«Роман с Оберштайном»

- 2 -

Твоя Эмилия.

16 июля 489

Фрау фон Бюлов

Милая Эми, собираюсь непременно быть у вас 20-го. Скажи, что лучше подарить Вильгельму — новые шахматы или мемуары Гиммельсхаузена? Шахматы прехорошенькие, резные, с золотой гравировкой.

Уже мечтаю о клубничном торте.

А твой драгоценный Пауль, дорогая Эми, не стоит и одного твоего ногтя, тем более после маникюра. Я вообще не могу понять, что ты в нем тогда нашла и почему до сих пор не можешь забыть. По-моему, он страшный человек. И Магдалена так считает, а ты знаешь, как она проницательна — и кроме того, она живет в столице и знает власть предержащих не понаслышке.

Он хоть раз спросил, чей сын твой Петер?

Забудь и не мучайся. Заведи, в конце концов, красивого молодого поклонника, тебе же еще и тридцати нет.

До встречи, дорогая, и не грусти.

Твоя Аликс.

PS. Я хочу подарить Петеру пару попугайчиков, ты не будешь возражать?

17 июля 489

Баронессе фон Тирриц

Аликс, дорогая, Вильгельм готов душу продать за мемуары старого пройдохи, если ты ему их подаришь, он будет счастлив до конца своих дней! И я нисколько не против попугайчиков. Правда, у нас кот, так что птички будут в постоянной опасности. Но Петер ответственный мальчик — ты знаешь, от кого у него это, — и, полагаю, сможет уследить за своим подарком.

Проблема в том, Аликс, что ни один молодой поклонник и вполовину не так красив, как Пауль. Ты не видела его вблизи, тебе не понять. И — конечно, он не спрашивал, чей сын Петер. Он прекрасно это знает. Просто — я же выбрала Вильгельма, а Вильгельм признал Петера своим. Пауль слишком рыцарь, чтобы вмешиваться в жизнь благополучной семьи.

Я совсем не понимаю этого человека, но и забыть не в силах.

Приезжай, ждем.

Твоя Эмилия.

20 июля 489

Адмиралу фон Оберштайну, Один, Вюрменштрассе, 10

Здравствуйте, дорогой Пауль. Посылку получили. Пети едва дождался, когда я разрежу обертку. Он сразу утащил книгу в детскую. Вильгельм сказал, что вы балуете мальчика, но я заступилась за вас и напомнила, что сама просила вас найти "Иллюстрированную историю" для Петера. Сейчас заглядывала к мальчику — он лежит на ковре на животе и весь погружен в разглядывание большой схемы битвы при Дагоне. Чувствую, ближайшие недели мне придется разговаривать с ним исключительно о стратегии, в которой я совсем ничего не понимаю.

Надеюсь, что у вас все хорошо. Если сможете, пишите почаще.

Эмилия

- 2 -