрыватели, чье личное видение может на целые десятилетия сформировать кинематографический стиль и моду в мире экранных фантазий, а есть обычные ремесленники, снимающие все подряд, слепо выполняя повеления режиссера. Но и среди тех, кто легко переходит от слезливой мелодрамы к фильму ужасов, встречаются подлинные индивидуальности, чье операторское искусство определяет «облик грядущего» и делает реально видимыми разнообразные «фантазмы». Они, может быть, и не посвящают, подобно создателям спецэффектов, всю собственную жизнь сотворению иной реальности, но благодаря такому же техническому происхождению профессии пребывают в еще большей степени на стыке новаций в сфере научных технологий с яркими художественными откровениями.

Конечно, стремительное развитие кино- и видеотехники дает возможность самим режиссерам снимать на пленку то, что им привиделось и возмечталось. Например, Стивен Содерберг в ряде своих работ выступал в роли оператора под псевдонимом Питер Эндрюс (кстати, работая над новой версией «Соляриса», он зачастую копировал построение кадра и движение камеры, придуманные Андреем Тарковским и замечательным оператором Вадимом Юсовым). Или режиссер Питер Хайамс, который не скрывает принадлежности к операторской профессии, сам снимал свои фильмы «2010», «Патруль времени» и «Конец света».

Среди операторов, обладающих четко выраженной стилистикой, выделяется знаменитый англичанин Джеффри Ансуорт: целых три его операторские работы стали событиями в фантастическом кинематографе — «2001: Космическая одиссея», «Зардоз» и «Супермен» («Супермен II» уже после смерти Ансуорта закончил Роберт Пейнтер). Кроме того, на его счету «Приключения Алисы в стране чудес» по сказке Льюиса Кэрролла. Личные пристрастия Ансуорта, в немалой степени склонного к историческому костюмному кинематографу, учитывались всеми режиссерами, с которыми ему довелось работать. В каждой из его картин есть величественные по художественной манере сцены, навеянные эпическими живописными полотнами прошлого. Создается невольное впечатление, что будущее на самом-то деле опрокинуто в давно прошедшее время. Доисторические эпизоды и видения периода классицизма в картине Стэнли Кубрика, средневековые рыцарские сказания в фильме Джона Бурмена или по-своему мифологизированные события на удаленной родине Супермена в кинокомиксе Ричарда Доннера — все это приметы стиля самого оператора.

Вместе с тем Ансуорт умеет мыслить обобщенно-исторически и философски, сталкивая самые разные эпохи и ничуть не греша эклектикой. Происходящее в открытом космосе и обычная жизнь на Земле (как в сценах из юности Супермена) оказываются благодаря трактовке Джеффри Ансуорта равновеликими событиями, потому что существует незримая связь между большим и малым мирами, Вселенной и неким предместьем в глубинке, Вечностью и современностью. Эта сосредоточенность на поиске абсолютной истины отчетливо выражена на экране — так что несправедливо упрекать «Космическую одиссею» в том, что космос там не очеловечен, а «Зардоз» — в том, что его содержание видится чересчур отвлеченным. Ансуорт находит особого рода поэзию (хочется назвать ее интеллектуальной) даже демонстрации разнообразной машинерии, коей практически всегда должна быть оснащена фантастическая лента. Плавное кружение космической станции в ритме штраусовского вальса или апофеозный показ загадочного монолита — образы, ставшие безусловной классикой всего кинематографа вне зависимости от жанра.

Столь же прочно впечатались в память зрителей фантастические кадры из двух работ американского оператора Джордана Кроненуэта, совершившего настоящий стилистический прорыв в фильмах «Другие ипостаси» и «Блейдраннер». Он использовал деформирующие изображения, спецэффекты, особенно в первой картине, где была предпринята попытка передать беспорядочный поток сознания героя-ученого во всех ипостасях или «измененных состояниях» — вплоть до превращения в доисторического человека или трансформации в некую субстанцию. Этот оператор — своего рода лирик-импрессионист, стремящийся закрепить на кинопленке текучесть человеческих ощущений, что очевиднее во второй ленте.

Если уж Ридли Скопа, постановщика «Блейдраннера», определяли как «Тёрнера кинематографии», то это сравнение еще более применимо к Кроненуэту — настолько все изобразительно зыбко, туманно, скрыто под пеленой постоянного дождя или легкой сигаретной дымки, струится как видимый воздух, окружено атмосферой полумрака и неясности очертаний. Стиль послевоенного «черного фильма» с тончайшей игрой света и тени подается оператором в приглушенном, словно размытом по цвету, практически монохромном виде, и это превосходно работает на главную идею фильма о непроясненности границ между искусственным разумом в обличье андроидов и подлинными людьми. Весь окружающий мир начинает походить на своеобразные «изменчивые состояния», вихрем проносящиеся в мозгу персонажа, который уже забыл или никогда не знал, кем он фактически является.

К несомненным адептам жанра относится и американский оператор Дин Канди, который начинал как преданный соратник режиссера Джона Карпентера («Хэллоуин», «Туман», «Побег из Нью-Йорка», «Нечто», «Большой переполох в Маленьком Китае»), затем связал свою судьбу с Робертом Земекисом (три серии «Назад в будущее», «Кто подставил кролика Роджера?», «Смерть ей к лицу»), параллельно сотрудничая со Стивеном Спилбергом («Капитан Крюк», «Парк юрского периода»). Но и без этих признанных творцов Канди не затерялся, сняв еще две серии «Хэллоуина», картины «Без предупреждения», «Флинтстоуны», «Каспер», «Флаббер», «Боевой корабль «Галактика» и «Чего хотят женщины». Во всей этой разнообразной кинопродукции затруднительно выделить какую-то сквозную линию. Даже внутри одного произведения оператор порой был вынужден сочетать несочетаемое — допустим, типичный вестерн о покорении Дикого Запада и фантастику с использованием «машины времени», как в третьей части «Назад в будущее», или классическую историю про пиратов и детскую сказку о воображаемой стране («Капитан Крюк»). Приходилось и сталкивать в кадре живых актеров с рисованными персонажами («Кто подставил кролика Роджера?»). Для Дина Канди характерна прежде всего восприимчивость к любому предлагаемому материалу, из которого он способен порождать на экране другую действительность. Страх, призрачность, ирреальность, фантастика обнаруживаются буквально во всем, что нас окружает, когда даже воздух насыщается ощущением необъяснимой тревоги и непостижимой загадочности («Хэллоуин», «Нечто»). С другой стороны, этот оператор делает самое фантастическое максимально подлинным и жизненно узнаваемым, так что легко можно поверить в Нью-Йорк, превращенный в тоталитарную тюрьму («Побег из Нью-Йорка»), и невольно шарахнуться в сторону от пробегающего мимо динозавра («Парк юрского периода»). А в фильме «Без предупреждения» настолько конкретно и осязаемо выражена угроза вторжения инопланетных тварей, занявшихся изощренной охотой за людьми, что невозможно избавиться от чувства ужаса перед происходящим.

Немец Йост Вакано еще на родине, в ФРГ, с режиссером Вольфгангом Петерсеном снял фантастическую сказку «Бесконечная история». Хотя при желании и в их предыдущей совместной ленте «Лодка», эпической военной драме о немецких подводниках, можно было углядеть некие мифологические ассоциации — лодка Харона, преодоление Одиссеем пролива между Сциллой и Харибдой, Ноев ковчег, пребывание Ионы во чреве кита. Во всяком случае, неоспоримо то влияние, что оказала «Лодка», например, на «Бездну» Джеймса Камерона. Позже, перебравшись в Голливуд, Вакано надолго «стал глазами» голландца Пола Верхувена («Робот-полицейский», «Вспомнить все», «Звездный десант», «Человек-невидимка»). Будучи типичным режиссерским соратником, он тем не менее смог сформировать собственную узнаваемую манеру операторского искусства.

Проще всего приписать Йосту Вакано жесткость и высокотехничность видения мира будущего, однако, начиная с фильма «Вспомнить все», он вслед за своим постановщиком все сильнее проявляет ироничность взгляда на методы и способы развития человеческой цивилизации, доходя до сарказма в «Звездном десанте». Это, в частности, подчеркнуто в том, как выворачивается наизнанку ряд образов, известных по другим фантастическим картинам или знакомых нам по навязчивой рекламе, сериалам или кинохронике. Собственно говоря, и «Человек-невидимка» (дословно — «Полый человек») снят вопреки традиции, ведущей свое начало с версии 1933 года режиссера Джеймса Уэйла и оператора Артура Идисона. Учитывая, что Вакано сотрудничал с Верхувеном и в «Шоу-герлс», можно рассматривать «Человека-невидимку» как некий вуайеристский вариант в исполнении одержимого папарацци, неотступно преследующего знаменитостей из сферы шоу-бизнеса.

Выбрав в качестве отдельных персоналий лишь четверых представителей мощного операторского цеха, принимающего активное участие в создании фантастических кинопроизведений, хотелось бы привести список работ и других мастеров кинокамеры, разделив операторов на пять условных групп. Может быть, со временем стоит к кому-то из них вернуться и написать поподробнее — не только режиссеры и актеры заслуживают чести не быть «затерянными в фантастике».

Сергей КУДРЯВЦЕВ

ИЗБРАННАЯ ФИЛЬМОГРАФИЯ ОПЕРАТОРОВ (по примерной хронологии начала работы в кино)

Разносторонние профессионалы:

Артур Идисон («Затерянный мир», «Франкенштейн», «Человек-невидимка»);

Эрнест Ласло («Атака кукольного народа», «Лети космоса», «На последнем берегу», «Фантастическое путешествие», «Бегство Логана»);

Ааглас Слоуком («Цирк ужаса», «Неустрашимые убийцы вампиров», «Роллерболл», индийские сцены из «Близких контактов третьего вида», «Искатели потерянного ковчега», «Индиана Джонс и храм рока», «Индиана Джонс и последний крестовый поход»);

Джон Олкотт (участие в досъемках фильма «2001: Космическая одиссея», «Заводной апельсин», «Сияние», «Повелитель зверей», «Детеныш… Тайна затерянной легенды», «Грейсток: Легенда о Тарзане, повелителе обезьян»);

Джерри Фишер («Остров доктора Моро», «Волки», «Горец», «Изгоняющий дьявола III», «Фурия»);

Билл Батлер («Дьявольское семя», «Козерог-1», «Дэмиен — Предзнаменование II», «Детская игра»);

Аллен Давно (участие в съемках «Близких контактов третьего вида», «Инопланетянин», «Гарри и Хендерсоны», «Защищая свою жизнь», «Жена астронавта»);

Питер Сушицки («Империя наносит ответный удар», «Крулл», «Голый завтрак», «Марс атакует!», «Экзистенция», «Красная планета»);

Так фудзимото («Смертельные гонки 2000», «Звездные войны» — второй оператор, «Кокон: Возвращение», «Шестое чувство», «Знаки»);

Майкл Чэпмен («Вторжение похитителей тел», «Человек, у которого было два мозга», «Охотники за привидениями II», «Космический бросок», «Эволюция»);

Джон Сил («Попутчик», «Город ангелов», «Гарри Попер и философский камень»);

Стивен Голдблатт («За пределами Земли», «Голод», «Молодой Шерлок Холмс», «Бэтмен навсегда», «Бэтмен и Робин»);

Штефан Чапеки («Эдвард Руки-Ножницы», «Бэтмен возвращается», «Дикий, дикий Уэст»);

Дон Берджесс («Контакт», «Что скрывает ложь», «Человек-Паук», «Терминатор 3: Бунт машин» — совместно с Адамом Гринбергом).

Полуадепты:

Гилберт Тейлор («Доктор Стрейнджлав», «Отвращение», «Предзнаменование», «Звездные войны», «Дракула», «Флеш Гордон»);

Алекс Томсон («Линия смерти», участие в съемках «Супермена», «Экскалибур», «Легенда», «Лабиринт», «Свидание с ангелом», «Левиафан», «Чужой 3», «Разрушитель»);

Дин Семлер («Безумный Макс II», «Кабан-людоед», «Безумный Макс. Купол грома», «Супербратья Марио», «Последний киногерой», «Водный мир», «Стрекоза», «Брюс Всемогущий»).

Адепты:

Карл Фройнд («Голем», «Метрополис», «Дракула», «Мумия» — режиссер, «Безумная любовь» — режиссер);

Уильям Фрейкер («Ребенок Розмари», «День Дельфина», участие в съемках «Близких контактов третьего вида», «Изгоняющий дьявола II: Еретик», «Небеса могут подождать», «Военные игры», «Воспоминания человека-невидимки», «Уличный боец», «Остров доктора Моро»);

Ричард X. Клайн («Штамм Андромеда», «Битва за планету обезьян», «Зеленый Сойлент», «Окончательный человек*,1 «Кинг Конг», «Ярость», «Звездный путь — фильм», «Весь я», «Говард-утка», «Моя мачеха — инопланетянка»);

Питер Хайамс («2010», «Патруль времени» и «Конец света» — оператор и режиссер);

Эдриан Биддл (ассистент оператора в фильмах «Чужой», «Чужие», «Принцесса-невеста», «Уиллоу», «Судья Дредд», «Сквозь горизонт», «Мумия», «Мумия возвращается», «Владычество огня»);

Фил Мее («финальный поединок» — совместно с Робертом Пейнтером, «Придурки из другого пространства», «Горец 2», «Призрак из компьютера», «Побег невозможен», «Двухсотлетний человек»);

Дон Питермен («Всплеск», «Кокон», «Звездный путь IV: Путь домой», «Ценности семейки Аддамс», «Люди в черном», «Могучий Джо Янг», «Как Гринч похитил Рождество»);

Адам Гринберг («Терминатор», «Почти во тьме», «Чужая нация», «Призрак», «Терминатор 2: Судный день», «Сфера», «Инспектор Гэджет», «Санта Клаус 2», «Терминатор 3: Бунт машин» — совместно с Доном Берджессом);

Роджер Прэтт («Бразилия», «Бэтмен», «Король-рыбак», «12 обезьян», «Франкенштейн Мэри Шелли», «Гарри Попер и тайная комната»);

Мэтью Ф. Леонетти («Полтергейст», «Ледовые пираты», «Ох, уж эта наука!», «Странные дни», «Звездный путь: Первый контакт», «Смертельная битва: Аннигиляция», «Особь II», «Звездный путь: Воскрешение»);

Джон Р. Леонетти («Детская игра 3», «Маска», «Смертельная битва», «Царь скорпионов»);

Билл Поуп («Человек тьмы», «Армия тьмы», «Матрица», «Матрица: Перезагрузка», «Матрица: Круговорот»);

Дэвид Тэттерсолл (телесериал «Хроники молодого Индианы Джонса», «Солдат», «Звездные войны. Эпизод I — Скрытая угроза», «Звездные войны. Эпизод II — Атака клонов», «Умри, но не сейчас»).

Режиссерские соратники:

Питер Ливай («Кошмар на улице Вязов 5», «Хищник 2», «Затерянные в космосе» — все режиссера Стивена Хопкинса);

Джон Хора («Вой», «Гремлины», «Исследователи», «Гремлины 2: Новый выводок», «Дневной сеанс» — все режиссера Джо Данте, а также «Дорогая, я увеличил ребенка»);

Карл Вальтер Линденлауб («Луна 44», «Универсальный солдат», «Звездные врата», «День Независимости» — все режиссера Роланда Эммериха, а также «Призрак дома на холме»).

Случайные приверженцы:

Оуэн Ройзмен («Изгоняющий дьявола», «Семейка Аддамс»);

Эндрю Ласло («Полтергейст II», «Внутреннее пространство», «Звездный путь: Последний рубеж», «Папа-призрак»);

Роберт Пейнтер (участие в съемках фильма «Сатурн 3», «Супермен II» — закончил за Джеффри Ансуорта, «Супермен III», «Американский оборотень в Лондоне», «Финальный поединок» — вместе с Филом Мее, «Триллер», «Маленький магазинчик ужасов»);

Микаэл Саломон («Бездна», «Всегда», «Арахнофобия»);

Рассел Карпентер («Зубастики 2», «Газонокосильщик», «Индеец в шкафу», «Нападение пятидесятифутовой женщины», «Призраки»).

Рецензии

Автостоянка (Subterano)

Производство компании Becker Entertainment (Австралия — Германия), 2003.

Режиссер Эсбен Шторм.

В ролях: Алекс Димитриадис, Тэзма Уолтон, Элисон Уайт. 1 ч. 31 мин.

Самый простой (и дешевый) путь снять фантастическую ленту о виртуальности — сделать виртуальность очень похожей на реальный мир. Ну, добавить киберпанковских «примочек», чуть-чуть изменить цветовую гамму и в конце заставить героев задуматься, в каком они мире. По такому пути пошли, например, Габриэль Сальваторес в «Нирване» и Дэвид Кроненберг в «Экзистенции». Создатель низкобюджетного международного проекта «Автостоянка» датчанин Эсбен Шторм (в титрах он представлен под псевдонимом Морт Сибен) пошел еще дальше — перенес виртуальность в наш мир, заставив реальных героев играть в смертельную игру, в точности повторяющую игру компьютерную.

Общество отдаленного будущего в фильме не прописано, можно лишь догадываться, что оно тоталитарное, даже фашистское. Все действие фильма разворачивается в декорациях огромной пустой подземной автостоянки. Туда волею судьбы попадают несколько человек: сбежавший из тюрьмы инсургент-террорист, поклявшийся больше никого не убивать, спасающая его подпольщица, группка тинэйджеров, уволенный с работы пьяница, работница службы охраны автостоянки. Все выходы заперты, и в смертельную игру с героями вступает некий Эктоман, он же Мастер: послушные ему мини- и макси-роботы атакуют жертв со всех сторон. Чтобы выжить, героям надо пройти все уровни автостоянки (уровни игры). Но в самой группе нет единства — поведение людей в экстремальной ситуации весьма разнится. Разношерстностью группы, взаимоотношениями героев, сценической замкнутостью и даже некоторыми ловушками картина отдаленно напоминает знаменитый канадский «Куб».

Агорафобическое пространство подземного мира автостоянки (или игры «Субтерано» — именно так именуется фильм в оригинале) создает определенное настроение, что и отличает эту европейско-австралийскую работу от фильмов-собратьев по виртуальности. Немногочисленные спецэффекты весьма изобретательны, недаром те же люди создавали антураж фильма «Корабль-призрак». Да и Алекс Димитриадис, сыгравший главную роль, известен зрителям по тому же «Кораблю-призраку».

Тимофей ОЗЕРОВ

Другой мир (Underworld)

Производство компаний Paramount Pictures и Screen Gems, 2003. Режиссер Лен Уайзман.

В ролях: Кейт Бекинсэйл, Скотт Спидман, Шон Бролли, Майкл Шин и др. 2 ч. 01 мин.

Вампиры, оборотни… Они такие же, как мы, просто живут в своем мире, пьют нашу кровь и превращаются в волков. Этот фильм (успевший оскандалиться еще до премьерного показа — в сюжете усмотрели плагиат) повествует о наших старых знакомых.

Когда-то их предки были просто людьми, потом — одного укусил волчара, другого — летучая мышка. С тех пор, уже тысячу лет, потомки укушенных ведут войну до полного истребления друг друга.

Но есть один оборотень (пока не обретший силу волка), ДНК которого позволяет совместить кровь обеих рас. Эта способность может превратить нашего героя в суперсущество. Вот почему за ним начинается тотальная охота. На помощь молодому оборотню приходит Селин, прелестная предводительница вампиров. У них начинается любовь-морковь… Лента снята мрачно, красиво и весомо — своеобразная история Монтекки и Капулетти «загробного мира».

Сюжет фильма полон интриг, и в нем на удивление мало крови. Зато обилие полумрака и невероятных спецэффектов. Экшн в чистом виде занимает лишь первые 15 минут фильма — от выстрелов в подземке сильно болит голова и закладывает уши. Зачем нужно вооружать бессмертных нелюдей автоматическим оружием, выясняется лишь в финале. Сцену перестрелки, кстати, снимали в Будапеште, вагоны метро — наши, родные, советского производства.

Подводя итог, стоит заметить, что если салат из Матрицы (сейчас это модно), Блейда (экшена много, но снято бестолково) и историй жизни Лестата (но без их стильности и утонченности) не превратился бы в псевдоготическую историю с запутанным сюжетом, лента была бы куда менее пресной. А так…

По словам режиссера Лена Уайзмана, его фильм — середина трилогии и уже ведутся работы над сценариями приквела и сиквела. Сможет ли продолжение объяснить все сюжетные провалы и то, зачем нужно было ломать естественную хронологию событий, — вопрос, пока оставшийся без ответа.

Вячеслав ЯШИН

Джиперс криперс 2 (Jeepers creepers 2)

Производство компаний Myriad Pictures, American Zoetrope и UA — MGM, 2003.

Режиссер Виктор Сальва.

В ролях: Рэй Вайс, Джонатан Брек и др. 1 ч. 44 мин.

Очередной ужастик от Metro-Goldwyn-Mayer — сиквел картины 2001 года того же Виктора Сальвы. Несмотря на громкое имя продюсера (Ф.Ф.Коппола), для зрителя, видевшего за свою жизнь уйму кошмариков, — это совсем не страшное кино. Скорее, забавное. Под завязку набитое штампами: опять темная ночь, еще один урод-двойник Крюгера (все страхолюдины почему-то похожи на Фредди!) и снова пожирание человечины.

Из зарослей кукурузы (а куда без них в американской глубинке?) однажды в солнечный день вылезает огородное пугало и закусывает славным мальчонкой. Папаша и старший брат невинно убиенного объявляют монстру вендетту… Это — прелюдия.

Американский школьный автобус, известный всем как «желтая смерть», с великовозрастными обормотами и неврастениками обоих полов застревает на проселочной дороге. Оголодавшая летающая тварь (да-да, теперь у Джи-Кри есть крылышки!) принимается пожирать юных баскетболистов, отрывая им головы и в буквальном смысле унося к небесам. А вот это уже начало действия! И его же конец… Дальнейшие события предсказуемы, роли расписаны: вопли терзаемых чудищем жертв, крики-плачи, истерики…

Если первая лента была забавно-страшненькой, то вторая выглядит утомительно-глупенькой. Что закономерно и понятно: не ожидать же от режиссера, снимающего редко и довольно посредственно, а потому забывшего все свои оригинальные находки первой серии, внезапных озарений? Зато наконец выяснилось, отчего на потеху зрителю возникает этот самый Джиперс, чудовищное растение в широкополой шляпке: плотоядное чудище каждую 23-ю весну в 23-й погожий день лопает все живое, что попадается ему под ру… пардон, под зубы, после чего смиренно засыпает еще на четверть века. На то, что продолжение не замедлит сказаться, незамысловато намекает финал. Из чего следует, что Джонатан Брек — достойный продолжатель дела Роберта Инглунда, герой которого уже десятилетия живет и побеждает!

Вячеслав ЯШИН

Братство друидов (Broceliande)

Производство компаний La Chauve Souris, Pathe Cinema, TF1 и Canal+ (Франция), 2002.

Режиссер Даг Хедлайн.

В ролях: Эльза Кикоин, Силиа Малки, Андре Вильмс,

Вернон Добчефф и др.

1 ч. 30 мин.

Жила-была девушка. Студентка, спортсменка. Правда, не комсомолка, поскольку училась в университете в Бретани. Занималась археологией, познавала тонкости раскопок в древнем кельтском некрополе. И вдруг в обыденной студенческой жизни девушки (студентки, спортсменки) начали происходить странные вещи. То станет свидетельницей убийства ирландского профессора, то обнаружит в кармане что-то вроде ожерелья. Все это происходит на фоне ликбеза по кельтской мифологии, изрядные порции которого зритель получает, присутствуя с Хлоей на лекциях, семинарах и в библиотеке. Исполнила роль Эльза Кикоин, до этого «засветившаяся» в культовой картине «Видок».

Жило-было тайное студенческое общество — «Братство друидов». Целью общества стало возрождение древнего ритуала, в результате которого должен явиться друидский бог войны. Для ритуала помимо парочки артефактов нужно несколько свежеотрезанных человеческих голов — но это уже не смущает: цель близка. Одна из голов должна быть снята с юной девушки, и, конечно же, Хлоя вполне подойдет…

Бюджет фильма небогат, сама картина полна клише, штампов, явных и неявных киноцитат и отсылок ко всей предыдущей истории хоррора. Этим фильм напоминает классические ленты ужасов «категории Б» от Дарио Ардженто. Странно, что молодой режиссер Даг Хедлайн, человек в фантастике поднаторевший (сын известного французского писателя, детективщика и фантаста, Жана-Патрика Маншетта работал редактором в нескольких фантастических журналах, много писал о кино), решился ставить картину с таким стандартным и предсказуемым сюжетом. И со столь нелогичной концовкой — две девушки-студенки умудряются победить в честном поединке в подземелье некрополя могучего древнего монстра, практически не используя его «кощееву иглу», а лишь при помощи кельтских серповидных мечей.

Тимофей ОЗЕРОВ

Герой экрана

Дмитрий Байкалов Его факультеты

Когда Элайдже Вуду было 13 лет, в одном из интервью он — уже популярный киноактер — признался, что любимой его книгой является «Хоббит», а любимым фильмом — «Небесные создания» Питера Джексона. Несомненно, сама судьба вела юного артиста к наиболее знаменитой роли — хоббита Фродо во «Властелине Колец» того самого Джексона.

Однажды во время съемок «Факультета» к шестнадцатилетнему Элайдже подошел знакомый журналист и сообщил, что «New Line Cinema» готовит масштабную экранизацию толкиновской саги, и намекнул: мол, роль Фродо — как раз для Вуда. Спустя год, когда команда Питера Джексона начала кастинг, Элайджа сделал все возможное, чтобы его пригласили на пробы. Актер настолько желал заполучить роль, что пошел на беспрецедентный шаг — не явился на кинопробы в офис, посчитав это действо слишком безликим, и организовал собственную видеопробу. Пригласив преподавателя риторики, Элайджа проработал с ним варианты дикции и акцента Фродо, затем, заглянув в книгу (а надо сказать, что в детстве дальше «Хоббита» у Элайджи не пошло), подобрал с друзьями грим и костюм. После чего лужайки на Голливудских холмах превратились в Средиземье, а приятель Элайджи, режиссер Джордж Хуанг, в течение недели отснял несколько сцен. Затем, арендовав монтажную у студии «Miramax», смонтировали отснятое и отдали кассету агенту по кастингу, будучи не столько уверенными в успехе, сколько в том, что сделали все, что могли.

Питер Джексон посмотрел кассету и понял, что нашел Фродо! Причем, даже не актера на роль, а самого героя, ибо Элайджа сыграл так, что можно было буквально заглянуть в душу юного хоббита. Ну а дальше для Элайджи сказка закончилась и началась серьезная работа: 15 месяцев съемок в Новой Зеландии. Для того чтобы вовремя наложить сложный грим, приходилось выезжать из дому в пять утра, съемочные дни на натуре планировались так, что даже плохая погода не могла помечать процессу — всегда был наготове альтернативный вариант программы дня. Труппа подобралась очень дружная (например, все девять исполнителей из Братства Кольца сделали себе татуировку — цифру «девять» эльфийскими рунами), что скрашивало трудовые будни. Ведь, несмотря на приобретенный к 18 годам огромный кинематографический опыт, впервые Элайдже пришлось работать по «взрослому» графику, и впервые рядом со съемочной площадкой не было его мамы…

Если перефразировать знаменитое американское self made man, то про Элайджу Вуда можно сказать, что он made by mother. Его мама, Дебора Вуд, видела своего сына знаменитым киноактером и делала все возможное для достижения цели. Долгие годы она не покидала площадки во время съемок сына и фактически была его агентом.

Элайджа Джордан Вуд родился 28 января 1981 года в городке Седар Рэпидс, штат Айова. Таланты мальчика, как драматические, так и музыкальные, стали проявляться еще в детсадовском возрасте — он пел в местном хоре, играл в любительских спектаклях. Решив, что сын ничем не хуже тех детей, которые снимаются в рекламных роликах, родители Элайджи, за неуемную энергию иногда называвшие сына Детонатор, отвели мальчика в городское модельное агентство. Это случилось в 1988 году, а уже через шесть месяцев ребёнок был отправлен в Лос-Анджелес на международный конкурс молодых моделей. Там Элайджа покорил жюри и зрителей своей харизмой, умением контролировать аудиторию, естественным обаянием, очаровательной улыбкой, огромными выразительными глазами и несомненным актерским талантом. Уже через несколько дней после конкурса мальчика с матерью пригласили в актерское агентство и предложили перебраться в Лос-Анджелес — артистические перспективы малыша не подвергались сомнению. Уже через шесть недель после переезда в Калифорнию Элайджа получил свою первую эпизодическую роль — в клипе Паолы Абдул «Forever Your Girl».

Вскоре он «засветился» и в большом кино, причем в фантастическом. Любители цикла «Назад в будущее» наверняка вспомнят маленького мальчика возле игрального автомата в кафе города будущего.

Наконец после нескольких эпизодических ролей в телесериалах и рекламных роликах появляется серьезная роль — пусть эпизодическая, но требующая актерского мастерства. Элайджа впервые был замечен кинокритиками после фильма Барри Левинсона «Авалон», номинированного на «Оскар» в нескольких категориях и повествующего о проблемах еврейской семьи, перебравшейся из СССР в Штаты.

В десять лет Элайджа получает главную роль в картине «Рай», где играет мальчика, приехавшего погостить в маленький городок к подруге своей матери и оказавшегося в центре семейной драмы. Партнерами юного артиста на съемках выступили такие звезды, как Мелани Гриффит и Дон Джонсон.

Надо сказать, что Элайджа Вуд никогда не снимался в детском кино, его постоянно приглашали на сложные характерные роли, серьезные, зачастую трагические — там, где требуется настоящее проявление чувств, игра на надрыве. В результате популярен он долгое время был лишь у публики, предпочитающей хорошее некоммерческое кино. Практически каждая роль приносила ему номинацию или награду «Young Artist Award».

После «Рая» последовали два телевизионных фантастических фильма. В «День-О» (название построено на игре слов: фильм называется Day-O, а героя Элайджи зовут Dayo) он играет своеобразного ангела-хранителя, явившегося из детства беременной героини. Сложнейшая роль у актера в хорроре «Дитя в ночи», повествующем о попытке контакта психоаналитика с мальчиком — свидетелем убийства своей семьи, уверенным, что преступление совершил Капитан Крюк.

В 1992 году выходят два кинофильма с участием Вуда. Душещипательную историю двух маленьких братьев, строящих странный летательный аппарат, дабы улететь от ненавистного отчима, поведал знаменитый режиссер Ричард Доннер на деньги Майкла Дугласа в ленте «Radio Flyer» (существует несколько переводов названия — «Радио-Экспресс», «Стремящийся ввысь» и т. д.). Доннеру таланты Элайджи расписал Барри Левинсон. Самое фантастичное в фильме то, что аппарат все-таки взлетает, унося в неведомые дали младшего из мальчишек (его сыграл будущий герой «Парка юрского периода» Джозеф Мазелло).

В блокбастере Стива Майнера «Вечно молодой» повествуется о военном летчике из 1939 года, оказавшемся в нашем времени с помощью криогенной камеры. Преследуемый всеми и вся, он получает помощь только от Нэта, маленького мальчика, поверившего в его историю. Пилот мог бы заменить мальчику отца, но прошлое неотвратимо догоняет — и летчик начинает стремительно стареть. Элайдже, сыгравшему Нэта, приходилось по роли даже самостоятельно управлять старинным бомбардировщиком. В «Вечно молодом» партнерами Элайджи стали такие мегазвезды, как Мел Гибсон, исполнивший роль летчика, и Джейми Ли Кертис — по фильму мать Нэта.

Популярность Элайджи все росла, и в 1993 году продюсеры осуществили довольно странный проект — свести в одном фильме двух самых известных детей-актеров. В драме «Хороший сын» герою Вуда предстоит непростая задача — противостоять настоящему дьяволу в обличии ребенка, маниакально и изобретательно убивающему окружающих. При этом зловещий герой в исполнении знаменитого «одно-домника» Маколея Калкина выглядит вполне благовоспитанным мальчиком. Фильм провалился в прокате — может быть, из-за трагической развязки, может быть, из-за трудной для американского восприятия проблемы выбора или из-за необычности роли вечного проказника Калкина, — но принес Элайдже жанровую премию «Сатурн», как лучшему молодому актеру года.

Каждый серьезный драматический киноактер непременно стремится попробовать себя в классике. Элайдже было предложено сыграть в Самой Главной Американской Классике — «Приключениях Гека Финна» (1993). Очередная экранизация замечательного романа вышла довольно слабой. Однако специалисты отметили игру Элайджи — особенно то, как он смог перевоплотиться из интеллигентного мальчика с правильным английским (кстати, Элайджа практически не учился в школе, а осваивал знания исключительно с репетиторами) в сорванца-беспризорника, блестяще имитирующего простонародный южный диалект.

Это было не последнее участие в классике и не последнее превращение В беспризорника: в 1997 году Элайджа сыграл Артфула Доджера в диснеевской телеэкранизации «Оливера Твиста».

После «Гека Финна» Элайджа продолжил пополнять свой список звездных партнеров. В «Войне», повествующей о жестоком противостоянии бедняцких детских группировок, отца героя Вуда играет Кевин Кестнер (редчайший случай: актер такого масштаба, как Кестнер, присутствует в фильме не более трети экранного времени). Основная мораль фильма — воевать это плохо — подается несколько назидательно, однако драматический эффект благодаря тонкой и сложной игре Элайджи весьма впечатляющий. Другой назидательный фильм того же 1994 года — комедия «Норт» — свел Вуда с Брюсом Уиллисом. В не очень удачной фантастической истории Роба Райнера об идеальном мальчике Норте, выбирающем себе идеальных родителей по всему миру, Брюс Уиллис неоднократно появляется на пути главного героя во всевозможных ипостасях — стрелка, уборщика, водителя (особенно хорош Уиллис в костюме Пасхального Зайца с морковкой в зубах). По мнению большинства критиков и зрителей, единственное достоинство картины — игра Вуда и Уиллиса.

Карьеру актера-ребенка Вуд завершает реанимацией старинной истории о дельфине Флиппере. Элайджа согласился на роль мальчика Сэнди, друга Флиппера, по одной лишь причине — ему страшно хотелось подружиться с дельфинами. Можно долго спорить, насколько фантастическими являются истории о почти разумных животных, но участие в картине Вуда и классика австралийского кино «крокодила Данди» Пола Хогана всколыхнуло интерес к братьям нашим меньшим из морских глубин. А для Элайджи наступила пора стать популярным актером-подростком или, как это называется в Штатах, teen idol.

Для начала была сложная психологическая драма Энга Ли «Ледяной шторм» (1997), повествующая о непростых и приведших к трагическому финалу взаимоотношениях двух семей. А в 1998 году на экраны вышли сразу две фантастические ленты с участием Элайджи Вуда: «Столкновение с бездной» («Удар из космоса») и «Факультет».

Известные продюсеры Дэвид Браун и Ричард Занук более 15 лет лелеяли идею перенести на экран историю столкновения Земли с гигантской кометой. Одно время фильм по предложенному сценарию рвался поставить сам Спилберг, но в итоге ограничился лишь продюсированием проекта. Появление картины совпало с бумом на фильмы-катастрофы: вспомнить хотя бы «Армагеддон» и «Астероид». Однако «Столкновение с бездной» — наиболее серьезная из ряда подобных. Режиссер Мими Ледер старается показать полную картину катастрофы: переплетение судеб, столкновение глобальных запросов человечества с личными интересами отдельных людей. В фильме три сюжетные линии, одну из них, историю юного гения-астронома, первым обнаружившего зловещий космический объект, а позже сделавшего свой выбор между смертью и любовью, представляет на суд зрителя Элайджа Вуд.

Здесь ему не удается спасти человечество, это делают другие, зато в «Факультете» Роберта Родригеса такой шанс ему предоставляется: ведь родную школу уже захватили и планируют завоевать всю планету злобные пришельцы-паразиты. И закомплексованный, всей школой унижаемый подросток-«ботаник» в исполнении Элайджи возглавляет группу школьников, способную остановить нашествие… Совсем недавно Вуд появился в еще одном фильме Родригеса «Дети шпионов 3D: Игра окончена» — на этот раз в совсем маленькой роли, тоже спасителя мира, правда неудачливого…

После «Факультета» и началась сказка под названием «Властелин Колец». Изредка Элайджа снимался в больших и небольших ролях, но трилогия Джексона затмила все. Пойдет ли мировая слава на пользу талантливейшему актеру — покажет время.

А пока он живет в уединенном флигеле во владениях матери (Санта-Моника), читает книги, слушает музыку из своей огромной коллекции дисков и категорически отказывается посещать голливудские богемные тусовки. Молва разносит слухи о его матримониальных планах в отношении немки Франки Потенте, известной нам по картинам Тома Тыквера «Беги, Лола, беги» и «Принцесса и воин». Элайджа познакомился с ней на съемках фильма «Семнадцатилетние». В ближайшее время на экраны выходит новая фантастическая лента с участием Элайджи «Негасимый свет безупречного ума», в которой показано общество, где людям разрешается стирать тягостные воспоминания. Герои Джима Керри и Кейт Уинслет, спохватившись, стараются восстановить стертые воспоминания о своей несчастной любви. Герой Элайджи помогает им в этом.

А весь мир нетерпеливо ждет третьего фильма саги о Кольце Всевластия и его хранителях. И уже не представляет себе Фродо в ином образе. Ведь поначалу многие сомневались: по описаниям Толкина, у хоббитов простоватые крестьянские лица, а у Фродо-Вуда «на лбу десять классов написано». Наш писатель Леонид Каганов иронизировал: «…у него в глазах печаль всего еврейского народа и вообще вид такой, будто только что отобрали скрипочку и выдали боевой меч…» Элайджа, словно в ответ, утверждал: но ведь Фродо действительно необычный хоббит. В то время как его соплеменники не интересуются ничем за пределами Хоббитании, Фродо увлечен легендами Средиземья, историями об эльфах и людях, он духовно близок Братству Кольца и находится в постоянном поиске истины.

Пожелаем Элайдже таких же поисков. Новых типажей, необычных ролей. Истины. Ведь горизонты молодых актеров чрезвычайно широки, и они способны явить нам еще очень много талантливо сделанных образов.

Дмитрий БАЙКАЛОВ

ИЗБРАННАЯ ФИЛЬМОГРАФИЯ ФАНТАСТИКИ ЭЛАЙДЖИ ВУДА

1989 — «Назад в будущее 2» (Back to the Future Part II)

1990 — «Дитя в ночи» (Child In the Night)

1992 — «День-О» (Day-O)

1992 — «Стремящийся ввысь» (Radio Flyer)

1992 — «Вечно молодой» (Forever Young)

1994 — «Норт» (North)

1996 — «Флиппер» (Flipper)

1998 — «Столкновение с бездной»/«Удар из космоса» (Deep Impact)

1998 — «Факультет» (The Faculty)

2001 — «Властелин Колец: Братство Кольца» (The Lord of the Rings: The Fellowship of the Ring)

2002 — «Властелин Колец: Две Башни» (The Lord of the Rings: The Two Towers)

2003 — «Вечное сияние солнца»/«Негасимый свет безупречного ума» (Eternal Sunshine of the Spotless Mind)

2003 — «Властелин Колец: Возвращение Короля» (The Lord of the Rings: The Return of the King)

2003 «Дети шпионов 3D: Игра окончена» (Spy Kids 3-D: Game Over)

Проза

Пол Макуоли Риф

Маргарет Гендерсон By, войдя в режим «телеприсутствия», направляла прокси в глубину рифта[4] Тигрис, когда ее вызвал Дзю Шо. Другие члены ее команды сдались один за другим, и теперь только она погружалась в расщелину шириной не более сотни метров между розоватыми скалами, покрытыми гладкими наростами. То был слой самых обычных вакуумных организмов — мозаика из сотен штаммов одного и того же вида. Тут и там из него торчали ярко-красные «плети» — виды-симбионты, откладывающие внутри своих оболочек кристаллы сульфата железа.

Казалось, что этот слой тянется вниз бесконечно. Еще ни один зонд или прокси не достигал дна рифта, до которого оставалось еще более тридцати километров. Микроскопические чешуйки железно-серных комплексов, отслоившиеся клетки, извергнутые шарики углеродных соединений и другие летающие частицы парили, словно туман или снег, а вакуумные организмы образовывали наросты и ажурные сетчатые структуры из нитей восстановленного металла, которые из-за какого-то фокуса сверхпроводимости создавали в радиодиапазоне широкополосный электромагнитный резонанс, пульсирующий подобно медленному биению гигантского сердца.

Все это забивало помехами канал «телеприсутствия» между операторами и прокси. Только что Маргарет «видела» панораму шириной в 320 градусов «глазами» микроволнового радара малютки-прокси, чувствовала, как вакуум непрерывно «высасывает» ее оболочку, ощущала резкий запах чрезвычайного холода (всего на тридцать градусов выше абсолютного нуля) и сложный вкус вакуумного смога (подгоревший сахар, горячая резина, смола), слабые струйки водорода, выбрасываемого из складчатого сопла прокси, когда та поддерживала ориентацию относительно поверхности скалы во время спуска, сжав тугой клубок щупалец вокруг клина релейного передатчика. А через секунду оказывалась в своем теле, лежащем внутри операторского кокона в теплой темноте — в глазах мелькают фосфены[5], а в ушах звучит «белый шум», пока блок связи подыскивает работающую частоту, связывается с прокси, и — щелк! — она снова опускается в провал между розовыми скалами.

Сработал сигнал экстренного вызова, вспыхнув по панораме белыми звездочками.

— Вас вызывают, босс, — прозвучал голос ее заместителя, Эрика Керенайи.

Маргарет заблокировала и сигнал, и звуковой канал. Она уже спустилась на километр ниже своего предыдущего рекорда и хотела опуститься как можно ниже, прежде чем закрепить телеметрическое реле. Развернув прокси по продольной оси, она увеличила рабочую амплитуду микроволнового радара. Далеко внизу стали различимы холмики и бугры, прилепившиеся к плоской поверхности скалы, тек-стурированные выступы, напоминающие мозговой коралл, бессистемно ориентированные кратеры. И что-то еще — облака органических веществ. Возможно, это…

Снова экстренный вызов. Эрик отключил ее блокировку.

Маргарет выругалась и подлетела к скале, распрямляя щупальца и всаживая клин передатчика в розоватую шершавую поверхность, покрытую черными сосочками и напоминающую гигантский язык, мгновенно примерзший ко льду. Реле автоматически выстрелило якорные зацепы. Отдача отшвырнула малютку-прокси, заставив ее кувыркаться, пока она рефлекторно не стабилизировалась, ловко выпустив струйки газа. Картинка забилась пятнышками помех, восстановилась, но связь тут же полностью прервалась. Маргарет нажала клавишу, превращающую кокон в кресло. Закрывающая лицо маска автоматически поднялась.

Перед ней стоял Эрик Керенайи.

— Босс, с вами хочет поговорить Дзю Шо. Немедленно.

* * *

Работу им предложили в форме «закрытого контракта». Точную информацию о том, в чем эта работа будет заключаться, ученые получили, только когда хабитат — космическое поселение — уже отправился в путь. Но всем установили хорошие оклады и пообещали щедрые премиальные после завершения, и Маргарет Гендерсон By, выиграв конкурс на этот контракт, прихватила с собой большую часть своих коллег с предыдущей работы и стала лелеять робкую надежду, что это событие наконец-то переломит тяготеющее над ее семьей невезение.

Ученые оказались на «Ганапати», новом хабитате, основанном в результате альянса двух старейших патрицианских семей Содружества. Он имел стандартную конструкцию: базальтовый астероид, выжженный изнутри гигаваттным рентгеновским лазером. Выброшенные через сопла остатки испаренной породы придали глыбе вращение, обеспечивающее на внутренней поверхности «оболочки» силу тяжести в две десятых от земной. На условной корме расположились заводы и мощные двигатели, Имея арендованные устройства искусственного интеллекта для перемалывания информации и фабрики, синтезирующие экзотические пластики из биомассы сахарного тростника и масла генетически усовершенствованного рапса, хабитат получал доход, вполне достаточный для выплаты процентов по займу на свое сооружение, взятому на бирже Содружества, но слишком скромный для привлечения новых граждан и рабочих. Он все еще не был окончательно оборудован, а население составляло лишь треть от оптимального.

Его Звездная Палата — молодая, амбициозная и нетерпеливо стремящаяся обрести независимость, от своих семей — решила сыграть по-крупному, И теперь они гнались за легендой.

Восемьдесят лет назад на астероиде, расположенном на внешнем краю Пояса Куйпера, был начат эксперимент по ускоренной эволюции хемоавтотрофных[6] вакуумных организмов. Экспериментом управляла холдинговая компания, зарегистрированная на Ганимеде, но ее истинным тайным владельцем был Демократический Союз Китая. В те дни компаниям и правительствам Земли было запрещено действовать в Поясе Куйпера, который считал своей собственностью и яростно защищал некий внеземной картель. Его гегемония завершилась после Тихой войны, однако эта же война уничтожила и все архивы эксперимента. Даже Демократический Союз Китая исчез с карт, поглощенный Тихоокеанским Содружеством.

В Поясе Куйпера насчитывалось более пятидесяти тысяч объектов с диаметром свыше сотни километров и миллионы более мелких, а плоскость их орбит растянулась между орбитами Нептуна и Плутона. Где-то среди них и затерялся экспериментальный планетоид Энки, названный в честь одного из вавилонских богов творения. Энки стал легендой, подобно Детскому хабитату, комете-призраку, пиратскому кораблю с экипажем из оживленных мертвецов или раю для рабочих на Зелени Фиддлера.

А затем, через сорок пять лет после окончания Тихой войны, некая охотница за информацией накопала ее достаточно, чтобы реконструировать эксцентрическую орбиту Энки. И продала эти сведения «Ганапати». Хабитат купил рабочее время массива телескопов на Уране, исследующего дальний космос, и убедился, что планетоид действительно находится там, где ему следует быть: чуть далее семи миллиардов километров от Солнца на момент наблюдения.

На этом точные сведения обрывались. Эксперимент вполне мог завершиться провалом вскоре после начала, но если он продолжается до сих пор, то его результаты могут подарить хабитату «платиновый» кредит на Бирже. Маргарет и ученые из ее команды получат, разумеется, лишь свои зарплаты и премиальные — за вычетом налогов на воздух, пищу и воду, а также стоимости всего, что они купят на местные денежные сертификаты в магазинах хабитата. Рабочие-контрактники не получат даже этого. Подобно любому хабитату Содружества, «Ганапати» имел структуру древнегреческой республики и управлялся гражданами (они же владельцы акций), живущими в живописных парках на внутренней поверхности. Работали же там наемные работники и контрактники, обитающие в жилых туннелях и бараках, оборудованных внутри каменной шкуры «Ганапати».

Во время долгого полета ученым платили по минимуму, гораздо меньше, чем неквалифицированным техникам, занятым на фермах или заводах, или слугам, обслуживающим дома граждан. На «Ганапати» не хватало продуктов, потому что очень много биомассы было использовано для производства биохимикатов, ушедших на экспорт. Любая пища (за исключением базового рациона) стоила дорого, и Звездная Палата хабитата искусно манипулировала ценами. Когда «Ганапати» добрался до Энки и контракты ученых были активированы, цены на продовольствие возросли. Техники и слуги неожиданно обнаружили, что им по карману лишь мизерное количество плохо обработанных пищевых дрожжей. Их возмущение вылилось в драки и стычки на ножах и завершилось небольшим бунтом, который местная полиция, так называемые Белые Мыши, подавила с помощью газа. Маргарет пришлось выкупать из-под ареста нескольких своих товарищей, а затем промывать им мозги и гневно напоминать, что их поведение может лишить премиальных всю команду ученых.

— Мы должны защищать свою честь, — заявил один из бунтарей.

— Не будь идиотом, — ответила Маргарет. — Граждане сталкивают лбами рабочих и ученых, а заодно неплохо зарабатывают, повышая цены на продовольствие. Будь доволен, что можешь купить приличную еду, и держись подальше от неприятностей.

— Но ведь они вас оскорбляли, босс! Из-за того, что вы…

Маргарет пригвоздила его взглядом. Она стояла на стуле, но все равно была на добрую голову ниже столпившихся вокруг коллег.

— Я веду только собственные сражения. И так было всегда. А ты помни о премиальных и помалкивай. Все окупится. Это я вам обещаю.

И все действительно окупилось, потому что они обнаружили риф[7].

Когда-то очень давно Энки получил удар такой силы, что астероид расплавился и раскололся на два больших куска и тысячи фрагментов. Один из фрагментов до сих пор обращался вокруг Энки, превратившись в крошечную луну, и именно начнем установили ИИ — искусственный интеллект, управлявший экспериментом. Прочие вновь сошлись, стянутые слабыми силами притяжения, но остыли быстрее, чем слияние завершилось, оставив огромную глубокую трещину на экваторе — рифт Тигрис.

Команда Маргарет обнаружила, что вакуумные организмы хаотично разрослись в самой глубокой части рифта, черпая энергию из окисления элементарной серы и двухвалентного железа и превращая углеродистые материалы в полезные органические соединения. Ученые увидели корочки и пластины, образования, напоминающие тонкую ткань, свернутую в хрупкие свитки, пучки органных трубок, лианы, изящные кружева. Некоторые питались другими — одна корочка медленно разрасталась, поглощая другую. Другие выглядели паразитами и выпускали разветвленные отростки, пронизывающие тела своих жертв. Организмы, добывающие воду, призывали на помощь окислителей серы, обменивая драгоценную воду на энергию и образуя бородавчатые наросты, напоминающие стромалиты[8]. Иные образования имели более ста метров в поперечнике и наверняка являлись самыми большими колониями прокариотов[9] в исследованной части Солнечной системы.

