«Искатель, 2009 № 10»

- 6 -

Жаров задумался. Дело даже не в том, что никакой козы не могло быть в лабиринте — ее вообще не могло быть здесь, в городе. Пятаков, похоже, думал о том же. Он сказал:

— Теперь я точно уверен, что тут аномальная зона. Знаешь, что было на этом месте раньше?

— Неужели кладбище? — спросил Жаров.

Но Пятаков не успел ответить: в кассу просунулась голова посетителя. Хозяин с готовностью принял двадцатку и принялся отсчитывать сдачу. Жаров толкнул его в бок: дескать, стоит ли теперь пускать туда людей? Но Пятаков упрямо покачал головой. Его можно было понять: при подобном наплыве желающих его предприятие протянет недолго…

— Так о чем мы говорили? — поднял голову Пятаков, когда счастливый курортник отошел о кассы, помахивая вьющейся ленточкой билетов.

— Об аномальной зоне. На этом месте раньше было… Что? Насколько я себя помню, тут всегда были Пьяные аллеи.

— То-то и оно! — с жаром воскликнул Пятаков.

— Какое отношение Пьяные аллеи имеют к аномальной зоне?

— Самое прямое! Ведь Пьяные аллеи… Фу, черт! Чего они там не поделили, билеты, что ли?

Жаров посмотрел сквозь полукруглое окошко на улицу, где двое курортников о чем-то спорили, размахивая руками. Это была будто парочка из фильма Чарли Чаплина — один большой и грузный, другой — маленький и худой. В конце концов худой прошел через перила лабиринта, а грузный опустился на лавочку, обмахивая шляпой свое красное лицо.

— Похоже, толстяк испугался идти, — со злорадством прокомментировал Пятаков. — Главное, чтобы ему в голову не пришло сдать билет обратно. Так что я говорил?

— Пьяные аллеи…

Лет двадцать назад на этом месте работала автоматическая пивная, где за десять копеек можно было напузырить стакан пива. Павильон был тесным, его использовали только для залива жидкости в банки или канистры, а само питие происходило на трех длинных аллеях, которые начинались прямо от стеклянных дверей пивной и простирались вдоль набережной с северо-востока на юго-запад.

Администрация города планировала эти аллеи как место для неторопливых прогулок трудящихся, но сам факт наличия павильона предопределил им иное назначение. Жаров хаживал сюда еще подростком, чтобы поглазеть на настоящих хиппи. Они стекались со всей страны и весь сезон лежали на своих одеялах, потягивая пиво.

- 6 -