Какое разнообразие, и всего через восемьдесят лет ускоренной эволюции! Одичавшая красота, победившая холод и мрак. Потенциал, способный накормить миллиарды. Свои премиальные ученые уже заработали, потому что граждане «Ганапати» станут миллиардерами.

Все свободное время Маргарет тратила на исследование рифа с помощью прокси и заставляла свою команду упорно преодолевать проблемы, возникающие при проникновении в глубины рифта. Она влюбилась в этот риф, хотя не призналась бы в этом даже самой себе. Маргарет отправилась бы на исследования даже лично, если бы Звездная Палата такое разрешила, но, как и в большинстве хабитатов, граждане «Ганапати» не любили, когда их работники наведывались туда, куда сами они отправляться не собираются.

Стало ясно, что эксперимент вышел далеко за рамки первоначально заданных параметров, но причин этого не знал никто. Наблюдавший за экспериментом ИИ отключился уже лет тридцать назад. Питавший его примитивный термоядерный реактор на протонных пучках еще действовал, но сам ИИ прожил меньше, чем те организмы, которыми он был призван манипулировать.

Его задача казалась простой. На участках рифта, богатых серой и двухвалентным железом, были высажены колонии десятка видов медленно растущих хемоавтотрофов. Затем были вызваны тысячи случайных мутаций. Большинство колоний погибло, а немногие выжившие собраны, вновь подвергнуты мутагенной обработке и высажены заново. Такой цикл повторялся каждые сто дней.

Однако ИИ делал отбор лишь на скорость роста, а не приспособительное разнообразие, и на семинарах ученых вспыхивали жаркие споры о возможных причинах столь неожиданного богатства рифа. Лишь очень немногие считали, что это просто результат ускоренной эволюции. В благоприятных условиях многие земные бактерии делятся каждые двадцать минут, а некоторые бактерии проходили путь от сопротивления антибиотику до полной зависимости от него и включения в метаболизм в качестве питательного вещества менее чем за пять дней, то есть всего за триста шестьдесят поколений. Но то была лишь биохимическая адаптация. Наивысшая скорость деления вакуумных организмов рифта составляла менее раза в сутки, и хотя это означало более тридцати тысяч поколений с момента засева рифа — полмиллиона лет в человеческом эквиваленте, — эволюционное разнообразие здесь оказалось примерно таким, как если бы неандерталец только в результате эволюции заполнил на Земле все мыслимые ниши обитания млекопитающих, от летучих мышей до китов.

Поисковая команда Маргарет изучала риф и отбирала образцы тридцать дней. Кластерный анализ подсказывал, что они идентифицировали менее десяти процентов видов, образовавшихся после первоначального засева. А теперь и показания радаров намекали на то, что имеются изменения в еще неисследованных областях самой глубокой части рифта Тигрис, куда прокси пока еще не проникли.

Маргарет отметила это на последнем семинаре:

— Мы выдвигаем гипотезы, основываясь на неполной информации. И мы еще очень многого не знаем. Судя по результатам отбора образцов, вдали от поверхности Энки разнообразие жизни возрастает. И в глубинной части рифта могут отыскаться еще тысячи новых видов.

— А нам и не нужно знать все, — лениво возразил из дальнего угла Опи Киндред, главный генетик. — Нам не за это платят. Мы уже отыскали несколько видов, превосходящих коммерческие культуры по всем параметрам. «Ганапати» сможет на этом заработать, а мы получим премиальные. И кому какое дело, откуда эти виды взялись?

— Мы здесь все ученые, — возразил Арн Ниведта, шеф биохимиков. — И нас должна интересовать суть явлений. А правда, Опи, что твои таинственные эксперименты — всего лишь испытания на скорость роста? Если да, то я разочарован.

Генетики основали на поверхности «Ганапати» экспериментальную станцию и никого туда не пускали.

— Я не обязан перед тобой отчитываться, — ухмыльнулся Опи.

Его слова встретили возгласами возмущения. Ученые устали, а в комнате было жарко и душновато.

— Информация должна быть свободной, — заявила Маргарет. — Мы все работаем ради единой цели. Или ты надеешься на дополнительные премиальные, Опи?

В комнате послышалось перешептывание. По традиции все премиальные накапливались в общем котле, а в конце миссии делились между командами специалистов.

Опи Киндред был человеком умным и удачливым, хотя и несколько мрачноватым, словно мир представлял для него сплошное разочарование. Своей командой он руководил жестко и быстро отыскивал недостатки у других людей. И Маргарет стала естественной мишенью его насмешек — приземистая и мускулистая коротышка с Земли, которой приходилось принимать специальные препараты, чтобы выживать в условиях микрогравитации, и у которой волосы росли в самых неожиданных местах. Презрительно уставившись на нее, Опи заявил:

— Меня удивляет тон этого совещания, доктор By. И все эти ни на чем не основанные дурацкие предположения. Я уже час тут сижу, но ничего полезного не услышал. Нам платят за результаты, а не за разработку гипотез. От вашей команды мы слышим лишь оправдания, в то время как нам нужны образцы. Мне проблема представляется достаточно простой. Если что-то создает помехи вашим прокси, то следует задействовать роботов. Или послать людей и собрать образцы вручную. Почти все, что вам удалось добыть, мы уже пустили в дело. И мне нужно больше исходного материала — особенно после результатов моих последних открытий.

— Но роботам тоже нужны релейные передатчики, — заметил Эрик Керенайи.

— Если ими дистанционно управляют операторы, то конечно, — отозвалась Орли Хиггинс. — Но я не вижу нужды в ручном управлении. Совсем нетрудно запрограммировать их на спуск, сбор образцов и возвращение.

Орли возглавляла команду, которой удалось взломать испорченные коды ИИ, и она симпатизировала Опи Киндреду.

— Прокси отказывают в любом случае — как с ручным управлением, так и без него, — возразила Маргарет, — к тому же они сами по себе не глупее любого робота. И я с удовольствием спустилась бы сама, но Звездная Палата мне это запретила. Они боятся, что мы что-нибудь найдем, если отправимся туда, где они не смогут за нами следить.

— Осторожнее, босс, — прошептал Эрик Керенайи. — Нас наверняка подслушивают Белые Мыши.

— А мне все равно. С вежливыми просьбами покончено. Нам нужно туда спуститься, Эрик.

— Конечно, босс. Но оказаться под арестом за подстрекательство к неповиновению — это не выход.

— На верхних уровнях тоже имеется кое-какой интересный материал, — заметил Арн Ниведта. — Причем коммерческий, как ты сам отметил, Опи.

Все согласно закивали. Риф мог сделать «Ганапати» богатейшим хабитатом во Внешней Системе, где дальнейшая экспансия человечества сдерживалась доступностью связанного углерода. Ядро кометы даже скромных размеров — скажем, десяти километров в диаметре — и сдобренное всего лишь одной сотой процента углеродистых материалов содержит пятьдесят миллионов тонн углерода, в основном льда из метана и оксида углерода, прикрытого с поверхности смолистыми длинноцепочечными углеводородами. А некоторые планетоиды наполовину состоят из метанового льда. Но большинство вакуумных организмов преобразовывало простые соединения углерода в органику, используя энергию солнечных лучей, уловленных различными фото-синтетическими пигментами, и поэтому могло расти лишь на поверхности планетоидов. Никому еще не удавалось вывести вакуумные организмы, которые могли бы эффективно перерабатывать сердцевину планетоидов, используя другие источники энергии. Но именно такие организмы появились на рифе в результате ускоренной эволюции. И это позволит перерабатывать огромное количество объектов в Поясе Куйпера и даже дальше — в далеком облаке Оорта.

Арн Ниведта дождался тишины и добавил:

— Конечно, если образцы с рифа пройдут испытания. Как насчет этого, Опи? Они коммерчески пригодны?

— У нас собственные представления о коммерциализации, — ответил Опи. — Думаю, вы еще узнаете, что именно в наших руках находится ключ к успеху.

Биохимики и поисковики разразились криками и воплями. Присутствующие мгновенно разделились. Маргарет заметила, как кто-то из ее команды выхватил из чехла острую отвертку, мгновенно перехватила занесенную руку и стиснула ее с такой силой, что мужчина вскрикнул.

— Не лезь! — прошипела она. — И помни, что мы ученые.

— Мы слышали о том, что в глубине разнообразие видов больше, но туда якобы не добраться, — процедил Опи, презрительно приподняв тонкую верхнюю губу. — Тут можно заподозрить саботаж.

— Прокси работоспособны в верхней части рифта, — ответила Маргарет, — и мы упорно трудимся над тем, чтобы они действовали и на глубине.

— Будем надеяться, что у вас получится, — подвел итог Опи. Он встал, и все члены его команды тоже. — Я возвращаюсь к работе, и вам следует поступить так же. Особенно вам, доктор By. Возможно, вам лучше заняться своими прокси, чем планировать бессмысленные экспедиции.

Вот так семинар завершился ссорой, не выработав никаких продуктивных результатов, а сообщество ученых разделила черта враждебности.

— Опи интригует, чтобы в конце концов приписать все заслуги себе, — сказал, обращаясь к Маргарет, Арн Ниведта — дружелюбный энтузиаст, высокий даже для внешнесистемника и худой, как рельс. Рядом с Маргарет он сутулился, стремясь казаться ниже. — Он отчаянно хочет стать гражданином, поэтому и мыслит как один из них.

— Господи, да мы все хотим стать гражданами! — воскликнула Маргарет. — Ну кому нравится так жить?

Она махнула рукой, показывая на переполненный бар с голыми каменными стенами, низким потолком, ярким резким светом, запахом дешевого пива и пота посетителей. Ее родители когда-то были гражданами. Пока не попали в полосу невезения. И дело было вовсе не в том, что она желала вернуть те счастливые дни — Маргарет их почти и не помнила, — ей просто хотелось лучшего.

— Граждане спят на шелковых простынях, едят натуральное мясо и играют в свои дурацкие игры, а нам приходится работать за них, да еще при ограниченном бюджете. Риф — это открытие столетия, Арн, но боги запрещают гражданам переутомляться. Поэтому мы вкалываем, а они почивают на розовых лепестках и загребают всю славу себе… Опи сволочь, — задумчиво проговорила Маргарет после паузы, — но сволочь умная. И выбрал самый подходящий момент, чтобы ткнуть в меня пальцем.

Потери прокси стали нарастать по экспоненте, а фермы на «Ганапати», где их разводили, дошли до критической черты. Едва потери превысят воспроизводство, масштабы исследований нужно будет резко сократить, иначе в ход придется пустить племенное стадо, а на такой риск «Ганапати» пойти не мог.

И тут, через день после того злосчастного семинара, Маргарет вызвали из очередной экспедиции к самому председателю Звездной Палаты «Ганапати».

* * *

— Нас не устраивают результаты ваших исследований, доктор By, — заявил Дзю Шо. — Вы много обещаете, но мало даете.

Маргарет быстро взглянула на Опи Киндреда, и тот ухмыльнулся. Сейчас он был облачен с белую тунику с золотой окантовкой и белые гетры; бритый череп сиял маслом, наманикюренные ногти отбрасывали радужные блики. Маргарет, едва успевшая вернуться из кокона управления прокси, была одета в мешковатый серый комбинезон. На руках, ногах и тоже выбритом черепе оставались липкие пятна электропроводной пасты для крепления электродов, от одежды попахивало потом.

Сдержав гнев, женщина ответила:

— Я подавала ежедневные отчеты о проблемах, с которыми мы сталкиваемся. Мы движемся вперед медленно, но уверенно. Мне только что удалось закрепить релейный передатчик на целый километр ниже предыдущей точки.

Дзю Шо отмахнулся от ее слов. Обнаженный и гладкий (подкожный жир у него был распределен равномерно, как у тюленя), он полулежал в кресле из синего геля. Округлая безволосая голова очень напоминала яйцо. Рядом с ним сидела юрист хабитата в сером деловом костюме — аккуратная молодая женщина. Опи Киндред и Арн Ниведта сидели на низких стульях, формально признавая превосходство Дзю Шо. За их спинами на границе травянистой поляны стояли несколько слуг.

Действие происходило на границе поместья Шо, в рощице из смоковниц, бамбука и оплетенного плющом быстрорастущего баньяна. Над головами, повторяя изгиб внутренней поверхности хабитата, простирался парковый ландшафт — пятнышки редких, недавно посаженных рощиц, луга и сады. Летуны, надев разноцветные треугольные крылья, совершали пируэты вокруг оси невесомости. Прямо над их головами на перевернутом изумрудно-зеленом лугу паслись мамонты размером с крупную собаку. Парк тянулся вдаль — вплоть до обнесенного защитным валом кольцевого озера диаметром три километра и огромных ферм, занимающих почти всю оставшуюся внутреннюю поверхность хабитата. Поля чечевицы, пшеницы, томатов, риса, экзотических овощей, фруктовые рощи для питания граждан и бесконечные поля сахарного тростника, масличного рапса для биохимической промышленности и дрожжевых баков.

— Несмотря на незначительные достижения поисковой команды, — заговорил Дзю Шо, — мы получили необходимое благодаря работе доктора Киндреда. Именно это мы и намерены обсудить.

Маргарет взглянула на Арна, тот пожал плечами. Ухмылка Опи Киндреда стала шире.

— Моя команда установила, откуда здесь такое разнообразие видов, — пояснил он. — Вакуумные организмы изобрели секс.

— Мы и так знали, что у них половое размножение, — заметил Арн. — Как иначе они могли эволюционировать?

Команда Арна выяснила, что вакуумные организмы могут обмениваться генетическим материалом через пилии — микроскопические полые трубочки, прорастающие между клетками или нитями гифов[10]. Аналогичным способом в популяциях земных бактерий распространяются гены сопротивляемости антибиотикам.

— Я имел в виду не генетический обмен, а генетическую рекомбинацию, — уточнил Опи. — Сейчас объясню.

Генетик взял инфоблокнот и стал проецировать в воздух плоские голографические кадры с цветными схемами, графиками и изображениями. Маргарет быстро погрузилась в поток данных, опережая скупые пояснения Опи.

Это нельзя было назвать нормальным половым размножением. Тут не существовало ни разных полов, ни даже комплементарных[11] размножающихся штаммов. Посредниками служили виды, агрессивно колонизирующие талломы[12] других организмов. Маргарет видела это, множество раз, но до сих пор считала такие организмы просто паразитами. На самом же деле, судя по пояснениям Опи, их, скорее, следовало называть вампирами.

Мелькали изображения, сменяясь фильмами, смонтированными на основе сотен часов записей, сделанных блуждающими прокси. Вот колония черных, покрытых коркой организмов, встречающихся во всей исследованной области рифта. Время ускоряется. Колония увеличивает свой периметр пульсирующими рывками. И по мере роста отшелушивает с поверхности микроскопические частицы. Камера показывает крупным планом одну из таких частиц — несколько клеток, обернутых нитями с запасом питательных веществ внутри.

Миллионы таких крошечных пакетиков носятся в вакууме. Опустившись на таллом организма-хозяина, он впрыскивает в одну из его клеток генетический груз. Камера перемещается внутрь одной из таких клеток. Нити углеводно-белкового комплекса заполняют ее изнутри, словно хитроумно свернутая паутина. В одном месте напряженная клеточная стенка лопается, и пакет ДНК, упакованный в оболочку из гидратированных глобулинов[13] и ферментов, вырывается на волю. Пакет содержит геномы как паразита, так и его предыдущей жертвы. Он ухватывается за белковые нити и ползет вдоль них, цепляясь микротрубчатыми коготками, пока не сливается с исходной кольцевой ДНК клетки.

У паразита имеется фермент, разрезающий нити генетического материала на отрезки произвольной длины. Отрезки рекомбинируются, образуя химерные клетки, содержащие генетическую информацию теперь уже от двух жертв, причем геном хищника, подобно вставленному тексту, вплетен между ними.

Процесс суетливого свертывания и развертывания нитей ДНК повторяется во время воспроизводства химерных клеток. Это грубый процесс с непредсказуемым результатом. Большая часть потомства имеет неполные или некомплементарные копии генома (и поэтому нежизнеспособна) или же так много копий, что транскрипция[14] проходит неуверенно и с ошибками. Но несколько потомков из тысячи оказываются жизнеспособными, а несколько из них — еще более здоровыми и энергичными, чем любой из родителей. Из считанных клеток они размножаются сперва до пятнышка, а в конце концов полностью поглощают родительскую матрицу, внутри которой оказались. Маргарет увидела снимки, показывающие каждую стадию этой трансформации во время лабораторного эксперимента.

— Вот почему я поделился этой информацией только сейчас, — пояснил Опи Киндред, закончив выступление. — Я должен был сперва подтвердить правильность моей теории экспериментально. А поскольку процедура репликации настолько неэффективна, нам пришлось отсеять тысячи химер, пока мы не получили штамм, переросший родителя.

— Весьма странная и необычная форма воспроизводства, — сказал Арн. — Паразит умирает, чтобы его потомство могло жить.

— Она еще интереснее, чем вы можете представить, — улыбнулся Опи.

Следующая последовательность кадров показала ту же колонию, теперь явно зараженную видом-паразитом — ее розоватую поверхность усеивали черные пятна. Время опять ускорилось. Пятна увеличились, слились, выбросили облако спор.

— Едва химера перерастает родителя, — продолжил Опи, — гены паразита, воспроизведенные в каждой клетке таллома, активируются. Клетки хозяина трансформируются. Все это весьма напоминает поведение РНК-вируса, но с той разницей, что вирус не просто разрушает клеточные механизмы производства белков и РНК. Он захватывает саму клетку. Теперь цикл завершен, и паразит выбрасывает споры, которые, в свою очередь, заразят новых хозяев.

А вот в чем заключается двигатель эволюции. В некоторых зараженных клетках геному паразита не дают проявить себя, и хозяин становится невосприимчивым к инфекции. Это нечто вроде бега Черной Королевы. Давление эволюции заставляет паразита производить новые заразные формы, а хозяев — сопротивляться им, и так далее. Тем временем виды-хозяева получают выгоду от новых генетических комбинаций, которые в ходе отбора шаг за шагом повышают скорость их роста. Сам по себе процесс случаен, однако он непрерывен и происходит в огромных масштабах. По моим оценкам, каждый час образуются миллионы рекомбинантных клеток, хотя, возможно, лишь одна из десяти миллионов оказывается жизнеспособна и лишь одна из миллиона значительно превосходит родителей в скорости роста. Однако и этого более чем достаточно для объяснения обнаруженного на рифе разнообразия.

— И давно ты об этом знал, Опи? — поинтересовался Арн.

— О своих открытиях я сообщил Звездной Палате лишь сегодня утром. Работа оказалась весьма сложной. Моим людям пришлось трудиться в режиме очень серьезных ограничений, используя методы биозащиты по первому классу — как с древними вирусами иммунодефицита.

— Да, разумеется, — согласился Арн. — Мы ведь не знаем, что случится, если споры заразят корабль.

— Совершенно верно, — подтвердил Опи. — Поэтому риф опасен.

Услышав это, Маргарет мгновенно ощетинилась.

— А ты проверял, как долго споры сохраняют жизнеспособность? — резко спросила она.

— Есть множество данных о выживаемости бактериальных спор. Многие из них остаются живыми тысячи лет в вакууме и почти при абсолютном нуле. И вряд ли имело смысл…

— Ты даже не удосужился проверить, — процедила Маргарет. — Господи, ты хочешь уничтожить риф, и у тебя нет доказательств. Ты о них не подумал.

В сообществе ученых эти слова считались самым худшим оскорблением.

Опи покраснел, но, прежде чем он успел ответить, Дзю Шо поднял руку, и его работники послушно замолчали.

— Звездная Палата проголосовала, — сообщил Дзю Шо. — Нам ясно, что мы получили все, что хотели. Риф опасен и должен быть уничтожен. Доктор Киндред предложил последовательность действий, которая кажется нам подходящей. Мы отравим организмы, окисляющие серу, и тем самым убьем риф.

— Но мы ведь не знаем…

— Мы не обнаружили…

Маргарет и Арн заговорили одновременно. И вместе замолчали, когда Дзю Шо снова поднял руку.

— Мы выделили коммерчески полезные штаммы, — сказал он. — Очевидно, что мы не можем использовать выделенные организмы, поскольку в каждой их клетке содержится паразит. Однако мы способны синтезировать полезные последовательности генов и вплести их в уже имеющиеся коммерческие штаммы вакуумных организмов для улучшения их качества.

— Хочу возразить, — заявила Маргарет. — Здесь мы имеем дело с уникальным явлением. Шансы на то, что оно когда-либо повторится, минимальны. Мы обязаны исследовать его дальше. Возможно, мы сумеем отыскать средство против паразита.

— Это маловероятно, — сказал Опи. — Невозможно удалить паразита из клеток хозяина с помощью генной терапии, потому что паразиты спрятаны в хромосомах хозяина и перетасованы в различных комбинациях в каждой из триллионов клеток, образующих риф. Однако будет совсем нетрудно изготовить яд, который заблокирует реакции окисления серы, общие для различных видов организмов рифа.

— Его производство одобрено, — сообщил Шо. — На это потребуется… какой срок вы называли, доктор Киндред?

— Нам нужно огромное количество, поскольку биомасса рифа очень велика. Как минимум десять дней. Но не более пятнадцати.

— Мы так и не исследовали риф должным образом, — заговорил Арн. — Поэтому мы не можем пока сказать, что возможно, а что невозможно.

Маргарет согласилась, но, прежде чем она успела добавить и свои возражения, звякнул вставленный в ухо коммуникатор, и голос Эрика Керенайи виновато произнес:

— Неприятности, босс. Требуется ваше присутствие.

* * *

В помещениях поисковой группы царила неразбериха, однако ей было далеко до хаоса на самом рифе. Маргарет пришлось трижды переключаться с одной прокси на другую, пока она не отыскала работающую. Прокси вокруг нее вместо парения в вакууме в виртуальной невесомости дергались и виляли, словно подхваченные сильными потоками воздуха.

Все это происходило на глубине около четырех тысяч метров, где состоящие из азотного льда стены рифта пронзали редкие бледно-желтые и розовые прожилки серы и органических примесей. Привкус вакуумного смога был здесь очень силен, ощущаясь горелой резиной на губах и языке Маргарет.

Пока женщина оглядывалась, в ее сторону, разгоняясь, направилась прокси. Проскочив мимо, она срикошетила от поверхности замерзшего азота и завертелась, выбрасывая из сопел струйки газа и пытаясь стабилизироваться.

— Скотина, — прошипел в ухо Маргарет управлявший прокси Ким Найи. — Извините, босс. Я уже пять штук потерял, а теперь и эта на очереди.

На другой стороне расщелины, в сотне метров от Маргарет, две свихнувшихся прокси, кувыркаясь, падали вниз. Зрение Маргарет на мгновение превратилось в цветной негатив, потом отказало, затем снова стало нормальным.

— Сколько всего потеряно? — спросила она.

— Да почти все. Мы пустили в ход тех прокси, что были наверху, на равнине. Но стоит им спуститься вниз, как и у них начинает «ехать крыша».

— Отгони нескольких наверх, к пункту сбора образцов. Нужно сделать вскрытие.

— Нет проблем, босс. Сами-то вы в порядке?

— Уже нет, — ответила она, и тут прокси мощно выбросила из дюзы порцию газа, устремляясь в глубину расщелины.

То был отчаянный полет. Прокси истратила все свои запасы газа, непрерывно ускоряясь и мчась, как стрела. Промелькнули, размазываясь от скорости, кораллоподобные наросты, затем длинные полосы питающихся серой организмов. Прокси зацепила одну из сузившихся стенок и безумно закувыркалась.

Контроль над ней Маргарет уже утратила, превратившись в беспомощного, но воодушевленного пассажира. Она давно миновала место, где недавно установила реле, а полет-падение все продолжался. Связь с прокси начала нарушаться. Маргарет утратила всякое ощущение пространственной ориентации, хотя, если учесть кувыркающееся падение прокси, это стало благословением. Затем начал отказывать микроволновой радар, и поле ее зрения, окрашенное в условные цвета, стало забиваться пятнышками растра. Каким-то образом прокси все же удалось стабилизироваться, и теперь она падала головой вперед к совершенно неизвестным регионам у дна рифта. Маргарет мельком успевала замечать какие-то структуры, выступающие над поверхностью стен. А затем связь оборвалась, и она вновь очнулась на кушетке — мокрая от пота. Ее слегка мутило.

Скверно. Утрачено более девяноста пяти процентов прокси. Большая часть из них, подобно прокси Маргарет, сгинула где-то возле дна. Несколько штук, поврежденные после столкновений, дрейфовали среди колоний организмов на рифе, однако прокси, посланные их вернуть, тоже вышли из-под контроля и оказались утраченными. Стало ясно, что всех их поразила какая-то инфекция. В распоряжении Маргарет оказалось несколько подобранных роботом мертвых прокси, и она приказала собрать всех уцелевших и держать их подальше от глубинной части рифта, где процветали вакуумные организмы. А затем отправилась в свою комнатушку и принялась ждать, когда ее вызовет Звездная Палата.

* * *

Звездная Палата аннулировала контракт Маргарет, обосновав это невыполнением обязательств и возможным подстрекательством (ее высказывание на семинаре было записано). Маргарет переселили из отдельной жилой ячейки в подсобное помещение на одном из нижних уровней и направили работать на ферму.

Она думала о своих родителях.

Они уже были здесь прежде.

Она думала о рифе.

Она не могла о нем забыть.

И спасет его, если сумеет.

Эрик Керенайи держал ее в курсе событий. Поисковой команде и их прокси разрешили работать лишь в верхней части рифа. На исследование глубинных областей отправились укомплектованные людьми группы под руководством Опи Киндреда — ему доверяли там, где не доверяли Маргарет, — но если они что-либо и обнаружили, то прочим командам ученых об этом не сообщали.

Маргарет работала на дынных полях, когда ее отыскал Арн Ниведта. Растения, уходившие корнями в гидропонные трубки, лежали на гравийных подушках под ослепительно яркими лампами. Было очень жарко, удушающе пахло разбавленными фекальными водами. Повсюду кишели маленькие желтые муравьи. Маргарет работала, засунув концы брючин под закатанные высокие носки и нацепив зеленые наглазники. Орудуя тонкой кисточкой, она переносила пыльцу на рыльца дынных цветков.

Арн приблизился, прыгая между длинными грядками и напоминая бледное чучело, замыслившее побег. На нем были лишь обтягивающие черные шорты и сетчатый пояс с карандашами, ручками, маленькими серебристыми инструментами и инфоблокнотом.

— Должно быть, они тебя ненавидят, раз засунули в такую навозную дыру, — сказал он.

— Я должна работать, Арн. Работать или голодать. Но я не против. Я выросла, вкалывая на полях.

Маргарет немного солгала — ее родители были специалистами по экосистемам. Но завершилась их карьера именно так.

— Я пришел тебя спасти, — радостно сообщил Арн. — Я могу доказать, что виновата была не ты.

Маргарет выпрямилась, прижав руку к пояснице, где сосредоточилась постоянная боль.

— Разумеется, то была не моя вина, — сказала она. — Ты в порядке?

Ниведта принялся подпрыгивать, по очереди отряхивая голые ноги с длинными пальцами. Его облепили муравьи. Пальцы на ногах у Арна загибались, словно на руках: ни дать ни взять обезьяна.

— У муравьев сейчас нечто вроде демографического взрыва, — пояснила женщина. — Мы пока на стадии между развитием и стабилизацией. Когда экосистема станет зрелой, цикличность сгладится.

Арн снова отряхнул ноги. Ловкий большой палец сбросил муравья с пятки.

— По-моему, муравьи хотят включить меня в кругооборот.

— А мы и так включены в кругооборот, Арн. Растения кормятся фекальными водами, а мы поедаем растения. — Маргарет заметила, что к ним с соседнего поля направляется надсмотрщик. — Здесь мы не сможем поговорить. Встретимся у меня после работы.

* * *

В новой комнатушке Маргарет едва хватало места для гамака, шкафчика и крошечного санузла. Каменные стены прикрывал кое-как напыленный и неровный слой тускло-зеленой волоконной штукатурки. За выходящим в уличный туннель овальным входным люком постоянно шумели пешеходы, а вентилятор, несмотря на прилаженный к нему Маргарет фильтр, все равно нагонял внутрь запахи масла и подгоревшей пищи. Над головной стойкой гамака хозяйка комнаты повесила панораму Нью-Йорка, в котором родилась, а стены украсила десятком глянцевых фотографий рифа. Если не считать фотографий, смены одежды в шкафчике и ползучего растения под потолком, комнатка выглядела совершенно стандартной.

Большую часть жизни Маргарет провела в комнатах вроде этой. И могла собрать вещи за пять минут, готовая отправиться на место следующей работы.

— Здесь наверняка спрятаны «жучки», — предположил Арн. Он сидел спиной к двери, потягивая шнапс из серебристой фляжки и созерцая перекрывающиеся панорамы рифа.

Маргарет пристроилась на краю гамака, ощущая тревожное возбуждение.

— Подслушивающие устройства есть повсюду. И я хочу, чтобы они знали: я невиновна. Расскажи все, что знаешь.

Арн посмотрел ей в глаза:

— Я исследовал тех прокси, которых ты вернула. Я и сам толком не знал, что ищу, но обнаружить это оказалось на удивление легко.

— Инфекция.

— Да, весьма специфическая инфекция. Учитывая ее последствия, мы сосредоточились на нервной системе. И обнаружили в мозгах прокси повреждения, всегда в одной и той же области.

Маргарет всмотрелась в принесенные Арном объемные цветные томограммы. Повреждения выглядели маленькими черными пузырьками под развернутым мозжечком, как раз перед оптическим нервом.

— У остальных такая же картина, — сообщил Арн. — Мы взяли образцы, выделили ДНК и прогнали ее через секвенатор[15]. — Он продемонстрировал результат анализа — решетку из тысяч цветных пятнышек, затем другую решетку, наложенную на первую. Все пятнышки совпали.

— Совпадение с открытым Опи паразитом? — предположила Маргарет.

Арн улыбнулся. Улыбка у него была приятная и делала его похожим на восторженного мальчишку:

— Это мы, разумеется, проверили в первую очередь. И зафиксировали совпадение. Затем прошлись по всем рифовым организмам и отметили частичное совпадение. Паразит Опи оставил свои следы в ДНК всего, что живет на рифе, но это, — он ткнул длинным пальцем в проекцию томограммы, — чистый штамм. И лишь по несчастливой случайности вышло так, что он гнездится в мозге именно в этом месте и вызывает у прокси то поведение, которое ты наблюдала.

— Возможно, такой выбор не случаен, — предположила Маргарет.

— И риф использовал прокси в своих целях.

— Телеология, — фыркнул Арн. — Смотри, не повтори такое при Опи, а то он использует это против тебя. Мы имеем дело с эволюцией. И управляет ею только естественный отбор. Нет ни проектировщика, ни часовщика. Во всяком случае, не стало после того, как накрылся ИИ, да и тот всего лишь подталкивал экосистему в направлении более эффективного окисления серы… Есть и еще кое-что, Маргарет. Я тут провел кое-какие эксперименты. Экспонировал листы алюминиевой фольги на орбите вокруг Энки. Споры оказались повсюду.

— Тогда Опи прав.

— Нет. Все осевшие на фольгу споры оказались нежизнеспособными. Тогда я провел новые эксперименты. В отличие от бактериальных спор, эти метаболически активны, только когда вылетают. И у них нет защитной оболочки. Да и зачем она им, верно? Они живут всего несколько минут. Выбор у них простой: они или опустятся на нового хозяина, или нет. Солнечное излучение легко убивает их. Их можно убить ультрафиолетовым лазером мощностью всего в несколько пиковатт. Так что дезинфекция — не проблема.

— И они не могут заразить людей, — добавила Маргарет. — И прокси, и вакуумные организмы имеют такой же ДНК-код, как и мы… как и все живое на Земле, если на то пошло, но записан он последовательностью искусственных нуклеотидных оснований. Поэтому риф совершенно не опасен, Арн.

— Да, но теоретически он может заразить любой вакуумный организм, включая те, что еще даже не созданы. И единственный способ обойти эту опасность — изменить нуклеотидную структуру ДНК вакуумных организмов. Представляешь, сколько это будет стоить?

— Я знаю, что такое заражение, Арн. Плесень, погубившая биом, созданный моими родителями, попала в хабитат с кем-то или с чем-то. На одежде или на коже, внутри какого-нибудь организма или с купленным товаром. Она росла на всем, имеющем клеточные стенки из целлюлозы. Каждое растение оказалось инфицировано. Поля покрылись огромными коврами серой плесени, а воздух наполнился ее спорами. Людей она не заражала, но более сотни человек умерли от сильнейших аллергических реакций и остановки дыхания. Кончилось тем, что пришлось выпускать наружу всю атмосферу. А мои родители после этого больше не могли найти работу.

— Такова жизнь, — тихо проговорил Арн. — Мы живем за счет своей репутации. И когда что-то идет наперекосяк, становится очень тяжело.

Проигнорировав его слова, Маргарет сказала:

— Риф — это ресурс, а не опасность. А ты смотришь не в ту сторону, совсем как Опи Киндред. Нам нужно разнообразие. Нашим искусственным биосферам необходимо быть сложными, потому что простые системы уязвимы перед внешними вторжениями и легко разрушаются, к тому же они в сотню раз менее сложны, чем биосфера Земли. Если бы созданный моими родителями биом был более разнообразным, то плесень не смогла бы там настолько прочно удержаться.

— Есть и кое-что, без чего я мог бы обойтись, — Арн почесал левую лодыжку пальцами правой ноги. — Вроде этих муравьев.

— Что ж, мы не знаем наверняка, нужны ли нам именно эти муравьи, зато нам нужно разнообразие, и они об этом заботятся. Начнем с того, что они помогают разрыхлять почву и насыщать ее воздухом, а это ускоряет стратификацию и увеличивает разнообразие почвенных микроорганизмов. В грамме лесной почвы на Земле насчитывают до миллиона различных видов микробов, нам же приходится обходиться менее чем тысячью. А полезных вакуумных организмов у нас менее ста видов, и большая часть из них растет в виде монокультуры, а это самая уязвимая экосистема по определению. Именно это стало причиной краха зеленой революции на Земле в двадцать первом столетии. Но на рифе живут сотни различных видов. Диких видов, Арн. Ими можно засеять планетоид, а через год вернуться и собирать урожай. Граждане не выходят наружу, потому что у них есть парки, поместья, дворцы, виртуальность. Они забыли о том, что внешняя система — это не одни хабитаты. В одном только Поясе Куйпера миллионы мелких планетоидов. И чтобы поселиться на любом из них, нужны лишь купол и вакуумные организмы с рифа.

Она думала обо всем этом, работая на полях. Звездная Палата предоставила ей много времени для размышлений.

Арн покачал головой:

— В каждом из них затаился паразит. И любой вид с рифа сам может в него превратиться. Возможно, даже прокси.

— У нас еще недостаточно знаний. Я видела кое-что на дне рифта, прежде чем оборвалась связь с прокси. Какие-то большие структуры. И еще там есть аномальный температурный градиент. И причина его тоже должна находиться там же, внизу. Паразит может оказаться полезным — если мы сумеем его укротить. Ведь вирусы, вызывавшие иммунодефицит, теперь используются для генной терапии. А Опи Киндред побывал там, внизу. И скрывает то, что обнаружил.

— Знаешь, сейчас это не имеет значения. Синтез ингибитора метаболизма уже завершен. Шеф органиков — мой приятель. Вся аппаратура синтеза уже загружена. — Арн достал блокнот. — Он мне показал, как будут распылять ингибитор. Вот чем они занимаются в рифте — подготовкой, а не какими-то там исследованиями.

— Тогда нам нужно что-то сделать, и немедленно.

— Слишком поздно, Маргарет.

— Я хочу созвать собрание, Арн. У меня есть предложение.

* * *

На собрание пришли почти все ученые. Команда Опи Киндреда стала многозначительным исключением. Арн сказал, что у него скверное предчувствие.

— Не исключено, что они задумали всех нас подставить, — сказал он Маргарет.

— А я предпочитаю, чтобы все было в открытую. Но если тебя тревожат последствия, ты всегда можешь уйти.

— Я пришел, потому что хотел. Как и остальные. Мы все — ученые. И все желаем знать правду. — Арн взглянул на нее и улыбнулся.

— А тебе, по-моему, нужно нечто большее.

Собравшиеся наблюдали за ними, и Маргарет объявила:

— Пора начинать.

Арн открыл собрание. Сначала он сделал краткое сообщение о своих исследованиях по выживаемости спор вакуумных организмов и лишь затем перешел к главном вопросу. Почти у каждого оказалось свое мнение. Микрофоны перелетали по комнате, и временами сразу трое или четверо кричали друг на друга. Маргарет ждала, пока люди выпустят пар. Кто-то просто давал волю эмоциям, однако немногочисленное, но весьма значимое меньшинство встревожилось из-за потери премиальных, а то и зарплаты.

— Лучше потерять деньги, чем утратить доверие, — заявил один из техников Орли Хиггинса. — Это наш хлеб. Никто из нас больше не получит работу, если мы допустим, чтобы «Ганапати» стал чумным кораблем.

Одобрительные крики и свист.

Маргарет выждала, пока шум стих, и встала. Она находилась в центре расположенных подковой стульев, и головы всех присутствующих — более ста человек — повернулись к ней. Их взгляды падали на нее подобно солнечным лучам, придавая сил. Перед лицом Маргарет завис микрофон.

— Арн показал, что причина происходящего — не в опасности разнести инфекцию, — начала она. — Причина в том, что Звездная Палата собирается уничтожить риф, потому что желает эксплуатировать уже обнаруженные организмы и не дать никому другому воспользоваться ими. Я все время была против такой политики. Мой организм не подвергался генетическим изменениям. Микрогравитация — не моя естественная среда обитания. Мне приходится принимать десяток препаратов, чтобы предотвратить вымывание кальция из костей, коллапс системы кровообращения, накопление жидкости в организме и прочие подлянки, которые микрогравитация подбрасывает «отредактированным» уроженцам Земли. Мне не дозволено иметь здесь детей, потому что они родятся такими же калеками, как и я. Несмотря на все это, мой дом здесь. Как и вы, я хочу обрести преимущества гражданства, жить среди парков и есть настоящую пищу. Но земли в парках не хватает на всех, потому что граждане, владеющие хабитатом, контролируют производство связанного углерода. Найденные нами вакуумные организмы могут все это изменить. Риф может стать как рассадником чумы, так и источником неограниченного количества органики. Пока мы не знаем, какая судьба ему уготована. Однако нам уже известно, что риф уникален, и мы не закончили его исследование. Если Звездная Палата его уничтожит, мы так никогда и не прикоснемся к тайнам рифа.

Ее слова встретили одобрительными возгласами. Кое-кто захотел высказаться, но Маргарет не разрешила и продолжила свою речь.

— Опи Киндред постоянно крутится на дне рифта, но не делится с нами своими открытиями. Наверное, он уже не считает себя одним из нас. Он собирается обменять свою научную репутацию на гражданство, но ведь это не наш путь, верно?

— НЕТ! — взревела толпа.

Тут в комнату ворвались Белые Мыши.

Хлопки взрывов, белый дым, вопли. Белые Мыши были вооружены длинными гибкими палками, утяжеленными на одном из концов. И они принялись орудовать ими подобно фермерам, молотящим зерно. Толпу охватила паника. Маргарет подхватили двое техников и вывели из комнаты в наполненный белым дымом коридор. Из дыма вынырнул Арн, прижимая к груди инфоблокнот.

— Мыши уже готовятся выпустить яд, — сообщил он на бегу, когда они длинными прыжками мчались по коридору.

— Тогда я отправляюсь немедленно, — решила Маргарет.

Спуск по шесту в коридор нижнего уровня. Вдоль стен тянутся ряды магазинов. Люди крушат окна и витрины. Никто не обращает на них внимания, когда они бегут сквозь взбунтовавшуюся толпу. Они сворачивают за угол, крики и звон бьющегося стекла стихают. Маргарет тяжело дышит. Глаза у нее слезятся от газа, из носа течет.

— Они могут убить тебя, — говорит Арн и хватает ее за руку. — Я не могу тебя отпустить, Маргарет.

Она выдернула руку. Арн попытался снова схватить ее. Он выше, но она сильнее. Маргарет сделала быстрый шаг вперед, подпрыгнула и ударила его по носу открытой ладонью.

Арн сел, пуская носом кровавые пузыри, и уставился на нее удивленными слезящимися глазами. Она выхватила у него блокнот.

— Прости, Арн. Это мой единственный шанс. Быть может, я ничего там не найду, но никогда не прощу себе бездействия.

* * *

Маргарет была уже в пятистах километрах от хабитата, когда по радио прозвучал сигнал вызова.

— Игнорируй, — приказала она скафандру. Она не сомневалась в том, кто именно ее вызывает, и ей нечего было ему сказать.

С такого расстояния Солнце выглядело всего-навсего самой яркой звездой на небе. Сзади и выше Маргарет на фоне Млечного Пути виднелся тусклый удлиненный полумесяц «Ганапати». Впереди и ниже двигателя маленькой транспортной платформы на фоне переливающихся звезд медленно вырастал Энки — шишковатая картофелина с большой насечкой в самом широком месте.

Над насечкой движущейся искоркой восходила маленькая луна. На мгновение Маргарет охватил иррациональный страх, что она столкнется со светилом, однако навигационный дисплей платформы показывал, что падение произойдет выше и сзади. Упасть мимо луны! Она не смогла удержаться от улыбки, подумав об этом.

— Приоритетная отмена запрета, — сообщил скафандр. Его голос, ободряющее контральто, Маргарет знала столь же хорошо, как и голос матери.

— Игнорируй, — повторила она.

— Извини, Мэгги. Ты же знаешь, что я не могу этого сделать.

— Совершенно верно, — подтвердил другой голос.

Маргарет опознала его за секунду до того, как скафандр услужливо вывел имя на визор шлема. Дзю Шо.

— Немедленно возвращайся, — приказал Шо. — Если придется, мы сожжем тебя спектрографическим лазером.

— Не посмеете.

— С трудом верится, что о тебе кто-нибудь станет скорбеть, — проговорил Шо. — Твое бегство с «Ганапати» приравнивается к подстрекательству, а мы имеем право защищаться.

Маргарет рассмеялась. Шо очень любил извергать как раз такую глупую, нравоучительную и чванливую чепуху.

— Я совершенно серьезен, — заметил Шо.

Энки поворачивался, показывая, что насечка — начало трещины. По мере вращения планетки трещина углублялась. Рифт Тигрис. Его края ветвились переплетением трещинок поменьше.

— Я отправляюсь туда, куда упали прокси, — сообщила Маргарет.

— Я все еще работаю на вас.

— Управляя прокси, ты занималась саботажем. Поэтому они и не смогли проникнуть в рифт глубоко.

— Поэтому я и собираюсь…

— Извини, — перебил ее скафандр, — но я только что зафиксировал небольшой приток энергии.

— Это лишь щекотка прицельного дальномера, — пояснил Шо. — Немедленно поворачивайте обратно, доктор By!

— Я вернусь, но не сейчас.

Она пыталась сохранить спокойствие. Маргарет решила, что угрозы Шо — всего лишь сотрясение воздуха. Искусственный интеллект лазера не позволит использовать его против человека, и она не сомневалась, что Шо не сможет обойти эту блокировку. А даже если и сможет, то не посмеет убить ее перед лицом всех ученых. Шо блефовал.

Радиомолчание затянулось. Затем Шо сказал:

— Ты планируешь совершить окончательный акт саботажа. Даже не надейся, что это сойдет тебе с рук. Я уже послал кое-кого следом за тобой.

Значит, он и в самом деле блефовал. Маргарет почувствовала облегчение. Кто бы за ней ни погнался, ему придется лететь на такой же транспортной платформе. И у нее есть минимум тридцать минут форы.

— Только не думай, что это сделает тебя героем, — произнес другой голос.

Опи Киндред. Разумеется. Он никого не посылает вместо себя. Сейчас он летел по той же траектории и находился в нескольких сотнях километров позади, но медленно сокращал расстояние.

— Расскажи, что ты там обнаружил, — предложила Маргарет. — И тогда мы сможем закончить эту гонку еще до ее начала.

Опи выключил радио.

— Если бы ты не прихватила все это оборудование, — буркнул скафандр, — мы смогли бы его обогнать.

— Думаю, оно скоро понадобится. А пока нам нужно лишь быть умнее, чем он.

Маргарет изучала схему механизма, распыляющего яд — замечательно простого, но уязвимого, — пока под ней лабиринтом острых, как нож, хребтов набухал рифт Тигрис. Энки был настолько мал, а рифт настолько широк, что его стены уходили за горизонт. Она направляла платформу к центру рифта, когда скафандр извинился и сообщил о новой приоритетной отмене запрета на связь.

Ее вызвала юрист «Ганапати». Она предупредила Маргарет, что их разговор официально зарегистрирован, а затем столь же официально аннулировала ее контракт и зачитала жалобу на ее подстрекательское поведение.

— Вы такой же связанный контрактом работник, как и я, — ответила Маргарет. — Мы выполняем приказы, но и у нас есть кодекс профессиональной этики. И я официально объявляю, что я здесь именно по этой причине. Риф — уникальный организм. И я не могу допустить, чтобы его уничтожили.

Дзю Шо подключился к этому же каналу и сообщил:

— Даже не надейся, что тебя спасут.

Юрист переключила канал.

— Он этого не сделает, — сказала она. — Его обвинят в нарушении закона об оказании помощи терпящим бедствие. — Пауза. — Удачи, доктор By.

Юрист отключилась.

Несмотря на слова ободрения, Маргарет никогда еще не ощущала себя такой одинокой, как сейчас.

Она все падала. Время от времени платформа вздрагивала, включая двигатели ориентации. Платформа Опи Киндреда мерцала яркой искоркой, наискосок пересекающей звездное небо над головой. Прямо под собой Маргарет видела огромную массу азотного льда, рассеченную извилистой черной рекой. Центр рифта, расщелина шириной в два и глубиной в пятьдесят километров. Риф.

И она опускалась в нее.

Радиоканал она оставила открытым. Неожиданно голос Опи произнес:

— Остановись сейчас, и все закончится.

— Расскажи, что ты узнал.

Молчание.

— Ты не обязан следовать за мной, Опи. Это мой риск. Я ведь не прошу разделить его со мной.

— Остановись немедленно!

— А гражданство действительно того стоит, Опи?

Молчание.

Начали попискивать датчики, предупреждающие о возможном столкновении. Она выключила их один за другим и велела скафандру молчать.

— Я всего лишь стараюсь помочь, — пожаловался тот. — Тебе следует сбросить скорость. Расщелина слишком узка.

— Я здесь уже бывала.

Но только управляя прокси. Ледовое поле стремительно приближалось. Его округлые наплывы, испещренные крошечными кратерами, громоздились друг на друга. Она заметила черные пятна в тех местах, где вакуумные организмы устроили колонии на гребне. Затем промелькнул край разлома, устремляясь вверх. Широко раскинулись стены.

Она проникла в риф.

Вакуумные организмы были повсюду: плоские лепешки на стенах, вазы, хрупкие веера и кружева. Огромные нашлепки, гладкие, как лед, или иссеченные трещинами. В свете прожекторов платформы они утратили чистые первичные цвета, которые Маргарет видела, управляя прокси, и оказались всех оттенков серого и черного, разбавленного здесь и там красноватыми прожилками. Сложные веерообразные структуры уходили глубоко в молочную толщу азотного льда, следуя за жилами углеродистых веществ.

Высоко над ее головой края разлома превратились в рамку для звездного неба. Одна из звезд падала на нее. Опи Киндред. Маргарет включила радар, и тот немедленно запищал. Скафандр выкрикнул предупреждение, но не успела Маргарет оглядеться, как отдельные попискивания слились в тревожный вопль.

Прокси.

Они мчались прямо на нее. Вокруг черных заостренных носовых обтекателей извивались щупальца. Почти все промахнулись и беспорядочно завиляли, выбрасывая из дюз струи водорода и гася скорость. Две столкнулись, переплетясь щупальцами.

Маргарет рассмеялась. Никто из ее команды не стал бы воевать против нее, и Шо положился на неопытных операторов.

Мимо промелькнула самая большая прокси, длиной почти в три метра. Свет прожекторов платформы хрустальным блеском отразился от ее сенсоров. Прокси затормозила, развернулась и метнулась обратно.

Маргарет едва успела выхватить припасенное оружие — сварочный пистолет, закрепленный на длинном стержне. К спусковому крючку она приладила проволоку с петлей на конце. Маргарет подняла пистолет, и тут в нее врезалась прокси.

Перчатка, рукав и наплечник скафандра от удара мгновенно затвердели и спасли Маргарет от перелома руки, но после столкновения платформу отшвырнуло в сторону, и она пропахала заросли на рифе. Подобно стеклу, они обладали огромной жесткостью, но очень малой поперечной прочностью. Хрупкие веера и кружева рассыпались, обдав Маргарет и прокси осколками. Она словно падала сквозь ряды канделябров.

Внутри затвердевшей перчатки было невозможно сжать пальцы. Маргарет стояла, вцепившись одной рукой в платформу и подняв над головой стержень. Вокруг него обвилась черная прокси, чьи щупальца медленно и целенаправленно хлестали щиток шлема.

Маргарет знала, что всего через несколько секунд белковые нити щупалец, пронизанные углеродными волокнами, расплетутся, и тогда прокси смогут добраться до висящего на ее спине ранца с системой жизнеобеспечения.

Она приказала скафандру расслабить пальцы перчатки. Прокси, напоминая гигантского червяка, уже вытянулась вдоль стержня и руки, пульсирующими движениями подбираясь к ранцу на спине. Когда жесткость перчатки исчезла, давление на пальцы заставило их резко сжаться, один из суставов указательного пальца хрустнул. Она вскрикнула от боли. Но проволока, приделанная к спусковому крючку сварочного пистолета, натянулась.

С нити накала пистолета сорвался фокусированный пучок электронов, ударив в оболочку прокси. Пистолет, созданный для работы в вакууме, почти немедленно начал искрить, но электронный луч уже нагрел оболочку и мускулы прокси до четырехсот градусов. Пар взрывообразно расширился, и прокси отшвырнуло образовавшимися газами.

Опи продолжал ее нагонять. Стиснув зубы и стараясь забыть про боль в вывихнутом пальце, Маргарет выпустила сломанный сварочный пистолет. Тот стал медленно отставать, потому что все еще имел почти такую же скорость, как и платформа.

С шокирующей внезапностью рядом промелькнула еще одна прокси. Маргарет на секунду заглянула в ее фасетчатые сенсоры, и тут же по черной оболочке прокси заскользили светящиеся точки, образовав буквы.

Удачи, босс. Э.К.

Эрик Керенайи. Маргарет помахала в ответ здоровой рукой. Прокси заскользила в сторону, взмыв под острым углом навстречу опускающейся звездочке Опи.

Через несколько секунд обрыв осветила вспышка лазерного импульса.

Радарное эхо от прокси Эрика исчезло.

Черт! Опи вооружен. И если подберется достаточно близко, сможет ее убить.

Маргарет рискнула и ненадолго включила двигатели платформы, ускоряя падение. Двигатели ревели за ее спиной двадцать секунд, а когда смолкли, скафандр предупредил, что у нее не хватит топлива для полного торможения.

— Я знаю, что делаю, — ответила Маргарет.

Мимо проносились причудливой формы рифовые организмы. Затем на стенах из азотного льда остались только огромные черные нашлепки. Маргарет уже побила свой предыдущий рекорд погружения, и теперь спускалась все глубже. Ощущения очень напоминали невесомость — ничтожная сила притяжения Энки не могла придать платформе заметное ускорение.

А Опи все нагонял ее, сантиметр за сантиметром.

В вакууме прожекторы платформы отбрасывали на бесконечно разворачивающиеся стены световые лужицы с четко очерченными краями. Медленно, но неумолимо лужицы стали удлиняться, превращаясь в светящиеся туннели, наполненные искрящимися пылинками. Концентрация спор, газов и органических молекул нарастала. А температура — невозможно! — поднималась, на градус каждые пятьсот метров. Далеко внизу, между сужающимися в перспективе стенами, из темноты показались какие-то структуры.

Скафандр напомнил, что пора начинать торможение. Маргарет проверила ускорение, с каким летел Опи, и ответила, что еще подождет.

— У меня нет ни малейшего желания превратиться в смятый тюбик, наполненный клубничным джемом, — заявил скафандр.

Он вывел на визор цифры обратного отсчета и отказался его отключить.

Теперь одним глазом Маргарет отслеживала ускорение Опи, а вторым следила за мельканием быстро уменьшающихся чисел. Отсчет дошел до нуля. Скафандр принялся поливать ее руганью, и все же она выждала еще пару секунд, а уже потом включила двигатели.

Дно платформы ударило ее по подошвам, лодыжки и колени пронзила острая боль. Плечи и талию стиснули ремни, скафандр затвердел.

Мимо промчалась платформа Опи Киндреда. Он дождался, пока она начала торможение, и лишь затем сделал свой ход. Маргарет ударила по застежкам ремней, высвободилась и всадила в ледяную стену клин релейного передатчика. Этого хватило, чтобы остановить падение, и она ухватилась за край соседней расщелины, подтянулась, спряталась внутри. Вывихнутый палец чертовски болел.

Здесь стояла удушающая жара — 78 градусов выше абсолютного нуля. Атмосферное давление едва регистрировалось: смесь водорода, оксида углерода и сероводорода. На всем дне ущелья газов едва хватило бы, чтобы заполнить коробочку при земном давлении на уровне моря, однако скорость газовыделения должна быть огромной, чтобы компенсировать диффузию в вакуум верхней части ущелья.

Маргарет выглянула из расщелины. Чуть ниже она расширялась, образуя нечто вроде «дымохода» между сдавленными с боков глыбами азотного льда. Склоны и дно расщелины густо заросли уже знакомыми вазами, листами и кружевами — и еще кое-чем. Крупные ветвящиеся структуры, напоминающие хрустальные деревья. Тарелки, растущие на коротких стебельках. Плоские стопки других тарелок, смахивающие на черепицу. Клубки черной проволоки диаметром в сотни метров.

И никаких следов Опи Киндреда, однако чуть выше зарослей привязаны баллоны его распылительных устройств. Каждый — около десяти метров в диаметре, сморщенный и дряблый. Баллоны уже были градусов на пятьдесят горячее окружающей их среды, но им нужно еще больше разогреться, чтобы внутри полностью испарился ингибитор метаболизма. Когда это произойдет, маленькие заряды взрывчатки пробьют их стенки, и вакуум высосет ингибитор, как дым в дымоход.

Маргарет заглянула в чертежи распылителей, оттолкнулась и начала падать вниз по расщелине, легкая, как сон, направляя спуск быстрыми прикосновениями пальцев левой руки к стене. Реле, управляющие нагревателями баллонов, включались и выключались вручную, потому что дистанционное управление было невозможно из-за помех, вызванных вакуумным смогом, и широкополосного электромагнитного резонанса. Аварийное убежище, внутри которого были помещены реле, находилось километрах в двух от нее — оранжевый пенопластовый блок, окруженный брошенным оборудованием и сломанными, полурасплавившимися колониями вакуумных организмов.

Расщелина расширилась. Маргарет приземлилась среди скопления растущих на ее дне организмов, похожих на гигантские мыльные пузыри.

И тут же между двух полу надувшихся баллонов взлетела платформа Опи Киндреда.

Маргарет упала ничком за линию гигантских пузырей, растущих вдоль гладкого ледяного гребня. Включила радио и услышала шипение статики и вой модуляций, но сквозь этот шум пробивался слабый голос Опи, зовущий ее по имени. Она промолчала.

В сотне метров от нее платформа Опи медленно описывала круг примерно на той же высоте, где затаилась Маргарет. Опи не мог засечь ее среди радиошума, а температура вокруг была выше, чем на оболочке ее скафандра, поэтому она не давала и инфракрасного изображения.

Маргарет стала пробираться вдоль гребня. Беловатые стенки пузырей напоминали молочное стекло, но она все же смогла разглядеть внутри какие-то съежившиеся силуэты. Как эмбрионы внутри яиц.

— Все готово, Маргарет, — прозвучал в ее шлеме голос Опи. — Сперва я найду тебя, а потом устрою здесь полную стерилизацию. Тут есть такое, о чем ты и понятия не имеешь. Нечто чрезвычайно опасное. На кого ты работаешь? Скажи, и я не стану тебя убивать.

От платформы протянулась красная световая ниточка, и глыба азотного льда взорвалась обломками. Маргарет ощутила сотрясение кончиками пальцев.

— Я все равно до тебя доберусь, где бы ты ни пряталась, — пообещал Опи.

Его платформа стала медленно разворачиваться. Маргарет попыталась прикинуть, успеет ли она добраться до убежища, пока он смотрит в другую сторону. Во всяком случае, она может рассчитывать на хорошую фору. Ей нужно лишь спуститься по склону через густые заросли вакуумных организмов и пересечь километровую равнину голого складчатого азотного льда, не попав при этом под огонь лазера. Все еще сидя на корточках, она уперлась в лед кончиками пальцев рук и ног — как спринтер на стартовом блоке. Платформа поворачивалась, поворачивалась… Она сделала три глубоких вдоха, чтобы прояснить голову…

…и высоко над ее головой что-то врезалось в ледяной выступ! Предмет закувыркался, разбрызгивая осколки льда, снова ударился, но уже ниже по склону, и полетел дальше, крутясь и снося по пути растущие на склоне черные «дымоходы». На секунду Маргарет оцепенела от удивления, а потом вспомнила про отброшенный сварочный пистолет. Наконец-то он ее догнал.

Платформа быстро развернулась, и в склон уперлась красная нить, прочерчивая в нем кипящую полосу. С грохотом отвалилась ледяная глыба. Маргарет помчалась прочь, делая огромные прыжки и одновременно пытаясь оглядеться.

Падающая глыба вращалась, швыряясь крупными осколками, и через несколько секунд врезалась в скопление пузырей, где только что пряталась Маргарет. Лед под ее ногами содрогнулся, как живой, она упала навзничь и заскользила вниз по склону.

Ей удалось остановиться, вбив в лед второй клин. Она лежала на спине, глядя вверх. Высоко наверху пузыри выбрасывали густую смесь газа и маслянистой органики. Маргарет разглядела, как во все стороны разлетаются черные предметы. Некоторые врезались в стены и застревали, но гораздо большее количество улетало вверх, ныряя в клубящийся и быстро редеющий туман.

Началась цепная реакция. По всему ущелью стали лопаться пузыри.

Целая их группа взорвалась под платформой Опи, и она исчезла в мельтешении черных силуэтов. Грунт содрогался. Азотный лед вскипал плотным туманом. На несколько минут даже подул ветер. Маргарет вцепилась в клин и не отпускала его, пока ветер не стих.

Менее чем в ста метрах от нее медленно падал Опи Киндред. Один из черных предметов разбил визор его шлема. Предмет был тонкий, с жестким и блестящим экзоскелетом. Сломанные тела других летали среди разбитых колоний вакуумных организмов, по-жучьи поблескивая в луче прожектора. Они очень напоминали крошечных прокси без щупалец, чьи разбухшие тельца упакованы в оболочку, напоминающую кератин. Некоторые оболочки треснули, обнажив заостренные реакционные камеры и сложные матрицы из черных волокон.

— Гаметы, — пробормотала Маргарет, осененная внезапной догадкой. — Маленькие ракеты, начиненные ДНК!

Скафандр осведомился, все ли у нее в порядке. Она хихикнула в ответ:

— Паразит превращает в свое подобие все подряд. Даже прокси!

— Кажется, я обнаружил платформу доктора Киндреда, — сообщил скафандр. — Советую воздержаться от энергичных упражнений, Мэгги. Твой запас кислорода ограничен. Что ты делаешь?

— Собираюсь отключить нагреватели баллонов, — ответила Маргарет, направлялась к аварийному убежищу. — Они уже не понадобятся.

Отключив нагреватели, Маргарет перенесла одно из мертвых существ на транспортную платформу. Потом взлетела и вскоре поднялась настолько, что попала в рабочую зону релейных передатчиков. Сразу ожило радио, замигали индикаторы десятка каналов, привлекая к себе внимание. По одному из них ее вызывал Арн, ему она и рассказала о случившемся.

— Шо хотел все бросить и смыться отсюда, — сообщил Арн, — но победили те, кто сохранил здравомыслие. Возвращайся домой, Маргарет.

— Ты видел их? Видел, Арн?

— Некоторые угодили в «Ганапати». — Он рассмеялся. — Теперь даже Звездная Палата не сможет отрицать того, что уже произошло.

Она поднялась над ледовыми полями и продолжала подниматься, пока не стала заметна сперва кривизна горизонта крошечной планет-ки, а затем и стены рифта Тигрис. Между ними, словно заключенная в скобки, блестела звездочка «Ганапати». Маргарет включила дальний радар и увидела на экране, кроме яркой отметки «Ганапати», тысячи слабых отметок, уплывающих в космическую даль.

Бессистемное рассеивание генетических посылок. Сколько из них выживет, упадет на другие планетоиды и даст начало новым рифам?

Вполне достаточно, решила она. Ведь эволюция рифа проходит решительными рывками. А она только что стала свидетелем очередной революции.

Дайте ему время, и он заполнит весь Пояс Куйпера.

Перевел с английского Андрей НОВИКОВ

Дмитрий Янковский Парадокс Филимонова

На Грозовой я опозорился по полной программе — так, что и вспоминать не хотелось. Утром тошно было просыпаться. Бриться — сплошная мука, не дай Бог в глаза себе посмотреть. Из-за этого провала меня оштрафовали и выпроводили в отпуск с недвусмысленным напутствием. И то повезло — могли бы и вовсе пинком под зад из Конторы…

Я побрил одну щеку и принялся за вторую. Для поднятия духа попытался промычать бодрый мотивчик. Получилось уныло. И бритва, как назло, отказала на последнем сантиметре под подбородком. Батарейка села. Я безуспешно порылся по ящикам и решил, что не миновать мне сегодня похода в бар «Три парсека».

Но не идти же туда одному! Засекут стукачи из СВБ, вообще отправят в санаторий на грязи, а там девочки в салатовых комбезах будут сочувствовать и ласково измерять температуру. Я привычно надиктовал номер Вадика. Однако вифон выдал сообщение о перегрузке каналов. Я выругался и откопал из-под бумаг телефон, но и там аккумуляторы были на нуле. Зато включился компьютер и любезно выдал мне ворох коммунальных задолженностей, а также полугодовой давности счет за вечеринку в «Дюнах», воспоминание о которой до сих пор отдавалось спазмом в висках. Далее следовал длинный перечень долгов за кредитные ночные программы и сетевые музыкальные каналы. Я разозлился и хотел закрыть настырную программу, но ошибся кнопкой и попал на сводку утренних новостей.

Сообщение передавал живой диктор, а не привычная виртуальная девушка, из чего следовало, что важность новости соответствует оранжевому уровню. Я прислушался.

12 октября 1984 года в 12:47 по локальному времени Базы была утеряна связь с добывающим комплексом на планете Репейник. Через два часа тридцать три минуты орбитальный разведчик уловил импульс маломощной рации, размещенной на верхнем заводском уровне. Текст передачи: «Компьютер блокировал управление. Мы заложники! Требуется…» На этом луч был подавлен техногенными помехами. Эксперты Спасательной Службы предположили отказ квантового мозга новой модели в результате недоработок. На планету Репейник была направлена группа компьютерных специалистов. Подойдя к заводу на километр, они доложили обстановку и больше на связь не выходили. Через четыре минуты орбитальный разведчик зафиксировал три аннигиляционных взрыва на поверхности планеты. Руководством Спасательной Службы по сектору объявлена тревога оранжевой категории, система Репейника закрыта для полетов, специалисты Спасательной Службы приведены в состояние полной готовности».

— Ну, это, допустим, вранье, — почесал я макушку. — Ни в какой готовности я себя не ощущаю.

Дурное расположение духа моментально сменилось на отвратительное — я понял, что меня списали. Если бы позор на Грозовой посчитали оплошностью или ошибкой, мой компьютер вместо унылого изображения диктора уже надрывался бы оранжевыми молниями и выл, как раненый. Однако новости кончились, и никакой сирены я не услышал. Так и бывает: сначала отпуск, потом шеф отправит меня куда-нибудь в тихую дыру, а потом придет известие о том, что на мое имя открыт такой-то пенсионный счет, и как бывший сотрудник СС я имею право на два бесплатных проезда в год до места лечения. Тридцать пять лет для спасателя — вполне пенсионный возраст.

— Отлетался! — я долбанул кулаком по столу.

Объемный экран компьютера пошел рябью и умер. Дрянь эта новая техника! То ли дело старые мониторы — хоть кувалдой по ним колоти. Ну что ж! Дальше Спасательная Служба обойдется без меня! И я тоже. Собрав оставшуюся наличность, я натянул служебный комбез и покинул жилой отсек. Ткань робы еще хранила запах позора на Грозовой, я даже требуху из карманов не удосужился выудить. Ну и черт с ней. Мой путь лежал в «Три парсека».

«Напьюсь, — думал я, подходя к станции монорельса. — До зеленых чертей назюзюкаюсь».

Народу на перроне почти не было, видимо, спецы прели на боевых постах, а гражданские не могли оторваться от новостных лент в Сети. Безлюдье. Уныние. Я прождал поезда почти семь минут, но он так и не подошел. Только на верхних уровнях время от времени мелькали VIP-капсулы. В принципе, я мог воспользоваться одной из них, но не хотел встретить кого-нибудь из знакомых.

«Они решили, что у них ЧП на Репейнике, — думал я, отыскивая альтернативный путь в «Три парсека». — А у них здесь ЧП, прямо на Базе. Народ заперся по блокам, монорельсы не ходят, связь не работает».

Межуровневые эскалаторы тоже были отключены — экономия энергии для системы нуль-связи. Я обошел почти все шахты. Я запыхался, я взмок, я был зол. И уже хотел отказаться от своего намерения, но вспомнил о служебном лифте в конце платформы. Не факт, что моя старая карточка сгодится — пока я куролесил на Грозовой, могли поменять коды. Но выбора не было. Я прошел по пустому туннелю и, вывернув из-за опоры платформы, увидел силуэт человека, исчезающий в кабине.

— Подождите меня! — закричал я и рванулся к лифту гигантскими шагами.

Меня услышали.

— Ох… Спасибо! — выдохнул я, заскакивая в кабину, и сразу повернулся лицом к панели. — Вам на какой уровень? Я в «Три парсека».

— «Три парсека» отменяются, боец Филимонов! — прогрохотал волевой голос за спиной.

Я оглянулся и узнал командира нашего отряда Спасательной Службы.

— Петр Ефимыч! Вы… вы, видимо, на Совет?

Я сказал это бодро, но про себя подумал, что лучше пойти в «Три парсека» пешком, чем изображать стойкого оловянного солдатика.

— С Совета, — уточнил Ефимыч. — Хорошо, что наши траектории наконец-то пересеклись.

— Это единственный работающий лифт, — пожал я плечами. — Ничего удивительного нет в том, что мы встретились.

— На Репейнике серьезная проблема, — сообщил шеф. — Совет принял решение экономить энергию для нуль-связи. Если бы ты знал, каких трудов мне стоило найти тебя в этом режиме!

— Так вы меня ищете?! — во мне затеплилась надежда. — По поводу Репейника?

— Именно так! — Шеф задернул поле и отправил кабину на пятый уровень. — Совет выбрал Феликса. Но лететь все равно придется тебе.

— Это как? — оторопел я. — Совет против, а…

— Лететь тебе! — с нажимом повторил Ефимыч. — Ты самый крутой спец по компьютерным мозгам! Машина Репейника — это же компьютер на элементной базе Ф-6! Эти новые мозги специально делали на старом железе, чтобы поменьше сбоили. Ошиблись. Но ты должен справиться! Если кто и разберется в этих квантовых колбах, так это ты! Я уверен, ты справишься!

— Думаю, — не без гордости согласился я.

И шеф перешел к делу.

— Значит, так, будем действовать на свой страх и риск. Я задержу Феликса, а ты полетишь вместо него. Ясно? Детали по ходу пьесы!

— Трибуналом пахнет, — насупился я. — Я и так…

— Ты — спасатель, Филимонов! Боец СС! — Командир взял меня за грудки и прижал к вибрирующей полосе поля. — Там люди! Понимаешь? Люди! И неизвестно вообще, что он там намудрит, этот eaмовар хренов! А пенсионеры в Совете, сам знаешь, о чем думают! Как бы инструкцию не нарушить, как бы какой пунктик не переступить!

На самом деле мне дико хотелось на Репейник. Если не справлюсь, для меня ничего не изменится, зато если расколю задачку, все забудут Грозовую, и я полетаю еще пару-тройку лет, а там видно будет. Похоже, командир знал, что делает — не первый год я в его отряде.

— Хорошо, — ответил я. — Согласен! Какая схема?

— Значит, так, транзитный корабль «Рам» доставит тебя к внешней границе системы, а дальше до самого Репейника пойдешь на бес-пилоте.

— Как прикажете.

Не любил я автоматических катеров. Лучше неумелый пилот, чем моток проводов с намеком на интеллект. Если бы модуль на Грозовую доставлял человек за штурвалом, а не консервная банка, мне бы не пришлось тут краснеть.

— Да я понимаю тебя, — вздохнул Ефимыч. — Сам не люблю эти мыльницы, но ты же знаешь, какие буквоеды в Совете! А Феликса ты тоже знаешь…

Феликса я знал хорошо. Огромный упертый шкаф.

— Зато капитан «Рама» ни тебя не знает, ни Феликса, — добавил Петр Ефимович и протянул мне зеленую бляху с оранжевой меткой. — Держи! Я подменил жетон. У Феликса — фальшивка. Конечно, это обнаружится, но у тебя есть фора. А когда войдешь в гипертуннель, возвращать будет поздно. Я тут прикрою.

Мы вышли из лифта и успели сделать всего несколько шагов в сторону пирса, как тут же наткнулись на Феликса — пока мы ехали, он бегом поднимался по остановившимся эскалаторам. Феликс вытер пот с побагровевшего распаренного лица и взревел:

— Гады! Чтоб их! Ни один лифт!

— Остынь, — вкрадчиво сказал Ефимыч и придержал здоровяка за рукав. — Сейчас я тебе об этом кое-что расскажу. Да постой, не беги так! Я старый человек, мне за тобой не угнаться!

Феликс затормозил, а я поддал скорости, торопливо помахал ему рукой и затерялся в лабиринтах пирсовой зоны.

На контрольной линии я показал жетон и сказал:

— У какого пирса «Рам»?

Девочка в золотистой космической форме, мило улыбаясь, пробежала пальцами по клавишам и объявила мне, что из-за режима экономии ее машина отключилась от Сети, но если я подожду полчаса, то…

Я перепрыгнул турникет и побежал по причалу дальше — спрошу у механика или заправщика, где стоит «Рам». Все эти борты обычно чалят на одни и те же места, и если «Рам» должен лететь к внешней границе, то сейчас уже всем техникам известно, где посадка. Кто-то наконец сообразил подключить к портовой сети аварийные батареи, включились лампы и, вероятно, контрольные машины, потому что девушка с КПП что-то закричала мне вслед и даже попыталась догнать меня, но я решил не останавливаться.

Увидев парня в оранжевой робе, раскатывающего кабель, я кинулся к нему:

— Где «Рам»? — заорал я. — Борт, который летит на Репейник?

Механик посмотрел на меня с сомнением и махнул рукой.

— Там! На седьмом!

Седьмой пирс — последний. Я уворачивался от снующих погрузчиков, огибал бочки, подставки, домкраты, пожарные краны, распределители, лестницы, ремонтные ограждения, роботов (колесных, рельсовых и стационарных). Перед эскалатором седьмого пирса меня остановил парень из портовой охраны. Я уже приготовился врать, полагая, что Феликс успел улизнуть от Ефимыча и предупредить службу о подмене, но услышал нечто совсем неожиданное:

— Извините, господин Феликс, вам придется поторопиться. «Рам» подали на второй пирс! Это режим экономии. Извините! Жаль, что так получилось.

Коп приложил руку к шлему.

Я выругался и рванул обратно. Когда, взмокший и потный, я добрался до второго пирса, мне сразу не понравилась фигура огромного парня, о чем-то беседующего с охранником. Феликс!

Притаившись около распределительного щита, я клял себя последними словами и вспоминал девчонку с КПП. Наверняка она хотела сказать что-то важное! Каково же было мое удивление, когда к эскалатору причала подрулили на каре два охранника и не без труда повязали бравого Феликса. Кар с буйным грузом уехал, и я спокойно приблизился к эскалатору, издали помахивая жетоном.

Охранник прозвонил бляху детектором и отдал мне честь. В глазах парня читалась зависть и надежда. Я расправил плечи и ступил на эскалатор.

На борт я попал в последний момент, так что никаких сюрпризов уже не намечалось.

Я устроился в своем кресле и приготовился к полету.

Капитан «Рама» — обычного рейсового корабля — вылетел из гипертуннеля так, словно вел боевой лайнер. Меня вышибло из кресла, и я воткнулся головой в переборку камеры. В себя пришел оттого, что в нос совали нашатырь.

— Извини, мы вчера немножко приняли, — вздохнул капитан, пожимая мне руку перед шлюзом катера. — Никто ведь не знал, что случится такая история с Репейником. И к тому же я хотел поскорее. Ты же спешишь? Говорят, вам, эсэсовцам, любые перегрузки по плечу.

Не люблю, когда работников Спасательной Службы называют эсэсовцами. Корежит.

— Ладно, переживу, — буркнул я, залезая в кабину.

Как только ажурная громада «Рама» ушла в гипертуннель, я отключил автопилот. Многие полагают, что это невозможно, но ведь испытатели его вырубают! Когда нет никаких кнопок и комп управляется только речью, его, по идее, можно обезвредить звуковыми командами. Три года назад я пробовал подобрать пароль, но потом до меня дошло, что даже редко употребляемые фонемы — не очень надежный ключ. Наверняка разработчики придумали более хитрую штуку. И я ее нашел! В одном из дальних ангаров Базы, в кабине изношенного беспилотника, я целый месяц по вечерам учился играть на дудочке, подбирая нужный мотивчик. Если вы думаете, что все компьютерщики лихие флейтисты, то вы не правы — за них играет генератор звуковых колебаний, но я хотел получить такой ключ, который зависел бы только от того: жив я, в сознании или нет. Чтобы никаких батареек и никаких микросхем! Наши отношения с беспилотниками стали похожи на отношения хозяина и собаки. И мне это нравилось.

Я вынул дудочку из кармана и свистнул особым образом. Компьютер тут же впал в электронный анабиоз, выдвинув из панели удобный штурвал и педали. Я погладил машину по гладкой поверхности. Теперь я за него спокоен. Совсем другое дело! Я поудобнее устроился в кресле, взялся за рожки штурвала и наступил ногой на педаль, собираясь начать торможение. Люблю это упругое сопротивление механизма, вибрирующего под ступней, послушного малейшему движению мышцы.

Педаль напряглась и провалилась до пола почти мгновенно. Меня одновременно окатило холодным потом и долбануло перегрузкой так, что шейные позвонки затрещали, а мышцы наполнила чугунная тяжесть. Как я пожалел, что не проверил механизм, прежде чем воспользоваться им! Наверняка ручное управление бездействовало уже лет пят-надцать… Сквозь красную пелену перегрузки я увидел в иллюминатор, как заполыхала обшивка, а потом запузырилось стекло, рассчитанное на огромную температуру.

Прошла вечность, прежде чем катер начал падать на планету Репейник и перегрузки ослабли. Осталось зайти на нормальную траекторию. Я хотел убрать ногу с педали и отдать чертово управление машине, однако нога соскользнула. Тормозные двигатели взвыли, и я потерял сознание.

Я очнулся, когда, спалив тормозное топливо, катер вышел на баллистическую кривую. У меня уже не было сил бороться с этой рухлядью, и я дунул в свисток. Комп ожил, высказался о моих выходках и, развернув машину, посадил ее на маршевых двигателях.

Грунт принял нас неприветливо, но я был жив!

Я употребил обезболивающее и начал себя чинить. Остановил кровь из разбитого носа, наложил бинты на раненую левую руку, помогая себе зубами. Слава Богу, зная свою способность к приключениям, я таскал в карманах двойной запас регенератора, поэтому полил рану щедро, не жалея. Пока доберусь до места, все пройдет. Компьютеру повезло меньше — его квантовые колбы дрогнули так, что катер стал вечным памятником моей самонадеянности.

С трудом открыв заклинивший люк, я вывалил трап на скалы Репейника и выполз на него, собираясь отдышаться и сообразить, что к чему. Увиденное повергло меня в отчаяние. Вокруг, до самого горизонта, был непроходимый ландшафт — гадкие небольшие пики из твердой колючей породы. Одни пики совсем маленькие — с ладонь, другие почти по пояс, самые большие выше человеческого роста. Эти пики покрывают Репейник целиком, все его рельефы — впадины, ложбины, холмы и горы. Круглая долина, на которой расположен завод, выбита термоядерными фугасами. Туда бы меня и доставил автопилот. Да я бы и сам финишировал там без труда, не лопни тросик педали.

Я выбросил из катера амуницию Феликса и последовал за ней сам. С трудом найдя такое положение, чтобы вершины каменистых пиков не впивались мне ни в бок, ни в ногу, ни в руку, я начал цеплять амуницию. Первые десять шагов я сделал довольно бодро, следующие десять начали меня бесить. Каменные пики конусами торчали в небо, а основания прилегали друг к другу так близко, что иногда ступни заклинивало между ними. Я оглянулся назад, чтобы проститься с катером.

Снаружи он еще более походил на памятник. Раскаленные остывающие пузыри и черная рвань ожогов на корпусе мукой отдались в моем теле. Больше всего это было похоже на Мемориал Космического Разгильдяя. Правда, место не очень удачное. Много ли найдется желающих пробираться к нему через тесные скальные пики, торчащие в небо подобно колючкам?

Я стиснул зубы и двинулся дальше.

Целый день я полз по планете, как муравей по колючке репейника. Испепеляющая жара превратила путь в адову пытку, а полегчало лишь к вечеру, с приходом тьмы и прохлады. Репейник не имел природных спутников, зато звезды тут полыхали так, что при взгляде вверх становилось страшно. И еще отсюда было видно ядро галактики — прямо в зените объемное светящееся облако. Иногда я останавливался и смотрел на него, утешая себя восхитительным зрелищем.

Потом начался звездопад. У разных народов представления о падающих звездах разнятся — одни верят в исполнение желаний, другие считают, что, когда падает звезда, умирает человек. Но я-то знал причину белых росчерков в пылающем небе — компьютер добывающего завода применял лазеры буровых вместо батареи зениток. Кто мог подумать, что они подойдут для поражения орбитальных целей? Благо, молотил он не по катерам, а по болванкам, запущенным для выявления зенитной мощи обезумевшего компьютера.

Мощь оказалась внушительной и позволяла считать меня сбитым на подлете, как эти падающие звезды. Похоже, мне повезло, что я не проверил тросик педали. Никто ведь не знал об отключении автопилота и о безумной траектории, по которой я зашел на посадку. Такую — попробуй пристреляй! Не мог же компьютер допустить, что я половину пути проведу без сознания. И на Базе предположить не могли. Так что теперь я числюсь в покойниках, и никто не будет мешать мне работать. Ни шеф, ни компьютер добывающего комплекса.

Один из метеоров полыхнул особенно ярко, наверное, это был орбитальный разведчик. Я и без того уже понял, какое серьезное дело мне предстоит. Компьютер-маньяк наверняка применяет к людям садистские методы. Разве стали бы рудокопы своими руками перекраивать оборудование? По доброй воле — нет. Но компьютер может перекрыть все входы и выходы, заблокировать замки, вентиляцию, пищу, воду, электричество. Наверняка гад начал отсасывать воздух из помещений. Мне стало страшно. К тому же кончилось действие обезболивающего, начала ныть рука и сбитые ноги. Я распечатал второй, последний, тюбик и поковылял дальше, рассчитывая дойти до цели к рассвету.

Карабкаясь через скалы, как машина, я вконец сбил ноги, комбез превратился в лоскуты, но мне некогда было беречь себя. В мозгу начала пробиваться предательская мысль, что подвиги мои ни к чему и Петр Ефимович ошибся. Надо было посылать сюда Феликса, а не меня. Старый я. Отлетался. Два провала подряд. Как бы ни кончилась операция на Репейнике, меня все равно уволят, буду я сидеть в «Трех парсеках» и рассказывать молодым о подвигах Спасательной Службы. Многие будут взирать на меня с почтением. Скорее всего.

Потом я подумал, что наверняка послали второй катер, на этот раз с Феликсом. Так что мой героизм останется моим личным делом, а за самоуправство мне устроят полномасштабную головомойку. И Ефимы-чу — тоже. А прилетевший Феликс уже крушит компьютер ломом. Или кувалдой. Иначе почему в небе такая тишина?

А кстати! Как он мог сесть, если Репейник держит круговую оборону? Феликс-то не будет отключать комп, а если бы и отключил, то сто раз проверил бы все тросики, коврики, рукояточки… Но у него нет волшебной дудочки, потому что мозгов маловато. А без нее он не сядет под шквальным огнем.

И тут я вспомнил яркую вспышку, которую принял за сгоревший орбитальный разведчик. Ведь это вполне мог быть Феликс. Мне стало жалко парня. Хоть и не любил я его, но все-таки человек. К тому же он всегда мог выручить парой сотен до получки.

Взошло солнце, жаркое, злое, а до котлована оставалось еще ого-го сколько! Но я решил, что пора задуматься наконец и о свихнувшемся компьютере. Таких крупных сбоев еще не случалось, но тенденция, как бы ни открещивались программисты, была налицо. Чем тоньше становилась элементная база, тем менее стабильно проходили квантовые вычисления. Хотя нет ведь! Компьютер Репейника специально делали на дубовой базе Ф-6, значит, размеры ни при чем. Наоборот: на такой жесткой элементной базе столь тонкий программный продукт должен работать очень корректно. Сверхкорректно, я бы сказал. Изумительно должен работать. Ан нет!

Я задумался о вариантах ремонта. Ну, до портов ввода-вывода я, скорее всего, доберусь. Компьютер меня не ждет, а если и ждет, то не с этого направления. Здесь ведь черт ногу сломит! Непроходимый ландшафт — на всех картах написано. Это мне плевать, что там написано, а компьютеру нет. Для него реальностью является то, что мы подсовываем ему в качестве данных. Написано «непроходимый», — значит, пройти нельзя.

У меня кончилось обезболивающее, и я начал злиться. Болело все — рука, ноги, плечи и обожженное солнцем лицо. Не хватало только солнечного удара, но я старался держаться.

Ну хорошо, доберусь я до портов ввода-вывода. А дальше что? Анализировать код на предмет сбоев? Это один вариант. А если нет программного сбоя? Кстати, и не должно его быть, потому что неоткуда ему взяться ни при каких обстоятельствах. Во-первых, основные программные процедуры давно уже пишут машины, а они не ошибаются. Во-вторых, большинство процедур являются библиотечными и копируются бесчисленное количество раз, тем самым проходя «проверку на вшивость». Так что сбойного кода там быть не может, а потому нет смысла тратить время на проверку.

Значит, лезть надо в железо, как Петр Ефимович и полагал. А в железе я действительно дока. Скорее всего, сбойнула квантовая колба. Это по опыту — первыми выходят из строя колбы. Иногда, правда, бывают неисправности более экзотические. Например, сгорел датчик на двери. Компьютер думает, что дверь открыта, а она заперта. Он ее закрывает, а она не поддается. Он врубает мотор на полную мощность, тот вспыхивает, начинается пожар и так далее. Со стороны кажется, что компьютер сошел с ума, а всех проблем — паршивый датчик.

Скорее всего, и здесь нечто похожее. Хотя рудокопов-заложников и пальбу по орбитальным целям трудно объяснить неисправностью дверного датчика…

Я решил не мучиться бесполезными предположениями, а придумать что-нибудь на месте.

К краю долины я подобрался только к обеду (в смысле — к полудню, потому что в отсутствие еды никакого обеда быть не может). Город-завод занимал почти все пространство выдолбленной в скалах котловины. Циклопическое сооружение. Завод-монстр. Он был похож на гигантского стального дракона, и я невольно представил себя рыцарем из древних легенд — Ланселотом, которому предстоит схватка не на жизнь, а на смерть. Образ мне понравился. Чтобы узнать, среагирует ли монстр на мое появление, я прикрепил к замку пустой рюкзак и медленно стравил трос. Нет. Видимо, из пустыни взбесившийся монстр никого не ждал, и рюкзак спустился вниз без проблем. Я выбрал место поудобнее, размотал альпинистское снаряжение и начал спускаться на дно котловины. Удивительно, но на спуске со мной ничего не случилось, кроме того, что я не стал отцеплять трос и успел отойти от скалы до того, как сверху свалился приличный обломок. Если бы я задержался на секунду, у меня больше не было бы проблем…

После спуска — километр марш-броска. Феликсу бы понравилось, я уверен. Меня же совершенно не впечатлило. Я обливался потом, скрипел зубами от боли в растертых ногах, проклинал все и вся, а Ефимыча — в особенности. Мне представлялось, что мясо на ступнях совсем стерлось и в ботинках скрежещут голые кости. Я бредил, но двигался. Мне надо было как можно скорее забраться к дракону под хвост, в место, которое на языке спасателей называется «черная дверь». Конечно, никакая это не дверь и уж тем более не черная. Там расположены разъемы портов ввода-вывода, вот и все. Но мне они были необходимы, как меч — Ланселоту.

И какого такого черта этому самовару, как говорит Ефимыч, пришла мысль вооружаться? Неужели машины тоже сходят с ума? Сумасшествие — это ошибка системы, но в любой оперативке на такой случай зашит сторож. Машина просто отрубается, и все. Этот же компьютер действует, и весьма эффективно! Он работает так, словно обнаружил какого-то неизвестного врага и начал принимать меры по спасению людей. Потому что ничего иного машине не может прийти в ее электронную голову. Она может делать только две вещи — спасать людей и работать на людей. Больше ничего. От кого она начала защищать Репейник?

Мне пришла в голову дикая мысль. Может быть, местный агрегат каким-то образом начал считать себя «особым формированием», и оценил вмешательство Земли, как опасное для гомеостаза Репейника? В таком случае он искренне полагает, что спасает рудокопов, заставляя их перековывать «орала на мечи». Тогда в диалоге он мне об этом сообщит.

Но! Я не должен обнаруживать себя в качестве собеседника, пока не прозвоню железо.

Так я потихоньку добрался до этой заветной дверцы. Двадцать минут у меня ушло, чтобы голыми руками освободить люки портов от каменной крошки и пыли. Потом я пять минут чихал. Еще пятнадцать подключал провода и минуту запускал портативный диагностический комплекс.

Поначалу все шло нормально. Я очень нежно прозвонил колбы, у дракона даже в брюхе не зачесалось. С ними все было в порядке. Затем начал сканировать датчики, а на это требуется куда больше времени. Диагностический комплекс работал, как часы, а вот я все же получил тепловой удар. Как же мне было плохо! Меня тошнило, меня рвало, у меня голова трещала и начала подниматься температура. Иногда я терял сознание, что в моем положении вообще непростительно.

После очередного приступа я ошибся. Вместо того чтобы перегнать программную процедуру из одного блока памяти в другой, я ее стер. Хотел заменить другой, но не нашел аналога.

Пока компьютер не обращается к этой процедуре, все хорошо, но рано или поздно он начнет ее искать, обнаружит отсутствие и примет меры. Отсутствие одной процедуры его не убьет, но комп сообразит, что кто-то копается у него в мозгах, и начнет уничтожать меня всеми доступными средствами. А судя по тому звездопаду, который я наблюдал ночью, средств у него достаточно.

У меня мелькнула мысль стереть заодно какой-нибудь жизненно важный файл, чтобы окончательно вывести систему из строя, но до такого файла компьютер меня не допустит. Одно дело — библиотечная процедура, а совсем другое — ядро.

Словом, оставался лишь один выход — написать процедуру заново. Да только немного найдется людей, помнящих наизусть хоть одну такую программу…

И тут меня осенило. Процедура-то стандартная! И если ее нет в компьютере, то она должна быть в диагностическом комплексе. Я порылся в памяти своей машинки и почти сразу обнаружил искомое. Процедура отличалась только шапкой — имя компьютера, сетевой адрес и название планеты, на которой он установлен. Но это можно и вручную переписать!

Довольный находкой, я быстро перебил шапку с клавиатуры и загнал процедуру в компьютер. Дракон слопал наживку и не подавился. Да и с чего ему давиться? Один к одному процедурочка получилась!

Успокоившись, я взялся прозванивать датчики дальше. Перебирал их аккуратно, стараясь ничего не перепутать, не задеть случайно опасные контакты, и записывал прямо на рукаве номера уже проверенных. От мерных ритмичных движений, от боли и усталости тишина в ушах начала наливаться звоном, жара все глубже вбивала боль в затылок. Последней моей эмоцией было сожаление о том, что я проделал тяжелый путь, нарушил решение Совета, угробил катер, покалечился сам. И все это, наверное, зря…

— Вот он! Здесь! — услышал я откуда-то издалека незнакомый голос. — Вынимайте его, осторожно!

Меня подняли, положили на мягкое и понесли. Послышался отдаленный гул. Кажется, я лежал на дне качавшейся на волнах лодки. Это река Стикс, которая ведет в Царство Мертвых, догадался я. И мне представилась медленная черная вода, уносящая в царство теней. Навстречу движению потянуло холодом, и я окончательно уверился в своей догадке.

«Ну и что! — подумал я. — Это даже хорошо, что я умер. Теперь мне не надо проверять контакты компьютера-маньяка. Теперь не надо смотреть в глаза Ефимычу и остальным людям. И вообще, загробная жизнь — не так уж плохо».

Меня бережно опустили на что-то мягкое. Прохлада по-прежнему овевала меня ласковыми дуновениями, и почему-то я был уверен, что меня встретит Аид, а не кто-то другой из богов. Послышалась тихая завораживающая музыка.

Я не хотел выслушивать приговор с закрытыми глазами, поэтому напрягся и открыл веки.

Первым, кого я увидел, был Феликс. Он смотрел на меня строго, но беззлобно.

«И тут уже выслужился, — подумал я смиренно. — Теперь будет моим начальником».

С трудом приподняв руку, я слабо пошевелил пальцами и хотел поздороваться, но из груди вырвался только слабый хрип.

— Что? Что он говорит? — спросил чужой голос.

— Наверное, хочет пить, — ответил ему второй.

Чья-то рука поднесла к моим губам фляжку, из горлышка потекла восхитительная влага. Я глотал ее и не мог напиться, как раскаленная пустыня Репейника не могла бы напиться, полейся на нее дождь.

Репейник.

«Я же был на Репейнике! — вспомнил я. — Здесь наверняка знают, чем все закончилось».

— Скажите, скажите мне! — обратился я к присутствующим, чьи лица начали смутно проступать за спиной Феликса. — Что там, на Репейнике?

— Почему там? — спросил Феликс.

— А разве я не умер?! — удивился я. — А ты? Разве твой катер не был сбит на орбите?!

— Как видишь! — усмехнулся Феликс.

Я очнулся окончательно. Меня окружали бравые ребята из Спасательной Службы, а прямо над их головами высился потолок добывающего комплекса планеты Репейник.

— Не унывай! — сказал Феликс и осторожно сжал мою руку. — Ты — крутой спец! Все в порядке, тебе потом расскажут. Обязательно. А нам пора. Счастливо!

— Спасибо! — я попытался сжать его руку в ответ, но так и не смог.

Пришел черед медсестер в салатовых комбинезонах. И я улыбнулся им, как старым знакомым. Я к ним привык. Почти каждое мое задание заканчивалось интерьерами в салатовых тонах и лицами этих милых девушек. Я их почти любил, хотя они и дырявили меня инъекторами.

В общем, точно я знал лишь одно — компьютер перестал психовать. Почему его расклинило, я не имел понятия. Оставалось набраться терпения и дождаться, когда кто-нибудь мне все объяснит. Поэтому я спокойно закрыл глаза и доверился добрым ангелицам.

Вечером я проснулся почти новеньким. Потянулся до приятного хруста в костях и выкарабкался из восстановительной капсулы. Я довольно быстро догадался, что нахожусь все еще на Репейнике, в местном лазарете, потому что за огромным стеклом палаты полыхали лохматые звезды, похожие на белые японские хризантемы. Я чувствовал себя отлично, и единственное, чего мне теперь не хватало, это информации о том, как все-таки был вразумлен обнаглевший железный ящик.

Словно в ответ на мои мысли тихонько скрипнула дверь, и в палату вошел Ефимыч. В руке он держал букет белых японских хризантем.

Значит, Феликс не соврал насчет крутого спеца.

— Пройдемся? — предложил шеф.

Мы выбрались из здания и устроились на прогревшейся за день ферме транспортера.

— Я верил, что ты именно тот человек, и ты победил, — без предисловий сказал Петр Ефимович. — Возможно, твоим именем назовут новый парадокс. Парадокс Филимонова — как тебе?

— Да. Звучит, — сказал я, недоумевая. — Значит, вы узнали, от чего компьютер сошел с ума?

Шеф начал издалека.

— Чем, на твой взгляд, машина отличается от человека?

— Человек ошибается, а машина нет, — озвучил я прописную истину.

— А как пишутся программы?

— Да чего там писать? Давно проверенные стандартные процедуры повторяются в разных комбинациях. Чаще всего надо только шапку дописать…

— Так, — согласился шеф. — И это огромное число стандартных процедур рано или поздно должно превратиться в некий гипотетический программный код! Поскольку все процедуры безупречны и безошибочны, поскольку они на разных машинах повторяются миллионы раз, общий код тоже получается безупречным! Но представь, что в результате этих бесчисленных повторений сложилась некая сверхпрограмма!

— То есть в недрах машины родился дракон?

— Да! И перевел завод в режим глухой обороны. Дракон защищал рудокопов! Представляешь? Это не было ошибкой. Он не сомневался, что защищает людей.

— От кого?

— Ни от кого! — развел руками Ефимыч. — Защита без нападения! Сверхкорректная программа привела к сверхкорректным действиям!

— Интересно, — кивнул я, ожидая дальнейшего.

— Посмотри на эти звезды, на цветы, на скалы, — улыбнулся шеф.

— Что ты увидишь в них? Каждый лепесток, луч, даже россыпь камней продолжает своими очертаниями бесконечную цепь превращений всего Мироздания.

— Это что-то из дзен-буддизма? — спросил я, зная пристрастие шефа к Востоку.

Но он продолжал:

— Искусственный мозг создавали по жестким, четко описанным правилам. И в силу этого его действия тоже носят четко очерченный, ограниченный характер. Человек же, как и все живое, возник в результате случайной мутации. Его порождающей силой была случайность! Ошибка!

— И? — все еще не понимал я.

— Бывает, люди совершают ошибки. Но ошибка ошибке рознь. Иногда всем только кажется, что человек ошибается! На самом же деле его действия подчинены сложнейшим закономерностям. Вырванные из контекста, они могут казаться ошибочными, но это не так! Они несут в себе больше, чем просто действие для решения конкретной задачи. А машина может решать только конкретную задачу конкретными средствами. И рано или поздно это должно было привести к катастрофе! Когда пришел сигнал с Репейника, я понял, что это случилось. Весь фокус в том, что сбой произошел из-за монотонности процедур, из-за их безупречности. Бесчисленные повторения замкнулись в новый суперкод, который и заставил машину принять неожиданное решение. Чтобы этого не случилось, достаточно поменять один значок в одном из тысячи блоков. Внести любую безобидную ошибку! Как быть в такой ситуации? И я подумал, что спасти положение может только человек, который обязательно совершит ошибку. Машина просто не сможет просчитать его действия. Я давно наблюдал за тобой и понял: этот человек — ты. Человек, который обязательно совершит ошибку. И ты не подвел меня. Все живы, компьютер работает, даже завод не пришлось останавливать, что сэкономило немалые средства. Нам за это дадут по медали, будут таскать какое-то время по редакциям и студиям, ты познакомишься с отличной девчонкой, ну и так далее.

Я ошалело смотрел на шефа, решая, не издевается ли он.

— Дело в том, что твои действия выглядят ошибкой только в узком срезе событий, — сказал он. — А если смотреть глобально, то это и был единственно верный поступок. Ни одна машина такого не просчитает и за миллион лет.

— Так что же я все-таки сделал?

— Ты ошибся при написании процедуры.

— Ну уж нет! — возразил я. — Я скопировал ее со своей машины! Мне пришлось перебить только шапку.

— Ты действительно ошибся всего в одном знаке, но этот знак не относился к программному коду, поэтому компьютер никак на твою ошибку не отреагировал.

— Что же тогда? — растерялся я.

— А что у тебя было по русскому языку? — хитро прищурился Ефимыч.

— Трояк… — нахмурился я.

— А как пишется слово «репейник»? — продолжал издеваться шеф.

— Ри… ре… — я задумался, не зная, что выбрать.

— Хорошо, что у тебя был трояк, Филимонов! Очень хорошо! Потому что «репейник» пишется через «е». Но если бы ты написал правильно, мы бы сейчас тут не сидели и не смотрели на эти замечательные звезды. Потому что иного пути прорвать оборону не было!

— Вот черт! — сказал я и вспомнил, как садился вчера на эту злополучную планету.

Вспомнил весь нелепый, перепутанный день, начиная с перегоревших батареек и сломанной бритвы.

— Решили, что планета теперь так и будет называться, — подытожил разговор Ефимыч, похлопывая меня по плечу. — Планета Рипейник.

— Похоже, историю можно считать оконченной, — сказал я. — Но меня мучает один вопрос.

— Какой?

— Ошибся я или нет?

Я посмотрел на разгоревшиеся звезды. Забавно было представить себя крохотной библиотечной процедурой в огромном компьютере Вселенной. Нас миллиарды — таких процедур. И каждая написана с небольшой безобидной ошибкой. Наверное, потому все и работает уже многие миллиарды лет.

НФ-факты

Предсказания из тюрьмы

Даже в 1920-е годы, когда уже были известны работы теоретиков космонавтики Циолковского, Оберта, Годарта, Валье и других, описания полетов на космических кораблях в фантастических произведениях были далеки от достоверности, что вполне простительно — ведь космонавтика в те годы была областью исключительно теоретической. Ну а такой «мелочью», как состояние невесомости во время полета, фантасты и вовсе пренебрегали. Что уж тогда говорить о космической НФ, рожденной в веке девятнадцатом!

Однако…

«Через несколько часов мы вышли за пределы доступного для чувства земного притяжения, и для нас более не было ни верха, ни низа. Стоило нам сделать несколько движений руками, и мы плавно переплывали на другую сторону каюты».

«Вера схватила летевший мимо нее стакан воды и быстрым движением руки отдернула его от наполнявшей его жидкости. Оставшись в воздухе, жидкость сейчас же приняла шарообразную форму и поплыла среди нас подобно мыльному пузырю».

Оба фрагмента позаимствованы из рассказа «Путешествие в мировом пространстве», написанном еще в 1882 году! Но еще более удивительно, что принадлежат эти строки заключенному Шлиссельбургской крепости. Именно там в течение 25 лет отбывал свой срок общественный деятель, ученый-историк и революционер-народник, член террористической группы «Народная воля» и участник покушения на Александра II Николай Александрович Морозов. Находясь в заключении, Морозов активно занимался самообразованием, написал несколько научных трудов по астрономии и истории, а также немало НФ-рассказов, позднее объединенных в книгу «На границе неведомого: полунаучные фантазии» (1910). Тематика сборника весьма разнообразна: здесь и исследование четвертого измерения, и путешествие в прошлое Земли, и научная лунная экспедиция…

Кстати, упомянутый рассказ «Путешествие в мировом пространстве» по неизвестным причинам не вошел в сборник, историки обнаружили его в черновиках «Шлиссельбургских тетрадей» уже после смерти ученого, а впервые опубликован он был лишь в 1963 году. Здесь дано не только первое в мировой НФ описание состояния невесомости, но и впервые высказана гипотеза о метеоритном происхождении лунных кратеров.

Под всеми парусами

В 1960-1970-е годы на страницах самых уважаемых научных и технических журналов обсуждалась идея космического корабля с «солнечным парусом». Не умер этот проект и сегодня. Кому же первому в голову пришла подобная идея?

К сожалению, историкам фантастики почти ничего не известно о биографии русского литератора начала XX века Бориса Красногорского. Но именно на страницах его астрономической дилогии — «По волнам эфира» (1913) и «Острова эфирного океана» (1914; в соавторстве с Д.Святским) — впервые появился космический корабль, использующий в качестве движущей силы давление солнечного света.

Сюжет таков: членам клуба «Наука и прогресс», то и дело придумывающим различные смелые технические проекты, приходит в голову мысль совершить космическое путешествие. Для этого они строят корабль, оснащенный огромным зеркалом «из чрезвычайно тонких-листов гладко отполированного металла». Первая экспедиция потерпела неудачу — в день старта Земля вошла в поток метеоритов, и сбитый корабль рухнул в Ладожское озеро. Невезение сопутствует и второй экспедиции — немцы по украденным чертежам строят свой корабль и в открытом космосе совершают нападение на российский «парусник». Наши путешественники, скрываясь от преследователей, совершают посадки на планеты Солнечной системы.

Однако динамичный сюжет и оригинальная на ту пору идея не спасли дилогию Красногорского и Святского от забвения — как и многие НФ-романы того романтического времени, когда Космос был бесконечно далек.

Евгений ХАРИТОНОВ

Проза

Кейдж Бейкер Королева Марса

Королев Марса было три.

Во-первых, так называлась таверна в Поселении. Королевой Марса прозвали и владелицу таверны, хотя справедливости ради следует заметить, что этот высокий титул, возложенный на нее постоянными клиентами, не был официальным, к тому же владения этой Королевы ограничивались стенами единственного на Тарсисе [16] места, где подавали приличное пиво.

Я, наконец, третьей, номинальной владычицей Марса была Ее Величество Королева Англии.

1. Большой Красный Воздушный Шар

Как получилось, что англичане завладели Марсом?

Во-первых, они не испытывали предубеждения к метрическим единицам и не цеплялись, как американцы, за футы, дюймы и унции.

Кроме того, британская программа космических исследований никогда не финансировалась исключительно за счет средств военно-промышленного комплекса. Правда, в отличие от других стран, более свободно распоряжавшихся деньгами налогоплательщиков, она не получала и сколько-нибудь значительных бюджетных вливаний, зато внезапное исчезновение врага, вызвавшее свертывание широко разрекламированных оборонных проектов, почти не повлияло на ее существование. А когда необходимость во внеземных ракетных базах отпала, крупнейшие мировые державы сразу потеряли интерес к колонизации космического пространства, расчистив дорогу частной инициативе.

Правда, в то время еще никто не знал, можно ли делать деньги на Марсе.

С Луной все было ясно. Британская лунная компания, сделавшая ставку на туризм и добычу полезных ископаемых, заработала для своих акционеров колоссальные средства. Кроме того, Луна сыграла роль превосходного предохранительного клапана, обеспечив рабочими местами сотни тысяч нонконформистов, не способных ужиться в Нижнем Мире — как теперь называли Землю — без специального медикаментозного воздействия, установленного для подобных случаев в законодательном порядке.

Так было вначале, однако со временем Луна утратила былую привлекательность. Очарование новизны поблекло, да и прибыльность многих проектов резко пошла вниз из-за шахтерских забастовок и бесконечной тяжбы с Ефесской церковью по поводу изваяния Артемиды Лунной. Романтика Нового Фронтира тоже выдохлась: стерильные серебряные долины превратились в обжитые, перекрытые воздушными куполами пространства, на которых подобно пчелиным сотам лепились друг к другу стандартные домики для служащих БЛК. Бюрократы и проповедники превратили Луну в скучное подобие Земли.

Психиатрические лечебницы снова стали наполняться недовольными — безработными индивидуалистами, чье безответственное поведение угрожало стабильности общества. Прибыль упала катастрофически, и Британская лунная обратила задумчивый взор в сторону Красной планеты.

Разумеется, добираться до Марса гораздо труднее, чем до Луны, зато колонизировать его — по крайней мере теоретически — намного проще. Марс больше, но на нем отсутствует гравитационный колодец, с помощью которого можно доставлять на Землю добытую руду. Это последнее обстоятельство исключало добычу полезных ископаемых в качестве источника дохода, а экспериментировать с пониженной гравитацией на Луне и проще, и дешевле.

Что же, в конце концов, мог дать предпринимателям Марс?

Чем заинтересовать?

Существовала только одна возможность — превратить его во вторую Землю. Однако процесс освоения Красной планеты требовал огромных затрат и еще больших усилий. Причем в случае успеха Марс превратился бы в место лишь немногим более уютное, чем пустыня Гоби в разгар зимы.

Но для чего тогда существуют политтехнологии?

Британская марсианская компания создавалась под звуки фанфар и трескучие аплодисменты прессы. Из чуланов извлекались и тщательно очищались от пыли бородатые рекламные лозунги. Рынок заполнился компьютерными играми и фильмами, пропагандировавшими сногсшибательные приключения среди красно-коричневых марсианских дюн. Профессиональная реклама денно и нощно убеждала обывателей, что они профукали свой золотой шанс, не купив акции БЛК, когда участки на Луне стоили гроши, и тут же доверительно сообщала, что не все еще потеряно и совсем скоро им представится возможность исправить свой промах.

И так далее, и так далее…

Эти усилия возымели надлежащий эффект. Все больше и больше людей отдавали Британской марсианской свои сбережения, а взамен получали акции, которые, строго говоря, не стоили бумаги, на которой их напечатали (правда, напечатали очень красиво, в старинном стиле, с тиснением и водяными знаками). Так был запущен Большой Красный Воздушный Шар. На Марс начали стартовать первые экспедиции. В новом, только что отстроенном куполе Первой базы поселились ученые и несколько освоенческих групп, составленных из наиболее социально адаптированных пациентов психиатрических больниц. В основном это были члены объединенного кельтского клана (жест доброй воли, явившийся прямым следствием последнего договора Британии с Кельтской Федерацией). С собой они принесли свои институты и традиции (такие, как разведение домашнего скота и загрязнение окружающей среды), которые Британская марсианская формально не приветствовала, но считала неизбежным злом, необходимым для выживания в условиях Нового Фронтира.

Так было положено начало долгому и трудному процессу создания инфраструктуры для освоения и — в перспективе — для массовой колонизации Красной планеты.

Но потом разразился правительственный кризис: одни политики ушли, им на смену пришли совсем, совсем другие. Вскоре выяснилось, что термоядерные генераторы, которые БМК успела переправить на Марс, способны нормально работать только в достаточно сильном электромагнитном поле, которое на Красной планете отсутствовало. Это, в частности, означало, что одно только энергоснабжение оборудования, необходимого для поддержания жизни первопоселенцев, обойдется значительно дороже, чем планировалось.

Кроме того, в глубоких долинах, где БМК собиралась разместить самые крупные поселения и базы, гуляли ураганные ветры, превращавшие каждую такую долину в подобие аэродинамической трубы. Строить жилые купола, не опасаясь, что свирепые песчаные бури разрушат их в течение первой же недели, можно было только на возвышенном вулканическом плато Тарсис, где воздух был значительно более разреженным и холодным. К сожалению, БМК выяснила это лишь после нескольких неудачных попыток, оказавшихся к тому же весьма дорогостоящими.

Одним словом, Большой Красный Воздушный Шар лопнул.

Или, лучше сказать, просто сдулся (хотя и достаточно быстро), ибо его исчезновение не сопровождалось ни громким шумом, ни летящими в разные стороны ошметками. В оболочке образовалась изрядная течь, и очень скоро Большой Красный Воздушный Шар превратился в нечто скособоченное, бесформенное, почти лишенное воздуха. Кстати, в этом последнем отношении он весьма напоминал купол Первой базы или, как его часто именовали, Поселения.

Между тем на Марсе жило уже довольно много людей. Ни у кого из них не было денег, чтобы вернуться на Землю. Им оставалось только приспосабливаться к обстоятельствам.

Тем утром Мэри Гриффит проснулась в своей постели одна, что не соответствовало ее привычкам. Некоторое время она неподвижно лежала, прислушиваясь к тишине. Тишину нарушало только низкое гудение генератора, а также негромкий храп, доносившийся со спальных антресолей, прилепившихся к крыше купола, как ласточкины гнезда. Никто не кашлял. Никто не ссорился. Не скрипел металл, а значит, клапаны Третьего бродильного чана пока не нуждались во внеочередной чистке.

Улыбаясь своим мыслям, Мэри выбралась из-под одеяла и, опустив вниз легкую алюминиевую лестницу, стала привычно быстро спускаться с антресолей, готовясь встретить новый день.

Мэри Гриффит была женщиной уже далеко не юной, но крепкой и коренастой. Помимо физической силы и выносливости она унаследовала от своих далеких предков-шахтеров бочкообразную грудную клетку, поддерживавшую ее внушительных размеров бюст на должной высоте. Низкая марсианская гравитация была еще одной причиной, сделавшей восхитительные формы мамаши Гриффит одной из основных достопримечательностей Поселения.

Подтянув лестницу обратно к потолку и завязав перекинутый через блок канат аккуратным морским узлом, который сделал бы честь опытному морскому волку, Мэри включила плиту и, пока та разогревалась, накачала полный чайник воды. Это, как всегда, оказалось нелегко: вода еле текла, к тому же она была ржаво-бурой, почти непрозрачной. Колонка то и дело принималась хрипеть и изрыгать застрявшую в трубе грязь, но Мэри знала: если воду как следует прокипятить, она будет приемлемо чистой. Через несколько минут она уже сидела за столом и, потягивая утренний чай, смотрела, как горячий водяной пар поднимается и тает в холодном и сухом воздухе.

Каким бы призрачным ни выглядел этот пар, он свое дело сделал. Добравшись до антресолей, запах влаги разбудил остальных спящих так же верно, как это сделал бы где-нибудь на Земле аромат шкворча-щей на сковороде яичницы с беконом. Очень скоро Мэри услышала, как ее домочадцы сбрасывают одеяла, расстегивают спальные мешки, зевают, покашливают, перешептываются, и вздохнула, прощаясь с последними мгновениями спокойствия и тишины раннего утра. Наступил еще один день.

Она подняла плотные металлические жалюзи на большом окне, и в дом ворвался угрюмый красноватый рассвет.

— О, Господи, какой яркий свет! — донесся сверху чей-то жалобный вздох, и через несколько секунд с антресолей свесился тонкий канат, по которому нерешительно сполз мистер Мортон. Он был одет в длинный черный термокостюм, делавший его необычайно похожим на боязливого паучка.

— Доброе утро, мистер Мортон, — сказала Мэри по-английски, потому что его панкельтский все еще оставлял желать лучшего.

— Доброе утро, мэм, — почтительно ответил мистер Мортон и поморщился, ступив босыми ступнями на засыпанный песком холодный пол. Высоко поднимая ноги, он вприпрыжку добрался до плиты и налил себе чашку чая, с наслаждением вдыхая горячий пар. Повернувшись к большому каменному столу, он уселся и снова поморщился, ударившись коленом о массивную бетонную опору. Размешав в чае солидный кусок масла, Мортон поднес чашку к губам и посмотрел на Мэри сквозь пар. В его глазах сквозило явное замешательство.

— Чем… что вы поручите мне сегодня, мэм?

Мэри еще раз вздохнула, призывая на помощь все свое терпение.

Формально Мортон был ее наемным работником; таковым он сделался с того рокового дня, когда — как и большинство товарищей по несчастью — обнаружил, что его выходное пособие не покрывает и половины стоимости обратного билета на Землю.

— Кажется, вчера ты так и не дочистил Пятый бродильник? — промолвила Мэри.

— Не дочистил, — грустно согласился Мортон.

— Тогда, я думаю, тебе следует закончить дело.

— О’кей, — кивнул он.

Мэри частенько приходилось указывать Мортону, чем ему следует заняться, но его вины в этом не было. Он не был глупым или беспомощным, просто большую часть своей взрослой жизни — и детства тоже — Мортон провел в психиатрических лечебницах. В десятилетнем возрасте он попался на чтении рассказов Эдгара Аллана По и был отнесен к так называемым «эксцентричным типам».

«Психиатричка», как известно, далеко не сахар. Считалось, что даже безнадежно больные должны приносить пользу обществу. Так мистер Мортон сделался настоящим профессионалом в области химического дизайна и промышленного «каменного литья». Именно благодаря этой специализации его приняли на работу в Британскую марсианскую.

На Марс Мортон прибыл с одной-единственной брезентовой сумкой, в которой поместилось все его имущество, и с головой, полной романтических мечтаний о головокружительных приключениях и опасностях.

Однако после того, как Мортон спроектировал и изготовил все необходимые БМК здания, он был уволен по сокращению штатов. Блуждая по Трубам в полном отчаянии, он оказался в «Королеве». Семь часов кряду Мортон просидел за темным каменным столом, поглощая самый дешевый бах[17], и с каждой кружкой его бледное, тонкое лицо становилось все бледнее и бледнее. В конце концов Мэри не выдержала и спросила, собирается он идти домой или нет, и тогда Мортон… разрыдался.

Так он получил работу в «Королеве Марса». Мэри стало жаль Мортона — ведь и сама она была уволена, правда, не по сокращению, а как «чрезмерно этнический тип».

— Да, займись, пожалуйста, Пятым бродильным чаном, — добавила она, немного подумав. — Если закончишь достаточно быстро, то уже после обеда туда можно будет загрузить сусло для светлого эля. Или, может быть, хороший плющенный ячмень для стаута. Как ты думаешь?

При этих ее словах мистер Мортон заметно повеселел.

— А разве у нас есть ячмень? — уточнил он.

— Ячмень будет, если Она пошлет, — сказала Мэри, и мистер Мортон торжественно кивнул. Сам он не принадлежал к Ефесской церкви, но склонялся к мысли, что где-то там, наверху, просто должен быть кто-то, кто отвечал бы на молитвы простых смертных. А Артемида, похоже, всегда прислушивалась к молитвам Мэри.

— Что-нибудь да подвернется, — сказал он, и Мэри кивнула.

Когда день начался по-настоящему, когда все постояльцы, спустившись с антресолей, отправились по Трубам к своим рабочим местам, когда проснулись дочери Мэри и — с улыбкой или хмуро — занялись повседневными делами, когда длинный каменный прилавок был вычищен и отполирован до тусклого блеска, а обогреватель под Первым чаном начал наполнять купол благословенным теплом, Мэри встала за стойку, чтобы нацедить первую за сегодня порцию эля в небольшую жертвенную чашу, стоявшую в небольшом алтаре в стене. Там же находилось скульптурное изображение Доброй Матери, тускло освещенное мигающим светом электролампадки. И как раз в тот момент, когда пахнущий душистым хмелем напиток ударился о сухое дно чаши и буйно запенился (чего-чего, а углекислого газа на Марсе было в избытке), входной шлюз отворился, и в поле зрения Мэри появился ответ на ее молитвы, принявший на сегодня облик Падрейга Мойлана, сгибающегося под тяжестью принесенного на обмен стофунтового мешка морригановского ячменя и двух бочонков масла.

Мэри поблагодарила мистера Мойлана с подобающей искренностью, не забыв сделать соответствующую запись в книге учета кредита — в той ее части, которая относилась к клану Морриганов. Очень скоро мистер Мойлан уже сидел в уютном алькове с кружкой красного солодового мальта и Моной, которая умела слушать его рассказы лучше остальных дочерей Мэри.

Сама Мэри, спрятав заветный мешок с овсом в сундук, принялась не спеша сметать со столов вечную красную пыль. Она слышала, как Мортон в Пятом чане орудует скребком и щеткой и выводит своим мягким лиричным баритоном «Одним волшебным вечерком…».

Мысленно отметив Мортона галочкой в списке Вещей, за Которыми Необходимо Проследить, Мэри еще раз прошлась вдоль столов, машинально оглядывая свой дом. Взгляд ее остановился на Элис. Это была ее старшая дочь — грациозная, как лебедь, и такая же раздражительная. Элис складывала в паромоечную машину вчерашние пивные кружки. Роуэн, темноволосая и практичная, экономными, точными движениями расставляла за стойкой ряды новых кружек. От частого мытья сильным напором воды кружки становились гладкими на ощупь и начинали блестеть, как розовый мрамор, а их стенки истончались настолько, что почти просвечивали. Достаточно скоро кружки оказывались слишком хрупкими, чтобы их можно было использовать в баре, и тогда Мортону приходилось изготавливать новые. Впрочем, старые кружки тоже не пропадали; их упаковывали в ящики и отправляли в сувенирную лавку космопорта. Там Изделия из Лучшего Марсианского Фарфора успешно продавались членам разного рода комиссий и инспекций, регулярно прибывавшим на Марс для проверки состояния общественных зданий БМК.

В темном углу за Четвертым чаном горела маленькая шахтерская лампа. В ее свете склонились над разобранным фильтром Чиринг и Манко. С помощью губок и мягких щеток они аккуратно очищали от барды фильтрующий элемент. Барда тоже шла в дело; ее можно было продавать в качестве органического удобрения, что было для Мэри сущим благословением, ибо барда накапливалась на дне бродильных чанов с угрожающей скоростью. Она состояла из вездесущего песка, дрожжевой массы и растущей на стенках мерзкой плесени и обладала неистребимым, бьющим в нос запахом, однако — смешанная с навозом и внесенная в бедную марсианскую почву — все же нейтрализовала действие естественных суперокислителей и позволяла худо-бедно выращивать ячмень.

Все новые марсиане были абсолютно убеждены, что выращивать ячмень жизненно необходимо.

Поэтому Чиринг и Манко тоже пели «Одним волшебным вечерком…», выводя куплет за куплетом фальцетом и хриплым тенорком, но их голоса звучали глухо из-за прикрывавших рты и носы матерчатых платков, которые потом пойдут в переработку. На столике негромко жужжала направленная на них видеокамера, снимавшая очередную серию документального репортажа, который Чиринг делал для «Катманду пост».

Окинув взглядом эту картину, Мэри удовлетворенно кивнула и подняла голову, чтобы посмотреть на последнего из своих постояльцев, который как раз спускался с самых верхних антресолей.

— Простите, мэм, — Эри неловко склонила голову, извиняясь за опоздание, и поспешила на кухню, где принялась ворочать помятые, закопченные сковородки с гораздо большим, чем обычно, пылом, пытаясь показать хозяйке, что ей ничего не стоит наверстать упущенное время. Немного помедлив, Мэри вошла в кухню вслед за ней, так как Эри представляла собой еще одну домашнюю проблему, требующую внимания и терпения.

Настоящего ее имени никто не знал — прозвище Эри представляло собой сокращение от «еретички». Некогда она принадлежала к Ефесским сестрам и жила в монастыре, но там с ней произошло какое-то несчастье. Какое — об этом Эри не рассказывала, но история, несомненно, была трагической. В результате Эри не только лишилась одного глаза, но и была отлучена от церкви. Вынужденная покинуть монастырь, она вскоре оказалась на Марсе; как — опять-таки никто не знал. Эри спотыкалась буквально на каждом шагу, движения ее были неуверенными и неловкими, а руки дрожали так сильно, что она постоянно роняла или опрокидывала предметы, но если Эри и была раскольницей, то, по крайней мере, не прозелитического толка; каким бы богохульством она себя ни запятнала, свои идеи Эри предпочитала держать при себе. Кроме того, она была довольно сносной поварихой, и Мэри сочла возможным оставить ее в «Королеве».

— Ты себя нормально чувствуешь? — осведомилась Мэри, заглядывая в полутемную кухню, где кухарка с ошеломляющей скоростью крошила ножом соевый белок низкотемпературной сушки.

— Да.

— Может быть, включить тебе свет? Я не хочу, чтобы ты осталась без пальцев, — сказала Мэри, поворачивая выключатель.

Когда вспыхнул свет, Эри громко завопила и прикрыла рукой здоровый глаз, а ее оптико-механический протез с упреком уставился на Мэри.

— Ох, — сказала Эри.

— Ты что, перепила вчера?

— Нет. — Эри с осторожностью отняла руку от лица, и Мэри увидела, что ее здоровый глаз красен, как огонь.

— О, Артемида!.. У тебя опять были сны? — догадалась она.

Эри несколько мгновений смотрела куда-то сквозь хозяйку, потом заговорила незнакомым, прерывающимся голосом:

— …Из толщи глины явились красные огни, и каждый сиял, как маяк сердца, и Он встал над ночью, облекшись в вихрь кружащегося красного песка, и на простертой деснице Его лежал Прекраснейший из Алмазов, который горел ярче солнца. И Он рассмеялся, и протянул камень, и молвил: «Сумеешь его выкопать?»…

— О’кей, — проговорила Мэри после долгой паузы.

— Извините, мэм, — буркнула Эри и снова повернулась к разделочной доске.

— Ничего, ничего, — сказала Мэри. — Я только хотела узнать, ты успеешь приготовить второй завтрак к одиннадцати?

— Да.

— Вот и хорошо, — резюмировала Мэри и покинула кухню. «О, Великая Артемида, даруй мне самый обычный день!» — мысленно взмолилась она, потому что прекрасно помнила: когда в прошлый раз Эри вела себя подобным образом, произошло множество странных вещей.

Но пока все было нормально. День, как две капли воды похожий на предыдущие, катился по наезженной колее, и Мэри находила это даже приятным. К двенадцати зал заполнился явившимися на обед полевыми рабочими — членами клана и контрактниками из Поселения. В основном это были шерпы, как Чиринг, или инки, как Манко; англичане редко посещали «Королеву», очевидно, не желая встречаться взглядами с Ее Величеством Королевой Англии, улыбавшейся им с голографической вывески. После обеда, когда работники вернулись на поля, когда пасмурный красно-коричневый день стал еще темнее, а ветер, как обычно усилившийся в этот час, завыл за стенами купола протяжно и угрожающе, у Мэри все еще было слишком много дел, чтобы волноваться по-настоящему. Предстояло перемыть огромное количество мисок и тарелок, сварить очередную порцию пива на завтра да еще кое-что починить и поправить в оборудовании, а кроме того, проверить и подстроить силовое поле окна, чтобы оно внезапно не отключилось под неослабевающим напором песчаного вихря.

Вот почему Мэри совершенно забыла о своих мрачных предчувствиях и не вспоминала о них до тех пор, пока не настало время дневного отдыха и она смогла присесть за свой лучший стол, закинув ноги на каменную столешницу.

— Мам?..

Со вздохом Мэри приоткрыла один глаз и взглянула на Роуэн, которая жестом указала на панель коммуникатора.

— Мистер Кочевелу передает тебе привет и спрашивает, нельзя ли ему встретиться с тобой, чтобы кое-что обсудить, — сообщила Роуэн.

— Проклятье! — воскликнула Мэри, снимая ноги со стола и вставая. Она не имела ничего против старшины клана Морриганов. Кочевелу был для нее больше, чем просто клиентом, однако сейчас Мэри почти наверняка знала тему разговора.

— Скажи, что я буду рада его видеть, а потом сходи в кладовую и принеси бутылку «Блэк лейбл» из моих личных запасов, — велела Мэри, а сама пошла искать подушку для любимого кресла Кочевелу.

Кочевелу, должно быть, ждал на противоположном конце Трубы, так как появился из входного шлюза всего минут через пять. Первой показалась борода, потом — сам гость; последними вошли еще трое членов клана. Сняв маски, они беспомощно заморгали на свету, показавшемся им чересчур ярким.

— Счастье этому дому, — хрипло сказал Кочевелу, стряхивая с костюма песок. Его спутники эхом повторили приветствие, и Мэри с философским спокойствием покосилась на крошечные песчаные дюны, образовавшиеся на полу возле башмаков.

— Добро пожаловать в «Королеву», мистер Кочевелу, — приветствовала она. — Вам как обычно?

— Да, мэм, благодарю, — ответил он, и Мэри, взяв гостя под руку, повела в глубь зала, знаком показав Моне, чтобы та взяла швабру и убрала с пола песок. Мона вздохнула и подчинилась весьма неохотно, но ее мать ничего не заметила: она была слишком занята, пытаясь разгадать выражение лица Кочевелу. Это было нелегко, учитывая, что борода и кузнечная сажа почти полностью скрывали его черты. Мэри, однако, заметила, что сегодня светлые глаза старшины беспокойно метались из стороны в сторону, выражая одновременно и надежду, и неуверенность.

Кочевелу смотрел, как Мэри наливает ему бокал «Блэк лейбл», потом потер толстыми пальцами переносицу, отчего на коже остались светлые полосы.

— Такое дело, мэм, — промолвил он наконец. — Мы отправляем Финна домой, на Землю.

— О! — воскликнула Мэри, наполняя еще один бокал для себя. — Примите мои поздравления, мистер Финн.

— Это все потому, что без моря я могу умереть, — вставил Финн, чумазый молодой парень в термокостюме, который был велик ему не меньше, чем на два размера. Все пряжки на нем были затянуты до предела, но костюм все равно болтался, как на вешалке.

— Главное — не море, а твой силикоз, — вставил Кочевелу.

— Силикоз ни при чем, — дерзко возразил Финн. — Каждую ночь мне снятся пустынные, мокрые пляжи, стелющийся над водой соленый туман и белые чайки, которые парят на своих изломанных крыльях над белыми барашками волн. В оставшихся после отлива лужах стоит гладкая, как стекло, вода и бурые водоросли…

Спутники Финна невольно застонали сквозь стиснутые зубы, а один довольно сильно пнул счастливца под столом в лодыжку.

— Сами видите: этот субъект не перестает болтать и буквально изводит нас своей водой, водорослями и прочим, — сказал Кочевелу, слегка повысив голос, и, подняв бокал, кивнул Мэри. — К счастью, мы наконец-то скопили достаточно, чтобы отправить на Землю одного из наших. Финну крупно повезло. Ваше здоровье, мэм!

Он выпил. Мэри последовала его примеру. Когда они слегка отдышались, она спросила:

— И что теперь будет с его земельным участком?

По своему обыкновению Мэри сразу перешла к сути проблемы, и ответная улыбка Кочевелу вышла несколько похожей на гримасу.

По условиям Договора о совместном использовании Марса, появившегося на свет во время кратковременного потепления отношений между Британией и Кельтской Федерацией, каждый поселенец получал в пользование персональный надел площадью в несколько акров для частного хозяйствования. Земля выделялась только при условии обязательного сельскохозяйственного использования, в противном случае участок возвращался к Британской марсианской компании.

С тех пор прошло уже довольно много времени, и БМК, успевшая неоднократно пожалеть о своем решении заселить Марс главным образом пациентами земных психиатрических клиник, взяла за правило прибирать к рукам участки, которые использовались недостаточно интенсивно.

— Это хороший вопрос, мэм, — заметил Кочевелу. — Ведь за Финном числится двадцать акров превосходной земли.

— Пять акров под сахарной свеклой и пятнадцать под очень хорошим ячменем, — уточнил Финн.

— И все это накрыто самой прочной крышей, какую только можно представить, — добавил Кочевелу. — Я уже не говорю о собственном колодце и прекрасной оросительной системе. Можете мне поверить: воду, которая поступает по трубам на поля, можно пить без всяких опасений.

Мэри неожиданно осознала, что в ее доме вот уже несколько минут царит мертвая тишина. Все члены ее семьи замерли неподвижно с подносами и щетками в руках, напряженно прислушиваясь к разговору и ожидая ее ответа. И неудивительно. Ячмень был залогом существования «Королевы», залогом их собственного существования и благополучия. Он рос на холодном и бесплодном Марсе только потому, что мог расти буквально везде, и все же насыщенная оксидантами каменистая глина, доставшаяся Мэри в качестве надела, давала не слишком хороший урожай.

— Будет очень жаль, если такой замечательный участок вернется компании, — уклончиво сказала Мэри.

— Мы тоже так подумали. — Кочевелу кивнул и принялся вертеть в пальцах опустевший бокал. — Нет никакого сомнения, что БМК перепашет землю и засадит соей, а это… это было бы довольно обидно, разве не так? Вот почему мы решили предложить этот участок вам, мэм.

— Сколько? — быстро спросила Мэри.

— Четыре тысячи кельтских фунтов, — ответил Кочевелу.

Мэри прищурилась.

— Какую часть вы согласны взять натурой?

Последовала небольшая пауза.

— БМК предложила нам четыре тысячи наличными, — проговорил наконец Кочевелу извиняющимся тоном. — Вы, несомненно, понимаете, что это значит… Но мы бы хотели, чтобы нашими соседями были именно вы, поэтому если у вас есть возможность собрать деньги…

— У меня нет таких денег, — резко сказала Мэри. При этом она нисколько не кривила душой: все ее хозяйство держалось на натуральном обмене, на безупречной репутации «Королевы» и ее владелицы.

— О, прошу вас: не спешите отказываться. Подумайте как следует! — заторопился Кочевелу. — Я думаю, вы могли бы собрать некоторую сумму по подписке… Все, кто работает в полях, очень любят вас и ваше заведение; разве они не распахнут для вас свои сердца и свои карманы, если вы попросите у них взаймы на хорошее дело? Кроме того, у вас работают несколько бывших служащих БМК — их выходное пособие достаточно велико. Неужели они откажутся поскрести по сусекам после всего, что вы для них сделали? Ах, мэм, если бы вы сумели набрать наличными хотя бы две трети названной суммы, мы бы сумели договориться насчет остального и предоставить вам самые льготные условия.

Мэри заколебалась. Она точно знала, сколько смогут собрать ее домочадцы и работники — не больше тысячи кельтских фунтов, даже если бы все они продали свои тела для посмертного анатомического исследования в ксенологической лаборатории. Но должна же Владычица помочь, ведь так?

— Пожалуй, сначала мне следует посмотреть участок, — сказала Мэри задумчиво.

— Мы с удовольствием покажем его вам, — отозвался Кочевелу и улыбнулся в свою прокопченную бороду. Его люди тоже обменялись быстрыми улыбками, и Мэри поняла, что должна быть очень, очень осторожна.

Она, однако, ничего не сказала. Поднявшись из-за стола, хозяйка быстро оделась, затянула кислородную маску и вышла из шлюза вслед за Кочевелу и его спутниками.

Современное Поселение представляло собой нечто большее, чем скромный купол, служивший прибежищем для нескольких сотен первых колонистов. Оно возвышалось над всеми остальными постройками и было оборудовано очень живописной прозрачной визиокрышей в стиле «космический модерн», сквозь которую его обитатели могли видеть на небе настоящие звезды. Визиокрыша, впрочем, плохо сохраняла тепло, и желающих выйти ночью из жилого блока, чтобы, рискуя насмерть замерзнуть, пялиться на две крошечных луны, находилось немного.

Трубы — по крайней мере на тех участках, где англичане следили за их техническим состоянием — тоже выглядели очень современно. Модерновый вид им придавали прозрачные участки, откуда открывались потрясающие виды Красной планеты.

Впрочем, Марс был красным далеко не везде. Когда Мэри впервые прилетела сюда, ей показалось, что Марс представляет собой бескрайнюю светло-коричневую пустыню. Теперь же она различала всю гамму цветов — за исключением разве что синего и голубого. Лимонно-желтый переходил в тусклую охру, оранжевый отливал киноварью, насыщенный бордо переходил в крапплак, а тот, в свою очередь, сменялся глухими тонами ржавчины и кошенили. На Марсе присутствовал даже зеленый — голые выветрившиеся скалы имели мрачноватый оливковый оттенок, а обработанные участки казались изумрудными.

Вытянутый в длину двадцатиакровый участок Финна тоже был покрыт густой, сочной зеленью, так как молодой ячмень еще не успел выйти в ость, и Мэри, проследовав в шлюз за Кочевелу, остановилась пораженная.

— Самый настоящий Хрустальный Дворец! — с гордостью произнес Кочевелу, экспансивно взмахнув рукой.

Мэри слегка сдвинула маску и вздохнула. От почвы, разумеется, попахивало метаном, зато воздух был достаточно влажным, насыщенным кислородом и весьма приятным на вкус. Ячмень, росший вдоль длинной впадины, перекрытой прозрачной крышей промышленного производства, был высоким и сочным. Только вдали зелень меняла оттенок, и Мэри догадалась, что там начинается участок, занятый сахарной свеклой.

— Вот это да! — вырвалось у Мэри, у которой от избытка кислорода начинала кружиться голова.

— Видите? — сказал Кочевелу. — Этот участок стоит четырех тысяч, до последнего пенни!

— Если бы только я имела эти четыре тысячи, — возразила Мэри, пытаясь говорить и действовать разумно, но это было трудно.

Она понимала, что этот надел — лакомый кусочек: он один способен с избытком обеспечить ее солодом. Она могла бы даже обменивать или продавать излишки…

— Неудивительно, что англичане положили глаз на эту плантацию, — сказала Мэри.

Собственные слова все еще звучали у нее в ушах, когда сквозь прозрачные участки крыши она взглянула на раскинувшуюся вокруг панораму: метановый ад приземистых куполов, где клан держал домашний скот, и переплетенные трубы кузнечных мастерских Кочевелу.

— Совсем неудивительно, — повторила она и повернулась, чтобы взглянуть Кочевелу в глаза. — Ведь если я не ошибаюсь, этот участок разделяет владения клана Морриганов, а коли он достанется англичанам…

— Вы абсолютно правы, — ответил Финн. — Когда англичане им завладеют, то первое, что они сделают, добьются демонтажа мастерских и свинарников, потому что… ох!.. — Финна снова лягнули, и он замолчал, страдальчески морщась и потирая ушибленную ногу.

— И все это — часть их секретного плана по вытеснению колонистов, — поспешно добавил Кочевелу. — Сами видите, компания сделала нам предложение, от которого просто невозможно отказаться.

Несколько лет мы обрабатывали и удобряли землю, а они сидели и ждали, пока мы не сдадимся и не отправимся восвояси, чтобы просто прийти и забрать все, что было создано тяжелым трудом. Представляете, буквально на следующий день после того, как мы оформили все бумаги на Финна, к нам заявился этот ублюдок — инспектор Болдуин.

— Видели бы вы, как вытянулось у него лицо, когда он увидел, какой чудный ячмень мы тут выращиваем! — вставил Финн, продолжая потирать лодыжку. — И свеклу тоже!

— Да, — подтвердил Кочевелу, бросив на Финна предостерегающий взгляд. — Инспектор не мог сказать, будто мы плохо обрабатываем надел, так что у компании не было формальных оснований отобрать землю. Участок не заброшен, он находится в коллективной собственности клана и дает превосходные урожаи. Но не прошло и восьми часов, как этот инспектор снова появился у нас и предложил выкупить землю за четыре тысячи кельтских фунтов наличными. Предложение дьявольски соблазнительное, но если мы согласимся, тут уж сомневаться не приходится: англичане сразу начнут выражать недовольство тем, что наши мастерские и загоны находятся слишком близко. И тогда…

— Так не продавайте, — перебила Мэри. — Или продайте кому-нибудь из своих.

— Вы отлично знаете, дорогая, что для нас вы всегда были и будете своей, — льстиво сказал Кочевелу. — Разве не так? И потом посудите сами: кто из нашего нищего клана сможет собрать подобную сумму? Относительно вашего совета не продавать надел БМК, то… мы-то с вами, дорогая Мэри, знаем, что значит иметь дело с компанией… Они так просто не отступятся и начнут чинить нам различные неприятности. В конце концов дело кончится судебным иском, а это, знаете ли, не по мне. Кроме того, большинство членов клана не способно заглянуть в будущее; все, что они видят, это куча денег, которые предлагает компания, и я почти не сомневаюсь: они проголосуют за продажу надела.

— С такими деньжищами мы могли бы многое сделать, — вздохнул Матлот — тот самый, который пинал Финна чаще остальных. — Например, купить новые генераторы, в которых мы так нуждаемся, или дополнительные визиопанели, которые для нас дороже золота — в прямом и переносном смысле. И как бы ни претило нам продавать надел посторонним…

— Если бы участок купили вы, Мэри, от этого выиграли бы не только ваши домочадцы, но и мы, — объяснил Кочевелу. — Причем, выиграли бы вдвойне. Как говорится, и корову продали, и при молочке остались…

Мэри с негодованием посмотрела на него. Она ясно понимала: при любом раскладе расплачиваться придется ей одной. Ведь если ячменное поле клана перейдет к компании, она останется без ячменя, а нет ячменя — нет и пива. Ее маленькому хозяйству угрожала самая настоящая катастрофа.

— Вы загнали меня в угол, Кочевелу, — сказала Мэри, и он сокрушенно покачал головой.

— Не только вы, но и я загнан в угол, — ответил старшина. — Просто ваше положение еще более сложное — тут или в стремя ногой, или в пень головой. Но если найдутся деньги — и вы, и клан окажутся в выигрыше, а компания пусть утрется. Прошу вас, дорогая, подумайте как следует, никто не заставляет вас принимать решение немедленно. Компания дала нам на размышление тридцать дней. Ступайте домой и обсудите ситуацию со своими — быть может, какой-нибудь выход найдется.

Вместо ответа Мэри снова затянула на лице маску и быстро вышла через шлюз, что-то неразборчиво бормоча под нос.

За свою жизнь Мэри привыкла к чрезвычайным ситуациям. Когда ее отец оставил семью и ей пришлось бросить университет, чтобы ухаживать за больной матерью, она справилась. Мэри нашла работу и переехала в меньшую по размеру, но более дешевую квартиру, в которой они с матерью жили в состоянии вооруженного перемирия до тех пор, пока однажды та не наглоталась снотворного.

И снова Мэри справилась. Она похоронила мать, нашла совсем крошечную квартирку и поступила на вечерние курсы при университете, где в конце концов защитила диссертацию по ксеноботанике.

Когда ее первый муж — отец Элис — умер, Мэри справилась. Она мобилизовала все свои знания и умения и нашла престижную исследовательскую работу, которая оплачивалась настолько хорошо, что ей не пришлось отдавать Элис в государственный приют для сирот.

Когда от нее ушел отец Роуэн, Мэри справилась, хотя он и прихватил с собой значительную часть ее денег. Два года изнурительной исследовательской работы плюс несколько проектов, которые она разрабатывала по совместительству, позволили ей снова встать на ноги.

Когда отец Моны решил, что мальчики нравятся ему больше, Мэри в очередной раз справилась. Несколько жестоких уроков явно пошли ей впрок, поэтому расставание произошло быстро и без малейшего ущерба для ее финансов (чувства были не в счет). А когда вербовщики БМК предложили Мэри работать на Марсе, она согласилась почти что с легким сердцем, решив, что Небесная Госпожа наконец-то послала ей награду за долгие годы борьбы и терпения.

Предложение действительно выглядело очень заманчиво. Удивительные приключения в другом мире, уникальная возможность исследовать и классифицировать неизученные формы жизни и, вполне вероятно, шанс оставить след в науке, присвоив свое имя какой-нибудь марсианской водоросли. Дочери слушали Мэри, широко открыв рты, и только старшая, Элис, немного всплакнула, огорченная перспективой расставания с подругами. В конце концов все четверо храбро отправились в космос, чтобы стать настоящими марсианками. По совести сказать, сначала Мэри немного волновалась за дочерей, но девочки адаптировались на новом месте едва ли не быстрее, чем она сама (и при этом оказались донельзя избалованы, так как на Марсе они были единственными детьми).

Что касалось Мэри, то первые пять лет она пребывала в состоянии полного счастья. Она была уважаемым членом марсианского научного сообщества; коллеги высоко ценили ее знания и ее научную проницательность, благодаря которой Мэри сумела открыть больше способов промышленного применения Cryptogametes gryffyuddi, чем Джордж Вашингтон Карвер — способов использования арахиса.

Но когда она изучила все полезные свойства, которые можно было обнаружить у бурых марсианских лишайников (а за пять лет объект исследования оказался полностью исчерпан), выяснилось, что доктор Мэри Гриффит больше не нужна компании.

Оставившая глубокий след, если не в ее душе, то в судьбе, беседа с генеральным директором Рутерхидом была неожиданной и короткой. Под сомнением оказался моральный облик Мэри. Дело было в детях, которые отнимали у нее слишком много сил и времени, и хотя в Кельтской Федерации иметь троих детей было в порядке вещей, Марс принадлежал Англии, о чем Рутерхид не преминул ей напомнить. Кроме того, Мэри подозревали в употреблении химических стимуляторов, подлежащих особому контролю (читай — алкоголь), что тоже не было преступлением на территории Федерации, однако, с точки зрения морали, выглядело более чем сомнительно. Наконец Рутерхид сказал, что БМК готова была смотреть сквозь пальцы на ее, так сказать, религиозные убеждения, в надежде, что они удержат мисс Гриффит от безнравственных поступков известного рода, чего, к сожалению, не произошло, и поэтому…

— Ты имеешь в виду мужчин, с которыми я спала? — зло перебила Мэри.

В минуты наивысшего душевного волнения она частенько утрачивала способность выражать свои мысли на английском языке, но сейчас этого, к несчастью, не произошло. Что и определило ее судьбу.

— Ах ты сушеный старый козел! Да ты бы и слова не сказал, если б я спала с женщинами, ханжа проклятый! Весь Марс знает, что ты держишь в своем кабинете голографическую установку и подборку кассет с лесбийскими шоу!..

Любое академическое сообщество, как правило, представляет собой довольно тесный мирок, в котором слухи распространяются со скоростью света. Еще более тесным оказался мир, ограниченный марсианским биокуполом; скрыть здесь что-либо было практически невозможно, поэтому над пристрастиями генерального директора («Джули и Сильвия берут уроки хороших манер у фрау Кнут») втихомолку хихикали буквально все, однако до сего дня никто не осмеливался говорить об этом вслух.

После ее слов с генеральным директором Рутерхидом случился приступ удушья, отчего его лицо приобрело очень красивый синевато-багровый оттенок. Говорить он не мог, поэтому пришлось вмешаться его заместителю Торпу. Именно он объявил Мэри, что руководство компании очень сожалеет, однако в силу обстоятельств Британская марсианская вынуждена… и так далее, и так далее.

И Мэри снова пришлось напрячь все силы, чтобы в очередной раз справиться.

Ей было наплевать, что она не может оплатить обратный проезд на Землю. На Марсе ей нравилось больше. «Да будь я проклята, если позволю так легко себя списать», — решила она и, превратив в наличные свой последний чек, стала создавать собственный бизнес.

У кельтов-колонистов она приобрела купол — запасное жилье, использовавшееся ими в качестве укрытия для скота, и хотя даже в сухом, разреженном марсианском воздухе запах держался несколько недель, Мэри была довольна. Стены купола оказались еще очень крепкими и хорошо держали тепло, а оборудовать его дополнительными антресолями для постояльцев не представляло большого труда.

Чиринг, контракт которого оказался разорван после того, как «Катманду пост» опубликовала серию острых критических статей о деятельности БМК, пришел к Мэри — ему просто некуда было податься. Он оказался приличным механиком и помог ей починить сломанный водяной насос и установить генераторы.

Манко Инка, вынужденный оставить сплоченные ряды служащих БМК после того, как выяснилось, что он (якобы) практикующий христианин, принес Мэри в качестве квартирной платы каменнолитейный узел, с помощью которого она сумела изготовить пять превосходных бродильных чанов, а также множество кружек, мисок и тарелок.

Первую партию ячменя для производства солода поставил ей сам Кочевелу.

А как только стало известно, что у Мэри есть и пиво, и прелестные дочери, «Королева Марса» стала пользоваться бешеной популярностью.

Вот уже больше пяти лет она гордо стояла на каменистом участке земли на склоне холма, являя собой прекрасный образчик того, как должна выглядеть уютная марсианская деревенская таверна. Приземистый, широкий у основания купол «Королевы» зарос живописными лишайниками со всех сторон, кроме наветренной, с которой свирепые песчаные бури срывали любую растительность. Чтобы спасти стену от скорого разрушения, эту сторону приходилось постоянно подшпаклевывать и латать с помощью отходов каменнолитейного производства, имевших красновато-коричневый оттенок. Продукты и топливо Мэри приобретала или выменивала у клана, у полевых работников и даже (в порядке личной договоренности) у некоторых предприимчивых служащих БМК, не слишком радевших о казенном имуществе. Так был заложен фундамент ее процветающего хозяйства.

И вот теперь этому процветанию угрожала нешуточная опасность, и Мэри не оставалось ничего другого, как напрячь все силы и сообразительность, чтобы в очередной раз справиться с бедой.

— О, святая Мать-Владычица, — ворчала она себе под нос, когда, спотыкаясь о мелкие песчаные дюны, мчалась по Трубам обратно в «Королеву». — Ведь все было так хорошо, почему же что-то должно обязательно случиться? Неужто ты не можешь даровать мне хотя бы один спокойный год? Да нет, ты, наверное, просто не хочешь… По твоей милости мне теперь приходится таскать каштаны из огня для этого мужлана Кочевелу, а где я возьму деньги? Неужто тебе так трудно сотворить для меня хоть одно маленькое чудо? Ты, наверное, думаешь — я сильная, я сама справлюсь, сама решу все проблемы для других и за других, так что им не придется и пальцем пошевелить? Ну уж дудки!..

Она добралась до прозрачного участка и бросила мрачный взгляд наружу.

Перед ней простиралась долина Мертвой Змеи — узкая каменистая полоска земли, отмеченная невысокой каменной пирамидкой, последним местом упокоения ручного питона, принадлежавшего Кочевелу. Змея выдержала трудный полет на Марс только для того, чтобы сбежать из террариума и насмерть замерзнуть Снаружи. Первоначальные надежды, что питона можно разморозить и оживить, разбились вдребезги, когда Финн, пытаясь пошутить, водрузил свернувшуюся кольцом мертвую змею себе на голову — и тут же уронил на пол.

Сразу за долиной Мертвой Змеи чуть ниже оплавленного склона вулкана Моне Олимпус[18] виднелась покосившаяся визиостена собственного надела Мэри — жалкого земельного участка, который ей, словно в насмешку, всучили при увольнении из БМК. Тонкие крыльчатки древних ветряных двигателей придавали пейзажу обманчивый патриархально-деревенский вид. В силу особенностей геологического строения поверхности на Марсе никогда не ощущалось недостатка в плохих почвах, но в случае с Мэри компания особенно постаралась. В результате ей достался почти стерильный глинистый участок, на котором не росли даже лишайники. Разумеется, ни о каком эффективном хозяйствовании здесь не могло быть и речи, однако, несмотря на это, БМК ни разу не попыталась отобрать у Мэри ее землю.

— Я знаю, чьи это шуточки! — прорычала Мэри сквозь зубы. — Прекрасная плодородная земля, вот как? Будь ты проклят, старый похотливый козел!..

Затем она двинулась дальше и вскоре свернула в боковое ответвление Трубы, ведущее к ее наделу. Мэри никогда не была мазохисткой, но после экскурсии на плантацию Морриганов ей вдруг захотелось взглянуть на собственный небольшой огород.

У входа она сразу увидела бьющие из замка шлюза тонкие струйки пара. Шлюз давно нуждался в капитальном ремонте, и Мэри подумала, что, если у нее сломается что-то еще, она просто не найдет денег, чтобы исправить поломку. До боли закусив губу, она вошла на участок и опустила маску, чтобы получше рассмотреть низкорослый, чахлый, желтоватый ячмень, чуть колышущийся в волнах кислорода. Контраст с тучными морригановскими полями был слишком очевидным, и Мэри, опустившись на перевернутое ведро, заплакала. Впрочем, глаза ее оставались почти сухими; лишь одна чахлая слезинка, скатившись по щеке, упала на пересохшую красную глину и зашипела, как перекись водорода на ране.

Вскоре гнев и отчаяние отступили, но Мэри еще долго сидела, глядя на быстро высыхающее пятнышко влаги на глине. Глина имела красно-коричневый цвет настоящей терракоты.

— Интересно, — вслух произнесла Мэри, — можно ли делать из этого чертова дерьма горшки и кувшины?

В посуде она не нуждалась — все необходимое Мэри получала методом «каменного литья» из самой обычной марсианской пыли. На что ей еще и глина?

Из нее можно лепить статуэтки, подумала она. Произведения искусства. Сувениры. Разные полезные штучки. Изразцы с рельефной надписью «На память о Марсе». Правда, у самой Мэри не было никаких художественных способностей, но она надеялась, что кто-нибудь из ее постояльцев окажется талантливым скульптором. Быть может, рассуждала она, тогда ей удастся договориться с магазином «Экспорт базар», чтобы он взял их изделия на консигнацию. Ее Тончайший Марсианский Фарфор шел очень хорошо, и Мэри надеялась, что изделия из глины тоже можно будет реализовать с прибылью.

— Какого дьявола!.. — сердито сказала она, вытирая глаза и вставая. Поставив ведро как следует, Мэри взяла с подставки для инвентаря лопату.

Копать было тяжело даже в здешнем относительно богатом кислородом воздухе — настолько плотной была ссохшаяся, утоптанная глина. От усилий Мэри даже слегка кряхтела. Прошло довольно много времени, прежде чем ей удалось наполнить ведро твердыми глиняными комками. Наконец работа была закончена, и Мэри, снова надев маску, медленно побрела по Трубе домой, волоча за собой тяжеленное ведро, содержимое которого (как она надеялась) могло помочь ей заработать несколько лишних фунтов.

Когда хозяйка вошла в купол, ей показалось, что с момента ее ухода никто из домашних так и не сдвинулся с места. Лишь завидев Мэри, они снова ожили и засуетились, старательно делая вид, будто трудились не покладая рук весь день, а вовсе не стояли праздно, опершись на свои орудия труда и обсуждая предложение клана.

— Э-э… мэм, мы тут поговорили, и… — мистер Мортон шагнул к Мэри, нервно сплетая и расплетая пальцы.

— Зачем ты таскать такой тяжелый ведра, мама? — Манко бросился вперед и освободил Мэри от ее ноши. — Может, ты присесть отдохнуть?

— Как это любезно с твоей стороны, — сварливо сказала Мэри и, прищурившись, огляделась по сторонам. — Почему никто не начал варить ячменный стаут, как я велела? Это отнеси в дробилку, — добавила она, показывая Манко на ведро. — Коль скоро мы оказались владельцами самых богатых на Марсе залежей глины, надо с ней что-то делать.

— Хорошо, мама, я относить.

— Но вы все-таки присядьте, — вмешался мистер Мортон и нервным движением указал на ближайшее кресло. — Мы должны поговорить…

— Некогда мне рассиживаться, у меня слишком много дел, — огрызнулась Мэри. — О, святая Небесная Мать!.. Элис, куда ты смотрела? Этот обогреватель нужно было выключить еще час назад. Неужели я одна должна присматривать за всем?

— Но вода еще не нагрелась! — крикнула Элис, выглядывая из-за Третьего чана.

— Я бы хотел рассказать вам о том, к чему мы в конце концов пришли, — продолжал тянуть свое Мортон. — Если вы, конечно, не возражаете…

— Я не возражаю, но давай перенесем разговор — сейчас я слишком занята, — откликнулась Мэри, хватая швабру и набрасываясь на ближайшую кучку песка на полу. — Роуэн, как там с фильтром? Вы с Чирингом переставили его по-новому?

— Да, мама, и…

— Я думаю, что мы могли бы довольно быстро заработать четыре тысячи фунтов, если бы устроили в «Королеве» что-то вроде кабаре, — с самым серьезным видом сообщил Мортон. — Например, можно было бы поставить специальное обеденное шоу. Я мог бы петь или декламировать, а…

— Очень интересная идея, — быстро сказала Мэри. — Обещаю, что подумаю об этом, а сейчас достань-ка из сундука ячмень.

— А я могла бы исполнять стриптиз, — вставила Мона.

Мэри успела трижды взмахнуть щеткой, прежде чем до нее дошел смысл этих слов.

— Стриптиз?! — рявкнула она. — Ты совсем спятила, Мона! БМК и так считает мой бар гнездом порока. Для полноты картины мне только стриптиза не хватает!

Мона обиженно надула губы.

— Но ты сама рассказывала, что когда училась в университете…

— Это было очень давно, к тому же мне очень нужны были деньги!

— А разве сейчас нам деньги не нужны? Да у нас никогда, никогда не было достаточно…

— Леди, прошу вас!.. — Несчастный мистер Мортон даже порозовел, что при его анемичной комплекции случалось крайне редко.

— Займись ячменем, Мортон, — железным голосом приказала Мэри. — А ты, Мона, не будешь появляться на публике нагишом, пока не станешь совершеннолетней. Это мое последнее слово, ясно?

— Что это есть, мама?! — Вынырнувший из рабочего отсека купола Манко что-то протягивал Мэри на раскрытой ладони. Лицо его казалось каким-то странным, словно индеец был озадачен. — Это быть на дно ведра. Комок глины развалиться, и внутри быть он.

— Какой-то булыжник, — сказала Мэри, бросив на находку быстрый взгляд. — Выброси его к черту.

— Я думать: это не простой камень, мама.

— Он прав, — вставил Чиринг, который, сощурившись, рассматривал камень на ладони Манко. — Это кристалл.

— Тогда положи его на полку за стойкой, куда мы складываем всякие окаменелости. Кто-нибудь из геологов наверняка знает, что это… Эй, в чем дело?! Кого это там тошнит? — Мэри с подозрением повернулась к бару.

— Меня, мамочка, — отозвалась из-за барной стойки Элис. Голос у нее был самый разнесчастный, и Роуэн, вооружившись салфеткой, поспешила на помощь сестре.

Мэри скрипнула зубами.

— Так-так… — сказала она самым зловещим тоном. — Теперь еще и пищевое отравление!.. Ну ничего, эта грязнуля мне за все ответит! Чем поклоняться дьяволу, лучше бы за чистотой следила!

И она с решительным видом шагнула в сторону кухни, но Роуэн успела перехватить ее на половине пути.

— Это не пищевое отравление, мама.

Круто развернувшись на сто восемьдесят градусов, Мэри в упор уставилась на дочерей. Последовала продолжительная, напряженная пауза, во время которой все трое присутствовавших при этом мужчин лихорадочно пытались сообразить, что же, собственно, произошло. Все стало ясно, когда Элис провыла:

— Я же не знала, что на Марсе тоже можно залететь!

В последовавшей за этим суматохе загадочный кристалл, убранный на полку за барной стойкой, был благополучно забыт до самого вечера, когда в таверну заглянул только что вернувшийся после экспедиции на полюс Кирпич.

Кирпич получил это прозвище по той простой причине, что действительно напоминал кирпич, и не только квадратными плечами и широкой угловатой фигурой, казавшейся еще шире из-за стеганого ватного комбинезона Погонщика, но и цветом лица. Впрочем, и фамилия у него была подходящая — Кирпи.

Когда Кирпич появился из шлюза и по обыкновению ухмыльнулся, в щелях между его зубами стала видна застрявшая красная пыль, словно он питался ею всю дорогу до полюса и обратно. Погонщик привычно щурился, словно стараясь уберечься от сильного ветра, но в уютном полумраке «Королевы» он расслабился, и тогда все заметили, как покраснели белки его налитых кровью глаз.

Приподняв голову, Кирпи с шумом втянул воздух широким и плоским, как у гориллы, носом. Такую экзотическую форму его обонятельный орган приобрел вследствие частых столкновений с кулаками, башмаками, рулевыми колесами и — по слухам — лбами больничных санитаров. Впрочем, если последнее действительно когда-то имело место, то очень, очень давно; Кирпи-Кирпич был одним из старожилов Марса.

— Дьявол, люблю я этот запах! — с чувством прогудел он по-английски и, шагнув к бару, швырнул на стойку свои толстые рукавицы.

— Пиво, лук и жареный соевый бифштекс, правильно? — Кирпич снова ухмыльнулся. — Дайте-ка мне двойную порцию и кувшин «Фостера» в придачу.

— Простите, сэр, но боюсь «Фостера» у нас нет, — смущенно ответил Мортон, и Мэри незаметно толкнула помощника локтем.

— Когда он приезжает, мы так называем марсианский лагер «Арес», — шепнула она, и Мортон немедленно бросился к кранам, чтобы наполнить кувшин.

— Как дела, красавица? — спросил Кирпич у Мэри.

— Терпимо, мистер Кирпи, — со вздохом ответила она.

Он проницательно взглянул на хозяйку и спросил негромко, убавив пару децибел:

— У тебя какие-нибудь проблемы? Что, БМК сумела в конце концов получить судебное решение?

— Какое решение?

— О, никакое!.. Все это пустяки, куколка, — небрежно бросил Кирпич и, взяв у Мортона кувшин с пивом, сделал могучий глоток. — Тебе незачем беспокоиться, во всяком случае — сейчас. Дядя Кирпи бывает в разных местах, слышит самые разные слухи, и знаешь, что я тебе скажу? Половина из них так и остается слухами. Словом, пока ты нужна Погонщикам Льда, с тобой и твоим заведением ничего не случится.

— Я знаю, компания хочет меня закрыть, чтоб ей пусто было! — ответила Мэри. — Но это уже давно не новость. Сейчас у меня другая проблема.

И она рассказала Кирпичу обо всем, что произошло сегодня. Погонщик внимательно выслушал ее, потягивая пиво, задумчиво кивая или громко хмыкая в знак согласия или удивления.

— Поздравляю, дорогуша, — сказал он наконец. — Это будет первый человеческий ребенок, родившийся на Марсе. Кстати, кто счастливый отец?

Она пожала плечами.

— Элис, по крайней мере, знает, с кем она не спала, — проговорила мамаша. — Это уже хорошо. Кроме того, существуют различные тесты, так что мы недолго будем оставаться в неведении. В конце концов, это всего лишь ребенок… Скажи лучше, где мне взять четыре тысячи фунтов?

Кирпич что-то проворчал, задумчиво покачивая головой.

— Ты говоришь — «всего лишь ребенок»? А известно ли тебе, что там, Внизу, дети больше не рождаются?

— Ну, вряд ли это правда, — с негодованием отмахнулась Мэри. — Я сама родила троих.

— Как бы там ни было, уровень рождаемости стремительно снижается, — сказал Кирпич и сделал еще один богатырский глоток прямо из кувшина. — Так я слышал. Странное явление, особенно для биологического вида, который намерен колонизировать новую планету. Тебе не кажется?

Мэри снова пожала плечами.

— Я уверена — не все так плохо. Жизнь будет продолжаться, так уж заведено. Небесная Владычица об этом позаботится.

— Наверное, — согласился Кирпич и, заметив в дверях кухни Эри с огромной тарелкой, на которой дымились бифштексы, внезапно взревел: — Привет, милашка! Сегодня ты выглядишь просто роскошно!

Эри несколько раз моргнула здоровым глазом и неуверенно приблизилась.

— Привет, — сказала она, ставя тарелку на стол. В ответ Кирпич обхватил ее огромной ручищей и, притянув к себе, запечатлел на лбу Эри звонкий поцелуй.

— Как делишки, крошка?

— Я узрела отсвет земной славы — сверкающую башню, вознесенную над ледяной пустыней…

— О-о, это же просто здорово! Кстати, нельзя ли добавить немного соуса?

— О’кей. — Эри вернулась в кухню и снова вышла оттуда с небольшой соусницей, в которой находилась темная густая жидкость. Пока она поливала ею бифштексы Кирпича, Мэри продолжила свой рассказ:

— Ах, если бы ты только видел эти двадцать акров — землю Финна! Двадцать великолепных акров, Кирпи! Земля там жирная и мягкая, словно пудинг — должно быть, благодаря канализационным стокам, которые мы же и продали этим Морриганам, — а ячмень такой же зеленый, как на Земле. Мне бы очень хотелось купить этот участок, но я ума не приложу, где взять деньги, да еще наличными. Чиринг зарабатывает сорок фунтов в неделю — именно столько платит ему «Катманду пост» за колонку новостей с Марса, которую он там ведет. Он был так любезен, что предложил мне четверть своих заработков, но, к несчастью, у меня в запасе только месяц. Вот если бы среди моих постояльцев нашелся гениальный скульптор или хотя бы приличный ремесленник, мы могли бы мастерить и продавать глиняные безделушки и сувениры, стилизованные под народный промысел, но все эти лентяи в один голос заявляют: никаких способностей к ваянию и лепке у них нет. Похоже, на этот раз они не врут, так что еще одна хорошая идея лопнула, а больше никаких идей у меня — увы! — нет. И надо же было всему этому случиться именно тогда, когда я, было, подумала, что сумела добиться какой-никакой стабильности…

— А что это за новая штуковина у тебя на полке? — поинтересовался Кирпич несколько невнятно, поскольку рот у него был набит.

— Какая? A-а, эта… Кстати, ты же, кажется, занимался минералогией?.. — Снимая с полки загадочный кристалл, хозяйка бросила на Кирпича короткий взгляд через плечо.

— За что я только ни брался, моя дорогая, — сообщил Кирпич, запивая бифштекс остатками пива. — У меня и ученая степень имеется, как раз по минералогии. Когда-то я изучал эту науку в Квинслендском университете.

— Тогда взгляни на этот камешек. Манко нашел его в глине, которую я принесла со своего участка. Наверное, это какой-то кварц с небольшой примесью титана. А может, просто вездесущая ржавчина. Вообще-то, камень довольно странный — я еще не видела здесь ничего подобного.

С этими словами Мэри бросила кристалл Кирпичу. Он ловко поймал его на лету и, сжав двумя пальцами, долго рассматривал. Затем Кирпич расстегнул комбинезон и, сунув руку во внутренний карман, извлек оттуда ювелирные бинокуляры с вмонтированным миниатюрным спектрометром. Одной рукой он надел бинокуляры на голову, а другой поднес кристалл к свету и снова долго смотрел на него, ничего не говоря.

— Может, это агат? — первой нарушила затянувшееся молчание Мэри.

— Нет, — ответил Кирпич, не спеша вращая кристалл в руке. — Если только эта штуковина у меня на голове не врет, ты нашла самый настоящий алмаз.

Никто, разумеется, не поверил новости. Как может какой-то камень, больше всего похожий на кусок замороженного томатного сока, оказаться алмазом? И как он может что-нибудь стоить?

Тем не менее все согласились, что компании о находке сообщать не следует.

Кочевелу готов был немедленно обменять странный камешек на роскошный участок Финна. Фактически, он сделал Мэри предложение руки и сердца. Улыбнувшись, она ответила отказом. Тем не менее условия продажи надела были пересмотрены, и Кочевелу принял от Мэри первые десять фунтов взноса. Передача из рук в руки означенной суммы, равно как и переход права собственности, были по всем правилам зарегистрированы в БМК. Оформление документов поручили Мортону, который, будучи уроженцем Англии, не должен был слишком сильно раздражать власти.

В назначенный день камень был тщательно зашит в подкладку термокостюма Финна, после чего обитатели «Королевы» — предварительно заручившись клятвенным обещанием доставить драгоценность самым лучшим ювелирам Амстердама сразу же по прилете на Землю — торжественно проводили парня в космопорт.

Увы, когда они услышали о товарище в следующий раз, новости оказались не самыми веселыми. Финн утонул; его тело было найдено на камнях у побережья Антрима[19] спустя три недели после возвращения Вниз, как иногда называли Землю. По непроверенным данным, на губах Финна застыла счастливая улыбка, а в руке все еще была зажата пустая бутылка.

Узнав об этом, Мэри только пожала плечами. Права на землю Финна уже перешли к ней; Кочевелу тоже не остался в накладе — каждую неделю он получал от нее по десять фунтов. В кои-то веки ей удалось вывести свое хозяйство на безубыточный уровень.

2. Самая богатая женщина Марса

Был день рождения Ее Величества, и Мэри принимала у себя в таверне участников гонок на бетонных байдарках.

Да-да, спорт на открытом воздухе существовал и на Марсе.

Но едва-едва.

Во всяком случае, не в таких масштабах, какие подразумевал широко известный голографический плакат с изображением стоящего с внешней стороны воздушного шлюза мускулистого атлета в безрукавке и микромаске с регбийной «дыней» под мышкой. «Этот человек ДЕЙСТВИТЕЛЬНО стоит на ЗЕМЛЕ МАРСА!» — гласила надпись на плакате, однако мало кто знал, что для съемок выбрали самый жаркий летний полдень в самом жарком экваториальном районе и что спортсмен находился на открытом пространстве ровно пять секунд. Когда снимок был сделан, спортсмен с резвостью газели запрыгнул обратно в шлюз и потребовал самую большую бутылку глазных капель. Как и в большинстве случаев, реклама оказалась сплошным надувательством, и все же активный отдых на поверхности не исключался — для этого достаточно было только проявить изобретательность.

Бетонные байдарки изготавливались методом «каменного литья» из вездесущей пыли, в которой на Марсе недостатка не ощущалось. На корме каждой лодки устанавливался небольшой антигравитатор. Как и большинство разработанных на Земле устройств, антигравитаторы функционировали на Марсе не слишком хорошо, однако их мощности хватало, чтобы каменная лодка могла подняться над поверхностью фута на два-три. В закрытом помещении лишенная двигателя байдарка лишь бесцельно раскачивалась на одном месте, но стоило вытолкнуть ее из воздушного шлюза, как она тут же оказывалась во власти буйных и стремительных марсианских ветров, которые влекли ее за собой и швыряли, словно щепку.

Горизонтальные воздушные потоки можно было ловить — или отражать — с помощью двухлопастного весла, сделанного чаще всего из обрезка стальной трубы и листового железа, подобранного на свалке компании. Благодаря этому веслу спортсмен мог не только лететь вместе с ветром, но и худо-бедно управлять своей лодкой. Но сначала ему предстояло облачиться в полный защитный комплект для пребывания Снаружи.

Гонки на бетонных байдарках были самым распространенным (и фактически единственным) видом активного отдыха на Марсе. Для ежегодных соревнований мастеров, проводившихся в день рождения королевы Англии, по долине Мертвой Змеи проложили извилистую трассу со множеством препятствий. Сейчас по этой трассе неслись сразу четыре байдарки, отчаянно сражавшиеся с ветром и друг с другом.

— …Дух состязательности, дух первопроходцев… — вещал Чиринг в микрофон своей портативной камеры. Он вел прямой репортаж, и его голова, фоном для которой служило невероятное, почти фантастическое зрелище летящих в облаках красной пыли веретенообразных лодок, выглядела на контрольном экране очень и очень внушительно. — На Земле он давно стал анахронизмом. Какую же функцию выполняет он на Марсе, где пролегает Последний Фронтир человечества? Что такое Марсианские Гонки на бетонных байдарках — шаг назад к почти забытому, примитивному общественному инстинкту или очередной этап культурной эволюции юной марсианской колонии?..

На этот вопрос никто не ответил, хотя у прозрачных секций Трубы столпилось довольно много зрителей. Подбадривая своих кумиров, они кричали до тех пор, пока не пересыхало в горле, и пиво продавалось очень хорошо.

— Левее, Рэмсэй! — вопил Кочевелу, указывая пальцем на голографическое изображение королевы Анны с платком в руке. Изображение обозначало половину дистанции. — Левей, тебе говорят, болван!

— Кружечку портера «Фобос», Кочевелу? — приветливо осведомилась Мэри. — За счет заведения?

— Да, пожалуйста, только поскорее!.. — простонал Кочевелу. — В горле ужасно пересохло!

Мэри махнула рукой, подзывая Эри. Поминутно спотыкаясь на засыпанном песком полу, та поспешила к хозяйке и повернулась, подставляя Мэри каменнолитой бочонок, висевший у нее на спине в специальной ременной сетке. Чуть ниже бочонка болталось в петлях и несколько кружек. Мэри выбрала одну и, привычно нацедив из бочонка пинту пива, протянула Кочевелу. Тот осушил кружку одним глотком и вытер пену с усов тыльной стороной ладони.

— Это было очень любезно с вашей стороны, мэм, — с горечью сказал он. — Особенно если учесть, сколько денег я потеряю сегодня. ТЫ ОПОЗОРИЛ ПАМЯТЬ ФЛАФФИ! — снова проорал Кочевелу, обращаясь к Рэмсэю, хотя гонщик не мог его слышать. Имя Флаффи носил покойный питон Кочевелу.

— Мы похоронили на Марсе зло, — внезапно сказала Эри мечтательным, тихим голосом, но никто не обратил на нее внимания.

— Я думаю, Рэмсэй не виноват, — сказала Мэри. — Разве может кто-то конкурировать с нашим Манко? Все дело в дополнительных кровеносных сосудах в подушечках пальцев; у него их намного больше, чем у обычного человека — ведь Манко родился в высокогорных Андах. Благодаря этому он лучше чувствует весло. Он, можно сказать, избранник самой Природы.

— Я подозреваю, что вы поставили на него изрядную сумму, — угрюмо заметил Кочевелу, глядя на то, как Манко огибает Гробницу Флаффи, одновременно выбрасывая Рэмсэя с трассы точно рассчитанным движением весла. — Иначе, с чего бы вы так радовались!

— Поставила? Изрядную сумму?! Полноте, мистер Кочевелу, откуда у меня деньги? — ответила Мэри и, пользуясь тем, что кислородная маска полностью скрывала ее лицо, широко улыбнулась. — Все, что я зарабатываю — все до последнего пенни, — идет вам в уплату за участок Финна.

Кочевелу поморщился.

— О мертвых, конечно, плохо не говорят, но если бы я только сумел добраться до этого кретина…

— Мадам, пива, пожалуйста! — окликнул Мэри один из инженеров компании, проталкиваясь сквозь толпу с пустой кружкой в руке.

— Пинту пива господину англичанину! — громко провозгласила Мэри.

Инженер, виновато оглядевшись, поглубже надвинул капюшон костюма.

— Как мило с вашей стороны прийти на наш маленький праздник, сэр. Быть может, в следующий раз мы организуем показ народных танцев специально для вас, — добавила она, наполняя его кружку. — С вас один фунт, сэр.

— Я слышал, вам нужны воздушные фильтры, — сказал англичанин, понизив голос, и еще раз огляделся.

— Что вы можете предложить, мой дорогой?

— Несколько штук ФВУ-3, — ответил инженер, вытаскивая из нагрудного кармана почти новый фильтр и показывая его Мэри.

Мэри внимательно осмотрела фильтр и передала Эри, которая ловко убрала добычу с глаз долой.

— Мы высоко ценим вашу заботу, сэр. Пейте ваше пиво, — сказала Мэри и снова повернулась к Кочевелу. — Сами видите: никаких денег У меня нет, но ведь надо же как-то жить бедной маленькой вдовушке?

Однако ее сарказм пропал втуне. Кочевелу, похоже, даже не слышал последних слов хозяйки. Привстав на цыпочки, он вглядывался в дальний конец туннеля.

— Это еще кто? — пробормотал озабоченно старшина. — А я и не знал, что с последним транспортным кораблем к нам прибыл пассажир!

Мэри тоже посмотрела в ту сторону и увидела незнакомца, пробиравшегося вдоль Трубы осторожной кошачьей походкой, которая сразу выдавала в нем человека, непривычного к пониженной силе тяжести. Пришелец был высок и худ и одет в новенький, с иголочки, термокостюм. Сжимая в руках многофункциональный портативный компьютер в пыленепроницаемом чехле, он неуверенно вглядывался сквозь защитные очки в беснующуюся возле прозрачных панелей толпу.

— Это чертов адвокат, вот кто он такой! — сказал Кочевелу и свирепо оскалился. — И я ставлю десять против пяти, что он явился сюда по вашу или мою душу.

Слегка выпятив губу, Мэри разглядывала адвоката, который, в свою очередь, внимательно изучал толпу. Наконец он повернулся в ее сторону. Несколько секунд адвокат пристально вглядывался в скрытое маской лицо Мэри, затем решительно зашагал к владелице таверны.

— Похоже, он все-таки по вашу душу, дорогая, — сказал Кочевелу, стараясь не слишком явно демонстрировать свою радость. — Заранее приношу свои соболезнования, мэм… — И он попятился.

— МИСС ГРИФФИТ? — спросил незнакомец.

Мэри сложила руки на груди.

— Да, это я, — ответила она спокойно.

— МОЕ ИМЯ — ЭЛИФАЛЕТ ДЕ ВИТ, — сообщил адвокат. — ЕСЛИ БЫ ВЫ ЗНАЛИ, СКОЛЬКО ТРУДОВ МНЕ СТОИЛО ВАС РАЗЫСКАТЬ!

— ОТКЛЮЧИТЕ ДИНАМИКИ, Я НЕ ГЛУХАЯ! — неожиданно для себя рявкнула в ответ Мэри.

— ОХ, ИЗВИните… — пробормотал Де Вит, поспешно поворачивая регулятор громкости. — Так лучше? Видите ли, в космопорту мне сказали, что никакой Гриффит на Марсе нет, потом все-таки признались, что вы все еще находитесь здесь, но потеряли работу. Я пытался разузнать, где вы живете, но никто не хотел ничего сообщать. Пришлось полагаться на собственные силы…

— Так вы, значит, не из компании, не из БМК? — Мэри оглядела адвоката с новым интересом.

— Что?.. — Де Вит невольно вздрогнул, когда толпа за его спиной разразилась громкими воплями, приветствуя байдарочника-англичанина, наконец-то преодолевшего половину дистанции. — Нет, я не из компании. Разве вы не получили мое сообщение? Я представляю амстердамскую брокерскую фирму «Полнее».

— ЧТО?! — Мэри даже не прикасалась к регулятору громкости, но ее голос все равно прозвучал оглушительно.

— Я здесь по поводу вашего бриллианта, — спокойно объяснил Де Вит.

— Как же я могла так плохо думать о бедном Финне! — Мэри сокрушенно покачала головой. — Мне казалось, он обманул мое доверие. А вас я считала паршивым адвокатишкой, явившимся сюда, чтобы отнять у меня последнее! — добавила она, ставя на стол кувшин баха и две кружки.

— Вы не ошиблись, я действительно адвокат, — ответил Де Вит, внимательно оглядев зал «Королевы». — Просто я состою в штате корпорации «Полиес» и специализируюсь на особо сложных случаях.

— В самом деле?.. — Рука Мэри, наполнявшей его кружку, дрогнула, и несколько капель пива упало на стол.

— Я прибыл сюда в качестве вашего персонального консультанта по юридическим вопросам, — объяснил Де Вит. — Ситуация действительно непростая. До сих пор мы еще никогда не сталкивались с подобными случаями. Вот почему мои работодатели считают, что мы должны тщательно просчитать каждый шаг.

— Из этого, вероятно, следует, что ваши хозяева все же намерены приобрести мой камень? — предположила Мэри.

— Совершенно верно, мисс Гриффит, — кивнул Де Вит. — Не скрою, нашей корпорации очень хотелось бы купить ваш камень, но… Я здесь специально для того, чтобы выяснить, можно ли сделать это на законных основаниях.

— Что вы имеете в виду?

— Гм-м… — Мистер Де Вит взял кружку и на несколько мгновений замер, разглядывая бурую пенную шапку, грозившую перелиться через край. — Кстати, что это мы пьем?

— Обычная вода, в которую мы добавляем… различные ингредиенты — без них марсианскую воду практически невозможно пить, — нетерпеливо объяснила Мэри. — В этом напитке практически нет алкоголя, так что если вы непьющий, вам он не повредит. Давайте лучше вернемся к делу.

Мистер Де Вит отставил кружку, скрестил руки и сказал:

— Я обязан спросить, как к вам попал этот камень, но прежде чем сделать это, я должен сообщить вам несколько важных деталей. И мне хотелось бы, чтобы вы выслушали меня со всем возможным вниманием.

Камень, который вы нам прислали — это красный алмаз. Не розовый, не коричневый, а настоящий красный; такие камни встречаются исключительно редко. Их цвет обусловлен не наличием посторонних примесей, а особой структурой кристаллической решетки. Без огранки ваш камень весит триста шесть карат[20]. Согласно данным предварительного анализа он может быть успешно огранен по новому швейцарскому типу — превосходная ловушка для света!.. Уверяю вас, даже если бы камень не прибыл с Марса, получился бы уникальный бриллиант! Но он был найден на Марсе, и его продажная цена может оказаться значительно выше.

Де Вит достал из футляра компьютер и подсоединил тарелку голо-графического экрана. Мэри следила за ним с легким недоверием — все сказанное никак не укладывалось у нее в голове. Наконец Де Вит подключил комп, ввел несколько команд, и в полумраке между ними повисло трехмерное изображение камня, в котором Мэри мгновенно узнала странный красноватый кристалл, извлеченный из ведра с глиной.

— Да, это он! — подтвердила она.

— А вот что могли бы сделать с ним наши ювелиры.

Де Вит нажал еще несколько клавиш, и камень исчез. Вместо него Мэри увидела отдаленно напоминающий треугольник бриллиант цвета земного заката. Бесчисленные грани так сверкали и переливались, что у нее невольно захватило дух.

— После огранки масса бриллианта составит не менее двухсот восьмидесяти карат, — сказал Де Вит.

— Сколько же может стоить эта красота?

— Это зависит от многих факторов, — объяснил Де Вит. — Но вообще-то бриллиант, особенно уникальный бриллиант, стоит столько, сколько за него можно получить. Главное, пробудить к нему интерес, сделать его желанным. Ваш камень красный, и он с Марса — это весьма важные преимущества, способные существенно повлиять на его цену. Было бы неплохо к тому же придумать ему какое-нибудь название — все крупные камни имеют собственные имена. В настоящее время, — Де Вит смущенно кашлянул, — он называется «Большой Мицубиси», но наш отдел маркетинга, очевидно, переименует его в «Сердце Марса» или «Глаз Бога Войны».

— Мне, собственно, все равно, — пожала плечами Мэри.

— Очень хорошо. «Полиес», со своей стороны, готов взять на себя все заботы по огранке, полировке и продаже вашего камня. Мы можем сделать это как ваши полномочные представители — в этом случае наше вознаграждение будет вычтено из продажной цены, а можем приобрести у вас камень немедленно. Но это произойдет только в том случае, — Де Вит предостерегающим жестом поднял палец, — если будет достоверно установлено, что владельцем камня являетесь именно вы.

— Гм-м… — Мэри нахмурилась. Она уже чувствовала, что скажет Де Вит дальше.

— Видите ли, мисс Гриффит, по условиям вашего договора с БМК о предоставлении вам в аренду земельного участка, вам принадлежит только то, что вы сумеете на нем вырастить. Договор не распространяется на минеральные ресурсы, следовательно…

— …Следовательно, все, что я выкопаю на моем участке, является собственностью компании, — закончила Мэри.

— Совершенно верно. Но если, к примеру, кто-то продал вам этот камень… — Мистер Де Вит снова оглядел интерьер «Королевы», невольно задержав взгляд на грубо сработанных каменных столах и стойке бара. — Допустим, кто-нибудь из местных жителей нашел его где-то в другом месте и обменял у вас на кружку пива и бифштекс. В этом случае, камень, безусловно, принадлежит вам и только вам. Кроме того, романтическая история находки камня где-нибудь в самом труднодоступном уголке марсианских пустынь может понравиться отделу маркетинга.

— Я поняла. — Мэри кивнула.

— Вот и отлично. А теперь, мисс Гриффит, я спрашиваю вас официально: как попал к вам этот камень? — И Де Вит откинулся на спинку кресла.

Мэри ответила почти сразу.

— Его принес один из наших постоянных посетителей, — ответствовала она. — Он работает Погонщиком Льда и постоянно бывает то на северном, то на южном полюсе Марса. Во время одной из своих экспедиций он и подобрал этот странный камень, а затем продал мне за две пинты моего лучшего лагера «Арес».

— Превосходно! — Улыбнувшись, Де Вит выключил голопроектор и встал. — А теперь, мисс Гриффит, позвольте мне взглянуть на земельный участок, где вы не нашли ваш алмаз.

Когда они возвращались назад, Де Вит, вытирая испачканные глиной руки, негромко сказал:

— То, что на этой земле ничего не растет, больше не имеет никакого значения. Когда о находке станет известно, компания, несомненно, попытается выкупить ваш надел.

— Даже несмотря на то, что я нашла алмаз не там? — осторожно уточнила Мэри.

— Да. — Де Вит кивнул головой. — Позвольте дать вам один совет: на вашем месте я бы не стал особенно торговаться, а согласился с той ценой, которую они предложат. Впрочем, этой суммы должно в любом случае хватить на билет на Землю для вас и ваших дочерей.

— Хорошо, я возьму их деньги, но покидать Марс я не собираюсь, — ответила Мэри. — Я прожила здесь уже больше десяти лет; правда, по большей части мне не везло, но я выстояла. И будь я проклята, если первая же серьезная удача заставит меня уехать! Мой дом здесь, мистер Де Вит, здесь, а не на Земле.

Адвокат рассеянно потеребил бороду.

— Поверьте, после продажи алмаза у вас будет достаточно денег, чтобы жить на Земле припеваючи. Что касается Марса, то его ожидают большие перемены. Как только в БМК поймут, что здесь все-таки можно сделать большие деньги… Пройдет совсем немного времени, и вы не узнаете Марс!

— Мне кажется, на местную пивоваренную промышленность не повлияет никакая алмазная лихорадка. — Мэри улыбнулась. — Ведь шахтеры пьют пиво, правда? В любом месте, где люди зарабатывают большие деньги, им необходимо как-то их тратить.

— Это верно, — со вздохом согласился Де Вит.

— Только подумайте, какие возможности откроются передо мной! — с воодушевлением продолжала Мэри. — Мне больше не придется пользоваться отслужившим свой срок оборудованием и материалами со свалки компании. Вот смотрите… — Остановившись у прозрачной секции Трубы, она жестом указала на протянувшуюся до горизонта красную песчаную пустыню. — Вся эта земля — ничья. За время моего здесь пребывания я могла бы уже тысячу раз купить ее за бесценок или просто объявить своей, но что бы я стала с ней делать? Ведь кроме земли мне понадобились бы свет, вода, тепло и визиопанели, а они — в руках проклятой компании!

— Но с деньгами…

Мэри решительно кивнула.

— Когда у меня появятся деньги, все будет по-другому, — твердо сказала она.

Блестящие перспективы настолько захватили Мэри, что она все больше ускоряла шаг, и Де Вит, пытавшийся не отставать, с непривычки совершенно запыхался. Запрыгнув в шлюз, Мэри сорвала с лица кислородную маску, швырнула на пол и, с торжествующим видом оглядев ожидавших ее возвращения домашних и друзей (им она показалась похожей на римского триумфатора, который вернулся с поля битвы и теперь готовится совершить ритуальное возлияние в ознаменование одержанной победы), воскликнула:

— Поздравьте меня скорее! Я — самая богатая женщина Марса!

— Значит, ты все-таки поставила на Манко, — с упреком заметила Роуэн.

— А вот и нет, — сказала Мэри и ткнула пальцем в Де Вита, который как раз показался из шлюза. — Знаете, кто этот джентльмен? Позвольте представить вам мистера Элифалета Де Вита, моего доброго друга из Амстердама. — Она многозначительно подмигнула. — Должна сообщить вам по секрету, это не человек, а настоящий бриллиант. Самый настоящий неограненный алмаз! И он привез вашей матери очень, очень добрые вести.

На несколько мгновений под куполом воцарилась потрясенная тишина, потом Мона запрыгала на месте и захлопала в ладоши.

— Бриллиантбриллиантбриллиантбриллиантбриллиантбриллиант!!!

— А сколько денег нам за него дадут? — тотчас осведомилась практичная Роуэн.

— Я точно не знаю… — Мэри покосилась на адвоката. — Сначала нужно подписать соответствующие бумаги и найти покупателя, но я уверена: денег будет достаточно, чтобы все мы стали обеспеченными людьми.

— Весьма вероятно, — подтвердил Де Вит, с трудом переводя дух.

— Ур-ра! Наконец-то мы перестанем быть БЕДНЫМИ! — завопила Мона, продолжая скакать.

— Моя поздравлять, мама, — сказал Манко.

— Поздравляю! — присоединился к нему Чиринг.

Мистер Мортон неуверенно хихикнул.

— Означает ли это, что вы намерены… покинуть Марс? — спросил он. — Как же мы будем без вас?

— Я никуда не собираюсь, — заверила его Мэри, и мистер Мортон сразу приободрился.

— Это прекрасно, мэм, просто прекрасно! Меня, знаете ли, никто не ждет там, Внизу, и возвращаться мне совершенно некуда. Другое дело — Марс. Он стал для меня единственным местом, где я действительно чувствую себя…

— Мы правда никуда не уедем? — сдавленным голосом переспросила Элис. — Ты это хочешь сказать, мама? Неужели ты СНОВА хочешь сломать мне жизнь?!

И, круто повернувшись, она бросилась прочь. Ее спальная антресоль находилась под самым потолком; добраться туда можно было только по веревочной лестнице, поэтому удалиться в спальню, чтобы, хлопнув дверью, упасть на кровать и разразиться гневными рыданиями, Элис не смогла бы при всем желании. Вместо этого она забилась в самый темный угол за бродильными чанами и заплакала громко и яростно.

— …чувствую себя как дома, — закончил мистер Мортон.

Элис могла плакать сколько угодно, но она оказалась в меньшинстве.

Роуэн сразу решила остаться на Марсе.

Мона колебалась, пока ей не сказали, что в настоящее время на Земле на десять девушек приходится даже меньше одного юноши (если точнее, то ноль целых восемьдесят одна сотая). После этого она твердо решила связать свое будущее с Красной планетой.

Чиринг тоже не собирался никуда лететь. Благодаря его «Депешам с Марса» число подписчиков «Катманду пост» (которую, кстати, возглавлял муж его сестры) увеличилось вдвое. Кроме того, серия разоблачительных марсианских статей Чиринга была основным претендентом на высшую награду Союза журналистов Непала.

Манко не хотел возвращаться потому, что не мог оставить труд всей своей жизни, а перевозить его было весьма затруднительно. Небольшой грот в трех километрах от «Королевы» он оборудовал под часовню, главной святыней которой стала собственноручно отлитая им из камня копия статуи Пресвятой Девы Гваделупской в натуральную величину. Статую обрамляли розы из красной марсианской пыли, замешанной вместо воды на крови Манко. Работа была еще не закончена, однако уже сейчас его творение внушало благоговение и мистический ужас.

Эри, когда ее спросили, хочет ли она отправиться на Землю, пришла в такое смятение, что ее глазной телескопический протез беспорядочно выдвигался вперед и убирался обратно в течение добрых пяти минут. Лишь по прошествии этого времени Эри сумела взять себя в руки и пробормотать, что никуда не поедет. Почему — уточнить не пожелала. Несколько позднее она выпила на кухне полбутылки виски «Блэк лейбл» и свалилась без чувств за бункером для солода.

— Как видишь, мы остаемся, — сказала Мэри, и в ее голосе прозвучало мрачное торжество.

— Что ж, удачи тебе, красавица, — ответил Кирпич, поднося к губам утреннюю кружку лагера «Арес». — Ты разворошила осиное гнездо, и теперь тебе придется ждать последствий. Надеюсь, ты готова иметь дело с компанией, потому что это действительно заставит их поволноваться. И еще я надеюсь, что твоему голландцу можно доверять.

— А вот и он, — негромко подсказал Чиринг, поднимая голову от пивного крана, который в тот момент ремонтировал. Мэри и Кирпич поглядели вверх и увидели, что мистер Де Вит быстро спускается по канату с антресолей. Достигнув пола, адвокат подвязал канат со сноровкой настоящего аборигена, но тут же принял уже знакомый им вид Неопытного Туриста. У Мэри даже создалось впечатление, что он нарочно притворяется, словно не совсем им доверяет, но, возможно, она ошибалась.

Слегка ссутулившись, Де Вит пристально смотрел сквозь царивший в «Королеве» полумрак.

— Доброе утро, мистер. Как спалось? — приветливо окликнула его Мэри.

— Благодарю, хорошо, — ответил Де Вит. — Я только хотел узнать, где, гм-м… где здесь можно отдать в стирку кое-что из вещей?

— Увы, сэр, у нас нет таких прачечных, как на Земле, — объяснила Мэри. — На Марсе слишком мало воды, поэтому мы не стираем белье, а… Словом, это что-то вроде сухой чистки. Оставьте ваши вещи на кровати, немного позднее я пришлю за ними одну из моих девочек.

— Она слегка откашлялась. — Познакомьтесь, пожалуйста, это мой друг мистер Кирпи. Он и есть тот самый колоритный местный персонаж, который продал мне алмаз. Разве не так, дорогой?

— Истинная правда, — не моргнув глазом, подтвердил Кирпич. — Рад познакомиться, приятель.

— Взаимно. — Мистер Де Вит извлек из-под куртки компьютер. — Не согласились бы вы рассказать, как это произошло? Мне нужно ваше официальное заявление.

— Разумеется, — отозвался Кирпич, пинком придвигая Де Виту барный табурет. — Садись, и мы поговорим.

Пока Де Вит усаживался и настраивал компьютер, Мэри нацедила ему пинту баха, а затем оставила мужчин одних. Она деловито сражалась с песком, когда в шлюз ворвался Манко. Увидев Мэри, он бросился к ней. Лицо индейца было по обыкновению бесстрастным, но в черных глазах горели гневные искры.

— Я хотеть что-то тебе показать, мама, — заявил он.

— Я пойти заменить испорченный воздушный замок на шлюз, как ты велеть, — объяснял Манко. — И заглянуть внутрь. Теперь менять не надо — нет смысл.

Мэри молча смотрела на свой надел. И раньше это было безрадостное зрелище, теперь же ее участок являл собой картину разрушения и заброшенности. Примерно на середине участка кто-то взломал прозрачную визиопанель. Свирепые марсианские ветры расширили брешь и нанесли внутрь красной пыли и песка, который длинными ровными барханами засыпал то, что осталось от ее ячменя, замерзшего и поникшего. Хуже того, во многих местах ячмень был безжалостно вытоптан, ибо тот, кто проделал дыру в стене, накопал по всему ее участку глубоких ям — аккуратных прямых траншей или неровных, разбросанных без всякой системы шурфов. Повсюду на красной глине отпечатались следы башмаков.

Мэри открыла рот и произнесла нечто, идущее из самой глубины души.

— Ты думать, это люди компания? — спросил Манко.

— Вряд ли, — ответила Мэри. — Ведь они пока ничего не знают о бриллианте, не так ли? Нет, я уверена, что здесь поработали члены клана Морриганов.

— Ты сообщить о них компания?

Мэри покачала головой.

— БМК будет просто в восторге, когда услышит о происшествии. Я даже знаю, что мне скажут. «Вы говорите, что стали жертвой вандализма, мисс Гриффит? Ну а чего же вы ожидали от криминального окружения, которое сами выпестовали в своей «Королеве»! Убирайтесь-ка отсюда, мисс Гриффит, хватит вам торговать вашим мерзким пивом и распространять языческие суеверия. Оставьте Марс порядочным людям», — вот что они скажут, Манко.

— И еще они спросить, кто здесь копать и зачем, — мрачно добавил Манко.

— Да-да, пожалуй, ты прав. — Мэри почувствовала, как по ее спине пробежал холодок. — Вот что, поговорю-ка я еще раз с Де Витом.

— А мне что делать?

— Попробуй заклеить визиопанель лентой для герметизации воздуховодов, — посоветовала Мэри. — А потом выведи мини-трактор, все эти ямы необходимо запахать как можно скорее.

— Трактор надо новый воздушный фильтр, мама.

— Попробуй надеть на трубу старый носок. Уверяю тебя — сработает не хуже, — сказала Мэри и сердито зашагала по Трубе прочь.

Манко еще раз оглядел погубленное поле и вздохнул. Потом, мысленно попросив Пресвятую Деву помочь и пообещав Ей еще одну замешанную на крови розу, он вытолкнул из гаража мини-трактор и, присев возле него на корточки, стал осматривать двигатель.

Кирпич и мистер Де Вит по-прежнему сидели там, где их оставила Мэри. Погонщик потчевал адвоката сногсшибательными историями о своих полярных экспедициях за льдом и замороженным углекислым газом. Де Вит слушал его, открыв рот.

Войдя в зал, Мэри решительно двинулась в их сторону, собираясь как можно скорее переговорить с адвокатом, но на половине пути ее перехватила Роуэн.

— Мам, мистер Кочевелу просит тебя на пару слов.

— Кочевелу?! — воскликнула Мэри, и ее глаза полыхнули яростным огнем, как у василиска. Оглядевшись, она заметила старшину клана Морриганов за столиком в его любимом темном уголке. Встретившись с хозяйкой взглядом, Кочевелу, до этого лишь нервно потиравший пальцы, сделал такое движение, словно собирался укрыться под столом.

— Похоже, вы только что вернулись со своего участка, Мэри, дорогая, — проговорил он, льстиво улыбаясь. — Об этом-то я и хотел с вами поговорить.

— Не смейте называть меня дорогой! — отрезала она.

— Ну-ну, не волнуйтесь. Я понимаю, вы сердитесь, и для этого у вас есть все основания. Когда я узнал, что произошло, то отколотил этих ублюдков своими собственными кулаками. «Ничтожные, вороватые свиньи! — сказал я. — Неужто вы не ведаете, что такое стыд? Мы все живем в холодном, суровом краю, так разве не должны мы держаться друг друга, как подобает истинным кельтам? Да англичане просто умрут со смеху, когда узнают, что вы натворили!», — вот что я сказал этим негодяям, дорогая Мэри…

— Все это хорошо, мистер Кочевелу, но ведь это только слова, — холодно перебила владелица таверны. — У вас есть какие-то конкретные предложения?

— Разумеется, дорогая, разумеется, — отозвался Кочевелу, принимая обиженный вид. — Я как раз собирался поговорить с вами о подобающей компенсации, но решил, что должен прежде извиниться. Впрочем, вы и сами понимаете: молодые парни, отчаянные головы, к тому же всегда найдется кто-то, кто завидует чужому богатству…

— Кстати, хотелось бы узнать, от кого они узнали о моем богатстве? — снова перебила Мэри.

— Я думаю, ваша Мона проболталась нашему Девэйну, — объяснил Кочевелу. — А может быть, известия распространились по Трубам каким-то иным путем. Хорошие новости расходятся быстро, не так ли? Нам-то с вами хорошо известно: на Марсе мало что можно сохранить в тайне. Впрочем, сейчас дело не в этом, нам надо решить другую проблему. — Он поднялся. — Я уполномочен официально сообщить вам, мисс Гриффит: клан Морриганов проголосовал за то, чтобы незамедлительно изгнать всех виновных, дабы впредь…

— Мне-то какая от этого польза? — фыркнула Мэри.

— Мы решили передать вам поле Финна, освободив от дальнейших выплат. Отныне эта земля находится в полной вашей собственности, дражайшая Мэри.

— Так-то лучше. — Мэри немного успокоилась.

— Я уверен, что мы найдем и другие способы компенсировать причиненный ущерб, — добавил Кочевелу, наливая Мэри бокал ее собственного виски «Блэк лейбл». — Я мог бы, например, прислать рабочих, которые бы все вам поправили. Что вы скажете насчет новых визиопанелей? Наконец, мы могли бы бесплатно заборонить и удобрить вашу плантацию.

— Не сомневаюсь — вы были бы рады снова запустить своих мальчиков на мой участок, чтобы они могли как следует там покопаться, — проворчала Мэри, поднося бокал к губам.

— Нет-нет, как я уже сказал, виновных решено изгнать из клана, — затараторил Кочевелу. — Их отправят на Землю первым же рейсом.

— В самом деле? — Мэри так удивилась, что поставила бокал на стол, не отпив ни глотка. — Откуда у вас деньги?

Кочевелу скорчил неопределенную гримасу.

— Скажем, неожиданное наследство… По-моему, звучит вполне правдоподобно, — сказал Кочевелу и… с трудом увернулся от бокала, летевшего ему в голову.

— Ах ты шакал! — выкрикнула Мэри. — Камни! Блестящие красные камешки, зашитые в подкладку!.. Я угадала?! Отвечай, грязная скотина!..

— Если б вы только вышли за меня замуж, все это не имело бы значения, — промолвил Кочевелу неожиданно жалобным голосом. Выбравшись из-за стола, он бочком-бочком двинулся к входному шлюзу, стараясь сохранить максимум достоинства. — Вы и я — вместе мы могли бы править Марсом, не так ли?

Не дожидаясь ответа, Кочевелу натянул на лицо кислородную маску и выскользнул из купола. Мэри едва не швырнула ему вслед и бутылку, но сдержалась, чувствуя, что все ее постояльцы, а также Де Вит и Кирпич наблюдают безобразную сцену.

— Мистер Де Вит, — сказала она так спокойно, как только смогла. — Могу я поговорить с вами наедине?

— События развиваются даже быстрее, чем я предполагал, — задумчиво проговорил адвокат, когда Мэри ввела его в курс дела.

— Вы ожидали чего-то подобного? — удивилась Мэри.

— Разумеется, — ответил Де Вит, досадливо теребя бороду. — Вы когда-нибудь слышали о калифорнийской «золотой лихорадке» 1849 года? Не знаю, изучали ли вы американскую историю…

— Золото было открыто у лесопилки Саттера в Северной Калифорнии в 1848 году, — отчеканила Мэри.

— Вы совершенно правы. А известно ли вам, что случилось с самим Саттером? Старатели уничтожили все его хозяйство. В конце концов он разорился, пошел по миру…

— Я не пойду по миру, — отрезала женщина. — Если даже мне придется поставить у моего поля охрану!

— Слишком поздно, — грустно констатировал Де Вит. — Тайна раскрыта. Теперь все марсианские поселенцы начнут ковыряться в своей земле, и рано или поздно на рынок поступят другие марсианские алмазы. Цены пойдут вниз, но людей, которые устремятся на Марс, чтобы разбогатеть, это вряд ли остановит. В ближайшее время здесь начнется самое настоящее столпотворение…

И он был прав.

В течение предыдущих пяти лет ракеты-челноки прибывали на Марс с Земли всего раз в квартал. Они могли бы прилетать и чаще — технические достижения последних двух десятилетий позволяли значительно сократить время путешествия от одной планеты до другой. Но никто не хотел тратить деньги впустую.

Перемены начинались медленно, исподволь, и поначалу были почти незаметны. Случалось, издалека вдруг донесется гром двигателей челнока, идущего на посадку вне привычного расписания, да забредет в «Королеву» в неурочный час незнакомец в новеньком термокостюме. Кроме того, по вечерам под прозрачным куполом штаб-квартиры БМК вспыхивало больше огней, чем обычно, но это было все или почти все.

Потом перемены стали происходить чуть ли не каждый день.

Ракеты прибывали теперь в любой час дня и ночи. Это были не только массивные, выкрашенные в зеленый цвет транспорты БМК, но и самые разные суда конкурировавших друг с другом компаний-перевозчиков, и в баре «Королевы» постоянно появлялись многочисленные группы новичков. Они страдали от холода и вызванной низкой гравитацией «морской болезни», они шатались и падали без чувств, непривычные ни к марсианскому воздуху, ни к марсианскому пиву, но были не в силах обойтись ни без того, ни без другого.

Пришельцы-новички роились повсюду. Тот самый «дух первопроходцев», о котором Чиринг столько писал и говорил в своих марсианских репортажах, настойчиво толкал их Наружу, и они выходили из куполов, замерзая в своих дешевых термокостюмах, проваливаясь в зыбучие пески, сбиваясь с дороги во время песчаных бурь. Местным жителям ежедневно приходилось спасать одного-двух «чечако», заблудившихся в красной пустыне, причем нередко какой-нибудь предприимчивый кельт требовал со спасенных плату («Совсем немного, сэр, просто за кислород и за горючее — ведь мы так долго вас искали!»). Еще одной доходной статьей бизнеса стало собирание потерянного или брошенного горе-старателями оборудования и инвентаря, которые буквально усеивали окрестности Поселения. Довольно скоро полка за барной стойкой в таверне Мэри превратилась в настоящий музей, в выставку самых невероятных, курьезных предметов, которые новички притаскивали с Земли. Среди экспонатов были, к примеру, «вечный» электронный календарь, рассчитанный на триста шестьдесят пять дней, пара хоккейных коньков, приз за первое место в бальных танцах и стеклянный «снежный шар», внутри которого находился макет мемориального обелиска «Астория», штат Орегон.

— Не понимаю, почему вы советовали мне уезжать, — сказала Мэри Де Виту, усевшемуся на табурет перед барной стойкой. — Еще никогда мы не торговали так успешно.

Де Вит мрачно покачал головой, глядя на голографический экран своего портативного компьютера.

— Удачный момент, удачное стечение обстоятельств, — бросил он и одним глотком осушил кружку лагера «Арес».

— Позволь мне налить тебе еще, дорогой, — промурлыкала Элис, забирая пустую кружку, и Мэри пристально посмотрела на дочь. Когда адвокат неожиданно сделал Элис предложение, все обитатели «Королевы» (кроме, разумеется, самой Элис) были изрядно удивлены. Мэри могла объяснить происшедшее только тем, что в свое время именно Элис забрала в стирку грязное белье Де Вита, после чего начала доставлять постояльцу чистые носки и кальсоны в самый что ни на есть неурочный час. Так, одно за другим, дело дошло до помолвки, и ничего удивительного здесь не было, потому что именно таким образом пишется история человечества хоть на Земле, хоть на Марсе.

Увидев, что Де Вит с улыбкой взял из рук Элис новую кружку, Мэри только пожала плечами. Она уже готова была незаметно удалиться, когда из кухонного закутка донесся страшный грохот.

Прибыв на место катастрофы, Мэри увидела Эри, которая скрючилась в углу и, обхватив себя руками за плечи, раскачивалась из стороны в сторону. Она не издавала ни звука, лицо ее казалось белым как мел. На полу в луже воды валялся самый большой чайник Мэри; драгоценная влага с легким шипением впитывалась в воздушную пыль.

— В чем дело? — строго спросила Мэри.

Эри повернулась к ней.

— Они идут, — прошептала она. — Гора горит.

Мэри испытала приступ смутного беспокойства, но постаралась взять себя в руки.

— Твое пророчество немного запоздало, — сказала она. — Все окрестности буквально кишат новичками — приезжими с Земли. Может быть, тебе показалось… ты видишь что-нибудь в воде? Но там ничего нет и быть не может, кроме красной пыли… Давай-ка вставай…

В этот момент из зала тоже донесся треск — правда, не такой громкий, следом раздались какие-то пронзительные крики. Круто повернувшись, Мэри увидела, как Де Вит неуклюже подпрыгивает на месте, воздев над головой костлявые кулаки.

— Есть! — выкрикнул он. — Есть покупатель!

— Сколько?! — тут же спросила Мэри.

— Два миллиона кельтских фунтов, — ответил Де Вит, жадно хватая ртом воздух. — Его хочет приобрести концерн «Мицубиси». С самого начала наш маркетинговый отдел работал именно в этом направлении, я только не был уверен… В общем, я взял на себя смелость рекомендовать «Полиесу» принять это предложение. Надеюсь, вы не возражаете, мисс Гриффит? Ведь больше никто никогда не получит за марсианский алмаз таких денег.

— Не получит? — Уверенность, прозвучавшая в голосе адвоката, удивила Мэри. — Но почему?

— Видите ли… — Де Вит откашлялся, словно ему в горло попала пыль, потом сделал глоток пива из кружки и, очевидно, собравшись с духом, продолжил: — Столь высокая цена вашего камня объясняется, в основном, тем, что он был первым — самым первым алмазом с Марса. Кроме того, у него довольно интересная история — тут уж наши маркетологи постарались. Наконец, как я и говорил, момент оказался весьма и весьма удачный; сейчас любая реклама способна только повредить рынку. Камни, украденные с вашего поля, пойдут в продажу по вздутым ценам, понимаете? И теперь каждый будет думать, что на марсианских алмазах можно сколотить состояние.

— А разве это не так?

— Нет, потому что… — Мистер Де Вит неопределенно махнул рукой. — Знаете, почему ювелиры называют бриллианты вечными? Потому что избавиться от них порой очень и очень трудно. Именно по этой причине ни один дилер ни за что не примет назад проданный камень. Чтобы найти покупателя для «Большого Мицубиси», потребовался труд всех подразделений «Полиеса», и все равно это можно считать удачей, почти чудом. Нам крупно повезло, и я сомневаюсь, что в ближайшем будущем подобное повторится. — Наклонившись вперед, Де Вит положил руки на плечи Мэри. — Если хотите, я дам вам один очень хороший совет. Отложите некоторую часть на ваши непосредственные нужды, а остальное поместите в банк под приличный процент или понемногу инвестируйте в надежные проекты.

— Я знаю, что можно предпринять! — послышался с дальнего конца стойки чей-то радостный голос.

Обернувшись, Мэри и Де Вит увидели Кирпича, который, запрокинув голову, допивал пиво. Вытерев губы ладонью, он изрек:

— У тебя под боком этот дурацкий вулкан Монс Олимпус, Мэри. Нужно только пробить достаточно глубокую шахту, чтобы добраться до слоя магмы — и дело в шляпе! Ты сможешь построить собственную энергостанцию и здорово досадить компании, а попутно заработать целую кучу денег.

— Добраться до слоя магмы? — задумчиво повторила Мэри.

— Ну да! Когда наступила Эпоха Термояда, о старой доброй геотермальной энергии все забыли. Термоядерный синтез действительно обходится намного дешевле, но только не на Марсе. Нет, Мэри, серьезно — это может сработать!.. В свое время компания тоже подумывала о чем-то подобном, но ее эксперты оказались настолько тупоголовыми, что дело так и не сдвинулось с места. — От волнения Кирпич даже вскочил. — Для начала понадобится только буровой станок с водяной промывкой. Затем нужно будет проложить трубы и построить саму станцию, но ведь теперь ты можешь себе это позволить? А когда энергостанция будет готова, у тебя хватит энергии и тепла, чтобы выращивать столько ячменя, сколько ты захочешь. Ты не только обеспечишь свои нужды, но и сможешь продавать ячмень другим поселенцам.

— Мне кажется, это реально… — медленно проговорила Мэри и посмотрела на Де Вита. — Пожалуй, я сумею это сделать. А вы что скажете? Можно что-нибудь заработать на геотермальной энергии?

Де Вит вздохнул.

— Да, можно, и очень много. Особенно если за дело возьметесь вы, Мэри.

Труднее всего было раздобыть буровой станок.

Кочевелу неуверенно покосился сначала на Мону, сидевшую у него на одном колене, потом на Роуэн, которая утвердилась на другом, запустив пальчики в его всклокоченную бороду.

— Ну, пожалуйста, мистер Кочевелу, миленький!.. — проворковала Мона.

Мэри наклонилась вперед и снова наполнила его бокал, пристально глядя Кочевелу в глаза.

— Помните, вы говорили, что вдвоем мы могли бы править Марсом? — сказала она. — Что ж, я предлагаю вам конкретный план. По-моему, он ничем не хуже любого другого. Давайте объединим наши усилия, как мы всегда делали в трудную минуту.

— Вы и вправду приобрели этот вулкан? — пораженно спросил Кочевелу. — Всю эту гигантскую гору?

— Ни один закон не запрещает мне заявить права на любой участок марсианской территории, покуда у меня есть деньги, чтобы оплатить регистрационный сбор. А деньги у меня есть, ведь я — самая богатая женщина Марса, — ответила Мэри. — И ни в одном законе, даже ни в одном примечании к закону, напечатанном самым мелким шрифтом, ни словечка не сказано о том, что я обязана сообщать об этом БМК. Мой адвокат и без пяти минут зять мистер Де Вит обратился с соответствующим заявлением в поселенческое бюро Трех миров, и ответ был — да, вот вам, мисс Гриффит, ваша собственность, берите, владейте, и желаем удачи. Сейчас, конечно, эти чинуши хихикают в кулачок — они наверняка уверены, что я спятила, но меня это не беспокоит. Пройдет какое-то время, и они сами увидят, зачем понадобился вулкан полоумной вдове!

— Но… — Кочевелу сделал небольшую паузу, чтобы глотнуть виски. Это была роковая ошибка. Мэри отодвинула Мону и сама уселась к нему на колени. При этом ее гипнотический взгляд и ее внушительная грудь оказались совсем рядом, и Кочевелу почувствовал, что у него в голове все плывет.

— Подумай как следует, дорогой! — добавила Мэри. — Вспомни, как нас грабили и унижали, заставляя питаться крохами со стола компании, в то время как англичане получали все самое лучшее. Но разве, в конце концов, нам не удалось обернуть все трудности себе на пользу? Так будет и сейчас. Твои мастерские и твои крепкие парни плюс мои деньги — этого достаточно, чтобы мы сумели добиться своего. И холодный Марс, и ненавистная компания еще узнают, на что способен союз наших любящих сердец.

— Наших любящих сердец?.. — повторил Кочевелу и растерянно улыбнулся.

— Кочевелу готов. Она его заполучила!.. — радостным шепотом сообщил Чиринг собравшимся в кухне болельщикам. Мортон издал торжествующий вопль, но Манко и Эри, бросившись на него, зажали ему рот.

Чиринг снова приник к замочной скважине.

— Они пожимают друг другу руки, — сказал он. — А вот Кочевелу поцеловал Мэри. И она не дала ему по морде! Она говорит… что-то о «Кельтских энергетических сетях».

— Это начало нового мира! — прошептал Мортон. — На Марсе никогда не было настоящих денег — даже в лучшие дни это была нищая провинция, захолустье, но теперь… Теперь все пойдет по другому! Быть может, у нас даже появятся центры искусств!

— Я думать, мы иметь очень, очень больше, — сказал Манко.

— Мэри и Кочевелу могут даже основать новое Поселение! — заметил Чиринг, оторвавшись от замочной скважины. — Вот это будет репортаж так репортаж!

— Культура! — провозгласил Мортон, и глаза его засверкали. — К нам будут приезжать лучшие артисты!

— Если покупать много визиопанель и водяной насос, мы быть независимые ни от кого, — рассудительно заметил Манко. Его лицо внезапно побледнело. — И я смочь выращивать настоящие розы!

— Обязательно, обязательно сможешь, — подтвердил Чиринг, выхватывая блокнот и начиная что-то лихорадочно черкать. — «Интервью с местными жителями: «Что значат деньги для новых марсиан!» — заявил он. — Это будет заглавие моей статьи. Я подпишу ее «НМ», «Новый марсианин» — довольно оригинальный ход… Итак, Мортон мечтает о центрах искусств, а Манко хотел бы развивать садоводство… и цветоводство. — Он повернулся к Эри. — А ты? Что ты надеешься получить от всего этого?

— Более надежное убежище, — ответила Эри и навострила уши, прислушиваясь к реву двигателей очередной идущей на посадку ракеты.

На Земле и Луне автомобили давно объявили вне закона, но прокатиться на машине по Марсу все еще было возможно.

Правда, к автомобильной прогулке требовалась серьезная подготовка. Сначала надевалось теплое белье и трико из овечьей шерсти, затем — костюм из вспененной термоизолирующей пленки и наконец — обычный стеганый комбинезон. Кроме того, необходимы были высокие башмаки с гетрами и пристегивающиеся к манжетам краги. Те, кто был побогаче, щеголяли в похожих на аквариум шлемах, выглядевших, впрочем, несколько старомодно. Мэри и ее друзья обходились плотным капюшоном и подсоединенной к кислородному баллону маской, а остававшиеся открытыми участки кожи смазывали кухонной сажей, смешанной с блокировавшим ультрафиолетовые лучи кремом от загара.

Только экипировавшись подобным образом, человек мог сесть за руль дребезжащего «КельтиКара» — закрытой самоходной повозки на толстых резиновых колесах, развивавшей скорость до восьми километров в час. Как средство передвижения «КельтиКар» не был ни удобным, ни особенно практичным, поскольку большую часть пути водитель и пассажиры чувствовали себя подобно горошинам внутри футбольного мяча, накачанного к тому же парами метана. Тем не менее подобная езда была предпочтительнее и полетов «с ветерком» на антигравитационных машинах, и пешей ходьбы.

В особенности, если идти пешком нужно было вверх по склону Монс Олимпус.

Изо всех сил вцепившись в защитный брус в крыше автомобиля, Мэри размышляла о том, что погода для вылазки, пожалуй, самая подходящая. Ясное небо приобрело цвет персиков со сливками, и только позади нависли над низким горизонтом темно-багровые штормовые облака. Впереди простирался склон Монс Олимпус; не особенно крутой, он казался практически бесконечным, и такой же бесконечной была дорога — извилистая и узкая полоса каменистой почвы, расчищенной от обломков скал и самых крупных булыжников.

— Осторожно, яма! — подсказала Мэри.

Кочевелу возмущенно фыркнул (из-под его плотно пригнанной к лицу маски выбилось кудрявое облачко пара), однако послушно свернул, огибая особенно глубокую выбоину в дороге, и снова направил громыхающий «КельтиКар» к вершине.

Когда они наконец добрались до строительной площадки, парни Кочевелу трудились в поте лица (о том, что «КельтиКар» выехал в их сторону, они узнали часа полтора назад, так как со склона вулкана просматривалась чуть не половина Марса). Возле бурового станка громоздилась куча вынутого гравия и тщательно соскобленная с буров замерзшая грязевая пульпа — результаты утренней работы. От ржавых водоводов поднимались струйки пара, который, остывая, на глазах превращался в сверкающие снеговые кристаллы.

— Смотреть, мама! — с гордостью воскликнул Манко. — Тепло и вода!

— Вижу, вижу, — проворчала Мэри, выбираясь из кабины. — Кто бы мог подумать, что обычная грязь может выглядеть так… красиво? Прямо смотришь, и сердце радуется! А мы привезли вам подарок. Бросайте копать, все на разгрузку!

Матлот и его товарищи, которые стояли вокруг, живописно опершись на лопаты, со вздохами и проклятьями принялись расстегивать пряжки ремней и пружинных растяжек, удерживавших на грузовой платформе огромный ящик. Ящик был так тяжел, что, происходи дело на Земле, он раздавил бы «КельтиКар» в два счета. Даже на Марсе с его пониженной силой тяжести колеса машины едва выдерживали нагрузку, однако как только парни Кочевелу подхватили ящик на плечи (при этом они напоминали муравьев, которые тащат дохлого сверчка), колеса сразу выпрямились, с облегчением скрипнув рессорами.

На ящике все еще можно было разобрать логотип корпорации «Альтернатива Трех миров», хотя за время путешествия привязные ремни измяли и изрезали вспененную пластмассовую упаковку, а пронзительный ветер сорвал и унес вдаль товарную этикетку.

— Это, наверное, насос и все остальное? — предположил Падрейг и прищурился сквозь защитные очки.

— И насос, и лебедка, и все необходимое, кроме труб, по которым наше горячее жидкое золото потечет к нам в долину, — объяснил Кочевелу.

— Кстати, трубы мы тоже заказали, — с гордостью добавила Мэри. — И оплатили! А еще с нами приехал мистер Мортон — наш лучший специалист по каменному литью. Он построит здание насосной станции.

Мистер Мортон, согнувшийся в три погибели в задней кабине, с трудом выбрался наружу и запрыгал, разминая затекшие ноги. Переговорное устройство в его маске было сломано, поэтому он ограничился тем, что махнул в знак приветствия рукой, и тут же отправился осматривать котлован, вырытый Манко под фундамент.

— И последнее, — сказала Мэри, вытаскивая из кабины сплющившуюся от долгого пребывания под сиденьем коробку. — Чудесные сэндвичи с ветчиной для всех. А если сумеете собрать и установить насос до темноты, то к ужину каждый бесплатно получит по две пинты моего лучшего пива!

— А где инструкция? — спросил Матлот. Он никак не мог отдышаться после разгрузки.

— Там, внутри, — ответила Мэри. — Меня заверили, что к насосу прилагается подробная голографическая видеоинструкция на пяти языках по сборке и установке насоса. Если инструкции нет, мы немедленно свяжемся с производителем, но я сомневаюсь, что такая необходимость возникнет. Эти насосы производит весьма уважаемая фирма.

— Взгляни, какой прекрасный вид, дорогая! Ты не находишь? — мечтательно проговорил Кочевелу, разглядывая раскинувшееся внизу вулканическое плато Тарсис. — Это Поселение… Скоро оно будет у наших ног! Так и хочется сравнить его с пьяницей, который только и ждет, чтобы его раздели и обобрали!

Мэри тоже посмотрела вниз и вздрогнула. С этой высоты купол Базы казался маленьким и жалким, даже вместе с новой пристройкой. Сеть труб походила на клубок тонких блестящих червей, а ее собственный дом и вовсе выглядел затерявшимся на равнине комком грязи. Расширенный и перестроенный в соответствии с требованиями последнего времени космопорт своим розоватым бетонным покрытием напоминал забытый кем-то носовой платок, тогда как раньше он походил на почтовую марку. Пустыню, насколько хватало глаз, покрывали темные точки размером не больше макового зерна. Это были надгробья — каменные пирамиды над трупами несчастных старателей, ибо перевозкой замороженных тел на Землю заниматься никто не хотел.

Панорама выглядела угнетающе, но Мэри с вызовом вздернула подбородок.

— Совсем скоро здесь зазеленеют наши поля, — сказала она. — В наших домах появится паровое отопление. Мы даже сможем каждый день принимать горячую ванну!

На Марсе горячая ванна считалась роскошью почти святотатственной. Кочевелу даже поперхнулся, но справился с собой и обнял Мэри за плечи. Некоторое время они неподвижно стояли на высоком утесе и взволнованные до глубины души тесно прижимались друг к другу. Крошечную фигурку, двигавшуюся к ним от «Королевы», Мэри и Кочевелу заметили почти одновременно.

— Кто это может быть? — проговорила Мэри, освобождаясь из объятий Кочевелу и пристально вглядываясь вдаль. — Неужели Де Вит?..

Это был он.

К тому времени, когда они подъехали к нему на «КельтиКаре», адвокат шагал уже не так бодро, а его выпученные от напряжения глаза, казалось, вот-вот выскочат не только из орбит, но и из окуляров кислородной маски. Несмотря на это, вид у адвоката был самый решительный.

— ЧТО СЛУЧИЛОСЬ? — требовательно спросила Мэри, до отказа повернув регулятор громкости своего переговорного устройства. — ЧТО-НИБУДЬ С ЭЛИС?

Тяжело опершись о переднее крыло «КельтиКара», Де Вит отрицательно покачал головой. Он тоже повернул регулятор на маске и пропыхтел:

— А-АДВОКАТ…

— ДА, — раздраженно бросила Мэри. — Я ЗНАЮ, ЧТО ВЫ АДВОКАТ. И ЧТО С ТОГО?

— ЕЩЕ О-ОДИН АДВОКАТ. ТАМ. — Де Вит махнул рукой, указывая на купол «Королевы».

Мэри прикусила губу.

— НЕ ХОТИТЕ ЛИ ВЫ СКАЗАТЬ… — Она убавила громкость, не желая предавать дурные новости огласке. — Чей это адвокат? Компании?

Мистер Де Вит устало кивнул и вскарабкался на заднее сиденье машины.

— Этого только не хватало! — проворчал Кочевелу. — Неужели ты не сумел его выставить? Ведь ты тоже юрист!..

— Я сделал все, что мог, — просипел Де Вит. — Сегодня же я подготовлю и пошлю самый решительный протест в соответствующие инстанции, но сначала вы должны расписаться в получении… документов.

— Каких документов?.. — Мэри выругалась. — A-а, ладно. Скоро сама узнаю. — Наклонившись вперед, она переключила передачу на «нейтралку», чтобы сберечь горючее, и увлекаемый собственным весом «КельтиКар» резво покатился под уклон. К концу пути он развил поистине невероятную скорость, и Де Вит вдруг поймал себя на том, что читает молитву.

Как бы там ни было, вниз они прибыли практически без ущерба для людей и механизмов (если не считать колонии лишайников на стене воздушного шлюза, которую «КельтиКар», тормозя, зацепил подножкой), однако они могли и не торопиться. Во всяком случае, никакой пользы столь поспешное возвращение им не принесло. Вместо Ходжеса — адвоката из Поселения, которого Мэри изучила настолько хорошо, что могла поставить на место одним взглядом, их поджидал самый настоящий поверенный из Лондона. Он был одет в безупречный воздухонепроницаемый термоансамбль, несомненно, приобретенный на Бонд-стрит, и белую форменную кепку с козырьком. С достоинством усевшись на самый краешек одной из каменных скамей, он с недоверчивым видом слушал, как Де Вит, в котором нелегко было признать штатного юрисконсульта фирмы «Полиес» (к этому времени он превратился уже в настоящего аборигена, постоянно сутулящегося, с ног до головы запорошенного красной пылью, с сиплым голосом и бородой, забитой смесью песка и жирного крема для лица), объясняет Мэри ситуацию. Ситуация, по его словам, была следующей.

Принимая во внимание, что на протяжении последних пяти земных календарных лет деятельность Британской марсианской компании ежегодно приводит к уменьшению доходности вложенных акционерами капиталов в среднем на тринадцать процентов от минимального расчетного уровня;

а также принимая во внимание, что Совету директоров компании стало известно о существовании неучтенных ранее источников возможного дохода в области разведки и добычи минеральных ресурсов;

учитывая содержание первоначальных условий поселенчества и предоставления надела, перечисленных в Контракте поселенца, в частности — Основного уложения о землепользовании, согласно которому аренда всех распределяемых и распределенных сельскохозяйственных земель должна быть поставлена в жесткую зависимость от их успешного использования с целью повышения общественного благосостояния жителей Марса и обеспечения дохода акционеров компании;

и, в частности, тот факт, что в упомянутом Контракте особо оговорена возможность аннулирования договоров арендаторов, если таковой шаг будет признан выгодным для акционеров компании, причем право отчуждения собственности за компенсацию находится в компетенции Совета директоров;

Британская марсианская компания уведомляет уважаемую мисс Мэри Гриффит, что выданное ей ранее разрешение на пользование земельным участком (надел) площадью 20 (двадцать) акров аннулируется.

В течение тридцати календарных земных суток упомянутой мисс Гриффит будет вручено уведомление о выселении за пределы территорий, находящихся под управлением администрации Поселения. Мисс Гриффит имеет право обжаловать данное решение в установленном порядке в указанный срок.

— …Чем я в данный момент и занят, — закончил Де Вит и взял со стола официальный планшет с текстом. — Вот уведомление. Заверьте, пожалуйста.

— Мисс Гриффит не умеет читать? — поинтересовался лондонский адвокат, подавляя зевок.

Мэри презрительно изогнула губы.

— Десять лет в Снодонском университете что-нибудь да значат, не так ли? — отрезала она и, пробежав глазами текст, с силой приложила в указанном месте большой палец. — Вот, пожалуйста — возьмите и засуньте себе… словом, туда, куда вы засовываете подобные документы. — С этими словами она протянула планшет адвокату. Тот молча взял его и убрал в герметичный кейс.

— Вот незадача так незадача… — заметил Кочевелу, наливая себе порцию виски. — Пойду-ка я домой, вот только немного промочу горло.

— Вы, случайно, живете не в поселке Морриганов? — осведомился лондонский поверенный, смерив Кочевелу холодным рыбьим взглядом.

— Именно там, — неприязненно ответил Кочевелу.

— Что ж, в таком случае не могли бы вы проводить меня к нынешнему старшине клана?

— Это он и есть, — вставила Мэри.

— Ага… — Адвокат снова полез в кейс и вынул оттуда другой планшет. — Моррис Кочевелу? В таком случае позвольте зачитать вам постановление Совета директоров компании. Вам настоятельно рекомендуется…

— Это что — то же самое?! — перебил Кочевелу, с угрозой подняв над головой сжатые кулаки, каждый из которых походил на ржавое пушечное ядро.

— Если в двух словах, сэр, то да. Ваш клан выселяют, — спокойно ответил адвокат, продемонстрировав редкостное присутствие духа. — Может быть, вы тоже хотите обжаловать решение Совета директоров?

— А может быть, ты хочешь прогуляться Снаружи, маленький, вшивый…

— Да, мистер Кочевелу тоже будет подавать апелляцию, — твердо сказала Мэри. Выхватив у адвоката второй планшет, она взяла Кочевелу за руку и крепко прижала к пластику его толстый, черный от въевшейся сажи палец.

— Ну вот и все. А теперь убирайтесь!

— И передай своим хозяевам, ты, вонючий пожиратель сои, что они нажили себе крупные неприятности! — проревел Кочевелу вслед адвокату и швырнул в него пивной кружкой. Кружка ударилась о замок шлюза и разбилась на тысячу розоватых кусочков.

— Мы сожжем их купол вместе с ними! — продолжал разоряться Кочевелу, топая ногами, как запертый в стойле бык. — Мы загоним наших коров и свиней в их стерильные туннели и дадим им нюхнуть метана!

— Ничего подобного, — твердо возразила Мэри. — Мы разорим их судебными исками, не так ли, мистер Де Вит?

— Оба плана хороши, но, боюсь, ничего не выйдет, — ответил тот, устало опускаясь на табурет. — Компания уже нашла новых арендаторов, которые станут обрабатывать вашу землю. Создается Марсианский сельскохозяйственный кооператив, куда войдут люди, гм-м… более достойные звания первых колонистов Марса. Саму. Британскую марсианскую тоже реорганизуют. Впрочем, управлять всем будет все тот же Совет директоров, только уже с Земли. — Де Вит вздохнул. — Я же предупреждал вас: грядут большие перемены!

— Презренные трусы! — проворчал Кочевелу. — Ну как, скажите на милость, бороться с врагом, который чуть что — и уже растаял в воздухе, словно пар?!

— Тогда какой смысл подавать апелляции? — спросила Мэри.

— Это поможет выиграть время, — объяснил Де Вит, обратив к Мэри изможденное, серое от усталости лицо. Вышедшая из кухни Элис поставила перед ним чашку свежезаваренного чая и принялась массировать его поникшие плечи.

— Теперь, — негромко сказал она, — мы все можем вернуться домой, на Землю.

— Мой дом здесь, — возразила Мэри.

— А мой — нет! — с вызовом ответила дочь. — Да и Элиф не прочь вернуться в свой родной Амстердам. Ведь он торчал здесь столько времени только потому, что хотел тебе помочь. Нет, мама, мы полетим на Землю, что бы ты ни говорила, да и тебе — если ты хочешь увидеть своего внука или внучку — придется отправиться с нами.

— Не надо так говорить с матерью, Элис, — сказал Де Вит, пряча лицо в ладонях.

Мэри холодно посмотрела на дочь.

— Значит, ты готова играть по правилам компании? — осведомилась она.

— Я ни во что не собираюсь играть, просто я…

— Что ж, можешь лететь на Землю. Уезжай и будь счастлива, если сумеешь… Ни ты, ни кто-либо другой не заставят меня делать то, чего я не хочу. — Она произнесла эти слова совсем тихо, но таким тоном, что горячий чай в чашке перед Де Витом едва не покрылся льдом.

Де Вит негромко застонал.

— А мне-то что делать? — проговорил Кочевелу, только начиная постигать истинные размеры обрушившейся на него катастрофы. — Клан будет голосовать. Три вотума недоверия старшине клана — и у клана появится новый старшина!

— Постарайся их убедить, — посоветовала Мэри. — Расскажи им, как славно мы заживем на склоне Монс Олимпуса в… в…

— …В Марсе-2, — подсказал Де Вит, глядя в свою чашку.

3. Светлый город на холме

Кочевелу все же пережил голосование и остался старшиной. Это была первая хорошая новость. Вторая заключалась в том, что «Кельтские Энергетические Сети» завершили строительство насосной станции и даже ввели ее в действие. Подробная голографическая инструкция по сборке и установке насоса на самом деле была на пяти языках, но на каких!.. Телугу, суахили, пушту, малайском и хакка![21] К счастью, большинство пациентов психиатрической клиники, в которой вырос мистер Мортон, разговаривали Именно на суахили, и он знал этот язык достаточно хорошо, чтобы разобраться в инструкции.

Разумеется, заказанные трубы еще не прибыли с Земли, поэтому транспортировать куда-либо воду, тепло и пар было нельзя, зато мистер Мортон выстроил для насосной станции изящный храмик в нео-готическом стиле, который по его замыслу должен был служить архитектурным прототипом Мемориального кабаре имени Эдгара Аллана По. Закончив с этим делом, Мортон принялся проектировать бульвар Променад и Площадь Искусств в деловом центре будущего города.

— Все дело в чересчур сильной ответной реакции, — мрачно вещал Кирпич, лелея в руках кружку с пивом. — Здесь, на Марсе, собралось слишком много нестабильных элементов, чтобы БМК могла с ними справиться. Поэтому компания решила просто выставить со своей территории всех, на кого нельзя положиться, а на их место поселить специально отобранные, проверенные кадры. Кстати, кто-нибудь уже видел парней из этого нового Марсианского сельскохозяйственного кооператива?

— Я не видела, — ответила Мэри и, подняв голову, оглядела зал «Королевы». Сегодня было занято только три кабинета, да у стойки бара сидели трое посетителей — не слишком много для вечера пятницы. — Ко мне они не заходят, — добавила она едко. — Очевидно, компания подбирает непьющих поселенцев.

— Они действительно не употребляют алкоголь, — подтвердил Кирпич. — Выпивку им заменяет хоровое исполнение хвалебных гимнов Аграрному Социализму. Бритоголовые зануды — вот кто они такие!

— Какой ужас! — заметила Мэри. — Стало быть, они совсем не пьют? Даже пиво? А как насчет женщин? Может, они дали монашеский обет?

— О, нет. — Кирпич содрогнулся. — У них есть жены, но они тоже бреют головы. И серьезно увлекаются политикой.

— Следовательно, и они вряд ли заглянут ко мне, чтобы просто поболтать, — задумчиво произнесла Мэри. — Ну а как твои дела при новом режиме? Надеюсь, на твою работу никто не покушается?

Кирпич широко ухмыльнулся.

— Компания может отправить на Землю всех, но Погонщики Льда ей по-прежнему требуются. Кроме того, у нас создан профсоюз Биполярных Тружеников. Если компания попытается в чем-то ущемить наши права, мы направим на их купол с дюжину шестидесятитонных глыб и сравняем мерзавцев с землей. То есть с Марсом.

Мэри кивнула. Она знала, что сравнять с Марсом было еще хуже, чем сравнять с Луной.

— Думаю, компания сто раз подумает, прежде чем с вами связываться, — сказала она.

— Знаешь, я почти жалею об этом. — Кирпич подмигнул. — Хорошая драка мне всегда по душе.

Представляя эту приятную перспективу, Кирпич не спеша допил пиво и, кивнув на прощание, удалился, слегка замешкавшись перед шлюзом, чтобы натянуть маску. Не успел шлюз закрыться за ним, как в «Королеву» вошли двое. Остановившись на пороге, они сняли маски и принялись оглядываться по сторонам. Их взгляды с одобрением задержались на алькове со статуей Небесной Владычицы, затем двинулись дальше и заметно посуровели, остановившись на пяти бродильных чанах, видневшихся в глубине купола. К этому моменту Мэри успела разглядеть, что перед ней женщины. Одна была постарше, другая помоложе, но у обеих были фигуры, напоминающие своей формой грушу, и Мэри невольно задумалась, какого дьявола они делают на Марсе.

— Добрый вечер, леди, — обратилась она к новоприбывшим. — Чем могу служить? Может быть, вы заблудились?

— Отнюдь, — отозвалась старшая. — Напротив, мне кажется — мы прибыли именно туда, куда нужно.

С этими словами она решительно зашагала к бару; ее спутница не отставала. В полумраке за спиной Мэри кто-то сдавленно вскрикнул, затем послышался грохот упавшей сковороды.

— Вы, вероятно, Мэри Гриффит, — сказала старшая. — Меня зовут мать Гленда, а это… — она кивком указала на младшую, — мать Уиллоу. Мы обе из миссионерской организации Ефесской церкви.

— В самом деле? Как мило! — проворковала Мэри. — Значит, вы прибыли с визитом с Луны?

— Не с визитом, — поправила мать Гленда. — Мы прибыли, чтобы остаться, если Ей так будет угодно.

— Благословенно имя Небесной Матери. — Мэри опустила глаза. Когда она смотрела на розовощекое, приветливо улыбающееся лицо матери Гленды, ей отчего-то становилось не по себе. Должно быть, все дело в глазах, в которых читались непреклонность и фанатизм.

— Церковь считает, что пора принести свет веры в этот заброшенный мир, погрязший в суеверии и пороке, — вступила мать Уиллоу. У нее был довольно приятный высокий голос, хотя с непривычки к марсианскому воздуху она немного задыхалась. — Особенно нас тревожит судьба тех несчастных, которые приехали сюда в поисках богатства.

Вряд ли здесь найдется достаточно красных алмазов, чтобы хватило на всех; следовательно, эти люди будут остро нуждаться в духовном утешении, когда погоня за мирскими сокровищами окончится ничем. И потом, Марс — это Марс.

— Ну и что? — Мэри не совсем поняла последние слова.

— С мифологической точки зрения, Марс — и божество, и планета — символизирует собой мужскую брутальность, — пояснила мать Гленда.

— Ага, — кивнула Мэри.

— Кроме того, члены Марсианского сельскохозяйственного кооператива — сплошь атеисты, — серьезно добавила мать Уиллоу. — Для нас это своего рода вызов. Мы были очень рады узнать, что на Марсе уже живет одна из Дочерей. А когда нам стало известно, что вы, мисс Гриффит, стали жертвой олигархического произвола, мы были возмущены до глубины души.

— Я бы не назвала себя жертвой, — заметила Мэри с легкой улыбкой. — Своим врагам я платила той же монетой, и вот результат: я по-прежнему здесь.

— Хороший ответ, — кивнула мать Гленда. — Должна сказать откровенно, дочь моя: святая Мать-Церковь с большим вниманием следила за вашей борьбой.

— Вот как? — Мэри почему-то не очень понравилось, как прозвучала эта фраза.

— Именно так, — подтвердила мать Уиллоу. — И поэтому первое, что мы хотим сделать, это предложить вам нашу поддержку. Святая Мать-Церковь поможет вам опротестовать незаконное и несправедливое решение о выселении. Как вы, вероятно, знаете, наши юридические и финансовые возможности практически не ограничены, а наши журналисты будут только рады поведать миру вашу историю. Небесная Владычица заботится о своих избранных, и паче всего о тех, кто пострадал ради Ее имени!

У Мэри перехватило горло. Она вспомнила инцидент с найденной на Луне статуей Артемиды Ефесской, который едва не разорил Британскую лунную. Судебное разбирательство вылилось в миллионы фунтов отступного плюс гигантские территории, занятые к тому же ценными объектами недвижимости. Похоже, Ефесская церковь вознамерилась повторить свой успех и на Марсе…

— О, какая интересная мысль! — мечтательно проговорила она. — Думаю, лучшего плана просто не придумать! Присаживайтесь, пожалуйста, и позвольте предложить вам по бокалу моего лучшего э-э-э… чаю.

Все жители Трех миров прекрасно знали историю о том, как на заре колонизации Луны ревностная ефесянка по имени Лавендер Драгонсбейн обнаружила в одном из кратеров статую Богини из чистого серебра. Британская лунная компания заявила, что находка на самом деле представляла собой глыбу никелевой руды, отдаленно напоминающую своей формой женское тело. «Статуя» попала на исследование сначала к археологам, но вскоре ею заинтересовались и другие организации (включая МИ5). Исследования продолжались довольно долго, и в конце концов статуя — или не статуя — таинственно исчезла при перевозке из одной экспертной лаборатории в другую.

Разразился грандиозный скандал.

Ефесская церковь подала на Британскую лунную в суд; БЛК ответила тем же. Лавендер Драгонсбейн своевременно пережила божественное откровение, в котором ей явилась сама Артемида Ефесская. Богиня велела Лавендер выстроить святилище на том месте, где было найдено ее серебряное изваяние. БЛК немедленно заявила, что статуя была намеренно помещена сторонниками церкви в указанном кратере, считавшемся весьма перспективным объектом недвижимости.

Сделав это заявление, БЛК допустила грубый просчет, так как, назвав находку «статуей», она тем самым опровергла собственные же ранние заявления, согласно которым в спорном кратере была обнаружена всего лишь глыба руды необычной формы. Совет по объединению Трех миров присудил победу по очкам Ефесской церкви, которая к настоящему моменту владела половиной Луны.

— …Вы, дочь моя, могли бы стать нашей новой Лавендер Драгонсбейн, — закончила мать Уиллоу, отставив в сторону свой чай.

— Что ж, в этом случае Британской марсианской не поздоровится, — сказала Мэри небрежно. — И Марсианскому сельхозкооперативу тоже!

— Бесстыжие угнетатели были повержены слабой женщиной, вооруженной одной лишь верой, — сказала с улыбкой мать Уиллоу. — Благословенно будь имя Небесной Владычицы!

— Будь!.. — эхом отозвалась Мэри, перед глазами которой одна за другой разворачивались картины сладостной мести.

— Но вы, разумеется, понимаете, что необходимы некоторые перемены, — вставила мать Гленда.

— Да, разумеется, — машинально кивнула Мэри, но тотчас спохватилась: — Это какие же?

Мать Уиллоу деликатно откашлялась.

— Нам сообщили, что в вашем штате состоят почти исключительно мужчины. Вряд ли нам удастся представить вас как выразительницу Ее интересов на Марсе, если вы будете придерживаться подобной дискриминационной политики при подборе кадров. Кроме того, Мать-Церковь весьма озабочена дошедшими до нас слухами, что один из ваших работников является, гм-м… христианином!

— Вы имеете в виду Манко? — Мэри взмахнула рукой. — Очевидно, вы не совсем в курсе… Не может быть никаких сомнений, что в действительности он поклоняется Ей, но только в образе Девы Гваделупской. Всем давно известно, что упомянутая Дева в действительности является почитаемой индейцами Богиней Цветов и не имеет никакого отношения к… патерналистской диктатуре и олигархическому подавлению. В конце концов, Манко — америнд, коренной американский абориген и принадлежит к этническому меньшинству, которое веками подавлялось и угнеталось, разве не так? И он выстроил Ей очень красивую часовню в священном гроте неподалеку.

Лицо матери Уиллоу прояснилось.

— Так это же совсем другое дело! Больше того: эта история очень понравится нашим специалистам по связям с общественностью. — Она вынула из кармана блокнот и сделала несколько пометок. — Один из Ее верных сыновей бежит на Марс, спасаясь от несправедливости и иррациональных этнических предрассудков… Превосходно!

— А остальные мои работники-мужчины, — сказала Мэри, — они… Поймите, в моем положении выбирать не приходится, я вынуждена пользоваться тем, что есть. Кстати, все они очень неплохие ребята. Что касается женщин, то из всего Поселения… — «Из всех женщин Поселения работа нужна была одной Эри», — хотела сказать она, но спохватилась. — На Марсе не слишком много женщин, — поправилась Мэри.

— Это верно, — кивнула мать Уиллоу.

— Мы прекрасно понимаем, что вы были вынуждены сражаться с врагом его же оружием, — сказала мать Гленда. — И тем не менее все это… — Она указала на бродильные чаны. — Все это необходимо прекратить.

— Простите?.. — переспросила Мэри.

— Необходимо положить конец незаконному обороту активных химических соединений, подлежащих особому контролю, — жестко отчеканила мать Гленда.

— Но ведь это просто пиво! — воскликнула Мэри. — Закон разрешает употребление пива, по крайней мере в Кельтской Федерации, гражданкой которой я являюсь, так что ничего противоправного я не совершаю.

— По мужским законам — возможно, — согласилась мать Гленда.

— Но как можно считать, что вы исполняете Ее волю, продавая смертоносный токсин, каким, безусловно, является алкоголь, угнетенным трудящимся Марса? Нет, дочь моя, прежде чем оказать вам помощь, святая Мать-Церковь желает видеть это оборудование… демонтированным.

— Но что я буду подавать моим постоянным клиентам?! — воскликнула Мэри.

— Травяные чаи и питательные бульоны, — предложила мать Уиллоу. — Любые напитки, лишь бы они были полезными и здоровыми.

Мэри нехорошо прищурилась. Должно быть, почувствовав приближающуюся грозу, мать Уиллоу поспешно сменила тему.

— И еще один деликатный вопрос…

— Какой же? — холодно осведомилась Мэри.

— Не так давно на Луне произошел один… несчастный случай, — стала объяснять мать Уиллоу. — Можно даже сказать, трагический случай, в результате которого пострадала одна из Ее верных дочерей. Теперь-то мы уверены, что имеет место серьезное повреждение мозга, однако дело не в этом, вернее — не только в этом. Главное, что бедняжка в своем безумии изрекала некоторые вещи, которые могут быть превратно истолкованы. Это способно привести… гм-м… к серьезным недоразумениям. Как бы там ни было, святая Мать-Церковь стремится вернуть заблудшее дитя в свое лоно…

— Как нам стало известно, наша сестра работает у вас, — вставила мать Гленда.

— Она, э-э-э… В общем, она действительно работала у меня, но… Вы, наверное, сами знаете, что на нее трудно рассчитывать — например, она могла опоздать или вовсе не выйти на работу. Я считала, что она — отступница, еретичка.

— Она сама не понимает, что говорит, — быстро сказала мать Гленда. — И должна находиться под постоянным контролем.

— Вы хотите сказать, что поместите ее в больницу? — уточнила Мэри.

— Нет-нет, что вы! — уверила хозяйку мать Уиллоу. — Я вовсе не имела в виду ни одну из этих ужасных государственных клиник! У Церкви есть специальное место для скорбных главой.

«Ну, разумеется, есть. Как не быть!», — подумала Мэри. Некоторое время она молчала, размышляя о своем будущем — о том, каким оно будет и чем ей придется за это заплатить. Наконец женщина решилась.

— Прошу прощения, леди, — сказала Мэри, вставая, — но мне кажется, что вам лучше уйти.

Когда обмен лживыми улыбками, выражениями взаимного неодобрения и завуалированными угрозами был наконец закончен и входной шлюз за гостьями с чмоканьем закрылся, Мэри облегченно вздохнула.

— Миссионерки!.. — пробормотала она себе под нос и, повернувшись, направилась в кухню, где царил кромешный мрак. Мэри ничего не видела, и двигаться ей приходилось чуть ли не ощупью, однако в конце концов, ориентируясь по жужжанию глазного протеза, она все-таки отыскала Эри, которая, словно таракан, забилась в узкую щель за буфетом.

— Они ушли, — сказала Мэри.

— Я не хочу, чтобы они меня забрали, — хрипло отозвалась Эри.

— Ты не хочешь возвращаться на Землю?

Эри не ответила.

— Тебя будут лечить лучшими лекарствами, — сказала Мэри.

Эри завозилась в своей щели, но снова промолчала.

— Послушай, они не причинят тебе вреда! Теперь не те времена. Они даже намекнули, что решение о твоем отлучении может быть пересмотрено. Разве ты этого не хочешь?

— Нет, — сказала Эри. — Они думают, за них будет говорить Он. Но Он не будет.

— Кто не будет говорить за них? — уточнила Мэри, опускаясь на корточки. — Твой бог? Ну, тот, в кого ты веришь?

— Да.

— А почему они должны хотеть, чтобы он говорил с ними?

Наступила тишина, нарушаемая лишь негромким дребезжанием кружек в буфете и жужжанием оптико-механического протеза. Наконец Эри справилась с собой и перестала дрожать.

— Он говорил через меня, когда я была в Доме Спокойного Убеждения. Он сказал: что-то должно произойти. И все случилось именно так.

— Так это было что-то вроде пророчества?

— «Пророчества и предсказания! Неверующие, угнетатели и колдуны вступили в заговор и ждут. Богиня знает, когда наступит решительный день. Мы можем использовать ее!» — Голос Эри поднялся до пронзительного визга, похожего на скрип ржавых петель. — «Прекрати немедленно или лишишься второго глаза!» Но Он был там. Он простер свою руку с Красной планеты и сказал: «Приди ко мне!» Он показал мне незапертое окно, и я бежала. Потом Он показал грузовую ракету, и я купила билет. Так я оказалась здесь, с Ним. Я никогда туда не вернусь!

Мэри пристально всмотрелась в темноту, но сумела различить только один запавший, налитый кровью глаз на бледном лице.

— Насколько я понимаю, они решили, что ты можешь предсказывать будущее, не так ли?

Ответа не последовало.

— И именно поэтому Церковь стремится заполучить тебя назад, — мрачно констатировала Мэри.

Эри не издала ни звука, но хозяйке таверны показалось, что размытое светлое пятно в темноте слегка наклонилось в знак согласия.

Слухи были самыми разными.

Одни утверждали, что Марсианский сельскохозяйственный кооператив вовсе не заинтересован в преобразовании Марса в пригодную для обитания человека среду. Поговаривали, будто истинной целью создания МСК была карьерная разработка месторождения красных алмазов, которые оказались гораздо более ценными, чем считалось вначале. Это означало конец аренды участков земли частными лицами в любой форме.

Другие говорили, что «алмазная лихорадка» окончательно выдохлась и что МСК вынужден направить все силы и средства на обработку почвы и выращивание злаков и овощей как на единственный способ заработать хоть какие-то деньги.

Кроме того, Мэри слышала, что генеральный директор Рутерхид впал в немилость и был с позором отозван на Землю. Говорили, что он медленно умирает от эмфиземы легких. Однако по другим сведениям он был вполне здоров и — больше того — стал крупнейшим акционером реорганизованной БМК. Это высокое положение позволяло ему не только жить в роскоши на Земле, но и вертеть марсианскими делами практически единолично.

Еще Мэри слышала, что БМК оказала Церкви Артемиды Ефесской неслыханное сопротивление. Она слышала также, что Церковь подписала с БМК взаимовыгодное соглашение, согласно которому рядом с куполом Поселения вскоре будет возведен суперсовременный миссионерский комплекс, включающий храм, административные и жилые здания и специальную психиатрическую лечебницу.

Одни утверждали, что ее апелляция несомненно будет отклонена. Другие говорили, что протест наверняка будет удовлетворен и что произойдет это буквально со дня на день.

Но ничего не происходило, и жизнь текла своим чередом.

А потом вдруг произошло сразу много всего.

Организовать на Марсе чествование будущей матери с вручением подарков было делом нелегким, но Роуэн сумела устроить все как нельзя лучше. Праздник наметили в канун запланированного отъезда Элис и Де Вита на Землю.

К тому времени уже стало известно, что у Элис будет девочка. Это оказалось весьма кстати, с точки зрения оформления праздника, поскольку интерьер купола и без того был красновато-розовым. Кроме того, Роуэн удалось выманить Эри из ее нового убежища под рефрижератором достаточно надолго, чтобы успеть испечь для гостей торт. Торт удался на славу. Формой он напоминал пышное розовое облако, которое не оседало из-за пониженной силы тяжести. Правда, вместо розовой глазури торт пришлось полить золотистым персиковым сиропом, но общее впечатление от этого нисколько не пострадало.

Проблема подарков также решилась достаточно просто. С помощью портативного компьютера Де Вита Роуэн связалась с магазином, торговавшим по почте, а потом просто распечатала страницы каталога с изображением отобранных товаров. Правда, на распечатку ушло без малого полдня, да и грязно-серые картинки вышли не слишком четкими, но Роуэн собственноручно раскрасила их желтой и розовой глиной.

— Это виртуальные подарки, понятно? — говорила она, демонстрируя собравшимся картинку с изображением шерстяного костюмчика. — Крайне удобно! Главное, Элис не придется платить за лишний вес при посадке в ракету. Например, этот очаровательный костюмчик — от меня. К нему прилагаются такие же пинетки и шапочка. Их пришлют по почте на ваш адрес на Земле.

Элис вытерла слезы и, горячо поблагодарив сестру, спрятала изображение костюмчика в сумочку. Мона тем временем перебирала другие картинки-подарки с изображением ползунков, ванночек, погремушек, кофточек и прочего.

— Ах, как мне хочется поскорее завести своего ребеночка! — воскликнула она. — Я просто не могу дождаться, когда наконец…

— Можешь, — твердо сказала Мэри, беря за руку Де Вита, стоявшего тут же с несколько ошеломленным видом.

— Не представляю, что скажут соседи, когда по почте начнет приходить все это добро, — сказал Де Вит, смущенно усмехаясь. — Я столько лет был холостяком…

— Соседи переживут, — пробубнила Элис и высморкалась. — Ох, Элиф, смотри! Набор для малышей с горкой и песочницей!

— Это от меня, — строго сказала Мэри. — Если малышке суждено расти на Земле, я бы хотела, чтобы она по крайней мере могла играть на открытом воздухе.

Несколько мгновений мать и дочь обменивались враждебными взглядами. Взрыв предотвратил мистер Мортон. Слегка откашлявшись, он объявил:

— Я, гм-м… тоже кое-что приготовил. Вот… — Он протянул Элис текстовый планшет. — Это очень старая книга, из запрещенных… Ведь вас зовут Элис, и я подумал, что было бы очень мило, если бы… Словом, я записал все стихи, которые сумел припомнить. Надеюсь, вам и вашей девочке понравится…

Не утерпев, Элис нажала на выключатель. Экран планшета засветился, и на нем возник миниатюрный мистер Мортон. Заломив руки, он произнес напряженным, неестественно высоким голосом:

— Гхм!.. «Бармаглот». Стихотворение Льюиса Кэрролла… «Варкалось. Хливкие шорьки Пырялись по наве. И хрюкотали зелюки, Как мюмзики в мове».

— О, это, наверное, староанглийский? — вежливо осведомилась Элис. — Как это мило, мистер Мортон!

— А это я подарить. — Манко выступил вперед и достал из-за пазухи небольшую статуэтку, отлитую из тончайшей нежно-розовой пыли. Святая Дева Гваделупская, сидя на полумесяце, сдержанно улыбалась, глядя на деловитого серафимчика, поддерживавшего полумесяц снизу.

— Это, чтобы Добрая Мать присмотреть за твоя девочка!..

— О, какая прелесть! — вскричала Элис. — Только как бы ее не отобрали на земной таможне!

— Можно сказать, что это Изида, — посоветовала Мэри. — Ее всегда изображали с рогатым полумесяцем.

Чиринг положил на стол небольшой черный куб.

— Это от меня. Голографический альбом с портретами всех членов семьи, друзей и сценками из повседневной жизни, а также небольшой фоторепортаж о Марсе: виды, пейзажи и все такое. Ну, чтобы твоя девочка знала, где ее корни. Кроме того, она получит пожизненную бесплатную подписку на «Катманду пост».

— Очень… очень дальновидно с твоей стороны, Чиринг, — проговорила Элис, не зная, что еще сказать. — Спасибо.

— Там кто-то пришел, мэм, — заметил мистер Мортон, показывая на световой сигнал у входного шлюза.

— Это, наверное, Лулу и Джинмэри из клана, я их тоже пригласила, — предположила Роуэн.

Но это были не они.

— Добрый вечер, мэм, — поздоровался с Мэри Матлот, смущенно вертя в руках кислородную маску. Падрейг Мойлан и Гвил Эванс стояли чуть позади него, сосредоточенно разглядывая пол под ногами.

— Что случилось, молодые люди? — спросила Мэри.

Матлот несколько раз откашлялся и покосился на своих спутников в явной надежде, что кто-нибудь из них заговорит первым. Не дождавшись этого (у обоих был такой вид, словно они поклялись не открывать рта до скончания веков), он в последний раз кашлянул и сказал:

— Наш старшина просил передать, что, гхм… что клану было сделано предложение, от которого он счел не вправе отказываться. И что даже если бы он сказал «нет», клан все равно бы проголосовал «за»…

— Но ведь «Кельтские энергетические сети» все еще существуют, — напомнила Мэри, стараясь не обращать внимания на внезапно воцарившуюся под куполом тишину.

— Конечно, существуют, только они ни к чему не подключены — труб-то еще нет… И потом, дело не в этом, мэм… — Матлот поднял глаза и посмотрел на Мэри, но тотчас снова отвел взгляд. Судорожно сглотнув, он продолжил: — Компания хочет купить все, что мы нажили за все эти годы: мастерские, укрытия для скота, поля и прочее… Они дают очень хорошую цену и обещают бесплатно отправить нас на Землю. И все взрослые члены клана получат пакет акций компании, так что каждый из нас станет достаточно богат, чтобы не работать до конца своих дней. Наш старшина прислал чек на четыре тысячи кельтских фунтов — это компенсация за поле Финна. А еще он выражал надежду, что вы тоже передумаете и вернетесь на Землю.

Дрожащей рукой Матлот протянул Мэри банковский планшет.

Тишина все длилась и длилась. Можно было подумать, что в куполе нет ни одного человека. Взяв у Матлота планшет, Мэри бросила на него быстрый взгляд и снова посмотрела на молодых людей.

— Что ж, все понятно… — проговорила она устало.

— Тогда мы, пожалуй, пойдем… — Матлот первым шагнул к выходу. Внезапный вопрос Мэри настиг его, как удар грома.

— Разве Кочевелу продает все свои машины?

— Что-что? — растерянно переспросил Матлот.

— Мне нужны антигравитационные устройства — все, сколько у вас есть, — пояснила Мэри, сунув ему в руки чек. — Вы должны будете доставить их сюда не позднее завтрашнего утра. И еще я хочу купить на корню весь ваш последний урожай. Ступайте к вашему старшине и передайте ему мою просьбу.

— Хорошо, мэм. — Все трое ринулись к шлюзу и едва не застряли в узком проходе. Когда они наконец исчезли, Мэри без сил опустилась на скамью. Ее домочадцы смотрели на нее во все глаза, но никто не проронил ни слова. Роуэн опомнилась первая и, бросившись к матери, обняла ее за плечи.

— Не переживай, мама. Может быть, компания сделает и нам такое же предложение!

— Я бы на это не рассчитывала, — отрезала Мэри. — В любом случае, дожидаться этого мы не станем.

— Вы тоже летите на Землю? — спросила Элис. Она была слишком потрясена, чтобы торжествовать. В ответ Де Вит отрицательно покачал головой. Глаза у него сделались, как у больной собаки.

— Я никуда не полечу, — сказала Мэри. — Я поклялась, что никто и ничто не заставит меня уехать, и сдержу клятву.

— Молодец, так и надо!.. — воскликнул мистер Мортон и тотчас поперхнулся под устремленными на него взглядами. Судорожно сглотнув, он произнес: — Мисс Мэри права. Мы… Клан нам не нужен — ведь там, на вулкане, у нас есть земля и насосная станция. Мы можем прекрасно устроиться, основать поселок для таких, как мы. У нас уже есть проект театра, а еще можно построить гостиницу, ресторан и… словом, много всего!

Он широко развел руками, обращаясь сразу ко всем.

— А люди? — спросил Манко. — Где мы взять жители?

— Можно дать объявление в «Катманду пост», правда? — Мортон повернулся к Чирингу. — Пусть шерпы узнают о новых рабочих местах, которые предлагают Кельтские… нет, «Энергетические сети Гриффит и К°», о прекрасном новом городе, где люди будут свободны и где они смогут приобщиться к искусству. Пусть они узнают о замечательных приключениях, которые их ждут, а главное — о том, что проклятые корпорации больше не смогут управлять их жизнями. Разве этого мало?

Он еще говорил, а Чиринг уже выхватил свой блокнот и принялся что-то торопливо писать.

— Я думаю, нам удастся привлечь внимание Земли, — объявил он наконец.

Элис негромко вздохнула и посмотрела на мать, потом перевела взгляд на яркие картинки, рассыпанные по полу у ее ног.

— Мы останемся, мама, и поможем тебе. Правда, Элиф?

— Нет. — Мэри резко вскочила. — Пропадут такие дорогие билеты! Вы отправитесь на Землю и будете моими представителями. Мне придется покупать для нового поселка множество самых разных вещей, и мне нужен кто-то, кто присмотрел бы за отправкой. Кроме того, мистеру Де Виту придется вести для меня буквально тысячи судебных дел, и я уверена — ему будет гораздо удобнее делать это с Земли. Не так ли, мистер Де Вит?

Де Вит слегка поклонился.

— Ваш покорный слуга, мэм. — Он кашлянул. — Кстати, примите первый совет. На вашем месте я бы предложил «Полиесу» стать пайщиком «Энергетических сетей Гриффит и К°».

— Клянусь Небесной Владычицей, я так и поступлю! — Мэри ударила кулаком по раскрытой ладони и принялась энергично расхаживать из стороны в сторону. — А сейчас, — добавила она, — я хочу, чтобы все мужчины отправились к Морриганам и начали собирать и грузить антигравитаторы. Если старый болван откажется их продавать, скажите, что мы просто берем их взаймы и что… Словом, завтра утром антигравитаторы должны стоять у меня.

— Да, мама. — Манко вытащил из-за стойки лом и взглянул на Де Вита, Чиринга и Мортона. — Вы идти?

— Конечно. — Все четверо двинулись к шлюзу, на ходу натягивая маски.

— Девочки, начинайте собирать вещи. Все должно быть уложено в ящики и прикреплено к стенам или к полу. Отсоедините все оборудование, кроме Третьего чана. Ты, Мона, отправляйся в Ледохранилище и скажи Погонщикам, что сегодня вечером я угощаю.

— Уже бегу, мамочка! — Мона схватила свою кислородную маску. Элис и Роуэн бросились собирать вещи, а Мэри отправилась на кухню.

— Ты все слышала? — спросила она с порога.

В темном углу, где находилась кладовка, что-то зашуршало, и через несколько секунд из-за дверцы показалось бледное лицо Эри.

— Да, — сказала она, часто моргая здоровым глазом.

— Как ты думаешь, из этого что-нибудь выйдет? — с напором спросила Мэри. — Можем мы послать всех к дьяволу и основать свой собственный поселок?

Эри пожала плечами и вдруг стала падать вперед, странно обмякнув. Мэри непроизвольно шагнула навстречу, чтобы поддержать ее, но не успела. Что-то как будто схватило Эри сзади за шиворот и заставило выпрямиться. Налитый кровью глаз впился в лицо Мэри.

— Образец марсианского гостеприимства и естественный выбор всякого туриста, — прокричала Эри каким-то не своим, словно металлическим голосом, — отель высшего класса «Королева Марса» в поселке Марс-2, основанный в начале тысячелетия знаменитой колонисткой Мэри Гриффит и до сих пор находящийся под управлением ее прямых потомков. Наслаждайтесь марсианской пятизвездочной кухней в уникальном ресторане «Мицубиси-Холл» или испробуйте на себе чудодейственную целебную силу низкогравитационной сауны, построенной на естественных термальных источниках!

Мэри несколько раз моргнула.

— Значит, поселок должен называться «Марс-2»? — проговорила она. Что ж, название как название… — Она посмотрела на Эри. — Знаешь, общая картина, которую ты нарисовала, мне очень нравится, но хотелось бы получить какой-нибудь практический совет.

— Всевидящий Зевс слишком похотлив, на него нельзя полагаться. — На сей раз в голосе Эри (а скорее всего, не Эри) прозвучали лукавые нотки. — А у его сына золотой череп. Но Арес любит бойцов.

— Я не одобряю богов, — чопорно ответила Мэри. — В особенности бога войны.

Эри улыбнулась, вернее — кто-то улыбнулся, используя ее губы и лицо. От этого зрелища Мэри сразу стало очень не по себе.

— Все живое должно сражаться, чтобы жить. А настоящая, серьезная схватка — это нечто большее, чем едкие уколы и пустые слова. Та, которая сражалась храбрее всех, заслужила Его благосклонность.

Мэри попятилась из кухни, не в силах оторвать взгляд от пылающего огненного глаза.

— Тогда помоги мне, кем бы Ты ни был, потому что я намерена дать компании решительный бой, — пробормотала она. — Да, и передай, пожалуйста, моей поварихе: пусть принимается за работу, как только очнется. На сегодняшний вечер у меня запланирована большая вечеринка.

Когда занялся очередной красновато-розовый рассвет, Погонщики все еще были достаточно пьяны и пылали энтузиазмом.

— Поднять всю штуку на антигравитаторах! — гремел Кирпич. — Да это же просто гениально!

Остальные Погонщики согласно взревели.

— Нам казалось, что втащить купол по склону, чтобы он оказался на моем участке, будет достаточно просто, — сказала Мэри. — Я думаю, это вполне можно сделать, если канат будут тянуть хотя бы несколько человек.

— Нет-нет, красотка, ничего не получится! — Погонщик по прозвищу Крошка Редж раскачивался над ней, словно готовый обрушиться утес. — Слишком сильный попутный ветер, понимаешь? Да вас всех унесет прямиком в Лунное болото[22]! Ты же не хочешь… Дай лучше мы этим займемся?

— Вы и вправду хотите отбуксировать мой дом наверх? — безыскусно удивилась Мэри. — Признаться, я не осмеливалась вас просить!..

— Да что там, пустяки какие! — рявкнул Кирпич. — Прицепим да потащим!

— Мне к-кажется, у меня есть ц-цепи, в м-машине. Пйду пгляжу…

Погонщик Альф резко поднялся со скамьи, но покачнулся и с грохотом рухнул на пол. Пенная волна портера «Фобос» из его кружки с шипением захлестнула башмаки Мэри. Товарищи помогли ему подняться. Альф вытер с лица остатки пива и ухмыльнулся.

— Я б-быстро, только пойду и вз-згляну, а?

— Это очень любезно с вашей стороны, сэр, — кротко сказала Мэри и, вытянув руку, ухватила за рукав мистера Мортона, который с кувшином наперевес проворно наполнял пустеющие на глазах кружки.

— Как ты думаешь, получится? — шепотом спросила она. — Ты ведь в этом разбираешься… Должен разбираться. Больше всего меня тревожит купол. Вдруг он не выдержит неравномерных напряжений и треснет, как яичная скорлупа?

— Гм-м… — Мортон несколько раз моргнул, затем оглядел внутренность «Королевы» цепким профессиональным взглядом. — Если укрепить несущие балки скобами и использовать телескопические распорки… Правда, их у нас нет, но…

— Где их можно достать?

— На строительном складе Первой базы этого добра было полным-полно… — Мистер Мортон заглянул в кувшин и, одним глотком допив все, что там оставалось, вытер губы тыльной стороной ладони. — Я знаю код, который открывает дверь склада, — сказал он совершенно другим голосом.

— В самом деле? — Мэри пристально посмотрела на него, и мистер Мортон выпрямился и слегка расправил плечи.

— Да, знаю, — повторил он, поставив пустой кувшин на стол. — Пожалуй, я пойду туда первым и позабочусь о злобных прихвостнях корпорации, готовых по приказу своих хозяев угнетать и душить любую честную инициативу. Я имею в виду сторожевых собак…

— Мне кажется, это хорошая мысль, — задумчиво проговорила Мэри, и мистер Мортон шагнул к шлюзу, натягивая по дороге маску. У выхода он остановился, намереваясь произнести длинный драматический монолог, однако вовремя сообразил, что это следовало сделать до того, как он надевал маску. Поэтому Мортон ограничился тем, что четко, по-военному, отсалютовал. В следующую секунду он исчез в Трубах.

— Мам?..

Мэри обернулась и увидела Элис, одетую в теплый костюм для путешествия Снаружи. Рядом с ней стоял Де Вит, державший по сумке в каждой руке и под мышками.

— В билетах написано, что мы должны приехать в космопорт для регистрации и оформления виз не позднее, чем за три часа до отлета, — сказала Элис извиняющимся тоном.

— Что ж, в таком случае поезжайте, — ответила Мэри и кивнула.

Из глаз Элис брызнули слезы. Бросившись вперед, она обняла мать за шею.

— Прости меня, пожалуйста, я была плохой дочерью! — всхлипывала Элис. — А теперь я чувствую себя еще и самым настоящим дезертиром!

— Что ты, милая, ты вовсе не дезертируешь, — машинально ответила Мэри, потрепав дочь по руке, и посмотрела поверх ее плеча на Де Вита. — Ты просто уезжаешь с этим милым молодым человеком, чтобы родить мне очаровательную внучку. Не грусти, Элис — мы еще встретимся. Вот увидишь: однажды я прилечу к тебе на собственном межпланетном корабле, украшенном золотом и красными алмазами!

— Хорошо бы! — снова всхлипнула Элис и выпрямилась, положив руки на ноющую поясницу.

Несколько мгновений мать и дочь смотрели друг на друга, позабыв обо всех размолвках, ссорах, скандалах, взаимном недовольстве и прочих составляющих повседневной жизни. Что еще они могли сказать друг другу?

— Я люблю тебя, мама, — проговорила Элис.

— И я тебя тоже люблю. — Мэри повернулась к Де Виту и привстала на цыпочки, чтобы поцеловать зятя в щеку. Де Вит послушно наклонился.

— Если ты когда-нибудь бросишь ее, я найду тебя хоть на краю света и задушу собственными руками, — шепнула она, и Де Вит ухмыльнулся.

Потом они ушли, а еще через несколько секунд в «Королеву» вернулся Альф. Его пропитавшийся пивом комбинезон замерз и стоял колом, а из ноздрей текли струйки крови, но он, казалось, этого не замечал.

— У м-меня там несколько тысяч метров цепи! — объявил он. — Х-хватит, чтобы перевезти весь лед из Арктики в Антарктику!

— Глупый мальчишка! — пожурила его Мэри. — Неужели ты выходил без маски? Роуэн, принеси, пожалуйста, своему Альфу мокрое полотенце. Где твои ключи, дорогой? — повернулась она к Погонщику.

Широко улыбаясь, отчего его лицо сделалось похожим на лопнувшую тыкву, Альф показал ключи. Мэри ловко схватила их и перебросила Манко, который, подтянув маску и надвинув капюшон, тут же вышел, чтобы установить тягач Альфа в положение для буксировки.

— Когда выходишь без маски, нужно просто задержать дыхание! — с гордостью заявил Альф, пока Мэри вытирала его лицо полотенцем. Побывав Снаружи, он немного протрезвел, и его язык почти перестал заплетаться. — Это совсем просто, все дело в привычке!

— Разумеется, дорогой, разумеется… Ну вот, все в порядке. Ступай, выпей еще кружечку и посиди немного, — сказала Мэри и повернулась к Роуэн. — Как там дела?

— Дядя Кирпи и остальные монтируют антигравитаторы, — ответила та. — Не пора ли отсоединять Третий чан?

— Нет. Пока нет. Прежде чем буксировать купол, Погонщики захотят еще выпить, — объяснила Мэри.

— Но, мама, они и так уже надрались! — возразила Роуэн.

— А ты можешь придумать другой способ заставить их сделать то, что нам нужно? — отрезала Мэри. — Нет, девочка, это наш единственный шанс! Пусть думают, будто эта сумасшедшая затея с буксировкой «Королевы» — их собственная идея; пиво им в этом только поможет. Я готова буквально на все, лишь бы перевезти «Королеву» на мой новый участок, так что не стой тут, как статуя. Лучше налей нашим друзьям еще портера.

Элис сидела в тесной каюте с унылыми серыми стенами, пытаясь приспособиться к искусственной гравитации и лениво поглядывая на древний монитор над мягким полулежачим креслом. Монитор передавал старомодные двухмерные картинки, снятые обычной видеокамерой, укрепленной на здании космопорта, но этого хватало, чтобы занять внимание молодой женщины. «Я вижу все это в последний раз», — эта фраза, которую она твердила как заклинание, помогала ей справиться с волнением. Больше в каюте было совершенно нечего делать.

Внезапно на экране монитора возникло какое-то движение. Элис всмотрелась и увидела совершенно сюрреалистическую картину: вдалеке за Поселением вдруг возник какой-то купол, словно гора вдруг решила прогуляться.

Элис взвизгнула от испуга. Уже в следующее мгновение Де Вит оказался рядом с ней, хотя всего секунду назад Элис была уверена, что он отправился на корабельную кухню.

— Что случилось, родная? — спросил он, беря ее руки в свои.

— Откуда ты взялся? — растерянно спросила Элис, но тут же указала на экран. — Смотри! Мама все-таки сумела уговорить Погонщиков!

Теперь на мониторе была ясно видна «Королева Марса». Величаво, с поистине королевским достоинством, она медленно ползла вверх по склону, похожая на гигантскую улитку, все больше удаляясь от куполов Поселения. Насколько Элис могла различить, таверну тащили на цепях не меньше трех тягачей; их могучие реактивные двигатели поднимали целые облака красной пыли, но ее сразу сносило ветром в сторону.

— Разумеется, она сумела… — Голос Де Вита звучал уверенно и вместе с тем немного печально. — Я с самого начала знал: твоя мать своего добьется. Дух свободы… и пива — ей этого достаточно, чтобы основать город. Не сомневаюсь: ее ждет головокружительный успех. Подожди немного, дорогая, и ты сама в этом убедишься…

— Ты, правда, так думаешь? — Элис посмотрела мужу прямо в глаза, немного встревоженная тем, как прозвучал его голос. Элифалет Де Вит был самым добрым человеком из всех, кого она когда-либо встречала, но иногда… иногда она чувствовала себя бездомным котенком, которого он подобрал и принес домой.

— Может быть, нам все же следовало остаться и помочь ей? — спросила Элис, снова поворачиваясь к монитору.

— Нет, родная. — Де Вит нежно обнял жену за плечи. — Нет. Ты вернешься домой, на Землю, и я буду оберегать вас — тебя и нашу маленькую девочку. Я обещал твоей матери и сдержу слово.

— Ах, Земля! — мечтательно проговорила Элис. Она вспомнила зеленые холмы, голубые небеса, чистый прозрачный воздух и изумрудные морские волны, набегающие на белый песок пляжа — и тотчас почувствовала, что мать со своими проблемами наконец-то уходит из ее жизни. Закрыв глаза, Элис прижалась к груди мужа. От бороды Де Вита приятно пахло кардамоном и смирной.

— Смотрите, «Королева» похожа на большую самоходную сиську! — бросив взгляд на задний обзорный экран, Кирпич громко заржал и немного сбавил обороты.

— Мам, мам, обшивка дала течь! — в тревоге воскликнула Мона, заметив над куполом быстро тающие султанчики пара, которые выбивались из незаделанных щелей и неисправных клапанов. — Как ты думаешь, когда мы прибудем на место, у нас останется хоть немного воздуха?

— Первые несколько дней придется жить в масках, — ответила Мэри, не отрывая взгляда от экрана. — И в дополнительных термокостюмах. Словом, что нужно, то и будем делать. Помолчи-ка лучше!..

Чиринг в кабине тягача Альфа быстро говорил в микрофон, ввиду отсутствия окон нацелив камеру на монитор:

— На связи снова Чиринг Скузен, ваш «Новый марсианин». Сегодня, уважаемые леди и джентльмены, вы станете свидетелями исторического события — великого переселения свободолюбивых пионеров, стремящихся вырваться из-под гнета корпорации. — Чиринг сделал небольшую паузу, прикидывая, сколько мест в непальском парламенте получили по результатам недавних выборов неомаоисты, и с воодушевлением добавил: — Героический рабочий класс планеты Марс поднялся на защиту отважной женщины, осмелившейся в одиночку противостоять несправедливости, тогда как технократическая верхушка предпочла отсиживаться в своих роскошных укрытиях со всеми удобствами. Да, уважаемые господа, честные труженики, получающие за свою нелегкую и опасную работу сущие гроши, все еще верят в такие «старомодные» понятия, как порядочность, отвага, рыцарство…

— …И пиво! — громко подсказал Альф. — Эге-гей!!!

— Вот!.. — подхватил Чиринг. — Уважаемые леди и джентльмены, вы только что слышали боевой клич свободных марсиан. «Пиво — рабочим!» В этом новом и одновременно очень старом лозунге в сжатой форме отразились все надежды и чаяния тех, кто привык зарабатывать на жизнь своим трудом. А теперь, если вы еще принимаете нашу картинку, обратите внимание на поднимающийся впереди склон самого высокого на Марсе вулкана Монc Олимпус. Светлая полоса между двумя рядами красных валунов и обломками скал — это наша дорога, которую с полным правом можно назвать дорогой в будущее. Нам приходится бороться с сильным встречным ветром, но до сих пор это не мешало нам двигаться к намеченной цели благодаря трем тягачам-ледовозам на реактивной тяге, любезно предоставленным местным профсоюзом Биполярных Тружеников. Это единственная организация, которая согласилась помочь мисс Гриффит перебраться на новое место, и я, пользуясь случаем, хочу выразить руководству профсоюза нашу общую искреннюю благодарность…

— Вот спасибочки! — вставил Альф.

— Для буксировки дома мисс Гриффит используются те же самые цепи, с помощью которых Погонщики Льда транспортируют из полярных областей планеты огромные глыбы льда, так что можете не сомневаться — они достаточно надежны и для этой работы, — продолжал бормотать Чиринг, не отводя камеры от переднего обзорного экрана. Сам он, неестественно вывернув шею, вглядывался в кормовой монитор, на экране которого появилось какое-то странное розовое пятнышко.

— Что там такое? — шепотом спросил он у Альфа, сделав очередную паузу в репортаже.

Альф обернулся.

— Ого! — выдохнул он. — Это К-клубничка, парень.

— Я снова с вами, уважаемые леди и джентльмены. Сейчас я направлю камеру на задний обзорный экран, и вы своими глазами увидите поразительный природный феномен, который коренные марсиане ласково называют «Клубничкой». Издалека он действительно напоминает хорошо знакомую вам красно-розовую ягоду. Насколько я могу судить, в настоящее время Клубничка быстро приближается к жилому куполу Поселения, известного как Первая база, ибо именно там жили когда-то первые земляне. Давайте попросим нашего эксперта по марсианской атмосфере Альфреда Чеппинга объяснить нам, что же такое Клубничка на самом деле. Итак, мистер Чеппинг?..

Уставившись в объектив камеры, Альф несколько раз моргнул.

— Ну, это такой ураган, — проговорил он. — Что, конечно, не очень-то здорово. П-плохая новость, как говорится… У вас, на Земле, тоже ведь бывают всякие самумы, смерчи, цунами, верно? Так вот, представьте, что все они начались одновременно — это и будет наша Клубничка. Иначе говоря, это очень, очень скверная песчаная буря, которая, точно шарик от пинг-понга, мечется туда-сюда без всякого порядка. К-каждый раз, когда Клубничка налетает на гору или скалу, она меняет направление, и тогда — берегись!..

— А почему она такого странного цвета? — осведомился Чиринг. — Я только сейчас разглядел на ней какие-то темные пятна…

— Эт-то потому, что Клубничка несет с собой камни массой в несколько тонн, — ответил Чеппинг и одним движением своей окорокоподобной руки передвинул все три регулятора газа на несколько делений вперед.

Чиринг начал молиться Вишну, но он делал это про себя, и поэтому зрители ничего не слышали. Камеру он снова развернул к переднему обзорному экрану.

— Весьма и весьма любопытное явление, леди и джентльмены! — с энтузиазмом провозгласил он в микрофон. — В следующем репортаже, который выйдет в эфир в ближайшее время, вы узнаете новые подробности об удивительной марсианской погоде!

— Черт меня возьми! — произнес Кирпич неожиданно трезвым голосом. — Там внизу — Клубничка!

— Где?! — Мэри завертела головой, по привычке отыскивая окно, и Кирпич нетерпеливым движением показал на задний монитор.

— А это что такое?

— Неприятности — вот что, — ответил Кирпич и прибавил газу. — Кому-то крупно не повезло. Боюсь, мы видим Поселение в последний раз…

— Что-что?

— А-а… — проговорила Мона, — ты имеешь в виду такой циклон, в каком однажды побывал Крошка Редж?

— Что-о? — воскликнула Мэри.

— Именно. — Кирпич еще немного увеличил скорость.

— Крошка Редж рассказывал, как попал в ураган в море Сирен. Ветер с дикой силой подхватил его тягач и понес с такой скоростью, что поломались все гироскопы и компас тоже, — объяснила Мона.

— Черт побери! — Мэри попыталась расстегнуть привязные ремни, но Кирпич не дал ей этого сделать.

— Не вздумай, красавица, — сказал он негромко и положил руку на пряжки.

— Что нам за дело, если Клубничка разнесет Поселение? — беспечно проговорила Мона.

— Заткнись, девчонка! — вскипела Мэри. — Там же твоя сестра!

— О-о! — Мона в ужасе повернулась к монитору как раз в тот момент, когда Клубничка превратила в облачко красноватой пыли и песка новенький храм Артемиды Ефесской. — О, Элис! — вырвалось у Моны, но когда она отыскала глазами космопорт, то увидела, что целый и невредимый челнок спокойно стоит на стартовом столе. Мигающие сигнальные огни показывали: посадка еще идет. Похоже, ему ничто не грозило, так как Клубничка изменила направление движения и врезалась в Трубы, корежа металл и разбивая визиопанели. Заревели тревожные сирены, свидетельствующие о разгерметизации. Над трубами поднялось белое, как морская пена, облачко кислорода, и тотчас было разорвано в клочки и унесено прочь обжигающе-холодным ветром.

— Еще никогда не видел Клубничку на Тарсисе, — заметил Кирпич, стараясь вписаться в очередной поворот дороги. — Обычно она сюда не поднимается.

— Главное, космопорт не пострадал!.. — выдохнула Мона и вытерла пот со лба. — Благодарю тебя, Небесная Владычица, благодарю тебя!.. — Мэри с трудом перевела дух и снова уставилась на экран. — Мне кажется, Клубничка становится больше, — добавила она.

— Нет, — ответил Кирпич. — Просто она приближается.

Мортон, словно паук, ползал по переплетениям амортизирующих стоек, стяжек, распорок, поддерживавших стены «Королевы», словно стеклянные нити в «ведьмином шаре». Время от времени он бросал тревожные взгляды вниз, на пол, который изгибался и сжимался, пожалуй, слишком сильно. Изредка Мортон поглядывал и на прикрепленный к стене датчик напряжения, но прибор был слишком далеко, и он не мог разобрать цифры.

— Как ты думать, с нами все быть в порядке? — спросил Манко, демонстрируя спокойствие, какого трудно было ожидать от человека, болтающегося на лонже на высоте десяти метров над полом их готового развалиться укрытия. Вокруг него, также привязанная страховочным тросом, летала по кругу Эри. Крепко зажмурив здоровый глаз, она прислушивалась к тому, как за замотанными проволокой дверцами посудного шкафа лязгают и бренчат ее кастрюли и сковородки.

— Я думаю, нам пора надеть маски, — усмехнулся Мортон.

— Я понимать. — Они дружно натянули маски и глотнули кислорода. Потом Манко дотянулся до Эри, которая вращалась вокруг него, как ополоумевший спутник какой-то планеты. — Надо надеть маска, голубушка, — сказал он. — Пол протекать. Крыша тоже.

— Угу, — ответила Эри не открывая глаз, но маску надела и затянула.

— Что мы делать? — спросил Манко.

— Ничего. Сидеть и ждать, — отозвался Мортон с нервным хихиканьем, свидетельствовавшим о том, что ему уже мерещится призрак неизбежной катастрофы.

— Ха. Ха. Ха! — с расстановкой произнес Манко, критически оглядывая стены. — Мне казаться, теперь трясти сильнее. Они ускоряться?

— О, это вряд ли, — возразил Мортон. — Погонщики знают, что это опасно. Я сказал им — не быстрее двух километров в час, иначе напряжение в материале стен превысит критическую величину.

— Да? — Манко пристально поглядел сквозь очки на полоску красной марсианской почвы, мелькнувшей в длинной трещине, открывавшейся и закрывавшейся на манер жабьего рта.

— Вообще-то, кое-что можно сделать. — Держась руками за одну из стоек, Мортон протиснулся в угол, где лежали запасные распорки. — Давай немного усилим купол. Как говорится, запас карман не тянет… — Он вытащил из кучи гидравлическую телескопическую распорку и, перебирая ее руками, подал Манко. — Разомкни и подставь под какой-нибудь шпангоут или стропило, которое я еще не укрепил.

Индеец ловко схватил распорку за концы и повернул в противоположных направлениях. Замок разомкнулся, распорка стала удлиняться сразу в две стороны, и Манко ловко подставил ее под ближайшее стропило.

— Отлично, — похвалил Мортон, вставляя еще одну распорку перпендикулярно двум другим.

— Э-э, может, вам помочь? — спросила Эри, открывая здоровый глаз.

— Помочь?.. — Мортон подумал, что это было бы неплохо, но потом вспомнил о полной неспособности Эри удержать в руках хотя бы сковородку, тогда как установка усиливающих конструкционных элементов требовала физической силы, быстрой реакции и отличного глазомера. — Знаешь, — сказал он как можно мягче, — проберись лучше вон к тому большому ящику на стене. Следи за цифрами в окошке и сообщи нам как только они превысят 5008. Сделаешь?

— Хорошо. — Эри с грацией гири скользнула вниз. За мгновение до того, как ее ноги коснулись пола, щель внизу в очередной раз разошлась, и в ней снова мелькнула марсианская поверхность. Мортону показалось, что она движется еще быстрее, чем раньше, и он озабоченно покачал головой.

— Сколько там? — спросил он у Эри.

— Твой ящик показывает 5024, — сообщила она, и у мистера Мортона вырвалось словечко, которого он никогда прежде не употреблял. Это произвело своего рода сенсацию: Манко, болтавшийся под потолком на одной руке, повернулся в его сторону, а механический глазной протез Эри выдвинулся так далеко, что едва не нарушил герметичность ее кислородной маски.

— Итак, Кирпи, — сказала Мэри холодно и твердо, — насколько я поняла, этот шторм вот-вот нас нагонит. Я не ошиблась?

— Ты не ошиблась, красавица, только он не просто нагонит — он даст нам хорошего пинка под зад, — ответил Кирпич, не отрываясь от мониторов.

— Можем ли мы его обогнать?

— Могли бы, — сказал Кирпич. — Если бы не буксировали купол.

— Понимаю, — задумчиво произнесла Мэри.

Наступила гнетущая тишина или, лучше сказать, пауза, заполненная воем моторов, визгом турбин и настойчивым ревом ветра, который нарастал с каждой секундой, все больше походя на гром.

— А как отцепить буксирные цепи? — спросила наконец Мэри.

— Их можно сбросить с помощью вот этого рычага, красотка, — объяснил Кирпич.

— Что ты делаешь, мама, это же наш дом! — возмутилась Мона.

— В конце концов, это всего лишь дом, детка, — ответила Мэри.

— Вещь, и не более того.

— Но ведь там, внутри, люди! Манко и мистер Мортон остались в «Королеве», чтобы следить за креплениями.

Мэри не ответила, пристально глядя на экран. Клубничка уже приблизилась настолько, что была похожа на гору. Рядом с ней купол «Королевы» напоминал песчаного краба, который вприпрыжку мчится по песку, спасаясь от опасности.

— Всегда есть шанс, что Клубничка на что-то наткнется и изменит направление, — нарочито спокойно сказал Кирпич.

— Вот что, Кирпи, — промолвила Мэри, — у тебя большой опыт работы в полярных регионах, где такие штуки нередки. Я хочу, чтобы ты как следует подумал и сказал, действительно ли Клубничка может свернуть и если да, то каковы наши шансы… Меня интересует твое мнение, понимаешь?

— Представления не имею! — Кирпич пожал могучими плечами.

— Ясно. — Мэри наклонилась вперед и решительно рванула рычаг, освобождая цепи.

Серьезных последствий удалось избежать только потому, что как раз в этот момент точно такое же решение принял и Альф. Так же поступил и Крошка Редж. Однажды он действительно пережил подобный ураган и мог отцепить буксир еще раньше, но его рефлексы притупили семнадцать больших кружек эля «Красный кратер». В результате все три тягача, почти одновременно освободившись от груза, понеслись в разные стороны, словно камни, выпущенные из пращи, с трудом лавируя между грудами булыжников цвета сигнальных конусов дорожного ограждения. «Королева» по инерции двигалась следом, но скорость ее заметно упала, и только цепи полоскались на ветру, как вымпелы.

Ураган был уже совсем рядом.

— 5020! — объявила Эри дрожащим голоском. — 5010. 5000. 4050.

— Вот так-то лучше. Гораздо лучше! — заметил Мортон и с облегчением вздохнул. — Молодцы, Погонщики, похоже, у них все-таки есть головы на плечах! Я думаю, им, как и всяким нормальным мужчинам, просто захотелось устроить что-то вроде гонок, но они вовремя опомнились. Сейчас я возьму гаечный ключ и…

— 4051, — сказала Эри.

— Что за шум?.. — начал Манко. — Я не…

В следующее мгновение всякий порядок в мире исчез.

На всех тридцати семи мониторах (а на Марсе их было ровно столько, и ни одним больше) стало отчетливо видно, как Клубничка слегка притормозила и вроде бы даже наклонилась, чтобы получше рассмотреть «Королеву Марса». Затем на глазах парализованных ужасом зрителей ураган метнулся в сторону и унесся прочь, чтобы вдоволь поиграть с песчаными дюнами на равнинах Амазонии. Он лишь слегка задел купол хвостом, но этого хватило, чтобы «Королева Марса», кувыркаясь, покатилась вверх по склону вулкана.

Мортон раскачивался на страховочном фале, описывая сужающуюся спираль. С каждой секундой он все больше приближался к смертоносной путанице лопающихся распорок и стоек. Увернуться он, увы, никак не мог, так как трос запутался в обломках. Потом мимо него пролетела Эри, все еще сжимавшая в руках датчик напряжений, выдранный из стены, что называется, «с мясом». Мортон попытался поймать ее за ногу, но тут сзади на него обрушилось нечто, напоминающее мешок с песком. В следующее мгновение мешок оказался уже перед ним. Мортон вцепился в него мертвой хваткой и обнаружил, что смотрит прямо в честные глаза Манко. Стараясь удержаться на месте, индеец схватился за ближайшую распорку, но его окровавленные пальцы соскользнули с гладкого металла, и следующие несколько минут оба отчаянно работали ногами и руками, отталкивая от себя опасные остроконечные обломки. В конце концов им удалось отыскать во всеобщем хаосе относительно спокойный уголок и закрепится там, пока пол и потолок то кружились, то менялись местами, то снова кружились в бешеном…

Нет, кажется, уже не таком бешеном…

…Вальсе.

Проклятье!

Пол вздыбился верблюжьим горбом, и Мортон со страхом подумал, что обшивка вот-вот лопнет. Только бы купол больше не кувыркался, иначе трещины и швы наверняка разойдутся, и тогда!..

Пол немного выровнялся. Совсем немного…

Последовал резкий рывок — это добрался до «Королевы» ветер. По марсианским меркам он был даже не особо сильным — так, обычные двенадцать баллов, — но достаточным, чтобы сдвинуть приподнятый на антигравитаторах купол, и Мортон подумал: «Этак нас унесет на южный полюс!».

Потом сверху упало что-то тяжелое, и оба увидели Эри, все еще державшую в руках датчик напряжений. В ногах ее запуталась целая бухта крепкой веревки. Эри окинула Манко и Мортона безучастным, невыразительным взглядом. В следующее мгновение она провалилась сквозь пол, раскрывшийся, как кожица переспелого плода. Веревка, разматываясь на лету, выпала следом и тотчас туго натянулась. В дыру ворвался порыв ледяного марсианского воздуха или, вернее, того, что сходило здесь за атмосферу.

«Королеву» снова тряхнуло. Ветер толкал ее дальше, но купол не двигался с места, очевидно, зацепившись за какую-то преграду.

Прижимая к лицу маски, Мортон и Манко жадно хватали ртами воздух. Глядя вниз сквозь вихрь красного песка, Манко увидел выстроенную Мортоном в неоготическом стиле насосную станцию. Датчик напряжений пробил ее крышу и застрял в дыре, а несколько колец веревки зацепились за один из декоративных контрфорсов.

И еще увидел Манко — и мистер Мортон тоже, — как Эри несется по воздуху, словно сухой лист поднимаясь все выше и выше. Ее маска куда-то пропала. Неистовый шквал сорвал с нее одежду, и тело Эри было почти сплошь покрыто песком и замерзшей кровью, покрытые инеем волосы развевались на ветру. Раскинула ли она руки, тщетно пытаясь в последний момент ухватиться за что-то, или то было приветственное объятие? Открылся ли ее рот, набитый теперь красным песком, в последнем крике боли или восторга?

Манко, потрясенный, смотрел и смотрел, и Мортон смотрел тоже, и оба ясно видели, что произошло дальше. И впоследствии оба готовы были присягнуть, что Эри повернула голову, улыбнулась — и полетела прочь вместе с ураганом.

— Поворачивай назад! — крикнула Мэри. — Смотри, купол уже почти на половине склона — целехонький!..

Кирпич послушно развернул машину и направил в обратную сторону. Двигатели надсадно взвыли, тучи песка и камней скрежетали и колотили по корпусу, но никто не обращал на это внимания.

— Похоже, «Королева» за что-то зацепилась, — заметил Кирпич.

— Так, может быть, они живы! — воскликнула Мона. — Как ты думаешь, мама? Может, они просто прокатились в куполе, как будто в корабле, и никто из них не пострадал?

Мэри и Кирпич переглянулись.

— Ну конечно, — сказала Мэри. — Не волнуйся, милая.

Однако когда они приблизились к насосной станции, всем троим стало очевидно, что положение серьезное. Из многочисленных трещин в куполе продолжал выходить воздух; словно белый туман, он скапливался под «Королевой», постепенно тая с наветренной стороны. Несколько антигравитаторов вышли из строя, и дно купола опасно перекосилось. Даже сквозь вой ветра и обшивку тягача Мэри отчетливо слышала, как стонут и потрескивают от напряжения стропила и ребра жесткости.

— Мам, смотри, какая огромная дыра! Пол треснул! — воскликнула Мона.

— Вижу, детка. Не кричи.

— Но они, наверное, все умерли!

— Может быть, и нет, если успели надеть маски. Идем, Кирпи, я хочу взглянуть на это поближе.

Кирпич кивнул и осторожно приземлился на небольшой бугорок. Оставив плачущую Мону в кабине, он и Мэри выбрались наружу и, наклонившись к земле, чтобы противостоять сильному ветру, подошли к «Королеве».

— Похоже, антигравы 4, 6 и 10 не работают! — прокричал Кирпич, прикрывая от песка глаза руками в толстых перчатках. — Если вырубить номера 2, 8 и 12, купол выровняется. И немного опустится!

— Вот как? Ну-ка, подсади меня!

Кирпич легко поднял Мэри двумя руками и усадил к себе на плечи. Этого хватило (но едва-едва), чтобы она смогла дотянуться до выключателей. Когда антигравитационные устройства были выключены, «Королева» действительно немного опустилась и выровнялась, перестав напоминать пьяную женщину, чьи юбки задрались выше головы.

Мэри спускалась с плеч Кирпича, когда подъехали Редж и Альф.

Из кабины тягача Альфа выскочил Чиринг и, держа на весу камеру, бросился к Мэри.

— Невероятно! — воскликнул он. — Невероятно, невозможно! По-истине, это божественное провидение! Чудесное спасение от неминуемой гибели! Бешеный ураган перенес купол мисс Гриффит на несколько километров вверх по склону вулкана и опустил его совершенно невредимым на то место, куда его с самого начала собирались буксировать. Это самое настоящее чудо, уважаемые леди и джентльмены! Первое официально зарегистрированное чудо на Марсе! Что вы можете сказать для потомства, мисс Гриффит? — Чиринг повернул камеру в сторону Мэри.

— Выключи к чертовой матери эту штуку! — приказала Мэри. В эти минуты она меньше всего думала о том, что говорит для истории. — В куполе люди!

Чиринг судорожно сглотнул. Только сейчас он разглядел, что стало с «Королевой». Кирпич уже орудовал ломом возле входного шлюза, и Чиринг поспешил ему на помощь.

— Мама! — из машины Альфа выскочила Роуэн. Бросившись к матери, она с плачем повисла у нее на шее.

— Ну-ка, прекрати разводить сырость! — рявкнула Мэри. — Мы живы — разве этого мало? Мы живы, а вот наш дом…

— Но, мама, как же мы будем в нем жить? — воскликнула Роуэн.

— Мы же замерзнем! И дышать нам, наверное, будет нечем!

— Нам поможет Небесная Владычица!

В ответ Роуэн произнесла нечто такое, после чего Мэри, наверное, ударила бы дочь, если бы та не была в маске. Некоторое время они мерили друг друга мрачными взглядами, потом внимание Мэри привлекло облако пыли, медленно двигавшееся к ним по дороге из долины.

Это был «КельтиКар».

К тому моменту, когда машина добралась до насосной станции, Мэри успела вооружиться небольшой кувалдой из инструментального ящика Кирпи. С угрозой размахивая ею над головой, она двинулась навстречу вылезшему из кабины Кочевелу.

— Убирайся, это моя земля! — крикнула она и взмахнула кувалдой, целясь ему в голову. Кочевелу ловко увернулся и, прежде чем Мэри успела нанести еще один удар, заключил ее в объятия.

— Дорогая моя девочка! Прости меня! Хочешь, я на колени встану?

Мэри так удивилась, что уронила кувалду.

— Ах ты пес! — крикнула она. — Убирайся, кому говорю! Лети на Землю, там ты сможешь жить в свое удовольствие! Вот увидишь: я не стану по тебе плакать. Я останусь на Марсе и добьюсь всего, чего захочу. А если кто-то вздумает мне мешать, того я в бараний рог согну!

— Надеюсь, дорогая, ты так не думаешь, — возразил Кочевелу. — Ведь ради тебя я отказался от всего! Я останусь с тобой, и пусть эти неженки-Морриганы выбирают себе нового старшину.

Мэри бросила взгляд на багажную платформу «КельтиКара» и увидела на ней самые разнообразные инструменты, которые привез с собой Кочевелу: наковальню, портативный горн, несколько чугунных болванок и многое другое.

Потом она подумала о том, какого большого ремонта потребует «Королева».

Мэри набрала полную грудь воздуха.

— О, дорогой, ты сделал меня счастливейшей из женщин! — воскликнула она.

— Мама, мама! — борясь с ветром, к ним приблизилась Мона. — Иди скорее — они пришли в себя.

Вырвавшись из объятий Кочевелу, Мэри поспешила за дочерью в кабину тягача Кирпи, где сидели, а точнее — полулежали на полу Мортон и Манко. Оба были слабы, как новорожденные, и только морщились, пока Альф смазывал их многочисленные ушибы и царапины целебной мазью из аптечки.

— Как вы, мальчики? Все в порядке? А где Эри? Куда она подевалась? — требовательно спросила Мэри.

Вместо ответа Мортон заплакал, а Манко посмотрел на Мэри выпученными глазами и сказал:

— Мы видеть чудо, мама!

Для бизнеса нет ничего лучше, чем небольшое чудо, да и горячая ванна в краях, где властвуют пыль и холод, тоже чего-нибудь да стоит. И, разумеется, не последнюю роль играет пиво — единственная отрада усталого труженика в унылом сельскохозяйственном раю. Отличная вещь — бесплатная геотермальная, пардон, аретермальная энергия, особенно если она бесплатна только для тебя, тогда как остальным приходится платить, и не просто платить, а извиняться, упрашивать и обращаться с тобой как с настоящей леди.

Пять лет спустя на «Королеве» появилась новая вывеска. Старую — с изображением Ее Величества Королевы Англии — доконали ветер и песок, и было решено ее выбросить. На новой вывеске двое ухмыляющихся гигантов поддерживали невысокую, миловидную женщину с царственной осанкой. На роскошном платье женщины огнем горела драгоценная брошь из красного алмаза. В одной руке она держала пивную кружку с шапкой густой пены, а другой приглашала усталого путника зайти, насладиться уютом и теплом. Внутри, в теплом, парком полумраке, пили подогретое пиво с маслом жилистые, смуглые шерпы.

Пять лет спустя на полке за барной стойкой появились объемные голографические карточки с изображением маленькой Марии Де Вит из Амстердама. Вот она плачет, испугавшись первой в своей жизни ванны, вот, крепко держась за длинную бороду Де Вита, болтает ножонками в лазурной морской воде, вот улыбается, глядя на груды конфет и подарков по случаю праздника Солнцестояния, вот впервые идет в школу.

Пять лет спустя в углу кухни «Королевы» появился небольшой алтарь с изображением одноглазой богини — символа новой религии. Маленькая изящная статуэтка больше всего напоминала украшение с капота «роллс-ройса». Девушка-сильфида, наклонившись вперед, словно летела с ветром; стилизованные воздушные потоки, огибая легкое, тонкое тело, скрывали ее наготу, а в одной из глазниц горел крошечный красный алмаз. Улыбка на губах богини внушала неясное беспокойство.

Пять лет спустя на Марсе действительно появился Центр искусств. Его директор — высокий, худой, неизменно одетый в черное неулыбчивый джентльмен — ставил у себя довольно странные пьесы, которые, впрочем, пользовались бешеным успехом у молодых интеллектуалов из купола, некогда известного под названием Поселение. Бледные приверженцы марсианской драмы — сами себя они предпочитали именовать Ультрафиолетовцами — создавали новые формы искусства в быстро растущем городе на склоне вулкана Монс Олимпус.

Пять лет спустя на Марсе-1 зазеленели обширные поля; с каждым годом они все больше вытягивались вдоль марсианского экватора и даже спускались с плато в долины, и это было именно то, чего позволяет достичь здоровая трудовая этика. А высоко над ними — на Марсе-2 — распустились под прозрачными куполами розовые сады, славящие неизреченную милость Подательницы самых удивительных чудес.

Таких, например, как цветущие, несмотря на лютый мороз, розы.

Перевел с английского Владимир ГРИШЕЧКИН

Публицистика

Андрей Столяров О том, чего нет

Предугадать будущее невозможно, оставить подобные попытки — недопустимо. В тисках этой дилеммы и существует цивилизация. Есть ли выход?

В девятнадцатом веке мало кто ожидал, что наступит двадцатый.

Станислав Ежи Лец.

Когда в мае 1940 года немецкие войска обошли с севера глубоко эшелонированную «линию Мажино», которая, по замыслу военных стратегов, должна была защитить Францию от нападения, и, не встречая организованного сопротивления, двинулись в глубь территории, один из офицеров французского генерального штаба в сердцах сказал, что «Франция всегда готова к предыдущей войне».

Эти слова с полным правом можно отнести и к нашей готовности встретить будущее. К прошлому мы готовы всегда. Мы прекрасно знаем, какие действия следовало бы предпринять в любую из прошедших эпох: какие решения тогда были правильные, какие — ошибочные, какие — привели к колоссальным просчетам, расплачиваться за которые пришлось всему человечеству. Мы уверены, что этих ошибок не допустили бы.

Мы также, правда уже значительно хуже, подготовлены к настоящему. Довольно часто нам удается быстро и должным образом решать возникающие в нем проблемы. Мы даже иногда впадаем в иллюзию — будто полностью контролируем существующую реальность. Настоящее — то, что принадлежит нам по праву. Однако эта иллюзия развеивается под сокрушительными ударами будущего.

К будущему мы не готовы практически никогда.

Оно, как подлинный агрессор, вторгается неизвестно откуда — именно в тот момент, когда его ждут меньше всего — и переворачивает нашу реальность с ног на голову.

Мы вдруг оказываемся в мире, о котором раньше даже не подозревали.

Нам чужд этот мир, нам непонятны его законы, мы боимся его, поскольку не представляем, как в нем можно существовать. И тем не менее мы не в состоянии вырваться из него, потому что ничего иного нам уже не дано. Мы попали в окружение будущего, и возврат к настоящему, которое внезапно превратилось в прошлое, уже невозможен.

Самое поразительное, что мы догадываемся об этом не сразу.

Для нас будущее наступило 11 сентября 2001 года, когда под ударами террористов обрушились небоскребы Всемирного торгового центра в Нью-Йорке.

В действительности же оно начиналось гораздо раньше — просачиваясь в нашу реальность и незаметно создавая в нем опорные пункты.

Правда, мы этого не замечали.

И лишь одно может служить нам некоторым оправданием. Дракон по имени «будущее» пока, к сожалению, неукротим.

* * *

Человечество не всегда жило в страхе перед этим ненасытным чудовищем. Большую часть своей истории оно спокойно обходилось без будущего. Первобытные люди, собиратели и охотники, кочевавшие по просторам Евразии, а потом — скотоводы и земледельцы, начавшие образовывать первые устойчивые племена, о существовании будущего даже не подозревали. Время они воспринимали как само-воспроизводящийся цикл времен года: весна, лето, осень, зима, — повторяющийся из века в век и не приносящий в их жизнь ничего принципиально нового. Изменения — прежде всего, конечно, в виде технического прогресса — накапливались слишком медленно, чтобы стать заметными на протяжении одного или даже нескольких поколений.

Эхом этого непрерывного круговорота является знаменитое место в книге Екклесиаста: «Род проходит, и род приходит… Восходит солнце, и заходит солнце, и спешит к месту своему, где оно восходит… Идет ветер к югу, и переходит к северу… и возвращается ветер на круги свои… Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем».

Философское обобщение, заключенное в этой цитате, разумеется, содержит в себе значительно больший смысл, нежели простую метафоризацию повторяемости событий. И вместе с тем оно свидетельствует о том, что в древнем сознании, даже в эпоху возникновения первых трансцендентных понятий: первых богов, первых магических ритуалов, предназначенных именно для воздействия на грядущее, что и зафиксировала тогдашняя письменная культура, — время воспринималось не как совокупность соприкасающихся будущего и прошлого, образующая фактуру реальности, а лишь как тотальное, непрекращающееся настоящее, не имеющее границ и простирающееся из вечности в вечность.

Будущее тогда носило другое название — «неизвестность». Теснимое врагами, истощением угодий, пастбищ, земли, фатальным изменением климата, что в истории человечества происходило не раз, племя вынуждено было покидать обжитые несколькими поколениями территории и уходить на новые земли — часто за сотни и тысячи километров. Под новым небом его ждали новые опасности, с которыми пока никто еще не умел бороться, новые боги, новые демоны, требующие жертв для умиротворения. Покинутый дом представлялся в этих условиях райской обителью. Так постепенно складывались легенды о Золотом веке. И так же постепенно, из поколения в поколение, внедрялась в подсознание человечества мысль о том, что будущее, то есть пугающая неизвестность, всегда, при всех обстоятельствах хуже, чем изученное настоящее. Этот страх перед будущим, этот «ностратический архетип» потом еще не раз обнаружит себя в философии и религии, породив концепции «нисходящей ветви развития», говоря иными словами — регресса, ужасающей деградации человечества от мифической Совершенной эпохи к убожеству современности.

Древние греки сделали потрясающее открытие. Помимо демократического правления, опробованного Клисфеном еще в VI веке до нашей эры, помимо начатков либерализма, взращенных реформами Солона, помимо всех видов республик и деспотий, помимо наук, искусств, философий, ремесел, то есть всего, что в дальнейшем составило суть европейской цивилизации, греки, пожалуй, впервые за многие тысячи лет обнаружили, что у человечества есть история.

Конечно, достаточно подробные Хроники Царств, повествующие о победах и поражениях, о великих деяниях и катастрофах, об образовании государств и их распаде, существовали и в Древнем Шумере, и в Древнем Египте, и в Древнем Вавилоне, и в Древнем Китае. Эта форма сохранения прошлого была у древних народов весьма популярной. Однако хроники эти (точнее — анналы, краткие записи тех или иных экстраординарных событий) еще не представляли собой связного изложения прошлого, они не могли заполнить всю его необозримую пустоту. Это была лишь горсть тусклых фонариков в сумерках тысячелетий. Древние греки отважно ринулись на исследование этого океана. Они впервые начали сопоставлять факты минувшего между собой, заполнять имеющиеся пробелы и создавать тем самым непрерывность потока времени. Связность событий предполагала их взаимную обусловленность, а отсюда было уже недалеко до осознания неких закономерностей. Прошлое перестало быть набором случайных окаменелостей и превратилось в движение сил, порождающих настоящее. Говоря иными словами, оно стало историей, и появление специальной музы, ей покровительствующей, засвидетельствовало это первое разделение времени.

Оставалось сделать всего один шаг. Оставалось пробить невидимый «барьер настоящего», осознать, что время — это не только то, что «было» и «есть», но и то, чего еще нет, но что возникает с пугающей неизбежностью.

Древние греки этого шага не сделали. Идея «совершенного Космоса», которая лежала в основе всего античного мировоззрения, предполагала, что мир в его главных структурных признаках уже создан, он абсолютен, и никакая его принципиальная трансформация невозможна. Те же изменения реальности, которые все-таки происходят, представляют собой лишь выявление скрытых доселе потенций. Ничего нового к уже существующему они добавить не могут.

Такое представление о Вселенной, с одной стороны, породило мощную логику, умение делать правильное заключение на основе имеющихся предпосылок, то есть выявлять «скрытое знание», которое Лейбниц позже назовет «истинным для всех возможных миров», но, с другой стороны, пресекало время уровнем «непрерывного настоящего», не имеющего направленности и поэтому исключающего наступление будущего.

Этот барьер «наличного бытия» преодолело лишь христианство. Переход от политеизма, то есть от многополюсной трансценденции, от пространства истории, где действует несколько разнонаправленных центров силы, к монотеизму, трансценденции универсальной, к единому богу, превратил историю, по крайней мере в европейском ее восприятии, из хаоса в космос, из борьбы непредсказуемых и непостижимых стихий в стройный план, развертывание которого обусловлено божественным предначертанием. История обрела не только начало, «сотворение мира», что, впрочем, не является исключительно христианским открытием, но и его завершение, «конец всех эпох», ту точку на оси времени, куда устремляется настоящее.

Провиденциализм христианства открыл человечеству будущее. Время, а вместе с ним и история, перестало необратимо умирать в настоящем, оно устремилось вперед, образовав пространство, которое тут же начало заполняться «воображаемым существованием».

Трансляция «сюжетного времени» из метафизики христианства в область естественно-научного знания, в свою очередь, породила, как мы уже ранее говорили, представление о прогрессе, то есть о целенаправленном и сознательном преобразовании текущей реальности, а трансляция христианского идеала будущего, Царства Божьего, «где несть ни печали, ни воздыхания», в область социальных наук позволила представить грядущее в виде конкретного и, как казалось тогда, вполне достижимого образа.

Правда, произошло это не сразу. Потребовалось почти полторы тысячи лет, чтобы идея времени, устремленного через настоящее из прошлого в будущее, времени, материализованного сменой последовательных форм бытия, утвердилась в европейском сознании. Только после появления космологии, сделавшей Землю не центром Вселенной, а частью единого вселенского процесса развития, после появления теории эволюции, сделавшей человека частью всеобщего биогенеза (развития жизни), после появления механики, паровых двигателей, электричества, то есть с того момента, когда наука обрела статус структурной (производительной) силы, на повестку дня встал вопрос о формировании будущего.

Собственно, почти вся европейская философия с периода Просвещения и до второй половины XX века — это философия будущего. Прагматическая ее составляющая была необыкновенно проста. Как настоящее, согласно законам природы, вырастает из прошлого, так будущее, согласно тем же законам, вырастает из настоящего. Познав эти законы и научившись применять их на практике, используя науку и технику в качестве инструмента сознательного преобразования реальности, мы можем достичь того будущего, которое станет благодеянием для всего человечества.

Под знаком этого романтического прагматизма прошел весь XIX век. Он вызвал к жизни не только особый класс «носителей будущего» — молодежь (эхом чего явятся «студенческие революции 1960-х годов), но и концепцию социализма — пожалуй, первую научную технологию построения будущего.

Правда, и тогда уже раздавались голоса, предупреждавшие об опасности. В частности, Николай Бердяев еще в начале XX века писал, что «учение о прогрессе есть ложное и аморальное обоготворение будущего за счет настоящего и прошлого. Неведомое поколение счастливчиков является вампиром по отношению ко всему прочему человечеству. Прогресс — не вечная жизнь, а вечная смерть, истребление прошлого будущим». Были и другие предостережения, из которых наиболее значимым, вероятно, являлось пророчество Шпенглера о «Закате Европы». Однако по-настоящему они услышаны не были. В полном соответствии с представлениями о линейном прогрессе будущее рассматривалось как закономерный идеал настоящего, как земной рай, как панацея от всех бед современности. Предполагалось, что жертвы, которых оно уже тогда начало требовать, явление сугубо временное и обусловленное нынешним несовершенством мира. Отражением этих воззрений стал глобальный Европейский проект, проект постепенного распространения принципов европейского мироустройства на все человечество.

Возникала иллюзия, что будущее совсем рядом и что осуществится оно в уже известных координатах гуманизма и просвещения.

Эта иллюзия была развеяна мировыми войнами первой половины XX века. Для сознания просвещенной Европы они явились настоящими катастрофами. За какие-нибудь тридцать лет, с 1914 по 1945 год, человечество фактически вернулось к тому, с чего начинало. Будущее, по крайней мере в пределах западной, евро-атлантической цивилизации, из предполагаемого благоденствия вновь превратилось в проклятие, в чудовищные жернова, неумолимо перемалывающие настоящее. Страх перед грядущим усилился в период «холодной войны», когда единственной зримой версией будущего представлялась картина всеобщего ядерного уничтожения. Будущего не хотел никто. Все хотели лишь настоящего, пусть даже самого мрачного и несправедливого.

Не внес ничего нового и короткий период надежд, вызванный распадом СССР. Уже через десять лет стало ясно, что крушение мировой системы социализма (обвал социалистического проекта, конкурировавшего с демократическим проектом Европы) не привело к объединению коммунистической (коллективистской) и либеральной (индивидуалистической) страт европейской цивилизации. Более того, добившись распада биполярного мира и решения в свою пользу «векового конфликта», который, как теперь очевидно, стабилизировал послевоенное существование, победители не смогли предложить человечеству внятный сценарий прогресса. Концепция «продолженного настоящего», то есть удержания любой ценой существующей ситуации, возобладавшая ныне в странах западного ареала, накапливает энергию «отсроченных изменений» и ведет к новому цивилизационному взрыву.

Это сейчас ощущают все.

И, возможно, единственным средством преодолеть новый страх перед будущим является его сознательная демифологизация. Будущее — это не божество, несущее человечеству исключительно благоденствие, но это и не голодный демон, не свирепый дракон, готовый сожрать цивилизацию и культуру.

Будущее — это нечто совершенно иное.

* * *

Сначала обратимся к метафорам.

Будущее довольно часто сравнивают с тем местом реки, которое незримо приближается к водопаду. Затем колоссальная масса воды рушится вниз и после пены и бурных водоворотов, образующих современность, переходит в спокойное течение прошлого. При этом подчеркивается принципиальная разница между прошлым и будущим: прошлое мы знаем, но изменить не можем; будущее, напротив, скорее всего, поддается воздействию, но зато ничего определенного о нем сказать нельзя.

Будущее также сравнивают с пушкой, которая, оглушительно выстрелив в нас событием, сама — силой отдачи — откатывается назад и поэтому вечно недостижима. Здесь следует обратить внимание именно на недостижимость будущего. Оно всегда ускользает от нас, пребывая где-то за линией горизонта.

Можно также вспомнить классическую китайскую стратагему «Извлечь нечто из ничего», сказанную, правда, по несколько иному поводу, но настолько неопределенную, что она вполне приложима и к нарицанию будущего.

Метафоры говорят одновременно и слишком много, и слишком мало. Они хорошо отражают суть будущего — его вещественную неуловимость, но они не в состоянии объяснить нам механизм этой неуловимости. Попытка же перейти от знания художественного, опирающегося на образ и эмоции, к знанию рациональному, основанному на логике и рассуждениях, приводит к общеизвестному парадоксу: будущее — это то, чего нет и чего даже в принципе быть не может. Пока будущее не наступило, оно просто не существует, представляя собой условность, не обладающую никакими реальными характеристиками. Когда же будущее наступает, что, кстати, удается зафиксировать далеко не всегда, оно мгновенно превращается в настоящее и тем самым выходит за рамки собственного определения.

Если требуется еще одно образное сравнение, то будущее — это мираж, который рассеивается, как только к нему приближаешься.

Правда, в той же логической парадигме не существует и настоящего. Оно, подобно будущему, умирает практически в самый момент своего рождения. И потому настоящее представляет собою не длительность, имеющую самостоятельное физическое значение, а только тот «срез» временного потока, где будущее превращается в прошлое. Настоящее одномоментно. Линейной размерности по оси времени у него нет.

То есть мы не способны определить данные категории «в чистом виде». Это связано, вероятно, с тем, что собственно время как характеристика бытия не определимо в парадигме современной науки. Оно является одной из главных онтологических аксиом, связующих мироздание, и поэтому не поддается аналитическому расчленению. Мы вынуждены определять категории времени исключительно в «частных» координатах — там, где время выражено, например, в последовательных формах развития.

Здесь, правда, следует уточнить, что мы будем понимать под развитием. В полном соответствии с классическими представлениями, сложившимися к настоящему времени, под развитием будем понимать необратимое, направленное и, в целом, закономерное изменение сложной системы, в итоге выводящее ее к некоему новому состоянию. Причем неважно, что в данном случае является источником изменений: движение материи в бесконечность, порожденное Большим взрывом, как это имеет место в унигенезе (развитии космоса), биогенезе (развитии жизни) и в большей части социогенетических трансформаций (развитии человечества) — или источником изменений является деятельность самого человека, как это наличествует в развитии культуры и техносферы. Важно лишь то, что подобные изменения вообще происходят.

Очевидно, что для характеризации такого процесса необходимы все три указанных фактора. Обратимость изменений предполагает не развитие, а только функционирование: система, претерпев ряд трансформаций, возвращается к исходному состоянию. Без направленности изменений они не могут накапливаться, а это значит, что процесс лишается необходимой «сюжетности». Отсутствие же закономерности изменений свидетельствует об их хаотическом, случайном характере.

Очевидно также, что время — это «среда» развития: вне времени развитие не существует, и, пытаясь выразить категории времени через формы развития, мы тем самым определяем «время через время».

Этот порочный круг может быть разорван лишь тем способом, который уже не раз использовался в гносеологии: введением первичных понятий, введением аксиом — того, что воспринимается просто как данность и не подлежит дальнейшему уточнению.

Именно такой шаг мы и делаем.

Мы определяем будущее как такое структурное состояние любой развивающейся системы, которое принципиально, до полной несовместимости отличается от предшествующего.

Если говорить о развитии глобальной человеческой цивилизации, то ее индустриальная фаза, где в экономике господствует машинное производство, наглядно отличается от фаз традиционных (античной и средневековой), экономика которых была основана почти исключительно на ручном труде. Они соотносятся между собой как абсолютное будущее и абсолютное прошлое; структурные (социально-экономические) параметры их несовместимы. Квантовая физика, построившая в XX веке принципиально иную картину мира, основанную не на «конечных», а на вероятностных локализациях (и состояниях) микрочастиц, является, в свою очередь, будущим по отношению к классической физике, основанной на законах Ньютона. Это пример будущего в науке. А, скажем, абстрактная живопись, отказавшаяся от конкретных зрительных форм, представляет собой будущее по сравнению с живописью предметной.

Причем, мы вовсе не даем ка-кую-либо оценку этих явлений. Мы не пытаемся выяснить, что лучше — «золотая античность» или «железный» XIX век. Что нам ближе — пленэры импрессионизма или хаотичные, бессмысленные, на первый взгляд, мазки и пятна В.Кандинского. Мы просто говорим о том, что эти системные состояния — в истории или в живописи — принципиально отличаются друг от друга.

Тогда настоящее мы можем определить как такое существование развивающейся системы, при котором принципиальных структурных изменений не происходит. Настоящее в этом случае будет представлять собой интервал, куда входят и близкое будущее, и недавнее прошлое. Все это в совокупности можно определить как «продолженное настоящее», выше уже упоминавшееся, и теперь оно обретает физическую размерность на оси времени.

И вот здесь сразу же проступает одна из главных футурологических характеристик, которая для нас чрезвычайно важна: переход от настоящего к будущему всегда является глубоким структурным преобразованием. Этот переход всегда представляет собой системную катастрофу, и масштаб ее зависит только от масштаба самой системы.

Мы говорим о наступлении личного будущего, если принципиальные изменения ограничены жизнью отдельного человека. Смерть человека, несомненно, является катастрофой для него самого, но на жизнь государства и общества влияния, как правило, не оказывает.

Мы говорим об историческом будущем, если структурные изменения, даже очень существенные, ограничены все-таки отдельным социумом или государством. Октябрьская революция, например, была абсолютным будущим для России, но не привела к каким-либо трансформациям тогдашнего цивилизационного статуса.

И, наконец, глобальным будущим, которое интересует нас в первую очередь, мы называем будущее, принципиально меняющее основы существования всего человечества. Таким будущим стала производящая экономика (земледелие и скотоводство) традиционной фазы развития по сравнению с присваивающей экономикой (собирательство и охота) более ранней архаической фазы.

Глубокие структурные преобразования при наступлении будущего — это, вероятно, универсальный закон любого развития. Он проявляет себя на всех уровнях материально-информационного мира и выражает, по-видимому, фундаментальную общность нашего мироздания. Законы, истинные для Вселенной, должны быть истинными и для человека. Тем более они должны быть истинными для динамики социально-экономических фаз, последовательность которых образует историю. Фактически, речь тут, конечно, идет о несколько иной, чем принято, формулировке второго закона диалектики: переходе количественных изменений в качественные — этот закон не стал менее справедливым только лишь оттого, что использовался в идеологемах марксизма. Просто социомеханика, изучающая крупномасштабную структуру истории, как и социальная термодинамика, исследующая превращения внутренних «социальных энергий», позволяют в известной мере формализовать «нечеткую логику» классической философии.

К этому мы еще вернемся. Здесь же важно подчеркнуть следующее.

Фазовый переход от настоящего к будущему (имеется в виду, конечно, глобальное будущее) действительно каждый раз представляет собой системную катастрофу. Переход от архаической (первобытно-общинной) фазы существования человечества к первой традиционной фазе (в марксистской терминологии — рабовладельческой) сопровождался громадным антропогенным кризисом, который уменьшил численность тогдашнего населения планеты примерно в 8 — 10 раз. Фактически, встал вопрос о самом существовании человечества. Переход от античности к Средневековью (то есть ко второй традиционной фазе развития) сопровождался крушением Римской империи и громадными антропотоками, получившими название «Великого переселения народов». Переход на рубеже Нового времени от второй традиционной фазы (феодализм) к фазе индустриальной (капитализм; машинное производство) продуцировал распад значительной части Католического единства и религиозные войны, охватившие практически всю Европу. Количество жертв, если прибавить сюда вызванные голодом и эпидемиями, исчислялось десятками миллионов человек.

Конечно, не каждая историческая катастрофа обязательно является сменой цивилизационных фаз, но каждая смена фаз, то есть наступление глобального будущего, непременно является катастрофой.

Можно, разумеется, счесть эти рассуждения излишне сухими, наукообразными, схоластическими, обращенными исключительно в прошлое и потому вызывающими чисто академический интерес, но за ними скрывается чрезвычайно неприятный для нас вывод. Если мы действительно находимся в периоде завершения индустриальной фазы (а целый ряд типологических признаков свидетельствует, что это именно так), если начинается новый фазовый переход, который затронет, по-видимому, всю существующую цивилизацию, то катастрофа, в данном случае исторически неизбежная, так же приобретет глобальный характер.

Мы подошли к самому краю времени, которое называется «настоящее». Дальше распахивается неизвестность с именем «будущее». Оно накатывается на нас, как цунами, вырастая от мелкой, почти незаметной волны до гигантского гребня, скрывающего половину неба.

Можно ли заглянуть в сердце бури? Можно ли разглядеть хоть что-нибудь за надвигающейся пеленой неизвестности? Можно ли, наконец, хоть что-нибудь предпринять, чтобы последствия апокалиптического урагана были менее сокрушительными?

От ответа на эти вопросы зависит сейчас очень многое.

* * *

Из определения будущего как фазы развития, принципиально отличающейся от предшествующей, следует одно важное качество этого состояния времени, которое отсекает от него сразу целую область умозрительных спекуляций. Сформулировать его можно так: будущее предсказать нельзя. Идея будущего — это идея, абсолютно противоречащая настоящему. Идея «безумная», если пользоваться определением Гейзенберга. Будущее — это некая принципиальная новизна. Оно всегда не такое, как мы его, себе представляем. Если будущее предсказать можно, если удается сделать подробный и точный прогноз каких-либо предстоящих событий, значит мы имеем дело не с будущим, а с продолженным настоящим, само же будущее от прогностического обобщения ускользнуло, оно осталось вне рамок и вскоре проявит себя самым неожиданным образом.

Собственно, об этом свидетельствует вся история человечества. Вряд ли первобытные люди, охотники и собиратели плодов и корней, могли представить себе, что будут когда-нибудь вскапывать землю, бросать в нее семена растений, а потом много месяцев ждать, чтобы собрать те же самые семена. Это показалось бы им неимоверной глупостью. Зачем закапывать в землю то, что можно съесть прямо сейчас? Точно так же древние греки или древние римляне, несмотря на высочайший для того времени уровень развития науки и техники, не могли даже вообразить, что основную физическую работу будут осуществлять не рабы, «говорящие орудия производства», а железные механизмы, дышащие огнем и дымом, хотя шар Герона, прообраз паровой машины, был изобретен еще в I веке нашей эры.

Средневековье не могло представить себе промышленного электричества, девятнадцатый век — авиации и транспорта с двигателями внутреннего сгорания, а зачинатели вычислительной техники в середине двадцатого века даже не догадывались о том, что порождают «компьютерную революцию», «экономику знаний» и «информационное общество».

В свое время один из российских фантастов так сформулировал эту проблему. Существует три вида будущего: будущее, в котором хочется жить (здесь, насколько можно судить, подразумевались утопии; хотя стоит ли жить в утопиях — вопрос достаточно спорный); будущее, в котором жить не хочется (здесь имелись в виду антиутопии); и будущее, о котором мы ничего не знаем. Так вот, если первые два вида будущего представляют собой типичное «продолженное настоящее»: они образуются экстраполяцией, «переносом вперед» главных проблем современности, то третий вид — «будущее, о котором мы ничего не знаем» — это и есть реальное будущее, непрерывно вторгающееся в настоящее и преобразующее его в нечто совершенно иное.

Определим, что мы понимаем под предсказанием. Под предсказанием мы понимаем не любое высказывание о будущем, пусть даже сделанное в самой яркой литературной форме, а лишь такое, которое соответствует определенным параметрам. Как в классической трагедии для соответствия жанру необходимо было соблюдение «трех единств» — единства времени, единства места и единства действия, так и предсказание будущего может рассматриваться как таковое, если оно отвечает на три вопроса: что именно произойдет, где это произойдет и когда это произойдет.

Очевидно, что под данное определение прежде всего не подпадают пророчества. Классические пророчества, из которых в христианской культуре наиболее известны Апокалипсис и книга «Центурии» Нострадамуса, строго говоря, вообще не обладают каким-либо прогностическим содержанием. Это, скорее, специфический философский вокабулярий: набор метафор, образов, сюжетов, языковых конструкций, предназначенный для мистического истолкования текущей реальности. Метафора, которая лежит в основе пророчества, позволяет применить его почти к любому историческому периоду. Выходящей из дыма «железной саранчи», упоминаемой в Апокалипсисе, можно уподобить и тяжелую пехоту, опустошавшую Европу во времена религиозных войн, и танки и авиацию, появившиеся в мировых войнах двадцатого века. А если возникнут когда-нибудь боевые роботы, показанные в фильмах о Терминаторе, то и это будет полностью соответствовать видениям Иоанна из Патмоса.

Единственное назначение всех пророчеств — напоминать человечеству о хрупкости земного существования, о том, что технологическое могущество цивилизации обманчиво и что человек по-прежнему беспомощен перед законами вселенского бытия.

Кстати, когда Мишель Нострадамус попытался от метафорического иносказания перейти к конкретной прогностике, то результаты этого шага оказались весьма плачевными. Ничем не ознаменовался 1580 год, на который Нострадамус «назначил» начало «странного времени»; в 1607 году, опять-таки вопреки предсказанному, не начались гонения на астрологов; в том же 1607 году ничего трагического не случилось с королем Марокко; и, главное, в 1609 году папа Римский не умер, как предрекал Нострадамус, и послы европейских держав напрасно держали наготове коней, чтобы сообщить своим правительствам скорбную весть.

Так же из сферы «истинных предсказаний» следует исключить совпадения или «предсказания задним числом». Механика подобных предсказаний проста. Ежегодно лишь в Соединенных Штатах Америки выпускается около 900 книг в жанре фантастики. Причем здесь учитываются только новые произведения, не считая весьма обширного спектра переизданий. В значительной части этого материала высказываются различные версии будущего, и если какое-либо знаменательное событие в дальнейшем произойдет, ему не так уж трудно будет подобрать литературное соответствие.

Классическим примером здесь являются стихи Андрея Белого, написанные еще в 1921 году: «Мир — рвался в опытах Кюри / Атомной, лопнувшею бомбой / На электронные струи / Невоплощенной гекатомбой». В момент создания они представляли собой сугубо поэтическую метафору и прогностическое содержание обрели только после возникновения в середине сороковых годов прошлого века ядерного оружия.

Следует, правда, признать, что именно с «литературными предвидениями» грядущего, которые в силу особенностей беллетристики, как правило, оказываются на виду, дело обстоит не так просто.

«Технологические предсказания» будущего, содержащиеся в произведениях знаменитых фантастов, на которые обычно ссылаются, говоря о прогностических функциях литературы, представляют собой все то же «вечное настоящее» — механическое продолжение в завтра имеющихся тенденций развития. Если существует артиллерия, а во времена Жюля Верна она уже играла в военном деле первостепенную роль, значит можно построить гигантскую пушку и отправить из нее людей на Луну. Если существуют аэростаты, а в эпоху Уэллса этот способ воздухоплавания переживал короткий период расцвета, значит скоро появятся гигантские управляемые дирижабли — основной транспорт будущего. При этом ортогональных, «перпендикулярных» решений проблем современности фантасты не замечают. Жюль Верн не догадывается о перспективах ракетного движения, ставшего главным средством в последующем освоении космоса, а Уэллс предрекает развитие дирижаблей всего за несколько лет до появления авиации — летательных аппаратов тяжелее воздуха.

Аналогичную судьбу имеют и «литературные пророчества». Не осуществились ни мрачные картины антиутопий, описанные в романах «Мы», «Прекрасный новый мир», «1984», «Времена негодяев», «451° по Фаренгейту», ни картины «светлого будущего», созданные советскими фантастами, в том числе Аркадием и Борисом Стругацкими. Причем несовпадение литературного будущего с будущим реальным оказалось настолько разительным, что один из знаменитых фантастов вынужден был заявить: «Мы не предсказываем будущее, мы предотвращаем его», имея в виду, что написанное никогда не станет реальностью.

Однако история литературы знает и другие примеры. В 1898 году американский писатель Морган Робертсон в романе с показательным названием «Тщетность» (кстати, в момент публикации оставшемся почти незамеченным) описал гибель гигантского корабля «Титан», в первом же своем рейсе столкнувшегося с айсбергом. В результате повторилось все, вплоть до многих деталей…

В марте 1944 года, в разгар второй мировой войны, другой американский писатель Клив Картмилл печатает в одном известном журнале рассказ «Линия смерти», где повествует о том, что в секретных лабораториях США создается невиданная доселе бомба, разрушительная сила которой основывается на распаде атомного ядра. Аналогии с реальными сверхсекретными разработками, проводившимися в то время в Лос-Аламосе, где действительно создавалось американское ядерное оружие, были настолько прозрачными (упоминались, в частности, цепная реакция и уран-235), что ФБР заподозрило утечку стратегической информации, и автору произведения пришлось доказывать, что никакого отношения к «атомному проекту» он не имеет, а все события, в том числе и подробности научных открытий, лишь плод творческого воображения.

Простым «совпадением» (предсказанием задним числом) подобные факты не объяснить. Остается предположить, что будущее в каком-то виде «уже существует» и что есть люди, способные прозревать если не целостную картину грядущего, то по крайней мере некоторые ее реалии.

В известной степени это так. Правда, не в том обывательском смысле, который обычно вкладывается в предсказания будущего. Просто существует логика исторического развития, логика развития техносферы, то есть сцепленного появления разного рода технических инноваций, логика функционирования социума, логика отношений людей, логика поведения их в тех или иных ситуациях. Интегрирование всего этого материала, иными словами, сведение в единый сценарный вектор частных направлений развития, может породить картину будущего, имеющую весьма высокую вероятность осуществления. В рамках классической аналитики эта задача неразрешима: перебор параметров средствами двузначной «компьютерной логики» потребовал бы времени большего, чем время существования нашей Вселенной. Однако такое интегрирование возможно осуществить методами эвристики, главным из которых является «творческое прозрение». И вот здесь писатели, умеющие производить «сценирование реальности», то есть сводить бесчисленные ее параметры в единый сюжет, оказываются в более выгодном положении, чем аналитики.

Литературное предвидение — это, вероятно, единственный метод, способный в какой-то мере прозревать будущее. Правда, у него имеется существенный недостаток. В момент предсказания, находясь «внутри настоящего», невозможно определить, какое высказывание о будущем является истинным, а какое ложным. Это становится ясным лишь в момент реализации предсказания, то есть тогда, когда его прогностическое значение равно нулю.

Литературные предвидения поэтому могут служить лишь самыми общими реперами потока времени.

Что же касается «профессиональных» предсказателей будущего: астрологов, ясновидящих, магов, прорицателей, экстрасенсов, как бы они себя в каждом конкретном случае ни называли, — то следует признать, что, несмотря на обилие исторических доказательств удачных предвидений, часто даже зафиксированных в литературе (например, предсказание волхвов князю Олегу), статистика однозначно свидетельствует против них.

Даже если взять короткий период с середины XX века до наших дней, то конец света за это время предсказывался великое множество раз: 20 декабря 1954 г. (Ч.Лаугхед), 14 июля 1960 г. в 13.45 час. (Э.Бланко), 2 февраля 1962 г. между 12.05 и 12.15 час. (индийские астрологи), 25 декабря 1967 г. (Д.Йенсен), 31 декабря 1970 г. в 24.00 час. (церковь Истинного Света), 1975 г. (Ч.Рассел), 2 октября 1978 г. (Д.Стронг), 29 апреля 1980 г. (бахаистская секта), 2 октября 1982 г. (Ч.Рассел), 11–13 сентября 1988 г. (Э.Визенант), 31 декабря 1989 г. (Э.Клэр), 1992 г. (В.Мегре, Анастасия), 28 октября 1992 г. (Л.Лим), 14–24 ноября 1993 г. (Белое братство), 17 декабря 1996 г. (Шелдон Нидл), 1997 г. (гуру Джан Аватара Муни), сентябрь — октябрь 1998 г. (Э.Бикташев), 19 июля 1999 г. (А.Прийма), август 1999 г. (Х.Чен), 6 августа 1999 г. (С.Проскуряков), 11 августа 1999 г. в 11.11 час. (Н.Баринов), сентябрь 1999 г. (С.Полас), сентябрь 1999 г. (Секу Асахара), 6 декабря 1999 г. около 18 час. вечера (южнокорейцы Че и Пак), 2000 г. (более трехсот предсказаний), начало 2000 г. (В.Соболев), середина 2000 г. (С.Ковалевский), 2002 г. (индейцы-приадаматы), 2002 г. (Аватара Муни), 2002 г. (Ридер), 7 июля 2002 г. в 03.00 ночи (А.Прийма)…

Кто-нибудь заметил этот гигантский катаклизм? Кто-нибудь обратил внимание на занавес вселенской трагедии? Или все же прав был польский афорист Станислав Ежи Лец, в свое время предупреждавший: «Только не ждите слишком многого от конца света».

Разумеется, конец света можно истолковывать метафорически — как завершение одной эпохи, в данном случае индустриальной, и начало новой, которая получила название когнитивной, или информационной. Обыденное сознание всегда воспринимает смену эпох как глобальную катастрофу.

И все-таки следует согласиться с философом С.Франком, еще в начале века писавшим: «Мы не знаем о будущем решительно ничего. Будущее есть всегда великое икс нашей жизни — неведомая, непроницаемая тайна».

Покров этой тайны начинает приподниматься только сейчас.

* * *

Другим фундаментальным свойством будущего, характеризующим внутреннюю механику смены эпох, является неравномерность его появления в настоящем. Будущее никогда не наступает сразу. Оно не образует границу, перейдя которую мы могли бы сказать, что очутились в будущем. Напротив, первоначально оно проявляет себя в виде весьма компактных инновационных образований, которые лишь постепенно преобразуются в принципиально иную историческую реальность. Эти образования можно назвать локусами будущего. Именно локусы (качественные инновации), а не простое количественное накопление уже существующих материальных и знаковых форм, считающихся обязательными для данной фазы цивилизации, являются двигателями преобразований и трансформируют настоящее в будущее.

Каждому локусу, в свою очередь, соответствует теоретически ожидаемый образ будущего, способный при определенных условиях воплотиться в реальность. Подобное развитие локуса не может, разумеется, происходить в «чистом виде», само по себе, при игнорировании всех остальных внутрисистемных взаимодействий, и потому действительное воплощение каждого локуса отличается от теоретически ожидаемого. Так Венгерская революция 1956 года, «Пражская весна» в 1968 году и события в Польше — забастовочное движение начала 1980-х годов, являвшиеся локусами распада мировой системы социализма, действительно были реализованы, хотя и не совсем в той форме, как ожидалось. С другой стороны, Карибский кризис 1962 года, представлявший собой локус третьей (ракетно-ядерной) мировой войны, не был реализован вовсе, и соответствующий ему образ будущего не возник. Также не был реализован локус Февральской революции в России, который мог бы, по-видимому, привести к образованию демократического государства европейского типа.

Отсюда следует важный вывод. Настоящее — та реальность, в которой мы пребываем — неоднородно. В нем присутствуют три «слоя времени», существенно отличающиеся друг от друга.

Во-первых, это близкое прошлое, то есть прошлое, непосредственно примыкающее к настоящему. Оно образует «теневую реальность», имеющую тенденцию к возрождению и обладающую потому собственной творческой силой. В частности, для современной России такой «теневой реальностью» является реальность советского времени. Вероятность ее возрождения не слишком значительна, и все же ее хватает, чтобы оказывать воздействие на историческое развитие.

Во-вторых, это собственно настоящее, представляющее собой компромисс между прошлым и будущим. Настоящее как реальность существует в состоянии устойчивого неравновесия и все время балансирует на грани созидания/разрушения.

И, в-третьих, это будущее, которое присутствует в настоящем в виде инновационных локусов. Выражены они в разной степени и имеют, конечно, разный цивилизационный потенциал, но от меры реализации их зависит конкретная картина грядущего.

Прошлое пытается законсервировать текущую реальность, придав ей статус абсолютной незыблемости, будущее пытается реальность преобразовать, настоящее с большим или меньшим успехом пытается согласовать эти разнонаправленные тенденции.

Говоря иными словами, мир каждое мгновение возникает и каждое мгновение распадается, чтобы возникнуть заново. Баланс «трех времен», баланс «технологий существования» обеспечивает непрерывность реальности. Суть конструкционного подхода к истории заключается в том, чтобы, влияя на развитие локусов с помощью методов, которые зачастую сами являются локусными инновациями, воздействовать таким образом и на будущее, создавая определенные его конформации.

Собственно, на бессознательном, социально-рефлекторном уровне этот метод уже давно используется в истории.

Подавление Католической церковью в период Средневековья различных ересей: богомилов, вальденсов, катаров и многих других, которые являлись локусами будущей Реформации, в свою очередь, проложившей дорогу индустриальной фазе развития, — точно так же, как подавление уже в советское время локусов генетики, кибернетики и социальных наук представляли собой именно попытки управления будущим. Выражались они исключительно в репрессивной реакции социума на угрожающие ему изменения гомеостаза, но тем не менее достигли определенных успехов: и в том, и в другом случае трансмутация социальных структур была задержана на достаточно долгое время.

Заметим в этой связи, что энергия «отсроченных изменений», накопленная в обеих эпохах, тем не менее освободилась, но уже в форме глобального катаклизма: сначала был «изнутри» разрушен Католический мир, а затем аналогичным путем — мир советского социализма.

Нарушение «баланса времен» всегда приводит к тотальному распаду реальности.

Сложность же операционной работы с локусами точно такая, как и с предсказаниями будущего. Пока, к сожалению, не существует методов гарантированного их выявления. Не существует способа, наподобие, скажем, «решетки Пеннета» для простых чисел, который позволил бы отделять от истинных локусов, еще не раскрывших свой цивилизационный потенциал, с одной стороны — простые «технические модификации», не имеющие значимой новизны, а с другой — «фантомную инноватику», особенно развитую сейчас, обладающую новизной формы, но не новизной содержания.

Это вечная проблема. Будущее действительно появляется в настоящем сначала лишь в виде слабых, почти незаметных ростков, заслоненных, как правило, кипучими событиями повседневности. Мы его просто не замечаем. Мы можем определить будущее только задним числом, при ретроспективном анализе, когда для нас оно уже давно превратилось в прошлое.

Кто бы мог, например, при виде пророка, въезжающего на ослике в Иерусалим — одного из десятков, а, возможно, и сотен пророков, бродивших в то время по Иудее, — предугадать, что начинается великая христианская цивилизация, которая преобразует весь мир и просуществует более двух тысяч лет — до настоящего времени?

Для традиционного еврейского общества Иисус был только еретиком, разрушающим привычные устои существования.

Реакция социума была однозначной.

Возможно, что и сейчас, в эпоху истощения мистической традиции христианства, среди множества экзотических сект уже существует такая, которая представляет собой локус новой глобальной религии. Однако ни выделить ее среди тысяч и тысяч разнообразных «версий», ни хотя бы определить ее характерологические особенности мы пока не способны. Мы можем только предполагать, что «новая трансценденция» будет так же принципиально отличаться от христианства, как само христианство, бывшее когда-то тоже экзотической сектой, отличалось от «местных» религий античного времени.

Приведем примеры локусов будущего, которые, на наш взгляд, уже присутствуют в настоящем.

Появление элитных воинских подразделений: команд «альфа», «бета», «гамма», «морских котиков», «львов», «черных», «зеленых», «краповых» и других «беретов», становящихся главной ударной силой современных боевых операций, — свидетельствует о возникновении в скором будущем особых частей, обладающих уже сугубо «нечеловеческими» характеристиками: способностью действовать в ином режиме времени, умением считывать в окружающем мире параметры, не воспринимаемые обычной физиологией. Фактически, речь идет о возникновении нового вида людей.

Легализация «гендерных маргиналов» (сексуальных меньшинств), получающих сейчас статус гражданства во многих странах, свидетельствует о проявлении в текущей реальности принципиально новых цивилизационных культур: «чисто маскулинной» (мужской) и «чисто феминной» (женской). Современному «натуральному» человечеству придется научиться сосуществовать наравне с отличающимися от него «голубыми» и «розовыми» цивилизациями.

Появление структурированных мировых диаспор: еврейской, китайской, польской, русской, армянской и некоторых других, — свидетельствует о начале образования государств совершенно нового типа, созданных по принципу «диаспора — метрополия», не имеющих четко обозначенной территории и представляющих собой глобальную совокупность граждан. Такие «государства-вселенные» в известном смысле уже возникают.

Появление мощных негосударственных организаций, влияющих на мировую политику и экономику ничуть не меньше, чем развитые индустриальные страны (транснациональные корпорации, организации типа «Гринпис», ЮНЕСКО, Международный валютный фонд и им подобные) — также свидетельствуют о зарождении социумов нового типа, основанных не на национальной, а на корпоративной общности.

Эволюция компьютерных игр (примитивных виртуальных миров), которые усложняются ныне с необыкновенной скоростью, предвещает появление в скором будущем «мира высокой виртуальности», психологически столь же реального, как и «объективный» физический мир, в котором человечество существует с момента своего появления на Земле.

Подчеркнем еще раз: все перечисленные локусы будущего, впрочем, как и некоторые другие, которые мы пока оставляем за скобками, ныне уже действительно существуют и одним фактом своего бытия воздействуют на реальность.

Правда, воздействие это весьма специфическое. Локусы вовсе не связывают собой будущее с настоящим, прокладывая мостики перехода «отсюда — туда»; они уже сами являются будущим, и существующая реальность для них — только гумус, питательная среда, способствующая развитию.

Их воздействие на настоящее всегда деструктивно.

В свою очередь, локусы или группы локусов, выросшие до статуса атрибутивных признаков и тем самым приобретшие потенциал самодвижения, порождают цивилизационные тренды — генеральные (историообразующие) тенденции данной структурной фазы. Тренды обозначают лидирующий в данный момент цивилизационный процесс и обобщают развитие. Причем, являясь, подобно локусам, будущим-в-настоящем, тренды принципиально несовместимы с базисными основами старой цивилизации. Именно наличие мощных трендов, «ортогональных» к архитектонике современности, свидетельствует о завершении определенной исторической фазы, и именно тренды, разламывая собой всю прежнюю социально-экономическую арматуру, порождают цивилизационные катастрофы.

Нынешний фазовый переход от индустриальной эпохи к эпохе когнитивной, или гуманитарной, обеспечивается сразу двумя мегатрендами, каждый из которых представляет собой настоящую структурную революцию.

Во-первых, это революция в биологии, порождающая методами клонирования, культивирования организмов и генной инженерии пластичность самого «человека разумного» — отрыв современного человека от некоторых присущих ему изначально биологических свойств и приобретение им ряда качеств «нечеловеческого» характера. Понятно, из каких локусов данный тренд вырастает, и понятна принципиальная несовместимость его с индустриальной эпохой. Вся современная цивилизация в этом случае утрачивает антропоморфность. Она теряет ориентированность на вид homo sapiens, которой придерживалась несколько тысячелетий, и становится цивилизацией иного разумного существа.

А во-вторых, это революция в информатике, позволяющая уже сейчас оперировать громадными массивами знаний и выдвигающая на первое место не товарное (индустриальное), а интеллектуальное (гуманитарное) производство. Виртуализация мира, сопровождающая этот процесс, создает предпосылки для конструирования всеобщей «иллюзорной реальности». Это, в свою очередь, приводит к почти «непрерывным» технологическим преобразованиям многих цивилизационных структур и принципиально несовместимо с обликом прежней «статичной» цивилизации.

Оба тренда дополняют друг друга и фактически представляют собой единое сюжетное направление. Это и есть тот самый «дракон», который готов пожрать настоящее. Все наше дальнейшее существование определяется теперь лишь одним: сумеем ли мы обуздать его стихийную силу.

* * *

Пожалуй, самым распространенным методом управления будущим является ныне метод нормативного прогнозирования. Суть его, если свести воедино различные вариации, заключается в следующем. Выявляются кризисные проблемы, существующие в текущей реальности, далее эти проблемы экстраполируются на несколько лет вперед — как правило, с увеличением масштаба каждой проблемы, затем они анализируются, вместе или раздельно, и в результате предлагаются способы оптимального их решения.

Легко заметить, что данный метод практически совпадает с «технологическими предсказаниями» будущего, которые уже давно делаются научной фантастикой. Только в одном случае включается парадигма математико-логического анализа (настолько, насколько она вообще применима к «нечеткой логике» экономических и социальных процессов), а в другом — парадигма «художественного прозрения», в известном смысле, наверное, даже более эффективная.

Элементарный пример подобного прогнозирования выглядит так: продовольствия на Земле сейчас катастрофически не хватает, численность же населения, особенно в восточных и южных регионах планеты, быстро растет, — значит, в будущем нас ожидает всемирный голод, поэтому следует резко интенсифицировать сельскохозяйственное производство.

Именно таким образом осуществляется государственное планирование в большинстве современных стран, и, несмотря на некоторую карикатурность примера, который мы привели, на этом пути уже были достигнуты весьма впечатляющие результаты. В частности, можно догадаться, что именно засекреченные аналитические разработки «Мир в 2000-м году» фирмы «РЭНД-корпорейшн» (интеллектуальный центр, образованный еще во вторую мировую войну и предназначенный, в первую очередь, для стратегического планирования) позволили Соединенным Штатам достичь практически всех целей, которые к этому рубежу были намечены, включая и мировое лидерство, и распад СССР.

Более известны работы Римского клуба, созданного в конце 1960-х годов итальянским промышленником Аурелио Печчеи, сумевшим объединить западный интеллектуализм с финансовыми потоками политики и экономики. Теория «пределов роста», выдвинутая аналитиками этой организации, в частности — Дж. Форрестером и супругами Медоузами, оказала колоссальное влияние на развитие индустриальных западных стран, особенно европейских, и расширила либеральный рынок за счет экологических и ресурсосберегающих технологий.

Успех этих аналитических разработок повлек за собой образование аналогичных центров по всему миру. Метод нормативного прогнозирования был дополнен и углублен современными техниками исследований: проблемно-целевым поиском (техникой целеполагания), «дельфийской техникой» (многоуровневым опросом экспертов), техниками «стратегирования», «сценирования», «логирования». Ни одна страна мира не обходится ныне без обращения к материалам такого рода.

Однако нормативное прогнозирование при всех своих явных достоинствах, которые и выдвинули его в лидеры аналитики, имеет один существенный недостаток. Оно не принимает в расчет фундаментальное свойство будущего — его принципиальную новизну. Б